Добрая весть Инны Гамазковой

Добрая весть Инны Гамазковой

(2 голоса5.0 из 5)

Замечательный детский поэт и сказочница, лауреат премии имени Корнея Чуковского Инна Гамазкова покинула этот мир на 76-м году жизни. Это случилось в московской больнице 15 мая. Накануне  у неё  был  подтвержден коронавирус. Стихи хорошего поэта – послание, весточка миру. Стихи Гамазковой – весть по-детски добрая, а если поискать более точные  синонимы – благая. 

129383d 227x300 - Добрая весть Инны ГамазковойВозможно, это двустишие  наиболее верно определяет её собственную поэзию:

«И музыка будет как добрая весть:

Ведь не было песни – и вот она есть!»

В 2013 году Инна Гамазкова удостоена премии Корнея Чуковского в номинации «За плодотворную деятельность, стимулирующую интерес детей к чтению». Добрая весть её стихотворной музыки приходила к детям и взрослым в нашей стране многие десятилетия.

Начиная с 90-х годов ХХ века большинство детей в России узнавало свои первые буквы по книжкам-малышкам – поэтическим «Азбукам» Гамазковой в самых разнообразных вариантах, а значит, с сайтом «Азбука воспитания» Инна Липовна тоже в душевном родстве.

Немного об авторе

Инна Липовна Гамазкова (1945–2020) – детский поэт и прозаик, автор идеи и редактор детской сказочной газеты «Жили-были», талантливая ученица поэта Якова Акима. Как яркого и необычного автора  на фоне других её отличал классический взгляд на детскую поэзию в сочетании с тягой к экспериментам и неприятием всякого рода штампов и «общих мест».

Об этом свидетельствуют высказывания современников в сети интернет, в числе которых есть и такое, к сожалению, безымянное, но настолько правдиво рисующее поэта, что мы не усомнимся в его достоверности: «Инна Гамазкова заслужила большое уважение среди поэтов и писателей.

gam 300 - Добрая весть Инны ГамазковойЕё в штуку называли «наша Агния Барто». Сама Инна Липовна говорила: «Барто дала мне своеобразное напутствие в жизни, научила, как писать стихи для детей.

К ней часто приходили молодые поэты, приносили свои сочинения, а она спрашивала: «У вас есть стихи про дождик?» – «Есть». – «А про луну?» – «Есть». – «А про грибы?» – «Есть». – «Так вот, все это вы выкиньте, а остальное давайте».

Коллегам по поэтическому цеху она запомнилась как тонкий поэт-лирик, «весёлая хулиганка и очень «детский» по мировосприятию человек».

И, конечно,  запомнилась как автор поэтических миниатюр для взрослых и детей и игровых стихов с фонетически-точной рифмовкой и  особым ритмическим строем. Из-под её пера выходили залихватские частушки и «обманки», загадки и шутки.

Её стихи с запредельным,  просто зашкаливающим весельем  всегда радовали и удивляли детей, которые писали об этом восторженные письма в её сказочную газету. Порой её хулиганские строчки заставляли порозоветь от смущения и родителей, например, такое:

«По весне лягушки скачут друг на дружке,

Начинается игрой, а кончается икрой».

c712fcf95dfa510d7095bea462e44216bd7cc362mid 229x300 - Добрая весть Инны ГамазковойЕё поэтический мир густо населён разного рода зверьём, нашим, исконно русским, и  самым экзотическим, которое  от поэтического переселения на российскую  почву не прочь и обрусеть.  Чего стоят такой родной  и русский бегемотик, бочками попивающий свой чаёк, или такой здешний по всем приметам лев, которого поэт не советует кормить травой, чтобы не расстаться с головой.

Все они поселились в её стихах и сказках совершенно неслучайно. По образованию поэт была биологом, благодаря чему создавала не просто увлекательные  сказки про животных, но те произведения, в которых, помимо выдумки, сохранялась научная достоверность, и, помимо любви к природе, присутствовало понимание  её законов и механизмов.

Гамазкова (урожд. Гамазова) родилась в Омске в знаменательный Победный год, вскоре её семья  перебралась в столицу. В Москве Инна Липовна  закончила библиотечный техникум, факультет биологии и химии МОПИ им. Крупской.

Как и большинство поэтов её круга, не зарабатывала поэзией свой хлеб. Но ее стихи часто публиковали в  «Литературной газете».

Работая в обычном НИИ, она продолжала сочинять стихи и разрабатывала средства от насекомых для аграрной отрасли, за что имела шесть авторских свидетельств на изобретения.

Это уже потом, и гораздо позже, её поэзия вышла за границы дружеского и семейного круга и стала не только публиковаться в печатных СМИ, но и оформилась в самостоятельные сборники.

Книжки Гамазковой  шагнули  к своим юным читателям в довольно непростое время, в 1990-е, но, несмотря на социальные перипетии, сразу же нашли отклик.

Те, кто был маленьким в эти годы, наверняка вспомнят любимые книги с картинками – «У кого какие мамы», «Говорящая занавеска», «Азбука в загадках», «Про мальчишек и девчонок. Озорные частушки»  и многие другие.

«Гамазкова – это праздник!»

Приведём два  очень тёплых воспоминания  москвички Елены Нигри (Григорьевой), близкой подруги поэта – прижизненное и посмертное, которые гораздо лучше сухой биографии  нарисуют портрет Инны Гамазковой.

Вот что она писала при жизни автора (эти слова приводит детский литературный иллюстрированный журнал «Кукумбер» )

«Гамазкова – это праздник! Шумный, аппетитный, весёлый! Когда мои дети были маленькие, только и слышалось: – А когда тётя Инна придёт?

Потому что тётя Инна – это всегда какие-то немыслимые конфеты, поющие и говорящие авторучки, а ещё – смех, крик и хохот, ведь это только она, большая шумная тётя, знает такие смешные загадки, такие хитрые обманки, и смеётся громче всех!

А стишок, который она сочинила про моего Ваню?

Когда Ваня был маленький,

Он прятался в валенке.

Вырос Ваня – эге-ге-ге!

Виден даже в сапоге!

Этот маленький шедевр помнят все в нашей семье и передают из поколения в поколение!

Я полюбила её сразу, как только прочитала стишок про суровую мужскую дружбу:

Я стукнул Мишку по плечу,

что мне с ним интересно,

а он меня: – Привет, молчун! —

Слегка портфелем треснул….

(Мне нравится именно это начало – с портфелем и с этим хулиганским «треснул». Потом, видимо, в воспитательных целях, начало было переделано, и что-то ушло…)

Мы – не девчонки – «сю-сю-сю».

Не ходим парой, чинно…

Уж если дружим, так вовсю,

Сурово! Как мужчины!

Да, наша дружба с Гамазковой именно такая! Никаких мусипуси, вроде «Леночка», «Инночка», а сурово, по-мужски: Привет, Григорьева, или даже – Григоренко, а я – Привет тебе, о, Гамазкова! Потому что это звучит всеобъемлюще!

«Гамазкова, ты нужна мне как редактор!» – вызваниваю я её, когда мне нужна редакторская помощь. «Гамазкова, ты нужна мне как биолог», – когда надо что-то уточнить по поводу цветов, зверей, птиц – в этих вопросах она дока! «Гамазкова, ты нужна мне как друг!» – когда плохо, проблемы.

1007551476 249x300 - Добрая весть Инны Гамазковой«Гамазкова, ты нужна мне как доктор!» – и тут она всё знает-умеет. Однажды, когда я сильно болела, приехала и буквально поставила меня на ноги, – есть, есть у Гамазковой один чисто гамазковский рецепт, тайну которого раскрыть пока не могу…

Гамазкова и юмор – две вещи нераздельные… Представьте, она смеется даже во сне! Да-да, я сама это слышала! Однажды ночью, когда мы отдыхали с ней на Клязьме, я была разбужена её смехом!

Кроме того, оказалось, что она помнит уйму самых разнообразных песен – от пионерских до дворовых. Никогда не забуду, как мы шли с ней по набережной, и её звонкий девичий голос разносился вдоль всего Клязьменского водохранилища, распугивая местных ворон и лягушек.

Гамазкова – большой ребёнок. В незнакомом месте теряется и готова заплакать, как дитя. В Переделкино, находясь в ста метрах от дачи Чуковского, умудрилась заблудиться и обидеться на меня: мол, бросила посреди дороги!

А как она всему радуется! Хорошей книжке, смешной истории, фильму… Прочтёшь ей что-нибудь новенькое и ждёшь: если понравилось, засмеётся и захлопает в ладоши…

Ну и, кроме того, Гамазкова прекрасная сводница! В хорошем смысле этого слова! Потому что сводит незнакомых, но очень нужных друг другу людей, которые потом вместе путешествуют, отдыхают, строят дачи, пишут стихи….

А как она готовит? Вкусно и много! По принципу: большому пирогу и рот радуется! Как в её коронном стихотворении про бегемотика:

1529770910 azbvzag.jpg.pagespeed.ce .7vwyn1cowl 220x300 - Добрая весть Инны ГамазковойЧашку выпил,

Чайник выпил,

Бочку выпил…

Хорошо!

Да, Гамазкова – это много, вкусно, аппетитно, весело! А что же её душа? Где все эти страдания, метания, слёзы по ночам и боль разлуки? Только не это!

Гамазкова не кричит о своих переживаниях, не жалуется, только ночью, когда никто не слышит, тихо-тихо – «велосипеду вновь не спится, всё ноет сломанная спица…» И всё».

Вселенная и её солнца

А вот эти мысли вслух, принадлежащие той же подруге, были опубликованы в интернете на разных ресурсах через несколько дней после ухода Инны Липовны:

«Мне всё же придётся написать эти слова – что от нас ушла Вселенная, огромная вселенная под названием Инна Гамазкова, единственная и неповторимая, со множеством солнц, туманностей и планет – бывают ведь и поменьше, и совсем крохотные, дающие мало Света, а Инкина вмещала в себе так много и так щедро делилась со всеми своими Солнцами, Радостями, тем, что знала и что умела, что это просто редкость – она и сама была большая и готовила всегда много, на целую ораву.

Не все знают, что своих детей у неё не было, но она любила всех детей и много лет вела литературную студию, где учила их писать, фантазировать, играть  – в общем, творить. Она воспитывала племянников, моих детей, для которых ее приход всегда был праздником.

Она знала наизусть всего Сашу Чёрного, все дворовые песенки, кучу анекдотов, и стихи всех детских поэтов – одного раза было достаточно услышать, чтобы она их запомнила и потом повторяла где угодно.

Она была «загадочная» женщина – в смысле сочинения загадок и «обманок», что так обожают все дети. Она была не только юмористом, сказочником и поэтом, но и прекрасным редактором в «Жили-были» отвечала почти за все: и Кот Учёный, и редактор, и выдумщик новых разделов, заданий и т. д.

Она всегда выслушивала мои стихи, могла резко критиковать, могла подсказать удачную концовку, и никогда не считала, что что-то сделала для меня.

Она всегда выслушивала все мои горести и все их «обнуляла» своим здравым чувством юмора. С ней было легко, как ни с кем, хотя мы и ссорились  и не разговаривали по три дня. Сказать, что мне её не хватает  – это ничего не сказать, потому что это был человек, который знал обо мне всё….

В последние два года Инкина вселенная дала сбой, ей стало трудно вращаться, ориентироваться в этом виртуальном мире, и без брата Марика она и шагу не могла ступить, или должна была позвонить мне, чтобы вспомнить, какое лекарство принять и какой нынче день…

Издавали её на мой взгляд страшно мало – один-два рассказа перепечатывали из сборника в сборник, то же и со стихами, лучше шли книжники «научпоп» и рассказы о художниках, но главное её детище –  стихи, так и не были изданы в полном объёме, и это моя боль…

Я думаю, там, где она сейчас, все очень радуются её приходу, потому что пришёл очень веселый, остроумный человек, тот, который не ищет своего и поднимет падающего…

Мы подобрали для взрослого и юного читателя несколько ярких и любимых стихотворений  детского поэта разных лет.

xoo4xhghwjk 219x300 - Добрая весть Инны Гамазковой

Инна Гамазкова: «Учу я лампочку светиться…»

Дрессировщики

Наташка рыбку учит плавать.

А Вовка – чижика – летать.

Андрей собаку учит лаять

И кошку – молоко лакать.

А у меня – ни рыб,

ни птицы…

Учу я лампочку

светиться.

Включаю,

выключаю снова –

Все понимает!

С полуслова!

 

Землянику нарисую

Землянику нарисую

И раскрашу красным цветом.

Собирал ее в лесу я

Прошлым летом…

Нарисую нашу речку

И раскрашу синим цветом:

Знал я рыбное местечко

Прошлым летом…

Дуб рисую на опушке,

Крашу дуб зеленым цветом.

Я добрался до верхушки

Прошлым летом!

Я пошлю рисунки деду,

А потом за ними следом,

Сам я к дедушке приеду

Этим летом!

 

Радуга

Петух увидел радугу:

– Какой красивый хвост!

Баран увидел радугу:

– Какой высокий мост!

И конь глядит на радугу:

– Подкова велика…

Река глядится в радугу:

– И в небе есть река?

 

Песня

Над городом – капли вечерних чернил,

Простую мелодию я сочинил.

Хотите, – сыграю, хотите – спою,

Вам новую зимнюю песню свою?

Я буду играть, а метель – напевать.

Снежинки – кружиться,

луна – танцевать.

И музыка будет как добрая весть:

Ведь не было песни – и вот она есть!

 

Уши

Зеркала и витрины, и лужи

Далеко обхожу стороной.

Эх вы, уши, несчастные уши,

Что вы сделали с бедным со мной?

У других же обычные уши:

Чуть поменьше, побольше слегка…

Почему, почему, почему же

Вы растете, как два лопуха?

Все смеются над вами, ушами.

Видно, мне пропадать ни за грош!

Хорошо еще, нравлюсь я маме,

Потому что на папу похож.

Ну а мне бы понравиться лучше

В нашем классе девчонке одной…

Эх вы, уши,

несчастные уши,

Что вы сделали, уши, со мной!

 

Варежкина сказка

За шкафом,

В углу, где темно и насорено,

Жила-была Левая Варежка Борина.

А где-то в сугробе

лежала под деревом

Правая Варежка,

Борей потеряна.

Правой – невесело,

Левой – не спится:

– Где ты, подруженька?

Где ты, сестрица?

Грустно на свете быть одиноким.

Кто бы их выручил?

Кто бы помог им?

И помощь примчалась!

И помощь нашлась!

Нет, не машина с красным крестом –

Скорая помощь лохматая,

рыжая,

Прыгает,

лает,

машет хвостом!

Быстро сугроб разгребает

и вот,

Бережно Варежку в зубы берёт.

Скорая к дому бежит во весь дух!

Нюхает воздух она во весь нюх!

Вот он, подъезд.

И квартира.

И дверь.

Варежки Борины вместе теперь!

Встретились Варежки,

Счастливы обе!

Так не теряй их больше в сугробе!

Встретились Правая с Левой, ура!

А Скорой помощи – дальше пора.

 

Вечерний трамвай

Холодно на улице, ветрено, темно…

Неуютно старому трамваю.

– Нн-нар-рисуй мнне что-нибудь! –

Дребезжит окно.

Я его, конечно, понимаю.

Нарисую рожицу,

А вокруг – лучи.

Подарю я солнышко трамваю.

Он, такой сияющий

Весело помчит,

Улицу немного согревая.

 

Бегемотик

Бегал-бегал бегемотик,

Бегал-бегал босиком.

По траве-

траве-

траве.

Да с ветром-

ветром-

ветерком.

А потом обул копытца

И пошёл воды напиться.

Чашку выпил,

Чайник выпил,

Бочку выпил…

Хорошо!

 

Колыбельная для бабушки

Баю-баю-баюшки,

Я пою для бабушки.

Баю-баю, бабушка,

Голубушка, лапушка.

Баю-бай, моя бабуля.

Спи, а я покараулю.

Засыпай, сомкни ресницы,

И пускай тебе приснится,

Как идёшь ты за водой –

Молодая девушка,

А навстречу – молодой

Раскудрявый дедушка.

 

Красавица

– Как тебя зовут, ворона?

– Карр-повна!

– Что ты делаешь, ворона?

– Карр-каю!

– Что ж кричишь, как на пожар?

– Нрра-вится!

Хорр-роша я!

Карр-роша!

Карр-расавица!

 

Любимый урок

Физкультура-физкультура,

Ты – любимый мой урок!

Тренируем-тренируем

Силу рук и силу ног!

Повисеть на шведской стенке –

Что приятней в жизни есть?

Или, словно обезьянка,

По канату вверх залезть.

Зайцем бегать, белкой прыгать,

Извиваться, как змея!

Физкультура, физкультура,

Физкультурочка моя!

 

Тик-Так

Не могу понять никак –

Где в часах сидит Тик-Так?

Разобрал я весь будильник,

Там деталей целый воз!

Стрелок, винтиков, пружинок,

Разных зубчатых колёс…

Нет Тик-Така! Где Тик-Так?

Не поймать его никак.

Починил часы мой папа,

Вновь будильник заходил…

Видно, он поймал Тик-Така

И на место посадил.

 

Прекрасная вещь

Один любознательный лещ

Увидел ПРЕКРАСНУЮ ВЕЩЬ.

И думает: – Ай да вещица!

На солнышке так и лучится!

Никто из соседей-лещей

Не видел подобных вещей.

Лещиха и Лешка-подлещик,

Небось, плавниками заплещут!

Эх, как повезло мне, лещу!

Схвачу и домой потащу!

Схватил,

Потащил…

Ай да лещ!

Печёный –

ПРЕКРАСНАЯ ВЕЩЬ!

 

Ясень

Скороговорка

Ясень светел,

Ясень ясен,

ясень ветром опоясан.

Семена-то – лётчики,

Ветро-ветролётчики!

Крутовертопереверто-

Ветро-вертолётчики!

 

Песенка

– Донн-донн! Динь-динь!

Пропел Звонок.

– Клик-кляк! Входи!

Сказал Замок.

– Скрип-скрип!.. – обрадовалась Дверь, –

Я так ждала тебя, поверь!

– Топ-топ? – спросили Туфли, –

А что у нас на кухне?

– Буль-буль! Я суп!

Уже киплю!

Сейчас тебя я накормлю!

– Я – Чайник, на огне стоюууу!

Тебя я чаем напоюууу!

…Ах, песенка знакомая!

Как хорошо, что дома я!

Можно ли считать поэзию Гамазковой христианской и полезной для воспитания ребенка? – возможно, спросят родители. Высокий градус её радости, её сердечность, её  доброе – по настоящему благое – содержание позволяет интуиции  положительно ответить на этот вопрос.

В своих стихах детский поэт  полностью соблюла наставление, данное христианам  апостолом Павлом: «Всегда радуйтесь…, за всё благодарите» (1 Фес. 5: 16–18).

В новостных лентах этих дней можно было встретить фразу: «Не стало поэта Инны Липовны Гамазковой…», и этому безнадежному утверждению, памятуя о вечности души, хочется  по-христиански возразить.

Прощание с поэтом состоялось на пятой седмице по Пасхе, в то благодатное время, когда длится пасхальное сорокодневье, когда, по преданию, Христос ходит по земле. Не этим ли пасхально-воскресным предчувствием  надиктована пара её строчек: «…Ах, песенка знакомая! / Как хорошо, что дома я!»

Валентина Киденко

Фото из открытых источников