Евгений Водолазкин: музыка над Брисбеном

Евгений Водолазкин: музыка над Брисбеном

(1 голос5.0 из 5)

Ваш ребе­нок отли­ча­ется чут­ко­стью, вос­при­им­чи­во­стью, тон­ким слу­хом  и музы­каль­ным даром и его буду­щее, оче­видно, свя­зано с музы­кой? Зна­чит, и вам, и всем нерав­но­душ­ным к этой сто­роне жизни адре­со­ван новый роман Евге­ния ВОДОЛАЗКИНА «Бри­сбен», кото­рый появится  осе­нью. Вот  впе­чат­ле­ние от его отрыв­ков, кото­рые про­зву­чали в Доме куль­туры Ясной Поляны в Туле в неделю писа­тель­ских встреч.

Братская «родинка»

Евге­ний Водо­лаз­кин и его  бест­сел­леры не нуж­да­ются в осо­бом пред­став­ле­нии – хри­сти­ан­ская  ауди­то­рия Рос­сии и всего мира зачи­ты­ва­ется «Лав­ром» и «Авиа­то­ром», рома­нами «Совсем дру­гое время» и «Похи­ще­ние Европы», эссе «Дом и ост­ров»  и его стихами.

IMG 1182 300x234 - Евгений Водолазкин: музыка над Брисбеном

Романы Евге­ния Гер­ма­но­вича – как сильно непо­хо­жие дети одного отца («юро­диво-рыжий» маль­чишка «Лавр», рафи­ни­ро­ван­ный юноша – «Похи­ще­ние Европы», наход­чи­вый, как хит­ро­ум­ный Одис­сей, гене­рал – «Совсем дру­гое время», юный хули­ган-фило­лог – «Дом и ост­ров»), такие раз­ные содер­жа­тельно и стилистически.

Но все-таки  его люби­мые «детища» имеют общий гене­ти­че­ский при­знак – одну и ту же «родинку» на щеке.  И новый роман – не исклю­че­ние. А «родинка» – глу­бо­кая  автор­ская  мысль об услов­но­сти вре­мени и про­стран­ства, о неве­ро­ят­ных и обжи­га­ю­щих пере­се­че­ниях про­шлого с буду­щим и насто­я­щим, о момен­тах истины – «уко­лах» вечности.

Люби­мый  пара­докс Водо­лаз­кина, усво­ен­ный им от друга и настав­ника Дмит­рия Лиха­чева – то, что, с одной сто­роны, вре­мени  как тако­вого  нет – в боже­ствен­ном мас­штабе все собы­тия про­ис­хо­дят одно­вре­менно. Но, с дру­гой сто­роны, все мы, живу­щие в мате­ри­аль­ном мире, накрепко заперты во вре­мени, и лишь ино­гда спо­собны выхо­дить  за его гра­ницы – через оза­ре­ния, духов­ный опыт и, конечно, через лич­ную встречу с искус­ством и в нем – с Богом. Соб­ственно, этой оше­ло­ми­тель­ной встрече и посвя­щена новая книга.

Глав­ный герой  романа –  Глеб, гени­аль­ный гита­рист, кото­рый одна­жды ока­зы­ва­ется невос­тре­бо­ван­ным. Бри­сбен – город в Австра­лии, кото­рый, веро­ятно, сыг­рает роль в жизни героя. Дей­ствие про­ис­хо­дит в Рос­сии и Европе,  в романе есть совре­мен­ный план и про­шлое, ну и, как все­гда у Е. Водо­лаз­кина, глав­ное дей­ству­ю­щее лицо –  вре­мен­ные и про­стран­ствен­ные кол­ли­зии и метаморфозы.

Вошли в резонанс

Встреча чита­те­лей с авто­ром нача­лась почти в иро­нично-юрод­ском стиле  его романа «Лавр»: в Ясно­по­лян­ском ДК про­хо­дили мест­ные выборы со всеми тра­ди­ци­он­ными их атри­бу­тами: маши­нами “ско­рой” и поли­ции, цве­тами и фла­гами, офи­ци­аль­ным хол­лом с комис­сией и кабин­ками для голо­со­ва­ния. Из дина­ми­ков на улице нес­лась гром­кая попу­ляр­ная в народе музыка. Но за при­кры­тыми две­рями акто­вого зала, где собра­лись почи­та­тели его таланта, начи­на­лась совсем дру­гая – пре­об­ра­жен­ная твор­че­ством – реальность.

Вос­при­ни­мать прозу, чита­е­мую  с листа вслух больше пяти минут, довольно непро­сто. Но что пред­ста­вит новое про­из­ве­де­ние лучше тек­ста и как  иначе погру­зиться в его инто­на­ции, зву­ча­ние и смыслы? Поэтому для пер­вого про­чте­ния глав романа автор нашел необыч­ный и удач­ный фор­мат.  Евге­ний Водо­лаз­кин  соеди­нил чте­ние «Бри­сбена» и вир­ту­оз­ную тон­чайше-лирич­ную гитар­ную игру Миха­ила Радю­ке­вича  (извест­ного в Рос­сии и в мире испол­ни­теля из Санкт-Петер­бурга, кото­рый пре­по­дает гитару в СпбВ­ГИКе, явля­ется лау­ре­а­том музы­каль­ных кон­кур­сов всех уровней).

IMG 1178 300x232 - Евгений Водолазкин: музыка над БрисбеномВот так неожи­данно соче­та­лось чте­ние отрыв­ков нового романа, с пер­вого взгляда  спон­тан­ных и не соеди­нен­ных сюжет­ной линией, но име­ю­щих на самом деле автор­скую духов­ную логику – и нето­роп­ли­вые гитар­ные аккорды – отрывки про­из­ве­де­ний, когда зву­чала только музыка, и нена­вяз­чи­вый музы­каль­ный  фон и про­иг­рыши, когда всту­пал писа­тель, а также негром­кие аудио-иллю­стра­ции к тек­сту, юве­лирно ограненные.

Музы­кой лучше всего вос­пол­ня­лось недо­ска­зан­ное. В неспеш­ном диа­логе голоса  гитары и голоса автора уди­ви­тельно сов­пал  один мяг­кий и бар­хат­ный тембр-звук, один ритм и одно настро­е­ние. Навер­ное, соеди­нить именно эту гитар­ную музыку и именно эту прозу могли только два ода­рен­ных свыше чело­века – и Тот Тре­тий, Кото­рый неиз­менно вдох­нов­ляет и высту­пает Соавтором.

Вме­сте они достигли гар­мо­нии и резо­нанса друг с дру­гом и с залом. Под­го­тов­лен­ный чита­тель и слу­ша­тель отве­тил вза­им­но­стью и при­нял про­ис­хо­дя­щее на сцене очень тепло.  Полу­чив­шийся моно­спек­такль (а точ­нее, все-таки, дуэт двух уни­каль­ных талан­тов) никого не оста­вил рав­но­душ­ным. Даже тра­ди­ци­он­ного обще­ния с жур­на­ли­стами не пона­до­би­лось – столько отве­тов о романе и его авторе было получено.

Участ­ни­кам встречи откры­лась новая грань Евге­ния Водо­лаз­кина – зна­ток житий­ной и вообще древ­не­рус­ской лите­ра­туры, фило­лог, ока­зы­ва­ется, имеет какие-то осо­бые, тре­петно-любов­ные отно­ше­ния с музы­кой, кото­рую тон­чайше чув­ствует, знает, пони­мает, глу­боко раз­би­ра­ется.  Как, почему? Вот об этом, конечно, хоте­лось бы его подроб­нее рас­спро­сить. Впро­чем, вот что ска­зано на этот счет на его лич­ном сайте: «Ино­гда я пишу под музыку. Я рабо­таю за ком­пью­те­ром – ника­кой роман­тики. Но самые удар­ные сцены, осо­бенно эмо­ци­о­наль­ные, дей­стви­тельно пишу под музыку.

Музыка – это меч обо­ю­до­ост­рый. Здесь есть и свои пре­иму­ще­ства, и свои опас­но­сти. Напри­мер, Алек­сей Гер­ман стар­ший избе­гал музыки в своих филь­мах. Он гово­рил, что под музыку про­дать можно все, а попро­буй сде­лать музы­кой шум кастрюль или звук вело­си­педа. Я хорошо пони­маю это опа­се­ние и экс­тра­по­ли­рую его на писа­теля, созда­ю­щего оче­ред­ную сцену романа.

В чем пре­лесть? Музыка – это нар­ко­тик покрепче кофе. Она орга­ни­зует ино­гда речь лучше, чем это делает писа­тель. Но опас­ность в том, что каче­ства музыки писа­тель пере­но­сит на каче­ства сво­его тек­ста. И если музыка уйдет, то каче­ство тек­ста ока­жется весьма низ­ким. Если бы он писал в тишине, то дора­ба­ты­вал бы до того уровня, когда текст ста­нет при­ем­ле­мым. А так писа­тель может обма­нуться и спу­тать убо­гий текст с вели­кой музы­кой. С ней нужно обхо­диться осторожно…»

Небесный эйдос и полифония

Без­услов­ный «конек» автора – опи­са­ния. Живые кар­тинки учебы и дет­ства  Глеба – влюб­лен­ность в учи­тель­ницу соль­феджио, с кото­рой при­хо­ди­лось зани­маться «в при­сут­ствии еще семи уче­ни­ков» и нена­висть к ее пред­мету, на кото­ром он писался от страха… Носталь­гия по ста­рому ушед­шему миру, где мыли окна газе­той, и в этом звуке была своя непо­вто­ри­мая мелодия…

artistic child 6186 300x213 - Евгений Водолазкин: музыка над Брисбеном

Евге­ний Водо­лаз­кин, как и все­гда, стре­ми­тельно пере­хо­дит от пафос­ного к при­зем­лено-коми­че­скому: напри­мер,  рас­ска­зы­вая, как в дет­стве его герой вме­сте с бабуш­кой впер­вые при­шел слу­шать клас­си­че­скую музыку – «зал мед­ленно взле­тел, и он был при­ча­стен к этому полету, и маль­чик рыдал от потря­се­ния, зажи­мая рот рукой». И тут же  –  на кон­церте через несколько рядов от них лежит на полу пре­по­да­ва­тель музыки Сер­гей Пет­ро­вич, счи­тав­ший, что для гар­мо­нич­ного слы­ша­ния нужна рас­слаб­лен­ная поза – «при­мер истин­ной пре­дан­но­сти музыке»…

В про­дол­же­ние встречи зри­тели-слу­ша­тели в зале еще не раз улыб­ну­лись, чему спо­соб­ство­вала узна­ва­е­мая визит­ная кар­точка – водо­лаз­кин­ский англий­ский юмор, кото­рый, увы, мно­гие давно разу­чи­лись слы­шать и пони­мать. Впро­чем, в Ясной Поляне собра­лась именно та ауди­то­рия, где его слы­шат, ценят и понимают.

Смешно, тра­ги­ко­мично зву­чали фраг­менты романа – реа­лии из буд­ней музы­кан­тов: о том, что зача­стую при­хо­дится подыг­рать овощ­ному мил­ли­о­неру Ива­сику, кото­рый  «в целом в тональ­ность попа­дает», и что для физи­че­ского выжи­ва­ния испол­ни­те­лям необ­хо­димо созда­ние  ужа­са­ю­щего твор­че­ского кол­лек­тива «Ива­сик – квар­тета»: «…об игре речь не шла, как не шла она о сти­хах и музыке. За слова  и за базар отве­чал Ива­сик… Отсут­ствие голоса он вос­пол­нял лиризмом».

Заме­ча­тельны и набро­сан­ные несколь­кими штри­хами луч­шие залы Рос­сии и Европы, Карнеги–Холл… Автор­ские опи­са­ния состо­я­ния напря­же­ния всех душев­ных сил  высту­па­ю­щего перед кон­цер­том – пре­дель­ное мета­фи­зи­че­ское  оди­но­че­ство музы­канта в ярком софит­ном круге… Само испол­не­ние, выво­дя­щее за пре­делы  всего мате­ри­аль­ного, пора­жа­ю­щее током. «По элек­три­че­ской части я был умель­цем (высе­кал искры), но мол­нии с неба не сводил».

IMG 1184 300x221 - Евгений Водолазкин: музыка над Брисбеном

Кстати, сам Водо­лаз­кин  ярко обна­ру­жил  на встрече музы­каль­ные  и язы­ко­вые даро­ва­ния, спев  пару фраз из «Евге­ния Оне­гина» и напев несколько клас­си­че­ских мело­дий, а один коло­рит­ный  отры­вок тек­ста про­чи­тав на хоро­шем укра­ин­ском, чем и сам, подобно его героям, низ­вел на своих слу­ша­те­лей небес­ное электричество.

Пре­красна и его пере­дача тех осо­бен­ных момен­тов на кон­церте, когда «зал вхо­дит в гар­мо­нию… боси­ком по холод­ной росе», когда он отзы­ва­ется на накал музы­каль­ных энер­гий, как влюб­лен­ная жен­щина. Музыка огром­ным авиа­лай­не­ром парит над залом, как над горо­дом и аэро­дро­мом, и не спе­шит захо­дить на посадку.

За всем этим про­сту­пает «небес­ный эйдос, неза­ви­си­мый от вре­мени», и тон­кий душев­ный мир музы­канта, обра­щен­ного к «небес­ной мат­рице», через кото­рого в  повсе­днев­ном мире рож­да­ется «мисти­че­ская поли­фо­ния – то, что явлено ком­по­зи­тору и то, что оста­лось ему закры­тым». «Музыка одна­жды кон­чится?.. Нет, совер­шен­ное не кон­ча­ется – пре­об­ра­жа­ется в… пей­заж, жест».

А вот о музы­каль­ном про­из­ве­де­нии, напи­сан­ном как перед смер­тью: ком­по­зи­тор про­жил еще 30 лет – «…видимо,  рано начал при­вы­кать к смерти… На это при­вы­ка­ние  дается целая жизнь».  «Если болез­нью твоя жизнь сокра­тится, вме­сто дол­готы дней тебе дана будет их глу­бина» – гово­рит один из героев, ста­рец Нек­та­рий, повстре­чав­шийся героям в раз­ру­шен­ном храме в одном живо­пис­ном местечке Италии.

Но не будем раз­ры­вать новый роман на цитаты, воз­можно, не совсем точно пере­дан­ные со слуха, за что заве­домо про­сим про­ще­ния у автора. С нетер­пе­нием ждем новую книгу и пред­вку­шаем  духовно содер­жа­тель­ное, и, как все­гда у Евге­ния Водо­лаз­кина – неза­бы­ва­е­мое чтение.

Вален­тина Киденко

Фото автора, порт­рет­ное фото и иллю­стра­ция из откры­тых источников

 

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки