Что делать, если ребенок 6–7 лет огрызается? Ответ психолога

Что делать, если ребенок 6–7 лет огрызается? Ответ психолога

(15 голосов3.5 из 5)

Агрессивным поведением детей никого не удивишь, и, пожалуй, главная тому причина – агрессивная окружающая среда ребенка, мир вокруг него. Как реагировать, если шести-семилетки огрызаются, отвечает опытный психолог.

Ведущая радиоканала «Теос» Эльвира Чипенко в эфире передачи «Формула семьи» беседует с психологом Юрием Пожидаевым.

Юрий, многие родители замечали, что ни с того ни сего ребенок начинает плохо себя вести, вредничать, сильно капризничать, огрызаться, может быть, даже говорить какие-то не очень удобные или плохие слова, ругаться.

Разговор с ребенком

И родитель не понимает, что происходит с ребенком. Нужно ли наказывать, как правильно поступать, чтобы это не вошло в привычку? Мамы и папы теряются, и я их очень хорошо понимаю. И ещё вопрос: почему мы выбрали диапазон именно 6–7 лет?

– Наверное, потому что это кризис 6–7 лет. Это не первый кризис. Еще есть нулевой, когда ребенок рождается, для него это вообще стресс, он из утробы матери появляется; потом кризис трех лет, а потом вот этот поздне-дошкольный и ранний школьный, так его назовем, этап, как раз 6–7 лет.

Понятно, что все дети разные, у кого-то пораньше, у кого-то чуть-чуть попозже – и вот он начинается. Почему это происходит? Дело в том, что это время новообразований, ребенок осваивает новые нервные связи, мозг (грубо назовем) созревает, и ребенок начинает себя чувствовать по-другому.

И вдруг откуда ни возьмись появляются вот эти всевозможные «психологические ямы» у ребенка, на которые родители реагируют. И, естественно, что они не готовы. Мы ко многим вещам не готовы, но почему-то мы ждём, чтобы наши дети были такие, как мы хотим, у каждого из нас есть своя идеальная картина.

– Но ведь конкретно про этот кризис можно же что-то понять родителю, потому что жил себе ребенок, жил – счастливый радостный, все хорошо. 

И тут: оп! – и начинаются какие-то вредничества, капризы. Я правильно поняла, что они не постепенно начинаются?

– В любом случае есть предпосылки. Друзья мои, вы тоже должны это понимать, потому что вы воспитываете своего ребенка, и в вашем стиле, в стиле воспитания, в вашем подходе к воспитанию есть какие-то определенные особенности.

Вот семья – ну, например, там есть папа; нет папы; мама одна воспитывает или есть бабушка; а еще есть дедушка; а еще, например, есть старший брат или младший брат – и в зависимости от этого отличается поведение ребенка.

Например, ребенок жил в деревне или не в деревне; ходит в сад или не ходит. Вы представляете, из каких компонентов складывается жизнь ребенка, и поэтому равнять одного ребенка с другим не надо, потому что ваш ребенок – это ваш ребенок. У него собственный почерк его жизни, собственный её рисунок.

– Вы сказали, что есть предпосылки. Какие?

– Предпосылки следующие: как протекала беременность, может быть, есть какие-то родовые травмы, вообще как вы чувствовали себя при беременности – с самого начала можно начинать. Потом, например, вы пережили какой-то тяжелый стресс, что-то в вашей семье произошло.

Может быть, ребенок начал ходить в дошкольное учреждение, и там поменялась воспитательница. Была хорошая, добрая, потом она ушла в декрет, и пришла грымза, которая невзлюбила вашего ребенка, потому что ваш ребенок слишком умный и слишком много задаёт вопросов; он, может, симпатичный, или, наоборот, может быть, он слишком угрюмый, слишком апатичный, и поэтому есть придирки от взрослых.

И, естественно, что эти разные обстоятельства добавляют к поведению вашего ребенка какие-то негативные стороны, которые вы фиксируете дома и ребенок потом их проявляет.

Чаще всего бывает так (моя жена это очень часто замечает), что мой ребенок дома – это один человек, но как только он выходит за порог – такое ощущение, как будто он пальто снимает, он совершенно другой. Как будто его подменили.

Раз! – и он выключился, он вышел за порог дома, и он уже не капризничает, он идет в припрыжку в школу, а до этого он ныл. Потому что дети нас порой умнее – они же знают, где можно нам нервы помотать, они знают, где и как можно себя повести.

Ребенку рутина ведь тоже надоедает. Понимаете, одни и те же игрушки – а тут маме нервы можно выкрутить и вообще войти в это положение – это что-то новое. Плюс если ребенку чего-то хочется, или, наоборот, ему чего-то не хочется, и так далее.

А когда он приходит в коллектив, то там уже совершенно другие законы, по которым он живет, и он понимает, что, ори не ори – ты ничего не получишь.

– Мария написала: «Что лучше: по попе дать или понять и простить? Дети разные».

– Она же сама отвечает на это вопрос: все дети разные. Кто-то рождается, например, с лидерскими способностями, а кто-то нет. Кто-то «шило в попе», а кто-то сидит на попе ровно, простите – и складывает кубики. Они разные, понимаете, и поэтому в зависимости от того, какой у вас ребенок, вы корректируете свой воспитательный процесс.

– Если ребенок начинает так себя вести, капризничать, ему что-то не нравится, то, возможно, ему просто скучно, возможно, он не понимает, что с ним происходит, какие в нем изменения? 

Что родителю в этом случае делать? Родитель видит проявление «прекрасного характера» у ребенка, он понимает, что это кризис возраста, или это из-за того, что ребенку скучно. Какие еще могут быть причины?

– Первое, с чего мы должны всегда начинать, друзья мои – это исключить всякие физиологические симптомы. Например, ребенок капризничает, и может быть, у него что-то болит. Может быть, у него там аппендицит, или может быть, у него печень болит; может быть, он столько съел сладкого, что ему плохо.

Кстати, чрезмерное употребление сладкого очень влияет на детей, и дети становятся порой неуправляемыми и очень подвижными, потому что сладкого сейчас дети едят очень много.

К сожалению, родители не всегда доверяют своим детям, ну, болит – переболит. «Ты только сейчас прыгал, а сейчас у тебя заболело». Так вот, здесь нужно понять: болит или не болит, и поэтому нужен врач, и поэтому опять же нужно знать своего ребенка, нужно понимать своего ребенка.

И мы должны с вами прийти к тому, что в 6–7 лет ребенок уже понимает себя. Он уже воспринимает себя, и здесь с ним нужно строить межличностные отношения.

Когда вы с ним разговариваете, когда он заявляет о своей свободе, и вы учитываете степень его свободы, и вы уже с ним разговариваете как с личностью, то и выстраивайте с ним постепенно взрослые отношения.

Это маленький семилетний малышок, у которого есть личность, у которого есть границы этой личности, и вы их уважаете. Вы выстраиваете это, и тогда вы будете узнавать своего ребенка: как он думает, что он думает, и так далее.

Если у ребенка 6–7 лет его экранное время 5–6 часов – это кошмар. И вы смотрите на ребенка и видите, что он у вас расфокусированный, он у вас капризный. Что будет, если вы начинаете настаивать: «Давай выучим стихотворение» – а его тянет в планшет, ему хочется еще?

Ребенок залипает, он, например, включается в какой-то игровой процесс. У него какая-то игра, он там что-то строит, допустим, дом и это доминирует. А вы тут пришли со своими уроками. Какую реакцию вы получите? Вот эту нормальную реакцию: «Делать ничего не хочу!»

Когда я говорю, что вы ребенка должны знать – это значит, вы должны знать, чем занимается ребенок, и самое основное, чему мы должны его научить – это осознанности и дисциплине. 

Вообще-то дисциплина у всех, конечно, разная. Потому что слепое подчинение – это не дисциплина, это диктатура. Это когда вы подавили волю ребенка, и когда он под страхом «смертной казни» боится вас, поэтому он всё делает.

Он заправляет кровать, он складывает книжки, он учит какие-то уроки, потому что боится получить плохую оценку, потому что вы расстраиваетесь из-за тройки или будете его бить, и он это не впитывает, но это учит на автомате.

–Так значит, устраняем физические симптомы, замечаем такие вещи, как вы сказали: сколько ребенок проводит в гаджетах, какое у него экранное время. Но ведь это тоже физические симптомы?

– По поводу влияния. Дело в том, что естественно, если ребенок пересмотрел что-то, если ребенок переел чего-то, если у него нарушен режим, то вы будете получать соответствующее поведение, вы должны это понимать.

Потому что, если ребенок у вас ест только сладкое – это не только зубы будут портиться, вы понимаете, что это инсулиновая зависимость, и сахар даёт определенное поведение.

– А что, если физических симптомов нет – допустим, идеальная семья, ребенок не пользуется гаджетами больше 20 минут в день, у него ничего не болит, он чувствует себя прекрасно, но вот он капризничает и вредничает

– Второй момент, почему дети начинают капризничать и вредничать – это эмоциональное состояние семьи. Это зависит от вас – от того, как вы себя чувствуете, потому что родители заражают своих детей своим беспокойством, своим неуемным эмоциональным поведением.

Вы приходите, и ребенок без вас не делает домашнее задание. Или он только пошел в школу, у него плохой почерк, например. Когда у ребенка что-то вообще не получается –этот период очень сложный.

До этого они как-то там играли, лепили, а теперь у них тетрадки, теперь у них книжки, теперь у них какие-то уроки начались, еще что-либо – и это тоже определенная перестройка. Особенно тяжело школьникам, которые пошли в первый класс: 30 человек, какая-то незнакомая учительница, нужно сидеть на уроках, а на переменах все орут, и все остальное.

Когда первого сентября пошел в школу мой младший сын, то, возвратясь, он сказал, что в этот дурдом больше не пойдёт. Он посмотрел на всё это и понял, что это не его стезя, он так и сразу и сказал. Удовольствия от школы онне испытывает, потому что это куча кричащих, орущих детей, чего-то требующих.

Он сейчас в третьем классе, но не очень любит ходить в школу, поэтому он будет сидеть дома. Большие коллективы – это не его, потому что ему для душеного комфорта нужно, чтобы было два-три человека.

Вам нужно прислушиваться, с чем ребенок приходит – он приносит вам то состояние, в которое он вошел, и нужно его считывать.

И вы понимаете: ребенку сейчас плохо, он пришел из школы – может быть, он заберется к вам на коленки, вы его возьмете на руки, и он с вами посидит пять минут – он остынет, потому что он так устал, он так эмоционально накалился.

А ведь дело-то в том, что ведь в школе нужно не только привыкать к окружению, нужно ещё читать, нужно смотреть на доску, нужно переписывать домашнее задание, концентрация внимания ужасная. Это очень большой стресс.

Что обычно – как у взрослого, так и у ребенка – что нам приносит радость? Нам приносит радость завершенный процесс. То есть ребенок в какую-то то игрушку играет, и ему нужно это как-то закончить.

Но у всех этот процесс завершения очень разный, но у каждого этот процесс должен быть завершён, и когда процесс завершён, то человек получает от этого удовлетворение. А когда процесс не завершён – как невыученное стихотворение, не доделанное домашнее задание, то удовлетворение не наступает.

Должно быть удовлетворение тем процессом, который ребенок делает, это какой-то продукт, который он должен произвести, это очень важно. Это первый момент.

Второй момент – это осмысление, потому что, если он учит что-то, то он должен это понять.

У меня на приёме была заслуженный педагог, она очень часто публиковалась в «Учительской газете», и я у нее спросил: почему дети не читают, и как вы делаете так, что у вас дети читают?

Она вела русский и литературу у старшеклассников в математической школе в центре Москвы. И она мне сказала: я так им преподаю произведение, так рассказываю, чтобы оно отвечало на все вопросы их жизни. Допустим, вот «Война и мир» – задавайте мне любые вопросы, я скажу, где об этом написано. Предательство: том 2, страница 26.

Словом, нужно быть очень компетентным, и это завораживает. И человек так преподносит предмет, так преподносит произведение, он контекстуализирует это произведение – и это очень здорово.

А еще она преподавала путем вызова. Она говорит, мол, поэму Блока «Двенадцать» никто не выучит, я готова с вами поспорить. И находится ученик, один, который говорит: я выучу, давайте поспорим! Он говорит: вот, если я выучу, то вы должны будете в большую перемену всем сказать, что «Спартак» чемпион.

Он выиграл, и она всем сказала, кого видела на большой перемене, что «Спартак» чемпион. Фразы «тебе это в жизни пригодится» – это не работает, оно для вас не работало, и оно сейчас не работает.

Возраст 6–7 лет – это какие-то навыки практические, которые надо вырабатывать. Я, например, своему сыну говорю: так, ты читаешь плохо, давай вывески читать, куда едет поезд – давай, читай!

И сейчас я смотрю, где был он ни проезжал, ни проходил – он это читает, и это очень здорово. Я говорю: вот видишь, как тебе прикольно, ты теперь понимаешь, куда какой автобус едет, какой номер!

Интересно, когда вот эти знания становятся жизненными, и вы находите практическое применение тех знаний, которые ребенок впитывает, и в реальной жизни они будут для него вполне естественными.

– Татьяна написала про наказание, что наказывать можно, только не физически, и ребенок должен учиться понимать, что, если сделаешь, как просят – получишь бонус; не сделаешь – получишь последствия, и это тебе не понравится. 

С одной стороны, я понимаю, что говорит Татьяна, и про наказание в целом согласна. С другой стороны, «сделаешь, как просят, получишь бонус» – дурная практика, в этой установке нет воли.

– Вы здесь закладываете определенную стратегию, потому что ребенок будет только за бонус делать хорошее.  А нужно выстраивать отношения. Ребенок это должен сделать, потому что он вас любит, потому что ему дороги отношения с вами.

Если я хочу сделать маме приятное, то к этому и надо приходить.

Естественно, что это такой тугоплавкий процесс, достаточно тяжелый, не так просто вот это воспитать. Но если вы дойдете до таких отношений – это значит, что ваши дети, когда вырастут, вас не бросят. Это значит, что ваши дети будут о вас заботиться; это значит, что с вашими детьми, когда они будут уже взрослыми, у вас будут очень хорошие отношения.

Работайте на перспективу, думайте о том, что вы воспитываете ребенка, чтобы он вошел в эту жизнь, и на будущие отношения работайте.

Ведь самое-то основное, чему мы должны научить ребенка – это построению взаимоотношений.

Потому что, как вы выстраиваете со своим ребенком отношения, так он будет выстраивать отношения со своими друзьями, со своими близкими, в дальнейшем с женой, или с мужем своим.

И тогда это будет крепкий брак, и его дети будут тоже воспитаны правильно – настроены на долгосрочное.

Вы хотите, чтобы в данный момент ребенок послушался, вы берете ремень, он орёт, вы его швыряете – он пугается, он замолкает. Вы вроде достигли эффекта. Ну да, сейчас да. Но это же потом против вас сработает, вы должны это понимать.

– Бывают и такие моменты отчаяния, когда ты не хочешь уже ничего объяснять, ты просто хочешь, чтобы ребенок сделал правильно, а он постоянно делает вопреки, или постоянно обнаруживает какие-то капризы, и всё такое. 

Я понимаю родителей: по попе – быстрый вариант. Но где тогда найти вот эти силы садиться и разговаривать?

– Это как лекарство, которое имеет накопительный эффект. Время должно пройти. Если ты постепенно выстраиваешь отношения, это накапливается, сразу достичь желаемого результата невозможно. И отношения, позитивные отношения с ребенком, восстанавливаются и воспитываются в процессе определенного времени.

Когда у вас нет сил, ребенок капризничает, орёт – вы сядьте и сидите с ним, молчите, ничего не делайте, ничего не говорите. Он же не будет орать два часа, три часа, он успокоится в любом случае.

Но, по крайней мере, вы не нанесете ему никакой травмы: ни психологической, ни эмоциональной, и вы потом не будете жалеть о своем поведении, так как в порыве эмоций вы можете много чего сделать, вы можете ребенка травмировать, так толкнуть, что мало не покажется, потому что вы взъерепенились, потому что вы вышли из-под контроля.

Когда ребенку обидно, мы начинаем быстро делать какой-то анализ. Эту обиду как-то нужно нивелировать. Первое: мы должны его успокоить, потом мы должны вернуться и сказать: «В следующий раз так, так и так, договорились с тобой, ты понял меня?»

– Я поняла: наверное, мы спешим сами решить вопросы, и не даём детям прожить вот эти чувства: обиду, злость, гнев. 

А они имеют право, во-первых, на них, как любые личности; а во-вторых, все дети разные и все люди разные, но детям наверняка нужно больше времени, чтобы понять, что происходит, чтобы отрефлексировать, что я сейчас злюсь, я сейчас обижен. 

– И вот как раз в 6–7 лет они начинают рефлексировать, осознавать и понимать. Представляешь, ты пришла домой, спешила, хотела поесть, вставляешь ключ в замок – а дверь в дом не открывается, не поворачивается, ты и так, и так, ты не можешь это открыть, и ты не понимаешь, что происходит. Какое у тебя настроение?

Вот то же самое происходит в этом возрасте с ребёнком. Ведь, когда ребенок начинает пытаться рефлексировать, ему нужен взрослый, который его проведет, который ему поможет.

Ребенок не сможет сделать правильные выводы, когда он этого не понимает, вроде он делает что-то, он пытается, а он этого не понимает.

Какая реакция? Естественно, каприз, естественно, будут эмоции, и вы услышите «я не хочу, я не буду». И мы тут на белом коне с красным знаменем въехали успокаивать его. Ну да, мы же взрослые, мы же сильные, мы же такие нормальные, мы можем криком – и я тоже могу.

– Сообщение от Алексея: «Воспитательный процесс важен с рождения, и никаких потворств капризам, это важно. Просто нужно самим взрослым усвоить, что капризы развивают они сами, потворствуя им, а потом наказывают. 

Чем страшны капризы: тем, что их слушают только родители. Но другие люди капризы слушать не будут, это может детей сломать, поэтому никаких капризов».

– Отчасти вы правы, отчасти я не согласен с вами. Что такое каприз? Тоже очень важно понять. Если ребенок плачет, эмоционально не соглашается, не хочет что-то делать – то это его язык, это он не согласен с вами, и он имеет право выразить его несогласие.

Когда он плачет и не хочет, например, сейчас делать «домашку» или сейчас идти мыться, или идти с вами куда-то, и так далее, он выражает свое несогласие с вами. Вы, конечно, как взрослый человек ведете себя по-другому, вы можете с чем-то не соглашаться.

– От Ольги: «Дочь 8 лет, в момент истерики говорит, что ее никто не любит. Я говорю, что я точно ее люблю, но она сомневается».

– Дело в том, что нужно понять, в чем проявляется ваша любовь, и это первый момент. Второй момент. Вы должны спросить у дочери: а как ты поймешь, что я тебя люблю? 8 лет – все-таки девочка большая.

Я тебя люблю – это когда что? Это когда я тебе яблоко покупаю, или это когда я тебе сказку читаю, или еще что-либо? 

Может быть, вы стали очень занятой; может быть, вы ей когда-то читали сказки, когда-то вы с ней болтали перед сном; может быть, вы ее больше обнимали.

Давно ли она это начала говорить, или недавно начала говорить, как поменялся ваш рисунок жизни?

Может быть очень много факторов, которые на это повлияли. Но в любом случае нужно понять, как вы проявляете любовь, и что она считает проявлением любви.

– Отличный вопрос от Анны: «Сын 2 года 7 месяцев, он любит играть с дверями, открывать и закрывать, а, выйдя на улицу из дома, он начинает играть с дверями магазинов, да и в целом на улице ведет себя хуже, чем дома. 

Сам по себе очень активный, мало сидит на месте. Первое время мы воспитывали  методами психологии, а потом я поняла, что не понимаю, как воспитывать, потому что он всё делает наперекор. 

Что делать? И если ребенок не хочет идти в сад, его не вести? Важна ли дисциплина?»

– Дисциплина всегда нужна и важна, но это такая постепенная дисциплина. Вообще некоторые дети так осваивают мир, то есть ребенок играет в игрушку до тех пор, пока он ее не освоит.

Тоже самое здесь. Двери – отличное занятие. Что можно с дверями сделать? Может, придумать какую-то игру, и ребенок должен это освоить. Ему нравится процесс – сделайте его максимально безопасным, пусть он поиграет в эти двери, ничего в этом страшного нет.

Я думаю, что, когда ребенок дома не доиграл, он будет играть везде, и поэтому ему это интересно. Как объяснить этот интерес, не знаю – может быть, у него игрушек недостаточно. Или ему просто интересно, как работает дверь, просто это нормальный ребенок, это очень хорошо, что он подвижный, что он так развивается.

– А что насчет того, что делает всё наперекор?

– Я не думаю, что он делает наперекор. Я думаю, что вы ограничиваете, по всей видимости, его свободу, и вас это пугает. Может быть, у вас был такой негативный опыт, вы там что-то прищемили, или подобное, и вас это пугает. Вы его ограничиваете, а когда ребенок это не освоил, и вот вы это убрали из дозволенного, и ему постоянно этого хочется.

– Я читала историю, там еще меньше был малыш, и мама резко собирала его в поликлинику, они опаздывали. И вот он схватил использованные ватные палочки и не отдавал ни в какую, до истерики. 

Пришлось к педиатру в кабинет вот так в кулачке с этими палочками зайти. Маме стыдно было, а педиатр говорит: да всё нормально, наиграется, выбросит всё.

– Вы должны это понимать, потому что для вас это ватная палочка, а для него это волшебная палочка. Вы должны понимать, что ребенок мир воспринимает совершенно по-другому, чем вы. Поэтому для него эти двери могут быть дверями в какое-то королевство.

– Еще есть сообщение от Алексея: «Читайте Библию, а не психологию. Библия изменила тысячи и миллионы, а психология, тем более психиатрия – никого». Откуда статистика – я не знаю. 

– Спасибо вам за Библию. Конечно, Библия меняет сознание, но я скажу, что не Библия меняет, а я думаю, что Дух Святой, Бог меняет, и все-таки, это было боговдохновенное слово, которое меняет нас.

Дело в том, что вы должны понимать, что, если мы говорим про психиатрию, то есть органические поражения головного мозга, и там уже без таблеточек никуда не денешься – например, шизофрения, или, например, олигофрения, дебилизм и так далее.

Но все-таки давайте мы будем очень трезво оценивать то, что происходит с людьми.

Это травма головного мозга и так далее и тому подобное – или, например аутизм, – и поэтому есть определенные разделы психиатрии и психологии, которые учат, как работать с этими детьми, или как выстраивать отношения с этими детьми, например, с даунами и так далее.

Поэтому я бы хотел, чтобы вы в такой центр пошли, посмотрели на этих деток, на этих людей, и я думаю, что тогда всё у вас будет воспринято в нужном русле.

– Надеемся, что наши советы помогут вам воспитывать детей, не особенно строго их наказывать, как мы сегодня акцентировали на этом внимание. Верим, что всё у вас будет хорошо, и вы переживете все кризисы и капризы.

Соб. инф.
Прямой эфир передачи на радио «Теос»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки