Детский катехизис

Детский катехизис

(13 голосов4.8 из 5)

Дет­ский кате­хи­зис – ответы на вопросы детей о Боге, Церкви и вере в совре­мен­ном мире.

 

Предисловие

Уче­ни­ков одной из мос­ков­ских школ мы попро­сили напи­сать записки с вопро­сами для свя­щен­ника и спра­ши­вать в них обо всем, что им интересно.

Эти записки мы пере­дали отцу Мак­симу Коз­лову, и когда батюшка отве­тил на вопросы, мы уви­дели, что у нас полу­ча­ется очень инте­рес­ная книга. В ней рас­ска­зы­ва­ется и о том, что про­ис­хо­дит в храме, из чего дела­ется При­ча­стие, как стать свя­щен­ни­ком и как вести себя детям свя­щен­ника, и когда будет конец света, и о том, какую музыку можно слу­шать, а какую лучше не надо, и можно ли освя­щать теле­ви­зор – и еще десятки и десятки вопро­сов, кото­рые вол­нуют и инте­ре­суют мно­гих из вас.

1. Кто создал Бога?

– Никто не создал Бога. Вот Бог создал мир из ничего – сооб­ра­зите, как это создать из ничего и кому это под силу, а Гос­подь был все­гда, пред­ста­вить себе это трудно, вы, навер­ное, и не смо­жете, да и я тоже, но так оно есть.

2. Где живет Бог?

– Везде и нигде. Нет такой избушки на курьих нож­ках, нет таких цар­ских палат, нет такой хижины нищего, где бы оби­тал весь Гос­подь. Но и нет такого сердца чело­века, в кото­рое он не мог бы войти. Так что – везде и нигде.

3. Мне все­гда гово­рили, что Бог был все­гда. Как это может быть, ведь у всего есть начало?

– У всего, кроме Бога. Хотя не у всего есть начало: у круга, напри­мер, нет начала или, напри­мер, у вре­мени, – так, как мы его здесь видим, нет ни начала, ни конца, у мно­гого дру­гого, о чем будешь заду­мы­ваться, вдруг обна­ру­жишь, что ни начала, ни конца не обре­та­ется; вот будешь про­хо­дить гео­мет­рию Лоба­чев­ского, узна­ешь, что и там есть фигуры, не име­ю­щие ни начала, ни конца. Так что не все, что нельзя мыс­ленно пред­ста­вить, есть бессмысленное.

4. Почему появи­лась земля?

– По-раз­ному можно отве­тить на этот вопрос. Пер­вый ответ бого­слов­ский: потому что этого поже­лал Гос­подь. Бог сотво­рил землю из ничего про­сто для того, чтобы этот мир был, а вто­рой ответ – науч­ный: здесь может быть мно­же­ство воз­зре­ний и тео­рий, но ни к одному из них мы, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, не должны при­леп­ляться до конца. Сего­дня наука гово­рит одно, зав­тра – дру­гое, мы должны пони­мать, что это есте­ствен­ный про­цесс раз­ви­тия науки, кото­рый на нашу веру не может иметь глу­бо­кого влияния.

5. Почему гово­рят, что Бог создал пла­нету, зве­рей и людей?

– Ну, потому что создал. И не гово­рят, а напи­сано это в Свя­щен­ном Писа­нии, в Книге Бытия, в самом начале Биб­лии. Открой и про­чи­тай, как там все подробно рас­ска­зы­ва­ется, о тво­ре­нии мира по дням, то есть по этапам.

6. Правда ли, что суще­ство­вали динозавры?

– Честно говоря, ни одного не видел. Не уве­рен, что они дей­стви­тельно были такими, какими их изоб­ра­жают в Зоо­ло­ги­че­ском музее, но, впро­чем, такие гигант­ские кости нахо­дят, и ничто нам не мешает пред­по­ло­жить, что ко вре­мени Ноева потопа, или какого иного зем­ного ката­клизма, самые раз­ные твари обре­та­лись на зем­ном шаре. Назы­вать ли их дино­зав­рами или каким-нибудь дру­гим име­нем – дове­римся тут уче­ным-пале­он­то­ло­гам, впро­чем, людям весьма почтен­ной специальности.

7. Какое живот­ное появи­лось пер­вое на Земле?

– Откры­ваем Книгу Бытия и смот­рим: кто там из живых существ появился пер­вым? – Рыбы и птицы. То есть впе­ред появи­лись те твари, кото­рые жили в оке­ане, покры­вав­шем землю, до того как обра­зо­ва­лась твер­дая суша. А уж были это какие-то кито­об­раз­ные, какие мор­ские дино­завры или планк­тон – оставлю это вам для буду­щего исследования.

8. Что Бог создал пер­вым – яйцо или курицу?

– Я вам скажу, если дадите вы мне ответ на дру­гой вопрос: можно ли сотво­рить Все­мо­гу­щему такой камень, кото­рый Он потом Сам под­нять не сможет?

9. Есть ли у живот­ных душа? Если есть, то куда она попо­дает после смерти?

– С одной сто­роны, Свя­щен­ное Писа­ние нам гово­рит, что такой души у живот­ного – бес­смерт­ной и разум­ной, – конечно, нет. Чело­век – венец тво­ре­ния, как гово­рит о нем литур­ги­че­ское и цер­ков­ное пре­да­ние. Из этого, впро­чем, не выте­кает, что в той новой, пре­об­ра­жен­ной все­лен­ной, кото­рую уна­сле­дуют пра­вед­ники после Вто­рого при­ше­ствия, не будут суще­ство­вать живот­ные. Будут, потому что гово­рится в откро­ве­нии, что лев будет лежать рядом с ягнен­ком и хищ­ные живот­ные будут как тра­во­яд­ные, то есть вражда живот­ных, уби­ва­ние друг друга ради жизни пре­кра­тится. Как? – отсюда понять и уви­деть невоз­можно, ясно только, что будет живая и доб­рая при­рода. Что каса­ется пере­се­ле­ния душ живот­ных, то (это я выска­зы­ваю свое част­ное мне­ние), конечно, это не будет пере­се­ле­ние каких-то кон­крет­ных Боби­ков, Мур­зи­ков и Пол­ка­нов. Это будет ско­рее идеал твари, кото­рый вклю­чит в себя все, что есть в живот­ном мире, но пре­об­ра­жен­ное, – некое луч­шее, что может быть взято от этого, как гово­рят фило­софы, твар­ного живот­ного мира, кото­рый изна­чально был создан Богом “хорош зело”. Адам общался со всей тва­рью – вот каким-то обра­зом это обще­ние будет и у пра­вед­ни­ков в раю.

10. Зачем Бог создал людей?

– А вот не знаем. Не знаем, зачем Бог создал людей, зачем Бог создал мир, знаем только, что за этим сто­яла любовь Божия. И знаем, что Гос­подь ищет ответ­ной любви, не застав­ляет нас его любить, не застав­ляет нас всех стать при­ну­ди­тельно-хоро­шими, а как у Досто­ев­ского один герой хочет всех сде­лать при­ну­ди­тельно-хоро­шими, вот Гос­подь, в отли­чие от этого героя, Вели­кого Инкви­зи­тора, хочет, чтобы мы сами отклик­ну­лись душой на все то, к чему он нас зовет.

11. Почему люди нуж­да­ются в еде?

– Чтобы отве­тить на этот вопрос, надо взять и про­ве­сти экс­пе­ри­мент: чтобы с утра и часов до трех дня, а наи­бо­лее аске­ти­че­ские натуры, до шести, не ели, после чего вопрос на этот ответ будет най­ден. Ну а если серьезно, чело­век нуж­да­ется в под­креп­ле­нии своих сил в таком виде, как сей­час, после того как при­рода наша иска­зи­лась гре­хом, после гре­хо­па­де­ния. Адам и Ева в раю поль­зо­ва­лись пло­дами рай­скими, из рай­ского сада, но что это было за при­об­ще­ние – к этой кра­соте и сла­до­сти рай­ской, мы не знаем, узнают те, кто про­жи­вет добро и спо­до­бится Цар­ства Небесного.

12. Отчего появи­лась бесовщина?

– А она никуда и не дева­лась. Вот как Адам с Евой согре­шили, так и вошел грех в мир, и как лука­вый замыс­лил погу­бить людей, так он свою цель и не оста­вил. А где лука­вый, там и ангелы его, бесы, демоны, кото­рые так и роятся, как пчелы, не медо­но­ся­щие, но жаля­щие, кото­рые стре­мятся вся­че­ски нам доса­дить. Но, впро­чем, на это нам и дан крест, чтобы все это стадо разогнать.

13. Ужас­ный грех совер­шили Адам и Ева – какой?

– Какой? Такой, какой из вас каж­дый повто­ряет каж­дый день. Грех этот назы­ва­ется гре­хом непо­слу­ша­ния. Когда Гос­подь, а через него люди, стар­шие, наши род­ные учат нас посту­пать по правде Божией, а мы хотим посту­пать по-сво­ему. Вот Адам и Ева тоже захо­тели жить по-сво­ему – за это и были наказаны.

14. Зачем Каин поста­вил печать себе на чело и на руку?

– Каи­нова печать – это образ, образ того, что чело­век, пре­дав­ший себя дья­волу, изме­ня­ется. Изме­ня­ется не только душой, но даже всем своим обли­ком. Вот посмот­рите на чело­века, кото­рый явно согре­шает: вот, напри­мер, вор, рэке­тир, даже посмот­рев на лицо его, можно уви­деть, что он как бы чело­век, но как бы уже и нет, отча­сти. Это печать Каина, печать лука­вого про­яв­ля­ется на его лице.

15. Гос­подь нака­зал людей Содома и Гоморы за грехи. Но в этих горо­дах жила бла­го­че­сти­вая семья Лота. Гос­подь послал Ангела, чтобы ска­зать им, чтобы они ухо­дили. Ангел ска­зал, чтобы они ухо­дили, но не огля­ды­ва­лись. Жена Лота огля­ну­лась и стала соля­ным стол­бом. Вопрос: стоит ли сей­час этот столб?

– Конечно, стоит, куда ему деться. И стол­бов таких настав­лено по земле целая изго­родь, по эква­тору если ее выста­вить, то она весь зем­ной шар как раз и обы­мет. Ведь что такое соля­ной столп жены Лота? Это, когда мы знаем, что есть мерз­кий, гад­кий, сквер­ный грех и есть путь, по кото­рому можно от него уйти, и Гос­подь помо­гает нам и дает силы, выво­дит – за руку выво­дит! – как Ангел семью Лота, но нам напо­сле­док хочется еще раз огля­нуться, поте­шиться этим сквер­ным, гряз­ным гре­хом, какой бы он ни был, не будем его сей­час кон­кретно назы­вать, и вот когда мы пово­ра­чи­ва­емся, то ока­зы­ва­ется, что мы уже взора от него отве­сти не можем и ста­но­вимся, как этот самый соля­ной столп, кото­рых вон сколько стоит!

16. Как про­изо­шло Рож­де­ство? Как Мария могла родить Иисуса Хри­ста от Духа Святого?

– Все свя­тые отцы гово­рят, что есть такие тайны, кото­рые нельзя объ­яс­нить бук­вально, нельзя понять разу­мом так же, как мы пони­маем, напри­мер, что при сло­же­нии двух еди­ниц с двумя дру­гими еди­ни­цами полу­ча­ется четыре еди­ницы. Есть то, к чему можно при­кос­нуться верою. Вот мы и при­ка­са­емся верой к тому, что Бог – пре­вы­ша­ю­щий мир, непо­зна­ва­е­мый по своей сущ­но­сти, не объ­ем­ле­мый ничем, а Сам Собою содер­жа­щий все тво­ре­ние, – что Он явля­ется в мир как малень­кий Мла­де­нец. Появ­ля­ется почти как обыч­ный чело­век, только без греха и боли, кото­рая явля­ется послед­ствием гре­хо­па­де­ния. Мы не знаем, как про­изо­шло это чудо, но знаем только, что, не будь этого чуда, не было бы и дру­гого, глав­ного чуда – мы не могли бы соеди­ниться через Кре­ще­ние с Богом, была бы про­пасть между боже­ствен­ной при­ро­дой и при­ро­дой чело­века, а теперь и мы соеди­ня­емся с Богом в Таин­стве и ока­зы­ва­емся не чуж­дыми Самому Богу.

17. Как жила Русь?

– Да по-вся­кому жила. Но было в этой жизни нашего Оте­че­ства нечто, бла­го­даря чему мы по праву можем назы­вать наше Оте­че­ство в какие-то века свя­той Русью. Почему? Потому что даже в те вре­мена, когда было много страш­ного, гре­хов­ного, чело­ве­че­ской немощи, обма­нов и под­ло­сти, все же было глав­ное почти у всех рус­ских людей: иде­а­лом образа жизни, нор­мой жизни была свя­тость. Люди рус­ские мерили свою жизнь не по богат­ству, не по знат­но­сти, не по пре­успе­ва­нию, а по свя­то­сти угод­ни­ков Божиих. И вот то, что этот идеал был перед почти всеми рус­скими людьми целые века, и дает нам осно­ва­ния назы­вать наше Оте­че­ство свя­той Русью.

18. Какое житие свя­того апо­стола Андрея?

– Житие это длин­ное, в нем много повест­ву­ется, как он про­по­ве­до­вал в раз­ных стра­нах, как постра­дал за Хри­ста, как был рас­пят на кре­сте, кото­рый дал начало флагу рус­ского флота. В житии этом рас­ска­зы­ва­ется и о том, как он побы­вал и в пре­де­лах нашего Оте­че­ства. И мы знаем, что земля наша освя­щена пре­бы­ва­нием одним из апо­сто­лов и уче­ни­ков Спа­си­теля – Андрея Первозванного.

19. Как кре­стили Русь?

– Во-пер­вых, доб­ро­вольно, это в отли­чие от мно­гих стран Запад­ной Европы, где, слу­ча­лось, делали это огнем и мечом, во-вто­рых, быстро, потому что, хотя где-то по зако­ул­кам, в глу­бинке, в лесах и таи­лось язы­че­ство, но еще и века не про­шло, как боль­шин­ство рус­ских людей были уже пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами. А в‑третьих – радостно и кра­сиво, потому что самое глав­ное, к чему при­кос­ну­лась душа рус­ского чело­века, была кра­сота. Помните, послы Вла­ди­мира вошли в Софию Кон­стан­ти­но­поль­скую – и что они там уви­дели: они не знали гре­че­ского языка и не знали икон, но они почув­ство­вали, что они как на небе, такая кра­сота откры­лась их очам, что после этого воз­вра­щаться к язы­че­ству – было невоз­можно. И вот это “как на небе” потом появи­лось и на Руси: и в Киев­ском Софий­ском соборе, и в Нов­го­род­ском, и во мно­гих дру­гих, вспом­ните храм Покрова на Нерли – вот эти кусочки неба на земле. Вот так Русь кре­сти­лась – через эту див­ную Боже­ствен­ную красоту.

20. Почему рус­ские цари выбрали именно Пра­во­слав­ную веру?

– Потому что они уви­дели, что это та вера, к кото­рой если при­кос­нешься, то ни на какую дру­гую уже смот­реть не будешь. Они, конечно, не то чтобы интел­лек­ту­ально рас­суж­дали, взве­ши­вали или у них была группа гео­по­ли­ти­ков-ана­ли­ти­ков, кото­рая состав­ляла им про­то­кол, доклад, как нынче делает наша Дума: “Какие будут послед­ствия для вели­кого кня­же­ства Руси, если при­мет она эту веру?” – нет, конечно, про­сто сердце ото­зва­лось вот на эту радость Православия…

21. Почему во всех ста­рых кни­гах имя Гос­пода писа­лось с малень­кой буквы?

– Ну, не во всех. Во-пер­вых, в самом цер­ковно-сла­вян­ском языке есть пра­вило писать с малой буквы все свя­щен­ные имена, назва­ния горо­дов, рек, морей. Раньше ведь к этому спо­кой­ней отно­си­лись, потому что и так всем было ясно, что Гос­подь – это То, что все­гда с боль­шой буквы, и напи­сано это было не в книж­ках, а в сердце чело­века. А теперь, когда много есть людей, кото­рые хотели бы имя Гос­пода напи­сать с самой малень­кой буквы, не грех напом­нить, что имя это – свято и что ругаться над ним – мы не дадим, и мы должны пом­нить, что живем в пра­во­слав­ной стране, и ува­жать нашу веру, веру наших пред­ков, мы должны и обязаны.

22. Что такое грех?

– Грех – это такая дырка; вот, напри­мер, есть див­ная-див­ная кар­тина или плат, как, напри­мер, может, у кого-то мама носит пав­лово-посад­ский пла­ток, он дивно кра­сив, и вдруг на этом платке, как на кар­тине нашей жизни, появ­ля­ется дырка, и не про­сто появ­ля­ется, мы сами ее как бы про­ди­раем поти­хоньку, ковы­ряем, ковы­ряем, пока она не появится, и сна­чала она еще не так велика и неза­метна, зашить можно, но если дальше, то вскоре вме­сто платка будет сплош­ная дыра; вот и грех: это сна­чала малень­кая, а потом все рас­ши­ря­ю­ща­яся дыра, и как бы в нее не свалиться!

23. Каким ты будешь в раю?

– Апо­стол Павел так гово­рит: “Мы не все умрем, но все изме­нимся”. Изме­нимся настолько, что там друг друга хоть и узнаем, но отсюда и понять не можем, какие свой­ства будут у чело­века в раю. Впро­чем, отча­сти, при­кро­венно, мы можем об этом рас­суж­дать, исходя из того, как Гос­подь являлся своим уче­ни­кам в Своей чело­ве­че­ской при­роде, но уже про­слав­лен­ной и пре­об­ра­жен­ной, – та, кото­рая будет и у пра­вед­ни­ков в раю после вос­кре­се­ния. Он мог про­хо­дить “две­рем затво­рен­ным”, то есть сквозь стены, когда двери были закрыты, Он мог идти вме­сте с ними и быть ими какое-то время не узнан­ным. Он мог быть ими вдруг опо­знан­ным во время прео­су­ществ­ле­ния хлеба, стать совсем иным, и в то же время остаться Тем же Самым, Каким был до сво­его вос­кре­се­ния. Вот нечто подоб­ное про­изой­дет и с теми, кто спо­до­бится рай­ского блаженства.

24. Что про­ис­хо­дит с умер­шими людьми, кото­рые умерли некре­щен­ными, но внес­шими пользу в про­цве­та­ние нашей страны?

– Давайте прежде всего поста­вим вопрос шире. А некре­щен­ные, “не при­нес­шие вели­кую пользу” – что же, о них и гово­рить не стоит, что же, им только одна дорога оста­ется – в ад? Давайте так: поду­маем, что гово­рит Гос­подь: “Никто не при­дет к Отцу моему, кроме как через Меня”. Это зна­чит, что без Хри­ста, вне Церкви, не может быть ника­кого спа­се­ния. Дей­стви­тельно так: без того, чтобы не узнать во Хри­сте Сына Божия, никто не может спа­стись. Но это не зна­чит, что будут строго нака­заны сотни тысяч, может, мил­ли­оны людей, кото­рые не знали о Хри­сте и хри­сти­ан­стве ничего, вспом­ните, напри­мер, об аме­ри­кан­ских индей­цах до откры­тия Аме­рики Колум­бом, или об афри­кан­цах, или о поли­не­зий­цах, или даже о тех людях, кото­рые, может, что-то слы­шали о хри­сти­ан­стве, но нико­гда не имели в своей жизни опыта про­по­веди о нем – кото­рую можно было бы назвать апо­столь­ской. Но если чело­век уви­дел перед собой образ Хри­ста, и вдруг почему-то не при­нял и отвер­нулся, и, как иудеи при жизни Хри­ста, ска­зал: “Нет, нет у нас царя, кроме Кесаря, не хотим с тобой быть, Хри­сте Боже!” Кто так гово­рит, тому, надо пола­гать, нет пути ко спа­се­нию, а о судьбе про­чих же будем пом­нить, что суд не наш, а суд Божий и суд этот спра­вед­ли­вый и милостивый.

25. У меня сей­час воз­ни­кают раз­ные сомне­ния. Я верю, что есть ад и бесы. Но рай и Бог, такие, как о них рас­ска­зы­вают, мне пред­став­ля­ются по-дру­гому, как-то не так про­сто. Как мне утвер­диться в вере?

– Рай – это когда Бог будет вся­че­ски и во всех, когда будет Хри­стос и вокруг него все, кто Хри­стовы, и когда мы будем в веч­но­сти с Богом, и когда будут наши близ­кие, те, кото­рые спо­до­бятся, и все будут близко и ничто не будет далеко, когда все будут ближ­ние по-насто­я­щему, в какие бы раз­ные века они ни жили и в каких бы раз­ных стра­нах на земле ни пре­бы­вали. И вовсе рай не какое-то заве­де­ние, где блины со сме­та­ной и клуб­нич­ным варе­ньем прямо сами в рот зале­тают. Это, навер­ное, рас­ска­зы­вали или пока­зы­вали в сказ­ках, ну так пра­во­слав­ному чело­веку нет до них ника­кого дела. А что такое ад? Ад – слово гре­че­ское, про­ис­хо­дит еще от более древ­него слова “Avidus” – место, как пишется в Кате­хи­зисе мит­ро­по­лита Фила­рета, без­вид­ное, то есть такое, где не видеть, не ведать Бога нельзя. Вот в аду уже не уви­дишь ничего ни доб­рого, ни свет­лого, серд­цем не узна­ешь и не почув­ству­ешь, что можно спа­стись и изме­ниться, а это очень страшно. Это страш­ное состо­я­ние и есть ад, а вовсе не ско­во­родки и не бесе­нята, под­ки­ды­ва­ю­щие полешки в огонь.

26. Бог все знает в буду­щем; зна­чит, Он знает, кто будет гре­шить, а кто не будет в любом слу­чае, так зачем же нам тогда дается шанс?

– Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит, что Гос­подь желает каж­дому спа­стись и к позна­нию Истины прийти и сво­его Сына Еди­но­род­ного послал, чтобы веру­ю­щий в Него не погиб, но обрел жизнь веч­ную. Спа­се­ние, как воз­мож­ность, дается каж­дому из нас именно как воз­мож­ность – ведь каж­дый миг нашей жизни, в каж­дой ситу­а­ции Гос­подь рядом с нами, чтобы мы, как раз­бой­ник на кре­сте, кото­рый даже за одну минуту до смерти смог изме­ниться и ска­зать: “Помяни меня, Гос­поди, когда при­и­дешь во Цар­ствие Твое” – и услы­шать: “Сего­дня же будешь в раю”. Нет людей, пред­опре­де­лен­ных к поги­бели или пред­опре­де­лен­ных к спа­се­нию, но если верно пер­вое, то верно и вто­рое; ежели мы не ком­пью­теры, и не холо­диль­ники, и не теле­ви­зоры, а суще­ства, име­ю­щие в себе образ и подо­бие Божией сво­боды, то, зна­чит, мы спа­са­емся не при­ну­ди­тельно, а содей­ствуя спа­са­ю­щему нас Богу. Есть вели­кие слова одного из свя­тых: “Бог спа­сает нас не без нас”. Попы­тай­тесь вни­ма­тельно обду­мать эти слова. Спа­сает нас Хри­стос, но не без нашего ответа и не без нашего усилия.

27. Почему Гос­подь не про­щает греш­ни­ков в аду?

– Потому что греш­ники сами этого не хотят. Потому что те, кто в аду, – это доб­ро­вольно опре­де­лив­ши­еся во зле, это те, кто про­жил жизнь свою, говоря: “Нет, не хочу, Хри­сте Боже, не хочу ни Тво­его спа­се­ния, ни Твоей жертвы. Мне мой грех, моя страсть дороже и при­ят­нее. Уйди от меня!” Бог никого не наси­лует – ни в этой жизни, ни в вечной.

28. Что надо сде­лать чтобы попасть к Богу?

– Что надо делать? Гос­подь так гово­рит: “Кто любит меня, тот запо­веди Мои соблю­дает”. Вот путь, по кото­рому можно идти к Богу. Только если мы будем испол­нять не про­сто как обе­ща­ние, как когда-то пио­неры обе­щали: будем делать то-то и то-то, как учит ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, как заве­щал… и так далее. А будем любить сами эти запо­веди именно потому, что они учат нас любить Бога, Хри­ста, ближ­них. Если мы будем не про­сто урок отра­ба­ты­вать, как наем­ники и рабы, кото­рым страшно погиб­нуть, а с радо­стью из-за любви – то этот путь при­ве­дет нас ко Христу.

29. Что такое вера в Бога?

– Вера. Самое глав­ное в ней – уве­ро­вать, что Гос­подь суще­ствует. Но про­сто знать, пони­мать разу­мом, что Бог есть, этого мало для пра­во­слав­ного и вообще для хри­сти­а­нина. Ска­зано ведь, что и бесы веруют, то есть знают, что Гос­подь есть, но при этом не отхо­дят от греха, поэтому знать – это мало, нужно дове­рять Богу, дове­рять воле Божией и в хоро­ших свой­ствах, и в дур­ных, и когда нас хва­лят, и когда пори­цают, и когда мы здо­ровы, и когда здо­ро­вье нас остав­ляет, и когда нас любят, и когда нас ругают, знать, что Гос­подь все­гда с нами, что больше того, что мы можем вытер­петь, он нам не даст испы­та­ния. Ну и тре­тье: быть вер­ными Хри­сту, вер­ность – это тоже обя­за­тель­ное свой­ство пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, вер­ным и реши­тель­ным во все вре­мена, и решить: или быть вер­ным до конца и всего лишиться в этой жизни, а может, и самой жизни, или все иметь, но отречься от Хри­ста. Эта вер­ность вос­пи­ты­ва­ется с малого: вот, идет пост, вы идете мимо киоска с моро­же­ным, вам хочется съесть пор­цию, но вы хотите быть вер­ными Хри­сту и отка­зы­ва­е­тесь: “Я буду вер­ным Хри­сту и не стану есть того, что мне при­ятно”. Вот сидит соседка, кото­рую я страстно хочу дер­нуть поболь­ней за косичку, но я сдер­жусь и не сде­лаю этого, ради Хри­ста. Вот что такое вера: уве­рен­ность, дове­рие и верность.

30. Почему неко­то­рые люди не верят в Бога?

– Одни не верят потому, что не имели воз­мож­но­сти узнать и полю­бить Бога и веру пра­во­слав­ную. Но к ним при­ме­нимы слова апо­стола Павла, кото­рые он обра­щал к языч­ни­кам, говоря, что они имеют в себе свой закон – это закон сове­сти – и будут судимы по этому закону. Это закон сове­сти, есте­ствен­ный нрав­ствен­ный закон, кото­рый есть у каж­дого чело­века. Он есть голос Божий в нашей душе, и тот, кто посту­пал по сути, по правде Божией в своей жизни, зна­чит, он еще может спа­стись и встре­тить Хри­ста. Но есть люди, кото­рые не верят, потому что не хотят верить. И можно ска­зать, что эти люди ско­рее верят, чув­ствуют, что есть Бог, знают это, но вос­стают про­тив этой веры, про­тив этого зна­ния или потому, что эта вера мешает им жить так, как им хочется, то есть по своей воле и по сво­ему хоте­нию, или потому, что неком­фор­та­бельно так полу­ча­ется, неудобно, мешает это. Ведь себя спроси, как часто бывает, что мы верим ровно на столько, на сколько вера не мешает нам жить. В этом смысле мы порой бываем еще хуже неве­ру­ю­щих людей.

31. Как вы, лично, обрели свою веру?

– Навер­ное, как и мно­гие из вас, я рос в семье неве­ру­ю­щих тогда людей, было еще совет­ское время, и о Боге мы ничего не слы­шали. Я рос в такой среде, где ни в цер­ковь не ходили, ни Пасху не встре­чали, ни Еван­ге­лия, ни Биб­лии негде было про­чи­тать. С верой я встре­тился через уди­ви­тель­ный и осо­бен­ный опыт моей жизни. Когда мне было четыр­на­дцать лет, у меня роди­лись два брата-близ­неца. Все месяцы ожи­да­ния я очень этого не хотел. Ну что же это в самом деле: я уже не был цен­тром вни­ма­ния, и все вни­ма­ние роди­те­лей, вся любовь, забота и мое время, бес­цен­ное, лич­ное, при­дется посвя­щать каким-то двум комоч­кам? Я очень скор­бел, но вот когда они роди­лись, когда ока­за­лось, что нужно ходить на молоч­ную кухню, сти­рать пеленки, гулять – в общем, что нельзя жить так, как будто их нет, тогда вдруг сердце почув­ство­вало: а ведь я их люблю. Хотя на пер­вый взгляд это и каза­лось глупо, нера­зумно – они же мешали спо­койно жить. И встал вопрос: или есть какое-то оправ­да­ние этой любви, или жить дей­стви­тельно, как я тогда у Стен­даля в одной книжке про­чи­тал: “Всяк за себя в этой пустыне жизни, име­ну­е­мой эго­из­мом”. И ока­за­лось, что ника­кого дру­гого оправ­да­ния, как выгля­нуть за пре­делы этой жизни – в жизнь веч­ную, по сути дела-то и нет. Ну а там начи­нался уж путь к Богу и церкви.

32. Что такое храм?

– Храм – это дом Божий, дом молитвы, а не клуб по инте­ре­сам. И мы должны все­гда пом­нить, что храм – он не наш, а Божий. Мы там, конечно, в каком-то смысле хозя­ева, если мы туда часто ходим или слу­жим, мы вроде бы дома у себя, но мы и гости, потому что истин­ным хозя­и­ном этого дома явля­ется Сам Господь.

33. Какая цер­ковь была самая первая?

– Самая пер­вая цер­ковь была Сион­ская гор­ница, в кото­рой собра­лись апо­столы, где на них сошел Дух Свя­той. Этот день, когда на них в виде огнен­ных язы­ков сошел Дух Свя­той и они заго­во­рили на раз­ных язы­ках и вышли на про­по­веди, – есть день рож­де­ния Церкви. И Сион­ская гор­ница в Иеру­са­лиме – это есть самая пер­вая Ново­за­вет­ная цер­ковь.

34. Кра­сива ли ваша цер­ковь?

– Очень. Каж­дый храм кра­сив. И какая это радость – видеть то, что недавно было гряз­ным, пору­шен­ным, захлам­лен­ным, как икона, поца­ра­пан­ная и гряз­ная, посте­пенно, по кусоч­кам, начи­нает сиять небесно-голу­бым, золо­ти­стым, крас­ным, и также в нашем храме такие кусочки уже про­гля­ды­вают, и кто здесь молится, очень этому раду­ются и эту кра­соту ценят.

35. Для чего мы ходим в храм?

– Ска­зали б вы мне, для чего вы веру­ете, если такие вопросы зада­ете умные. Надо пола­гать, в храм идем не для того, чтобы побол­тать с дру­гом или подруж­кой о своих школь­ных ново­стях, не для того, чтобы батюшка, уви­дев вас, похва­лил: “А, Вася, моло­дец, усерд­ный, усерд­ный молит­вен­ник!” – или бабушка, сто­я­щая перед под­свеч­ни­ком, при­ста­вила нас к нему и сде­лала нас кол­ле­гой по этому весьма ответ­ствен­ному делу – сле­же­нию за дого­ра­ю­щими све­чами, а ходим мы в храм ко Хри­сту, ходим, как апо­столы не могли не ходить за Хри­стом, хотя им при­хо­ди­лось куда тяже­лее, чем нам: при­хо­ди­лось мно­гое бро­сать, от мно­гого отка­зы­ваться, нет они без Хри­ста жить не могли. Так и мы не можем жить без Христа.

36. Можно ли заста­вить чело­века пойти в храм?

– Посло­вица есть: неволь­ник – не бого­моль­ник. Цер­ков­ная посло­вица! Это зна­чит, что никому свою душу насильно не вло­жишь и веру­ю­щим сил­ком быть не заста­вишь. Поэтому что мы можем сде­лать? Не тащить наших сестер, бра­тьев, дру­зей по классу, пока еще не веру­ю­щих, но жить так, чтобы они, смотря на нас, захо­тели понять, что такое мы имеем в душе и в жизни своей, чего у них нет и отчего жизнь их более пуста, и сами вслед за нами пошли бы в цер­ковь Божию. Только тогда их вера будет насто­я­щей пра­во­слав­ной верой.

37. Если роди­тели неве­ру­ю­щие, а ты веру­ю­щий, и они не пус­кают в храм, что нужно делать?

– Нужно пом­нить о том, что пови­но­ве­ние людям, роди­те­лям в осо­бен­но­сти, про­сти­ра­ется очень далеко, но не далее, чем Отцу нашему Небес­ному. Пом­нить и такое пра­вило, что ежели мы живем с нашими близ­кими неве­ру­ю­щими, то нужно быть твер­дыми в испо­ве­да­нии веры, но пре­дельно мяг­кими в обра­ще­нии с ними. Если, напри­мер, тебе велят, вме­сто того чтобы пойти в вос­кре­се­нье в храм, помыть посуду, почи­стить кар­тошку, сде­лать еще какую-то работу, то вста­вай на два-три часа раньше, мой посуду, чисть кар­тошку, выноси мусор­ное ведро и после этого иди в храм.

38. Могу ли я счи­таться пра­во­слав­ной, если верю в Бога, но не могу ходить в цер­ковь?

– Что зна­чит не могу? Если вы при­ко­ваны к смерт­ному одру и ходить не можете, то вы, конечно, не ходя в храм, но много молясь, можете счи­тать себя пра­во­слав­ной. Если роди­тели ваши таковы, что запи­рают вас дома во время Бого­слу­же­ния и не пус­кают в храм, а вы, всей душой стре­мясь в храм и молясь дома, по этой при­чине не можете прийти на Бого­слу­же­ние, не оби­жа­ясь на роди­те­лей, моли­тесь перед ико­ной, моли­тесь и о них, чтобы Гос­подь смяг­чил их души, то вы, конечно, веру­ю­щий пра­во­слав­ный чело­век. А если вы в вос­кре­се­нье, вме­сто того чтобы пойти в храм, идете раз­вле­каться, то поду­майте сами, глу­боко ли вы веру­ю­щий человек?

39. Почему все ходят в цер­ковь в воскресенье?

– Потому что нельзя остаться вне Пасхи Хри­сто­вой, нельзя не прийти и не радо­ваться с Цер­ко­вью, что Хри­стос вос­крес, что жены-миро­но­сицы при­шли на гроб Гос­по­день и нашли камень и отва­лили его, и все осталь­ное, – что вспо­ми­нает Цер­ковь в этот день, быть без этого и вне всего этого – зна­чит очень обед­нять свою жизнь и делать скуд­ной свою веру. Кто ж это выбе­рет доб­ро­вольно? Поэтому, конечно, все и будут ходить в храм по воскресеньям.

40. Почему я хочу зайти в цер­ковь, но не могу?

– О, как страшно-то! Вот были такие страш­ные греш­ники, кото­рые хотели зайти, а их неви­ди­мые силы не пус­кали, как, напри­мер, Мария Еги­пет­ская, кото­рая потом стала свя­той, хотела к Кре­сту Гос­подню при­ло­житься, а ее сила неко­то­рая удер­жи­вала, потому что у нее тяж­кий грех был на душе. По опыту свя­щен­ни­че­скому знаю, что есть люди, кото­рые как бы тянутся к церкви, как бы уже душой в ней, а грех не пус­кает; при­дет к храму один раз, дру­гой, к Литур­гии, десятки раз при­е­дет, ходит как какой-то Одис­сей кру­гами или как еврей в пустыне сорок лет будет блуж­дать, пока дой­дет до земли обе­то­ван­ной. Не думаю, голуб­чик или голу­бушка, что так уж ты нагре­шил или нагре­шила, чтобы тебя Гос­подь не пус­кал. Может, нужно сде­лать только одно: про­явить реши­мость и пере­сту­пить порог. А если самой не полу­ча­ется, попро­сить кого-то: возь­мите меня за руку и вве­дите в храм. Один раз вве­дут, а дальше уже и проще будет.

41. Почему моя сестра счи­тает, что я не могу ходить в цер­ковь в таком воз­расте (10 лет)?

– Потому что она сама, видимо, в цер­ковь ходить не при­выкла. И вы можете сде­лать только одно: без раз­дра­же­ния, очень веж­ливо и нена­вяз­чиво попро­сить ее про­во­дить вас до храма, поскольку одной вам в таком воз­расте ездить по боль­шому городу еще рано. Если сестра не хочет захо­дить в храм, то пусть она хотя бы постоит у двери или зай­дет – не молиться, конечно, а только послу­шать и подо­ждать вас. Может, она и согласится.

42. Можно ли на службе выхо­дить из храма?

– Можно, если это нужно для того, чтобы выве­сти из храма поте­ряв­шую созна­ние ста­рушку или по каким-то чрез­вы­чай­ным обсто­я­тель­ствам, вот, напри­мер, вдруг не ока­за­лось на тра­пезу батюшке хле­бушка, и заве­ду­ю­щая подо­шла и ска­зала: “Вань, у тебя такие быст­рые ноги, а послу­ша­ние – выше молитвы, сбе­гай, купи хле­бу­шек, чтобы батюшка, кото­рый, конечно, уста­нет после службы мог сесть за тра­пезу”. Ну а если мне хочется про­сто так, ни с чего выйти и погу­лять во время службы, – это, конечно, не подо­бает пра­во­слав­ному христианину.

43. Как каяться мирянам?

– Как каяться? Искренне каяться. И свя­щен­ни­кам, и миря­нам, и мона­хам; то есть, когда мы идем к Кре­сту и Еван­ге­лию, ничего не ута­ить и не слу­ка­вить, не оста­вить какие-то грехи про запас, на сле­ду­ю­щую испо­ведь, или до дру­гого батюшки; бывает такое, чело­век думает: вот, сво­ему батюшке я о нем не скажу, а скажу про этот грех вот тому-то, а то что мой батюшка про меня поду­мает. Вот с такой мыс­лью нужно идти и, конечно, с твер­дым наме­ре­нием, к этому греху больше не воз­вра­щаться. Может, не все­гда это полу­чится, но хотеть, искренне хотеть и бороться со сво­ими гре­хами пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин обязан.

44. Можно ли веру­ю­щему не посе­щать цер­ковь?

– Лучше уж тогда ска­зать, что вы про­сто неве­ру­ю­щий чело­век, и посе­щать храм тогда не нужно. А для веру­ю­щего чело­века, для кого Гос­подь – не отвле­чен­ная абстрак­ция, не “выс­ший разум”, не “жиз­нен­ный прин­цип”, а Хри­стос-Спа­си­тель, то как же это я вдруг не пойду? Это зна­чит, я говорю: “Нет, Гос­поди, до Тебя мне ника­кого дела нет, и до жертвы Твоей иску­пи­тель­ной дела нет, и до Вос­кре­се­ния Тво­его, основы веры нашей, тоже ника­кого дела нет. Вот мне дело есть на диване лежать и жур­налы листать. Ну, дума­ется, после этого сам решай – веру­ю­щий ты или неверующий.

45. Почему нельзя рабо­тать в воскресенье?

– Не то чтобы нельзя. Нельзя рабо­тать на себя. Нельзя зани­маться обыч­ными житей­скими делами: нельзя откла­ды­вать на вос­кре­се­нье стирку, уборку или гене­раль­ную репе­ти­цию назна­чать на вос­крес­ный день. Это не зна­чит, что нельзя прийти и помочь това­рищу, убрать за малень­ким бра­ти­ком игрушки или помочь в чем-то неот­лож­ном роди­те­лям. Но нужно пом­нить, что глав­ным в вос­кре­се­нье для нас должно быть посе­ще­ние храма Божия, молитвы в церкви, не потому что этого дис­ци­плина тре­бует. Каж­дое вос­кре­се­нье – это малень­кая Пасха, и мы не можем отка­заться от такого празд­ника, от этой основы нашей веры, о кото­рой только что с вами говорили.

46. Что такое Литургия?

– Литур­гия – это в бук­валь­ном смысле слова – общее дело, общее, то есть когда мы все вме­сте, все пра­во­слав­ные хри­сти­ане во всех стра­нах, при­хо­дим в вос­крес­ный, празд­нич­ный или в какой-то дру­гой день, чтобы быть собран­ными едино вокруг Хри­ста. Это дело наше общее, не только свя­щен­ни­ков, не только бабу­шек, не только особо бла­го­че­сти­вых мирян и мона­хов, это дело нас всех, без кото­рого хри­сти­а­нин не может назы­ваться хри­сти­а­ни­ном. Там совер­ша­ется глав­ное, чем мы живем, – Таин­ство При­ча­стия. Это тоже наше общее дело, без кото­рого хри­сти­а­нин не может назы­ваться христианином.

47. Из чего дела­ется причастие?

– Для При­ча­стия берут хлеб и вино. Хлеб белый, самый-самый про­стой, в кото­ром только вода, только дрожжи и мука. Потом все это сме­ши­ва­ется, тесто под­хо­дит и выпе­ка­ется осо­бен­ный хлеб, назы­ва­е­мый просфора, что озна­чает с гре­че­ского “при­но­ше­ние”; и из нее потом, во время Литур­гии, чудес­ным обра­зом, в пря­мом смысле чудес­ным обра­зом, она пре­вра­ща­ется в Тело Хри­стово, по-види­мо­сти она оста­ется хле­бом, но по сути – это Тело Хри­стово, уже Сам Гос­подь, Кото­рый с нами соеди­ня­ется. А вино берется обя­за­тельно вино­град­ное, у нас, в Пра­во­слав­ной рус­ской Церкви, обычно крас­ное, слад­кое, чаще всего вино, кото­рое назы­ва­ется “Кагор”, или близ­кие к нему сорта, сме­ши­ва­ются с водой, и это сме­ше­ние вина и воды ста­но­вится, путем того же чуда, Кро­вью Хри­ста-Спа­си­теля, как Сам Гос­подь и ска­зал на Тай­ной Вечере, заве­щая нам есть и пить и укреп­ляться этими див­ными таинствами.

48. Что такое Типикон?

– “Типи­кон” – слово гре­че­ское, в пере­воде озна­чает “книга-обра­зец”. Как образ­цово, без отступ­ле­ний, без сокра­ще­ний, по правде, по уста­вам, уста­нов­лен­ным свя­тыми отцами, совер­шать бого­слу­же­ния, соблю­дать посты, вообще жить целый год бого­слу­жеб­ной жиз­нью, с соблю­де­нием пра­вил цер­ков­ных. Поэтому Типи­кон назы­вают еще в пере­воде ино­гда про­сто – Устав Церковный.

49. Если пра­во­слав­ная служба имеет осо­бый смысл, то что обо­зна­чает омо­ве­ние рук?

– Омо­ве­ние рук озна­чает про­сто-напро­сто то, что когда идешь касаться не про­сто стола, а пре­стола Божия, и не про­сто еды – хлеба и вина, а хлеба и вина, кото­рые ста­нут Телом и Кро­вью Спа­си­теля, то можно ли это делать с чер­но­зе­мом под ног­тями или с пылью, кото­рую вы при­несли из Мос­ков­ского мет­ро­по­ли­тена; ежели перед обыч­ной едой мы соблю­даем пра­вило – мыть руки, то как мы должны под­хо­дить к тра­пезе Господней?

50. Почему на Кре­ше­ние вме­сто “Свя­тый Боже” поют “Во Хри­ста крестится …”?

– Потому что в древ­ней Церкви, когда еще в Рим­ской импе­рии было мно­же­ство языч­ни­ков, кре­сти­лись не только дети, но и взрос­лые, как теперь часто бывает. Этих взрос­лых гото­вили не так, как сей­час, – по одному батюшка гото­вит, объ­яс­няет, как и что, а всех вме­сте. Их всех вме­сте соби­рали при храме, они слу­шали беседы, объ­яс­не­ния, учили молитвы, серьезно гото­ви­лись к тому, чтобы стать пра­во­слав­ными. Их кре­стили в опре­де­лен­ные уроч­ные дни, как пра­вило, перед вели­кими празд­ни­ками – Рож­де­ством или Пас­хой. Потом после кре­ще­ния во время Литур­гии, когда они вхо­дили в белых кре­щаль­ных одеж­дах в храм, со све­чами, то вот и пелось “Во Хри­ста кре­сти­теся, во Хри­ста обле­ко­стеся”. Все смот­рели на них и радо­ва­лись, что еще столь­ких людей Гос­подь при­звал ко спа­се­нию в свою Цер­ковь.

51. Как мне поститься?

– Вообще-то при­ходи пого­во­рим, как тебе поститься, если больше тебе не с кем об этом пого­во­рить. Самое глав­ное: поститься нужно так, чтобы пост был не дие­той, а духов­ным упраж­не­нием и воз­дер­жа­нием Хри­ста ради.

52. Если в среду или пят­ницу в школе дают рыбу, можно ли ее есть?

– Если бы речь шла о кот­лете, я бы ска­зал, что есть ее не надо в пост, а съесть один гар­нир – и Гос­подь укре­пит подвиж­ника, но рыбу можно есть, лишь бы она была пер­вой моло­до­сти, а не тре­тьей или четвертой.

53. Какие у вас иконы?

– Какие иконы дома, видимо, ты спра­ши­ва­ешь? Одна­жды я узнал пра­вило от одного свя­щен­ника: дома иметь такие иконы только, кото­рым молишься. Вот этому пра­вилу ста­ра­юсь сле­до­вать. Иконы, к кото­рым ты зна­ешь тро­парь, молитву и молитву эту чита­ешь. Иметь дома выставки икон, древ­них или выре­зан­ных из кален­да­рика, но к кото­рым мы не обра­ща­емся даже с крат­кой молит­вой, бес­смыс­ленно. Так что возь­мите это за пра­вило и дер­жи­тесь его.

54. Нра­вятся ли вам визан­тий­ские иконы?

– Хоро­шие, конечно, нра­вятся. Но в любой пра­во­слав­ной иконе есть важ­ная основа, кото­рая заклю­ча­ется в том, что даже самая про­стая из них напи­сана по опре­де­лен­ному стро­гому канону. А что такое канон? Это опыт поко­ле­ний жизни и веры людей. Опыт бого­об­ще­ния, опыт цер­ков­ный, кото­рый гово­рит: вот так можно молиться, так можно свя­тых изоб­ра­жать, и если у ико­но­писца даже не было боль­шого или осо­бен­ного таланта и осо­бен­ного внут­рен­него опыта, то он хотя бы сле­до­вал этому канону, или пра­вилу, как пути, по кото­рому нужно идти, чтобы икона, пусть она не будет как у Андрея Руб­лева, но хотя бы была ука­за­нием пра­виль­ного направ­ле­ния, как окошко – не в погреб, а к солнышку.

55. Что нужно ска­зать, когда тебе гово­рят, что веру­ю­щий чело­век покло­ня­ется иконе, а не Богу, как это дока­зать, что мы молимся не ико­нам, а Богу?

– А как дока­зать? Так и дока­зать: ты что! Ты где это такое вычи­тал? Если хочешь знать, чему мы молимся, открой любой ака­фист, кото­рый мы перед ико­нами читаем, напри­мер, “Неча­ян­ной радо­сти” – там что гово­рится: честь, кото­рую мы воз­даем образу, то есть иконе, к пер­во­об­раз­ному вос­хо­дит, то есть к пер­вому образу, то есть к Тому, Кто на этой иконе изоб­ра­жен, и ежели ты дума­ешь, что мы покло­ня­емся доске, крас­кам и яич­ному порошку, кото­рый вхо­дит в тем­перу, то оши­ба­ешься в корне. Мы покло­ня­емся Гос­поду и свя­тым, а не выше­на­зван­ным без­душ­ным предметам.

56. Если лето­ис­чис­ле­ние идет от Рож­де­ства Хри­стова, то почему Рож­де­ство и Новый год (в том числе и ста­рый) в раз­ные дни?

– Рож­де­ство Хри­стово – это день рож­де­ния Хри­ста. А ново­ле­тие – это ведь очень услов­ная дата. Можно взять любую точку во вре­мени из три­ста шести­де­сяти пяти дней и ска­зать: здесь кон­ча­ется год и начи­на­ется новый год. Но сей­час, с вве­де­нием нового стиля, дума­ется, про­мыс­ли­тельно, Новый год ока­зался перед Рож­де­ством Хри­сто­вым. Какая от этого может быть польза? Такая, что теперь, когда Новый год при­хо­дится на Рож­де­ствен­ский пост и пра­во­слав­ному чело­веку опре­де­ленно бес­смыс­ленно зани­маться пус­ка­нием петард и дру­гими раз­вле­че­ни­ями, мы можем встре­тить Новый год вполне как подо­бает веру­ю­щему чело­веку, то есть дать отчет перед своей сове­стью и Богом, как мы про­вели эти три­ста шесть­де­сят пять дней года. И этот пока­ян­ный отчет при­ве­сти к Таин­ству испо­веди, тогда и само Рож­де­ство для нас будет радост­ным и ничем не замут­нен­ным празд­ни­ком. Так что это очень неплохо, что Новый год пере­несли впе­ред Рождества.

57. Можно ли из-за школы про­пус­кать вели­кие и пре­столь­ные праздники?

– По согла­со­ва­нию с роди­те­лями, по согла­со­ва­нию с духов­ни­ком, тогда, когда нет дру­гого выхода, и по нашим резуль­та­там школь­ным это воз­можно, что ж, про­пу­стите. Но, когда можно, ска­жем, схо­дить на ран­нюю службу и опоз­дать лишь на начало заня­тий, тогда лучше так и сделай.

58. Что такое протестантство?

– Уже само слово гово­рит: про­те­станты – это те, кто про­те­стует, те, кто гово­рит, что я свое соб­ствен­ное мне­ние, соб­ствен­ное суж­де­ние, соб­ствен­ный разум ставлю выше всего. Мое суж­де­ние – самое глав­ное, счи­тают они, а то, что Цер­ковь гово­рит – это, может, и не так важно. Про­те­станты раз­нятся между собой в суж­де­ниях, но их объ­еди­няет одно: непри­зна­ние авто­ри­тета Церкви. Каж­дый про­те­стант гово­рит: “Нет, я пред­по­чи­таю верить так” или: “Мне кажется, что вот это место в Биб­лии можно пони­мать вот так”. Он гово­рит, что ему до того, что были Все­лен­ские Соборы, или до того, что были люди высо­кого опыта, люди свя­той жизни в раз­ные века гово­рили иначе о том или дру­гом месте в Еван­ге­лии, что его таким обра­зом никак нельзя пони­мать. Про­те­стант будет протестовать.

59. Зачем люди крестятся?

– Зачем люди кре­стятся – в смысле осе­няют себя крест­ным зна­ме­нием? Потому и кре­стятся, что веруют, что крест – это не игры в кре­стики и нолики и не спо­соб запол­не­ния ведо­мо­сти для людей без­гра­мот­ных, но это сим­вол победы. Хри­сто­вой победы, а через него и нашей, – над лука­вым, гре­хом и смер­тью. Мы, осе­няя себя крест­ным зна­ме­нием во имя Отца и Сына и Свя­того Духа, освя­щаем свой разум, свои чув­ства, свои силы телес­ные и гово­рим, что когда мы со Хри­стом и с Его Кре­стом – нам бояться нечего.

60. Зачем люди венчаются?

– Затем, зачем и жениться. Зачем женятся? Навер­ное, когда юноша полю­бил девушку, а девушка отве­тила ему сми­рен­ным при­я­тием его любви, и хочется им быть вме­сте, но они, как люди разум­ные, пони­мают, что сей­час они моло­дые, и любовь их друг к другу велика-велика. Но каж­дый из них знает, что и гре­хов у них хва­тает, и что даже самых близ­ких, вот роди­те­лей, напри­мер, или бра­тьев, сестер, порой мы уже тер­пим с тру­дом. Выбрав­шие друг друга моло­дые хотят быть не только сей­час вме­сте, но всю жизнь, зна­чит, и в дни болезни, и в дни горе­стей, и в суро­вые какие-то будни, и когда они поста­реют и не будут уже такими юными и пре­крас­ными. Вот они и про­сят Бога, чтобы к их есте­ствен­ному наме­ре­нию – быть все­гда вме­сте не только всю зем­ную жизнь, но и в веч­но­сти – дать им помощь – бла­го­дать, чтобы там, где их сил не хва­тит, Он помог. Вот об этом мы и про­сим в чине венчания.

61. Кто может быть из род­ных крест­ным отцом или крест­ной мате­рью ребенка?

– Крест­ным отцом или мате­рью может быть брат стар­ший, сестра, дядя, тетя, дру­гие какие-то родственники.

62. Если крест­ная не ходит в храм, счи­тает, что молиться можно и дома, можно ли счи­тать ее крестной?

– Можно и нужно, но только отно­ше­ния ваши как бы немножко пере­вер­ну­лись. Но все равно: вы навек свя­заны духов­ными узами, их ничто не может рас­торг­нуть. Те узы, кото­рые даются при кре­ще­нии, такие же, как при рож­де­нии: нра­вятся вам ваши бра­тья и сестры или нет, они все равно оста­ются вашими сест­рами и бра­тьями, так и крест­ная. Но ведь как ино­гда бывает. Наши стар­шие род­ствен­ники в пре­ста­ре­лом воз­расте ста­но­вятся ино­гда как бы мла­ден­че­ству­ю­щие умом, начи­нают вести себя по-дет­ски. Тогда мы начи­наем о них забо­титься. Так и у вас с крест­ной про­изо­шло. Она ото­шла от церкви, пере­стала ходить в храм, пере­стала мно­гое пони­мать, а ты пони­ма­ешь, и ты дол­жен о ней теперь поза­бо­титься и помочь ей снова войти в ограду церковную.

63. Что будет делать свя­щен­ник, если, когда он будет кре­стить и спра­ши­вает, отре­ка­е­тесь вы от злого духа, спра­ши­ва­е­мый ска­жет два раза – да, а в тре­тий – нет?

– Если он созна­тельно ска­жет в тре­тий раз “нет”, то свя­щен­ник ска­жет: “Голуб­чик, кре­ще­ние – это такое Таин­ство, кото­рое пред­по­ла­гает нашу веру. И даже если ты сей­час – по нера­зу­мию или из бра­вады – ска­зал, что не отре­ка­ешься от сатаны, то ради твоей же пользы, чтобы не испол­ни­лись на тебе слова Хри­ста “Кому больше дано, с того больше и спро­сится”, ты не можешь сей­час войти в кре­щаль­ную купель, уйди, обра­зумься, пойми, как страшно ты себя сего­дня вел, и вер­нешься, когда Гос­подь кос­нется тво­его сердца.

64. Если во сне явля­ется свя­той, то как это вос­при­ни­мать? а) не обра­щать вни­ма­ния; б) этот сон имеет какой-то осо­бый смысл?

– Мно­гие свя­тые гово­рили, что если чело­век уви­дит ангела и не пове­рит, то не согре­шит. Почему? Потому что очень велика опас­ность пере­пу­тать по нашей неопыт­но­сти. И то, что нередко про­ис­хо­дит от есте­ствен­ных при­чин: от про­чи­тан­ных кни­жек, даже и хоро­ших. Напри­мер, читали вы нака­нуне житие какого-нибудь свя­того, запало вам нечто на душу и при­сни­лось. Или от услы­шан­ного по радио, ска­жем, послу­шали “Радо­неж”, или кас­сету посмот­рели, я имею в виду какую-то бла­го­че­сти­вую кас­сету, и вот потом у нас что-то в памяти отло­жи­лось – это есте­ствен­ная при­чина. А еще бывает, что нас лука­вый сму­щает, чтобы в нас гор­дость раз­дуть – вон я какой, мне ангелы снятся! – какую-то нам пока­жут обманку, а мы ее и вос­при­мем. Так что надеж­ней, конечно, по пер­вому, вто­рому, а может, и по тре­тьему разу не пове­рить. Ну а ежели этот сон есть не про­сто сон, а некое виде­ние или зна­ме­ние нам от Бога, то Гос­подь сам нас так вра­зу­мит, что ника­кого сомне­ния не будет.

65. Что надо делать свя­щен­нику, когда у него сроч­ное дело, а его послали слу­жить службу?

– Серьез­ным делом свя­щен­ника явля­ется служба, а про­чих, более серьез­ных, быть не может. Он только может ска­зать: “Про­стите и бла­го­сло­вите” – и идти служить.

66. Что такое бла­го­сло­ве­ние священника?

– Бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ника бывает раз­ное. Бывает как при­вет­ствие. Вот мы видим батюшку и гово­рим: “Батюшка, бла­го­сло­вите!” Батюшка гово­рит: “Во имя Отца и Сына и Свя­того Духа! Здрав­ствуй, Петя!” И спро­сит нас о чем-нибудь. Вот так мы поздо­ро­ва­лись. Есть и дру­гое бла­го­сло­ве­ние. Когда мы, напри­мер, помо­ли­лись и уже ухо­дим из храма и гово­рим: “Батюшка, бла­го­сло­вите на дорогу!” Батюшка нас бла­го­сло­вит, и как-то потеп­лее нам ста­нет – это мы с батюш­кой так попро­ща­лись. А еще бывает, что мы про­сим бла­го­сло­ве­ния, когда не знаем, как посту­пить в ответ­ствен­ном деле, нрав­ственно-серьез­ном, или в том, кото­рое может опре­де­лить всю нашу даль­ней­шую жизнь, и вот тут мы хотим избе­жать свое­во­лия, посту­пить не так, как мне нра­вится, а как Богу угодно. И тогда мы, зная, что если подойти с молит­вой и верой к свя­щен­нику, то через него Гос­подь нам под­ска­жет, как посту­пить, мы под­хо­дим и гово­рим: “Батюшка, вот такая-то ситу­а­ция, я не знаю что делать. Бла­го­сло­вите, и я приму вашу волю, потому что верю, что через нее меня напра­вит Сам Гос­подь”. И если мы дей­стви­тельно с таким чув­ством идем и при­мем, что свя­щен­ник ска­жет, то Гос­подь напра­вит нас к лучшему.

67. Как надо стать священником?

– К этому нужно очень долго гото­виться, и чем раньше нач­нешь, тем лучше. Пер­вое, что нужно делать тем, кто, может быть, по правде ощу­щает в себе при­зыв Божий стать свя­щен­ни­ком – отроки юноши, – это беречь себя от соблаз­нов мира в чистоте, не жить, как живется, не жить как мир­ские, не жить стадно, не под­да­ваться каким угодно увле­че­ниям, от метал­ли­че­ских до нар­ко­ма­ни­че­ских, ничего такого буду­щий свя­щен­ник до своей души допус­кать не дол­жен. Вто­рое, конечно, тот, кто хочет послу­жить Церкви, дол­жен ее очень любить и как можно больше вре­мени про­во­дить в храме и тре­тье – а по смыслу, может быть, пер­вое, – это нужно учиться молитве. Нет и не может быть такого свя­щен­ника, кото­рый не любит и не умеет молиться, для кото­рого это не самое глав­ное дело в жизни, поэтому как бы глав­ная про­верка – это почув­ство­вать: при­учится ли моя душа к молитве, полю­бит ее или нет, захо­чется ли тебе это прежде всего делать. Вот тут себя и испы­ты­вать: начи­нать ли гото­виться посту­пать в духов­ную семи­на­рию или посвя­тить себя какому-то дру­гому, но тоже доб­рому хоро­шему делу.

68. Может ли свя­щен­ник иметь семью? Жену, детей?

– У каж­дого свя­щен­ника есть семья. Глав­ная семья свя­щен­ника – это его духов­ные чада, его при­ход, на кото­ром он слу­жит, и люди, кото­рые туда при­хо­дят испо­ве­до­ваться, молиться, испра­ши­вать совета и бла­го­сло­ве­ния и из-за кото­рых у батюшки на дру­гую свою семью, бывает, что несколь­ких минут недо­стает за весь день. Но для того, чтобы ему совсем не пасть без сил, не полу­чить гастрит до трид­цати и инфаркт после трид­цати пяти, Цер­ковь поз­во­ляет иметь ему семью, помощ­ницу – жену. А там, где жена, там и детки часто бывают. Но только им очень нелегко, потому что видят они сво­его батюшку реже, чем дочка пре­зи­дента видит сво­его отца. И, конечно, еще не известно, чей крест больше – самого батюшки или его близких.

69. Как надо вести себя детям священника?

– Ой, это очень вели­кий труд. Детям свя­щен­ника нужно вести себя ответ­ствен­ней, чем детям рос­сий­ского пре­зи­дента. Потому что пре­зи­дент – он сего­дня один, а зав­тра дру­гой, а дети свя­щен­ника – всю жизнь дети свя­щен­ника и всю жизнь на них будут смот­реть и гово­рить: “Вот что же это – батюшка нас учит, а своих детей не вос­пи­тал”. И каж­дое неосто­рож­ное слово, каж­дая некстати нацеп­лен­ная побря­кушка, невы­терп­лен­ная обида и про­чее – отзо­вется на сердце батюшки. Дети свя­щен­ника должны нести свой крест достойно.

70. Ска­жите, как батюшка может изле­чить от болезни?

– Это смотря какой. Батюшка Сера­фим Саров­ский мог изле­чить, про­сто посмот­рев или погла­див головку и бла­го­сло­вив. Были такие чудо­творцы, напри­мер, как свя­той вели­ко­му­че­ник Пан­те­лей­мон, кото­рый давал с ложечки – вон видите на иконе с ложеч­кой изоб­ра­жен – как можно пред­по­ло­жить, какое-нибудь гомео­па­ти­че­ское сред­ство, и с молит­вой оно помо­гало. А мы, про­стые батюшки, что мы можем сде­лать? Мы можем дать свя­той водички и ска­зать: пей с верой с просфо­роч­кой свя­тую воду, и молись, и Гос­подь тебе помо­жет. Можно посо­бо­ро­вать, это Таин­ство, кото­рое Гос­подь Сам опре­де­лил тяже­ло­бо­ля­щему, и вот, на сколько для нас это воз­можно и вме­стимо, Гос­подь исце­лит. Вот так батюшки помо­гают, когда соборуют.

71. Сей­час в Москве много сект. Мно­гие секты глу­боко верят, что их вера истин­ная. Какие у них дока­за­тель­ства, что их вера пра­виль­ная? Насколько я знаю, ника­ких чудес в нехри­сти­ан­ских рели­гиях нет. И почему, на каких осно­ва­ниях они верят?

– Потому же, почему безум­ный гово­рит в сердце своем: “Нет Бога”. Он гово­рит не потому, что он голо­вой иссле­до­вал и нашел точ­ные дока­за­тель­ства, и не потому, что это он понял, а потому, что в сердце его закра­лась какая-то чер­во­то­чинка и иска­жает пра­виль­ное виде­ние того, что вокруг нас про­ис­хо­дит. Вот то же и с сек­тан­тами и языч­ни­ками про­ис­хо­дит. Чудеса, только лож­ные, могут у них быть. Еще в пер­вом веке, при апо­столе Петре, некий Симон-Волхв летал над горо­дом Римом, и видели его не как заез­жего фокус­ника Дэвида Коп­пер­филда – три тысячи чело­век, весь Рим; и парил он куда с более слож­ными куль­би­тами. Это было чудо, только лож­ное, види­мость, фан­том, как гово­рим мы на бого­слов­ском языке. И этим фан­то­мом, мира­жем, люди могут обма­ны­ваться. Но когда этот мираж ста­но­вится рядом с прав­дой Божией, рядом с Цер­ко­вью, то он рас­се­и­ва­ется, как дым. Чем больше в нас будет веры, тем меньше такого рода мира­жей. Им некуда будет деться, их сдует вет­ром бла­го­дати из нашей пер­во­пре­столь­ной столицы.

72. Что надо делать, если близ­кий зна­ко­мый попал в секту и уже никого не слу­шает, даже в храм не хочет?

– Ежели никого не слу­шает, то, пожа­луй, делать можно только одно: молиться. При этом хорошо, если молиться будет не один, а, по слову еван­гель­скому, собе­рутся двое или трое, те, кому он тоже близ­кий чело­век, и нач­нут ради него нести какой-то молит­вен­ный подвиг, еще лучше, если это будет с бла­го­сло­ве­ния священника.

73. Вот я кре­ще­ная, но я не могу цело­вать икону, уходя из церкви как мне быть? Может, мне сде­лать так, чтобы я стала некре­щен­ной, потому что не верю в Бога, а это боль­шой грех. Мне ска­зал свя­щен­ник, что во мне сидит бес. Правда ли это? Может ли это пере­хо­дить по наследству?

– Бесы не заве­ща­ются и нота­ри­ально не заве­ря­ются – ника­кая их пере­дача, так что будь в этом спо­койна, голу­бушка. Если ты кре­ще­ная, да неве­ру­ю­щая, то это какое-то с твоей сто­роны нера­зу­мие, если ты в мла­ден­че­стве была кре­щена, то твои роди­тели и крест­ная мать должны были, конечно, поза­бо­титься и научить тебя пра­во­слав­ной вере, а если ты сама недавно кре­сти­лась, то это уж, про­сти меня, какая-то глу­пость. “Хочу я родиться к новой жизни”, – гово­рит кре­ще­ный чело­век, рас­ста­юсь со своим гре­хов­ным про­шлым, а потом идет, намы­ли­вает вере­вочку себе и гово­рит: “Я неве­ру­ю­щий, хочу раз­ро­диться назад, раз­не­кре­щен­ной стать, вот в этой новой духов­ной жизни” – и так и веша­ется на этой вере­вочке. Так что ты должна серьезно осо­знать себя в этой жизни. Неве­ру­ю­щая – ну так и не лице­мерь, не ходи пока в храм и думай, смотри, что тебе мешает пове­рить. А если созна­ешь себя кре­ще­ной и пра­во­слав­ной, тогда эти глу­по­сти из головы выкидывай.

74. Вось­мое марта – день жен­щин? Что это за празд­ник и под­хо­дящ ли он для пра­во­слав­ного человека?

– Празд­ник этот довольно стран­ный. Тем более что он почти все­гда при­хо­дится на день Вели­кого Поста. Вообще в Церкви есть празд­ник, когда мы про­слав­ляем соборно, всех сразу бла­го­че­сти­вых жен­щин-хри­сти­а­нок: это вто­рое вос­кре­се­нье после Пасхи, Неделя Жен-Миро­но­сиц. По букве празд­ника, про­слав­ля­ется подвиг жен­щин, сле­до­вав­ших за Спа­си­те­лем в годы Его зем­ного слу­же­ния, а по духу празд­ника – это празд­ник жен­щин, сово­куп­ной жен­ской свя­то­сти от века вос­си­яв­шей. Вот тогда лучше и поздрав­ляй бла­го­че­сти­вых мам, бабу­шек и бла­го­че­сти­вых подружек.

75. Почему на рож­де­ство ста­вят елки?

– Елки на Рож­де­ство в Рос­сии стали ста­вить поздно, во вре­мена импе­ра­тора Петра I. Но дума­ется, что в этом обы­чае нет ничего про­тив­ного для хри­сти­ан­ства пра­во­слав­ного, потому что елка испол­нена жизни, зелени, све­же­сти в зим­нюю мерт­вую пору – един­ствен­ное, пожа­луй, такое дерево в наших пре­де­лах, и оно как бы сим­во­ли­че­ски ука­зы­вает нам, что такое рож­де­ство Христово.

Тоже, как вот эта жизнь, про­би­ва­ю­ща­яся сквозь холод и снег, про­дол­жает суще­ство­вать там, где уже ни сил, ни надежды, ни тепла ника­кого нет, а вот елочка живет. Так же и Хри­стос родился среди холода, рав­но­ду­шия, злобы – рав­но­ду­шия такого, что даже не нашлось Ему места, кроме пещеры тем­ной, для рож­де­ния, но Он родился и при­нес жизнь и радость спа­си­тель­ную всем нам. Елочка – образ этой радости.

76. Почему Пасха самый глав­ный праздник?

– Потому что Пасха – Вос­кре­се­ние Хри­стово. Это дей­стви­тельно основа нашей веры. Какие бы мы поклоны ни клали, как бы ни моли­лись, какие бы доб­рые дела ни делали, но, если бы не было вос­кре­се­ния Хри­стова, мы бы ничем не отли­ча­лись от людей хоро­ших, но не веру­ю­щих. Ведь много вокруг нас людей, кото­рые по миро­воз­зре­нию ате­и­сты или близ­кие к ним, но кото­рые, бывает, ведут себя нрав­ственно и живут порой лучше, чем мы живем. Но у них нет того, на чем осно­вать вот эту свою доб­рую внешне жизнь. Мы живем, потому что знаем: будем Хри­сто­выми и вос­крес­нем со Хри­стом. А они делают доб­рые дела по харак­теру хоро­шему, по инер­ции, по вос­пи­та­нию, а осно­ва­ния нет, а у нас есть: вос­кре­се­ние Хри­стово – основа всей нашей жизни.

77. Почему сей­час рушится Рос­сия, а храмы возрождаются?

– Рос­сия рух­нула не сей­час. Пра­во­слав­ное цар­ство, како­вым была Рос­сия, пре­кра­тило суще­ство­вать в 1917 году, в фев­рале, а окон­ча­тельно в октябре того же тра­ги­че­ского для рус­ского народа и для Церкви вре­мени. И потом уже Рос­сии, как госу­дар­ства, нико­гда не было. Был Совет­ский Союз, теперь – Рос­сий­ская Феде­ра­ция, но Рос­сии нет. А вот воз­ро­диться она смо­жет тогда, когда ста­нет стра­ной пра­во­слав­ных людей. Есть такая древ­няя посло­вица: были бы бра­тья, будет и брат­ство; будут пра­во­слав­ные люди, вели­кое их брат­ство, будет и пра­во­слав­ная Рос­сия. На ядер­ных раке­тах, на обшир­ных гра­ни­цах да на боль­ших денеж­ках – только на таком, мате­ри­аль­ном, богат­стве, вели­кой Рос­сии не постро­ить. Нужна кре­пость духа. Вот над этим и надо трудиться.

78. Как нужно гото­виться к испо­веди и при­ча­стию и какие молитвы нужно читать?

– Во-пер­вых, не делать нико­гда это наспех, наскоро и кое-как. Нико­гда не идти испо­ве­до­ваться, если мы не ощу­щаем внутри пока­ян­ного побуж­де­ния, чув­ства того, что этот грех мы должны Спа­си­телю при­не­сти и в нем пови­ниться. Не делать этого из веж­ли­во­сти или потому, что роди­тели велят, или потому, что перед батюш­кой неудобно, что мы уже давно на испо­веди не были. Потому что на испо­ведь мы идем ко Хри­сту. А тре­тье – посвя­тить тому два-три вечера и после вечер­них молитв пере­смот­реть свою жизнь от послед­ней испо­веди до сего­дняш­него дня. А кто пер­вый раз испо­ве­ду­ется – то за весь созна­тель­ный воз­раст. И то, в чем совесть упрек­нет, что лука­вый будет нашеп­ты­вать: “вот как раз этого ты не говори”, ты это и рас­скажи перед Кре­стом и Еван­ге­лием. А из молитв, во-пер­вых, ста­раться не сокра­щать утрен­нее и вечер­нее пра­вило и про­чи­тать пра­вило ко свя­тому причащению.

79. На какую сто­рону света надо молиться?

– Молиться надо не на сто­рону света, а Свету истины, Кото­рым явля­ется наш Гос­подь Иисус Хри­стос. Но, впро­чем, наши предки пра­во­слав­ные стро­или свои жилища окош­ками на восток, крас­ным углом на восток, чтобы, когда мы встаем утреч­ком на молитву, в окошко сол­нышко загля­ды­вало и мы могли бы вме­сте со све­том мыс­лен­ным уви­деть и тот тихий свет зари, кото­рый так согре­вает душу каж­дого из нас. Послед­нее деся­ти­ле­тие дома стро­и­лись кому как при­дется, и поэтому разум­нее иметь в своем доме крас­ный угол, кото­рый, если это воз­можно, был бы впе­реди, чтобы, входя в ком­нату, вам не нужно было раз­во­ра­чи­ваться по край­ней мере на 180°, а пере­кре­ститься на перед­ний угол. Но если это почему-то невоз­можно – мешает шкаф или спе­ци­фи­че­ская пла­ни­ровка, то устройте икону в какое-то достой­ное место, чтобы можно было к ней подойти и помолиться.

80. Как нужно молиться, чтобы полу­чать хоро­шие оценки?

- Во-пер­вых, надо молиться Самому Спа­си­телю, потому что Он самый глав­ный Учи­тель, учи­тель всех пра­во­слав­ных хри­стиан, и молиться тем свя­тым, кото­рые сами под­ви­за­лись в деле уче­ния, в кото­рых у них были успехи или, наобо­рот, труд­но­сти в начале, а потом совер­шенно уди­ви­тель­ные успехи, напри­мер, все вы зна­ете о пре­по­доб­ном Сер­гии, что он долго не имел успе­хов в уче­нии, но, по силь­ному жела­нию и молит­вен­ному рас­по­ло­же­нию, он потом мно­гого достиг. Свя­тому Иоанну Крон­штадт­скому молиться надо, кото­рый тоже, когда его отдали в семи­на­рию, сна­чала так плохо учился, что его чуть не выгнали, но он через молитву это пре­одо­лел, и теперь мы уже ему молимся и ждем от молитвы к нему помощи. А еще, тот уже, кто опре­де­лился в жизни, каким делом будет зани­маться, пусть поста­ра­ется (с помо­щью взрос­лых или духов­ник посо­ве­тует) найти того свя­того, кото­рый покро­ви­тель­ствует этому делу. Напри­мер, пре­по­доб­ный Мак­сим Грек сам зани­мался пере­во­дами свя­тых отцов Церкви, помо­жет и дру­гому, кто инте­ре­су­ется ино­стран­ными язы­ками и пере­во­дит. Свя­той пра­вед­ник Иосиф Обруч­ник был, как гово­рит пре­да­ние, плот­ник, и покро­ви­тель­ство­вать может людям, зани­ма­ю­щимся ремес­лами. Так можно найти свя­того покро­ви­теля для каж­дого доб­рого дела.

81. Нужно ли когда шьем или рисуем, молиться?

– Молиться – все­гда хорошо. Апо­стол Павел гово­рит: “Все­гда радостно и непре­станно молись” – не в том смысле, что тут нужна дис­ци­плина какая-то: вот с трех до шести непре­станно молись! – нет вовсе, а про­сто, как не молиться пра­во­слав­ному чело­веку? Зани­ма­юсь я, напри­мер, вышив­кой, и иго­лочка моя то гла­дью, то кре­сти­ком выво­дит некое пре­крас­ное изоб­ра­же­ние. Сама душа хочет ска­зать: “Дивны дела твои, Гос­поди!” А не полу­чится что-то, опять же ска­жешь: “Бла­го­слови, Гос­поди, нет моих сил, но ты можешь мне помочь” – вот так и учись молиться.

82. Батюшка, у меня очень пло­хой харак­тер. Порой мне не хочеться жить. Я порчу жизнь себе и окру­жа­ю­щим своим пове­де­нием. Я раз­дра­жа­юсь по любому поводу. Прошу у Гос­пода изме­нить харак­тер, но ничего не полу­ча­ется, и я начи­наю роп­тать. Пока­жите, пожа­луй­ста, как молиться и кому, и что делать?

– Молиться ты, видать, уже молишься, но, кроме как молиться, надо еще и делать. Пер­вое, опре­дели, что в харак­тере самое дур­ное: раз­дра­же­ние, или себя­лю­бие, или лень, кото­рая часто явля­ется подруж­кой раз­дра­же­ния. Вот найди эти два-три глав­ных недо­статка, и не далее, как с зав­траш­него утра, начни с ними борьбу. Духов­ная жизнь – это сво­его рода война, в ней есть так­тика, есть стра­те­гия, и нельзя бороться и биться с мел­кими под­раз­де­ле­ни­ями врага, кото­рые нам сей­час боль­шого урона нане­сти не могут. Ска­жем, стоит ли серьезно бороться с поеда­нием бара­нок в пост или с таким недо­стат­ком, как ногти грызть, если есть более серьез­ные вещи, такие, напри­мер, как поеда­ние своих близ­ких. И вот если взяться за глав­ный свой недо­ста­ток со всей силой, то, с помо­щью Божией, будет победа.

83. Что вы едите в пост?

– Ox, какой тяже­лый вопрос. Если я вам скажу, что в пост пита­юсь по Уставу: три пер­вых дня Вели­кого поста не вку­шаю ничего, а дальше ем только сухую пищу, – то вы мне, навер­ное, не пове­рите, а если пове­рите, то ска­жете: “Ну вот какой батюшка, гля­дишь, и нас так заста­вит питаться”. Я вам так скажу: в пост нужна норма и мера, кото­рая зафик­си­ро­вана в книге, назы­ва­е­мой Типи­кон, или Уставе, где ска­зано, как можно поститься, если вы уже достигли каких-то высо­ких духов­ных сте­пе­ней. А в начале пути пост – это воз­дер­жа­ние от мно­гого, ради Хри­ста: и в пище, и в раз­вле­че­ниях, и в удо­воль­ствиях, кото­рые мы себе поз­во­ляем, глав­ным же обра­зом от пустоты, кото­рой так много в нашей жизни. И очень важно, чтобы от этого воз­дер­жа­ния была еще кому-то польза. Оттого что мы не едим индюшку и что-то сэко­но­мим на этом, пусть польза будет выра­жаться не в том, что вы купите еще одну вещицу для себя же, нет, пусть это будет пожерт­во­вано бед­ному, боль­ному или на стро­и­тель­ство храма. И если мы не смот­рим в пост теле­ви­зор, пусть это не будет про­сто пустым вре­ме­нем, лежа­нием на диване, в это время хорошо бы вспом­нить о наших близ­ких, может, не очень здо­ро­вых, о тех, кто нуж­да­ется в помощи вашей.

84. Надо при­ча­щаться, а обеды в школе не пост­ные, как быть?

– Мяс­ное, конечно, не бери. А в осталь­ном – по тво­ему усмот­ре­нию, пища сей­час зача­стую пред­став­ляет такую меша­нину, что трудно ска­зать, из чего она вообще состоит.

85. Можно ли слу­шать кла­си­че­скую музыку?

– Можно и нужно. Бывает, гово­рят так: вот пре­по­доб­ный Сер­гий не слу­шал там, в своей пустыне, клас­си­че­ской музыки. Нет, конечно. Ни Сер­гий пре­по­доб­ный, ни мно­гие дру­гие свя­тые не слу­шали клас­си­че­ской музыки, ни даже цер­ков­ного пения. Но кто из вас – пусть руку под­ни­мет – кто достиг уже такой сте­пени совер­шен­ства, чтобы упо­до­бить себя пре­по­доб­ному Сер­гию? Зна­чит, отказ от хоро­шей клас­си­че­ской музыки про­ис­те­кает не от того, что мы такие сильно веру­ю­щие, а от нашей лени, от того на самом деле, что нам при­ят­нее и легче слу­шать какую-нибудь там извест­ную поп-группу или мод­ную певицу, но мы сты­димся при­знаться, что Баха или Чай­ков­ского нам трудно слу­шать; тут надо вду­мы­ваться, душа должна рабо­тать – и мы начи­наем при­кры­ваться убеж­де­нием, что нам, пра­во­слав­ным, клас­си­че­скую музыку слу­шать не нужно.

86. Можно ли, кроме духов­ной музыки, слу­шать еще какую-нибудь?

– Только не какую-нибудь, под кото­рую испол­няют танец живота, или впа­дают в нир­вану, или теряют вся­кий образ и подо­бие Божие и, упо­доб­ля­ясь бесу, пры­гают во всех направ­ле­ниях; но тон­кую, умную, доб­рую музыку можно и нужно слу­шать, потому что вот ты, напри­мер, сидишь и дела­ешь гео­мет­рию, и в это время еще не научился читать Иису­сову молитву, включи, напри­мер, Моцарта или Чай­ков­ского, и тогда, гля­дишь, у тебя и парал­лель­ные пря­мые не пере­се­кутся, и пятерку ты полу­чишь за зада­ние, и душа будет спо­койна, и ты сам мирно и без раз­дра­же­ния вос­при­мешь, что тебе сего­дня не три номера, как обычно, а целых пять задали.

87. Можно ли слу­шать сата­нин­ские группы. Напри­мер, металлистов?

– Вопрос на вопрос: можно лежать на ско­во­родке в аду и насла­ждаться? Можно ли нюхать запах серы и бла­жен­ство­вать? Можно ли питаться отбро­сами и полу­чать духов­ную пользу? Заду­майся и дай ответ.

88. Сей­час в Москве много метал­ли­стов и дру­гих тече­ний. Можно ли этим увле­каться и явля­ется ли это “дет­ской игрой”, как ска­зал один священник?

– Дет­ские игры – это нечто дру­гое все-таки. Вот скалки, “штан­дер”, пио­нер­бол, дру­гие какие-то игры… Это дет­ские игры. Тоже можно руку или ногу сло­мать, но все же это довольно без­опасно. А вот метал­ли­сты – это игры если и дет­ские, то – таких, малень­ких бесе­нят игры. Эти самые бесе­нята, чтобы заглу­шить в себе голос сове­сти, кото­рый мешает им жить без тор­мо­зов, устра­и­вают такой гам, шум у себя в голове и душе, чтобы этого-то голоса и не слышать.

89. Почему сей­час в Рос­сии суще­ствуют рэперы, метал­ли­сты, панки, анар­хи­сты, а нет нор­маль­ных? Почему рус­ские парни при­няли эту ерунду от Аме­рики и дру­гих стран?

– Ну, вопрос пока­зы­вает, что нор­маль­ные еще сохра­ни­лись. Хотя им кажется, что их так мало, что и счи­тать нельзя. Ведь спра­ши­ва­ю­щий не отно­сит себя к рэпе­рам, пан­кам или анар­хи­стам. Ничего не вос­при­нял ни из Аме­рики, ни из Китая, ни от Мао Цзэ­дуна, ни от Че Гевары. Есть еще те семь пра­вед­ни­ков, ради кото­рых Гос­подь может спа­сти град – помните это место в Свя­щен­ном Писа­нии? Так что не будем отчаиваться.

90. Можно ли носить майки с изоб­ра­же­нием попу­ляр­ных групп?

– Можно, только наизнанку.

91. Как вы отно­си­тесь к попу­ляр­ным рок-группам?

– Хуже, чем к непо­пу­ляр­ным. Потому что попу­ляр­ных больше слу­шают, вот от них и вреда больше.

92. Как вли­яет тяже­лый рок на мозг?

– Очень про­сто. Моз­гов не оста­ется. Оста­ется один рок, настолько тяже­лый, что может дове­сти до кли­ники, или пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ской боль­ницы, или до дру­гих еще более опас­ных для души состояний.

93. Я слу­шаю совре­мен­ную музыку, не грех ли это?

– Лучше слу­шать совре­мен­ную музыку, совре­мен­ную для каж­дого сто­ле­тия. Эта музыка, и совре­мен­ная и веч­ная, напи­сана и в наши дни, и в раз­ные века, но в ней можно найти много созвуч­ного для сего­дняш­ней нашей души, для раз­ного настро­е­ния, для раз­ного харак­тера. Поет душа – вклю­чай увер­тюру Чай­ков­ского 1812 года и тор­же­ствуй вме­сте с Оте­че­ством Рож­де­ство Хри­стово; тебе скорбно, или ты всту­па­ешь в дни Вели­кого поста и тебе неловко, когда ты дела­ешь уроки, вклю­чать цер­ков­ные пес­но­пе­ния, включи Баха – “Стра­сти по Мат­фею” или “Стра­сти по Иоанну”, это даст для твоей души хоро­шее рас­по­ло­же­ние, а кстати, если ты учишь немец­кий язык, то помо­жет тебе узнать хоро­ший немец­кий. Ежели вы про­сто с дру­зьями едете на пик­ник, возь­мите с собой кас­сеты с “Вре­ме­нами года” Анто­нио Вивальди, и она даст такую кра­соту зву­ков окру­жа­ю­щего нас мира, что мы невольно про­сла­вим Творца. Конечно, вот это и нужно слу­шать, а не то, что звуки мира Божьего заглушает.

94. Что вы дума­ете об отце Романе?

– Об отце Романе я думаю, во-пер­вых, что он иеро­мо­нах. А о пес­нях его я думаю хорошо. Лучше петь песни отца Романа (не на службе, конечно), а идя, напри­мер, в школу и насви­сты­вая, на груст­ный глас шестый, какое-нибудь из пес­но­пе­ний этого талант­ли­вого иеро­мо­наха, чем напе­вать какую-нибудь Ладу Дэнс или “Мистера-Тви­стера”. Так что учите песни отца Романа, но, впро­чем, помните, что они только под­во­дят нас к тому совер­шенно див­ному и пре­крас­ному, что ждет нас в храме.

95. Можно ли освя­щать теле­ви­зор, маг­ни­то­фон и тому подобное?

– Можно освя­щать все что не скверно, но только вот я встре­чался с такими слу­ча­ями, когда теле­ви­зор после освя­ще­ния пере­ста­вал рабо­тать. Так что знайте, что и такое может про­изойти, Бла­го­дать Божия, она дей­стви­тельно серьезно действует.

96. Можно ли играть на ком­пью­тере в пост?

– Не только в пост, но даже и на святки или в дру­гие празд­ники – это не самое достой­ное заня­тие для пра­во­слав­ного отрока. Лучше не надо.

97. Можно ли играть в компьютер?

– Играть в ком­пью­тер­ные игры вредно для души. Дума­ется, ком­пью­тер нужно упо­треб­лять по сво­ему пря­мому назна­че­нию: надо тебе кра­сиво напи­сать рефе­рат, под­го­то­вить доклад – набери на ком­пью­тере, покажи, что ты уме­ешь на этой машинке рабо­тать, но, конечно, пасьянс не рас­кла­ды­вай, не дело этого для пра­во­слав­ного человека.

98. Можно ли смот­реть теле­ви­зор в пост?

– Подвиж­ники в преж­ние века во время поста уеди­ня­лись вовсе от чело­ве­че­ского обще­ства, а ты уеди­нись хотя бы от телевизора.

99. Можно ли пле­сти и носить фенички?

– По моему разу­ме­нию, фенички – это такие брас­ле­тики, весьма попу­ляр­ные среди девиц юного и пре­крас­ного воз­раста. Бывают, я знаю, они из нито­чек, из бисера, даже полу­дра­го­цен­ные – у девиц более обес­пе­чен­ных. Ну что же. Так назы­ва­е­мые “фенички” берут свое начало от так назы­ва­е­мых “хиппи”– детей при­роды, кото­рые хотели упо­до­биться цве­точ­кам. Но мы о том давно забыли. Зна­чит, фенички – это про­сто спо­соб не обре­ме­нять маму про­ко­лоть уши или купить золо­тое колечко или цепочку, такую точно, как у Даши, а что ж – может, лучше спле­сти что-то самой, чем доса­ждать родителям.

100. Как вы отно­си­тесь к телевидению?

– Один древ­ний подвиж­ник, Мак­сим-испо­вед­ник, гово­рил, что нет вещей дур­ных по своей при­роде, но есть вещи дур­ные по сво­ему упо­треб­ле­нию. Вот и теле­ви­зор – вещь сама по себе непло­хая: диоды, полу­про­вод­ники, жид­кие кри­сталлы и про­чая науч­ная нефан­та­стика, но упо­треб­ля­ется он сей­час по боль­шей части плохо. Невоз­можно вклю­чить сего­дня теле­ви­зор, пусть даже какую-либо хоро­шую пере­дачу, и не уви­деть сквер­ной рекламы, что-нибудь соблаз­ни­тель­ного или такого, что, ска­жем, в пост смот­реть не при­ли­че­ствует моло­дому или немо­ло­дому пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину. Так что, если прак­ти­че­ски гово­рить, смот­рите с боль­шим выбо­ром, и лучше кас­сеты, может, даже посо­ве­туй­тесь с духов­ни­ком, с роди­те­лями, со стар­шими, кото­рых вы ува­жа­ете, что лучше посмот­реть, что небес­по­лезно ока­жется для нашей души.

101. Как вли­яет “металл” на чело­ве­че­ский мозг? Как объ­яс­нить агрес­сию после про­слу­ши­ва­ния такой музыки?

– Итак, металл – это метал­ли­че­ский хард-рок, надо пола­гать. Дело вот в чем: в основе музыки лежит два начала – пре­иму­ще­ственно мело­ди­че­ское, янтри­че­ское, то есть душев­ное, как в цер­ков­ных пес­но­пе­ниях или в нашей народ­ной музыке, или пре­иму­ще­ственно рит­ми­че­ское, или тан­гри­че­ское, агрес­сив­ное. Чтобы понять, где начало музыки рит­ми­че­ской, вспом­ните танцы каких-нибудь негров, или индей­цев, или шамана во время оче­ред­ного риту­аль­ного дей­ства – то ли перед убий­ством сло­но­по­тама, то ли по поводу захо­ро­не­ния вождя и его пяти­де­сяти жен, чтобы было ему с кем нахо­диться на том свете. Вот под руко­вод­ством шамана все племя будет пля­сать. Они как пля­шут? Прямо как метал­ли­сты. В жест­ком ритме. Быст­рей, быст­рей, громче, громче – и что потом с ними про­ис­хо­дит? Они потом в исступ­ле­нии, с пеной у рта, с тря­су­щи­мися конеч­но­стями падают на землю. То же самое про­ис­хо­дит и с метал­ли­стами. Понятно – куда рожки смотрят?

102. Как с пра­во­слав­ной точки зре­ния смот­реть на боль­шой спорт?

– С пра­во­слав­ной точки зре­ния боль­шой спорт кажется не таким боль­шим; вовсе не таким огром­ным, как ста­дион “Луж­ники” или Олим­пи­ада, транс­ли­ру­е­мая непре­станно по всем кана­лам. Апо­стол Павел гово­рит, что духов­ное упраж­не­ние много полезно, физи­че­ское упраж­не­ние мало полезно. Не гово­рит, что вредно, что пусть ваши мускулы будут сла­быми, а тело исто­щен­ным, нет, но про­сто должна быть у хри­сти­а­нина иерар­хия цен­но­стей. Если утром, после молитвы, я обли­ва­юсь, делаю зарядку и про­бежку вокруг дома, это дело доб­рое и есте­ствен­ное, но ежели я до измож­де­ния лежу на гим­на­сти­че­ском бревне, качаю мышцы с помо­щью штанги да еще, не дай Бог, поль­зу­юсь спе­ци­аль­ными пре­па­ра­тами, чтобы напо­ми­нать своим мощ­ным тело­сло­же­нием гориллу или оран­гу­танга, то, конечно, ника­кой пользы не будет, а боль­шой вред можно обре­сти. Я бы почти никому не посо­ве­то­вал идти в боль­шой спорт: там больше иску­ше­ний и вреда, чем пользы и для души, и для тела.

103. Что есть НЛО и как к этим явле­ниям относиться?

– НЛО – это либо гид­ро­ме­тео­ро­ло­ги­че­ский зонд, чаще всего, либо спут­ник, либо не вполне изу­чен­ное явле­ние окру­жа­ю­щей нас Все­лен­ной, ибо Все­лен­ная изу­чена еще плохо, и много еще есть в нашем мире таких вещей, друг Гора­цио, кото­рые не известны нашим муд­ре­цам. Но ино­гда для людей, осо­бенно и глу­боко этим увле­ка­ю­щихся, за этим стоит и хво­стик лука­вого бесенка, кото­рый чело­веку, наслу­шав­ше­муся и начи­тав­ше­муся фан­та­стики, и являет всю эту дур­ную мифологию.

104. Почему в наше время у нас много рас­тли­тель­ных жур­на­лов и телепередач?

– Потому что есть те, кто эти жур­налы поку­пает, и те, кто эти про­граммы смот­рит. Вот если мы так крепко возь­мемся за руки, что изда­те­лям этим при­дется сда­вать на маку­ла­туру весь тираж, то и дело пой­дет по-дру­гому, и мы уви­дим на лот­ках совсем дру­гие жур­налы. Также и по теле­ви­де­нию. Если люди пере­стали бы смот­реть какой-нибудь ноч­ной канал и про­чее, то рекла­мо­да­тели загра­нич­ные еще бы поду­мали, стоит ли тра­тить зеле­ные денежки свои.

105. Может ли веру­ю­щий инте­ре­со­ваться политикой?

– Апо­стол Павел гово­рил: “Все мне поз­во­ли­тельно, но не все полезно”. Инте­ре­со­ваться можно, в той мере, в какой это отно­сится к судьбе нашей страны, нашего народа и нашей Церкви. Но при­леп­ляться к этому так, что уже и ни одного вечера без засе­да­ния Гос­думы невоз­можно про­жить, как, помните, несколько лет назад было это: что там ска­жет дер­зост­ный депу­тат Соб­чак или еще кто-либо? – до такой сте­пени пре­вра­щать поли­тику в страсть не следует.

106. Можно ли инте­ре­со­ваться космосом?

– Можно. Вый­дите летом – а еще лучше, если это будет на юге, – звезд­ной ночью, под­ни­мите очи свои горе, вверх, смот­рите на купол звезд­ного неба и уви­дите, как звезды сла­вят Творца, уви­дите то, о чем нам гово­рит царь Давид: звезда с звез­дой раз­нится в славе, что мир, создан­ный Богом, дивно хорош! Так что очень даже хорошо инте­ре­со­ваться космосом.

107. Можно ли читать детек­тив­ные романы? Или это буль­вар­ная литература?

– Смотря что. Детек­тив детек­тиву рознь. “Пре­ступ­ле­ние и нака­за­ние” – тоже детек­тив. Там и убий­ство таин­ствен­ное, и сюжет напря­жен­ный, и конец непред­ска­зу­е­мый. “Шер­лок Холмс” – тоже детек­тив небес­по­лез­ный, кото­рый может вли­ять на раз­ви­тие наших интел­лек­ту­аль­ных спо­соб­но­стей, осо­бенно, если ста­раться самому ана­ли­зи­ро­вать и думать, что же там будет, в конце. Очень хоро­шие детек­тивы писал англий­ский писа­тель Честер­тон. Был у него в одном из рома­нов свя­щен­ник, не пра­во­слав­ный, правда, но все же свя­щен­ник, кото­рый под­хо­дил ко вся­че­ским тра­ги­че­ским ситу­а­циям с духов­ным рассуждением.

108. Можно ли читать муж­ские книги?

– Инте­ресно, что вы пони­ма­ете под муж­скими кни­гами? Если под­ра­зу­ме­ва­ются книги о муже­ствен­ных людях, о героях Джека Лон­дона, бра­вого фран­цуза Дюма или вполне муже­ствен­ных Шер­лока Холмса и док­тора Ват­сона, то, пожа­луй, беды не будет, а может, и пользу обре­тете и извле­чете уроки това­ри­ще­ства, вер­но­сти. А если под муж­скими кни­гами под­ра­зу­ме­ва­ются неко­то­рые бро­шюры и жур­налы для неко­то­рых не вполне спо­кой­ных муж­чин, кото­рые очень инте­ре­су­ются тем, что про­ис­хо­дит после двух часов ночи по луч­шим кана­лам теле­ви­де­ния, то, конечно, этих книг читать лучше не надо, от них потому что не далеко и до блуд­ного беса, кото­рый за каж­дой стра­нич­кой сидит и из нее, ухмы­ля­ясь, выгля­ды­вает, когда мы про­гла­ты­ваем нечто в этих книж­ках написанное.

109. Можно ли читать фантастику?

– Смотря с какой целью. Читать как лите­ра­туру, кото­рая может дать что-то полез­ное твоей душе, вряд ли стоит, потому что в основ­ном такая лите­ра­тура – маку­ла­тура, ну и еще потому, что она уво­дит нас в такой мир обмана, иллю­зии, псев­до­жизни, кото­рый для хри­сти­а­нина не поле­зен. Мы, хри­сти­ане, – реа­ли­сты, должны твердо сто­ять на земле, но и одно­вре­менно, как ска­зал пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский, мы должны жить как колесо: одной точ­кой касаться земли, а всеми осталь­ными устрем­ляться к небу. В этих книж­ках – фан­та­стике – всё какие-то грезы да туманы… Ну а если читать для того, чтобы вме­сте со сво­ими неве­ру­ю­щими сверст­ни­ками разо­браться и свою точку, пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, аргу­мен­ти­ро­вать – ради этой цели, может, и стоит.

110. Можно ли рас­ска­зы­вать анекдоты?

– Вообще, в здо­ро­вом юморе есть духов­ная польза, и если мы умеем его упо­треб­лять так­тично, не осуж­дая ближ­него, а имея в виду пользу его душе, то в доб­рой шутке есть резон. Впро­чем, смотри, чтобы не стать тебе самым завзя­тым ост­ро­сло­вом – не самая луч­шая репу­та­ция для пра­во­слав­ного человека.

111. Какие книги можно читать?

– Понятно, какие – хоро­шие. Те книги, в кото­рых гово­рится о правде Божией, о свя­тых, жития их и прежде всего, конечно, Еван­ге­лие. Для пра­во­слав­ного – это пер­вая книга, а еще те книги, в кото­рых хоть и не через жизнь свя­тых людей, а через то, как это в жизни обыч­ных людей бывает, нам пока­зы­ва­ется поиск этой правды Божией: читайте Лес­кова, Пуш­кина, Досто­ев­ского, Мель­ни­кова-Печер­ского, Бунина, Ивана Шме­лева с его див­ным “Летом Гос­под­ним” и мно­гих дру­гих – читайте, потому что из этого, вы потом такой мостик себе созда­дите, по кото­рому легче будет перейти к кни­гам цер­ков­ным, чтобы их читать и понимать.

112. Пить спирт­ные напитки – это грех? А курить?

– Ска­зано о спирт­ных напит­ках было еще в древ­но­сти на Руси, что весе­лие на Руси – питие. Впро­чем, что пили-то на Руси? – немножко меда, слегка пере­бро­див­шего, назы­вался он медо­вуха, или еще неко­то­рые напитки, слабо алко­голь­ные, игри­стые по боль­шей части, и пили их для радо­сти и от радо­сти; дума­ется, что и теперь, когда соби­ра­ются пра­во­слав­ные люди, когда празд­ник, какое-то радост­ное собы­тие, и вот помо­ли­лись уже в храме, помо­ли­лись перед тра­пе­зой, и вме­сте им хорошо, и как знак, и как сим­вол этой сов­мест­ной радо­сти они под­ни­мают бокал доб­рого вина и искренне от всего сердца желают друг другу того, что можно поже­лать друг другу за сто­лом – в этом нет ника­кого греха. И Гос­подь может быть среди них, как был Он на браке, в Канне Гали­лей­ской, где Он из воды сотво­рил вино. Но пить с оста­точку, пить, потому что так стар­ше­класс­ники делают, пить для того, чтобы попро­бо­вать, что такое быть пья­ным в доску, – это, понят­ное дело, не заня­тие для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, но, впро­чем, не лучше и курить, потому что куре­ние делает нас очень ско­ренько рабом этой при­вычки. Есть и у нас такие очень хоро­шие, бла­го­че­сти­вые при­хо­жане, кото­рые, идя в храм, непре­менно выку­ри­вают сига­рету, потому что в храме сто­ять долго и как выдер­жать без пере­кура? Вот и думайте, стоит ли делаться рабом этой при­вычки. Еще Досто­ев­ский ска­зал в одной книжке, что есть такие люди, кото­рые так любят чело­ве­че­ство, но кото­рые, вот ежели такого в тем­ницу поса­дить и ска­зать: “Отре­кись от чело­ве­че­ства, от любви к нему, он не отре­чется, но ежели ему вдруг неделю табака не пода­вать, то он не только от чело­ве­че­ства, но и от своей матери и от души своей отре­чется”. Вот мы хотим быть такими?

113. Все дети от семи лет курят. Им что, делать нечего, ведь это плохо для здоровья.

– Неправда, что все. Приди ко мне, и я покажу тебе очень много детей до семи и сильно старше, кото­рые не курят. Их не так мало – если они за руку возь­мутся, эти мои зна­ко­мые, то всю коль­це­вую дорогу вокруг Москвы зай­мут. Для здо­ро­вья, конечно, плохо, а еще хуже для души и про­сто глупо. Дума­ется, надо, не оби­жая, пока­зы­вать им, что это выгля­дит глупо и смешно и что они выгля­дят от этого ничуть не старше, не утон­чен­нее и не муд­рее. И чем спо­кой­ней и есте­ствен­ней мы будем эту их глу­пость сви­де­тель­ство­вать, тем меньше будет вере­ница детей от семи лет, кото­рые курят.

114. Как мне бороться с искушениями?

– Бороться, вот именно бороться, а не про­сто вся­кий раз на испо­веди гово­рить: “Ой, батюшка, вот опять я раз­дра­жа­юсь, и опять смотрю вся­кую ерунду по теле­ви­зору, даже когда идет Рож­де­ствен­ский пост, и с роди­те­лями опять ссо­рюсь”. Иметь твер­дое наме­ре­ние: больше этого не делать. Бороться с иску­ше­ни­ями нужно с соблю­де­нием так­тики и стра­те­гии: обна­ру­жить глав­ней­шее направ­ле­ние атаки врага и с ним бороться. Если ты сильно раз­дра­жа­ешься, завяжи себе рот бан­ти­ком и молчи. Тебе хочется, выпу­чив глаза, кри­чать на вред­ную сест­ренку или пре­пи­раться с неспра­вед­ли­вым к вам учи­те­лем, отцом, бра­том, не отве­чай ника­кими сло­вами. Ежели тебя тянет на моро­же­ное и “Сни­керсы”, посади себя на кар­то­фель­ные чипсы на несколько недель, не ешь ничего такого сла­день­кого и вкус­нень­кого, к чему тебя так тянет. Борись с глав­ным. Ежели тебя тянет на изу­че­ние какого-нибудь отврат­ного и вовсю рекла­ми­ру­е­мого жур­нала, почи­тай что-нибудь, что учило бы твою душу доб­рому и полез­ному, и в метро больше смотри в пол, чем по сто­ро­нам, тогда, гля­дишь, и с иску­ше­ни­ями будет попроще бороться.

115. Как побо­роть гордыню?

– Об этом напи­саны тома книг, но ежели бы был маги­че­ский спо­соб, как это сде­лать, то, навер­ное, на земле гор­де­цов уже не суще­ство­вало. Впро­чем, путь ука­зан: если не хочешь быть гор­дым, застав­ляй себя быть сми­рен­ным. Что зна­чит сми­рен­ным? Мир­ным со всеми. Мир­ным с това­ри­щами в классе, кото­рые, может быть, тебе не совсем нра­вятся, мир­ным с учи­те­лем, кото­рый не все­гда с нами спра­вед­лив, мир­ным с роди­те­лями, кото­рые являют над нами иной раз тяго­тя­щую нас роди­тель­скую власть. Вот будешь ста­раться быть мир­ным со всеми, тогда и побо­решь гордыню.

116. Как мне изба­виться от язви­тель­но­сти? Моя кол­кость оби­жает людей, а спра­виться не могу.

– Самый луч­ший спо­соб – закле­ить рот пла­сты­рем. Если невоз­можно это физи­че­ски, то сде­лай это пла­сты­рем духов­ным: встань утром, помо­лись, скажи: “Гос­поди! Бла­го­слови меня так вести, будто у меня рот пла­сты­рем закрыт”.

117. Я часто дерусь со своей млад­шей сест­рой. Как мне изба­виться от этой напасти?

– Отчего дерешься? Оттого, верно, что раз­дра­жа­ешься. Можно, конечно, волю собрать в кулак, и не делать этого, но тут то плохо, что зло все равно будет копиться. Можно что посо­ве­то­вать: перед тем как что-то такое зате­ва­ется, и ты уже чув­ству­ешь, что что-то недоб­рое под­ни­ма­ется в твоей душе, и тем более ты хочешь под­нять руку на сест­ренку, обо­звать ее, скажи про себя: “Гос­поди, спаси, сохрани и поми­луй твою рабу и мою сест­ренку…” – как ее зовут? – а после этого попро­буй сде­лать то, что ты наме­ре­вался, – думаю, не полу­чится, рука не под­ни­мется и слова застря­нут в горле.

118. Я никак не могу изба­виться от того, чтобы не гово­рить пло­хие слова. Ответьте, что мне делать?

– Веди запись, сколько раз в день ты ска­зал это слово, и каж­дое вос­кре­се­нье, при­ходя в храм, говори сво­ему духов­нику: “Батюшка, я вот такие-то слова, кото­рые сей­час, здесь выго­во­рить не могу, не дер­заю, ска­зал вот столько-то раз”. И вот так каж­дый вос­крес­ный день испол­нять. Думаю, что поможет.

119. Я дружу с одним маль­чи­ком, и мы почти каж­дый день с ним ссо­римся. Что мне делать, чтобы мы с ним не руга­лись и не ссорились?

– Попро­буйте недельку друг с дру­гом не общаться, не раз­го­ва­ри­вать (конечно, пред­ва­ри­тельно дого­во­рив­шись) и посмот­рите, как вам друг без друга ста­нет скучно и тоск­ливо; но если через неделю вам друг с дру­гом и не захо­чется общаться и гово­рить – зна­чит, дружба ваша не была насто­я­щей и лучше ее не возобновлять.

120. Как мне изба­виться от неврастении?

– Да неужели? Да неужели так далеко зашло? Я думаю, что самый про­стой спо­соб такой: ска­зать себе прямо сей­час – ника­кой нев­ра­сте­нии у меня нет, а есть слиш­ком обшир­ные све­де­ния, почерп­ну­тые из меди­цин­ской энцик­ло­пе­дии, закрыть эту книгу и нико­гда не открывать.

121. Вот я лени­вый и из-за этого учусь хуже, чем могу. Как мне побо­роть лень?

– Во-пер­вых, не жало­ваться всем, что ты лени­вый. Пусть об этом знает только ты и Гос­подь, да еще твой духов­ник. Пусть никто об этом даже не дога­ды­ва­ется: ни учи­теля, ни роди­тели, ни твои това­рищи по классу. Вот поста­райся хотя бы неделю про­жить так, чтоб никто об этом не смог дога­даться, а потом посмотри на результат.

122. Как надо посту­пать, когда на тебя обижаются?

– Пре­по­доб­ный Амвро­сий отве­чал на вопрос, как надо жить: “Жить не тужить, никого не осуж­дать, никому не доса­ждать и всем мое почте­ние”. Можно еще напом­нить, что на свете есть вели­кое свой­ство, кото­рое назы­ва­ется кро­тость, и вот в Кате­хи­зисе пра­во­слав­ном, кстати, очень полез­ной книге мит­ро­по­лита Мос­ков­ского Фила­рета, есть слова: “Кро­тость – это такая доб­ро­де­тель, чтобы никого ничем не раз­дра­жать и самому никем и ничем не раз­дра­жаться. Вот если будем крот­кими и почаще будем вспо­ми­нать слово “про­стите”, никто на нас и не будет обижаться”.

123. Если я побил одного надо­ед­ли­вого маль­чика, это хорошо или плохо?

– Давай отве­тим так. Вот если ты – надо­ед­ли­вый – маль­чик и тебя побили – это хорошо или плохо? Ну вот и ответ.

124. Что делать когда ко мне пристают?

– Посмот­реть, кто при­стает. Если к тебе при­стает здо­ро­вый бугай из тво­его класса и про­сит ручку одол­жить, лучше одолжи; если малень­кий пер­во­клашка при­стает и про­сит помочь, то помоги; а если на тем­ной пустын­ной улице при­стают три небла­го­на­деж­ных граж­да­нина, то надо бежать – с молит­вой. Ну а если серьезно, если в классе при­стают, можешь – дай отпор, но делай это без злобы и нико­гда сам не зади­райся и не лезь пер­вым, а впе­ред спроси: к тебе при­стают потому, что они такие злоб­ные, или потому, что ты сам их про­во­ци­ру­ешь своим пове­де­нием. А ежели про­во­ци­ру­ешь, то и потерпи за свой сквер­ный характер.

125. Я чув­ствую, что отно­ше­ния с роди­те­лями ста­но­вятся все ост­рее и ост­рее. Мне кажется, что это от воз­раста. Как быть?

– Ско­рее, дело не в воз­расте, а в нас самих, в свой­ствах каких-то недоб­рых, в свое­воль­ном жела­нии жить только своим умом; в жела­нии по-сво­ему оде­ваться, свою музыку слу­шать, свои пра­вила уста­нав­ли­вать и со своим уста­вом не то что бы в чужой, род­ной, конечно, но все же устро­ен­ный тво­ими роди­те­лями, мона­стырь лезть. Ежели все это обду­мать и понять и от кое-чего отка­заться, то, может, и не будет ника­ких ост­рых ситу­а­ций и тяже­лых, боль­ных отно­ше­ний с родителями.

126. Есть запо­ведь – чтить мать и отца. Но если отец меня нена­ви­дит, что делать?

– Испол­нять запо­ведь. Потому что в запо­веди не ска­зано любить только хоро­шего отца и чтить только хоро­шую мать, но про­сто: чтить роди­те­лей, даже если идеал отца и матери рас­хо­дится с тем, что есть в вашей семье; все равно, Хри­ста ради, нужно про­дол­жать их любить, быть послуш­ным во всем, что не про­ти­во­ре­чит правде Божией и пра­во­слав­ной вере, и, может быть, за тер­пе­ние и сми­рен­ную любовь, как это бывало со мно­же­ством дру­гих людей, Гос­подь и смяг­чит сердце тво­его родителя.

127. Могу ли я стать как мама?

– Конечно, милая. Конечно, можешь, если будешь всему луч­шему, что в маме есть, под­ра­жать. Если будешь вме­сте с мамой молиться, если будешь за маму молиться и если будешь Гос­пода про­сить: “Гос­поди, я хочу про­жить достойно, как моя мама, чтобы быть ей достой­ной доче­рью, чтобы вме­сте с ней дойти до Цар­ствия Небес­ного”. Тогда и Гос­подь бла­го­сло­вит, и люди будут видеть в тебе твою маму.

128. Можно ли роди­те­лям нака­зы­вать детей?

– Детки мои, не только можно, но и нужно. И даже ска­зано в Свя­щен­ном Писа­нии, что жале­ю­щий розгу, не жалеет сына. Не в том смысле, что всех пороть обя­за­тельно нужно, но что лож­ная кон­цеп­ция вос­пи­та­ния та, кото­рая утвер­ждает, что детей ни за что и никак нака­зы­вать не нужно, пусть, мол, они сами раз­ви­ва­ются, рас­кры­ва­ются, как цветы какие, а дело роди­те­лей – в сто­ронке сто­ять. Нет, живем-то мы уже не в том раю, где жили Адам и Ева, а живем уже, нося в себе неко­то­рые семена греха. И они тоже будут давать свою поросль, и если не будет хоро­шего садов­ника, кото­рый, где нужно, про­по­лет, а где и вытоп­чет эти ростки (а глав­ные садов­ники этого сада – наши роди­тели), и если этого не делать – так и вырас­тет сплош­ной сор­няк, кото­рый пода­вит все истин­ное, что могло бы родиться.

129. Какие мы имеем права, когда учи­тель задер­жи­вает нас на перемену?

– Думаю, что вы име­ете самое вели­кое право – право тер­петь, и в послу­ша­нии пови­но­ваться, и вос­пи­ты­вать этим свою душу для Цар­ствия Небес­ного. А потом сэко­но­мить время на про­бежке по кори­дору, ката­нии на порт­феле и дру­гих каких-то необя­за­тель­ных развлечениях.

130. Стоит ли мне стать военным?

– Ну, это уж ты, голуб­чик, сам дол­жен решить. Но если вопрос в том, что можно ли пра­во­слав­ному чело­веку быть воен­ным, то, конечно, можно, но только крест этот – бес­ко­нечно тяже­лый крест, потому что пра­во­слав­ному сол­дату, офи­церу, воину нельзя очень мно­гое из того, что раз­ре­шают себе неве­ру­ю­щие. Водку нельзя пить, вер­ность хра­нить не на сло­вах только, а по сути: вере, Оте­че­ству и семье своей. Нам можно вое­вать, но врага нельзя нена­ви­деть, и доволь­ство­ваться малым, сам зна­ешь, напри­мер, как сей­час пла­тят воен­ным, но если ты идешь не для того, чтобы в мун­дире покра­со­ваться и над дру­гими поко­ман­до­вать, а потому, что любишь свое Оте­че­ство и хочешь соста­вить честь и славу его и помочь в труд­ное время, тогда иди, но знай, что это тяжело.

131. Можно ли охотничать?

– Исто­ри­че­ски охота для пра­во­слав­ного чело­века нико­гда не запре­ща­лась. Нельзя охот­ни­чать свя­щен­нику и кли­рику, потому что он ни к какому убий­ству не дол­жен быть при­ча­стен. А обыч­ному чело­веку можно охот­ни­чать. В самой охоте нет несо­мнен­ного греха. Грех – охо­титься ради азарта, грех – охо­титься ради услаж­де­ния убий­ством, грех – охо­титься так, чтобы эта охота пре­вра­ща­лась бы в бра­ко­ньер­ство, убий­ство ради убий­ства, ради наживы и боль­ших денег.

132. Гово­рят, что пра­во­слав­ным не пола­га­ется дер­жать в освя­щен­ной квар­тире собаку. Почему?

– Есть такое древ­нее пра­вило, что если собака вбе­гает в храм, то храм под­ле­жит освя­ще­нию, потому что собака, как и неко­то­рые дру­гие живот­ные, отно­си­лась к сквер­ным. Но, дума­ется, что в это пра­вило в наше время можно вне­сти смяг­че­ние вот по какому рас­суж­де­нию. Когда вво­ди­лось это пра­вило, в основ­ном были собаки каких пород: пас­ту­шьи, охран­ные и дру­гие, больше отно­си­мые к домаш­нему скоту, конечно, вовсе никак не при­спо­соб­лен­ные к жизни вме­сте с людьми. Вво­дить их, так же как коров, овец, в свой дом зна­чило пре­вра­щать его в хлев, и Вет­хий Завет, и цер­ков­ное пре­да­ние удер­жи­вают чело­века от такого рода вся­че­ского свин­ства в пря­мом и пере­нос­ном смысле. Про­чи­тав­ший эти слова пусть огля­нется к своей ком­нате. Теперь, когда появи­лись раз­ные породы домаш­них собак, при­учен­ные к хозя­ину, к дому, чисто­плот­ные, уме­ю­щие себя вести с людьми, нет, дума­ется, непре­мен­ного запре­ще­ния дер­жать собаку.

133. Каких насе­ко­мых можно уби­вать, а каких нельзя?

– Нельзя уби­вать про­сто так, из инте­реса, удо­воль­ствия пому­чить, ощу­тить себя убий­цей. Ну а ежели вы комара, кото­рый из вас кровь пьет, ладо­шкой при­хлоп­нете, дума­ется, что греха боль­шого не будет.

134. Раньше мне сни­лись сны про бесов. Они были раз­ные и очень жут­кие. Папа мне ска­зал, что если появится бес то его надо кре­стить. Я так и сде­лала, но он никуда не делся. Это очень страшно, когда у тебя оста­ется послед­няя надежда на Бога, а Он не помо­гает. Почему?

– Такие сны у совре­мен­ных отро­ков и отро­ко­виц в основ­ном бывают от уси­лен­ного смот­ре­ния теле­ви­зора, от раз­ного рода бара­ба­шек, чере­па­шек нин­дзя и про­чих поучи­тель­ных пер­со­на­жей. Если меся­чишко два пожи­вешь с молит­вой да без теле­ви­зора или хотя бы лишь с доб­рыми, спо­кой­ными пере­да­чами, то, гля­дишь, бесы сниться пере­ста­нут. Гос­подь помо­гает тогда, когда мы сами не можем спра­виться, когда нет наших сил и ты про­сишь: “Гос­поди помоги! Я уже не могу больше с этим бороться!” И про­сишь искренне, с глу­бо­чай­шей верой. Тогда Гос­подь обя­за­тельно помо­жет. Ты ведь еще и сама можешь побо­роться с этим иску­ше­нием, а не авто­ма­том осво­бо­диться от него: раз – и как рукой сняло. Ну а если про­сишь, чтобы тебе Гос­подь помог, то и сама должна все делать для того, чтобы быть от этого иску­ше­ния подальше. Вот и посмотри – все ли ты для этого делаешь.

135. Можно ли верить снам?

– Смотря каким. Вообще, спа­си­тель­ней не верить. Мы можем при­нять за про­ро­че­ский Божий голос про­сто резуль­тат буйно про­ве­ден­ного дня или про­смот­рен­ного кино­фильма. Но ино­гда бывают такого рода сны, через кото­рые Гос­подь гово­рит нашему сердцу. Впро­чем, о том, что это не про­стой, а про­ро­че­ский сон, Гос­подь нас сам может уве­рить – или через повто­ря­е­мость или такую несо­мнен­ность, когда это ляжет на сердце такой уве­рен­но­стью, кото­рую никто и ничто не может изме­нить; а если нет такой уве­рен­но­сти – лучше забудьте этот сон и не думайте больше о нем.

136. Как сде­лать так, чтобы из чело­века (старше меня) вышел бес?

– Сна­чала надо быть крепко уве­рен­ным, что в чело­веке – не важно, старше или младше тебя, – бес нали­че­ствует. Бес не такая уж частая “вещь”, как нам пред­став­ля­ется зача­стую, чтобы они внутри сели­лись. Бывает, видал я бес­но­ва­тых в хра­мах: ведут чело­века к Чаше, а он кри­чит не своим голо­сом, и видно, что не он кри­чит, а бес в нем кри­чит, и даже сила-то в нем не его. Видел я, напри­мер, бабушку, ста­рень­кую, тще­душ­ную, так ее еле-еле четыре взрос­лых муж­чины смогли дове­сти до кре­ста. Это вот бес­но­ва­тые в пол­ном смысле слова. А бывает, что у чело­века страсть.

Страсть, конечно, тоже про­во­ци­рует бес – гор­дость ли, зазнай­ство, еще какую-то страст­ную при­вычку, но это дру­гое дело, здесь не столько надо спе­шить испол­нять чин отчитки – спе­ци­аль­ный цер­ков­ный чин для исце­ле­ния бес­но­ва­тых, сколько, обло­жив­шись умными книж­ками духов­ными, заняв­шись молит­вой да послу­шав сво­его духов­ника свя­щен­ника, начать с Божией помо­щью с этой стра­стью бороться.

137. Пле­вать – это грех?

– В коло­дец, в осо­бен­но­сти. А также в обще­ствен­ных местах. Ну, и конечно, нужно с осо­бым бла­го­го­ве­нием отно­ситься к Таин­ству При­ча­стия, и вся­кого рода спле­вы­ва­ние, поже­вы­ва­ние после при­об­ще­ния Хри­сто­вых Тайн не нужно допус­кать по бла­го­го­ве­нию к свя­тыне Тела и Крови Хри­ста-Спа­си­теля. Ну и вообще, пра­вила хоро­шего тона никто не отме­нял для пра­во­слав­ного христианина.

138. Почему люди бывают хамелеонами?

– Вопрос пока­зы­вает начи­тан­ность моло­дого чело­века, зна­ком­ство его с оте­че­ствен­ной сло­вес­но­стью. Чело­век при­спо­саб­ли­ва­ется. Это при­спо­соб­ле­ние не обя­за­тельно бывает пло­хое. Апо­стол Павел гово­рит в одном из своих посла­ний, что он был всем для всех, чтобы спа­сти хотя бы неко­то­рых. То есть гово­рил с людьми на понят­ном им языке, общался с ними так (кроме греха), чтобы не оттолк­нуть их от себя своим сти­лем пове­де­ния, чтобы через что-то в нем несрод­ствен­ное их поня­тиям они не ото­шли от еван­гель­ского бла­го­ве­стия. В этом смысле при­но­рав­ли­ваться к окру­жа­ю­щим при­хо­дится вся­кому пра­во­слав­ному чело­веку. Но хуже и, без­условно, грех, если цель в этом – не польза души окру­жа­ю­щих нас людей, а соб­ствен­ное удоб­ство или чело­ве­ко­уго­дие, жела­ние извлечь выгоду из того, чтобы под­стра­и­ваться под дру­гих людей ради лич­ной корысти.

139. У меня ста­рый дом и, когда я в него при­хожу, меня кто-то душит.

– Ну что ты, у тебя, навер­ное, про­сто фор­точка не откры­ва­ется. И бата­реи жарко топятся. Я вот тоже при­хожу домой (хоть и в новый дом), и меня тоже кто-то душит, я сразу фор­точку откры­ваю, попро­буй делать то же самое. А если не помо­жет, то про­чи­тай: “Да вос­крес­нет Бог и рас­то­чатся враги его…” – и выпей воды свя­той из свя­того источ­ника – и все как рукой снимет.

140. Как вы отно­си­тесь к политике?

– Поли­тика – вещь серьез­ная и ответ­ствен­ная, настолько серьез­ная, что лучше в нее не соваться. Почему? Потому что сохра­ниться там чело­ве­ком целост­ным, чистым, иду­щим Еван­гель­скими запо­ве­дями, любя­щим врага сво­его, даже если – страшно поду­мать – из ЛДПР или из нашего, ихнего или еще чьего-нибудь “Дома Рос­сии”, очень и очень трудно. Вот он голо­сует про­тив моего пред­ло­же­ния, а я дол­жен его любить! Так что пра­во­слав­ному чело­веку лучше бы пом­нить о глав­ной поли­тике: о том, что есть у нас Оте­че­ство Небес­ное и его образ на земле, здесь – оте­че­ство зем­ное, где мы должны быть чест­ными и доб­ро­со­вест­ными граж­да­нами – это и будет наша политика.

141. Кто такие масоны?

– Масоны очень не хотят, чтобы люди знали, кто они такие. Уже одно это наво­дит нас на мысль, что вряд ли это доб­ро­де­тель­ные, чистые и искрен­ние люди. Чело­веку чест­ному и бла­го­на­ме­рен­ному нечего скры­вать орга­ни­за­цию, в кото­рой он состоит, и дела, кото­рые он совер­шает. Что уж они там делают на самом деле, мало кто знает допод­линно, но одно ясно: Церкви нашей они не дру­зья и добра от них ждать нечего.

142. Почему посто­янно воюют?

– Спроси самого себя, почему ты посто­янно дерешься, не слу­ша­ешься и не можешь жить в пол­ном мире со всеми людьми. Вот потому, что в нас живет грех непо­слу­ша­ния и свое­во­лия, он живет и в наро­дах, и в госу­дар­ствах, и в жизни людей. И путь тут только один: чем меньше будет в нас непо­слу­ша­ния, зла, наси­лия, тем меньше его будет вокруг нас.

143. Я хотел бы знать, почему у нашей угод­ной страны на про­тя­же­нии мно­гих лет такая тяже­лая судьба?

– Я уже гово­рил прежде, чем Гос­подь кого любит, того нака­зы­вает. С кого можно спро­сить, с того спра­ши­вает, ведь и мама с папой больше спра­ши­вают со стар­ших детей, чем с мла­денца, кото­рый еще кашей ман­ной с ложки пита­ется. Он, бывает, и нака­приз­ни­чает, и опро­ки­нет эту кашу себе на голову, а его только отмоют и опять за стол поса­дят. А попро­буйте-ка вы то же сде­лать, пред­ставьте, что роди­тели вам за это устроят. Также и здесь: у кого больше разу­ме­ния, кре­по­сти душев­ной, с того и спроса больше.

144. Как вы счи­та­ете, воз­можно ли вос­ста­но­вить монар­хию на Руси?

– Чело­веку невоз­можно, а Богу все воз­можно, но, впро­чем, зави­сит от чело­века, до какой-то сте­пени: то есть будут ли под­дан­ные у монарха? Ведь монар­хия что пред­по­ла­гает? Что будет такая, доста­точно зна­чи­тель­ная часть народа, кото­рая свою волю – поли­ти­че­скую, отча­сти эко­но­ми­че­ские права, права чело­века, – доб­ро­вольно поже­лает огра­ни­чить, себя стес­нить ради дове­рия воли, уму, сердцу душе пра­во­слав­ного монарха. Вот когда будет боль­шая часть народа тако­вой, тогда будет и пра­во­слав­ная монархия.

145. Если нельзя воз­ро­дить в Рос­сии цар­скую власть, то какая власть для нее наи­бо­лее приемлемая?

Цер­ковь может суще­ство­вать при любой вла­сти, и по боль­шому счету она непре­одо­лима вра­тами ада, как об этом гово­рит Сам Гос­подь в Еван­ге­лии. Но, конечно, Цер­ковь будет при­вет­ство­вать такое госу­дар­ство, кото­рое будет ори­ен­ти­ро­ваться на тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти, кото­рое будет ува­жать Еван­ге­лие, будет ува­жать исто­ри­че­ский путь Рос­сии и место в ней пра­во­слав­ной Церкви, кото­рое не будет пота­кать раз­ного рода сек­тан­там, сата­ни­стам и про­чим, раз­ла­га­ю­щим душу нашего народа. А уж какая она будет – пре­зи­дент­ская рес­пуб­лика, или пар­ла­мент­ская, или вовсе не рес­пуб­лика, а что-то дру­гое – это не важно.

146. Почему боль­ше­вики рас­стре­ли­вали свя­щен­ни­ков и поса­дили патриарха?

– Дей­стви­тельно, мно­гие сотни тысяч людей, свя­щен­ни­ков, мона­хов были рас­стре­ляны, каз­нены, сосланы, умо­рены в лаге­рях в минув­шие годы. А почему так было? А потому, что гово­рится в Писа­нии: “Бог кого любит, того и нака­зы­вает”. И, видно, столько греха, злобы, неправды нако­пи­лось к концу два­дца­того века в чело­ве­че­ском роде, что на крест стра­да­ния за дру­гих должны были пойти те, кото­рые смогли бы его с тер­пе­нием, сми­ре­нием и без ропота при­нять. А кто это мог при­нять? Только пра­во­слав­ные люди. Потому что заставь-ка идти на крест, мучиться без­бож­ника – в те годы и мно­гим из них при­шлось туго, но они и про­кли­нали, и пре­да­вали, и сей­час про­стить не могут и забыть того, что с ними делали. А пра­во­слав­ные люди, упо­доб­ля­ясь Хри­сту, с тер­пе­нием и про­ще­нием понесли мно­гие муче­ния, чтобы чего худ­шего не слу­чи­лось со всеми, со всем наро­дом русским.

147. Когда кано­ни­зи­руют Цар­скую Семью?

– Когда мы будем готовы про­сла­вить Госу­даря Нико­лая Алек­сан­дро­вича, Госу­да­рыню Алек­сан­дру Федо­ровну, их доче­рей – Ольгу, Марию, Татьяну, Ана­ста­сию, Царе­вича Алек­сея всей нашей Рус­ской Цер­ко­вью. Когда отой­дут все недо­уме­ния, пре­поны, непо­ни­ма­ния, свя­зан­ные с минув­шими деся­ти­ле­ти­ями, когда было так много грязи вылито на Семью Госу­даря, как, впро­чем, и слу­ча­ется сей­час зача­стую с экра­нов теле­ви­зора, со стра­ниц прессы и даже порой из уст цер­ков­ных людей, не пони­ма­ю­щих огром­ного зна­че­ния этой кано­ни­за­ции для нашего народа. Вот мы будем молиться за душу Госу­даря, про­сить этого, а когда Гос­подь уви­дит, что мы готовы, тогда он нам и даст этих уте­ши­те­лей. Хорошо бы, чтоб это слу­чи­лось уже в этом веке.

148. Будет ли послед­ний царь перед кон­цом света?

– В Писа­нии об этом ничего не гово­рится. Есть пред­ска­за­ние стар­цев, что Рос­сия перед кон­цом света воз­ро­дится – и духовно осо­бенно. А если она воз­ро­дится, то, конечно, можно пред­по­ло­жить, что во главе госу­даря пра­во­слав­ного. Но сбу­дется ли это – зави­сит от нас – рус­ских пра­во­слав­ных людей. Надо жить так, чтобы эти про­ро­че­ства могли осуществиться.

149. Когда будет конец света?

– Конец света для любого из нас может насту­пить очень скоро, потому что никто из нас не знает, сколько про­длятся наши зем­ные дни, и мы должны быть готовы пред­стать пред нашим Гос­по­дом, поэтому нам гово­рится “бдите и моли­тесь да не вний­дете в напасть” – чтобы вам не впасть в напасть. А конец света насту­пит тогда, когда пра­вить будет анти­христ и про­изой­дет то, что уже сей­час неко­то­рым обра­зом про­ис­хо­дит: окон­ча­тель­ное раз­де­ле­ние добра и зла, когда все, что от Бога, от света, от любви Хри­сто­вой, будет в Церкви, то есть все, что в мире есть доб­рого, рас­се­ян­ного, сме­шан­ного со злом, как бы отде­лится и вот туда, в Цер­ковь, и уйдет, а в мире – оста­нется созна­тель­ное и бес­со­зна­тель­ное, но такое креп­кое пре­да­ние себя злу и отцу его – дья­волу. Вот тогда и будет конец этого мира, а после – вели­кий страш­ный и все же дол­го­ждан­ный суд Христов.

150. Рас­ска­жите об антихристе.

– Мы уже немного каса­лись этого вопроса, но можно доба­вить сле­ду­ю­щее. Сей­час много чего гово­рят об этом: вот анти­христ при­дет к нам через ком­пью­тер­ную сеть “Интер­нет”, или: ни в коем слу­чае не поль­зуй­тесь кре­дит­ными кар­точ­ками – они печать анти­хри­ста на нашу руку; или несколько деся­ти­ле­тий назад гово­рили то же самое про совет­ские пас­порта: не берите их, на них печать анти­хри­ста. Печать была дей­стви­тельно мало­при­ят­ная, но все же это не анти­хри­стова печать. Так кто ж такой будет анти­христ? Анти­христ – это будет чело­век, под­чер­ки­ваю, чело­век, кото­рый родится в те вре­мена, когда огром­ное коли­че­ство людей, боль­шин­ство, живу­щих на земле, готовы будут доб­ро­вольно при­нять того, кто позо­вет в сто­рону от Церкви Божией и от Хри­ста-Спа­си­теля. Помните: доб­ро­вольно. Он, конечно, будет обма­ны­вать, он, конечно, будет гово­рить: идите за мной, я не так уж про­ти­во­речу Хри­сту, но разо­браться, что это анти­христ, можно будет и в послед­ние вре­мена. Он будет запу­ги­вать, но не наси­ло­вать, он будет обма­ны­вать, но не свя­зы­вать нашу волю, и поэтому те, кто пой­дет за ним, пой­дут доб­ро­вольно. А еще – во все вре­мена были и будут люди духа анти­хри­стова, они как бы ему дорожку гото­вят. Помните, напри­мер, Кашпи­ров­ского. Вот он водил руками перед теле­ви­зо­ром, и чуть не пол­страны готовы были ему верить, сидеть и смот­реть на него, и воду пить, и газеты жевать, кото­рые он освя­щал, – вот он, малень­кий анти­христ, кото­рый пока­зы­вает, как дру­гой насто­я­щий анти­христ будет людьми управ­лять, не будет насильно застав­лять, но обо­льщать, и люди уста­вятся в теле­ви­зор, ком­пью­тер или на него самого и будут смот­реть и пой­дут за ним, как овечки или как крысы за кры­со­ло­вом с дудочкой…

про­то­и­е­рей Мак­сим Козлов

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Roza, 12.07.2020

    Здрав­ствуйте! Пояс­ните пожа­луй­ста, что озна­чает “хорошо зело”?

    Ответить »
    • Valentina, 13.07.2020

      Роза, это зна­чит, очень хорошо, или хорошо весьма. Спа­сибо, что вни­ма­тельно читаете.

      Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки