Формирование образа отца или жена в роли Пигмалиона

Формирование образа отца или жена в роли Пигмалиона

(2 голоса5.0 из 5)

В совре­мен­ном обще­стве очень мно­гое из того, что раньше дава­лось людям без труда, теперь дается ценой нема­лых уси­лий. Ска­жем, раньше не состав­ляло труда удер­жать детей от нар­ко­ма­нии — во мно­гих местах ее про­сто не было. А еще раньше дети в массе своей легко пони­мали, что надо ува­жать стар­ших. Это было нор­мой, они с дет­ства видели вокруг при­мер почти­тель­ного отно­ше­ния к отцу и матери, к бабуш­кам и дедуш­кам. Теперь же мно­гие дет­ско-под­рост­ко­вые жур­налы, книги, фильмы, стар­шие бра­тья и сверст­ники дают нашим детям прямо про­ти­во­по­лож­ные образцы.

Ана­ло­гич­ная транс­фор­ма­ция про­изо­шла и с обра­зом отца

В тра­ди­ци­он­ном обще­стве спе­ци­ально фор­ми­ро­вать образ отца было не нужно. Конечно, мно­гое зави­село от лич­ных качеств муж­чины, но все же, так ска­зать, кар­кас образа был задан зара­нее. К при­меру, отец не по своей при­хоти «назна­чал» себя на роль главы семьи, а ста­но­вился гла­вою в силу объ­ек­тив­ных при­чин: без него семья зача­стую обре­ка­лась на голод­ную смерть. Утрата кор­мильца в семье была одним из самых страш­ных несча­стий. Теперь же про­жить без отца мате­ри­ально трудно, но вполне воз­можно. Что дока­зы­вает высо­кий про­цент матерей-одиночек.

Или такой при­мер. В деревне, где живет подав­ля­ю­щее боль­шин­ство чле­нов тра­ди­ци­он­ного обще­ства, очень много тяже­лых, «муж­ских» работ, и каж­дый муж­чина при­учался к ним сыз­маль­ства. Поэтому роль «силь­ной поло­вины» тоже была для него вполне оправ­дана как внут­ренне, так и внешне сло­жив­ши­мися обстоятельствами.

В наши дни, когда муж­ские и жен­ские роли зача­стую сме­ши­ва­ются и пере­пу­ты­ва­ются, иде­аль­ный образ отца нужно созда­вать. Сам по себе он у ребенка может не сфор­ми­ро­ваться. И здесь очень мно­гое зави­сит от жены. Ведь ребе­нок при­слу­ши­ва­ется прежде всего, к мне­нию своей матери, именно ее отно­ше­ние к папе он перенимает.

На что, как мне кажется, стоит обра­щать повы­шен­ное вни­ма­ние жене, высту­па­ю­щей в роли нового Пиг­ма­ли­она, а чем можно пренебречь.

Отец — опора и защита

Одно из глав­ных чувств, необ­хо­ди­мых, чтобы у ребенка сфор­ми­ро­ва­лась здо­ро­вая пси­хика, это чув­ство защи­щен­но­сти. В мла­ден­че­стве его создает, в основ­ном, мать. Затем, когда ребе­нок начи­нает осва­и­вать окру­жа­ю­щий мир и осо­знает, что в мире много опас­но­стей с кото­рыми жен­щине не спра­виться, в роли глав­ного защит­ника начи­нает высту­пать отец. Малень­кие маль­чики неда­ром любят хва­литься друг перед дру­гом именно отцов­ской силой: она как бы при­дает сил и им самим, уве­ли­чи­вая их зна­чи­мость в гла­зах окружающих.

Поэтому надо вся­че­ски под­дер­жи­вать и укреп­лять в малыше уве­рен­ность в том, что папа — самая глав­ная опора, самая глав­ная защита вашей семьи. ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ!

Вы ска­жите: «Зачем? Ведь ребе­нок все равно уви­дит, что это не так».

Однако взрос­лые сильно пре­уве­ли­чи­вают дет­скую про­ни­ца­тель­ность. Мы часто при­пи­сы­ваем детям «пра­виль­ное», взрос­лое пони­ма­ние собы­тий и явле­ний, забы­вая о том, что ребе­нок в силу своей при­роды доста­точно долго живет в мире, где очень много вымыш­лен­ного, мифи­че­ского, ирре­аль­ного. Это осо­бен­ность дет­ского вос­при­я­тия, пожа­луй, наи­бо­лее ярко про­яв­ля­ется в увле­че­нии сказ­ками. Сплошь и рядом можно столк­нуться с тем, что взрос­лый, пыта­ясь вер­нуть ребенка «с небес на землю», доби­ва­ется обрат­ного резуль­тата: малыш только лиш­ний раз убеж­да­ется в пра­виль­но­сти своих пред­став­ле­ний и оши­боч­но­сти пред­став­ле­ний взрос­лых. Моя дочь, напри­мер, в три года никак не могла сми­риться с мыс­лью, что ее когда-то не было. Если мы с ее стар­шим бра­том начи­нали вспо­ми­нать собы­тия, про­ис­хо­див­шие до ее рож­де­ния, она впа­дала в ярость и, топая нож­кой, повто­ряла: «Неправда! Я тогда была! Я все­гда была!» Ника­ких дово­дов и объ­яс­не­ний ребе­нок про­сто не желал слушать.

И вот одна­жды, не зная, как ее унять, я ляп­нула пер­вое, что взбрело мне в голову: «Была, конечно, была! Только ты была на звезде». И это про­из­вело уди­ви­тель­ный эффект. Подобно тому, как из оскол­ков цвет­ных стек­лы­шек в калей­до­скопе вдруг скла­ды­ва­ется кра­си­вый узор, у Кри­стинки мгно­венно сло­жи­лась строй­ная кар­тина про­шлого, и она успокоилась.

В детях ярче про­яв­лено кол­лек­тив­ное бес­со­зна­тель­ное, они ближе к тому, что назы­ва­ется архи­ти­пи­че­скими, древними пред­став­ле­ни­ями об осно­вах бытия. А согласно этим архи­ти­пи­че­ским пред­став­ле­ниям, отец как раз явля­ется опо­рой, защи­той, гла­вой семьи. Поэтому ваши слова о папи­ной силе падут на взрых­лен­ную почву. И наобо­рот, дока­за­тель­ства обрат­ного — даже самые вес­кие — настолько нару­шают архи­ти­пи­че­ские пред­став­ле­ния о роли отца в семье, что будут только нев­ро­ти­зи­ро­вать ребенка. Ну, а в конеч­ном итоге, рико­ше­том уда­рят по вам.

Кроме того, ребенку отец, какой бы он ни был, все равно кажется силь­ным, ведь малень­кий ребе­нок по опре­де­ле­нию гораздо сла­бее взрос­лых. Так что вы в любом слу­чае не погре­шите про­тив истины, под­чер­ки­вая папину силу.

И потом, люди не любят, когда их при­людно сты­дят, посто­янно ука­зы­вают им на их недо­статки. Пусть даже с самой бла­гой вос­пи­та­тель­ной целью. Их это оби­жает, а оби­жен­ный чело­век цеп­ля­ется за свою обиду и исполь­зует ее как щит, отго­ра­жи­ва­ясь ею от непри­ят­ной реаль­но­сти. «Раз меня неспра­вед­ливо оби­дели, зна­чит, я не вино­ват, и заду­мы­ваться мне не о чем», — вот логика оби­жен­ного человека.

Гораздо про­дук­тив­нее, на мой взгляд, пойти по дру­гому пути: попро­бо­вать «назна­чить» чело­века хоро­шим. Не тре­буя, впро­чем, от него невоз­мож­ного. Ска­жем, от муж­чины, физи­че­ски не очень креп­кого, неспра­вед­ливо тре­бо­вать подви­гов Геракла. В конце кон­цов, вы же видели, что он не «качок», когда выхо­дили за него замуж! Но при­не­сти с рынка пять кило­грам­мов кар­тошки, про­свер­лить дре­лью дырку в стене или пере­дви­нуть мебель могут (и делают!) почти все. Однако далеко не все жены это отме­чают как досто­ин­ство при ребенке, а фик­си­ру­ются лишь на том, что у мужа НЕ полу­ча­ется. В резуль­тате у муж­чины воз­ни­кает чув­ство непол­но­цен­но­сти, а у ребенка отсут­ствует эта­лон муж­ского поведения.

К вопросу о «про­ф­при­год­но­сти»

О работе отца надо гово­рить как можно чаще и ува­жи­тель­ней (неза­ви­симо от вашего реаль­ного к ней отно­ше­ния!). При­чем делать упор не на зара­ботке или каких-нибудь сопут­ству­ю­щих бла­гах типа льгот­ных путе­вок, а на содер­жа­нии, смысле того, чем зани­ма­ется муж. Поскольку для ребенка пока все в новинку, ему любая работа может казаться очень инте­рес­ной и важ­ной. Надо только уметь ее пра­вильно пре­под­не­сти. Помимо укреп­ле­ния ува­же­ния к отцу, рас­сказ о про­фес­сиях выпол­няет еще одну важ­ней­шую вос­пи­та­тель­ную функ­цию: дети учатся видеть не только внеш­ние, но и внут­рен­ние, содер­жа­тель­ные при­знаки взрос­ло­сти. А то какое впе­чат­ле­ние о муж­чи­нах скла­ды­ва­ется у нынеш­них ребят? Что можно почерп­нуть из совре­мен­ной рекламы, теле­пе­ре­дач, кино­филь­мов? Взрос­лые дяди курят, пьют пиво и водку, имеют боль­шие мускулы, забо­ри­сто руга­ются, обни­ма­ются с кра­си­выми тетями, а всем осталь­ным чуть что — дают в челюсть или стре­ляют в лоб.

Что же каса­ется набора про­чих уме­ний таких «взрос­лых дядь», то он обычно неве­лик: они умеют лихо водить машину, поль­зо­ваться ком­пью­те­ром, неиз­вестно где огре­бают кучу денег и с шиком их тратят.

Конечно, по срав­не­нию со столь ярким худо­же­ствен­ным обра­зом, отец, рабо­та­ю­щий скром­ным науч­ным сотруд­ни­ком, да еще зани­ма­ю­щийся каким-то совер­шенно непо­нят­ным делом, типа иссле­до­ва­ния почв, будет про­иг­ры­вать. Но если доход­чиво рас­ска­зать ребенку, какие опыты он ста­вит, на какой слож­ной аппа­ра­туре рабо­тает, какое важ­ное направ­ле­ние науки раз­ра­ба­ты­вает и для чего это все нужно, ситу­а­ция в корне изме­нится. А если потом еще при­ве­сти сына или дочь на работу и пока­зать что-нибудь инте­рес­ное! Такие вещи запо­ми­на­ются на всю жизнь и ока­зы­вают огром­ное вос­пи­та­тель­ное воздействие.

Какие еще муж­ские каче­ства важно под­чер­ки­вать, вос­пи­ты­вая у ребенка ува­же­ние к отцу?

Чтобы понять это, зада­дим себе вопрос: какие каче­ства тра­ди­ци­онно ценятся у нас в пред­ста­ви­те­лях муж­ского пола? Вопрос куль­тур­ных тра­ди­ций здесь очень важен. Ска­жем, в иудей­ской или про­те­стант­ской куль­ту­рах очень ценится береж­ли­вость, а в Рос­сии такие муж­чины не поль­зу­ются осо­бой попу­ляр­но­стью. Их счи­тают ску­пыми. Или есть народы, высоко ценя­щие в муж­чи­нах воин­ствен­ный пыл, азарт, любовь к риску. Вспом­ните кав­каз­скую джи­ги­товку — в ней ярко отра­жены именно эти представления.

У нас же в муж­чи­нах цени­лись и ценятся до сих пор такие каче­ства, как доб­рота и бла­го­род­ство в соче­та­нии с муже­ством, уме­ние про­щать обид­чи­ков, ум и бес­ко­ры­стие, готов­ность прийти на помощь дру­гим, вер­ность, стой­кость, вынос­ли­вость непри­хот­ли­вость в быту, тру­до­лю­бие, хозяй­ствен­ность и в то же время нали­чие выс­ших, духов­ных инте­ре­сов. Есте­ственно, мно­гие из этих качеств коти­ру­ются и у дру­гих наро­дов. Тут дело в соче­та­ниях, в нюан­сах, кото­рые опре­де­ляют народ­ный характер.

Да, кон­крет­ные люди часто бывают далеки от иде­ала, но, согла­си­тесь, какие-то из этих черт можно найти у каж­дого мужа. И, ука­зы­вая в бесе­дах с сыном или доч­кой на папины досто­ин­ства, очень важно под­чер­ки­вать, что это не про­сто его лич­ные осо­бен­но­сти, а каче­ства насто­я­щих муж­чин. Тогда у детей посте­пенно сфор­ми­ру­ются пред­став­ле­ния, кото­рые впо­след­ствии помо­гут им и в устрой­стве лич­ной жизни. А то совре­мен­ные юноши и девушки часто имеют лишь смут­ные, чисто внеш­ние пред­став­ле­ния о том, какими им хоте­лось бы видеть своих спут­ни­ков жизни. И потом быстро разо­ча­ро­вы­ва­ются, убе­див­шись, что жить при­хо­дится не с гру­дой бицеп­сов или набо­ром кос­ме­тики, но с чело­ве­ком. А им, в общем-то, непо­нятно, каким дол­жен быть чело­век, с кото­рым они могли бы ужиться.

Дол­жен ли ребе­нок боятся отца?

Разу­ме­ется, отец не дол­жен быть эта­ким букой, кото­рым пугают малых дети­шек. Когда ребе­нок боится отца до дрожи в колен­ках, в этом нет ничего хоро­шего. Помню, к нам на заня­тия ходил маль­чик, кото­рый настолько был запу­ган отцом, что даже боялся его пока­зать кук­лой на ширме.

Однако сей­час, пожа­луй, чаще встре­ча­ется дру­гая край­ность: отец ведет себя черес­чур снис­хо­ди­тельно, и ребе­нок его ни в грош не ста­вит. При­чем матери даже порой счи­тают это плю­сом и с гор­до­стью гово­рят: «У мужа с сыном пре­крас­ные отно­ше­ния. Зна­ете, муж у меня такой мяг­кий, покла­ди­стый, сын из него веревки вьет». Им кажется, что маль­чик раз­ви­вает свои лидер­ские наклон­но­сти, а на самом деле ребе­нок лиша­ется пси­хо­ло­ги­че­ской опоры в лице отца и может вырасти свое­нрав­ным, неурав­но­ве­шен­ным, исте­рич­ным. Такой чело­век неспо­со­бен не то, что стать насто­я­щим лиде­ром — он даже не при­учен уме­рять свои капризы. И, конечно, при малей­шем столк­но­ве­нии с реаль­но­стью за сте­нами сво­его дома будет стра­дать в под­рост­ко­вом воз­расте, при­вык­нув все­гда наста­и­вать на своем, свое­нрав­ный ребе­нок вообще может пойти враз­нос. Прак­ти­че­ски в каж­дой семье воз­ни­кают ситу­а­ции, когда удер­жать под­ростка от опро­мет­чи­вого шага можно только силой роди­тель­ского, в первую оче­редь – отцов­ского, авто­ри­тета. А если авто­ри­тета нет и не было?

Поэтому поба­и­ваться отца ребе­нок, по-моему, дол­жен. При самых теп­лых, дру­же­ских, дове­ри­тель­ных отно­ше­ниях, к кото­рым, без­условно, стоит стре­миться, нужно, чтобы ребе­нок боялся отцов­ской грозы. Гроза же должна быть спра­вед­ли­вой и раз­ра­жаться не по пустя­кам, а только в край­них, кри­ти­че­ских слу­чаях. Иначе она ста­нет привычной.

Ребенку необ­хо­димо пони­мать, что на него, если он ведет себя плохо, есть управа. И лучше, если это род­ной близ­кий чело­век, кото­рый нака­зы­вает любя. Ведь раньше или позже, но управа все равно най­дется. Только она будет далеко не такой милостивой.

Дол­жен ли отец играть с ребенком?

Мно­гие жены счи­тают это одной из важ­ней­ших отцов­ских обя­зан­но­стей и выра­жают недо­воль­ство, если супруг норо­вит от нее укло­ниться. Однако мне такая поста­новка вопроса не кажется пра­виль­ной. Нач­нем с того, что ребя­чьи игры — пси­хо­ло­ги­че­ски нелег­кое заня­тие для взрос­лых. Мно­гим людям это настолько тяжело, что они пред­по­чли бы пол­дня пере­тас­ки­вать мешки с кар­тош­кой, чем пол­часа пере­ка­ты­вать с места на места игру­шеч­ные машинки, заго­няя их в гараж. Когда их застав­ляют этим зани­маться, им ста­но­вится так скучно, что они начи­нают на ходу засыпать.

Одна из мам, обра­тив­шихся ко мне за сове­том, страшно сер­ди­лась на мужа, поскольку его игры с ребен­ком все­гда закан­чи­ва­лись одним и тем же. Минут через десять муж раз­ра­жался гром­ким хра­пом, а ребе­нок — оби­жен­ным пла­чем. Жена счи­тала, что муж делает ей назло, а он искренне. И хотел ей уго­дить, но — не мог. В раз­ви­тии чело­века есть опре­де­лен­ные ста­дии, и то, что легко выпол­ня­ется на одном этапе, бывает сильно затруд­нено или вообще недо­сти­жимо на дру­гом. Ска­жем, у двух­лет­него ребенка еще нет абстракт­ного мыш­ле­ния, и его бес­смыс­ленно обу­чать реше­нию мате­ма­ти­че­ских задач. Когда же какая-то ста­дия раз­ви­тия прой­дена, вер­нуться на нее тоже под­час невозможно.

Я в дет­стве обо­жала играть в прятки. Из всех кол­лек­тив­ных игр это была, пожа­луй, моя самая люби­мая. Тогда дети вообще больше играли на све­жем воз­духе, и в играх при­ни­мал уча­стие весь двор, так что было очень весело. Потом мы под­росли и уже пред­по­чи­тали про­сто бро­дить по ули­цам или бол­тать, сидя на лавочке. Потом пошли кто рабо­тать, какой-то в инсти­тут, и стало совсем уже не до дет­ских игр.

И вот одна­жды, на пер­вом или на вто­ром курсе, мы с моими при­я­те­лями-сту­ден­тами поехали на дачу. А там кто-то вдруг пред­ло­жил «трях­нуть ста­ри­ной» и поиг­рать в прятки. Все при­шли в вос­торг, в том числе и я, быстро посчи­та­лись и раз­бе­жа­лись кто куда. То, что про­изо­шло дальше (хотя вроде бы ничего осо­бен­ного не про­изо­шло), я запом­нила навсе­гда: со сто­роны дома доно­сился смех ребят, кото­рых «засту­кал» водя­щий, в их голо­сах чув­ство­ва­лось непри­твор­ное весе­лье, а я сто­яла в углу сада за ябло­ней и мне было безумно скучно. Я честно пыта­лась настро­иться на весе­лый лад, напо­ми­нала себе, что я так любила играть в эту игру, но вско­лых­нуть в душе инте­рес никак не уда­ва­лось. Ощу­ще­ние скуки не про­хо­дило. В жизни каж­дого чело­века бывает какой-то свой момент про­ща­ния с дет­ством. Я, напри­мер, именно тогда поняла, что мое дет­ство про­шло окончательно.

С воз­рас­том почти все люди утра­чи­вают све­жесть миро­вос­при­я­тия, при­су­щую детям. Как пра­вило, ее уда­ется сохра­нить лишь талант­ли­вым людям искусства.

При­мерно то же про­ис­хо­дит и со спо­соб­но­стью к дет­ской игре. Обычно ее сохра­няют те, в ком до конца жизни оста­ется много ребя­че­ского, кто любит дура­че­ства, кло­у­наду, розыг­рыши. Но вот неза­дача! Эти черты доста­точно редко соче­та­ются с тем, чего ждут от мужей их тре­бо­ва­тель­ные жены: с серьез­но­стью, осно­ва­тель­но­стью, ответ­ствен­но­стью. Помню, адми­ни­стра­торы одного дет­ского цен­тра были в пол­ном вос­торге от папаши, кото­рый, не успев там появиться, при­нялся раз­вле­кать ребят вся­кими фоку­сами и даже, не долго думая, встал на голову.

«Надо же, какой отец!» — с нескры­ва­е­мой зави­стью взды­хали они.

Но как раз с ролью отца Гри­го­рий справ­лялся из рук вон плохо. Он был ужасно хао­тич­ный, все забы­вал, все терял, на него ни в чем нельзя было поло­житься, ни на какой работе он подолгу не задер­жи­вался, поскольку никто не желал долго тер­петь его без­от­вет­ствен­но­сти, и все в доме дер­жа­лось на его ста­рой, боль­ной матери (жену Гри­го­рий выбрал по прин­ципу «два сапога — пара», и она в один пре­крас­ный день сбе­жала «искать себя» в дру­гой город, оста­вив его с двумя малень­кими детьми).

Так уж устро­ена жизнь, чем-то обя­за­тельно при­хо­дится посту­паться. Либо отец — вели­кий затей­ник и при­во­дит в вос­торг всю окрест­ную детвору, либо он добыт­чик и надеж­ная опора семьи. Порой, конечно, и за кло­у­наду пла­тят деньги, но это, ско­рее, исклю­че­ние из правил.

Очень точно связь серьез­но­сти, даже суро­во­сти, и хозяй­ствен­но­сти уло­вил рус­ский поме­щик А. Н. Энгель­гардт, хорошо знав­ший народ­ную жизнь на Смо­лен­щине. Рас­ска­зы­вая, какие каче­ства в иде­але дол­жен иметь глава семьи, назы­ва­е­мый «боль­ша­ком», он писал: «Чем суро­вее боль­шак, чем дес­по­тич­нее, чем нрав­ственно силь­нее, чем боль­шим ува­же­нием поль­зу­ется от мира, тем больше хозяй­ствен­ного порядка, тем зажи­точ­нее двор. Суро­вым дес­по­том-хозя­и­ном может быть только силь­ная натура, кото­рая умеет дер­жать бразды прав­ле­ния силою сво­его ума, а такой умственно силь­ный чело­век непре­менно вме­сте с тем есть и хоро­ший хозяин, кото­рый может как выра­жа­ются мужики, все хорошо «Зага­дать»; в хозяй­стве же хоро­ший «загад» — пер­вое дело, потому что при хоро­шем загаде и работа идет ско­рее и резуль­таты полу­ча­ются хорошие».

Конечно, раньше и жизнь была суро­вей. Небреж­ное веде­ние кре­стьян­ского хозяй­ства в сред­ней полосе Рос­сии без пре­уве­ли­че­ния было чре­вато для чле­нов семьи голод­ной смер­тью, так что харак­тер «боль­шака» не на пустом месте сфор­ми­ро­вался. Сей­час жизнь суще­ственно облег­чи­лась (хотя мы счи­таем, что живем неимо­верно трудно), и тре­бо­ва­ния к главе семей­ства тоже смяг­чи­лись. Однако общий прин­цип остался прежним.

Мне кажется, гораздо важ­нее, чтобы отец учил детей тому, чему не может научить мать: при­вле­кал сыно­вей к муж­ским делам. А глав­ное — раз­го­ва­ри­вал с детьми, высту­пал в роли муд­рого настав­ника, к кото­рому можно обра­титься с самыми раз­ными вопро­сами, кото­рый много знает и готов поде­литься сво­ими знаниями.

Вы ска­жете: «Да где ж такого взять?» Но у любого взрос­лого, даже у самого необ­ра­зо­ван­ного, зна­ний больше, чем у ребенка. И больше жиз­нен­ного опыта, кото­рый под­час цен­нее книж­ных зна­ний. Только не надо тре­бо­вать, чтобы его инте­ресы сов­па­дали с вашими. Это даже лучше, если вы, допу­стим, будете при­об­щать ребенка к театру, а муж — к тех­нике, спорту, рыбалке. И, повто­ряю, хорошо, чтобы он ПОБОЛЬШЕ ГОВОРИЛ С РЕБЕНКОМ. Мно­гие взрос­лые (не только отцы) вообще недо­ста­точно бесе­дуют с детьми, пред­по­чи­тая изъ­яс­ниться в форме инструк­ций и нра­во­учи­тель­ных моно­ло­гов. А если и раз­го­ва­ри­вают, то, в основ­ном, на быто­вые темы: что ел, какие оценки полу­чил в школе, что задали по такому-то пред­мету. Сперва им кажется, что дети слиш­ком малы, а затем дети под­рас­тают, но у них уже нет потреб­но­сти раз­го­ва­ри­вать с роди­те­лями, они при­выкли удо­вле­тво­рять жажду обще­ния на сто­роне. В резуль­тате люди живут «рядом, но не вме­сте», и воз­мож­ность вли­ять на детей очень ограничена.

Жены часто счи­тают своих мужей мол­чу­нами, и потому совет, чтобы мужья побольше раз­го­ва­ри­вали с детьми, кажется им невы­пол­ни­мым. Но опыт пока­зы­вает, что даже (а, может, осо­бенно?) отъ­яв­лен­ные мол­чуны ожив­ля­ются и готовы гово­рить часами о том, что им инте­ресно. Про­сто их инте­ресы не сов­па­дают с жен­скими, вот они и помалкивают.

Еще недавно в основе госу­дар­ствен­ной поли­тики лежал прин­цип: «Искус­ство не должно опус­каться до уровня толпы; наобо­рот, толпу, массу нужно под­ни­мать до уровня высо­кого искус­ства». И люди в массе своей читали не буль­вар­ные романы, а хоро­шую лите­ра­туру, кото­рая изда­ва­лась огром­ными тира­жами, ездили из посел­ков в город, чтобы побы­вать в театре, посе­щали раз­ные лек­ции, инте­ре­со­ва­лись вещами, кото­рыми в дру­гих стра­нах инте­ре­су­ется лишь горстка высо­ко­ло­бых интел­лек­ту­а­лов. Теперь ори­ен­тиры пере­ме­ни­лись, и резуль­тат налицо. На ули­цах мат-пере­мат, а в вузах вынуж­дены вво­дить отдель­ным пред­ме­том рус­ский язык, потому что даже выпуск­ники пре­стиж­ных гим­на­зий пишут с орфо­гра­фи­че­скими ошиб­ками (про пунк­ту­а­цию и гово­рить нечего!).

Мне кажется, вза­и­мо­от­но­ше­ния детей с отцом должны стро­иться по тому же прин­ципу рав­не­ния вверх. Не отцу надо опус­каться на чет­ве­реньки и пол­зать вме­сте с малы­шом. Пусть лучше малыш ста­но­вится на цыпочки, стре­мясь дотя­нуться до отца.

Я уж не говорю о том, что при повы­шен­ной кон­ку­рент­но­сти отца с сыном сов­мест­ные игры про­сто вредны. Оба люди азарт­ные, вхо­дят в раж, и дело прак­ти­че­ски все­гда кон­ча­ется ссо­рой. А поскольку в игре нет ни стар­ших, ни млад­ших, там все равны — так уж устроен мир игры — и без того шат­кий авто­ри­тет отца под­ры­ва­ется еще больше.

Вообще, когда речь захо­дит о семей­ных ролях, очень полезно поин­те­ре­со­ваться тра­ди­ци­он­ным рас­кла­дом: как было раньше. Ведь чело­ве­че­ство суще­ствует не одну тысячу лет, и семьи до недав­них вре­мен отли­ча­лись очень боль­шой устой­чи­во­стью. Зна­чит, и роли в семье не слу­чайно рас­пре­де­ля­лись опре­де­лен­ным обра­зом — пра­виль­ность такого рас­пре­де­ле­ния под­твер­жда­лась мно­го­ве­ко­вой прак­ти­кой. Так вот, малые дети, конечно, играли все­гда. На то они и малыши. Но руко­во­дили игрой тоже дети, только постарше. Никому и в голову не при­хо­дило при­вле­кать к ребя­чьим заба­вам отца. У него име­лись дела поважнее.

А если отец слабовольный?

Конечно, ситу­а­ция не из при­ят­ных. Но ведь жены часто сами стре­мятся вер­хо­во­дить, а когда муж­чина усту­пает им бразды прав­ле­ния, начи­нают жало­ваться. И потом, далеко не все­гда то, что жен­щина счи­тает сла­бо­во­лием, дей­стви­тельно явля­ется тако­вым. Покла­ди­стый муж может в каких-то вопро­сах вдруг ока­заться тверд, как кре­мень. Жена сочтет это бла­жью, осли­ным упрям­ством, а дело-то совсем в дру­гом. Дело в том, что она путает кро­тость со сла­бо­во­лием! Крот­кий чело­век усту­пает дру­гим не из сла­бо­сти, а наобо­рот, чув­ствуя свою силу. Он может воз­вы­ситься над мно­же­ством вещей, пре­не­бречь само­лю­бием про­сто потому, что не счи­тает это важ­ным. Он избе­гает ссор, мирится пер­вым, готов при­знать свою вину. Но если что-то для него прин­ци­пи­ально, тут его ника­кими силами не сдви­нешь с заня­той позиции.

Мне вспо­ми­на­ется исто­рия одного зна­ко­мого. Жена счи­тала его без­воль­ным, потому что он нико­гда ей не пере­чил, покорно отда­вал получку, ничего не пред­при­ни­мал, не посо­ве­то­вав­шись с ней. В их доме все дела­лось под деви­зом: «Как ска­жет Валечка». Но вот одна­жды у мужа тяжело забо­лела мать, жив­шая в дру­гом городе, и он решил пере­везти ста­рушку к себе. И ника­кие про­те­сты Валечки, ника­кие исте­рики не помогли. Муж был готов ско­рее раз­ве­стись и уха­жи­вать за мате­рью в оди­ночку, чем пре­дать ее (в иных кате­го­риях он сло­жив­шу­юся ситу­а­цию не рас­смат­ри­вал). Где же здесь слабоволие?

Кроме того, в послед­ние годы неко­то­рые жен­щины начали счи­тать при­зна­ком без­во­лия неуме­ние зара­ба­ты­вать деньги. Но ведь муж­чины не вино­ваты, что госу­дар­ство поста­вило их в ситу­а­цию, когда за чест­ный труд пла­тят гроши. На самом-то деле это граж­дан­ский подвиг — оста­ваться рабо­тать на обо­рон­ном пред­при­я­тии, где люди порой годами не полу­чают зар­плату, потому что «обо­ронку» решили зада­вить. Или рабо­тать в НИИ, пони­мая, что если ты и твои това­рищи уйдут в ком­мер­цию, «дви­гать науку» про­сто будет некому. Да, конечно, семье при­хо­дится трудно. Но кто ска­зал, что быть хоро­шим чело­ве­ком легко? И почему тогда детей мы наце­ли­ваем на учебу, а не на воров­ство? Ведь воро­вать легче и прибыльней.

Самое глав­ное, конечно, не зара­бо­ток, а нрав­ствен­ный авто­ри­тет главы семьи. Сей­час как раз такое время, когда чело­ве­че­ские каче­ства про­хо­дят серьез­ную про­верку на проч­ность. И далеко не все­гда люди, кото­рые ока­зы­ва­ются в наши дни на коне, могут слу­жить детям хоро­шим примером.

Ну, и напо­сле­док несколько слов о семей­ной соли­дар­но­сти. Думаю, вы со мной согла­си­тесь, что жены склонны жало­ваться чужим людям на своих мужей чаще, чем мужья на жен. Не знаю, с чем это свя­зано. Навер­ное, со сла­бо­стью пре­крас­ного пола. Хотя дети — а ведь они еще сла­бее — на роди­те­лей чужим почти не жалу­ются. Даже когда у них на то есть вес­кие основания.

Во вся­ком слу­чае, я давно заме­тила, что в семьях с более тра­ди­ци­он­ным укла­дом жизни (напри­мер, у кав­каз­цев) жена о муже слова худого чужаку не ска­жет. Даже если в семье кро­меш­ный ад. Спе­ци­а­ли­стам, конечно, с такой семьей рабо­тать труд­нее, поскольку о мно­гом при­хо­дится лишь дога­ды­ваться, но для детей вос­пи­та­тель­ное зна­че­ние такой семей­ной соли­дар­но­сти огромно. Ведь и у нас еще недавно счи­та­лось непри­лич­ным выно­сить сор из избы. А прежде чем обви­нять мужа в сла­бо­во­лии, пожа­луй, имело бы смысл вспом­нить дру­гое муд­рое изре­че­ние — насчет бревна в своем глазу и соринки в чужом.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

изд-во “Хри­сти­ан­ская жизнь”, 2008 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки