Дисней: отравленные сказки

Дисней: отравленные сказки

(7 голосов4.0 из 5)

С этим можно согла­шаться, можно нет, но стоит изу­чить систе­ма­ти­зи­ро­ван­ные выводы о идеях и смыс­лах, про­дви­га­е­мых ком­па­нией Дис­ней через мультфильмы.

Бренд «Дисней»

Ком­па­ния «The Walt Disney Company» — один из миро­вых лиде­ров раз­вле­ка­тель­ной инду­стрии с пре­иму­ще­ствен­ной спе­ци­а­ли­за­цией на дет­ских раз­вле­че­ниях. Наи­бо­лее известна сво­ими пол­но­мет­раж­ными ани­ма­ци­он­ными филь­мами, пер­вый из кото­рых, «Бело­снежка и семь гно­мов», был выпу­щен в 1937 году.

ИНФОРМАЦИЯ О КОМПАНИИ

  • На сего­дняш­ний день вхо­дит в топ-15 самых доро­гих брен­дов мира;
  • Осно­вана аме­ри­кан­ским муль­ти­пли­ка­то­ром и биз­не­сме­ном Уол­том Дис­неем в 1923 году;
  • Явля­ется вла­дель­цем ряда ком­па­ний, в числе кото­рых: ABC-International Television, ESPN, Lucasfilm, MARVEL, Pixar, Maker Studios, Touchstone и др.
  • Явля­ется вла­дель­цем 11-ти тема­ти­че­ских пар­ков и двух аквапарков;
  • Выручка в 2014‑м фис­каль­ном году соста­вила 48,8 млрд, дол­ла­ров США.
  • Ведёт актив­ную дея­тель­ность в 172 стра­нах и пред­став­ляет 1300 радио и теле­ви­зи­он­ных кана­лов, веща­ю­щих на 53 языках.шапка

Для Рос­сии исто­рия ком­па­нии нача­лась в 1933 году на фести­вале аме­ри­кан­ских мульт­филь­мов в Москве. Запо­ми­на­ю­щийся, яркий стиль корот­ко­мет­раж­ных мульт­филь­мов Уолта Дис­нея про­из­вел боль­шое впе­чат­ле­ние на зри­те­лей, среди кото­рых был сам Иосиф Ста­лин. В резуль­тате ком­па­ния стала эта­ло­ном для чинов­ни­ков, отве­чав­ших за кино в СССР, а летом 1936 года был издан при­каз о созда­нии «Союз- дет­мульт­фильма», орга­ни­зо­ван­ного как­точ­ная копия сту­дии «Дис­ней». Непо­сред­ствен­ным же обра­зом «Дис­ней» стал зани­мать зна­чи­мое место в жизни рос­сиян начи­ная уже с пере­стро­еч­ного пери­ода в 80‑е годы.

Стиль «Дис­нея» харак­те­рен, легко узна­ваем и обла­дает осо­бен­ным, под­ку­па­ю­щим оба­я­нием. Если попы­таться ска­зать мак­си­мально кратко и мак­си­мально точно о том, как пози­ци­о­ни­ру­ется дис­не­ев­ская про­дук­ция, то это — про­фес­си­о­наль­ное вол­шеб­ство. Исто­рии «Дис­нея» обычно сопря­жены с вол­шеб­ством, чудом, роман­ти­кой и любо­вью, а фор­мат про­фес­си­о­нально про­ра­ба­ты­ва­ется под широ­кий масс-мар­кет: хоро­шая режис­сура, удоб­ная струк­тура повест­во­ва­ния, отно­си­тель­ная худо­же­ствен­ная про­стота, цеп­ля­ю­щее музы­каль­ное сопро­вож­де­ние и общая эсте­ти­че­ская при­тя­га­тель­ность. Оча­ро­ва­ние и вол­шеб­ство в содер­жа­нии + высо­кое каче­ство испол­не­ния — этот союз вполне можно назвать базо­вой фор­му­лой успеха «Дис­нея». В резуль­тате, исто­рии и герои «Дис­нея», под­дер­жи­ва­е­мые пона­чалу реклам­ными кам­па­ни­ями, а после- раз­ным мар­ке­тин­го­вым и фанат­ским пере­вос­про­из­вод­ством, прак­ти­че­ски схо­дят с экрана в жизнь и начи­нают суще­ство­вать в обще­стве как некие куль­тур­ные коды, ста­но­вясь замет­ными иде­а­лами для целых поко­ле­ний людей.

С одной сто­роны, суще­ство­ва­ние такой ком­па­нии, целе­на­прав­ленно зани­ма­ю­щейся при­вне­се­нием вол­шеб­ства в жизнь детей, — боль­шое сча­стье для обще­ства. Это доступ­ная и про­стая воз­мож­ность устре­миться к сказке и легко при­вне­сти её в жиз­нен­ные будни. Но с дру­гой, — важно пони­мать, что то колос­саль­ное вли­я­ние, кото­рое «Дис­ней» деся­ти­ле­ти­ями ока­зы­вает на целые поко­ле­ния людей по всему миру, нала­гает на ком­па­нию очень нема­лую ответственность.

В основе дея­тель­но­сти ком­па­нии неоспо­римо нахо­дится искус­ство (муль­ти­пли­ка­ция, режис­сура и др.), однако по своей сути «Дис­ней» — серьёз­ный и высо­ко­до­ход­ный биз­нес, помимо искус­ства выстро­ен­ный самым непо­сред­ствен­ным обра­зом и на идео­ло­гии (рас­про­стра­не­нии идей и цен­но­стей). В этом свете важно пони­мать, что любой инфор­ма­ци­он­ный биз­нес (можно даже гово­рить: идео­ло­ги­че­ский биз­нес) не обя­за­тельно рав­но­зна­чен инфор­ма­ци­он­ной под­держке людей, не обя­за­тельно рав­но­зна­чен гума­низму, не обя­за­тельно рав­но­зна­чен этике. Инфор­ма­ци­он­ный (идео­ло­ги­че­ский) бизнес‑в первую оче­редь, сино­ним ком­мер­ции. Когда же речь идёт о ком­мер­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной инфор­ма­ции, рас­счи­тан­ной на детей и под­рост­ков, нужно быть особо внимательными.

Важно пом­нить, что инфор­ма­ция как явле­ние все­гда содер­жит тот или иной потен­циал вли­я­ния на чело­века, а её пере­дача, тем самым, все­гда ста­но­вится актом управ­ле­ния чело­ве­ком. Инфор­ма­ция = управ­ле­ние. Инфор­ма­ция же, целе­на­прав­ленно пред­на­зна­чен­ная для детей и под­рост­ков, поскольку те ещё не умеют с ней рабо­тать, кри­ти­че­ски её осмыс­ли­вать, а легко при­ни­мают всё на веру, должна быть 100% должна быть 100% пози­тив­ным управ­ле­нием. Пози­тив­ное управ­ле­ние это мак­си­маль­ная без­опас­ность + мак­си­маль­ная полез­ность инфор­ма­ции для получателя.

Таким обра­зом, стиль подачи, высо­кое тех­ни­че­ское каче­ство испол­не­ния, увле­ка­тель­ность мате­ри­ала — всё то, чем так заме­тен и изве­стен «Дис­ней» — важны, но важны вто­рично. При­о­ри­тетно не то, насколько умело инфор­ма­ци­он­ная импе­рия «Дис­ней» раз­вле­кает детей, а то, чему кон­кретно учат их исто­рии и куда идейно направ­ляют взрос­ле­ю­щих людей.

Наме­ре­ние сде­лать идей­ный «аудит» про­дук­тов «Дис­нея» у автора воз­никло после пере­смотра сво­его люби­мого дет­ского мульт­фильма — дис­не­ев­ской «Пока­хон­тас» — спу­стя более 15 лет. Пере­смотр был вдох­нов­лён регу­лярно попа­дав­шейся в Интер­нете инфор­ма­цией об опас­но­сти про­дук­тов «Дис­нея», и была постав­лена задача опре­де­лить поучи­тель­ную состав­ля­ю­щую люби­мого мульт­фильма. По памяти, для соб­ствен­ного дет­ского вос­при­я­тия мульт­фильм казался пере­пол­нен­ным спра­вед­ли­во­стью, а глав­ная геро­иня выгля­дела образ­цом наи­выс­шей доб­ро­де­тели, при­тя­га­тель­ным «при­ме­ром для под­ра­жа­ния». При «взрос­лом» про­смотре вне­запно при­шло осо­зна­ние, о чём на самом деле эта история.

Костяк дис­не­ев­ского мульт­фильма, посвя­щен­ного почти исчез­нув­шей на сего­дняш­ний день индей­ской нации — это, по сути, пре­да­тель­ство девуш­кой-инде­ан­кой сво­его народа, влюб­лен­ность её в англи­ча­нина в то время, когда всё её племя было разумно обес­по­ко­ено защи­той себя от при­быв­ших чуже­зем­цев. При взрос­лом осмыс­ле­нии мульт­фильма всё это было кри­стально оче­вид­ным, что под­твер­дила и исто­ри­че­ская инфор­ма­ция о реаль­ной Пока­хон­тас, кото­рая рядом своих дей­ствий открыла вра­гам боль­ший доступ к своей общине, что в конеч­ном счете закон­чи­лось мас­со­вым гено­ци­дом индей­цев англичанами.

Мульт­фильм «Дис­нея» опи­сы­вает тра­гич­ный исто­ри­че­ский эпи­зод увле­ка­тельно и весело, с акцен­тами, сме­щен­ными так, словно индейцы сами радостно отдают свою судьбу и свои тер­ри­то­рии англи­ча­нам с подачи некой «муд­рой» индей­ской прин­цессы. Тогда, после осмыс­ле­ния «Пока­хон­тас» и лжи, вло­жен­ной в этот мульт­фильм, и воз­ник зако­но­мер­ный боль­шой инте­рес к ком­па­нии «Дис­ней», тому, насколько регу­лярно встре­ча­ется подоб­ное «выво­ра­чи­ва­ние» смыс­лов в их про­дук­ции, и какие цели это преследует.

Был про­ве­дён тща­тель­ный раз­бор 8 про­дук­тов «Дис­нея» (м/ф «Пока­хон­тас» 1995 г., х/ф «Оз: вели­кий и ужас­ный» 2013 г., м/ф «Холод­ное сердце» 2013 г., х/ф «Мале­фи­сента» 2014 г., м/ф «Само­лёты: огонь и вода» 2014 г., м/ф «Город героев» 2014 г., х/ф «Золушка» 2015 г., м/ф «Рапунцель:запутанная исто­рия» 2010 г.) и осмыс­лен­ный про­смотр ещё 25 попу­ляр­ных про­дук­тов (мульт­фильмы: «Бело­снежка и семь гно­мов» 1937 г., «Золушка» 1950 г., «Питер Пэн» 1953 г., «Спя­щая кра­са­вица» 1959 г., «101 дал­ма­ти­нец» г., «Руса­лочка» 1989 г., «Кра­са­вица и чудо­вище» 1991 г., «Алад­дин» 1992 г., «Король Лев» 1994 г., «Гер­ку­лес» 1997 г., «Мулан» 1998 г., «Тар­зан» 1999 г., «Атлан­тида: зате­рян­ный мир» 2001 г., «Кор­по­ра­ция мон­стров» 2001 г., «Лило и Стич» 2001 г., «В поис­ках Немо» 2003 г., «Рата­туй» 2007 г., «Валл‑И» 2008 г., «Прин­цесса и лягушка» 2009 г., «Ральф» 2012 г., «Храб­рая серд­цем» 2012 г., «Феи: тайна зим­него леса» 2012 г., «Голо­во­ломка» 2015 г.; фильмы: «Пираты Кариб­ского моря: про­кля­тье чер­ной жем­чу­жины» 2003 г., «Алиса в стране чудес» 2010 г.) — вме­сте всего 33 мульт- и кино-ленты.

И абсо­лютно все эти про­дукты содер­жат вред­ные темы в том или ином коли­че­стве. Из 33 извест­ных филь­мов и мульт­филь­мов более — менее без­опас­ными, с боль­шими или мень­шими ого­вор­ками, ока­за­лись всего 5 (!) (ука­зано по убы­ва­нию, начи­ная с самого без­опас­ного и полез­ного: м/ф «101 дал­ма­ти­нец» 1961 г., м/ф «Тар­зан» 1999 г., х/ф «Золушка» 2015 г., м/ф «В поис­ках Немо» 2003 г., м/ф «Гер­ку­лес» 1997 г.).

Осталь­ные же 28 мульт­филь­мов и филь­мов были не про­сто непо­учи­тель­ными или бес­по­лез­ными, а отчет­ливо вред­ными для дет­ского или под­рост­ко­вого созна­ния. И созданы такими — наме­ренно, поскольку встре­ча­ю­щи­еся в них вред­ные идеи до того выве­ренно систе­ма­тичны, что вся­кая слу­чай­ность их нахож­де­ния в про­дук­ции ком­па­нии исключается.

Далее будет при­ве­дено опи­са­ние най­ден­ных повто­ря­ю­щихся вред­ных тем, кото­рые созна­тельно внед­ря­ются ком­па­нией в созна­ние детей и под­рост­ков всего мира.

Дискредитация и обесценивание родительства

Одна из вред­ных тем, очень активно и заметно про­дви­га­е­мых «Дис­неем», — это дис­кре­ди­та­ция и обес­це­ни­ва­ние родительства.дисней и родители

Реаль­ное отно­ше­ние «Дис­нея» к роди­те­лям и дет­ски-роди­тель­ским отно­ше­ниям сильно раз­нится с поверх­ност­ным пози­ци­о­ни­ро­ва­нием ком­па­нии как «семейно-ори­ен­ти­ро­ван­ной». Посмот­рим, как про­во­дится тема роди­те­лей в тех 28 про­дук­тах ком­па­нии из 33‑х, где она обо­зна­чена как таковая.

Однозначно позитивные образы родителей

«Спя­щая красавица»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1959 Г

При­сут­ствует пози­тив­ный образ роди­тель­ской пары, правда, прак­ти­че­ски не участ­ву­ю­щей в исто­рии. Также на пози­циях мате­рин­ских фигур высту­пают три феи-крест­ные: они само­от­вер­женно забо­тятся о прин­цессе, пока стой окон­ча­тельно не сни­ма­ется про­кля­тье. Бла­го­даря их роди­тель­ской заботе и дости­га­ется счаст­ли­вый финал

«101 дал­ма­ти­нец»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1961 г.

Пара дал­ма­тин­цев-супру­гов пред­став­ляют собой очень поло­жи­тель­ный образ роди­тель­ской пары. У героев рож­да­ется 15 щен­ков, и в тече­ние исто­рии они ста­но­вятся ещё более мно­го­дет­ными роди­те­лями — спа­сают от смерти и усы­нов­ляют 84 щенка-дал­ма­тинца. Герои-роди­тели ведут себя забот­ливо и само­от­вер­женно по отно­ше­нию ко всем героям-детям.101

«Гер­ку­лес»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1997 Г.

У глав­ного героя Гер­ку­леса в исто­рии две пары роди­те­лей — зем­ная пара и род­ные роди­тели — боги Зевс и Гера. Все роди­тели живы от начала до конца исто­рии. Гер­ку­лес испы­ты­вает под­черк­ну­тое ува­же­ние как к своим зем­ным роди­те­лям, так и к божественным.

«Мулан»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1998 Г.

При­сут­ствуют пози­тив­ные роди­тель­ские образы в боль­шом коли­че­стве: оба роди­теля глав­ной геро­ини, бабушка, также духи-предки, кото­рые забо­тятся о своих потом­ках и охра­няют их бла­го­по­лу­чие. Тема ува­же­ния к роди­те­лям пред­стаёт в каче­стве завязки исто­рии: глав­ная геро­иня про­яв­ляет ини­ци­а­тиву пойти на войну, чтобы изба­вить от этой обя­зан­но­сти пожи­лого отца, уже про­шед­шего одну войну.

«Голо­во­ломка»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2015 Г.

При­сут­ствует пози­тив­ный образ роди­тель­ской пары, забо­тя­щейся о своей дочери. От начала до конца исто­рии изоб­ра­жа­ется высо­кая цен­ность семьи и заботы чле­нов семьи друг о друге.

Смешанные образы родительства

Как с хоро­шими тен­ден­ци­ями, так и с плохими

«Золушка»

Мульт­фильм 1950 г.

Глав­ная геро­иня, Золушка, — сирота. Отец принца — глупо выгля­дя­щий, взбал­мош­ный чело­век, плохо кон­тро­ли­ру­ю­щий свой гнев. Однако его забота о сыне и его семей­ной обу­стро­ен­но­сти очень акцен­ти­ро­вана. Отец принца горячо меч­тает о вну­ках и окон­ча­нии коро­лев­ского семей­ного оди­но­че­ства. О матери принца не упоминается.

«Питер Пэн»

Мульт­фильм 1953 г.

Матери: при­сут­ствует пози­тив­ный мате­рин­ский образ — мать глав­ной геро­ини, однако она нахо­дится на экране всего несколько минут. Глав­ная геро­иня очень любит свою маму и отправ­ля­ется в страну Нетлан­дию, чтобы стать мамой поте­рян­ных маль­чи­ков и забо­титься о них. В исто­рии испол­ня­ется песня в честь матери, самого близ­кого и род­ного человека.

Отцы: при­сут­ствует отри­ца­тель­ный отцов­ский образ. Отец изоб­ра­жа­ется взбал­мош­ным, глу­пым, его миро­воз­зре­ние под­вер­га­ется кри­тике, в том числе и сюже­том м/ф: он не верит в суще­ство­ва­ние Питера Пэна, кото­рый появ­ля­ется в жизни его детей и кар­ди­нально её меняет.

«Король лев»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1994 Г.

Матери: образ матери позитивен.

Мать глав­ного героя Симбы — бла­го­род­ная, ответ­ствен­ная и забот­ли­вая львица. Она жива от начала до конца истории.

Отцы: отец Симбы тра­гично погибает.

В конце исто­рии Симба и его супруга ста­но­вятся родителями.

«B поис­ках Немо»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2003 г.

Мать рыбки Немо тра­гично уми­рает на 3 минуте исто­рии. Общий посыл исто­рии непо­зи­ти­вен: исправ­ле­ние отца Немо, Мар­лина, не про­сто ради сына, но и с его подачи. Мотив отца, зави­ся­щего от воли сына — это отсылка к юве­наль­ной юсти­ции, про­дви­га­ю­щей ломку есте­ствен­ной иерар­хии «роди­тель — ребё­нок». Идео­ло­гией ю.ю. дей­ствия и воля ребёнка кар­ди­нально ста­вятся над роди­тель­скими, и ребё­нок с его огра­ни­чен­ными ресур­сами в осо­зна­нии, интел­лекте и т.д. — полу­чает власть над своим родителем.

Однако в м/ф «В поис­ках Немо» общую вред­ную мораль смягчают:

то, что Немо тоже при­хо­дится очень серьёзно пора­бо­тать над собой в создан­ной им опас­ной ситу­а­ции, кото­рая застав­ляет меняться отца ради него.

Убе­ди­тель­ное финаль­ное изоб­ра­же­ние улуч­шив­шихся вза­и­мо­от­но­ше­ний сына и отца.

«Тар­зан»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1999 Г.

Род­ные роди­тели глав­ного героя поги­бают в пер­вые 5 минут исто­рии. Маль­чика усы­нов­ляет горилла. Образ матери-гориллы пода­ётся очень глу­боко и тро­га­тельно. Пожа­луй, это самый потря­са­ю­щий и самый яркий мате­рин­ский образ из всех упо­ми­на­е­мых в дан­ной статье.тарзан

Здесь инте­ресно и важно отме­тить, что на про­тя­же­нии мно­гих лет у «Дис­нея» есть вели­ко­леп­ные воз­мож­но­сти фор­ми­ро­вать и выпус­кать на экраны всего мира иден­тич­ные потря­са­ю­щие образы мате­рин­ства через героев-людей, что ком­па­нией нико­гда не дела­ется. И, конечно, это не явля­ется случайностью.

С обра­зом при­ем­ного отца-гориллы в «Тар­зане» свя­зан кон­фликт — непри­ня­тие им сво­его чело­ве­че­ского сына — что раз­ре­ша­ется только в конце исто­рии. При­ем­ный отец поги­бает, пере­да­вая функ­ции вожака стаи Тарзану.

«Прин­цесса и лягушка»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2009 Г

Роди­тели глав­ной геро­ини, Тианы, — доб­рые, тру­до­лю­би­вые люди, любя­щие друг друга и свою дочь. Пер­вые минуты мульт­фильма ярко изоб­ра­жают их семей­ное сча­стье, однако на 6–7 минуте ока­зы­ва­ется, что отец Тианы по неиз­вест­ной при­чине уже мертв. При­чём сюжет­ной необ­хо­ди­мо­сти в этом ходе не было абсо­лютно никакой.

Отрицательные образы родительства

«Кра­са­вица и чудовище»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1991 Г.

Матери: матери у глав­ной геро­ини Белль нет. В мульт­фильме в духе 25-ого кадра пода­ётся изоб­ра­же­ние урод­ли­вой мно­го­дет­ной матери на кон­тра­сте с воз­вы­ша­ю­щейся кра­са­ви­цей-Белль (при этом возле Белль нари­со­вана клетка без пру­тьев, сим­во­ли­зи­ру­ю­щая, что глав­ная геро­иня сво­бодна по срав­не­нию с геро­и­ней-мате­рью). Также для под­креп­ле­ния анти­ма­те­рин­ских идей под­тек­стом про­во­дится отри­ца­тель­ное отно­ше­ние Белль к пред­ло­же­нию жениха Гастона родить много детей. Геро­иня вскользь изоб­ра­жена недо­воль­ной, когда он опи­сы­вает свои мечты о мно­го­дет­ной семье.  Отец Белль изоб­ра­жён доб­рым, но сла­бым и жал­ким чело­ве­ком, над кото­рым поте­ша­ются люди.красавица

«Бело­снежка и семь гномов»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1937 г.

Отцов в исто­рии нет. На пози­ции мате­рин­ской фигуры — злая коро­лева, кото­рая хочет убить глав­ную геро­иню из-за зави­сти к её кра­соте. Коро­лева погибает.

«Руса­лочка»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1989 Г.

Матери: отсут­ствуют.

Отцы: у принца отца нет. Глав­ная геро­иня в кон­фликте со своим отцом, отри­ца­ние его воли и запре­тов при­во­дит к счастью.

«Алад­дин»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1992 Г.

Матери: мате­рей нет. Отцы: отец глав­ной геро­ини жалок, сме­шон и управ­ляем. Геро­иня дости­гает успеха через отри­ца­ние отцов­ской воли каса­тельно заму­же­ства. Глав­ный муж­ской пер­со­наж — сирота.

«Пока­хон­тас»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1995 Г.

Матери: упо­ми­на­ется, что мать глав­ной геро­ини умерла. Мате­рин­скую фигуру заме­няет вол­шеб­ное дерево, скрыто под­стре­ка­ю­щее геро­иню на опас­но­сти и пре­да­тель­ство. Отцы: «хеппи-энд» геро­и­ней дости­га­ется через отри­ца­ние воли сво­его отца. Глав­ный муж­ской пер­со­наж — сирота.

«Алиса в стране чудес»

ФИЛЬМ, 2010 Г.

Отец глав­ной геро­ини уми­рает в начале исто­рии. Глав­ная геро­иня под­чёрк­нуто холодно и неува­жи­тельно отно­сится к матери. Исто­рия про­во­дит мотив отри­ца­ния матери — при­клю­че­ние, про­ис­хо­дя­щее с Али­сой, под­твер­ждает пра­виль­ность её реше­ния отка­заться от брака, на кото­ром наста­и­вала мать.

«Лило и Стич»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2001 г.

Упо­ми­на­ется, что мать и отец глав­ной геро­ини тра­ги­че­ски погибли, и её на грани отказа в роди­тель­ских пра­вах вос­пи­ты­вает стар­шая сестра. Стар­шая сестра, будучи мате­рин­ской фигу­рой, зави­сит от своей млад­шей сестры, поскольку от отзыва той о её опеке зави­сит, раз­лу­чат ли их (ломка есте­ствен­ной иерар­хии ребёнок-родитель).

«Атлан­тида: зате­рян­ный мир»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2001 г.

Матери: мать глав­ной геро­ини поги­бает в пер­вые минуты повест­во­ва­ния. Отцы: геро­иня отвер­гает волю сво­его отца. Он поги­бает в тече­ние исто­рии. Глав­ный муж­ской пер­со­наж — сирота.

«Пираты Кариб­ского моря: про­кля­тье чер­ной жемчужины»

Фильм, 2ооз г.

Матери: отсут­ствуют и не упоминаются.

Отцы: глав­ная геро­иня дости­гает хеппи-энда через отри­ца­ние отцов­ской воли каса­тельно замужества

«Рата­туй»

Мульт­фильм 2007 г.

Матери: отсут­ствуют и не упоминаются.

Отцы: Изоб­ра­жа­ется кон­фрон­та­ция между сыном и отцом. Отец глав­ного героя, крысы Реми, не пони­мает тяги сына к кули­нар­ному делу. Реми дости­гает успеха через отри­ца­ние отцов­ского мне­ния. Отец выгля­дит менее «про­дви­ну­тым», чем сын, и в итоге под­стра­и­ва­ется под миро­воз­зре­ние сына. Матери у Реми нет.

Глав­ный чело­ве­че­ский герой — Линг­вини – сирота.

«Храб­рая сердцем»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2012 Г.

Матери: глав­ная геро­иня Мерида нахо­дится в кон­фрон­та­ции со своей мате­рью. Мать Мериды обра­ща­ется в мед­ведя и под­вер­га­ется смер­тель­ным опас­но­стям из-за непо­слу­ша­ния дочери. Тем самым исто­рия изоб­ра­жает зави­си­мость матери от дочери: не слу­ша­ется про­блем­ная дочь — а полу­чает про­блемы и необ­хо­ди­мость исправ­ляться не дочь, а мать. Основ­ная мораль исто­рии для ребёнка — если что-то в твоих отно­ше­ниях с мате­рью не так, то она обя­зана поме­няться, поме­нять реше­ние, под­стро­иться под тебя. Воля ребёнка ста­вится над волей роди­теля (идео­ло­гия юве­наль­ной юстиции).храбрая

Отцы: отец глав­ной геро­ини в целом изоб­ра­жен при­ят­ным чело­ве­ком, муже­ствен­ным, силь­ным, с чув­ством юмора. Однако когда его жена пре­вра­ща­ется в мед­ведя, ничто не спо­собно вра­зу­мить его проснув­шийся охот­ни­чий азарт, гра­ни­ча­щий с одер­жи­мо­стью, в резуль­тате чего он бли­зок к тому, чтобы убить соб­ствен­ную жену.

«Рапун­цель: запу­тан­ная история»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2010 г.

Матери: глав­ный зло­дей­ский пер­со­наж, Матушка Готель при­тво­ря­ется мате­рью глав­ной геро­ини и потому узна­ва­емо ведёт себя как мать. Образ матери в мульт­фильме исполь­зу­ется как зло­дей­ский, а гибель мате­рин­ской фигуры пре­под­но­сится как акт справедливости.

Отцы: яркий образ отца отсутствует.

Семей­ная пара род­ных роди­те­лей глав­ной геро­ини, короля и коро­левы, исполь­зу­ется для про­ве­де­ния идеи в духе юве­наль­ной юсти­ции о том, что у ребёнка должны быть иде­аль­ные усло­вия, иде­аль­ные роди­тели, к чему ребё­нок сам дол­жен стре­миться. Матушка Готель-отри­ну­тая ребён­ком мате­рин­ская фигура, плохо испол­няв­шая свои обя­зан­но­сти сточки зре­ния ребёнка.

Глав­ный муж­ской пер­со­наж – сирота

«Оз: вели­кий и ужасный»

ФИЛЬМ, 2013 Г.

Матери: мате­рей у глав­ных героев нет, не упо­ми­на­ется, что с ними.

Отцы: упо­ми­на­ется, что отцы глав­ных героев умерли. Одна из глав­ных геро­инь-сестёр убила отца ради вла­сти. Глав­ный герой Оскар Диггс не хочет быть похо­жим на сво­его отца, про­стого тру­же­ника-фер­мера, на чём ста­вится акцент. Герой доби­ва­ется сво­его три­умфа в том числе и через это мировоззрение.

«Холод­ное сердце»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2013 г.

Отец и мать глав­ных геро­инь, сестёр Эльзы и Анны, явля­ются при­чи­ной основ­ной сюжет­ной тра­ге­дии они пря­чут Эльзу, обла­да­ю­щую раз­ру­ши­тельно-сози­да­тель­ной маги­че­ской силой, под замок, что в конеч­ном счёте при­во­дит к сти­хий­ному бед­ствию, непред­на­ме­ренно вызван­ному девуш­кой в коро­лев­стве. Отец и мать, создав про­блему к раз­ре­ше­нию, сразу же устра­ня­ются сце­на­рием: они уми­рают в кораб­ле­кру­ше­нии. Чтобы прийти к счаст­ли­вому итогу, Эльзе необ­хо­димо реа­ли­зо­вать волю, кото­рая ровно про­ти­во­по­ложна воле роди­те­лей осво­бо­дить свою силу.

По сути, т.к. отец и мать Эльзы создают основ­ную про­блему сюжета, они явля­ются глав­ными зло­де­ями в истории.

Мульт­фильм под­тек­стом про­во­дит идеи отри­ца­ния тра­ди­ци­он­ной семьи (смерть роди­те­лей Эльзы и Анны, «неистин­ность» союза Анны и Ганса, Анны и Кри­стоффа) и про­дви­гает «аль­тер­на­тив­ные» и гомо­сек­су­аль­ные семьи (семья тор­говца Оакена, община Трол­лей, пара Эльзы и Анны как аллю­зия на одно­по­лый союз «истин­ной любви»).

«Мале­фи­сента»

ФИЛЬМ, 2014 Г.

Матери: мать геро­ини-прин­цессы уми­рает. Заме­ща­ю­щие мать тётушки-феи неспо­собны поза­бо­титься о своей падчерице.

Прин­цессу «удо­че­ряет» демо­ни­че­ский персонаж.

Отцы: отец прин­цессы — основ­ной зло­дей в исто­рии. Уми­рает в бою с демо­ни­че­ской при­ём­ной мате­рью прин­цессы. При этом прин­цесса помо­гает демо­ни­че­ской матери побе­дить соб­ствен­ного отца в бою.

Также в фильме под­тек­стом про­во­дится отри­ца­ние тра­ди­ци­он­ной семьи (раз­ру­ше­ние пары Мале­фи­сенты и Сте­фана, смерть коро­лев­ской семьи, неистин­ность союза Авроры и принца Филиппа) и про­дви­га­ется пози­тив­ность «аль­тер­на­тив­ных» гомо­сек­су­аль­ных семей (союз Мале­фи­сенты и Авроры как 2- в‑1: аллю­зия на усы­нов­ле­ние в нети­пич­ную семью + одно­по­лый союз «истин­ной любви»),

«Золушка»

ФИЛЬМ, 2015 Г.

Матери: мать Золушки дра­ма­тично уми­рает в начале повест­во­ва­ния. Упо­ми­на­ется, что мать принца умерла.

Отцы: отец Золушки и отец принца уми­рают в тече­ние повествования.

Принц дости­гает сча­стья через отри­ца­ние отцов­ской воли. В счаст­ли­вом финале моло­до­жены изоб­ра­жа­ются сто­я­щими перед похо­рон­ными порт­ре­тами родителей.

«Город героев»

Мульт­фильм 2014 г.

Упо­ми­на­ется, что отец и мать глав­ного героя умерли, когда ему было 3 года. Опе­кунша глав­ного героя не явля­ется авто­ри­тет­ной роди­тель­ской фигу­рой, она про­из­но­сит моно­лог о том, что ничего не пони­мает в детях и её саму надо вос­пи­ты­вать. Отец одного из пер­со­на­жей — глав­ный зло­дей, кото­рого в итоге заби­рают под арест.

Резюме

Из 28 про­дук­тов «Дис­нея», затра­ги­ва­ю­щих тему родителей:

17 (61%) Дис­кре­ди­ти­ру­ю­щих и обес­це­ни­ва­ю­щих роди­тель­ство тем или иным спо­со­бом (изоб­ра­же­ние и упо­ми­на­ние смер­тей роди­те­лей, изоб­ра­же­ние дости­же­ния героем успеха через отри­ца­ние воли матери или отца, ломка есте­ствен­ной иерар­хии — роди­тели, зави­ся­щие от воли детей, роди­тель­ские фигуры в роли зло­деев и др.)

5 (18%) Под­дер­жи­ва­ю­щих роди­тель­ство (изоб­ра­же­ние пол­ной семьи, отсут­ствие смер­тей роди­те­лей, семей­ная вза­и­мо­под­держка, само­от­вер­жен­ность роди­те­лей ради детей и детей ради роди­те­лей и др.

6 (21%) Про­ме­жу­точ­ных, где пози­тив­ные тен­ден­ции сме­ши­ва­ются с нега­тив­ными (один роди­тель­ский образ пози­ти­вен, дру­гой — нега­ти­вен, смерть одного из роди­те­лей и др.).герои 2

Итого, коли­че­ство дис­не­ев­ских про­дук­тов, дис­кре­ди­ти­ру­ю­щих роди­тель­ство, пере­ве­ши­вает семейно-ори­ен­ти­ро­ван­ные про­дукты более чем в 3 раза. Дан­ное соот­но­ше­ние крас­но­ре­чиво и застав­ляет заду­маться о реаль­ном каче­стве семей­ной инфор­ма­ци­он­ной под­держки от якобы «семейно-ори­ен­ти­ро­ван­ной» ком­па­нии «Дис­ней».

Умыш­лен­ность анти­ро­ди­тель­ской поли­тики ком­па­нии наи­бо­лее всего под­твер­ждает харак­тер­ный, повто­ря­ю­щийся и крайне вред­ный мотив кон­фрон­та­ции глав­ного героя с роди­те­лем и ито­го­вый успех и сча­стье героя через отри­ца­ние роди­теля и его воли, что при­сут­ствует в 14 про­дук­тах из 27 пред­став­лен­ных (отри­ца­ние воли отца: «Пока­хон­тас», «Оз: вели­кий и ужас­ный», «Холод­ное сердце», х/ф «Золушка», «Атлан­тида: зате­рян­ный мир», «Пираты Кариб­ского моря: про­кля­тье чер­ной жем­чу­жины», «Алад­дин», «Питер Пэн», «Рата­туй», «В поис­ках Немо», «Руса­лочка»; отри­ца­ние воли матери/материнской фигуры: «Рапун­цель: запу­тан­ная исто­рия», «Храб­рая серд­цем», х/ф «Алиса в стране чудес»).

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Посто­янно вос­при­ни­мая подоб­ные нега­тив­ные идей­ные коды по теме роди­те­лей, зри­тель при­вы­кает, что роди­тель­ство не явля­ется чем-то цен­ным, важ­ным и авто­ри­тет­ным. Роди­тели вну­ши­тель­ного коли­че­ства дис­не­ев­ских глав­ных героев:

  • упо­ми­на­ются умершими
  • уми­рают
  • отри­ца­ются,

и с героем, выре­зан­ным из дет­ско-роди­тель­ской связи, про­ис­хо­дит что- то инте­рес­ное, зна­чи­мое, увле­ка­тель­ное, что закан­чи­ва­ется для него три­ум­фом, истин­ной любо­вью, богат­ством и т.д.

В итоге систе­ма­ти­че­ское изоб­ра­же­ние обес­це­нен­ного роди­тель­ства и воз­вы­шен­ного, увле­ка­тель­ного сирот­ства, фор­ми­рует у зри­теля соот­вет­ству­ю­щие взгляды на соб­ствен­ных роди­те­лей, себя как потен­ци­аль­ного роди­теля и роди­тель­ство как явле­ние в целом: без роди­те­лей лучше, роди­тели — ненуж­ное, лиш­нее явле­ние, то, что должно быть умершим/умереть/отрицаться — ровно в соот­вет­ствии с тем, как это про­дви­га­ется «Дис­неем».

Нема­ло­важно, что через тему обес­це­нен­ного роди­тель­ства навя­зы­ва­ется идея, что чело­век не свя­зан ни с кем пре­ем­ственно. Попу­ля­ри­зи­ро­ва­ние устра­нён­ных роди­те­лей — это фак­ти­че­ски смыс­ло­вое выби­ва­ние из-под ног исто­ри­че­ского базиса. Зри­телю пред­ла­га­ется осо­зна­ние, что быть без роди­те­лей — это норма. В пред­ше­ствии истин­ного вели­че­ствен­ного героя — никого и ничего нет. Ни роди­те­лей, ни насле­ду­е­мого опыта, ни тра­ди­ций, ни прошлого.

Дис­кре­ди­та­ция роди­тель­ства и роди­тель­ско-дет­ских свя­зей — это инфор­ма­ци­он­ная работа по про­дви­же­нию ато­ми­зи­ро­ван­ного само­со­зна­ния чело­века и ослаб­ле­нию вер­ти­каль­ных семей­ных свя­зей: ты сам по себе, никого за тобой, никого после тебя. Анти­ро­ди­тель­ской про­па­ган­дой вос­пи­ты­ва­ются люди с миро­воз­зре­нием само­за­яв­лен­ных сирот, оди­но­чек без пред­ше­ствен­ни­ков и без потомков.герои

Это этап, под­го­тав­ли­ва­ю­щий даль­ней­шую мани­пу­ля­ци­он­ную работу с обще­ствен­но­стью — если чело­век не несёт какого-либо «миро­воз­зре­ния тра­ди­ций», завя­зан­ного на ува­же­нии про­шлого, на несе­нии опыта своих пред­ше­ствен­ни­ков и пере­даче его далее, на вни­ма­нии и заботе по отно­ше­нию к людям, бла­го­даря кото­рым появился на свет и живёшь, то такому чело­веку, вырван­ному из семьи и рода, гораздо легче пред­ло­жить что-то новое, некое «при­клю­че­ние» без оглядки назад (роди­тели), а также и впе­рёд (соб­ствен­ные дети).

Превосходство женщины над мужчиной
(феминофашизм)

Сле­ду­ю­щая вред­ная тема «Дис­нея» — изоб­ра­же­ние ради­каль­ного пре­вос­ход­ства жен­щины над муж­чи­ной по тем или иным фрон­там: пре­вос­ход­ство физи­че­ское, интел­лек­ту­аль­ное, нрав­ствен­ное, соци­аль­ное или дру­гое, что выяв­лено в 2/3 выбран­ных мульт­филь­мов и филь­мов (21 из 33).

«Алад­дин»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1992 Г.

Геро­иня Жас­мин — пре­крас­ная и бога­тая прин­цесса на выда­нье, а её воз­люб­лен­ный Алад­дин — без­дом­ный, рыноч­ный вор, под­тя­ги­ва­е­мый в итоге к высо­кому ста­тусу через женитьбу на ней.

«Кра­са­вица и чудовище»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1991 Г.

Геро­иня Белль нрав­ственно и интел­лек­ту­ально воз­вы­ша­ется над двумя глав­ными геро­ями-муж­чи­нами, отри­ца­тель­ным Гасто­ном и поло­жи­тель­ным закол­до­ван­ным прин­цем. Мульт­фильм выстроен так, что судьба закол­до­ван­ного принца пол­но­стью зави­сит от Белль — без неё и её бла­го­склон­но­сти к нему не будет снято про­кля­тье. Ещё даже не узнав и не полю­бив Белль, закол­до­ван­ный принц начи­нает под­чи­няться девушке, пыта­ясь уми­ло­сти­вить её, влю­бить в себя и этим снять проклятье.красавица и чудовище

«Король лев»

Мульт­фильм, 1994 г.

Льва Симбу, поте­рян­ного в тро­пи­че­ских лесах и миро­воз­зре­нии «пофиг на всё» (Акуна-матата), на трон при­хо­дится воз­вра­щать его подруге Нале, кото­рая ещё с дет­ства пре­вос­хо­дила его в силе.

король лев

«Пока­хон­тас»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1995 Г.

Изоб­ра­жено, что глав­ная геро­иня Пока­хон­тас силь­нее, бла­го­род­нее, умнее, про­вор­нее героя Джона Смита, кото­рого ей при­хо­дится учить, спа­сать и т.д.

«Гер­ку­лес»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1997 Г.

Геро­иня Мэг пре­вос­хо­дит Гер­ку­леса по интел­лек­ту­аль­ной части и по части жиз­нен­ного опыта. Рядом с Мэг силач Гер­ку­лес выгля­дит наив­ным юнцом. Когда он хочет помочь девушке выпу­таться из непри­ят­но­сти, та «феми­ни­стично» заяв­ляет, что она и сама спра­вится со своей про­бле­мой. В дан­ном мульт­фильме тема жен­ского пре­вос­ход­ства суще­ственно смяг­чена тем, что в итоге Мэг из оже­сто­чен­ной феми­нистки транс­фор­ми­ру­ется в любя­щую и по-насто­я­щему жен­ствен­ную девушку.

«Мулан»

МУЛЬТФИЛЬМ, 1998 Г.

Насто­я­щий феми­ни­сти­че­ский гимн, исто­рия про девушку, счаст­ливо нашед­шую себя в роли сол­дата, пре­взо­шед­шую целые полка муж­чин-вои­нов и прак­ти­че­ски еди­но­лично спас­шую страну.

«Атлан­тида: зате­рян­ный мир»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2001 Г.

Изоб­ра­жа­ется физи­че­ское и соци­аль­ное пре­вос­ход­ство жен­ского пер­со­нажа, прин­цессы Киды, над муж­ским пер­со­на­жем, учё­ным Майло.

«Пираты кариб­ского моря: про­кля­тие чер­ной жемчужины»

Фильм, 2003 г.

Геро­иня Эли­за­бет Суонн — оче­ред­ной феми­ни­сти­че­ский пер­со­наж, счаст­ливо избав­ля­ю­щийся от кор­се­тов, рюш и балов и нахо­дя­щий себя на поле боя. Соци­ально пре­вос­хо­дит сво­его воз­люб­лен­ного, Уилла Тёр­нера, и соци­ально и нрав­ственно — сво­его спа­си­теля и друга, пирата Джека Воробья.

«В поис­ках Немо»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2003 г.

Рыбка Дори явно во мно­гом пре­вос­хо­дит отца поте­рян­ного Немо — Мар­лина. Ситу­а­ция с поис­ком про­пав­шего сына про­дви­га­ется бла­го­даря её сме­ло­сти и опти­мизму, кото­рых не достает Мар­лину. Также в одной сцене логич­ность и раци­о­наль­ность Мар­лина высме­и­ва­ются перед якобы «эффек­тив­ным» сума­сброд­ством Дори.

«Рата­туй»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2007 Г.

Пре­вос­ход­ство жен­щины над муж­чи­ной пред­став­лено через пару Линг­вини, неуве­рен­ного и ничего не уме­ю­щего юношу, и Кол­лет Тату, рез­кую и гру­бую девушку-повара, кото­рую ста­вят помо­гать Линг­вини на кухне.

«Валл‑И»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2008 Г.

Тема пред­став­лена через цен­траль­ную пару робо­тов — Валл‑И и Еву. Ева наде­лена харак­тер­ными муж­скими каче­ствами + она высоко тех­но­ло­гич­ная, быст­рая, невоз­му­ти­мая. Валл‑И же — пол­ная ей про­ти­во­по­лож­ность, малень­кий, ржа­вый робот-помо­еч­ник, любя­щий сен­ти­мен­таль­ные фильмы.

«Рапун­цель: запу­тан­ная история»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2010 г.

Вся­че­ски несо­вер­шен­ный — соци­ально, интел­лек­ту­ально, нрав­ственно — герой Флинн Рай­дер посто­янно свя­зы­ва­ется, изби­ва­ется, исполь­зу­ется, а также спа­са­ется иде­а­ли­зи­ро­ван­ным жен­ским пер­со­на­жем, прин­цес­сой Рапун­цель. Как и в «Алад­дине», Флин — бро­дяга и вор, под­тя­ги­ва­ю­щийся к «хеппи-энду» бла­го­даря девушке-прин­цессе, на кото­рой он женится.рапунцель

«Прин­цесса и лягушка»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2009 Г.

Цен­траль­ный пер­со­наж Тиана, здра­во­мыс­ля­щая, ответ­ствен­ная девушка с кули­нар­ным талан­том и боль­шой меч­той в жизни — открыть соб­ствен­ный ресто­ран, а её пар­тия — празд­ный принц-лове­лас, без гроша за душой, кото­рого ей при­хо­дится учить и выру­чать из беды. В конце исто­рии принц фак­ти­че­ски нани­ма­ется на работу к глав­ной героине.

«Алиса в стране чудес»

ФИЛЬМ, 2010 Г.

Пол­но­цен­ный феми­ни­сти­че­ский гимн, где геро­ине необ­хо­димо отка­заться от брака с ник­чем­ным жени­хом и высту­пить вои­ном, спа­са­ю­щим судьбы.

«Ральф»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2012 Г.

Пре­вос­ход­ство жен­щины над муж­чи­ной пред­став­лено через пару мастера Феликса-млад­шего, малень­кого, щуп­лого моло­дого чело­века, и сер­жанта Кал­хун, высо­кой и невоз­му­ти­мой женщины-воина.

«Храб­рая сердцем»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2012 Г.

За руку и сердце глав­ной геро­ини Мериды борются трое ник­чем­ных моло­дых людей, а та пре­вос­хо­дит всех в кон­курсе по стрельбе из лука и отка­зы­ва­ется выби­рать себе жениха из них.

«Феи: тайна зим­него леса»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2012 Г.

В мульт­фильме изоб­ра­жа­ется пре­иму­ще­ственно жен­ский мир всего с несколь­кими муж­чи­нами, нахо­дя­щи­мися, в основ­ном, «на под­хвате». Здесь пред­став­лен ещё один ракурс изоб­ра­жа­е­мого жен­ского пре­вос­ход­ства — количественный.

«Оз: вели­кий и ужасный»

ФИЛЬМ, 2013 Г.

Глав­ный герой, обман­щик и лове­лас Оскар Диггс, попа­дает в про­ти­во­сто­я­ние двух силь­ных, власт­ных, бога­тых жен­щин, и они играют им словно пеш­кой в своей игре.

«Холод­ное сердце»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2013 г.

Герои-муж­чины, Генри и Кри­стофф, по всем пара­мет­рам про­иг­ры­вают геро­и­ням-жен­щи­нам, прин­цес­сам Анне и Эльзе. Генри — зло­дей и мер­за­вец, три­ум­фально отправ­ля­е­мый в финале за борт жен­ским кула­ком, а Кри­стофф — недо­тёпа, кото­рый годами не моется и живёт в лесу с оле­нем и троллями.

«Мале­фи­сента»

ФИЛЬМ, 2014 Г.

Схоже с «Холод­ным серд­цем» — в сюжете два бла­го­род­ных жен­ских пер­со­нажа и два муж­ских. От одного из них — одно горе, а от вто­рого — ника­кого толка, и побли­зо­сти геро­инь «дер­жится» только послуш­ный слуга — полу-муж­чи­на/­полу-живот­ное.

«Голо­во­ломка»

МУЛЬТФИЛЬМ, 2015 Г.

Глав­ная геро­иня Райли зани­ма­ется под­черк­нуто муж­ским видом спорта — хок­кеем. В финале испу­ган­ный маль­чик сидит на три­буне и пас­сивно наблю­дает за ней.

Тема жен­щины, кото­рая, так или иначе, пре­вос­хо­дит муж­чину — одна из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных в дис­не­ев­ских исто­риях. Инте­ресно отме­тить, что в про­дук­ции до 90‑х годов эта тема не про­яв­лена. Даже в «Руса­лочке» 1989 г. жен­ское пре­вос­ход­ство ещё не обна­ру­жи­вает себя в пол­ной мере, а вот с «Кра­са­вицы и чудо­вища» 1991 г. спе­ци­фи­че­ский феми­низм начи­нает наби­рать обороты.головоломка

Очень важно отме­тить, что по боль­шей части изоб­ра­жа­е­мое «Дис­неем» пре­вос­ход­ство жен­щины над муж­чи­ной не отно­сится к феми­низму как утвер­жде­нию жен­щи­ной своих есте­ствен­ных прав — быть услы­шан­ной, быть при­ня­той и пр. Это могло быть истин­ным, если бы подоб­ные про­дукты были здра­вого содер­жа­ния. Это, напри­мер, с боль­шими ого­вор­ками каса­ется мульт­фильма «Мулан», на исто­ри­че­ском при­мере рас­ска­зы­ва­ю­щего, что жен­щина спо­собна сыг­рать важ­ную роль в серьез­ных ситу­а­циях. Что нема­ло­важно, в этом мульт­фильме наряду с силь­ной жен­щи­ной, Мулан, изоб­ра­жа­ется хотя бы один вполне муже­ствен­ный и силь­ный муж­чина, гене­рал Шан.

Но если рас­смат­ри­вать дис­не­ев­скую про­дук­цию вкупе, то ста­но­вится совер­шенно оче­вид­ным — тема жен­ского пре­вос­ход­ства «Дис­нея» столь ради­кально усу­губ­лена, что это «вос­пи­та­тель­ное» направ­ле­ние выгля­дит не под­держ­кой нор­маль­ных обще­че­ло­ве­че­ских прав жен­щин, а пато­ло­гич­ным феми­но­фа­шиз­мом. Оче­видно, «Дис­ней» не борется за спра­вед­ли­вость в отно­ше­нии жен­щин, а про­дви­гает пре­вос­ход­ство жен­щины над муж­чи­ной в фашист­ском духе (утвер­жде­ние врож­дён­ного и неиз­мен­ного пре­вос­ход­ства одной группы людей над остальными).

При этом, чтобы более эффек­тивно про­дви­гать дан­ную тему, ком­па­ния наде­ляет мно­гих своих жен­ских пер­со­на­жей харак­тер­ной, веду­щей муж­ской силой (воин­ствен­ность, стрем­ле­ние к сорев­но­ва­нию, поиск новых «земель», экс­пан­сия, готов­ность рис­ко­вать и т.п.), и раз­ме­щает их на веду­щей пози­ции в тан­деме мужчина/женщина, как во мно­гих выше­упо­мя­ну­тых при­ме­рах. Тем самым, хоть это и не выра­жено через жен­ствен­ных героев-муж­чин, а каса­ется только ому­жеств­лён­ных жен­ских пер­со­на­жей, ком­па­нией отча­сти про­дви­га­ется дис­кре­ди­та­ция нор­маль­ных ген­дер­ных ролей муж­чины и женщины.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Вера в лож­ное пре­вос­ход­ство одной группы людей над дру­гой, в дан­ном слу­чае жен­щин над муж­чи­нами, есте­ствен­ным обра­зом ведёт к оши­боч­ному миро­по­ни­ма­нию у людей, отчуж­де­нию в отно­ше­ниях, раз­об­щен­но­сти и повы­шен­ной напря­жен­но­сти в обществе.

Изоб­ра­же­ние же в каче­стве неко­его стан­дарта жен­щины, наде­лен­ной муж­скими харак­те­ри­сти­ками, во мно­гом под­ра­зу­ме­вает отсут­ствие их у сво­его есте­ствен­ного обла­да­теля – муж­чины, что ведёт к теме пере­ста­новки есте­ствен­ных ген­дер­ных ролей муж­чины и жен­щины. В мас­со­вом виде дан­ное явле­ние ведёт к зако­но­мер­ному ослаб­ле­нию обще­ства, поскольку люди, выпол­ня­ю­щие неесте­ствен­ную для себя роль, — не гар­мо­ничны, не под­дер­жаны при­ро­дой в своей жизни и ста­но­вятся, по сути, ряже­ными актё­рами или цир­ка­чами. Конечно, суще­ствуют и муже­ствен­ные от при­роды жен­щины, и жен­ствен­ные муж­чины, но нужно пони­мать, что это ско­рее исклю­че­ние, чем пра­вило. И когда подоб­ная пере­ста­новка попу­ля­ри­зи­ру­ется и воз­во­дится в целый соци­аль­ный стан­дарт, обще­ство не будет спо­собно реа­ли­зо­вать себя как мощ­ный союз гар­мо­нич­ных и силь­ных лич­но­стей — муж­чин, силь­ных в своей муже­ствен­но­сти, и жен­щин, силь­ных в своей жен­ствен­но­сти, — а ста­нет «драм­круж­ком», кото­рый не дви­нется дальше сце­ни­че­ских поста­но­вок с пере­оде­ва­нием в дру­гой пол.

Приемлемость зла

Дру­гая активно про­дви­га­е­мая ком­па­нией «Дис­ней» тема­тика, кото­рая систе­ма­ти­че­ски обна­ру­жи­ва­ется в их про­дук­ции — это пред­став­ле­ние зла как не одно­значно отри­ца­тель­ного явле­ния, что стоит рас­смот­реть осо­бенно подробно.корпорация

С одной сто­роны, сложно поспо­рить с тем, что тема добра и зла дей­стви­тельно бес­ко­нечно щепе­тильна и спо­собна пре­вра­щаться в густые фило­соф­ские дебри, но с дру­гой — нужно пони­мать, что с точки инфор­ма­ци­он­ных потреб­но­стей юных зри­те­лей вопрос ста­вится доста­точно про­сто. В кино- и мульт-про­дук­ции для мало­со­зна­тель­ной в силу воз­раста пуб­лики пер­во­сте­пенно важны сле­ду­ю­щие моменты, каса­ю­щи­еся поня­тий добра и зла:

  • Демон­стра­ция суще­ство­ва­ния про­ти­во­по­лож­ных кате­го­рий добра и зла / хоро­шего и пло­хого / нрав­ствен­ного и без­нрав­ствен­ного – в принципе;
  • Демон­стра­ция их чёт­кой разделённости.
  • Добро – это добро, зло – это зло, это про­ти­во­по­лож­ные поня­тия, между кото­рыми есть раз­де­ля­ю­щая их граница;
  • Демон­стра­ция суще­ствен­но­сти добра и зла, их спо­соб­но­сти ока­зы­вать ощу­ти­мое вли­я­ние на человека;
  • Демон­стра­ция про­яв­ле­ний добра и зла на адек­ват­ных примерах

(Напри­мер, дружба – адек­ват­ный при­мер про­яв­ле­ния поня­тия добра, воров­ство – адек­ват­ный при­мер про­яв­ле­ния поня­тия зла.

Недо­пу­стимы нрав­ствен­ные полу­тона в выборе при­ме­ров, что как раз широко исполь­зу­ется «Дис­неем» и о чём ещё будет ска­зано далее).

При этом какая-либо неод­но­знач­ность зла, его тон­ко­сти, фило­соф­ская глу­бина — темы, абсо­лютно не пред­на­зна­чен­ные для неокреп­ших раз­умов и сер­дец. Зада­вать ребёнку или под­ростку какие-либо слож­ные вещи для осмыс­ле­ния, вроде зна­чи­мо­сти суще­ство­ва­ния зла или дуаль­но­сти мира — настолько же нера­зумно, как и отправ­лять его в этом воз­расте не в дет­ский сад и школу, а в уни­вер­си­тет. Он про­сто запу­та­ется и е смо­жет разо­браться в слож­ной теме на том уровне ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия, на кото­ром нахо­дится. Да это и не нужно. Реаль­ная нужда детей/подростков как потре­би­те­лей информ-про­дук­ции — это полу­че­ние таких про­стых и базис­ных идей и цен­но­стей, кото­рые фор­ми­ро­вали бы надёж­ную миро­воз­зрен­че­скую основу, спо­соб­ную помочь в даль­ней­шем само­сто­я­тельно дора­бо­тать свои взгляды в вер­ном направ­ле­нии, воз­ве­сти на пра­виль­ном фун­да­менте кра­си­вую и гар­мо­нич­ную кон­струк­цию верований.

«Дис­ней» же очень часто изоб­ра­жает поня­тие зла крайне неод­но­знач­ным и нрав­ственно запу­тан­ным обра­зом, в сме­ше­нии его с доб­ром или даже выводе на пози­ции добра в финале. Не говоря уже о том, что, как выяв­ляет подроб­ный ана­лиз их про­дук­тов, за подоб­ными манёв­рами может скры­ваться ещё какой-то зало­жен­ный неуте­ши­тель­ный под­текст (как, напри­мер, в м/ф «Холод­ное сердце», про­дви­га­ю­щем под видом неод­но­знач­ного зла гомо­сек­су­аль­ность). То или иное неод­но­знач­ное зло при­сут­ствует в сле­ду­ю­щей дис­не­ев­ской про­дук­ции как мини­мум; в скоб­ках ука­зано через какой пер­со­наж пере­да­ётся идея:

«Алла­дин» (Алад­дин)

«Пока­хон­тас» (Джон Смит)

«Гер­ку­лес» (Фил­ок­тет)

«Кор­по­ра­ция мон­стров» (герои-мон­стры)

«Лило и Стич» (СТИЧ)

«Пираты Кариб­ского моря: про­кля­тье чёр­ной жем­чу­жины» (Джек Воробей)

«Прин­цесса и лягушка» (мама Оди)

 «Рапун­цель: запу­тан­ная…» (Флинн Рай­дер и бан­диты из паба «Слад­кий утёнок»)

«Ральф» (Ральф)

«Холод­ное сердце» (Эльза)

«Оз: вели­кий и ужас­ный» (Оскар Диггс и Теодора)

«Мале­фи­сента» (Мали­фи­сента)

«Город героев» (Роберт Каллаган)

«Феи: легенда о чудо­вище» (Граф)

«Золушка» (Леди Тремейн)

Методы подачи «Дис­неем» зла в неод­но­знач­ном виде можно клас­си­фи­ци­ро­вать сле­ду­ю­щим обра­зом: «ДОБРОЕ ЗЛО» ИЛИ ДОБРО В «УПАКОВКЕ» ЗЛА

«Доб­рое зло» выстра­и­ва­ется сле­ду­ю­щим обра­зом — зри­телю пред­ла­га­ется типаж, кото­рый при здра­вом рас­смот­ре­нии не вызы­вает осо­бых сомне­ний в его при­над­леж­но­сти к сто­роне зла.

Напри­мер:

  • Воры (Алад­дин в одно­имён­ном м/ф и Флинн Рай­дер в «Рапун­цель»)
  • Втор­га­ю­щийся враг (Джон Смит в «Пока­хон­тас»)
  • Сатир, в гре­че­ской мифо­ло­гии лес­ной демон пло­до­ро­дия, лени­вое и рас­пут­ное коз­ло­но­гое суще­ство, про­во­дя­щее время в пьян­стве и охоте за ним­фами (в «Гер­ку­лесе»)
  • Мон­стры, пара­зи­ти­ру­ю­щие на чело­ве­че­ском мире (в «Кор­по­ра­ции монстров»)
  • Ино­пла­нет­ный монстр-раз­ру­ши­тель (Стич в «Лило и Стич»)
  • Пират (Джек Воро­бей в «Пира­тах Кариб­ского моря: про­кля­тье чёр­ной жемчужины»)
  • Кол­ду­нья вуду (Мама Оди в «Прин­цессе и лягушке»)
  • Бан­диты, убийцы (оби­та­тели паба «Слад­кий утё­нок» в «Рапун­цель»)
  • Мошен­ник и лове­лас (Оскар Диггс в «Озе: вели­ком и ужасном»)
  • «Фея», похо­жая на дья­вола, про­кляв­шая ребёнка (Мале­фи­сента в одно­имён­ном фильме)
  • Демо­ни­че­ский монстр (Граф в «Феях: легенда о чудовище»).

И далее сюже­том изоб­ра­жа­ется, что пред­став­лен­ный пер­со­наж зло­дей­ского типажа — как бы хоро­ший и доб­рый. При этом каких-либо суще­ствен­ных исто­рий эво­лю­ции зла в добро не про­ис­хо­дит (подоб­ная тема серьёзна и нуж­да­ется в таком же серьёз­ном рас­кры­тии, вклю­чая одно­знач­ность транс­фор­ма­ции пло­хого в хоро­шее, рас­ка­я­ние, пол­но­цен­ную выра­жен­ность исправ­ле­ния и т.д. — «Дис­неем» в одно­знач­ном виде это нико­гда не предлагается).

В итоге все пере­чис­лен­ные герои, оста­ва­ясь на пози­циях зла по типажу, но утвер­жда­ясь теми или иными незна­чи­тель­ными или нело­гич­ными сюжет­ными ходами в том, что они — добро, пред­став­ляют нрав­ственно очень запу­тан­ные образы «доб­рого зла». Спе­ци­фика в каж­дом про­дукте своя, но в общем и целом метод сво­дится к тому, что вме­сто пере­рож­де­ния зла в добро к зло­дей­скому типажу героя, по сути, про­сто обманно добав­ля­ется смыс­ло­вая при­ставка «доб­рый»: доб­рые демо­ни­че­ские пер­со­нажи, доб­рые мон­стры, доб­рый мошен­ник и лове­лас, доб­рые бан­диты и убийцы, доб­рые воры, доб­рый пират, доб­рый ино­пла­нет­ный раз­ру­ши­тель, доб­рый враг и т.д. Чтобы было понят­нее, это при­мерно то же самое, что и доб­рый дья­вол, доб­рый педо­фил, доб­рый маньяк-насиль­ник и далее в том же духе. Доб­рое зло — обман­чи­вый оксю­мо­рон, сов­ме­ще­ние несов­ме­сти­мых харак­те­ри­стики и явления.

Зло, которое было добром и стало злом не по своей вине

А из-за неких печаль­ных и непод­кон­троль­ных для него событий:

Тео­дора в «Озе: вели­ком и ужас­ном» была доб­рой вол­шеб­ни­цей, но из-за пре­да­тель­ства Оза транс­фор­ми­ро­ва­лась в ведьму Запада, клас­си­че­ского злого пер­со­нажа из книги Ф.Баума «Уди­ви­тель­ный вол­шеб­ник из страны Оз», вари­а­цией кото­рого явля­ется фильм.

Злая мачеха, Леди Тре­мейн, в фильме «Золушка» тоже снаб­жена сце­на­ри­стами груст­ной предыс­то­рией сво­его зло­дей­ского ста­туса — она стала злой из-за смерти люби­мого мужа.

Мале­фи­сента в одно­имён­ном фильме была доб­рой и встала на сто­рону зла, как и Тео­дора, из-за пре­да­тель­ства возлюбленного.

Все трое — «трен­до­вые» зло­дейки послед­них лет, взя­тые сце­на­ри­стами из дру­гих исто­рий, где те были про­стым, одно­род­ным злом, и наме­ренно пере­смот­рен­ные в сто­рону доб- рого/сложного зла. В новых исто­риях эти пер­со­нажи стали частично (леди Тре­мейн) или пол­но­стью (Мале­фи­сента, Тео­дора) неви­нов­ным злом, кото­рое кто-то дру­гой при­вёл в зло­дей­ский статус.оз

К этой кате­го­рии также отно­сится ори­ги­наль­ный пер­со­наж из м/ф «Город героев» — Роберт Кал­ла­ган, кото­рый был доб­рым и поря­доч­ным чело­ве­ком, но встал на путь зла из- за повли­яв­шего на него непод­кон­троль­ного собы­тия: потери дочери. Этот повто­ря­е­мый в послед­ние годы «Дис­неем» шаб­лон «обу­слов­лен­ного зла» хоть и кажется реа­ли­стич­ным, но непо­зи­ти­вен с вос­пи­та­тель­ной точки зре­ния, о чем ещё будет ска­зано чуть позже.

Зло, «рождённое таким» (тренд «Born this way»)

Зло вне кон­троля, зло не по сво­ему желанию:

Стич в «Лило и Стич» был искус­ственно выве­ден ино­пла­нет­ным безум­ным про­фес­со­ром и запро­грам­ми­ро­ван им на разрушения.

Ральф в одно­имён­ном мульт­фильме, оби­та­тель игры-авто­мата, был создан испол­нять роль злодея.

Эльза в «Холод­ном сердце» (вер­сия Снеж­ной коро­левы Андер­сена, злого пер­со­нажа) роди­лась обла­да­ю­щей опас­ной для людей магией.

Пере­чис­лен­ные герои явля­ются неким злом «от рож­де­ния» (Эльза роди­лась «такой», Ральф создан «таким», Стич выве­ден «таким»), от чего так или иначе стра­дают. Как и зло с печаль­ной предыс­то­рией, этот повто­ря­е­мый «стан­дарт» плох по сво­ему вос­пи­та­тель­ному потен­ци­алу, о чём также будет ска­зано позже.

Также хочется выде­лить отдель­ным пунктом:

Использование в образе «доброго зла» демонических черт

Отож­деств­ля­е­мых с сата­низ­мом — направ­ле­нием, мягко говоря, весьма далё­ким от поня­тия добра:

Суще­ство по имени Граф из мульт­фильма «Феи: легенда о чудо­вище» — «Мале­фи­сента» для тех, кто помладше. «Доб­рое зло» пред­став­лено в форме жут­ко­ва­того чудо­вища  с абсо­лютно демо­ни­че­ской наруж­но­стью и стран­ным пове­де­нием. Также через Графа пода­ются аллю­зии на пад­шего ангела Люцифера.

Сюда же можно отне­сти и Филак­тета из «Гер­ку­леса», сатира с коз­ли­ными рогами и ногами, демо­ни­че­ского пер­со­нажа, очень схо­жего с бесом или чер­том. В мульт­фильме он играет поло­жи­тель­ную роль, ни много ни мало, учи­теля вели­ких героев.

Про­то­тип Мале­фи­сенты из одно­имён­ного фильма — пад­ший ангел Люци­фер, один из клас­си­че­ских ликов дьявола.малефисента

По боль­шей части, сюжеты со слож­ным злом пози­ци­о­ни­ру­ются под соусом «несо­вер­шен­ной реаль­но­сти»: абсо­лют­ное добро и абсо­лют­ное зло в жизни встре­ча­ются редко, у всех пло­хих явле­ний есть какие-то пред­по­сылки + что каса­ется дья­во­ло­по­доб­ной наруж­но­сти с рогами и клы­ками — не все­гда можно судить о содер­жа­нии лишь по злой обложке, а раз так, то, каза­лось бы, почему и не повос­пи­ты­вать юно­ше­ство в таком направ­ле­нии? Однако стоит как можно подроб­нее разо­браться, что на самом деле пред­став­ляет собой систе­ма­тич­ное сме­ше­ние зла с доб­ром «Дис­неем» для своих зри­те­лей, детей и подростков.

Тема «доб­рого зла» оче­видно под­клю­чает мотивы оправ­да­ния зла, что с вос­пи­та­тель­ной точки зре­ния не рас­счи­тано на фор­ми­ро­ва­ние миро­воз­зре­ния нрав­ствен­ного типа, поскольку нрав­ствен­ность — поня­тие, бази­ру­ю­ще­еся на раз­де­ле­нии добра и зла.

«Нрав­ствен­ность-духов­ные и душев­ные каче­ства чело­века, осно­ван­ные на иде­а­лах добра, спра­вед­ли­во­сти, долга, чести и т.п., кото­рые про­яв­ля­ются в отно­ше­нии к людям и при­роде». В сме­ше­нии же зла с доб­ром нет ори­ен­ти­ров для раз­ли­че­ния их в реаль­но­сти как кон­траст­ных, нрав­ственно про­ти­во­по­лож­ных поня­тий. А если иде­алы добра и «иде­алы» зла не нахо­дятся по раз­ные сто­роны, то, по сути, отме­та­ется и поня­тие нрав­ствен­но­сти, лишив­ше­еся своей важ­ной основы.мэг

Стоит обра­титься к тому, чем так важна извест­ная арха­ич­ная победа понят­ного добра над понят­ным злом, всеми люби­мый «хеппи-энд»: это, во-пер­вых, под­чёр­ки­вает раз­де­ле­ние добра и зла, ука­зы­вает на них, как на про­ти­во­по­лож­ные полюсы (одно побеж­дает, дру­гое про­иг­ры­вает), а, во-вто­рых, пред­ла­гает жиз­нен­ные ори­ен­тиры. Хоро­шая сто­рона в исто­рии («добро») по факту — это про­сто пра­виль­ные жиз­нен­ные прин­ципы, сле­до­ва­ние кото­рым в реаль­ной жизни помо­жет чело­веку, а про­ти­во­по­лож­ная пло­хая сто­рона (то самое «зло») — это раз­ру­ши­тель­ные жиз­нен­ные прин­ципы, сле­до­ва­ние кото­рым чело­веку навре­дит. И то, что понят­ное хоро­шее в исто­рии одер­жи­вает верх над понят­ным пло­хим, учит соот­вет­ству­юще ори­ен­ти­ро­ваться на кон­струк­тив. Это, по сути, про­грам­ми­ро­ва­ние чело­века на жиз­нен­ные победы с самых малых лет.

Если же, как у «Дис­нея», хоро­шим изоб­ра­жа­ется вор, монстр, убийца, враг, демон и так далее + исто­рия серьёз­ным обра­зом не посвя­щена его одно­знач­ным рас­ка­я­нию и транс­фор­ма­ции (а это по-насто­я­щему в рас­смат­ри­ва­е­мых слу­чаях не пред­ла­га­ется), то и пози­тив­ный ори­ен­тир зако­но­мерно выстра­и­ва­ется в его сто­рону и в сто­рону всех тех явле­ний и поня­тий, кото­рые сле­дуют за его типа­жом. За зло­дей­скими архе­ти­пами все­гда сле­дуют соот­вет­ству­ю­щие им смыслы, исто­ри­че­ски сфор­ми­ро­ван­ные. Тем самым, что кон­кретно скры­ва­ется за обман­чиво доб­рыми ворами, доб­рыми вра­гами, доб­рыми демо­нами, что это зна­чит? Суть в том, что если добр и хорош герой-вор, то и воров­ство сле­дом за ним, если хорош враг, то и пре­да­тель­ство Родины — пози­тив­ное явле­ние, если хорош демо­ни­че­ский герой, то пози­тив­ное отно­ше­ние под­тя­ги­ва­ется к оккуль­тизму и сата­низму и т.д. За любым типа­жом зла сле­дуют кон­крет­ные при­ня­тые в обще­стве смыслы, на кото­рые для несо­зна­тель­ного зри­теля, по сути, и пыта­ются наве­сить ярлы­чок «одоб­рено». К тому же пози­тив­ность того или иного зла дис­не­ев­скими исто­ри­ями может ещё и допол­ни­тельно утвер­ждаться: напри­мер, очень похо­жие герои-воры, Алад­дин из одно­имён­ного мульт­фильма 1992 г. и Флинн Рай­дер из «Рапун­цель» 2010 г., пол­но­ценно про­дви­га­ются к пер­со­наль­ным хеппи-эндам бла­го­даря воров­ским спо­соб­но­стям, выру­ча­ю­щим обоих, даже счаст­ливо при­во­дя­щим к истин­ной любви. Или каза­нова Оскар Диггс в фильме «Оз: вели­кий и ужас­ный» 2013 г. — дости­гает финаль­ного успеха бла­го­даря тому, что, «прой­дясь» по ряду жен­щин, свя­зал себя с самой подходящей.

Оче­видно, когда это под­ни­ма­ется на такой лад, когда чёр­ное и белое явле­ния обманно сме­ши­ва­ются: «доб­рое зло» / «белое чёр­ное» / «нрав­ствен­ная без­нрав­ствен­ность», то вме­сто уста­новки на раз­ли­че­ние пло­хого и хоро­шего как вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих поня­тий, зри­телю пред­ла­га­ется нрав­ственно (а ско­рее, БЕЗ­нрав­ственно) про­ме­жу­точ­ная система цен­но­стей. Сме­ше­ние чёр­ной и белой мораль­ных кате­го­рий зако­но­мерно пре­вра­ща­ется в нрав­ствен­ность серого цвета. Явле­ния добра и зла больше не про­ти­во­по­став­лены, зна­чит, их раз­де­ле­ние ста­но­вится несу­ще­ствен­ным, тем самым, зло в итоге пря­чется в идей­ном тумане, словно оно и необя­за­тельно к раз­ли­че­нию. Нераз­ли­че­ние же зла, неча­ян­ное или наме­рен­ное — один из самых опас­ных видов его оправ­да­ния. Не отли­чать зло от добра — зна­чит, оправ­ды­вать зло, счи­тать его приемлемым.

Систе­ма­ти­че­ски же изоб­ра­жая зло, обу­слов­лен­ное какой-то печаль­ной предыс­то­рией или врож­дён­но­стью (дис­не­ев­ские герои: Тео­дора, Мале­фи­сента, леди Тре­мейн, Роберт Кал­ла­ган, Эльза, Ральф, Стич), «Дис­ней» пред­ла­гает идею, что за зло может нести ответ­ствен­ность не его «носи­тель», а кто-то дру­гой. Это зло родили таким, это зло сде­лали таким — и сооб­ще­ние повто­ря­ется из про­дукта в про­дукт, гип­но­ти­зи­руя зри­теля. Поверх­ностно это может казаться реа­ли­стич­ным или даже свя­зан­ным с идеей мило­сер­дия, однако с точки зре­ния вос­пи­та­ния через регу­ляр­ную демон­стра­цию детям/подросткам вынуж­ден­ного, обу­слов­лен­ного чем-то зла напрочь сти­ра­ется идея ответ­ствен­но­сти за зло. Пода­ётся так, что вино­ват кто-то дру­гой, а не пер­со­наж-зло­дей — и отсюда выте­кает один из самых пло­хих уро­ков, кото­рым только можно научить чело­века — пере­но­сить лич­ную ответ­ствен­ность на тре­тьи лица, при­ни­мая на себя роль жертвы. Это не я вино­ват, это меня сде­лали «таким»: дру­гие, обсто­я­тель­ства, настро­е­ние, эмо­ции и т.д.

И вме­сте с тем, за всем про­дви­га­е­мым в СМИ пози­ти­ви­ро­ва­нием и оправ­да­нием зла «замы­ли­ва­ется» то, зачем вообще нужны злые пер­со­нажи в исто­риях, что они по сути такое. Это не сим­па­тич­ные и небез­на­дёж­ные ребята с хариз­мой Джонни Деппа или Анже­лины Джоли, печаль­ной предыс­то­рией кото­рых надо поин­те­ре­со­ваться, а потом пожа­леть их, понять, полю­бить и взять за обра­зец, как мус­си­ру­ется в совре­мен­ной масс-куль­туре (и, конечно, не только для детей, этот тренд широко про­яв­лен для всех воз­рас­тов). Злые пер­со­нажи вообще-то про­сто должны нести свою одно­род­ную, очень важ­ную и очень функ­ци­о­наль­ную роль в исто­риях: оттолк­нуть, пока­за­тельно про­иг­рать пози­тив­ным уста­нов­кам, про­но­си­мым через про­ти­во­по­лож­ную сто­рону добра, что обу­чает, вдох­нов­ляет, допол­ни­тельно закреп­ляет дви­же­ние к добру (пра­виль­ным жиз­нен­ным ори­ен­ти­рам). Злые пер­со­нажи пока­зы­вают, что есть что-то непри­ем­ле­мое, запрет­ное, табу­и­ро­ван­ное. Зло — не обра­зец для под­ра­жа­ния, как пыта­ется навя­зать совре­мен­ному чело­веку деструк­тив­ная масс-куль­тура, а анти-ори­ен­тир, пугало, глу­бо­кая про­пасть для света, нрав­ствен­но­сти, гар­мо­нии и т.д. Дис­не­ев­скому же «слож­ному злу» наме­ренно не даётся реаль­ной роли зла. Оно не оттал­ки­вает зри­теля, а при­тя­ги­вает, неза­метно пере­бра­сы­вая функ­цию зла с себя на… клас­си­че­ское, адек­ват­ное виде­ние зла — злом, что под­тек­стом при­ви­ва­ется как непра­виль­ная пози­ция. И в итоге новым «доб­ром», пред­ла­га­ю­щимся зри­телю, ока­зы­ва­ется псев­до­то­ле­рант­ное при­ня­тие зла как добра, а новым злом — клас­си­че­ское и адек­ват­ное раз­ли­че­ние зла как зла и его непринятие.

(Без)нравственный микс добра и зла учит зри­теля нераз­ли­че­нию зла как явле­ния и тому, что зло может быть доб­ром, оста­ва­ясь как оно есть. Именно быть, а не стать доб­ром, поскольку исто­рии упо­ми­нав­шихся пер­со­на­жей не повест­вуют о теме пере­вос­пи­та­ния или пере­рож­де­ния зла в добро, а гово­рят, ско­рее, о вос­при­я­тии зла как добра.

Навязывание автоматизма восприятия зла как добра

В отно­ше­нии при­ня­тия зла как добра крайне пока­за­те­лен один спе­ци­фи­че­ский сюжет­ный «меха­низм», систе­ма­ти­че­ски появ­ля­ю­щийся в дис­не­ев­ской про­дук­ции, на чем стоит отдельно оста­но­виться. Это настой­чи­вое и без­осно­ва­тель­ное вле­че­ние жен­ского пер­со­нажа ко злу, что тща­тельно и тонко одоб­ря­ется сюже­тами как обра­зец вос­при­я­тия и поведения.вор

Дан­ная модель повто­ря­ется в сле­ду­ю­щей дис­не­ев­ской про­дук­ции, как минимум:

«Пока­хон­тас» м/ф 1995 г.

«Кор­по­ра­ция мон­стров» М/Ф 2001 Г.

«Лило и Стич» п/Ф2001г.

«Пираты Кариб­ского моря: про­кля­тье чер­ной жем­чу­жины» м/ф 2ооз г.

«Холод­ное сердце» м/ф 2013 г.

«Феи: легенда о чудо­вище» М/Ф 2014 Г.

Мали­фе­сента, м.ф. 2014

Исто­рия пред­ла­гает зри­телю поло­жи­тель­ный жен­ский пер­со­наж (Пока­хон­тас, Бу, Лило, Эли­за­бет Суонн, прин­цесса Анна, фея Фауна, прин­цесса Аврора), кото­рый тем или иным обра­зом изби­рает некое зло — оформ­лен­ное, конечно, не как одно­род­ное зло, а в сме­ше­нии с доб­ром, что в итоге при­во­дится к сюжет­ному под­твер­жде­нию, что такой выбор похва­лен и желателен.

  1. Пока­хон­тас

Пока­хон­тас видит при­бы­тие вра­гов к род­ным бере­гам, и её сразу же как маг­ни­том роман­ти­че­ски вле­чёт к одному из них.

Про­сле­дить, насколько это пози­тив­ная модель пове­де­ния в дан­ном слу­чае ну очень легко — про­сто изу­чите реаль­ную судьбу Пока­хон­тас. Про­об­раз мульт­фильма — крайне тра­гич­ная исто­рия о юной и плохо сооб­ра­жа­ю­щей индей­ской девушке- под­ростке, пре­дав­шей сво­его отца, своё племя, что ничем хоро­шим не закон­чи­лось ни для неё, ни для её род­ных и близ­ких, зато хорошо закон­чи­лось для её вра­гов. Оче­видно, что этим исто­ри­че­ским эпи­зо­дом сле­дует пугать детей, а отнюдь не учить вести себя как Пока­хон­тас. То, насколько пози­ти­вен изоб­ра­жа­е­мый фено­мен — любовь жен­щины ко злу — в кон­крет­ном слу­чае мак­си­мально ясно. И зна­ние подо­плёки исто­рии смо­жет помочь в оценке совер­шенно ана­ло­гич­ных сюжетов.

  1. Малень­кая девочка по имени Бу в «Кор­по­ра­ции мон­стров», видя в своей спальне огром­ного мон­стра с клы­ками, целе­на­прав­ленно при­шед­шего её напу­гать, очень ему раду­ется и име­нует «Кисой». Пол­фильма она бегает за ним, словно за роди­те­лем, абсо­лютно пози­тивно его воспринимая.
  1. Девочка Лило из мульт­фильма «Лило и Стич», придя в приют выби­рать себе собаку, полу­чает на руки агрес­сив­ного злого при­шельца, кото­рый и на собаку-то не похож (снова нераз­ли­че­ние). Абсо­лютно оче­видно, что с ним что-то не так, он ведёт себя странно и озлоб­лено, но ей он как по вол­шеб­ству очень нравится

Для вос­при­я­тия Лило кос­ми­че­ский злой мутант, запро­грам­ми­ро­ван­ный на раз­ру­ше­ния, авто­ма­ти­че­ски ста­но­вится «анге­лоч­ком», и ника­ких смыс­ло­вых пред­по­сы­лок к этому нет.

  1. Эли­за­бет из пер­вой части «Пира­тов Кариб­ского моря», дочка губер­на­тора англий­ского города, с дет­ства бре­дит пира­тами, а пираты, вспом­ним на секун­дочку, это мор­ские бан­диты, воры и убийцы. И снова та же тема: бла­го­род­ную девушку, как дан­ность, без­осно­ва­тельно, маг­ни­том вле­чёт ко злу. Она поёт пират­скую песню, с чего начи­на­ется фильм, полу­чает пират­ский меда­льон на шею, учит пират­ский кодекс пра­вил, вся­че­ски инте­ре­су­ется ими и в итоге «счаст­ливо» попа­дает к ним в ком­па­нию — и физи­че­ски, и мировоззренчески.

В конце исто­рии девушка пока­за­тельно при­знаёт свою любовь к моло­дому чело­веку только после того, как тот ста­но­вится пира­том (злом). Её отец при этом про­из­но­сит фразу, кото­рая пре­красно харак­те­ри­зует уроки «Дис­нея» в отно­ше­нии зла: «Когда борьба за пра­вое дело (добро) застав­ляет стать пира­том (злом), пират­ство (зло) может стать пра­вым делом (доб­ром)». Когда борьба за добро застав­ляет стать злом, зло может стать доб­ром. Добро… застав­ляет стать злом? Т.е. снова нет гра­ницы между доб­ром и злом, ника­ких нрав­ствен­ных ори­ен­ти­ров. Тене­вая система цен­но­стей. Зло может быть доб­ром, оста­ва­ясь при этом злом.

  1. Эльза из «Холод­ного сердца» — это вер­сия Снеж­ной Коро­левы Андер­сена, одно­род­ного злого пер­со­нажа, созда­ю­щего кон­фликт в исто­рии, замо­ра­жи­ва­ю­щего сердца и ввер­га­ю­щего живое в смер­тель­ный холод-что Эльза, соб­ственно говоря, и делает в м/ф. Если отки­нуть дове­шан­ные тон­ко­сти сюжета («сёстры», гомо­сек­су­аль­ный под­текст), кото­рые ситу­а­цию нисколько не улуч­шают, то снова выяв­ля­ется этот стан­дарт: жен­ское вле­че­ние к сто­роне зла. Вто­рую геро­иню, Анну, зача­ро­ванно пози­тивно тянет к Эльзе, замо­ро­зив­шей коро­лев­ство + при­нес­шей серьёз­ный вред ей лично. Анна реши­тельно, без каких-либо сомне­ний и раз­ду­мий, отправ­ля­ется за три­де­вять земель, чтобы настой­чиво вру­чить свою любовь той, кто при­чи­нил ей зло, кто одно­значно счи­та­ется всеми злом и кто был одно­знач­ным злом в исто­рии-пер­во­ис­точ­нике. Стоит также отме­тить, какие изме­не­ния пре­тер­пел сюжет, пере­ко­че­вав из сказки Андер­сена к дис­не­ев­ским сце­на­ри­стам: если раньше это была исто­рия о любви с доб­рыми Каем и Гер­дой и про­тиво- тву­ю­щей им злой Снеж­ной Коро­ле­вой, то теперь три героя заме­нены на два. Зло инте­гри­ро­вано в добро: Герда стала Анной, а Кай и Снеж­ная Коро­лева соеди­нены в один пер­со­наж — стра­да­ю­щую зло­доб­рую Эльзу. Здесь отлично видно, что «доб­рое зло» — по сути, идей­ная кон­тра­банда для про­не­се­ния зла к при­ня­тию зрителем.
  2. Ново­рож­ден­ная прин­цесса Аврора в «Мале­фи­сенте» лёжа в колы­бели сме­ётся и радостно улы­ба­ется про­кляв­шей её жен­щине, по факту, сво­ему убийце, ана­ло­гич­ное про­ис­хо­дит и спу­стя годы: вырос­шая Аврора, офи­ци­ально позна­ко­мив­шись с про­кляв­шей её жут­кой «феей», авто­ма­ти­че­ски счи­тает, что та её доб­рая крёст­ная, хотя оче­видно, что стран­ное пове­де­ние и откро­венно демо­ни­че­ская, пуга­ю­щая наруж­ность геро­ини очень вряд ли могут вызвать подоб­ные ассоциации.

Как и в слу­чае с «Холод­ным серд­цем», в исто­рии-пер­во­ис­точ­нике, м/ф «Спя­щая кра­са­вица», Мале­фи­сента была обыч­ным злым пер­со­на­жем. И снова ана­ло­гич­ная пере­ста­новка пер­со­на­жей: если раньше были трое ‑спа­са­е­мая прин­цесса, принц-спа- ситель и про­ти­во­бор­ству­ю­щее им зло, то теперь оста­лись уби­ва­е­мая и спа­са­е­мая прин­цесса и новое «2‑в- 1» — спа­си­тель + зло кон­тра­бан­дой в одном персонаже.

  1. Фея Фауна из мульт­фильма «Феи: легенда о чудо­вище» любит нару­шать обще­ствен­ные запреты, что напо­ми­нает Пока­хон­тас, нару­шив­шую запрет отца свя­зы­ваться с англи­ча­нами, вра­гами. Фауна тайно рас­тит птенца яст­реба, тогда как взрос­лые яст­ребы едят фей, что изоб­ра­жа­ется инте­рес­ным и аван­тюр­ным поступ­ком с её стороны.феи

Если же поду­мать, то это суи­ци­даль­ный посту­пок, абсо­лютно иден­тич­ный при­мы­ка­нию к врагу — вле­че­ние к чему-то, что хочет тебя уни­что­жить. Фауну пыта­ются при­звать к здра­во­мыс­лию, но тщетно. Она нахо­дит себе уже не птенца яст­реба, а жут­кое демо­ни­че­ское чудо­вище, о кото­ром в её обще­стве суще­ствует страш­ная легенда. Однако опять же: её словно маг­ни­том тянет к нему, несмотря на то, что о нём гово­рят, несмотря на его страш­ный демо­ни­че­ский вид и неод­но­знач­ное поведение.

В итоге исто­рия при­во­дится к счаст­ли­вому финалу. Без­осно­ва­тель­ное вле­че­ние к чудо­вищу, выгля­дя­щему как насто­я­щий демон из пре­ис­под­ней, пода­ётся как пози­тив­ный «пат­терн». Всё Ок, всё в порядке, не слу­шай никого, это зло без­опасно, подойди к нему, полюби его, помоги ему.

Все эти сюжеты, конечно, тонко и увле­ка­тельно при­во­дят выбор жен­ским пер­со­на­жем того или иного «неод­но­знач­ного» зла к хеппи-энду, как иначе? Но факт оста­ется фак­том: ста­бильно сквозь годы и словно по кальке про­сле­жи­ва­ется эта тема­тика похваль­ного и без­осно­ва­тель­ного при­тя­же­ния жен­ского пер­со­нажа к тому или иному злу, выстро­енно как доб­рое зло.

Раз за разом пред­ла­гая в своей про­дук­ции этот штамп, авто­ма­тизм вос­при­я­тия зла как добра, «Дис­ней» чётко рабо­тает на ран­нее сби­ва­ние у людей прин­ципа оценки и выбора. Ком­па­ния, выби­рая для малень­ких зри­те­лей оче­вид­ных зло­деев в каче­стве образ­цов пове­де­ния или объ­ек­тов пози­тив­ного вос­при­я­тия, пыта­ется деструк­тивно коди­ро­вать у них филь­тры раз­ли­че­ния, настройки адек­ват­ного вос­при­я­тия хоро­шего и пло­хого, добра и зла в жизни. Когда при­вы­ка­ешь видеть зло как добро на экране, начи­нает авто­ма­ти­че­ски руко­вод­ство­ваться этим и в жизни.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Сме­ше­ние добра и зла через доб­рых зло­деев + идея, что ответ­ствен­ность за зло может нахо­диться где-то далеко вне носи­теля зла + про­грам­ми­ро­ва­ние на авто­ма­тизм вос­при­я­тия зла как добра => ведут к фор­ми­ро­ва­нию в зри­те­лях нераз­ли­че­ния зла + авто­ма­ти­че­ского вос­при­я­тия зла как несу­ще­ствен­ного явле­ния и как итог — соот­вет­ству­ю­щего образа жизни, не сопря­жён­ного с нрав­ствен­но­стью — поня­тием, бази­ру­ю­щемся на раз­де­ле­нии явле­ний добра и зла.

Через тренд сложного/доброго зла в целом полу­чаем вос­пи­та­ние в зри­те­лях того, что сего­дня имеет назва­ние «мораль­ная гиб­кость». Мораль­ная гиб­кость — вид миро­воз­зре­ния, осно­ван­ного на несу­ще­ствен­но­сти зла — когда эти­че­ские, нрав­ствен­ные прин­ципы, исходя из кото­рых чело­век дей­ствует, нико­гда не опре­де­лены окон­ча­тельно и все­гда могут быть пере­смот­рены в зави­си­мо­сти от чего угодно: ситу­а­ции, настро­е­ния, при­каза началь­ника, моды или чего-либо ещё. Добро, зло — всё равно, можно про­явить «гиб­кость», как в исто­риях «Дис­нея»:

«Не герои и не зло­деи при­ми­рили два коро­лев­ства. При­ми­рила та, в ком соеди­ни­лись и зло, и добро. И имя ей — Мале­фи­сента»; в пер­вой Пира­тов Кариб­ского моря» в какой-то момент Эли­за­бет спра­ши­вает: «На чьей сто­роне Джек?» (капи­тан пира­тов), под­ра­зу­ме­вая, на сто­роне добра он или на сто­роне зла, и далее, даже не выяс­нив ответа, смело устрем­ля­ется вое­вать на его сто­роне. Добро, зло — геро­ине, постав­лен­ной образ­цом для зри­теля, без раз­ницы. Добро и зло соеди­ня­ются в общую, нрав­ственно серую плоскость.

В мас­штабе через веру в подоб­ную нераз­де­лён­ность явле­ний добра и зла, несу­ще­ствен­ность их с нрав­ствен­ной точки зре­ния можно успешно полу­чить поко­ле­ния морально гиб­ких, лояль­ных к чему угодно людей, гото­вых без­оце­ночно при­ни­мать то, что им кем-то пред­ло­жено. Такие люди, не при­вык­шие опе­ри­ро­вать нрав­ствен­ными прин­ци­пами очень удобны для манипуляций.

Сексуализация

Как известно, исто­рии «Дис­нея» почти все­гда вклю­чают в себя сюжет­ную линию об истин­ной любви, тор­же­ству­ю­щей в счаст­ли­вом финале над всеми бедами и невзго­дами. И с одной сто­роны, раз любовь явля­ется неотъ­ем­ле­мой высо­кой цен­но­стью чело­ве­че­ской жизни, то кажется, ничего пло­хого в роман­ти­че­ских исто­риях, так часто пред­ла­га­ю­щихся малень­ким зри­те­лям, быть не может. Да, пони­ма­ние любви — важно и необ­хо­димо, однако суще­ствен­ную роль играет то, как именно оформ­ля­ются и пода­ются роман­ти­че­ские идеи через худо­же­ствен­ную про­дук­цию детям и под­рост­кам. Для пра­виль­ной вос­пи­та­тель­ной пере­дачи темы любви необ­хо­димо исполь­зо­ва­ние цело­муд­рен­ных, воз­душ­ных обра­зов, кото­рые бы поз­во­ляли понять духов­ную цен­ность явле­ния любви. Стоит ли гово­рить, что акцента на сек­су­аль­ные сто­роны вопроса при этом быть не должно? Всё плот­ское в любви спра­вед­ливо счи­та­ется табу­и­ро­ван­ным до опре­де­лен­ного воз­раста, поскольку преж­де­вре­мен­ный инте­рес к сек­су­аль­но­сти спо­со­бен затор­мо­зить раз­ви­тие чело­века и поме­шать реше­нию его ран­не­воз­раст­ных жиз­нен­ных задач.сексуализация

Что же каса­ется исто­рий «Дис­нея»:

Сексуализированные герои и отношения

Во-пер­вых, легко заме­тить, что в рам­ках любви, роман­тики и сказки ком­па­нией зача­стую изоб­ра­жа­ются визу­ально очень «физио­ло­гич­ные» герои, соот­вет­ству­юще физио­ло­гично и взросло веду­щие себя в завя­зы­ва­е­мых роман­ти­че­ских отно­ше­ниях. Жас­мин, Ари­эль, Пока­хон­тас и мно­гие дру­гие извест­ные Дис­ней-кра­са­вицы — в каче­стве образ­цов пове­де­ния в любви для юных зри­те­лей несо­от­вест­ву­юще пред­ла­га­ются взрос­лые, гипер-кра­си­вые жен­щины с сек­су­ально офор­мив­ши­мися фигу­рами, жеманно задей­ству­ю­щие мимику и «язык тела», зача­стую влюб­ля­ю­щи­еся со ско­ро­стью света и, как стан­дарт, «про­пе­ча­ты­ва­ю­щие» истин­ность най­ден­ной любви взрос­лым  демон­стра­тив­ным поце­луем. Есть ли в этом упо­мя­ну­тая воз­душ­ность и цело­муд­рен­ность? Но, быть может, это про­сто неудач­ный визу­аль­ный ряд, а с точки зре­ния содер­жа­ния «Дис­ней» учит зри­те­лей самой кри­сталь­ной, самой воз­вы­шен­ной любви?

Вредные любовные сюжеты

К сожа­ле­нию, мно­гие любов­ные сюжеты «Дис­нея» также остав­ляют сомне­ния и вопросы. К слову, пер­вый пол­но­мет­раж­ный мульт­фильм ком­па­нии, «Бело­снежка и семь гно­мов» 1937 г., и его любов­ная состав­ля­ю­щая пре­красно слу­жат отве­том на вопрос «Как давно испор­тился «Дис­ней»?» В этом мульт­фильме глав­ная геро­иня, спу­стя всего пару минут после встречи с незна­ком­цем, посы­лает голубя пере­дать тому поце­луй в губы, чуть погодя — счаст­ливо живёт в лесу с семью гно­мами (с семью муж­чи­нами), в кро­ва­тях кото­рых спит, с кото­рыми весело тан­цует и кото­рых по оче­реди рас­це­ло­вы­вает перед тем, как те ухо­дят на работу. Мягко говоря, довольно лег­ко­мыс­лен­ная модель пове­де­ния для детей и под­рост­ков. И это 1937 год и самый пер­вый пол­но­мет­раж­ный мульт­фильм ком­па­нии! Далее, Золушка из мульт­фильма 1950 года, встре­тив принца на балу, тан­цует с ним, почти целует его, но вне­запно спо­хва­тив­шись, что уже пол­ночь и пора воз­вра­щаться домой, гово­рит: «Ой, я же не нашла принца», не зная, что тот и есть принц. Т.е., иначе говоря, не найдя того, о ком меч­тала, Золушка не про­тив «стан­це­вать» пока что с дру­гим — очень инте­рес­ная поста­новка вопроса! Прин­цесса Аврора из «Спя­щей кра­са­вицы» 1959 года, как и Бело­снежка с Золуш­кой, спит и видит встречу с пре­крас­ным прин­цем и, встре­тив того наяву и тоже ещё не зная, что он и есть принц, момен­тально отправ­ля­ется в его том­ные объ­я­тья. Таким обра­зом, бога­того вооб­ра­же­ния и пары минут танца с едва зна­ко­мым чело­ве­ком якобы доста­точно для дове­рия и любов­ных отно­ше­ний. Син­дрому момен­таль­ной любви под­вер­жены также и дру­гие дис­не­ев­ские прин­цессы: Пока­хон­тас из одно­имен­ного мульт­фильма, Ари­эль из «Руса­лочки» и Жас­мин из «Алад­дина», погру­жа­ю­щи­еся в пучину чувств с пер­вого взгляда.покахонтас сексуализация

Неко­то­рые же любов­ные сюжеты «Дис­нея» напо­ми­нают камер­ное суте­нер­ство а‑ля «Дом‑2» — постро­ить любовь или выбыть: так, в «Руса­лочке» глав­ной геро­ине за три дня необ­хо­димо влю­бить в себя чело­века, в «Кра­са­вице и чудо­вище» похо­жее нужно сде­лать закол­до­ван­ному принцу — за корот­кий срок обес­пе­чить себе любовь девушки. Поскольку время, чтобы рас­кол­до­ваться, у него закан­чи­ва­ется, он вся­че­ски срочно «влюб­ляет» её в себя. Схо­жее про­ис­хо­дит в «Прин­цессе и лягушке» — для того, чтобы снять закля­тье, у глав­ных героев есть только один вари­ант — влю­биться друг в друга и поцеловаться.

Инте­ресно отме­тить, что нару­шить свой годами насаж­да­е­мый штамп «быст­рой любви» и запу­стить тренд любов­ной раз­бор­чи­во­сти ком­па­ния реша­ется лишь для того, чтобы про­дви­гать цен­но­сти «нетра­ди­ци­он­ной любви» — речь о «Холод­ном сердце» 2013 г. и «Мале­фи­сен- те» 2014 г. И там, и там пре­сло­ву­тая быст­рая любовь вне­запно ока­зы­ва­ется непо­бе­до­нос­ной («неистин­ные» пары принц Ганс/принцесса Анна и принц Филипп/принцесса Аврора), что необ­хо­димо для мета­форы даль­ней­шего обре­те­ния нуж­ными пер­со­на­жами (Анна, Аврора) пра­виль­ной для них гомо­сек­су­аль­ной любви (Эльза, Мале­фи­сента). (О про­дви­же­нии гомо­сек­су­а­лизма «Дис­неем» подроб­нее будет ска­зано отдельно).

Сексуальные метафоры

Вопросы по теме сек­су­а­ли­за­ции в про­дук­ции «Дис­нея» зако­но­мерно под­креп­ляют и регу­лярно попа­да­ю­щи­еся сек­су­аль­ные мета­форы. Напри­мер, в фильме «Оз: вели­кий и ужас­ный» сек­су­аль­ный под­текст про­сле­жи­ва­ется в сцене ночевки Оза и Тео­доры в лесу у костра, где Тео­дора томно рас­пус­кает волосы и сооб­щает сво­ему спут­нику-казано- ве, что её «никто нико­гда не при­гла­шал потан­це­вать». Эпи­зод танца героев мно­го­зна­чи­тельно ухо­дит в чер­ный «блёр», а в сле­ду­ю­щей, утрен­ней сцене Тео­дора уже пла­ни­рует «и жили они долго и счаст­ливо» для себя и Оза. Или в мульт­фильме «Само­лёты: огонь и вода» с  мар­ки­ров­кой 0+ (!) само­лё­тиха Плюшка во время празд­нич­ного вечера на базе отдыха гово­рит глав­ному герою вер­то­лёту Дасти: «Ох, самое-то для пер­вого сви­да­ния: бес­плат­ные напитки, сво­бод­ные номера», а позже их дру­зья, пара авто­трей­ле­ров, рас­ска­зы­вают, как во время сво­его медо­вого месяца «все шины стёрли». алладин и жасмин

Ино­гда сек­су­аль­ный под­текст «коди­ру­ется» слож­нее: напри­мер, в мульт­фильм «Рапун­цель: запу­тан­ная исто­рия» вло­жена мета­фора лише­ния невин­но­сти глав­ной геро­ини — сму­щён­ное вру­че­ние ею в интим­ной и роман­тич­ной обста­новке своей цен­но­сти муж­чине, кото­рую он очень хотел полу­чить и ради кото­рой с девуш­кой и свя­зался. При этом пона­чалу герой пытался поко­рить девушку «пик-ап» мето­дами, а его фами­лия пере­во­дится с англий­ского как «наезд­ник». Та или иная эро­ти­за­ция нахо­дится в дис­не­ев­ской про­дук­ции почти всё время. Даже в более-менее пози­тив­ный фильм «Золушка» 2015 г. нещадно вклю­чены лиш­ние сек­су­аль­ные детали: чув­ствен­ные при­ды­ха­ния Золушки во время танца с прин­цем на балу, кадр сколь­зя­щей руки принца по талии Золушки, посто­янно мель­ка­ю­щие на экране глу­бо­кие декольте и т.п.

Сублиминальные секс-сообщения

И нако­нец, к выводу о неслу­чай­но­сти сек­су­аль­ного направ­ле­ния «Дис­нея» в вос­пи­та­нии поко­ле­ний весомо добав­ля­ются так назы­ва­е­мые суб­ли­ми­наль­ные сооб­ще­ния (subliminal messages), сопря­жен­ные с темой секса, ста­бильно обна­ру­жи­ва­ю­щи­еся в дис­не­ев­ской про­дук­ции сквозь деся­ти­ле­тия. Неко­то­рые при­меры спорны, а неко­то­рые вполне красноречивы:

Таким обра­зом, полу­чаем: излишне эро­ти­зи­ро­ван­ная подача героев и их отно­ше­ний + вре­до­нос­ность любов­ных сюже­тов («влю­биться или про­иг­рать», «быст­рая» тра­ди­ци­он­ная любовь, «раз­бор­чи­вая» гомо­сек­су­аль­ная) + сек­су­аль­ные метафоры/подтексты + субли- миналь­ные секс-сооб­ще­ния — всё вме­сте ярко демон­стри­рует, что «Дис­ней», пря­чась за сво­ими бес­ко­неч­ными «лав-стори», явно не стре­мится пере­дать своим юным зри­те­лям идеи любви в серьёз­ном ключе, как пози­ци­о­ни­ру­ется посто­ян­ной поверх­ност­ной дис­ней-мора­лью «Любовь побеж­дает всё», а, по сути, манит и про­грам­ми­рует детей по части сек­су­аль­ной сто­роны вопроса.красноречивы

Через боль­шое коли­че­ство дис­не­ев­ских любов­ных исто­рий и пред­ла­га­е­мые там модели пове­де­ния про­дви­га­ется ран­няя сек­су­а­ли­за­ция — под­спуд­ное, заву­а­ли­ро­ван­ное посвя­ще­ние зри­те­лей в сек­су­аль­ность и сек­су­аль­ные отно­ше­ния. Из-за того, что соот­вет­ству­ю­щее инфор­ми­ро­ва­ние про­ис­хо­дит не только на созна­тель­ном уровне (сек­су­а­ли­зи­ро­ван- ные герои и сюжеты), но и на уровне под­со­зна­ния (секс-мета­форы + суб­ли­ми­наль­ные сооб­ще­ния), адепты «Дис­нея» «бом­бар­ди­ру­ются» этой темой.

Та или иная сек­су­а­ли­за­ция най­дена в 2/3 рас­смот­рен­ных про­дук­тах «Дис­нея» (21 из 33):

  • «Бело­снежка и семь гно­мов» М/Ф 1937 Г.
  •  «Золушка» м/ф 1950 г.
  • «Питер Пэн» м/ф 1953 г.
  • «Спя­щая кра­са­вица» л/Ф1959г.
  • «Руса­лочка» м/ф 198эг.
  •  «Кра­са­вица и чудо­вище» М/Ф 1991 Г.
  •  «Алад­дин» м/ф 1992 г.
  •  «Король лев» м/ф 1994 г.
  •  «Пока­хон­тас» м/ф 1995 г.
  •  «Гер­ку­лес» м/ф 1997 г.
  •  «Тар­зан» \л/ф199эг.
  • «Атлан­тида: зате­рян­ный мир» М/Ф 2001 г.
  •  «Пираты Кариб­ского моря: про­кля­тье чер­ной жем­чу­жины» Х/Ф2003Г.
  •  «Прин­цесса и лягушка» М/Ф 2009 Г.
  • «Рапун­цель» м/ф 2010 г.
  •  «Храб­рая серд­цем» м/ф 2012 г.
  • «Оз: вели­кий и ужас­ный» Х/Ф 2013 Г.
  •  «Холод­ное сердце» м/ф 2013 г.
  •  «Мале­фи­сента» х/Ф2014г.
  • «Само­леты: огонь и вода» М/Ф 2014 Г.
  •  «Золушка» м/ф 2015 г

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Через систе­ма­ти­че­ское вос­при­я­тие темы любви в неце­ло­муд­рен­ной, эро­ти­зи­ро­ван­ной форме и и боль­шой пласт секс-суб­ли­ми­наль­ной инфор­ма­ции, пред­на­зна­чен­ной для под­со­зна­ния, у юного зри­теля несвое­вре­менно рас­тор­ма­жи­ва­ются сек­су­аль­ные инстинкты и при­ви­ва­ются оши­боч­ные взгляды на любовь и отно­ше­ния с основ­ным акцен­том на сек­су­аль­ность. Само­отож­деств­ле­ние с сек­су­аль­ными геро­и­нями и геро­ями ведет к соот­вет­ству­ю­щей оценке себя через призму сек­су­аль­но­сти. При этом ребенок/подросток будет счи­тать, что это от него и ожи­да­ется, раз такую модель пове­де­ния ему демон­стри­руют как пози­тив­ную, одоб­ри­тель­ную и при­но­ся­щую успех. Посред­ством подоб­ного (анти) вос­пи­та­ния секс в даль­ней­шем готов занять неце­ле­со­об­разно боль­шое место в системе цен­но­стей чело­века. Чело­век, кото­рый с мла­дых лет попа­дает на крю­чок сек­су­аль­ных инте­ре­сов, зара­нее соци­ально «обез­вре­жи­ва­ется», отвле­ка­ется несу­ще­ствен­ными по мер­кам чело­ве­че­ской жизни явле­ни­ями, вызы­ва­ю­щими при этом силь­ную зави­си­мость. Куль­ти­ви­ро­ва­ние плот­ских удо­воль­ствий захва­ты­вает боль­шое коли­че­ство вре­мени, делает чело­века сла­бым, легко про­грам­ми­ру­е­мым извне и лишает доступа к сво­ему твор­че­скому потенциалу.героини диснея

Мас­со­вый эффект воз­дей­ствия, кото­рое ока­зы­ва­ется на обще­ство, где секс гедо­ни­сти­че­ски воз­во­дится в культ, ана­ло­гич­ный: ослаб­ле­ние твор­че­ского потен­ци­ала обще­ства, потеря вре­мени, а также регресс инсти­тута семьи, поскольку для его суще­ство­ва­ния колос­сально важны цело­муд­рие и нрав­ствен­ность людей.

Личности, отколотые от других
(гипериндивидуализм)

Очень часто в каче­стве образца для под­ра­жа­ния «Дис­неем» пред­ла­га­ются герои, кар­ди­нально отко­ло­тые от окру­жа­ю­щего их обще­ства. Это про­сле­жи­ва­ется в связи со сле­ду­ю­щими геро­ями, как мини­мум: Пока­хон­тас, Мулан и Гер­ку­лес из одно­имён­ных мульт­филь­мов, Ари­эль из «Руса­лочки», Лило из «Лило и Стич», Белль из «Кра­са­вицы и чудо­вища», Мерида из «Храб­рой серд­цем», Эли­за­бет Свуон из «Пира­тов Кариб­ского моря: про­кля­тье чер­ной жем­чу­жины», Жас­мин из «Алад­дина», Алиса из фильма «Алиса в стране чудес» и крыса Реми из «Рата­туя». Всех пере­чис­лен­ных объ­еди­няет инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ская выде­лен­ность из среды сво­его оби­та­ния. Они пред­став­лены, как «не такие», «про­ти­во­сто­я­щие», некие луч­шие «иные». Исход­ный же мир героев на кон­тра­сте изоб­ра­жа­ется серым, скуч­ным, неин­те­рес­ным, с неспра­вед­ли­выми или скуч­ными нор­мами, с глу­пыми и непро­дви­ну­тыми людьми, из чего сле­дует под­го­тов­лен­ный сце­на­ри­стами вывод: супер-героям нужно выби­раться из род­ной среды.

Изоб­ра­жено, что Пока­хон­тас не инте­ресно в своей общине, и она вос­при­ни­мает луч­шего из муж­чин в своем окру­же­нии как скуч­ного. То, что он выдви­га­ется ей в супруги, пода­ётся как нечто непра­виль­ное и неспра­вед­ли­вое. Мулан не инте­ресны тра­ди­ции, пред­пи­сан­ные жен­щи­нам её обще­ства, и её истин­ный путь про­ле­гает через про­рыв за их пре­делы. Руса­лочка Ари­эль так и рвётся в неиз­ве­дан­ный чело­ве­че­ский мир, а род­ной для неё не пред­став­ляет ника­кого инте­реса. Гер­ку­лес, гавай­ская девочка Лило, кра­са­вица Белль, крыса-кули­нар Реми — они ярко не впи­сы­ва­ются в свои исход­ные скуч­ные и «непро­грес­сив­ные» миры. Мериде, Жас­мин, Эли­за­бет Свуон и Алисе тоже гораздо инте­рес­нее оби­тать вовне род­ных миров. Все пере­чис­лен­ные герои-отщи­пенцы не хотят сле­до­вать тому, что пред­пи­сы­ва­ется им род­ным окру­же­нием и в итоге убе­гают от своих обществ или не нра­вя­щихся им обще­ствен­ных прин­ци­пов и норм, что по сце­на­рию при­во­дит их к успе­хам и счастью.

Через тему отще­пен­че­ского инди­ви­ду­а­лизма про­дви­га­ются соот­вет­ству­ю­щие модели пове­де­ния в жизни. Сле­до­ва­ние при­меру героев, отко­ло­тых от дру­гих, ведёт к пози­ци­о­ни­ро­ва­нию себя как неко­его боль­шого и гипе­рин­ди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ного «Я», а сво­его окру­же­ния и норм род­ной среды — как того, что «есте­ственно» про­ти­во­стоит этому супер‑Я и из чего надо выпу­ты­ваться, чтобы достичь сча­стья и успеш­но­сти, как под­менно обе­ща­ется дис­не­ев­скими сюже­тами. При­ви­ва­ются в пло­хом смысле анти­си­стем­ные под­ходы к обще­ству. Ты лучше дру­гих, ты гипе­ро­со­бен­ный, дру­гой, мир же вокруг тебя ску­чен как дан­ность, люди, кото­рые рядом, — глу­пые, нормы и пра­вила — дурац­кие, и отя­го­щают тебя. Отринь обще­ство, пра­вила, тра­ди­ции — это про­ти­во­стоит осо­бен­ному, воз­вы­ша­ю­ще­муся тебе. Это про­грам­ми­ро­ва­ние не столько рево­лю­ци­он­ного настроя (для этого было бы необ­хо­димо куль­ти­ви­ро­ва­ние темы дружбы и един­ства, чего у «Дис­нея» прак­ти­че­ски нет), сколько — инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ного и ато­ми­зи­ро­ван­ного само­со­зна­ния чело­века. Ощу­ще­ние себя каж­дым — неким выде­лен­ным, осо­бен­ным, луч­шим, а окру­жа­ю­щее и окру­жа­ю­щих — серыми, скуч­ными и есте­ственно про­ти­во­сто­я­щими соб­ствен­ной бле­стя­щей инди­ви­ду­аль­но­сти, ведёт к фор­ми­ро­ва­нию обще­ства отчуж­ден­ных оди­но­чек, кото­рым важны только соб­ствен­ные интересы.отделяйся

Своей про­дук­цией «Дис­ней» стре­мится вос­пи­ты­вать в людях ощу­ще­ние ото­рван­но­сти от несколь­ких важ­ных чело­ве­че­ских свя­зей: как уже упо­ми­на­лось, широко пред­став­лена тема откола от родителей.

Ана­ло­гично и по теме обще­ства и окру­жа­ю­щих людей — как и роди­тель­ство, всё это пред­став­ля­ется в нега­тив­ном ключе.

Пошлость

Нема­ло­важ­ный момент в отно­ше­нии «Дис­нея» — это раз­лич­ная пош­лость, без кото­рой ком­па­ния почти нико­гда не обхо­дится (пош­лые шутки, низ­кая «физио­ло­ги­че­ская» эсте­тика и пр.)

Шутки, свя­зан­ные с яго­дица- ми/пахнущими ногами/слюнями/ козяв­ками и т.п., моменты типа натя­ги­ва­ния бюст­галь­тера пер­со­на­жем на голову, пер­со­нажи, выгля­дя­щие откро­вен­ными деге­не­ра­тами (напри­мер, неко­то­рые гномы из «Бело­снежки и семи гно­мов» или Олаф из «Холод­ного сердца») — всё это на сего­дняш­ний день настолько при­мель­ка­лось для взгляда, что уже про­сто про­пус­ка­ется мимо вни­ма­ния, словно та или иная пош­лость — что-то вполне при­ем­ле­мое, обык­но­вен­ное, нормальное.

Но, по сути, к чему все эти моменты? Несут ли какую-то смыс­ло­вую нагрузку? Несут ли сюжет­ную роль? Может, зна­чимы с эсте­ти­че­ской точки зрения?

Дру­гой вопрос: можно ли обой­тись без пош­ло­сти в ска­зоч­ных исто­риях? Разу­ме­ется. Но созда­тели про­дол­жают и про­дол­жают испещ­рять теми или иными пош­лыми момен­тами выпус­ка­е­мые на экраны всего для детей/подростков.Пошлость Дисней

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Регу­лярно мель­ка­ю­щие в кадре пош­лые моменты бьют по эсте­ти­че­скому вкусу чело­века, настра­и­вают его вос­при­я­тие на готов­ность при­ни­мать что-то низ­кое, гру­бое, без­вкус­ное. В резуль­тате чело­век, вынуж­ден­ный посто­янно пози­тивно вос­при­ни­мать пош­лость на экране, невольно выстра­и­вает для себя соот­вет­ству­ю­щую эсте­ти­че­скую планку. Как и мно­гие дру­гие вред­ные темы «Дис­нея», эта также наце­лена на ослаб­ле­ние, регресс чело­века, здесь — в отно­ше­нии чув­ства прекрасного.

Безответственность и эскапизм

Изредка, но всё же встре­ча­ю­ща­яся у «Дис­нея» тема — это про­дви­же­ние без­от­вет­ствен­ного под­хода как эффек­тив­ного для реше­ния про­блем. Тема встре­ча­ется в сле­ду­ю­щих про­дук­тах как минимум:

  • «Алад­дин» м/Ф1992г.
  •  «Король Лев» м/Ф1994г.
  • «Ральф» м/Ф2012г.
  •  «Оз: вели­кий и ужас­ный» Х/Ф 2013 Г.
  •  «Само­леты: огонь и вода» М/Ф 2014 Г.

Изоб­ра­жа­ется пер­со­наж, обла­да­ю­щий опре­де­лён­ным недо­стат­ком или недо­стат­ками. Алад­дин живёт бла­го­даря воров­ству на рын­ках города Аграбы; в «Ральфе» ком­пью­тер­ная девочка Вани­лопа — «бра­ко­ван­ный», глюч­ный пер­со­наж игры — т.е. прак­ти­че­ски вопло­ще­ние рас­смат­ри­ва­е­мой темы; серд­цеед Оскар Диггс лжёт и корыстно исполь­зует жен­щин; вер­то­лёт Дасти из «Само­ле­тов: огонь и вода» свое­во­лен и не слу­ша­ется опыт­ного настав­ника. В «Короле Льве» немного иная схема: льве­нок Симба, пере­жив неспра­вед­ли­вую и тра­гич­ную ситу­а­цию, смерть отца и обви­не­ние дядей, что он стал этому при­чи­ной, по сце­на­рию при­хо­дит к очень эска­пист­ской фило­со­фии «Акуна Матата» (забудь о проблемах).

В итоге все выше­пе­ре­чис­лен­ные герои оди­на­ково дости­гают успеха через эска­пист­ское остав­ле­ние своих недо­стат­ков или про­блем­ных ситу­а­ций как они есть: Ала­дин, ока­зы­ва­ется некой избран­ной чистой душой  «алма­зом неогра­нён­ным», абсо­лютно как он есть, с его воров­ской дея­тель­но­стью + воров­ство в том числе помо­гает ему в итоге побе­дить зло­дея Джа­фара (Алад­дин ворует у него вол­шеб­ную лампу в одной из клю­че­вых сцен). Симба из «Короля Льва» тор­же­ствует во мно­гом бла­го­даря своим дру­зьям, Тимо- ну и Пумбе, при­вив­шим ему идео­ло­гию «пофи­гизма». Вани­лопе из «Ральфа» в ком­пью­тер­ной гонке помо­гает побе­дить именно соб­ствен­ная бра­ко­ван­ность («глюч­ность» застав­ляет её исче­зать из игры на доли секунды, что помо­гает ей отве­сти от себя опас­ный манёвр сопер­ницы). Оскар ста­но­вится три­ум­фа­то­ром через мно­го­чис­лен­ные обманы и исполь­зо­ван­ных им жен­щин + более того, весь сюжет фильма посвя­щён побегу героя от жиз­нен­ных про­блем в вол­шеб­ный мир, что при­во­дит к «хэппи-энду». Вер­то­лёт Дасти дости­гает успеха через свою анар­хич­ность, остав­лен­ную неис­прав­лен­ной, и непо­слу­ша­ние настав­ника в клю­че­вой момент.

Нужно заме­тить, что всё опи­сан­ное не имеет отно­ше­ния к тому, что наши недо­статки ста­но­вятся трам­пли­ном к успе­хам, поскольку успехи дости­га­ются через исправ­ле­ние не недо­стат­ков. «Дис­ней» же нере­а­ли­стично и непе­да­го­гично про­дви­гает именно то, что пороки хороши как они есть. Акуна-матата (оставь про­блемы) — и ты побе­ди­тель. Без­от­вет­ствен­ность, лжи­вость, анар­хич­ность, мошен­ни­че­ство, «бра­ко­ван­ность» и т.д.? «Всё иде­ально! Вы геро­и­че­ски идёте к успеху!» — про­дви­гают упо­мя­ну­тые сюжеты от Диснея.

Поучи­тель­ные мульт­фильмы и фильмы должны вос­пи­ты­вать в чело­веке доб­ро­де­тели, демон­стри­руя сюже­том и геро­ями и адек­ват­ную поста­новку вопроса пере­вос­пи­та­ния поро­ков. Это должно быть раз­ли­чимо и понятно. Пока­зан­ные недо­статки героев или про­блем­ные ситу­а­ции должны исправ­ляться и раз­ре­шаться через усер­дие, рас­ка­я­ние и т.д., пода­вая соот­вет­ству­ю­щий при­мер зри­те­лям. «Дис­ней» же пыта­ется убеж­дать в про­ти­во­по­лож­ном: без­от­вет­ствен­ность и эска­пист­ский под­ход к про­бле­мам и недо­стат­кам – якобы путь к успешности.

Эта тема также во мно­гом свя­зана с раз­мы­тием гра­ницы между доб­ром и злом. Так, Алад­дин и Оскар Диггс пред­став­ляют собой часто повто­ря­ю­щийся дис­не­ев­ский тренд «доб­рого зла». Постав­лен­ные образ­цами для зри­теля, эти герои остав­ляют зло в себе как оно есть, что через ста­ра­тельно «замы­лен­ные» сюжеты при­во­дит их к счастью.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Цель этой темы в про­дук­ции «Дис­нея»: убе­дить зри­теля, что рабо­тать над собой и сво­ими недо­стат­ками не нужно, что можно оста­вить всё про­блем­ное в себе как оно есть и это при­ве­дёт к успеху. Таким обра­зом насаж­да­ется миро­вос­при­я­тие, что если с тобой что-то не так, мир всё равно дол­жен пози­тивно на это отклик­нуться. Как и мно­гие дру­гие вред­ные дис­не­ев­ские темы — эта наце­лена на ослаб­ле­ние чело­ве­че­ского потен­ци­ала и заве­домо лож­ное вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти, где ты все­гда в порядке, а если что-то не так – вино­ват мир, а не ты.

Поддержка гомосексуализма

Сле­ду­ю­щая вред­ная тема «Дис­нея», полу­ча­ю­щая актив­ный обо­рот в послед­нее время — это про­дви­же­ние нор­маль­но­сти (нор­ма­ли­за­ция) педе­ра­стии и лес­би­ян­ства. Наи­бо­лее ярко про­яв­лено в продукции:

  • «Феи: загадка зим­него леса» М/Ф 2012 Г.
  • «Холод­ное сердце» м/ф 2013 г.
  •  «Мале­фи­сента» х/Ф2014г.

Сюжеты, при­зван­ные под­го­то­вить созна­ние зри­те­лей к пози­тив­ному вос­при­я­тию гомо­сек­су­а­лизма, тща­тельно «шли­фу­ются» и нашпи­го­вы­ва­ются скры­тыми смыс­лами. В центр сюжета поме­ща­ется мета­фора одно­по­лой пары, при этом во избе­жа­ние обще­ствен­ного пори­ца­ния сце­на­ри­стами исполь­зу­ются соци­ально одоб­ри­тель­ные одно­по­лые отно­ше­ния, под­ра­зу­ме­ва­ю­щие бли­зость — сёстры («Холод­ное сердце», «Феи: загадка зим­него леса») и при­ём­ные мама и дочь («Мале­фи­сента»).холодное

Во всех трёх про­дук­тах цен­траль­ные одно­по­лые отно­ше­ния пре­уве­ли­чено эмо­ци­о­нально окра­шены и пона­чалу невоз­можны по той или иной при­чине, что необ­хо­димо для созда­ния аллю­зии борьбы «невоз­мож­ной» пары с обще­ствен­ным мнением.

В «Холод­ном сердце» и «Мале­фи­сенте» парал­лельно дела­ется обя­за­тель­ный, боль­шой акцент на теме любви в целом — чтобы зри­тель под­со­зна­тельно уло­вил, что на самом деле речь идёт не о род­ствен­ных свя­зях, кото­рые «Дис­ней», как уже гово­ри­лось ранее, деся­ти­ле­ти­ями целе­на­прав­ленно спус­кает в могилу (глава о дис­кре­ди­та­ции роди­тель­ства). Воз­ни­кает тема истинности/неистинности любви. Реше­нием сюжет­ного кон­фликта объ­яв­ля­ется истин­ная любовь, кото­рая сна­чала пред­по­ла­га­ется тра­ди­ци­он­ной (Анна и Ганс, Анна и Кри­стофф- в «Холод­ном сердце», Аврора и принц Филипп — в «Мале­фи­сенте»), но тра­ди­ци­он­ные вари­анты ока­зы­ва­ются лож­ными (Ганс — обман­щик, Кри­стофф стоит в сто­роне в сцене спа­се­ния уми­ра­ю­щей Анны, поце­луй принца Филиппа не про­буж­дает Аврору от сна), и спа­си­тель­ным три­ум­фа­то­ром и истин­ной любо­вью счаст­ливо высту­пают одно­по­лые отно­ше­ния (Анна и Эльза, Аврора и Мале­фи­сента), кото­рым при­шлось пройти тер­ни­стый путь к сво­ему существованию.

И в «Холод­ном сердце», и в «Мале­фи­сенте» для закреп­ле­ния про­дви­га­е­мых идей парал­лельно рушатся тра­ди­ци­он­ные пары (т.е. ока­зы­ва­ются неистин­ными) — роди­тели Эльзы и Анны, Анна и Ганс, Мале­фи­сента и Сте­фан (из-за кото­рого геро­иня вообще теряет веру в любовь, обре­тая её впо­след­ствии бла­го­даря Авроре, жен­скому пер­со­нажу), также гиб­нет пара Сте­фана и королевы.

В «Феях: загадка зимего леса» пона­чалу не могут быть вме­сте из-за тра­ди­ци­он­ной пары, потер­пев­шей крах своей любви и разъ­еди­нив­шей два мира (аллю­зия того, что обыч­ное обще­ство раз­ру­шает воз­мож­ность любви для всех).

Что ещё инте­ресно, в «Холод­ном сердце» и «Феях: загадка зим­него леса»  сде­лан­ным, по сути, под одну копирку, изоб­ра­жа­ется, что неспра­вед­ли­вое и при­ну­ди­тель­ное раз­лу­че­ние одно­пол близ­ких пер­со­на­жей вле­чёт к про­бле­мам для ВСЕГО обще­ства (оле­де­не­ние миров в обоих мульт­филь­мах), что при­нуж­дает обще­ство пойти навстречу к вос­ста­нов­ле­нию цен­траль­ного одно­по­лого союза (объ­еди­не­ние миров фей — в «Феях: загадке зим­него леса», при­ня­тие обще­ством «осо­бен­ной» Эльзы, что вос­ста­нав­ли­вает её отно­ше­ния с Анной — в «Холод­ном сердце»), и это при­во­дит к все­об­щему сча­стью и про­дол­же­нию спо­кой­ной жизни (воз­вра­ще­ние лета). Иначе говоря, это про­грам­ми­ро­ва­ние зри­теля на тему, что отри­ца­ние «одно­по­лых сою­зов истин­ной любви» опасно и создаст серьёз­ные про­блемы для всех, что, конечно, явля­ется глу­боко обман­ной идеей.поддержка

Также гомо­сек­су­аль­ная тема есть… в «Короле Льве». Тимон и Пумба, обо­зна­чен­ные мест­ными изго­ями, фак­ти­че­ски усы­нов­ляют най­ден­ного львёнка Симбу (зву­чит фраза, наве­ва­ю­щая мысли больше об усы­нов­ле­нии, чем дружбе: «Давай оста­вим его»). Далее герои забот­ливо рас­тят его хоро­шим львом. Тимона при всём этом озву­чи­вает откры­тый гей, актёр Натан Лейн, а заглав­ной пес­ней в саунд­треке мульт­фильма зву­чит песня Элтона Джона, также гея. Т.е. тема вполне про­яв­лена, хоть исто­рия и не посвя­щена ей откро­венно и все­цело, в отли­чие от трёх выше­упо­мя­ну­тых позд­них про­дук­тов «Дис­нея».

Стоит упо­мя­нуть, что помимо заву­а­ли­ро­ван­ного про­дви­же­ния лояль­но­сти к педе­ра­стии и лес­би­ян­ству через свою про­дук­цию, «Дис­ней» широко исполь­зует и откры­тые приёмы:

Общественное содействие ЛГБТ

Дни геев в Дис­ней­лен­дах. Ещё в 1991 году был утвер­жден осо­бый день для гомо­сек­су­а­ли­стов и лес­би­я­нок в Дис­ней­лен­дах — «gay day». В эти дни во всех Дис­ней­лен­дах лес­би­янки, ры, одев­шись в крас­ный цвет как осо­бый знак, полу­чают в свое рас­по­ря­же­ние тер­ри­то­рию дет­ских пар­ков, бас­сейны, ресто­раны. В эти дни про­во­дятся осо­бые вече­ринки и кон­курсы, а извест­ные герои мульт­филь­мов Дис­нея высту­пают в нетра­ди­ци­он­ных обра­зах. При­сут­ствие детей в дни геев в Дис­ней­лен­дах не только не запре­щено, но и вся­че­ски приветствуется.

гомо диснейВ знак соли­дар­но­сти 26 июня 2015 г., в день уза­ко­ни­ва­ния одно­по­лых бра­ков на всей тер­ри­то­рии США, Дис­ней­ленд был под­све­чен цве­тами ЛГБТ-радуги.

Привлечение открытых гомосексуалистов к озвучке мультфильмов

Джо­на­тан Грофф — Кри­стофф в «Холод­ном сердце» 2013 г.;

Натан Лейн ‑Тимон в «Короле Льве» 1994 г.

Открытые приёмы в продукции

В 2014 г. в одной из серий дет­ского сери­ала «Дис­нея» «Удачи, Чарли!» была про­де­мон­стри­ро­вана лес­бий­ская пара. В этой серии моло­дые роди­тели Эми и Боб Дун­кан дого­ва­ри­ва­ются, что при­ве­дут свою дочь Чарли поиг­рать с детьми новых зна­ко­мых. У одного из этих детей, как выяс­ня­ется впо­след­ствии, две мамы.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Нор­ма­ли­за­ция гомо­сек­су­аль­но­сти — оче­ред­ная деталь в под­рыве сил чело­ве­че­ского сооб­ще­ства. По сути, все вред­ные темы «Дис­нея» рабо­тают на это: пре­вос­ход­ство жен­щины над муж­чи­ной, анти­ро­ди­тель­ская поли­тика, мораль­ная гиб­кость и нераз­ли­че­ние зла и др. — нор­маль­ное для чело­века и чело­ве­че­ства заме­ня­ется своей про­ти­во­по­лож­но­стью, словно так и должно быть. Это в пол­ной мере каса­ется и пози­ти­ви­за­ции гомо­сек­су­а­лизма — фено­мена неесте­ствен­ного, немас­со­вого, явля­ю­ще­гося исклю­че­нием из пра­вил^ не пра­ви­лом, как пыта­ется навя­зать совре­мен­ная вре­до­нос­ная масс-куль­тура. Всеми пере­чис­ля­е­мыми вред­ными темами у зри­те­лей фор­ми­ру­ется лож­ное миро­вос­при­я­тие «с ног на голову», веду­щее к зако­но­мер­ному ослаб­ле­нию чело­ве­че­ского потенциала.геи дисней

Технократизм

И послед­няя вред­ная тема, начав­шая рас­про­стра­няться «Дис­неем» в новое время — это тех­но­кра­тизм (фило­со­фия пре­вос­ход­ства тех­ни­че­ского над­че­ло­ве­че­ским), к кото­рому в том числе отно­сится и транс­гу­ма­низм (направ­ле­ние по изме­не­нию чело­ве­че­ской при­роды, тех­ни­че­ские моди­фи­ка­ции чело­века, сли­я­ние чело­века и машины). Тема про­яв­лена в сле­ду­ю­щей про­дук­ции как минимум:

  • «Валл‑И» М/Ф2008Г.
  • «Само­лёты: огонь и вода» М/Ф 2014 Г.
  • «Город героев» м/ф 2014 г.

Суть тех­но­кра­ти­че­ских про­дук­тов сво­дится к тому, что в каче­стве основ­ной морали выдви­га­ется пре­вос­ход­ство тех­но­ло­гии над­че­ло­ве­че­ской природой.

В «Городе героев» ста­вится акцент на несо­вер­шен­стве чело­века: его смерт­но­сти (неле­пые, «лёг­кие» смерти героев Тадаши и Аби­гейл), сла­бо­сти (бес­силь­ная поли­ция, огра­ни­чен­ность сил команды Хиро и невоз­мож­ность пона­чалу про­ти­во­сто­ять зло­дею) и эмо­ци­о­наль­ной неустой­чи­во­сти (отча­ян­ное жела­ние мести геро­ями Хиро и про­фес­со­ром Кал­ла­га­ном). В «Валл‑И» всё чело­ве­че­ское тоже изоб­ра­жа­ется непри­гляд­ным обра­зом — рас­тол­стев­шие люди буду­щего праздно ски­та­ются в кос­мосе, а род­ной дом, пла­нета Земля, давно уни­что­жен и не при­го­ден к жизни. Финал этих исто­рий демон­стри­рует: есть только одно, что может помочь несо­вер­шен­ным, ник­чем­ным людям — это поло­житься на робо­тов, кото­рые на кон­тра­сте изоб­ра­жа­ются свя­тыми суще­ствами, мно­го­кратно более нрав­ствен­ными чем люди, и мно­го­кратно более силь­ными, конечно. И в «Городе героев», и в «Валл‑И» роботы нрав­ственно «вправ­ляют» миро­воз­зре­ние сла­бых людей и выз­во­ляют их из слож­ных ситуаций.

В «Само­лё­тах: огонь и вода» тех­но­но­кра­ти­че­ская тема пода­ется немного иначе. Мульт­фильм пред­став­ляет мир оба­я­тель­ных антро­по­морф­ных машин, где клю­че­вую роль на пути к счаст­ли­вому финалу играет ремонт коробки пере­дач у глав­ного героя-вер­то­лета. И тех­ни­че­ское вме­ша­тель­ство в тело как при­мер ребёнку, отож­деств­ля­ю­щему себя с героем-маши­ной — это вред­ный, тех­но­кра­ти­че­ский посыл, веду­щий к потре­би­тель­скому отно­ше­нию к телу, когда вме­сто заботы о своем здо­ро­вье при­ви­ва­ется идея, что в теле что-то можно про­сто «почи­нить» или «заме­нить». И в «Само­лё­тах: огонь и вода», и в «Городе героев» про­сле­жи­ва­ются транс­гу­ма­ни­сти­че­ские идеи отно­си­тельно тела: в пер­вом к «хеппи-эн- ду» при­во­дит ремонт неис­прав­ного «тела», а во вто­ром — тех­ни­че­ское само­усо­вер­шен­ство­ва­ние героев- людей.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВРЕДНОГО УРОКА

Про­дукты с тех­но­кра­ти­че­ским укло­ном, к при­меру, изоб­ра­жа­ю­щие робота как носи­теля вели­кой нрав­ствен­но­сти, кото­рой нет у чело­века, при­ви­вают соот­вет­ству­ю­щие взгляды на мир. Для боль­шего пони­ма­ния спе­ци­фики этой темы далее пред­став­лена инфор­ма­ция о недо­стат­ках тех­но­кра­ти­че­ского миро­воз­зре­ния (исполь­зо­ван мате­риал из книги Миро­нова А.В. «Тех­но­кра­тизм век­тор гло­ба­ли­за­ции»). Тех­но­кра­тизм — это осо­бое мыш­ле­ние и миро­воз­зре­ние, осно­ван­ное на вере во власть тех­ни­че­ского над­че­ло­ве­че­ским и на стрем­ле­нии пол­но­стью под­чи­нить чело­ве­че­скую жизнь рационализации.

Тех­но­кра­тизм не явля­ется здо­ро­вой фило­со­фией, поскольку для него свой­ственна пере­ста­новка при­чины и след­ствия: не чело­век исполь­зует создан­ную им тех­ни­че­скую реаль­ность в своих целях, а чело­век и обще­ство должны раз­ви­ваться согласно пра­ви­лам тех­но­мира, под­чи­ня­ясь его тре­бо­ва­ниям и ста­но­вясь при­дат­ком тех­ни­че­ской системы. Для тех­но­кра­ти­че­ского миро­воз­зре­ния не под­руч­ная тех­но­ло­гия слу­жит сво­ему созда­телю-чело­веку, а несо­вер­шен­ный чело­век — совер­шен­ной тех­но­ло­гии, вплоть до попы­ток «омаши- ниться», что вопло­ти­лось в направ­ле­нии транс­гу­ма­низма (соеди­не­нии чело­века и машины).

Тех­но­кра­ти­че­ские методы сильно огра­ни­чены в обла­сти при­ме­не­ния: напри­мер, тех­но­кра­тизм хоть и пыта­ется, но не может по-насто­я­щему учи­ты­вать не под­да­ю­щи­еся раци­о­на­ли­за­ции меж­лич­ност­ные отно­ше­ния, твор­че­ство, рели­гию, куль­туру и т.п. Тех­но­кра­ти­че­ское мыш­ле­ние пре­не­бре­гает духов­ными запро­сами чело­века, не раз­ли­чает живое и мерт­вое, нрав­ственно допу­сти­мое и тех­ни­че­ски воз­мож­ное. Разум, зара­жен­ный тех­но­кра­тиз­мом, не созер­цает, не удив­ля­ется, не рефлек­си­рует, не стре­мится понять мир, а хочет втис­нуть мир в свои пред­став­ле­ния о нём.

Также тех­ни­че­скими мето­дами невоз­можно решить про­блемы лич­но­сти. Тен­ден­ция сим­би­оза чело­века и меха­ники появи­лась не от здо­ро­вой жизни и к здо­ро­вой жизни не при­ве­дёт, поскольку рабо­тает с симп­то­мами, а не при­чи­нами чело­ве­че­ских проблем.

Важно пом­нить, что тех­ника — не более чем обслу­жи­ва­ю­щий эле­мент нашей жизни, из кото­рого не сле­дует тво­рить кумира. В про­тив­ном слу­чае, при наде­ле­нии тех­ни­че­ских объ­ек­тов антроп­ными чер­тами, поиске в них интел­лекта, любви к ним, наде­ле­нием сво­бо­дой воли — чело­век начи­нает слу­жить технике.

Помимо пере­чис­лен­ных выше девяти вред­ных тем, в про­дук­ции «Дис­нея» попа­да­ются и дру­гие, но более ред­кие: про­дви­же­ние модели пове­де­ния пре­да­теля («Пока­хон­тас»), про­дви­же­ние сата­низма («Мале­фи­сента», «Феи: легенда о чудо­вище»), пози­тив­ность пси­хи­че­ских откло­не­ний («В поис­ках Немо» — пер­со­наж Дори) и пози­тив­ность оккуль­тизма («Спя­щая кра­са­вица», где успехи и победы дости­га­ются не с помо­щью труда, а с помо­щью магии).

Спра­вед­ли­во­сти ради перед под­ве­де­нием ито­гов стоит коротко взгля­нуть на немно­го­чис­лен­ные полез­ные уроки от «Дис­нея», кото­рые вме­сте с тех­ни­че­ским совер­шен­ством филь­мов и мульт­филь­мов обычно пря­чут за собой все опи­сан­ные вред­ные мотивы.

Крупицы пользы

Путь героя

Несмотря на сомни­тель­ные темы, кото­рые при­сут­ствуют во мно­гих дис­не­ев­ских исто­риях, каж­дая из них всё же целостно выстра­и­ва­ется как некий «путь героя», через тер­нии  к звез­дам, от про­блемы к успеху. И такая уста­новка — вести себя как герой, кото­рому нужно пройти путь к победе — конечно, хоро­шая общая модель поведения.

Любовь – спасительна

Если не вда­ваться в сек­су­а­ли­за­цию любви в про­дук­ции «Дис­ней», то поверх­ност­ная обо­зна­чен­ность этой важ­ной темы, конечно, может сыг­рать хоро­шую роль для зри­теля. Вера в любовь как спа­се­ние, как пода­ётся «Дис­неем» хотя бы поверх­ностно, всё же ценна.

Важность быть собой

Тема быть истин­ным собой, часто повто­ря­е­мая в про­дук­ции «Дис­нея» — тоже очень важна и была бы хороша, если бы не усу­губ­ля­лась до гипе­рин­ди­ви­ду­а­лизма, кото­рому про­ти­во­по­став­лен блёк­лый и непра­виль­ный окру­жа­ю­щий мир. Так или иначе, мно­гие герои «Дис­нея» выгля­дят инте­рес­ными инди­ви­ду­аль­но­стями, един­ствен­ными и непо­вто­ри­мыми, и это хоро­ший урок также высоко ценить свою уни­каль­ность. Без уме­ния при­ни­мать себя и не пре­да­вать себя и свои инте­ресы очень трудно про­хо­дить свой жиз­нен­ный путь.

К сожа­ле­нию, пере­чис­лен­ные пози­тив­ные темы в про­дук­ции «Дис­нея», две из кото­рых даже не пред­став­лены в чистом виде, абсо­лютно не пере­ве­ши­вают мно­го­чис­лен­ные негативные.

Итог

Дан­ное иссле­до­ва­ние было про­ве­дено для выяв­ле­ния вос­пи­та­тель­ного потен­ци­ала попу­ляр­ной про­дук­ции ком­па­нии «Дис­ней» и обра­ще­ния вни­ма­ния роди­тель­ской обще­ствен­но­сти на важ­ность выбора пра­виль­ных вос­пи­та­тель­ных мате­ри­а­лов для детей. Важно пом­нить, любая инфор­ма­ция для детей явля­ется обу­ча­ю­щей и ника­кая не может рас­смат­ри­ваться как име­ю­щая лишь раз­вле­ка­тель­ный характер.

Как пока­зал ана­лиз, поверх­ностно дис­не­ев­ские про­дукты кажутся про­фес­си­о­наль­ным вол­шеб­ством- потря­са­юще кра­си­вая кар­тинка, чудес­ные песни, увле­ка­тель­ные сюжеты и т.д., бла­го­даря чему ком­па­ния и заво­ё­вы­вает зри­тель­ские сим­па­тии по всему миру дол­гое время. Однако с точки зре­ния своей сути, зало­жен­ных смыс­лов и идей, исто­рии «Дис­нея» зача­стую явля­ются откро­вен­ной анти­пе­да­го­ги­кой (или анти­вос­пи­та­нием) — наме­рен­ным при­ви­тием зри­телю оши­боч­ных истин и фор­ми­ро­ва­нием деструк­тив­ных пове­ден­че­ских моделей.винни

Для само­сто­я­тель­ной оценки про­дук­тов «Дис­нея» реко­мен­ду­ется про­ве­рять каж­дую исто­рию на нали­чие опи­сан­ных в бро­шюре вред­ных для созна­ния и ста­нов­ле­ния ребёнка тем:

  1. дис­кре­ди­та­ция и обес­це­ни­ва­ние роди­тель­ства (отри­ца­ние героем своих роди­те­лей, смерти роди­те­лей, роди­тели в роли зло­деев и т.п.),
  2. феми­но­фа­шизм (ради­каль­ное пре­вос­ход­ство жен­ских пер­со­на­жей над муж­скими, наде­ле­ние жен­ских пер­со­на­жей муж­скими характеристиками),
  3. при­ем­ле­мость зла (типажи зла в каче­стве поло­жи­тель­ных героев, сме­ше­ние добра и зла, оправ­да­ние зла и т.п.),
  4. сек­су­а­ли­за­ция (излишне сек­су­а­ли­зи­ро­ван­ные пер­со­нажи, излиш­няя физио­ло­гич­ность отно­ше­ний, лег­ко­мыс­лен­ность любов­ных сюже­тов и т.п.),
  1. гипе­рин­ди­ви­ду­а­лизм (про­ти­во­сто­я­ние героя и окру­жа­ю­щего мира, где мир изоб­ра­жа­ется неспра­вед­ли­вым или неин­те­рес­ным в духе есте­ствен­ного поло­же­ния вещей; откол от обще­ствен­ных норм, при­во­дя­щий к успеху),
  2. пош­лость (низ­мен­ные шутки, свя­зан­ные с физио­ло­гией и т.п.),
  3. без­от­вет­ствен­ность (уход от про­блемы как её успеш­ное реше­ние и т.п.),
  4. гомо­сек­су­а­лизм (мета­форы истин­но­сти гомо­сек­су­аль­ной любви),
  5. тех­но­кра­тизм (пре­вос­ход­ство тех­но­ло­гии на фоне ник­чем­но­сти чело­века и т.п.).

А также реко­мен­дуем поль­зо­ваться клас­си­фи­ка­цией при­зна­ков вред­ного  мульт­фильма, раз­ра­бо­тан­ной участ­ни­ком про­екта «Научи хоро­шему» пси­хо­ло­гом М. Новицкой:

Классификация признаков вредного мультфильма

  • Глав­ные герои муль­тика ведут себя агрес­сивно, жестоко, кале­чат, уби­вают, при­чи­няют вред. При­чем все подроб­но­сти этого «сма­ку­ются», даже если всё это подано под мас­кой юмора.
  • Пло­хое пове­де­ние пер­со­на­жей по сюжету либо оста­ется без­на­ка­зан­ным, либо даже ведет к улуч­ше­нию их жизни: полу­че­нию при­зна­ния, попу­ляр­но­сти, богат­ства и т.д.
  • В сюжете демон­стри­ру­ется опас­ное, в слу­чае попытки его повто­ре­ния в реаль­ной жизни, для здо­ро­вья или жизни поведение.
  • В мульт­фильме пер­со­на­жам при­суще пове­де­ние, нестан­дарт­ное для их пола: муж­ские пер­со­нажи ведут себя по-жен­ски, жен­ские — по- мужски.
  • В сюжете при­сут­ствуют сцены неува­жи­тель­ного пове­де­ния по отно­ше­нию к людям, живот­ным, рас­те­ниям. Это может быть глум­ле­ние над ста­ро­стью, немощ­но­стью, сла­бо­стью, физи­че­скими недо­стат­ками, соци­аль­ным и мате­ри­аль­ным неравенством.
  • Герои фильма несим­па­тичны и даже урод­ливы. Для дет­ского вос­при­я­тия, для более лег­кой ори­ен­та­ции в том, кто «пло­хой», а кто «хоро­ший», необ­хо­димо, чтобы поло­жи­тель­ный герой был сим­па­тич­ным и внешне при­ят­ным. Тогда ребенку будет проще понять, кому из героев сле­дует под­ра­жать, а кому напротив.
  • В муль­тике куль­ти­ви­ру­ется празд­ный образ жизни, про­па­ган­ди­ру­ется идеал «жизнь — веч­ный празд­ник», поли­тика избе­га­ния труд­но­стей и дости­же­ния целей лег­ким путем, без труда или даже обманом.
  • В сюжете высме­и­ва­ются и пока­зы­ва­ются с под­черк­нуто непри­гляд­ной сто­роны цен­но­сти семей­ных отно­ше­ний. Глав­ные герои-дети кон­флик­туют со сво­ими роди­те­лями, кото­рые пока­заны глу­пыми и неле­пыми. Герои-супруги ведут себя по отно­ше­нию друг другу подло, неува­жи­тельно, бес­прин­ципно. Про­па­ган­ди­ру­ется идеал инди­ви­ду­а­лизма и отказа от почи­та­ния семей­ных и супру­же­ских традиций.
  • В фильме при­сут­ствуют сюжет­ные линии, поро­ча­щие и пре­зри­тельно, брезг­ливо опи­сы­ва­ю­щие всё, что свя­зано с мате­рин­ством и рож­де­нием, вос­пи­та­нием детей. Мате­рин­ские образы выгля­дят оттал­ки­ва­юще, их образ жизни пока­зан как ущерб­ный и неполноценный.disnej-otravlennye-skazki-1

Источ­ник: про­ект “Научи хорошему”

http://whatisgood.ru/tv/cartoons/disnej-otravlennye-skazki-post/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки