Детская грубость

Детская грубость

(4 голоса4.5 из 5)

Под­ростки и моло­дежь стали гораздо гру­бее. Чтобы это заме­тить, не нужно про­во­дить науч­ных исследований.

Доста­точно про­сто выйти на улицу и при­слу­шаться к тому, о чем, и, глав­ное, как раз­го­ва­ри­вают между собой парни и девушки.

Лет два­дцать назад даже самая отъ­яв­лен­ная дво­ро­вая шпана обычно не руга­лась при жен­щи­нах. А если у кого-то по при­вычке сле­тало с языка матер­ное слово, дружки, форся перед девуш­кой, при­ни­ма­лись сты­дить сво­его несдер­жан­ного при­я­теля. Да что там два­дцать лет назад! Пере­чи­тайте «Педа­го­ги­че­скую поэму» Антона Семе­но­вича Мака­ренко, ту часть, где он рас­ска­зы­вает о пер­вых, самых труд­ных меся­цах при­ру­че­ния быв­ших бес­при­зор­ни­ков, когда они пыта­лись устро­ить из тру­до­вой коло­нии воров­скую «малину». Ha что под боль­шим сек­ре­том нажа­ло­ва­лись Мака­ренко девочки? Что их так шоки­ро­вало? Они про­шли огонь, воду и мед­ные трубы, видели столько страш­ного, голо­дали, холо­дали, оста­лись сиро­тами. Каза­лось бы, им уже все должно быть как слону дро­бина. И тем не менее, девочки не могли пере­жить, что маль­чишки при них… мате­ри­лись. Бед­няжки не знали, куда деваться от стыда. Я думаю, боль­шин­ство людей сей­час сочтет эта выдум­кой, досу­жим домыс­лом автора. А ведь так дей­стви­тельно было, хотя и не верится.

Брань — позыв­ные ада

Тра­ди­ции все­гда имеют глу­бо­кий смысл. Дру­гое дело, что мы далеко не все­гда его улав­ли­ваем, и что-то может нам пока­заться непо­нят­ным и даже глу­пым, а какие-то дей­ствия мы выпол­няем авто­ма­ти­че­ски, счи­тая, что про­сто так при­нято — и все тут. Один из наи­бо­лее извест­ных при­ме­ров подоб­ных дей­ствии — обмен руко­по­жа­ти­ями. В сред­ние века евро­пейцы, от кото­рых мы пере­няли этот обы­чай, демон­стри­ро­вали таким обра­зом, что руки их сво­бодны от ору­жия. И хотя тот древ­ний смысл давно утра­чен, основ­ное зна­че­ние риту­ала оста­лось неиз­мен­ным: руко­по­жа­тие выра­жает дру­же­ское рас­по­ло­же­ние. И наобо­рот, демон­стра­тив­ный отказ пожать чью-либо руку одно­значно вос­при­ни­ма­ется как про­яв­ле­ние непри­язни. В XIX — начале XX века даже быто­вало выра­же­ние «неру­ко­по­жат­ная лич­ность». Так назы­вался всеми пре­зи­ра­е­мый человек.

Но, кроме быто­вого и пси­хо­ло­ги­че­ского, у боль­шин­ства обы­чаев есть еще рели­ги­озно-фило­соф­ский смысл. Ведь та или иная рели­гия на про­тя­же­нии мно­гих веков опре­де­ляла весь жиз­нен­ный уклад народа. И нормы пове­де­ния, усво­ен­ные этим наро­дом, есте­ственно, не бра­лись с потолка.

Помните сказка про при­леж­ную пад­че­рицу и лени­вую дочку? Она суще­ствует в раз­ных вари­ан­тах, но сюжет при­мерно оди­на­ков. Мачеха выго­няет пад­че­рицу из дому, девушка попа­дает к вол­шеб­нику или вол­шеб­нице и воз­на­граж­да­ется за свое сми­ре­ние и тру­до­лю­бие. В част­но­сти тем, что стоит ей про­из­не­сти слово, как изо рта ее выпа­дает роза, золо­тая монета или дра­го­цен­ный камень — в общем, нечто дра­го­цен­ное. Лени­вица же, кото­рая только и знает, что бра­нится, бывает нака­зана. Из ее рта начи­нают сыпаться лягушки, жабы, змеи — короче, «гады пол­зу­чие», спут­ники ведьм и кол­ду­нов, суще­ства из преисподней.

То есть брань ассо­ци­и­ро­ва­лась у наших пред­ков с адом! Не больше — не меньше. И в этом нет ничего уди­ви­тель­ного, ведь одно из наиме­но­ва­ний Бога у хри­стиан — это Слово. Стало быть, пло­хие слова, руга­тель­ства оскорб­ляют не только того, кому они пред­на­зна­чены но и Самого Бога. Это хула на Духа Свя­того, страш­ное кощун­ство, кото­рое не про­стится чело­веку нико­гда. Вот почему девочки, опи­сан­ные у Мака­ренко, так остро реа­ги­ро­вали на сквер­но­сло­вие маль­чи­шек. Хотя в 20‑х годах, после рево­лю­ции, рели­ги­оз­ные нормы жизни сильно пошат­ну­лись, мно­гое еще было цело. Но если пони­ма­ние смысла тра­ди­ций утра­чи­ва­ется, они лиша­ются сво­его фун­да­мента и с каж­дым поко­ле­нием осла­бе­вают все больше.

Мат — это пут к свободе?

А может в этом нет ничего страш­ного? Меня­ются вре­ме­нам меня­ются нравы. Может, пусть дети руга­ются? В конце кон­цов, мало ли какое пове­де­ние счи­та­лось раньше непри­лич­ным, а теперь так ведут себя даже ака­де­мики и круп­ные поли­ти­че­ские дея­тели (напри­мер, дер­жат руки в кар­ма­нах, высту­пая перед залом). Я не шучу и не утри­рую. Больше того, когда в 60–70‑е годы в Аме­рике и Европе пси­хо­логи и педа­гоги начали рато­вать за «сво­бод­ную педа­го­гику», они отста­и­вали право детей ругаться, счи­тая это одним из про­яв­ле­ний истин­ной свободы.

Ста­ра­ния либе­ра­лов увен­ча­лись успе­хом. «Теперь суще­ствует язы­ко­вая сво­бода, ведь дети могут гово­рить роди­те­лям и при роди­те­лях гру­бые слова», — пишет пси­хо­лог Фран­с­у­аза Дольто в книге «На сто­роне ребенка».

Резуль­тат оче­ви­ден. Вклю­чите теле­ви­зор и посмот­рите любой запад­ный сериал про под­рост­ков. Думаю, вам хва­тит и пят­на­дцати минут, чтобы убе­диться в том, какие слова не схо­дят у них с языка.

Так что «про­гресс» в дан­ном вопросе налицо не только у нас в Рос­сии, теперь насчет того, страшно это или не страшно. Не будем вда­ваться в рели­ги­оз­ную сто­рону вопроса. В конце кон­цов, не все у нас люди веру­ю­щие. Давайте пого­во­рим о пси­хо­ло­гии. Попро­буйте мыс­ленно опи­сать внут­рен­нее состо­я­ние чело­века в тот момент, когда он руга­ется, гру­бит. Что вски­пает в его душе? Уж, навер­ное, неж­ность и уми­ле­ние. К ним гла­гол-то «вски­пает» непри­ме­ним. Вски­пают обычно бур­ные эмо­ции. В дан­ном слу­чае — отри­ца­тель­ные. Ведь, согла­си­тесь, трудно себе пред­ста­вить, что чело­век в здра­вом уме и твер­дой памяти будет на радо­стях гру­бить и ругаться. Это делают, выплес­ки­вая раз­дра­же­ние, нары­ва­ясь на скан­дал. (Есть, конечно, совсем опу­стив­ши­еся люди, кото­рые иначе, как матом, не выра­жа­ются, матер­ные слова слу­жат им для выра­же­ния любых эмо­ций. Но эмо­ции у них, во-пер­вых, тоже очень гру­бые, а во-вто­рых, неустой­чи­вые и легко сме­ня­ются на прямо про­ти­во­по­лож­ные. Минуту назад он был твоим луч­шим дру­гом, а затем ему что-то не понра­ви­лось, и он пыр­нул тебя ножом.)

То есть основ­ное чув­ство, вла­де­ю­щее гру­бым чело­ве­ком, — это агрес­сия, злоба. Чув­ство очень раз­ру­ши­тель­ное для пси­хики. Если оно ста­но­вится пре­об­ла­да­ю­щим, может раз­виться пси­хи­че­ская болезнь.

Кроме того, когда в чело­веке бур­лят злоба и раз­дра­же­ние, ему ужасно неуютно. Он в бук­валь­ном смысле слова не нахо­дит себе места: вска­ки­вает, мечется из угла в угол, может чем-нибудь швыр­нуть, хло­пает дверьми. Потом, когда острота момента спа­дет, он испы­ты­вает уста­лость, апа­тию, угры­зе­ния сове­сти, отго­ра­жи­ва­ясь от кото­рых, ста­ра­ется найти оправ­да­ния своей несдер­жан­но­сти и рас­па­ля­ется вновь.

Детям же при­хо­дится еще тяже­лее, поскольку пси­хика у них от при­роды менее устой­чи­вая, чем у взрос­лых. И защит­ные меха­низмы пока слабы.

Нико­гда не забуду четы­рех­лет­него маль­чика, кото­рый, сто­ило ему чуть рас­тор­мо­зиться, начи­нал жутко сквер­но­сло­вить. Вот у кого дей­стви­тельно изо рта сыпа­лись лягушки! Он ругался неистово, яростно, бес­смыс­ленно, не помня себя. И никак не мог оста­но­виться. Это было нату­раль­ное беснование.

Так что соблю­де­ние пра­вил веж­ли­во­сти важно не только с эти­че­ской точки зре­ния, но и с меди­цин­ской. Чем больше я вижу «труд­ных» детей и взрос­лых, тем больше во мне креп­нет убеж­де­ние, что нрав­ствен­ность вообще очень полезна для здоровья.

Почему дети ругаются?

Рано или поздно, обычно лет в 5–6 каж­дый ребе­нок при­но­сит домой «изящ­ные» выра­же­ния, шоки­ру­ю­щие взрос­лых. И это неуди­ви­тельно, ведь малыш начи­нает про­во­дить часть вре­мени отдельно от семьи: в дет­ском саду, в сту­диях, в гостях у при­я­те­лей. А там он бывает под­вер­жен раз­ным вли­я­ниям. Стар­ший дошколь­ный воз­раст — время очень актив­ного усво­е­ния моде­лей пове­де­ния, при­ня­тых в обще­стве. В сред­нем дети доста­точно быстро пони­мают, какие слова можно про­из­но­сить в при­лич­ном обще­стве, а какие — нет. Роди­тели часто спра­ши­вают, нужно ли гово­рить сыну или дочери, «под­хва­тив­шим» в саду какое-нибудь нецен­зур­ное слово, что это руга­тель­ство. Или лучше сде­лать вид, будто они не слы­шат, в рас­чете на то, что ребе­нок повто­рит раз-дру­гой новое слово и забу­дет его. Я думаю, ска­зать стоит. Во-пер­вых, нет ника­кой гаран­тии, что ребе­нок забу­дет руга­тель­ства. Даже если они на какое-то время выпа­дут из его лек­си­кона, он может их вспом­нить в самый непод­хо­дя­щий момент, и тогда слу­чится кон­фуз. А во-вто­рых, откуда он узнает, что это нехо­ро­шие слова и про­из­но­сить их нельзя? А если он узнает это не от вас, а от посто­рон­них людей, как вы будете выгля­деть в его гла­зах? Он же решит, что раз вы его не оста­нав­ли­вали, зна­чит, вам такие слова нра­вятся. Дети ведь не вда­ются в тон­ко­сти взрос­лой психологии.

Конечно, ругать малыша не сле­дует. Равно как и объ­яс­нять ему зна­че­ние матер­ных слов. Это только при­вле­чет его вни­ма­ние к запрет­ной теме. Лучше спо­койно ска­зать, что хоро­шие дети таких слов не про­из­но­сят, это только пло­хие хули­ганы и глу­пые малыши руга­ются, и их никуда в при­лич­ное место поэтому не берут. Умный ребе­нок обычно пони­мает все с 1–2‑го раза, и инци­дент бывает исчерпан.

Но порой малыш, невзи­рая ни на что, упорно про­дол­жает ругаться. О чем сви­де­тель­ствует такое поведение?

Чаще всего это бывает про­яв­ле­нием демон­стра­тив­но­сти, когда ребенку хочется выде­литься, про­ти­во­по­ста­вить себя окру­жа­ю­щим, пока­заться взрос­лее и неза­ви­си­мей, чем он есть на самом деле. Такие дети рано начи­нают под­ра­жать пло­хим при­ме­рам. К ним как бы лип­нет все отрицательное.

— Прямо не знаю, что делать, — жало­ва­лась одна мама. — Читаем книжку — Мак­сим слу­шает впол­уха, но как только встре­тится что-нибудь эта­кое: слово какое-нибудь не очень хоро­шее или драз­нилка, — хохо­чет, повто­ряет. Вчера читали «Сказку о рыбаке и рыбке». Так он ничего, по-моему, не запом­нил, кроме «дура­чина ты, про­сто­филя». И с мульт­филь­мами та же исто­рия. А уж если кто-то из детей нач­нет крив­ляться — все! Для Мак­сима это будет кумир.

Совла­дать с демон­стра­тив­ным ребен­ком нелегко, но вполне воз­можно. Прин­цип тут такой: с одной сто­роны, надо помо­гать ему нор­мально само­утвер­диться, поскольку демон­стра­тив­ные люди на поверку ока­зы­ва­ются очень неуве­рен­ными в себе. А с дру­гой, резко отри­ца­тельно реа­ги­ро­вать на его выкру­тасы, в част­но­сти, на ругательства.

Очень неплохо дей­ствует, если бра­ня­ще­гося ребенка легонько уда­рить по губам. И не больно, и хорошо отрезвляет.

Но вообще-то, демон­стра­тив­ные больше всего не любят, когда их не заме­чают (или им кажется, что их не заме­чают). Зна­чит, если ребе­нок будет сквер­но­сло­вить, его сна­чала надо пре­ду­пре­дить, а коли не подей­ствует, лишить каких-либо благ, свя­зан­ных с обще­нием (про­гулки, поездки, похода в гости, чте­ния на ночь, сов­мест­ной игры и т. п.).

Дети, при­вык­шие к эффек­тив­но­сти своих демон­стра­ций, усва­и­вают этот урок не сразу. Ско­рее всего, потре­бу­ется несколько повто­ре­ний. Глав­ное, не давать сла­бины и не идти на уступки. Помните, ваше бла­го­род­ство оце­нено не будет. Демон­стра­тив­ный ребе­нок про­сто сде­лает вывод, что в сле­ду­ю­щий раз надо еще немножко под­на­жать — и род­ные будут, как милень­кие, пля­сать под его дудку.

Ну, а самая тяже­лая артил­ле­рия — это бой­кот. Если вы видите, что ребе­нок руга­ется вам назло, пре­кра­тите с ним раз­го­ва­ри­вать (есте­ственно, объ­яс­нив ему при­чину такого сво­его поведения).

В жизни же часто полу­ча­ется наобо­рот. Ребе­нок гово­рит пло­хие слова, желая при­влечь к себе вни­ма­ние, а взрос­лые при­тво­ря­ются, будто не заме­чают его «пер­лов», и ведут себя с ним как ни в чем не бывало. Тем самым они еще больше его раз­за­до­ри­вают. Целе­со­об­раз­нее четко опре­де­лить ситу­а­цию. Пусть ребе­нок пой­мет, что, когда он веж­лив, окру­жа­ю­щие это ценят и ста­ра­ются его пора­до­вать. А то часто бывает, что хоро­шее пове­де­ние демон­стра­тив­ного ребенка не бывает поло­жи­тельно под­креп­лено взрос­лыми, и тогда у него нет ника­кого сти­мула вести себя хорошо.

Когда же он ведет себя плохо, сквер­но­сло­вит, делает назло, взрос­лым сле­дует пока­зать, что у них про­па­дает вся­кое жела­ние иметь с ним дело. То есть два полюса — поло­жи­тель­ный и отри­ца­тель­ный — должны быть в этом слу­чае раз­ве­дены демон­стра­тивно резко. Гораздо резче, чем с детьми, не отли­ча­ю­щи­мися демон­стра­тив­но­стью пове­де­ния. Еще слож­нее обстоит дело с воз­бу­ди­мыми и рас­тор­мо­жен­ными детьми, вроде того четы­рех­лет­него маль­чика, у кото­рого «сыпа­лись изо рта лягушки», с детьми-пси­хо­па­тами и шизофрениками.

Такие дети, войдя в раж, уже не кон­тро­ли­руют свои слова и поступки. Конечно, их тоже сле­дует учить сдер­жи­ваться, но надо иметь в виду, что они часто НЕ МОГУТ сдер­жаться. Это не капризы, а болезнь. И педа­го­ги­че­ские при­емы в дан­ном слу­чае необ­хо­димо соче­тать с лече­нием у врача.

Гру­бость на уровне тона

Начи­нать бороться с дет­ской гру­бо­стью надо на уровне тона, не дожи­да­ясь, пока ребе­нок нач­нет обзы­ваться. А то взрос­лые, чаще всего, спо­хва­ты­ва­ются в самый послед­ний момент, когда малень­кие наг­лецы уже настолько рас­по­я­сы­ва­ются, что им ничего не стоит назвать бабушку «ста­рой дурой», а отцу с мате­рью заявить: «Отвя­жи­тесь! Надо­ели!» Или даже послать их к черту.

Но это только вер­хушка айс­берга, а все основ­ное закла­ды­ва­ется, когда мы поз­во­ляем детям гово­рить с нами власт­ным, тре­бо­ва­тель­ным, гру­бым тоном. Именно на тон надо обра­щать повы­шен­ное вни­ма­ние, при­чем с ран­него дет­ства. Как бы ребе­нок ни был оби­жен, рас­строен или взвол­но­ван, в его речи нельзя допус­кать хам­ских инто­на­ций. Вы же при­уча­ете его с ран­них лет сле­дить за гиги­е­ной, тра­тите на это массу сил и нер­вов. А пси­хи­че­ская гиги­ена важна ничуть не меньше (если не больше!). У нерв­ного, воз­бу­ди­мого ребенка — а именно у таких детей чаще всего зву­чат в речи гру­бые, рез­кие инто­на­ции — и так-то в душе царит хаос. А тут еще идет посто­ян­ная под­питка извне: дет­ское хам­ство порож­дает ответ­ные крики, ругань, скан­даль­ный ребе­нок посто­янно «варится» в этом нерв­ном, пси­хо­па­ти­че­ском «бульоне», и его пси­хика все больше раз­ла­жи­ва­ется. Дело может дойти даже до слу­хо­вых галлюцинаций.

— В дет­стве я часто зака­ты­вала исте­рики, — рас­ска­зала мне одна моло­дая жен­щина. — Мать с отцом не выдер­жи­вали и тоже начи­нали кри­чать. В такие минуты дома царил сущий бед­лам. А потом я вдруг заме­тила стран­ные вещи. Вечер. Меня уло­жили спать, в доме пол­ная тишина. А мне кажется, будто за две­рью руга­ются. Слов не разо­брать, но такая злоба чув­ству­ется, что у меня мгно­венно начи­нает ломить виски. И деться никуда от этих кри­ков нельзя. Уши заткну — вопли из головы доно­сятся… Нако­нец, я не выдер­жала, рас­ска­зала маме. Меня долго лечили. Вроде про­шло, но даже сей­час ино­гда воз­вра­ща­ется, осо­бенно если я поволнуюсь.

Шизо­фре­нич­кой при этом жен­щина не была. Про­сто ее и без того рани­мую пси­хику в дет­стве трав­ми­ро­вали непо­силь­ным перевозбуждением.

Если же сын или дочь при­вык­нут выра­жать любые свои эмо­ции, даже недо­воль­ство, без гру­бых, хам­ских инто­на­ций, то им и обзы­ваться будет потом гораздо труд­нее. Попро­буйте назвать чело­века дура­ком, сохра­няя при этом спо­кой­ный, доб­ро­же­ла­тель­ный тон!

Методы борьбы

Когда заво­дишь раз­го­вор о борьбе с гру­бо­стью, мно­гим это кажется непо­силь­ной зада­чей. Но затем выяс­ня­ется, что взрос­лым труд­нее всего… самим сохра­нять спо­кой­ствие и не сры­ваться на крик.

— Где ж такие желез­ные нервы взять? — оправ­ды­ва­ются они. И ока­зы­ва­ется, что в доме вообще при­нято раз­го­ва­ри­вать на повы­шен­ных тонах, поскольку «все устают» и с ребен­ком «ника­кого тер­пе­ния не хватает».

Но ведь дети — это наше зер­кало. Они копи­руют манеры, при­вычки, инто­на­ции роди­те­лей. Так что здесь, как нигде, дей­ствует прин­цип «начни с себя». Иначе борьба обре­чена на поражение.

Поставьте себе за пра­вило не выпол­нять дет­ских просьб, выра­жен­ных гру­бым тоном. Пре­ду­пре­дите об этом ребенка зара­нее, а для пущей убе­ди­тель­но­сти сошли­тесь на какую-нибудь объ­ек­тив­ную при­чину (реко­мен­да­ция док­тора, учи­тель­ницы, совет, вычи­тан­ный в науч­ной книге).

Это при­даст вашим сло­вам весо­мо­сти, ведь, как известно, «нет про­рока в своем оте­че­стве». Ну, а затем будьте тверды и сохра­няйте самообладание.

Пред­по­ло­жим, дочь властно, грубо тре­бует купить ей шоко­ладку. Спо­койно ответьте:

— Я, конечно, могу купить, но ты каким-то стран­ным тоном со мной раз­го­ва­ри­ва­ешь. Когда люди хотят, чтобы им сде­лали что-то хоро­шее, они гово­рят по-дру­гому. Так что поду­май. Может, тебе при­дет в голову, как надо попро­сить по-хорошему?

И ни в коем слу­чае не поз­во­ляйте втя­нуть себя в перебранку!

Если это слу­чится, вам будет трудно удер­жаться от рез­ко­сти, и тогда нач­нется тор­говля: «Ага, тебе можно на меня кри­чать, а мне нельзя?»

Хотя вообще-то и здесь не надо пасо­вать. Если уж на то пошло, ска­жите, чтобы как роди­тель обя­заны забо­титься о ребенке. В том числе, вос­пи­ты­вать его. Лучше, конечно, вос­пи­ты­вать тихо, спо­койно. Но если ребе­нок еще не дорос до пони­ма­ния спо­кой­ных слов, при­хо­дится кри­чать. Обя­зан­ность же детей — ува­жать роди­те­лей, слу­шаться их, помо­гать им. И это сущая мелочь по срав­не­нию с пра­вом без­за­ботно жить, играть, ходить в инте­рес­ные кружки, быть обу­тыми, оде­тыми, накорм­лен­ными и т. п.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

изд-во “Хри­сти­ан­ская жизнь”, 2008 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки