Что делать, когда послеродовая депрессия… у папы?

Что делать, когда послеродовая депрессия… у папы?

(8 голосов5.0 из 5)

Что про­ис­хо­дит с моло­дыми отцами, когда в семье появ­ля­ется ребе­нок? Как они адап­ти­ру­ются к новой ситу­а­ции и что достав­ляет душев­ный дис­ком­форт? Почему  не только у мам, но и у пап бывают ярко выра­жен­ные после­ро­до­вые депрессии?

В пря­мом эфире пере­дачи «Фор­мула семьи» пра­во­слав­ного радио­ка­нала «Теос» веду­щая Эль­вира Чипенко  бесе­дует об этом с пси­хо­ло­гом  Юрием Пожидаевым.

– Всем при­вет, дру­зья,  пред­ста­вим себе: у вас в доме появ­ля­ется новый чело­век, малень­кий чело­век, ты вообще ничего о нем не зна­ешь, и вот он родился. 

Конечно, у отца будут вопросы, слож­но­сти и навер­няка какие-то страхи, может быть, и депрес­сия в том числе, потому что появ­ля­ется новое суще­ство, ты за него берёшь пол­ноту ответ­ствен­но­сти, и это необычно.

swqvqge6kdq - Что делать, когда послеродовая депрессия… у папы?

 

Юрий, как моло­дые отцы справ­ля­ются с такой зада­чей, что про­ис­хо­дит в семье, что про­ис­хо­дит с отцами, как при­нять ребёнка, как при­нять тот факт, что ты стал отцом? Кажется,  у муж­чины это слож­нее, чем у женщины.

– Отец пони­мает, что у него есть ребё­нок, потому что ребё­нок-то нали­че­ствует: он лежит, он кри­чит, он что-то про­сит, он не даёт спать.

Папа пони­мает, что у него есть ребё­нок, но вот отцов­ские чув­ства – что это моё, что это мой сын, и так далее… Они могут прийти не сразу, а как только какая-то ком­му­ни­ка­ция нала­дится, потому что для отца важна ком­му­ни­ка­ция, важен ответ. 

Пока его нет – есте­ственно, что ребё­нок суще­ствует только как раз­дра­жа­ю­щий фак­тор, и поэтому там есть некая «напря­жёнка».

Скажи, пожа­луй­ста, как ты дума­ешь: почему муж­чины, кото­рые женятся, потом начи­нают тучнеть?

– Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось – не знаю, насколько досто­вер­ное, но то, что счаст­ли­вые люди в браке пол­неют – дей­стви­тельно факт. 

– Я тебе хочу ска­зать, что одна из при­чин – это гор­мо­наль­ные изме­не­ния. Всё в орга­низме свя­зано,  и  чело­век такой, какую он жизнь ведёт, насколько стрессы появ­ля­ются в его жизни, или там отсут­ствие стрес­сов – одно цеп­ля­ется за другое.

Вот что чело­век пере­жи­вает в своей жизни – на то и орга­низм реа­ги­рует. Напри­мер, кор­ти­зол  часто выде­ля­ется или что-то другое.

И поэтому есте­ственно, что, когда муж­чины женятся, осо­бенно когда появ­ля­ется ребё­нок, а осо­бенно когда это про­ис­хо­дит неожи­данно, а осо­бенно когда он узнаёт, что там двой­няшки, трой­няшки, и вот тогда всё самое инте­рес­ное начинается.

Муж­чина, с одной сто­роны – это муж­чина, это взрос­лый; но, с дру­гой сто­роны, когда есть ребё­нок, неза­щи­щен­ное суще­ство, вот его при­несли, и он вот такого цвета (мла­ден­че­ская жел­туха) – это вос­при­ни­ма­ется как некая опас­ность, тревога.

И вслед­ствие этого про­ис­хо­дит то, о чём мы заявили. Это целый ком­плекс фак­то­ров. Потому что всё вза­и­мо­свя­зано: пси­хика с нашими орга­нами, с нашими желе­зами, с внеш­ним миром, с внут­рен­ним миром.

Это как эффект домино. Напри­мер, отец не уве­рен в том, что это его ребё­нок – это же бывает в жизни, не уве­рен он, а он не хочет об этом гово­рить, и это какие-то его полу­ма­ни­а­каль­ные подо­зре­ния. Но это же тре­вога, и потом, это вли­яет на пси­хику, это вли­яет на органы, на гор­моны, это вли­яет на всё. Но такие люди обычно туч­ными не ста­но­вятся, одно радует.

– Мне каза­лось, что депрес­сия моло­дых отцов из-за появ­ле­ния ребенка про­ис­хо­дит, когда, зна­ете, всё поме­ня­лось, и ты не был готов к этим изме­не­ниям. Я счи­таю, что вообще невоз­можно быть гото­вым к этим изменениям. 

Ты нико­гда не будешь готов, даже если ты окон­чил школу роди­тель­ства и тебе выдали сер­ти­фи­кат – это не зна­чит, что ты готов по-насто­я­щему, нельзя всё про­счи­тать до послед­него пам­перса. Это будет при­хо­дить постепенно. 

Мне кажется, депрес­сия воз­ни­кает, когда чело­век не справ­ля­ется с пере­ме­нами, то есть для него их слиш­ком много. 

Ребё­нок не спит ночами, жена нерв­ная, по дому ничего не полу­ча­ется, нужно делать всё самому, при этом ещё и рабо­тать, и с работы домой не хочется, потому что дома теперь не тихо, спо­койно и пре­красно, и можно в игру залип­нуть, киношку посмот­реть, а дома теперь ребёнок. 

И самое глав­ное (это моя догадка), что как будто конца и края всему не видно. Никто не видит с ребен­ком спо­кой­ной жизни при­мерно до года, слож­но­стям нет конца и края, и каж­дый день при­хо­дишь и дума­ешь, куда бы деть себя.

– Как гово­рят спе­ци­а­ли­сты, обычно муж­ская депрес­сия раз­ви­ва­ется после рож­де­ния ребенка, после 3–6 месяцев.

Раз­ные фак­торы при­во­дят к тому, что после появ­ле­ния ребёнка у муж­чин бывает депрес­сия, и это не шутки. 

Это абсо­лютно точно, и если мы игно­ри­руем, если муж­чин берём на «слабо», если мы начи­наем вос­пи­та­тель­ные вещи гово­рить: «Да ладно, что ты, иди, отдохни» – и так далее, то это не рабо­тает, и обычно это при­во­дит к фаталь­ным последствиям. 

Чело­век ухо­дит в ком­пью­тер, в работу, в алко­го­лизм, и ино­гда, бывает, и к суи­циду всё это при­во­дит. Иссле­до­ва­ния пока­зы­вают, что если у мамы после­ро­до­вая депрес­сия, то у папы тоже слу­ча­ется депрес­сия, то есть она в какой-то сте­пени заразна.

Они нахо­дятся в этом состо­я­нии, потому что – пой­мите – муж­чина, как и любой чело­век, он тоже, как и жен­щина, ломается.

Пси­хика муж­чины – она как бревно, креп­кая, а у жен­щины дру­гая – гиб­кая. А муж­чина, если что-то сло­мал, то вос­ста­нав­ли­ваться  ему очень-очень сложно, вообще прак­ти­че­ски невозможно. 

Жен­щина быст­рее адап­ти­ру­ется, она быст­рее реа­ги­рует – мы раз­ные, к сожа­ле­нию, мы раз­ные, мы должны это учи­ты­вать, но мы должны пони­мать, что после­ро­до­вая депрес­сия слу­ча­ется и у мужчин.

И очень важно, что когда семья не изо­ли­ро­вана – всё-таки хорошо, когда есть бабушки, хорошо, когда есть мамы, кото­рые наблю­дают и кото­рые могут помочь в этом случае.

Как иден­ти­фи­ци­ро­вать, что депрес­сия эта нача­лась? Ну,  ска­жем, папа начал про­во­дить с ребён­ком мало вре­мени, он его игно­ри­рует, то есть он его избе­гает, он закры­ва­ется, он не хочет, все это его доста­точно травмирует. 

Сле­ду­ю­щий момент – это когда муж­чина раз­дра­жа­ется по любому поводу, и после этого воз­ни­кают ссоры в семье: «Ты это ска­зала, ты это не убрала, ты..» – ну, и так далее. Вот это цеп­ля­ние, вот это раз­дра­же­ние – показатель.

Далее муж­чина начи­нает вести себя абсо­лютно ирра­ци­о­нально – появ­ля­ется алко­голь, то есть он начи­нает лиха­чить, может быть, на авто­мо­биле, может даже измена сюда прийти, загулы и так далее.

То есть насту­пает ирра­ци­о­наль­ное пове­де­ние: вот, муж­чина был хоро­шим, вер­ным, насто­я­щим мужем, а тут что-то с ним про­ис­хо­дит, и мы вообще не узнаем его.

Для того чтобы понять, что про­ис­хо­дит с чело­ве­ком, нужно ком­плексно под­хо­дить к этому вопросу.

Вот, бук­вально вчера я уже спать соби­рался, и мне начал писать один зна­ко­мый: у них двое детей, стар­шему пять, млад­ший не так давно родился, и вот он рев­нует, каприз­ни­чает и так далее.

Я задаю обычно очень много-много вопро­сов, откуда корни рас­тут. Потому что ино­гда мы хотим испра­вить ребёнка, а ребё­нок так себя ведёт, потому что что-то с роди­те­лями не так.

При­хо­дят к тебе роди­тели: тут у нас ребё­нок не слу­ша­ется, он посто­янно каприз­ни­чает, он вообще себя ведёт не так. И ты начи­на­ешь зада­вать вопросы. Конечно, ты зада­ёшь вопросы о ребёнке, а потом ты начи­на­ешь зада­вать вопросы роди­те­лям: а с вами-то что происходит?

Ребе­нок так реа­ги­рует и так себя ведёт, потому что нахо­дится в опре­де­лён­ном кли­мате. Он нахо­дится под вли­я­нием взрос­лых, и нужно понять, как взрос­лые на него вли­яют, да так, что с ребён­ком про­ис­хо­дят такие метаморфозы. 

Потому что мы, взрос­лые, выби­раем сла­бое звено: у меня-то все хорошо, давай-ка мы поле­чим нашего ребёнка, потому что этот ребя­тё­нок меня не слу­ша­ется, это он куса­ется, это он каприз­ни­чает, это он попе­рёк порога ложится.

–Да, почему-то я не заду­мы­ва­лась о том, что это может быть зер­кало, то есть это «отве­точка» на отно­ше­ние к ребёнку. 

И обычно что мы слы­шим: да, стали меньше любить, стали меньше брать на руки и стали гово­рить, что теперь ты взрос­лый, поэтому ребё­нок двух-трёх лет может (я очень часто это видела, когда они пыта­ются) влезть в бодики для ново­рож­дён­ных и к маме в этом бодике под­бе­жать, потому что они хотят стать таким же, как этот вто­рой ребё­нок, чтобы его тоже любили.

– Зна­ешь, я про­веду такую ана­ло­гию, что любовь – это как тепло для котёнка, для цып­лёнка, и ребё­нок вот так устроен: ребё­нок нуж­да­ется в любви.

Ну, а что такое любовь? Любовь – это вни­ма­ние, любовь – это при­кос­но­ве­ние, любовь – это время, любовь ино­гда – это какие-то, может быть, подарки, кото­рые вы дела­ете ребёнку. Вот это ребёнку очень и очень нужно.

Когда появ­ля­ется вто­рой ребё­нок, и когда мы пере­клю­чаем свое вни­ма­ние на более млад­шего ребёнка и гово­рим, что ты уже взрос­лый, напри­мер, ребенку, кото­рому 4–5 лет, он этого не пони­мает, потому что абстракт­ного мыш­ле­ния пока нет. 

Поэтому он видит, напри­мер, что вни­ма­ние обра­щают на малыша, кото­рый в коляске-люльке с буты­лоч­кой –  и он начи­нает копи­ро­вать, подражать.

И поэтому, доро­гие мои, вы посмот­рите, сколько вре­мени вы про­во­дите вме­сте, уде­лите вни­ма­ние, поса­дите на колени, про­чи­тайте книжку, пусть он заснёт у вас на руках, поце­луйте его, погу­ляйте с ним, обни­мите его, и так далее.

Вот это очень и очень важно. И поэтому, когда с ребён­ком что-то не так, сна­чала нужно про­ана­ли­зи­ро­вать, что с вами, а потом уже гово­рить о ребёнке.

– Воз­вра­ща­емся к мужьям, к муж­чи­нам. Натали спра­ши­вает: «Муж боится соб­ствен­ного сына, гово­рит, не может ничему его научить, как быть? Сын всеми силами пыта­ется добиться от отца любви».

– Вопрос доста­точно серьёз­ный, если муж­чина игно­ри­рует сво­его ребёнка, кото­рому 3–4 года. Вообще нужно раз­би­раться с муж­чи­ной, нужно понять, что с ним происходит.

Вот я сей­час раз­би­ра­юсь с таким муж­чи­ной, он доста­точно взрос­лый, пятый деся­ток идёт, и у него ещё много чего нако­пи­лось с дет­ства, и так далее, и тому подоб­ное, очень много неза­кры­тых гешталь­тов – так назо­вём, – исто­рий, кото­рые есть.

Есть непро­ще­ние по отно­ше­нию к роди­те­лям, и так далее.

Пони­ма­ете, чело­век – жен­щина, муж­чина, – доста­точно слож­ное созда­ние. Ничто для чело­века, что с ним про­ис­хо­дит, не про­хо­дит бес­следно, всё оста­ётся. И при каких-то опре­де­лён­ных обсто­я­тель­ствах это как инфек­ция, кото­рая сидит в чело­веке и вдруг выхо­дит на поверхность. 

Напри­мер, родился ребе­нок – муж­чина пере­жил стресс. Он начи­нает вспо­ми­нать своё дет­ство, он начи­нает, может быть, где-то жалеть себя. Это очень гро­мад­ный вопрос, и гово­рить можно очень много, но пред­метно: что за роди­тели были там, что  за отно­ше­ния были с отцом, какие собы­тия этот муж­чина перенёс.

И вообще – насколько жела­е­мый был ребё­нок или не жела­е­мый, на кого этот ребё­нок похож, какие кон­такты были, когда ребё­нок был маленьким.

Вопро­сов очень-очень много, их нужно про­яс­нять, и когда вот эти все вопросы про­яс­ня­ются, тогда можно уже пони­мать, что с чело­ве­ком про­ис­хо­дит, почему он так отно­сится, и воз­можно, тогда нужен более серьёз­ный специалист.

Может быть, у чело­века правда депрес­сия – не после­ро­до­вая, а вообще депрес­сия. Может быть, в апа­тии, в депрес­сии чело­век нахо­дится давно и что-то с ним делать нужно: ска­жем, нужны хоро­шие анти­де­прес­санты, кото­рые помо­гут ему выйти из этого состояния.

– Елена напи­сала: «У меня зна­ко­мая так хотела детей, что “выдала” сразу тройняшек». 

– Это очень тяже­лое испы­та­ние. И эти люди нуж­да­ются в помощи, им нужно помочь, хотя бы чтобы они выспа­лись, чтобы они вот хоть раз в неделю высы­па­лись. Потому что от сна очень мно­гое зависит.

Нару­ше­ние фаз сна очень вли­яет на наши люби­мые гор­моны, это вли­яет на состо­я­ние, это вли­яет на фоку­си­ровку, на внимание.

– Чем отли­ча­ется помощь отцам? 

Про мам мы гово­рили, что нужно выспаться, отдох­нуть, ото­спаться – самое глав­ное, потому что у нее вот этот жёст­кий режим суще­ство­ва­ния вме­сте с ребен­ком, ноч­ные подъ­емы на корм­ле­ние, на уход и про­чее – это самое важное.

И, что если это депрес­сия,  то не нужно стес­няться обра­щаться ни к пси­хо­ло­гам, ни к пси­хи­ат­рам, ничего в этом зазор­ного нет. 

– Мы должны пони­мать, что чело­век, его пси­хика, его вос­при­я­тие, его жизнь – это доста­точно слож­ная орга­ни­за­ция, это непро­сто устроено.

И вы должны пони­мать, что если муж не помо­гает, если он поте­рял вкус к жизни, то это не про­сто он там что-то расслабился.

И нельзя про­сто ему ска­зать: что ты тут раз­ва­лился, что ты тут сидишь, встал, отжался, улыб­нулся себе десять раз, ска­зал, что ты моло­дой, кра­си­вый и пошёл. Нет – не всё так про­сто лечится.

– Как же быть, и чем помощь  маме и папе отли­ча­ется, потому что у них всё-таки раз­ная нагрузка? Пред­по­ла­гаю – берём клас­си­че­скую модель, – что моло­дой папа начи­нает больше рабо­тать, а моло­дая мама ему гово­рит: ты не про­во­дишь время с ребёнком.

767 - Что делать, когда послеродовая депрессия… у папы?

Он при­хо­дит с работы уста­лым, он тоже про­во­дит время с ребён­ком в выход­ные. И вот он не пони­мает, что не так, у него пере­стра­и­ва­ется жизнь, ему плохо, и в какой-то момент  воз­ни­кают мысли: я не хочу сей­час при­ез­жать домой.

Начи­на­ются задержки на работе, потому что ты не хочешь воз­вра­щаться в это что-то непо­нят­ное, неопре­де­лён­ное. Там пере­мены, а я к этому ещё не при­вык, мне это не нравится.

– В браке суще­ствуют два чело­века. У каж­дого из них есть своё пред­став­ле­ние о мире и своё пред­став­ле­ние отно­ше­ний. У меня есть ребё­нок, и я пони­маю, что отец – это еще и спи­сок «дол­жен что-то», у отца или муж­чины есть своё пред­став­ле­ние о том, что он должен.

И вот очень важно, чтобы до пери­ода рож­де­нии ребёнка люди какие-то вещи про­го­ва­ри­вали, решали эти вопросы. Если у них есть инстру­мент дого­ва­ри­ва­ния, про­го­ва­ри­ва­ния тех или иных нужд, и они при­хо­дят  к ком­про­миссу, то это очень хорошо.

Напри­мер, если муж­чина гово­рит: слу­шай, я не могу понять, что со мной происходит.

Я, когда гото­вился к эфиру, читал раз­ные исто­рии, когда у одного муж­чины такие мысли были: он хотел сво­его ребёнка уто­пить, потому что он так его раз­дра­жал, и это про­дол­жа­лось в тече­ние трех лет.

Я знаю, напри­мер, ещё одного муж­чину, с кем я зна­ком лично, он вообще живёт в дру­гой ком­нате, он закры­вает свой каби­нет и туда не пус­кает ребёнка, он раздражается.

Мои доро­гие, если вы ещё не заму­жем или если вы женаты, и у вас ещё нет детей – научи­тесь гово­рить о тех пере­жи­ва­ниях и о тех про­цес­сах, кото­рые у вас возникают. 

Напри­мер, муж­чина боится ребенка брать на руки, или что-то ещё.

И вот, когда на ран­них ста­диях муж­чина или жен­щина будут гово­рить о том, что с ними про­ис­хо­дит, делиться сво­ими ощу­ще­ни­ями – и  супруг или супруга дове­ряет, то и не будет думать, что она или он при­тво­ря­ется и хочет мани­пу­ли­ро­вать, и так далее.

Когда есть эти отно­ше­ния, тогда ско­рее всего эти люди само­сто­я­тельно пре­одо­леют вот эти депрессии.

Когда мы раз­го­ва­ри­ваем, когда мы делимся, когда мы ищем ответы на те вопросы, на то состо­я­ние, кото­рое у нас есть, и когда мы при­хо­дим к заклю­че­нию: слу­шай, тебе нужна помощь, я не знаю, как тебе помочь, давай мы обра­тимся сюда, давай мы пой­дём к пси­хо­логу, – то это выход из ситуации.

Я про­чи­тал сего­дня: одна жен­щина три года уго­ва­ри­вала сво­его мужа пойти к пси­хо­логу. Три года, ты пред­став­ля­ешь? За эти три года ведь что с муж­чи­ной-то про­ис­хо­дит, ведь он, навер­ное, как-то руки выво­ра­чи­вает и себе, и жене, и ребенку, и это же непросто.

–Давайте раз­бе­рем ситу­а­цию, что вто­рой чело­век не готов на такую откры­тую коммуникацию. 

То есть вы хотите, вы ста­ра­е­тесь, вы поняли, что в семье у нас таких дове­ри­тель­ных отно­ше­ний нет, что это выход, что это помо­жет; или, может быть, пара гото­вится к тому, чтобы ребё­нок появился, и вот кто-то сей­час слу­шает и думает: точно, нужно этот вопрос про­ра­бо­тать, чтобы потом не было вот таких дву­смыс­лен­ных вещей, как вы озву­чили: «а, он при­тво­ря­ется, она при­тво­ря­ется!», и хочется подойти и начать выяснять. 

Как это сде­лать, тем более, если есть опа­се­ние, что с той сто­роны нет ответа?

– Когда с той сто­роны или с моей сто­роны нет ответа, тогда вам нужна помощь, чтобы вас под­дер­жи­вали в этот момент. Кто? Пси­хо­лог, чело­век, кото­рый компетентен.

Вопрос ком­пе­тен­ции – это очень важно. Я вас умо­ляю: не мама, не подруга. Вы идёте к спе­ци­а­ли­сту, кото­рому вы ска­жете: вот, у меня такая ситуация.

И спе­ци­а­лист будет вас вести, будет вас направ­лять и давать вам опре­де­лен­ные реко­мен­да­ции, как помочь вашему муж­чине, и как в тече­ние трех лет не сойти с ума с этим муж­чи­ной, кото­рый отка­зы­ва­ется, кото­рый «игно­рит» и кото­рый не хочет.

Потому что, пони­ма­ете, муж­чины боятся анд­ро­ло­гов, они боятся вообще все­воз­мож­ных там коло­но­ско­пий, вот этих вот вся­ких вме­ша­тельств в орга­низм, это для них страш­ное явление.

Муж­чина думает, что пси­хо­лог зале­зет в голову, что это про­ник­но­ве­ние внутрь. Пси­хо­лог не  вле­зет вам в голову, это невоз­можно. Он рабо­тает только с тем мате­ри­а­лом, кото­рый выхо­дит из этой головы.

Насколько чело­век поз­во­лит ему вот с этим мате­ри­а­лом рабо­тать, настолько он и рабо­тает. У вас должно быть базо­вое дове­рие к этому чело­веку, вы должны дове­рять ему. Если у вас нет дове­рия, то он вам ничем не поможет.

Потому что, когда он задает вопросы, вы доста­точно искренне должны отве­чать, а если вы где-то при­жи­ма­ете инфор­ма­цию, где-то её сдер­жи­ва­ете, то не будет ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной помощи.

– Уди­ви­тельно, что люди в браке могут отно­ситься друг к другу так, как вы сей­час опи­сали, то есть у них нет дове­ри­тель­ных отно­ше­ний. Да, они еди­ная семья, одно целое, но у них нет дове­ри­тель­ных отно­ше­ний, и страшно подойти и рас­ска­зать о том, как ты себя чувствуешь. 

Страшно не потому, что тебе что-то при­ле­тит в ответ, не дай Бог, – а страшно, что ты стес­ня­ешься открыться чело­веку, сму­ща­ешься, не зна­ешь, как с той сто­роны вос­при­мут, потому что вот таких раз­го­во­ров нико­гда не было.

Муж­чины – они вообще стес­ня­ются про­сить помощи,  а ведь это должно быть в начале отно­ше­ний, на этом отно­ше­ния должны строиться. 

А у нас полу­ча­ется так, что люди годами живут в браке, у них про­ис­хо­дят раз­ные мета­мор­фозы, рож­да­ется ребё­нок, огром­ные пере­мены в жизни, и никто дру­гому не может ска­зать о том, что мне плохо, ещё и опа­са­ясь, что с той сто­роны поду­мают, что вы при­ду­мы­ва­ете. Это что за отно­ше­ния такие?

– Пони­ма­ешь, наши корни рас­тут из  дет­ства. Если не было дове­ри­тель­ных отно­ше­ний с роди­те­лями, откуда они будут? Если не было дове­ри­тель­ных отно­ше­ний с папой, с мамой, и тогда инфор­ма­ция в супру­же­стве будет филь­тро­ваться, и она будет усе­чён­ной, то есть это будут все­гда полутона.

Потому что чело­век будет счи­тать, что вот об этом моя жена знать не должна, напри­мер, об этом я не буду ей говорить.

– Есть лич­ные пере­жи­ва­ния, эмо­ции, про­стран­ства, кото­рые ты хочешь сохра­нить в себе, но это созна­тельно, а не из страха, что если это узнают, то над тобой посме­ются, тебя уни­зят, тебя пре­да­дут, исполь­зуют это про­тив тебя и прочее.

– Одно дело, когда есть вот эти эмо­ции, пере­жи­ва­ния, но, с дру­гой сто­роны, есть же выжимка, есть же фик­са­ция этой эмо­ции. Напри­мер, жен­щина чув­ствует муж­чину, вообще в каком бы состо­я­нии муж­чина ни при­шёл, она его чув­ствует, она, может быть, неко­то­рые вещи не может изме­нить, но она очень чётко реа­ги­рует на какие-то мик­роны изме­не­ний. Конечно, есть люди, кото­рые могут обма­нуть, но она мно­гое чувствует.

– Сооб­ще­ние от Вита­лия: «Насколько я пони­маю, депрес­сия – это довольно-таки дли­тель­ное явле­ние, и начаться она должна сразу после рож­де­ния ребёнка. Чему-то это должно предшествовать».

– Я так пони­маю, Вита­лий имеет в виду, что есть какие-то при­чины. Есте­ственно, я же говорю, что есть раз­ные при­чины, и в тече­ние нашей про­граммы мы пере­чис­ляли их много раз.

И мы гово­рим, что это могут быть вообще какие-то очень дав­ниш­ние при­чины, это могут быть лич­ные при­чины из дет­ства, страх, например.

Я читал одно интер­вью, где муж­чина начал сомне­ваться в том, что он смо­жет обес­пе­чить этого ребёнка, кото­рый родился, потому что он понял, что он мало зара­ба­ты­вает, что он не очень ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный, и он начал жить в страхе.

Ещё когда жена была бере­менна, он начал пере­жи­вать это состо­я­ние. Корни могут расти глу­боко, и потом  про­ис­хо­дит опре­де­лён­ный всплеск, далее депрес­сия ста­но­вится депрессией.

И, когда ребё­нок рож­да­ется, когда есть сопри­кос­но­ве­ние, мно­гие фак­торы как раз про­во­ци­руют на то, чтобы эта депрес­сия появи­лась. Если у нас не будет эта­лона, если у нас не будет, условно говоря, кар­тинки, то у нас ничего не будет.

Пони­ма­ете, почему нам нужен Дека­лог, почему нам нужны десять запо­ве­дей, кото­рые мы чер­паем, на кото­рых мы стоим – потому что есть опре­де­лён­ная кар­тина, есть опре­де­лён­ный фун­да­мент, к кото­рому мы стремимся.

Конечно, нам нужно к этому стре­миться. Это же хорошо, когда есть картинка.

– Во-пер­вых, нужно уста­но­вить дове­ри­тель­ные отно­ше­ния, когда ты без стес­не­ния при­хо­дишь домой и гово­ришь, ты зна­ешь, что там тебя под­дер­жи­вают, что там не будут над тобой насме­хаться, что это без­опас­ное место, где ты можешь поде­литься сво­ими чув­ствами и переживаниями. 

Вот ты при­хо­дишь и гово­ришь – на этапе пла­ни­ро­ва­ния ребёнка, или у вас двое детей есть – неважно. Нужно раз­го­ва­ри­вать, ты рас­ска­зы­ва­ешь о себе, слу­ша­ешь дру­гого чело­века, вы выстра­и­ва­ете дове­ри­тель­ные отношения. 

– Если не полу­ча­ется, вы хотите, а та сто­рона не пони­мает, что делать, обра­щай­тесь к спе­ци­а­ли­сту. Сна­чала сами – он вам под­ска­жет, помо­жет, и может быть, та сто­рона тоже решит обра­титься, и вы вме­сте этот вопрос решите.

Пред­по­ло­жим, дове­ри­тель­ные отно­ше­ния есть. Это уже всё смяг­чает, потому что вы про­го­ва­ри­ва­ете все пере­жи­ва­ния и страхи.

Вот, рож­да­ется ребё­нок, сме­ня­ется жизнь, сме­ня­ются всё: ритм жизни, усло­вия, обя­зан­но­сти, нагрузка уве­ли­чи­ва­ется в разы, есть гор­мо­наль­ные изме­не­ния и дру­гие био­ло­ги­че­ские изме­не­ния, кото­рые при­во­дят к депрес­сии мате­рей и частично, в мень­шем раз­мере, к депрес­сии у отцов – это один момент.

Вто­рой момент – это пси­хо­ло­ги­че­ская уста­лость, пси­хо­ло­ги­че­ская нагрузка и физи­че­ская измо­тан­ность из-за того, что появ­ля­ется ребё­нок. Честно гово­рим друг другу: «Я устал, я устала», и решаем вопросы.

Не ждём того момента, когда всё, кры­шечка сту­кает об кастрюльку, всё кипит, никто не хочет воз­вра­щаться домой – так не надо. Вот, есть сиг­нал – надо о нём ска­зать и решать, что с ним делать. Таким путём можно пре­одо­леть этот период. 

И если появ­ля­ется депрес­сия – она, как мы гово­рили, что после­ро­до­вая депрес­сия – это не та депрес­сия фаталь­ная, с кото­рой чело­век стал­ки­ва­ется в жизни по раз­ным дру­гим при­чи­нам, потому что обсто­я­тель­ства меня­ются, и она тоже может пройти.

– То есть это иде­ально.  Но если у вас иде­аль­ный план не полу­ча­ется, то не стес­няй­тесь, пожа­луй­ста, при таких мыс­лях, как: «Зачем я родила этого ребёнка, зачем я согла­сился стать отцом, да лучше бы его не было, да я так устал, что видеть его не могу…» – не стес­няй­тесь при таких мыс­лях про­сить помощи.

– Мы также должны пони­мать, что наши эмо­ции, наша пси­хика, когда труд­но­сти – понятно, если ребё­нок болеет, напри­мер, если слож­ный ребё­нок, напри­мер, с какими-то пато­ло­ги­ями, и нужно ему больше вни­ма­ния, вре­мени и так далее, что-то такое спе­ци­фи­че­ское, инди­ви­ду­аль­ное – то это опре­де­лён­ное бремя.

И поэтому вы должны пони­мать, что вы можете уста­вать, у вас ино­гда воз­ни­кает раз­дра­же­ние, вы его фик­си­ру­ете, это нор­маль­ные вещи. Мы должны пони­мать, что мы где-то крик­нули, мы, напри­мер, с женой можем пошу­меть. Пошу­мели, но у нас есть меха­низм при­ми­ре­ния, мы знаем, что потом.

Мы знаем, что потом: ты подо­шёл, обнял: «про­сти, что-то устал я, навер­ное». И жена или муж не выкру­чи­вает нервы, не выкру­чи­вает руки, они мирятся и потом идут дальше.

И прак­ти­че­ский совет: у вас должно быть хоро­шее пита­ние, хоро­ший сон и спорт. Спорт – это когда вы берёте коляску, крос­совки и спор­тив­ным шагом идёте за коляс­кой, вклю­чите науш­ники, вклю­чите себе лек­цию, музыку, что хотите, слу­шайте, отвле­кай­тесь, гуляйте. Мно­гие отцы мне рас­ска­зы­вают, что когда ребё­нок орёт и не засы­пает, то что он делает: сажает его в машину, в кресло, и ребё­нок при опре­де­лён­ной виб­ра­ции засы­пает, и ребё­нок в машине спит отлично.

Или когда ты с ним гуля­ешь и когда есть вот эти пока­чи­ва­ния, све­жий воз­дух, ребё­нок спит, и вы отды­ха­ете. Это очень про­сто. И если у вас это будет, это очень важно.

И сле­ду­ю­щий, тоже очень важ­ный момент вре­мени: най­дите себе союз­ника. Это группа, где вы без­опасно можете пере­жить свои пере­жи­ва­ния, где вы можете делиться какими-то эмо­ци­ями, как у Кип­линга: «Ты и я – мы одной крови».

Чтобы у вас было сооб­ще­ство, и чтобы была вот эта рота­ция. Это очень и очень важно, потому что это помо­гает: мы пони­маем, что мы не одни, что есть точно такие люди, и они тоже про­хо­дят опре­де­лен­ные сложности.

– Самое глав­ное, что депрес­сия – это не про­сто пло­хое настро­е­ние, она может при­ве­сти к фаталь­ным послед­ствиям. Не надо дово­дить себя до этого, не стес­няй­тесь, пожа­луй­ста, про­сить помощи. 

Слава Богу, мы живём в XXI веке, когда можно ска­зать об этом, гово­рить, и это нор­мально, и мы про­шли вот эту фазу мни­тель­но­сти, что если ты обра­ща­ешься к пси­хо­логу, ты «ку-ку».

Нет, не «ку-ку» – всё в порядке, не стес­няй­тесь обра­щаться. Бере­гите себя, дей­ствуйте, как Юрий гово­рил: спите, ешьте, отды­хайте побольше, и мы очень наде­емся, что всё у вас будет хорошо.

Соб. инф.
Пря­мой эфир пере­дачи  на радио «Теос»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки