Как нужно любить детей? — иерей Никита Заболотнов

Как нужно любить детей? — иерей Никита Заболотнов

(7 голосов4.9 из 5)

Беседа свя­щен­ника Никиты Забо­лот­ного, кли­рика храма свв. апо­сто­лов Петра и Павла г. Полев­ской Ека­те­рин­бург­ской епархии.

Текст беседы явля­ется рас­шиф­ров­кой виде­обе­седы и отре­дак­ти­ро­ван автором.

Беседа на тему: “Как нужно любить детей?”

Какое место у ребенка в семье?

Наша тема с вами сего­дня — как пра­вильно любить ребенка, что такое хри­сти­ан­ская семья. В первую оче­редь семья — это муж и жена, их вза­и­мо­от­но­ше­ния создают саму семью и явля­ются, по факту, ее осно­вой. В семье появ­ля­ется ребё­нок, он ста­но­вится частью семьи и ее про­из­вод­ной, и вот теперь давайте зада­дим глав­ный вопрос: какое место у ребенка в семье. Задайте себе вопрос: у вашего ребёнка какое место в семье? Не пер­вое и не послед­нее тут не под­ра­зу­ме­ва­ется. Дело в том, что место не бывает пер­вым или послед­ним — мы можем гово­рить об этом, но по факту всё, конечно, гораздо слож­нее. Но про­сто какое место ребё­нок зани­мает в семье — как сам по себе, и какое место вы ему опре­де­ля­ете. Пока ребё­нок малень­кий, место ребенка опре­де­ля­ете вы пол­но­стью, прак­ти­че­ски 100%. Когда ребе­нок под­рас­тает, он сам себе место под сол­ныш­ком уже как-то пыта­ется выбить. А ваша задача — пра­вильно это выстро­ить. Это вли­яет на вза­и­мо­от­но­ше­ния внутри семьи, потому что несо­мненно, что в основе вос­пи­та­ния должна лежать любовь к ребенку. Без любви любое вос­пи­та­ние это что? — это дрес­си­ровка. И мы сего­дня с вами будем гово­рить, как пра­вильно найти место сво­ему ребенку, и какой может быть, а точ­нее — какой должна быть любовь к ребенку.

А любовь к ребенку бывает разная

Мы с вами тео­ре­ти­че­ски попы­та­емся раз­де­лить любовь к ребенку на две глав­ней­шие части. Это мяг­кая любовь и жест­кая любовь. Мяг­кая любовь создает атмо­сферу в доме, это то, что при­вле­кает ребёнка, то, что мы ему как бы даем — это мяг­кая любовь, такая пуши­стая. Но есть и жест­кая любовь. Жест­кая любовь вос­пи­ты­вает и огра­ни­чи­вает. Самый про­стой при­мер мяг­кой любви: вы при­шли, ребенка поце­ло­вали, погла­дили по головке — заме­ча­тельно, вы про­явили вот такую мяг­кую любовь. Жест­кая любовь как про­яв­ля­ется? Вы при­шли домой, ребё­нок уже стас­кал поло­вину кон­фет со стола. Вы ему: ай-ай-ай, кон­феты убрали, огра­ни­чили ребенка в кон­фе­тах. Конечно, для ребенка это будет немножко стресс. Ну как так — он же хочет кон­фет, а вы его огра­ни­чили — мама, папа меня не любят… Но вы про­явили любовь, заботу о нём. Почему? Потому что проще всего кон­феты оста­вить — будет мир, покой, тишина в доме, ребё­нок с кон­фе­той за щекой, никто не орёт, не каню­чит, ничего не тре­бует, мы зани­ма­емся своим делом.

Но на самом деле про­яв­ле­нием любви будет именно огра­ни­че­ние ребенка ради него самого. Все­гда сна­чала нужно исполь­зо­вать мяг­кую любовь, и только если это не помо­гает — уже исполь­зо­вать любовь жест­кую. У нас бывает наобо­рот. А вообще, кстати, по поводу гра­ниц. Гра­ница — это все­гда уме­ние найти золо­тую сере­дину и где вот это трез­во­мыс­лие, пони­ма­ние. Мы будем с вами гово­рить, пытаться эти гра­ницы как-то нащу­пать на кон­крет­ных при­ме­рах. Потому что везде эти гра­ницы невоз­можно поста­вить. Это все­гда чув­ству­ется, это мера.

Что такое мягкая любовь?

Итак, мы сего­дня нач­нем гово­рить о любви мяг­кой. С момента рож­де­ния ребенку важно, что его любят. Как он малень­кий рож­да­ется, обща­ется с миром? — Он пла­чет, мама при­хо­дит. Вот это вза­и­мо­дей­ствие — ребё­нок попла­кал, мама при­шла, его уте­шила. Ему важно, что его любят, на него обра­щают вни­ма­ние. Ребенку обя­за­тельно нужно улы­баться, обни­мать его, раз­го­ва­ри­вать с ним — при­чём в любом воз­расте — будь ребенку месяц, и будь ребёнку уже меся­цев много-много — много, лет так 16–18. В любом воз­расте. И даже если ребенку 30, ему тоже надо улы­баться, обнимать.

Есть три вари­анта, как мы можем выра­жать свою любовь. Мы нач­нем с вами с пря­мого выра­же­ния любви. Что такое пря­мое выра­же­ние любви? Все роди­тели вроде бы любят своих детей. Легко очень любить малень­ких милых деток. Они такие хоро­шие, такие заме­ча­тель­ные такие прямо милые — мы готовы их съесть (не в пря­мом, конечно, смысле, но заоб­ни­мать, заце­ло­вать), и нам кажется, что вот мы их любим. Но ребе­нок рас­тет, у него кри­зис 3‑х лет, потом 7 лет, потом кри­зис 10–11 лет, а потом 15 лет насту­пает, и вот тут уже любить ребёнка ста­но­вится слож­нее. Мы начи­наем от него посте­пенно мно­гого ждать и мно­гого тре­бо­вать. В итоге ребё­нок слы­шит от роди­те­лей больше упре­ков и тре­бо­ва­ний, чем про­яв­ле­ний любви.

А как у нас в семье?

Давайте сей­час про­сто каж­дый вспом­нит, как про­хо­дит ваш буд­нич­ный день. Вот зав­тра у нас поне­дель­ник — день тяже­лый для всех роди­те­лей, у кого дети — это садик, это школа. Как про­хо­дит этот день, какие мы слова и эмо­ции посы­лаем ребёнку? Вспом­ните: иди сде­лай, скажи, вста­вай, заправь кро­вать, давай быст­рей — опоз­да­ешь, ешь, убери за собой, возьми это, не забудь надеть шарф, почи­сти, при­бери, не бро­сай… Итак, смот­рите что, мы ребенку даем. Даем ему пони­ма­ние о том, что он любим, и мы его любим? Нет. В про­цент­ном соот­но­ше­нии про­сто посмот­рите — да, ино­гда там с утра, может быть, чмок­нули при­вычно, может быть, обняли, все осталь­ные 90% это что — это бес­ко­неч­ные упреки и пону­ка­ния: Давай-давай, иди делай, всё-всё-всё. Где здесь про­яв­ле­ние любви? Ее нет или очень мало.

Когда в доме нет атмо­сферы тепла и любви, а посто­ян­ные укоры и тре­бо­ва­ния — ребё­нок, есте­ственно, будет искать тепло, но тепло он будет искать где? На сто­роне — на улице, в интер­нете — там нет пре­тен­зий к нему, никто не тре­бует, чтобы он что-то делал, что-то не делал — ему про­сто дают то, что он хочет, дают тепло, дают вза­и­мо­от­но­ше­ния, поэтому дети ухо­дят от нас в плане вза­и­мо­по­ни­ма­ния, потому что мы не даем им это тепло — эле­мен­тар­ное тепло, и они ухо­дят в поис­ках этого. А куда — тут уже каж­дый ухо­дит в свою стезю. Более того, зна­ете, ран­ний алко­го­лизм, ран­няя нар­ко­ма­ния, даже ран­ний блуд — все это тоже самое. Люди ищут там тепла. Тепла, кото­рого им в семье не хва­тает, к сожа­ле­нию. Поэтому если мы хотим своих деток оста­вить в соб­ствен­ной семье, если мы хотим их вос­пи­тать такими, какими мы их заду­мали или хотя бы такими, какие мы сами и немножко лучше, нужно научиться глав­ному: давать им это тепло, давать им любовь. Мы об этом с вами и будем говорить.

Какие признаки того, что ребенку не хватает тепла?

Ино­гда дети счи­тают, что их вообще не любят. Какие при­знаки того, что ребенку не хва­тает тепла? Два основ­ных при­знака. Пер­вый. Дети не любят нахо­диться дома. Где-нибудь им всё время надо быть: у бабушки, у дру­зей, у зна­ко­мых, гулять — они не любят нахо­диться дома. Если они дома нахо­дятся — они ухо­дят от пря­мого обще­ния: в интер­нет, в книгу, в теле­ви­зор, в теле­фон ещё куда-то. Это пер­вый при­знак того, что любви в доме не хва­тает. Вто­рой при­знакчрез­мер­ная потреб­ность в сла­до­стях, в еде, или в вещах. Это есте­ствен­ная ком­пен­са­ция домаш­него тепла. Вспом­ните по сво­ему опыту — что-то слу­чи­лось у вас, что-то плохо на работе, еще где-то, при­шли — чем себя пора­до­вать? Ну, поем повкус­нее, ну, шоко­ладку съем, сала­тик сде­лаю себе, вот сей­час вот это сде­лаю — вкусно, хорошо, вроде как-то ком­пен­си­ро­вали это тепло. Мы пони­маем, что его невоз­можно ком­пен­си­ро­вать в прин­ципе, но что-то как-то… И вот дети этим тоже ком­пен­си­руют отсут­ствие такого тепла в доме. Очень важно понять, хва­тает ли тепла и любви нашим детям. Вот вы сего­дня домой при­дете — сядьте и посмот­рите на соб­ствен­ных детей и поду­майте: хва­тает им тепла и любви, или нет? А можете их спро­сить. Спро­сите — уже лет с 5‑ти ребё­нок в прин­ципе может адек­ватно отве­тить на пря­мой вопрос, или, может быть, немного не пря­мой, рас­ска­зав о чём-то, пого­во­рив, ребё­нок отве­тит. Спро­сите его, поду­майте и, если про­блема есть, нужно ее срочно решать.

Три правила выражения любви

Итак, три пра­вила выра­же­ния любви — как любовь можно выра­жать, чтобы ребе­нок это чув­ство­вал. Вообще, есть такая заме­ча­тель­ная книга, назы­ва­ется «Пять язы­ков любви» аме­ри­кан­ского автора [Герри Чеп­мена], в ней рас­ска­зы­ва­ется о том, что мы очень часто между собой гово­рим, как ино­странцы — на раз­ных язы­ках. Один гово­рит на англий­ском, дру­гой ему отве­чает на фран­цуз­ском — и тот вроде гово­рит хоро­шие слова, и этот ему отве­чает хоро­шие слова, но они не пони­мают друг друга абсо­лютно. То же самое в любви. Про­яв­ле­ние любви бывает раз­ное. И про­яв­ляя любовь, один не думает, как вос­при­ни­мает ее дру­гой, и наобо­рот. Это тоже самое в семей­ных отно­ше­ниях. Для мужа про­яв­ле­нием любви бывает то, что он много рабо­тает и зара­ба­ты­вает деньги для семьи — он же для семьи зара­ба­ты­вает. А для жены про­яв­ле­ние любви — это лиш­ний зво­нок, или букет цве­тов, или какое-то вни­ма­ние; а для него вот чуть-чуть по-дру­гому. И в зави­си­мо­сти от людей про­яв­ле­ния любви бывают разные.

Пер­вое пра­вило выра­же­ния любви. Мы гово­рим в первую оче­редь о детях, но попро­буйте на своих близ­ких — тоже будет рабо­тать. Любовь нужно выра­жать все­гда в явной и ясной форме. Не нужно ее никак заву­а­ли­ро­вать. Чаще гово­рить: я тебя люблю, улыб­нуться, обнять, при­жать ребёнка. У такой любви нет гра­ницы, при­чём вне зави­си­мо­сти от того, сколько вашему ребе­ночку лет — год ему, или уже 16, он выше вас и смот­рит на вас сверху — и такому будет очень при­ятно и очень нужно это выра­же­ние вни­ма­ния и любви. Здесь есть, конечно, один нюанс. Важно не заду­шить ребенка своей любо­вью. Что такое заду­шить — когда мы его так обхва­ты­ваем, что ему дышать невоз­можно, что всё время он нахо­дится в тис­ках нашей любви. В итоге такие тиски любви не дают ему само­сто­я­тельно раз­ви­ваться, и они, выходя за рамки нашей и его сво­боды, ста­но­вятся для него наруч­ни­ками. Он не может никуда от них деться. Вы навер­няка встре­чали такие кар­тины, когда там мамень­кин сыно­чек — лет в 40, о нём его мамочка забо­тится: а ты то-то сде­лал, а это-то так? — при­хо­дит еще домой и начи­нает у его жены спра­ши­вать: а это-то как, а это, — еще ука­зы­вая, что надо сде­лать. Вот они, тиски любви — когда чело­век не отпу­стил дру­гого и про­дол­жает о нём вот так вот «забо­титься». Любовь — это ни в коем слу­чае не пота­ка­ние всем жела­ниям, это не балов­ство детей. У нас как ино­гда любовь про­яв­ля­ется, осо­бенно это у пап рабо­та­ю­щих, кото­рым неко­гда. Вот папа при­нес доро­гой подарок:

— На, сын/дочь, вот я тебя люблю. Всё, на бли­жай­ший месяц про папу забудь — я же тебе пода­рок при­нес, чего еще надо? Все, а теперь я буду жить спо­койно, как я хочу.

Или ребё­нок под­хо­дит к маме:

— Мам, вот мне надо то-то и то-то…

— На, иди, делай, что хочешь, отстань только от меня!

— Можно, я муль­тик посмотрю?

— Да, иди, смотри муль­тик, (он уже тре­тий час смот­рит), иди, лишь бы ты мне не мешал.

Вот такого про­яв­ле­ние псев­до­любви тоже не должно быть, потому что это пота­ка­ние жела­ниям и балов­ство; а балов­ство ребенка все­гда при­во­дит к очень пло­хим результатам.

Вто­рое пра­вило выра­же­ния любви. Любовь выра­жать нужно посто­янно, а не время от вре­мени. Посто­янно. Нужно заве­сти про­сто при­вычку посто­янно выра­жать любовь. Мы любим детей, когда они хоро­шие, или когда ребё­нок болеет, или когда ему плохо, или когда нам очень хорошо — тогда мы детей любим. Во всё осталь­ное время мы с детьми живем как будто в раз­ных все­лен­ных. Мы кор­мим, оде­ваем, обу­ваем, делаем это всё на авто­мате, но про­яв­ле­ния любви как тако­вой не бывает. Вот такой самый про­стой, баналь­ный пример.

Маль­чик 8 лет болеет, лежит в кро­вати, мама под­хо­дит, его гла­дит — а он ей говорит:

— Мамочка, а можно я буду дальше болеть?

Она гово­рит:

— А почему, сынок?

— А потому что, когда я болею, ты меня любишь…

Ну правда — вот поду­майте, когда мы своих детей любим? — когда они болеют, лежат, нам их жалко, вот мы к ним при­шли — не ругаем их, не ука­зы­ваем им на что-то, на их недо­статки — мы про­сто любим. Поэтому полу­ча­ется, что нужно забо­леть для того, чтобы меня любили.

Тре­тье пра­вило. Любовь должна быть без­услов­ной. Нельзя выра­жать любовь только тогда, когда ребё­нок соот­вет­ствует нашим ожи­да­ниям. Потому что таким обра­зом мы утвер­ждаем в них мысль, что любовь можно или нужно заслу­жить. Ребё­нок полу­чил пятёрку: ой, какой ты моло­дец, как мы тобой гор­димся, как мы тебя любим! Ребе­нок полу­чил тройку: ой, ты какой, а мы-то думали.. — всё, иди, вот пятёрку полу­чишь, мы там тебя как-то полю­бим. Так нельзя. Нельзя ста­вить ребёнку усло­вия в любви. Усло­вия можно ста­вить во всем, что угодно: в сла­до­стях, в муль­ти­ках, в раз­вле­че­ниях, в воз­мож­но­стях — но не в любви. Любовь должна быть без­услов­ной. Пред­ставьте себе, что у вас в семье будут такие отно­ше­ния: при­хо­дит муж домой, жена ему говорит:

— Так, ты сего­дня пре­мию не полу­чил, бли­жай­шие две недели я тебя не люблю! Всё. Вот пре­мию полу­чишь — я тебя снова буду любить.

Наде­юсь, что всё-таки такого не бывает, потому что это непра­виль­ные отно­ше­ния. И ребёнку при­ви­вать их не нужно. А где такое бывает: зна­ете, в чём про­блема — а так при­вили в дет­стве. Ребё­нок так при­вык, и потом, став взрос­лым, так стал свою любовь про­яв­лять. Любовь — это тогда, когда делают мне хорошо — тогда я отве­чаю. Если мне нехо­рошо, тогда я отве­чать не буду. Любовь нужно про­яв­лять все­гда. Потому что про­яв­ле­ние любви — это созда­ние в доме атмо­сферы. Атмо­сферы радо­сти, и, самое глав­ное — атмо­сферы тепла. Дом не дол­жен быть холод­ным. Не в плане того, что его нужно топить как сле­дует зимой, а в плане какого-то душев­ного тепла, душев­ного равновесия.

Атмосфера в доме

Вот вы при­дёте опять же домой — сядьте, поду­майте — а у вас тепло в доме? От кого зави­сит тепло в доме — от жены. От жены зави­сит тепло в доме. Потому что муж, при всём жела­нии, может этому спо­соб­ство­вать — но не более того. Именно жен­щина создает вот это тепло в доме, потому что она, по боль­шому счету, и создает очаг семей­ной жизни. А у нас дом ино­гда бывает каким — он бывает напол­нен­ным пре­тен­зи­ями, или ещё хуже — он бывает полем боя между папой и мамой. Полем боя, где бес­ко­нечно они что-то делят, спо­рят — но там нет тепла. Вы пой­мите: в такой семье, в таком доме не захо­чется долго жить. Поэтому из таких семей в 18 лет, как только детям испол­ня­ется и появ­ля­ется хоть какая-то воз­мож­ность — они тут же выле­тают раке­той и начи­нают жить само­сто­я­тельно. И нам как бы, кажется, жалко: еще бы пожили, вроде ещё и моло­дые, и бес­тол­ко­вые. А им не хочется жить, потому что в доме нет тепла и нет любви. И мы сей­час с вами и гово­рим о том, как же создать эту атмо­сферу тепла и атмо­сферу любви. А когда будет вот эта атмо­сфера в доме, ребенку захо­чется быть дома, и самое глав­ное: ему захо­чется пере­ни­мать каче­ства душев­ные его родителей.

Вот мы с вами на всех наших заня­тиях гово­рили о том, что духов­ное вос­пи­та­ние — это пере­дача нашей веры, и наших душев­ных качеств и цен­но­стей нашим детям. Так вот ребёнку, чтобы ему захо­те­лось их пере­ни­мать — ему должно быть тепло дома, а если ему дома холодно — он нико­гда не захо­чет их пере­ни­мать, он про­сто не будет это ценить. Навер­няка вы все стал­ки­ва­лись с такими двумя ситу­а­ци­ями. Бывают семьи боль­шие, но недруж­ные, кото­рые соби­ра­ются только в двух слу­чаях: когда день рож­де­ния и когда похо­роны. Ну, вот в день рож­де­ния вроде надо при­е­хать поздра­вить, и похо­ро­нить вроде собра­лись. В худ­шем слу­чае — только на похо­ро­нах, на днях рож­де­ния тоже не соби­ра­ются. А бывают семьи и боль­шие, и малень­кие, кото­рые соби­ра­ются посто­янно. Не бывает месяца, чтобы они не встре­ти­лись где-то, не собра­лись — то у одних, то у дру­гих, то у тре­тьих. Вот такое тепло душев­ное — от чего оно зави­сит? — Мы ска­жем, что люди раз­ные, отно­ше­ния раз­ные. Несо­мненно. Но если есть тепло в доме, в такой дом хочется при­хо­дить — и не только детям — хочется при­хо­дить и дру­гим людям. Навер­няка у вас есть такие при­меры среди ваших близ­ких, зна­ко­мых: когда вы, при­ходя в дом, чув­ству­ете тепло, и вам хочется туда при­хо­дить. А бывает: ты при­хо­дишь в дом и чув­ству­ешь там такой холод — тебе улы­ба­ются вроде фор­мально, тебя накор­мили как сле­дует — всё по луч­шим кано­нам, поста­вили там тебе и три вилки, и пять ложек, а ты чув­ству­ешь это отчуж­де­ние, и больше тебе туда при­хо­дить совер­шенно не хочется.

Как создать атмосферу тепла?

Давайте поду­маем, как нам вот эту атмо­сферу тепла в себе раз­вить. Начи­на­ется всё с баналь­ного выра­же­ния лица папы и мамы. У всех есть зер­кало — про­ходя мимо зер­кала, посмот­рите на свое выра­же­ние лица. Только не пугай­тесь. Дети вос­при­ни­мают весь мир по отно­ше­нию к себе. Малень­кий ребё­нок лежит — где-то шум, он не может его про­пу­стить про­сто так. Он либо его испу­га­ется, либо шум его раз­ве­се­лит. Потому что дети очень эго­цен­трич­ные, они так рас­тут, они всё вос­при­ни­мают только по отно­ше­нию к себе — хорошо или плохо. Если папа с мамой о чем-то гово­рят — о чем они гово­рят? — о нем. Не может быть, чтобы они не о нём гово­рили! Потому что это ребё­нок — он так мир вос­при­ни­мает. Если папа с мамой ходят с камен­ными лицами, ребе­нок это вос­при­ни­мает по отно­ше­нию к себе. При­чём ребё­нок — не только малень­кий, ока­зы­ва­ется, даже и под­ростки это вос­при­ни­мают не впря­мую — не то, что их спро­сишь — они как бы не ска­жут, что на меня оби­жа­ются, но душевно, внут­ренне они вос­при­ни­мает это по отно­ше­нию к себе. Вывод какой? Надо дома чаще улы­баться. Вот у вас на работе полу­ча­ется улы­баться? Осо­бенно кто рабо­тает с кли­ен­тами, ещё с кем-то — полу­ча­ется. А как? Да потому что иначе не пора­бо­та­ешь, иначе тебя с работы выго­нят, ска­жут: зачем нам такая бука нужна, ничего не про­дает — иди давай со своим выра­же­нием лица улицу мети! Нет, мы улы­ба­емся, ста­ра­емся это искренне делать, чтобы как-то к чело­веку рас­по­ло­житься. А почему, когда мы при­хо­дим домой, мы не можем улы­баться соб­ствен­ным детям? Надо ста­раться и дома дарить своим домаш­ним и своим окру­жа­ю­щим радость и улыбку. Даже если трудно и тяжело — а вы поста­рай­тесь. Помните зна­ме­ни­тую дет­скую песенку «от улыбки ста­нет всем свет­лей»? Так и есть. Более того, улыбка все­гда порож­дает улыбку. Вы улыб­ну­лись — ребе­нок улыб­нулся; ребе­нок улыб­нулся, пошел к папе — папа улыб­нулся вам. Вы уже улыб­ну­лись по-насто­я­щему. И всё хорошо, и цветы рас­тут, и всё заме­ча­тельно. Но надо, чтобы кто-то это начал. Лучше, чтобы это начала мама, а не ждала от всех осталь­ных, пока кто-то это сде­лает. Нужно заста­вить себя улы­баться, но чтобы улыбка не была такой аме­ри­кан­ской, чтобы только лишь зубы пока­зать, а чтобы она была искрен­ней. То есть вы улыб­кой пока­зы­ва­ете свое доб­рое отно­ше­ние к соб­ствен­ным домочадцам.

Про­ходя мимо ребенка, про­явите к нему свою сим­па­тию — под­миг­ните, поще­ко­чите, ска­жите что-то доб­рое, улыб­ни­тесь, погладьте его. Это несложно — малень­ким детям, да и боль­шим ничего слож­ного нет, даже и боль­шим стар­шим под­рост­кам как-то про­явить свою к ним любовь и сим­па­тию. Ничего слож­ного. Каж­дый роди­тель знает, как лучше это сде­лать. Кто-то дево­чек за косички дер­гает, кто-то наобо­рот — маль­чи­ков по ежику гла­дит. У кого как это при­нято, но эти про­яв­ле­ния должны быть обязательно.

Чистое время для ребенка

Важно выде­лить ребенку чистое время. Помните, мы с вами гово­рили о чистом вре­мени, когда мы его посвя­щаем только нашему ребёнку. Только нашему ребёнку — ничему дру­гому — ни в мыс­лях, ни в гла­зах, ни на лице. Только он. Повер­ни­тесь к нему лицом, посмот­рите на него, улыб­ни­тесь ему. И эти 20 минут, кото­рые вы на него потра­тите, ему будут казаться целым днем. Мама сего­дня со мной весь день обща­лась! — А вы 20 минут ему уде­лили — но только ему, ничему дру­гому, ничего дру­гое вас в это время не отвлекает.

Если детей несколько, важно выде­лить каж­дому ребенку отдель­ное чистое время. Вот это тоже важ­ный нюанс. К этому при­хо­дишь с опы­том — к сожа­ле­нию, печаль­ным. Каж­дому нужно выде­лить чистое время. Не вме­сте, а каж­дому выде­лить чистое время, потому что каж­дый хочет отдель­ного вни­ма­ния для себя, и нужно найти эту возможность.

Кстати, у нас, у хри­стиан, заме­ча­тель­ная есть воз­мож­ность — это вос­крес­ный день. Мы пом­ним запо­ведь: шесть дней рабо­тай, седь­мой день — Гос­поду Богу тво­ему. Про­яв­ле­ние любви к ближ­ним. Так вот, любовь к соб­ствен­ным детям — это наи­выс­шая любовь к ближ­ним. Про­явите ее, очи­стите вос­крес­ный день от всего лиш­него. Выклю­чите сото­вый теле­фон, выклю­чите wi-fi, кото­рый вам мешает, и побудьте с соб­ствен­ными детьми. Про­сто с ними, ни о чём не думая. Потом, где-нибудь ближе к вечеру, уже собе­рё­тесь на работу, поду­ма­ете, что вам там надо. Но вот этот день про­ве­дите с детьми — они вам будут за это очень и очень благодарны.

Настольные игры как лучшее совместное проведение времени

Обя­за­тель­ное должно быть и сов­мест­ное дело со всей семьей. Отлич­ный вари­ант сов­мест­ного дела — это настоль­ные игры. Мы в нашей семье активно это прак­ти­куем, поэтому рас­скажу вам свой опыт.

Имаджинариум

Начну, навер­ное, вот с этой вот игры. Мно­гие спра­ши­вают, как нам открыть ребенка — осо­бенно это каса­ется под­рост­ков сред­них и стар­ших. То есть если малень­кий ребё­нок сам открыт, готов, он всё гово­рит, только успе­вай слу­шать — он щебе­чет бес­ко­нечно; то ребё­нок постарше, 11–12 и старше — он уже закры­ва­ется, с ним ино­гда сложно пого­во­рить. Ино­гда садишься с ним — а он ничего не гово­рит, он не хочет ничем делиться. Как его рас­крыть? Один из луч­ших вари­ан­тов — это вот такие игры. Одна из таких игр назы­ва­ется «Има­джи­на­риум». Сразу говорю, что удо­воль­ствие неде­ше­вое — в рай­оне 2 тысяч где-то такая вещь будет сто­ить. Но зна­ете, лучше сэко­но­мить на теле­фоне или ещё на чём-то, но не на вос­пи­та­нии детей. В чём заклю­ча­ется суть игры? Тут есть набор кар­то­чек. Играть очень инте­ресно раз­ными поко­ле­ни­ями — допу­стим, вот малень­кие, начи­ная с моей млад­шей — ей шесть; мы с матуш­кой и там бабушка — сле­ду­ю­щее поко­ле­ние — три поко­ле­ния полу­ча­ется. Очень нам инте­ресно играть. Каж­дому выда­ется по 6 кар­то­чек. На этих кар­точ­ках раз­ные рисунки. Веду­щий смот­рит на кар­точку и гово­рит свою ассо­ци­а­цию. Ему нужно ска­зать ассо­ци­а­цию таким обра­зом, чтобы с одной сто­роны ее уга­дали, но, с дру­гой сто­роны, чтобы это не было эле­мен­тарно. Дальше он кла­дет эту кар­точку рубаш­кой вверх. Каж­дый из игро­ков смот­рит на свои кар­точки и думает, какая из них мак­си­мально близка к его ассо­ци­а­ции. И все они кла­дут кар­точки тоже рубаш­кой вверх. Потом их пере­во­ра­чи­вают, и нужно уга­дать, какая из этих кар­то­чек — кар­точка веду­щего. Если уга­дали все — веду­щий про­иг­рал, он слиш­ком лег­кое задал; если не уга­дал никто — он тоже про­иг­рал, потому что слиш­ком слож­ное задал. Очень инте­ресно, и самое глав­ное: как через это дети откры­ва­ются! Вы столько нового о своих детях узна­ете, какие уди­ви­тель­ные ассо­ци­а­ции у них могут быть на обыч­ные кар­тинки. И об их душев­ном устро­е­нии вы узна­ете ино­гда за одну пар­тию больше, чем за весь год пря­мого обще­ния. Потому что вдруг вы уви­дите, что вот с такой кар­тин­кой у ребёнка ассо­ци­и­ру­ется вот это. Где-то будет очень больно — когда вот, допу­стим, там стоит девушка, улы­ба­ется и сердце дер­жит — у ребенка ассо­ци­а­ция оди­но­че­ства, стран­ная ассо­ци­а­ция с такой кон­крет­ной кар­тин­кой. Где-то, наобо­рот, пора­ду­е­тесь. А допу­стим, там такие весё­лые лица, и ассо­ци­а­ции у него — друж­ная семья. Нам игра очень нра­вится, мы регу­лярно в нее играем. К нам подружки при­хо­дят стар­ших дев­чо­нок играть — тоже им нра­вится. Ну, по вре­мени — час мини­мум, часа пол­тора-два. Там есть раз­ные колоды. Кстати, это не дет­ская игра, в общем-то. Про­сто у меня дет­ские кар­точки, она назы­ва­ется «Има­джи­на­риум Дет­ство», а есть там взрос­лый вари­ант — это игра для ком­па­ний боль­ших, там до 16 чело­век ино­гда играют.

Кодовые имена

Вто­рая игра назы­ва­ется «Кодо­вые имена». Ну, не буду вам рас­ска­зы­вать всю ее дина­мику. Суть игры такая, что есть веду­щий и есть члены его команды. Веду­щий перед собой видит 6 слов раз­лич­ных, кото­рые он дол­жен как-то зага­дать чле­нам своей команды. А они должны это отга­дать. Отлич­ная игра на вза­и­мо­дей­ствие в семье — про­сто заме­ча­тель­ное пони­ма­ние друг друга, какая-то общ­ность — она про­сто здесь очень хорошо про­яв­ля­ется. Если вы ее где-то не видите, не нахо­дите — она здесь про­явится, а может быть, и нач­нется. Вот тоже такая вот инте­рес­ная в этом плане игра.

Элиас, скажи иначе

Ну и тре­тья игра это «Элиас, скажи иначе». Мы ее ещё не рас­па­ко­вали, она недавно при­шла. Но тоже одна из пяти самых попу­ляр­ных игр — ком­па­ней­ских и семей­ных. Нужно объ­яс­нить дру­гому про­стые слова. Допу­стим — огу­рец, песня, ксе­рокс, коньки, комикс. Объ­яс­нить дру­гому, не упо­треб­ляя вот этих слов. При­чём быстро, чтобы он понял. Очень весело и инте­ресно это всё про­хо­дит. Реко­мен­дую всем — осо­бенно у кого не один ребё­нок, а двое-трое, настоль­ные игры. Это такое заме­ча­тель­ное вре­мя­про­вож­де­ние! Это, во-пер­вых, чистое время, кото­рое вы только ребёнку отда­ёте. Во-вто­рых, это воз­мож­ность вашего вза­и­мо­дей­ствия и сов­мест­ных дей­ствий. В‑третьих, это отдых реаль­ный, при­чём пси­хо­ло­ги­че­ский отдых для роди­те­лей. То есть там нет никого напря­же­ния, все очень весело, инте­ресно. Ну, и в‑четвертых, это воз­мож­ность рас­крыть вашего ребенка с той сто­роны, с кото­рой вы его еще не знали, не видели, и то, что конечно, помо­жет вам его немножко уви­деть с дру­гой стороны.

Нужны совместные впечатления

Что еще, кроме настоль­ных игр. Важно ходить с детьми в походы, вме­сте ездить в поездки. Для семьи нужны сов­мест­ные впе­чат­ле­ния — не быто­вые сов­мест­ные впе­чат­ле­ния: вме­сте при­би­ра­лись, вме­сте друг на друга орали, соби­ра­лись в гости, — а сов­мест­ные радост­ные впе­чат­ле­ния, сов­мест­ные откры­тия. Вы вме­сте схо­дили на какую-то выставку, вме­сте схо­дили в зоопарк.

— Папа, слон-то такой большой!

Какое откры­тие! И вам откры­тие — правда, боль­шой. Все­гда знали. Но вот так вот дей­стви­тельно — какой боль­шой — с ребён­ком уви­дели. Сов­мест­ные впе­чат­ле­ния очень важны, они создают моза­ику того дет­ства, кото­рая оста­нется у вашего ребёнка. Чтобы понять, что это такое — вспом­ните ваше дет­ство. Что вы вспо­ми­на­ете? Сов­мест­ные впе­чат­ле­ния. Где-то вме­сте что-то делали, ино­гда они бывают совер­шенно какие-то такие про­стые. Вме­сте с отцом пошли в лес за елкой, но на всю жизнь запом­нили, как шли, и уви­дели следы волка, испу­га­лись, ока­за­лось — это собака, а потом несли эту елку. Как это здо­рово! И на всю жизнь это всё запом­нит. Хотя кажется, ничего слож­ного. Поэтому обя­за­тельно нужны вот эти сов­мест­ные вре­мя­про­вож­де­ния. Ну, и отсюда — сов­мест­ные поездки. У нас сей­час сов­мест­ные поездки бывают только в одно место — в тор­го­вые цен­тры, хотя и там можно полу­чить сов­мест­ные впе­чат­ле­ния. — Да, но, конечно, лучше это как-то раз­но­об­ра­зить. А почему не заехать в два-три храма? Вме­сте съез­дить, полу­чить сов­мест­ные духов­ные впе­чат­ле­ния. Если вы дума­ете, что даже с под­рост­ком это сложно — я вам скажу, что мой опыт пока­зы­вает, что вот это палом­ни­че­ство сов­мест­ное даёт про­сто колос­саль­ные резуль­таты. Ребе­нок, при­ез­жая, потом гово­рит: а я там вот помо­лился об этом, и у меня вот всё вот так полу­чи­лось. То есть у ребёнка духов­ный опыт появ­ля­ется, кото­рого до этого не было. Ну что — он дома помо­лился, в храм при­шел, помо­лился — оно всё буд­нично, обычно; а тут вы выта­щили, и вот он помо­лился — это как здорово…

Совместные трапезы

Ещё хорошо про­во­дить сов­мест­ные тра­пезы. Но все могут ска­зать: так мы посто­янно сов­местно едим. Сов­мест­ная тра­пеза — это осо­бый вид дея­тель­но­сти, когда мы собра­лись для того, чтобы вме­сте побыть и друг другу пора­до­ваться. Какие пра­вила сов­мест­ной тра­пезы вот такой с детьми, чем она отли­ча­ется от сов­мест­ного быст­рого заки­ды­ва­ния еды перед там чем-то или после чего-то? Должна быть при­ят­ная и лег­кая атмо­сфера, не нужно ребёнка поправ­лять, не нужно ребенку гово­рить: это ешь, это не ешь, это бери, тут не нали­вай, тут не делай, это делай. А вот попро­буйте за тра­пе­зой ничего ребенку не гово­рить! Если он про­лил — спо­койно выте­реть, что-то он не сде­лал или сде­лал — ну не обра­тите вни­ма­ние, потому что наши тра­пезы ино­гда пре­вра­ща­ются в тер­ро­ризм: мы детей тер­ро­ри­зи­руем, они сидят и боятся. Обра­тите вни­ма­ние: стар­шие ребята часто не любят есть с роди­те­лями вме­сте. Они отдельно что-то поели, заки­нули, там с теле­фо­ном поси­дели. Почему? Потому что нет вот этой при­ят­ной атмо­сферы и обста­новки. Потому что, когда они вме­сте сели: а чего ты это не ешь, а я гото­вила, а вот это положи, а зачем тебе столько кет­чупа — и так далее. Попро­буйте про­ве­сти сов­мест­ную тра­пезу без еди­ного укора — вот так вот мило, заме­ча­тельно по отно­ше­нию к детям. Для них это тоже очень важно. Семей­ные встречи должны быть цен­траль­ным собы­тием в доме и остав­лять след в душе ребенка. То есть вот эти семей­ные встречи, когда мы семьей встре­ти­лись, и что-то вме­сте делаем. У нас как часто бывает: встре­ти­лись, что-то делаем, и каж­дый думает о своем. Мама о том, что ей надо пойти, что-то там пости­рать, пошить, при­го­то­вить; папа о том, что он устал, нужно отдох­нуть где-то на диване, и с чем-то — с план­ше­том, или у теле­ви­зора, или ещё как-то. И каж­дый думает о своем. А семей­ная встреча — это тогда, когда мы только вме­сте. Этому помо­гает и куда-то поход сов­мест­ный, в гости, про­сто про­гулка, про­сто выдер­нуть чело­века из его быто­вой сферы, чтобы побыть вместе.

Косвенное проявление любви

Но это мы гово­рили о пря­мом про­яв­ле­нии любви. Сей­час вто­рое — это кос­вен­ное про­яв­ле­ние любви. Давайте поду­маем, когда мы сами чув­ствуем, что нас любят — тогда, когда нам сочув­ствуют, когда нас хва­лят, когда нам дове­ряют, когда нас одоб­ряют, когда нам дарят подарки и про­яв­ляют вни­ма­ние. Тогда нам кажется, что нас любят. На этом построен, кстати, в прин­ципе любой хоро­ший мар­ке­тинг. При­дите в какую-то хоро­шую фирму: вас встре­тит мене­джер. Как он к вам подой­дёт? Он вам будет улы­баться, он с вами пого­во­рит душевно, он всё рас­ска­жет, он будет пока­зы­вать своим видом, что он готов уде­лить вам время и вни­ма­ние. Будьте мене­дже­ром таким для соб­ствен­ных детей! Попро­буйте — вам не нужно ничего ему про­дать, вам нужно дать ему вос­пи­та­ние, и это вос­пи­та­ние дается только вот таким образом.

Подарки

Нач­нём, наверно, с подар­ков — кос­вен­ное про­яв­ле­ние любви. Ребёнку при­ятно полу­чить от роди­те­лей любую мелочь. Подарки — это не обя­за­тельно. Мы захо­дим в мага­зин и поку­паем боль­шую доро­гую игрушку — нет. Таких подар­ков вообще не должно быть, кроме осо­бых собы­тий — день рож­де­ния, может быть, Рож­де­ство, Пасха — у кого в семье какие осо­бые собы­тия — вот тогда да, тогда какой-то пода­рок такой осо­бен­ный. Во все осталь­ные дни это должны быть подарки чисто сим­во­ли­че­ские.

Вы идете домой вече­ром — осень, уви­дели кра­си­вый листо­чек. При­несли дочке: смотри, какой листо­чек! Она будет этому листочку рада так же, как новой игрушке. Это может быть абсо­лютно любой пода­рок, кото­рый явля­ется актом про­яв­ле­ния вашего вни­ма­ния ребенку. Пошли в мага­зин, что-то там малень­кую какую-то штучку купили — кон­фетку, пече­нюшку, кото­рую ребё­нок любит — раз в месяц: это вот я для тебя купила. Здо­рово, ребё­нок уже счаст­лив и дово­лен. Стар­шим детям тоже нужно дарить малень­кие какие-то подарки, как акт вни­ма­ния. Какой вам здесь можно при­мер при­ве­сти: вот когда уха­жи­вают моло­дые люди за девуш­ками, они им дарят какие-то малень­кие пода­рочки — то есть это не все­гда какие-то доро­гие укра­ше­ния, сото­вые теле­фоны. Какие-то малень­кие подарки, сюр­призы, чтобы было при­ятно. Нам тоже надо также отно­ситься к нашим детям. Но пом­нить, что любой пода­рок не ком­пен­си­рует про­яв­ле­ния любви. У нас ино­гда — осо­бенно у пап, про­яв­ле­ние любви заклю­ча­ется вот в таком ком­пен­са­тор­ном виде: я тебе пода­рил — всё, больше ко мне не при­ста­вай, вот это моё про­яв­ле­ние любви — пода­рок. Ну, кстати в семье ино­гда тоже самое бывает. Папа маме один или два раза в месяц дарит какой-то пода­рок, цветы или ещё что-то. — Все, я тебе любовь про­явил, больше ко мне не при­ста­вай. Я же тебе пода­рил, вот это вот сде­лал — это вот мое про­яв­ле­ние любви. Но ведь нам мало — хочется боль­шего, детям тоже хочется боль­шего. И, конечно, не нужно подар­ками осы­пать ни в коем слу­чае — осо­бенно, как это делают наши бабушки и дедушки, при­хо­дят с бес­ко­неч­ными подар­ками, а потом дети ждут бабу­шек и деду­шек. И что они гово­рят: а какие подарки ты нам при­нес? То есть пер­вый вопрос, когда при­хо­дят бабушки и дедушки: а какие подарки ты нам при­нес? И смот­рят уже, что у них в руках, и где и когда. Вдруг бабушка с дедуш­кой слу­чайно заско­чили, мимо про­хо­дили, и подар­ков нет. Ребе­нок сразу: а что захо­дили, подар­ков нет — что захо­дили, зачем? Ну, правда, так бывает. Это гово­рит о том, что зада­ри­вают их, про­сто непра­вильно относятся.

Похвала

Мы сами чув­ствуем, что тот, кто нас хва­лит, нас любит. На этом постро­ена лесть. Когда нам льстят, нам кажется, что нас любят, ува­жают, почи­тают — на этом лесть постро­ена. Но нам все­гда есть ребёнка за что похва­лить. Не обя­за­тельно ждать целый год, пока он при­не­сет вожде­лен­ную пятёрку за год. Можно похва­лить за что угодно: за то, что он делает то, что дол­жен делать. Но он это делает, и он моло­дец. Он научился завя­зы­вать шнурки, малень­кий ребё­нок: ну похва­лите его, какой ты у меня моло­дец, шнурки уже завя­зы­ва­ешь! Ну и что 25 раз похва­лили — у вас язык не сотрется, а ребёнку будет при­ятно и хорошо. Хва­лите его — осо­бенно за доб­рые дела. Да, они могут быть малень­кие, может быть они есте­ствен­ные, и не нужно для них сде­лать что-то осо­бен­ное, но похвала будет утвер­ждать в ребенке то, что это хорошо, и нужно это про­дол­жать делать — и он это будет делать. Мы гово­рим о про­яв­ле­нии любви, как похвала. Когда мы начи­наем с ребён­ком тор­го­ваться, ребё­нок начи­нает делать это за похвалу. О чём это гово­рит? О том, что ребёнку ката­стро­фи­че­ски не хва­тает любви, и он готов за похвалу сде­лать все, что угодно. Зна­чит, вы не про­яв­ля­ете любовь в дру­гом — он за похвалу готов под­хва­тить эту любовь и делать это. Если ему хва­тает в дру­гом — он не будет этого делать за похвалу про­сто. Похвала должна быть, и не нужно бояться ребенка перехвалить.

Доверие

Дове­рять ребенку. Как дове­рять? — А так, как мы хотим, чтобы дове­ряли нам. У нас в семьях не все­гда бывает дове­рие между мужем и женой. Жена смот­рит, сколько там муж денег при­нес; а муж смот­рит, с кем там жена пере­пи­сы­ва­ется. То есть вот даже вот в этом ино­гда не бывает дове­рия. Нам надо ребёнку дове­рять — это тоже про­яв­ле­ние любви.

Сочувствие

Ну, и самое глав­ное про­яв­ле­ние вот именно такой любви, непря­мой — это сочув­ствие. Ребенку мак­си­мально необ­хо­димо наше сочув­ствие. Такой при­мер: идет жен­щина по улице, видит: малень­кий ребё­нок пла­чет навзрыд, под­хо­дит: что слу­чи­лось? Ребе­нок к ней пово­ра­чи­ва­ется, совер­шенно спо­кой­ным тоном говорит:

— Я не для тебя плачу, а для мамы, иди!

Такой при­мер смеш­ной. Но на самом деле дети так и делают. А вот вспом­ните: ребе­нок при­хо­дит из садика, он утром, может быть, в садике упал — вот он при­хо­дит из садика, или вы его заби­ра­ете — он нач­нет плакать.

— Что плачешь?

— Я упал.

— Когда упал?

— Утром.

— Больно?

— Нет.

— А чего ты плачешь?

Сочув­ствие надо. Да, ребе­нок упал в садике, но мамы-то не было рядом, его мама не пожа­лела. И вот не думайте, что он таким обра­зом выжи­мает из нас эмо­ции. Он искренне это пере­жи­вает. Пони­ма­ете, вот тогда он упал — больно; смот­рит — мамы нет, пожа­леть некому; он как бы вот это вытес­нил, а потом, когда мама при­шла, он это вот всё опять вспом­нил, опять вот это все он пере­жи­вает, его надо пожа­леть искренне:

— Ой, ты бед­ный, где упал, давай я тебя пожалею!

А у нас как ино­гда — осо­бенно папа:

— Что ревешь, ты же утром упал, уже не болит, ты боль­шой уже — что ревешь!

Сочув­ствие — это пони­ма­ние. Нужно вни­ма­тельно выслу­шать, не давать непро­ше­ных сове­тов, и тем более, не иро­ни­зи­ро­вать. Ну, какой совет. Надо спро­сить себя: чтобы я сам чув­ство­вал на месте ребенка, попро­буйте — вот вы упали, вам кто-то там игрушку сло­мал — не игрушку, теле­фон люби­мый. Как бы вы себя чув­ство­вали? Вот также посо­чув­ствуйте ребёнку, пой­мите его.

Об этом целая глава, навер­ное, если не полк­ниги Юлии Бори­совны Гип­пен­рей­тер — это актив­ное слу­ша­ние. То есть здесь вот-то сочув­ствие и про­яв­ля­ется в актив­ном слу­ша­нии. Но здесь нужно уметь не только слу­шать, но и про­явить свою эмо­цию, реально ребенку посо­чув­ство­вать. Пред­ставьте: у вас вот это слу­чи­лось, плохо, тяжело было вам — и вы ребёнка пой­мете, ему эту эмо­цию тоже дадите, и ему будет очень хорошо, и он забу­дет все, и будет снова радо­ваться и смеяться.

Взаимопонимание

Тре­тья воз­мож­ность про­явить любовь — и, навер­ное, самое слож­ная — это вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Вза­и­мо­по­ни­ма­ние — это тоже про­яв­ле­ние любви. Когда мы с под­рост­ками гово­рим о том, что такое любовь, что нужно для любви — при­хо­дим все­гда к выводу, с ними долго рас­суж­дая, что, навер­ное, важно вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Если у людей нет вза­и­мо­по­ни­ма­ния, им будет очень сложно отно­ше­ния выстра­и­вать. Нужно научиться гово­рить так, чтобы дети нас слу­шали, и слу­шать детей так, чтобы дети захо­тели с нами откро­венно гово­рить — вот это вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Грубо говоря, это про­блемы ком­му­ни­ка­ции. Их можно раз­де­лить на три состав­ля­ю­щие. Уме­ние слы­шать, уме­ние гово­рить, и уме­ние реагировать.

Умение слушать

Слу­шать необ­хо­димо всем телом. Не так, что ребё­нок здесь, а мы: да-да, ага, моло­дец… Нет. Повер­ну­лись к ребёнку лицом, всем телом, пока­зали ему, что он вам инте­ре­сен, на лице изоб­ра­зили мак­си­маль­ный инте­рес к ребенку, а не так: ну, давай, рас­ска­зы­вай, что у тебя в садике про­изо­шло… И вот на лице напи­сано, что боль­шей ерунды слы­шать мы не хотим, но уж раз надо, раз вот ска­зали и напи­сано — но мы послу­шаем. Нет. Повер­ну­лись к ребёнку, пока­зали: вы все в его рас­по­ря­же­нии, улыб­ну­лись ему, смот­рите на него с инте­ре­сом. Ну, давай рас­ска­зы­вай. И он рас­ска­жет, как там Машенька забрала игрушку, а какой-нибудь Даниль­чик там где-нибудь бегал, кого-нибудь оби­жал… Но вы его послу­шайте, уде­лите 5–7минут сво­его вот этого вре­мени. Это очень важно.

Чтобы пра­вильно слу­шать, надо не мол­чать, выра­жать под­держку и сочув­ствие, как-то реа­ги­ро­вать, под­да­ки­вать, про­сто выра­жать вот такие эмо­ции. Попро­буйте на себе. При­дите к вашему супругу или супруге и что-то нач­ните рас­ска­зы­вать. И вот если он будет сидеть в пол-обо­рота и мол­чать очень долго — сколько вы ему будете гово­рить, до того, как взо­рве­тесь?.. Недолго. — Ты меня нико­гда не слушаешь…

Ну, дальше уже смотря у кого как заве­дено. — Я тебе не инте­ресна, тебе только это надо — у кого как, в каж­дой семье свои тра­ди­ции по такому поводу ссо­риться. Но, тем не менее, пред­ставьте: муж к вам повер­нулся, сел, смот­рит на вас с инте­ре­сом и гово­рит: да, ничего себе, вот здо­рово! Сколько вы ему смо­жете всего рас­ска­зать, как поде­литься искренне с ним? Ну, так вот — если видите эти недо­статки в своих ближ­них — исправ­ляйте их в себе, и в первую оче­редь, по отно­ше­нию к ребёнку. Давайте ему какими-то про­стыми меж­до­ме­ти­ями пони­ма­ние того, что я тебя слышу и понимаю.

Важно тер­пе­ливо слу­шать. Не пере­би­вать, дать ска­зать до конца, чтобы выплес­нуть все эмо­ции. Мы очень часто детей своих малень­ких пере­би­ваем: а, ну всё понятно… Мы с одной сто­роны, хотим, чтобы это побыст­рее закон­чи­лось; а с дру­гой сто­роны — пока­зать детям, что мы и так все это пони­маем, о чем тут раз­го­ва­ри­вать. Но ребё­нок эмо­цию-то не выплес­нул, она оста­лась у него, и он уйдет от вас невы­слу­шан­ным. Помол­чите. — Не про­сто там помол­чите, а помол­чите с сове­тами, с пред­л­же­ни­ями сво­ими. Давайте ему только эмо­ци­о­наль­ную под­питку, но не мешайте ему гово­рить, дайте ему спо­койно ска­зать всё до конца. Так мы дадим ребёнку знать, что мы его любим. Попро­буйте на месте сво­его ребёнка соста­вить анкету: любят меня роди­тели или нет. Какие бы вопросы вы туда запи­сали? Или для себя составьте такую анкету: любит меня муж или нет. По каким кри­те­риям вы бы это всё стали оце­ни­вать? Так вот дети, если их слу­шают — они пони­мают: их любят, они инте­ресны; если их не слу­шают — они пони­мают, что они неин­те­ресны, и зна­чит, их, навер­ное, не любят, и они ищут этой любви где-то в дру­гом месте. Если мы будем слу­шать детей когда у нас есть время — ребё­нок про­стит нам это, когда у нас в дру­гих ситу­а­циях вре­мени нет. Вот сей­час вы мне можете тут же воз­ра­зить: но как можно все­гда слу­шать, я опаз­ды­ваю, а ему вот при­спи­чило рас­ска­зать мне о своём сне! Здесь понятно, нет воз­мож­но­сти все это отло­жить. Но можно сказать:

— Ты зна­ешь, это так инте­ресно! Давай я приду с работы, и мы с тобой тут же сядем, и ты мне всё расскажешь.

Ребе­нок счаст­ли­вый убе­жит. Все, ему дали воз­мож­ность, он это рас­ска­жет. Или дру­гой вари­ант — вы его вчера послу­шали, а потом сказали:

— Извини. Я сей­час очень тороп­люсь, мы с тобой пого­во­рим в дру­гой раз.

Ребё­нок уйдёт, не оби­дев­шись, потому что раньше вы ему время уде­лили. Сей­час он пони­мает: да, вам неко­гда, вся­кое же бывает. Но когда неко­гда все­гда, тогда воз­ни­кает вопрос: зачем нам вообще дети, если все­гда нам неко­гда с ними разговаривать.

Умение говорить

Что гово­рить и как гово­рить. Гово­рить с детьми, но осо­бенно с млад­шими — в прин­ципе до сред­них под­рост­ков, — нужно корот­кими пред­ло­же­ни­ями, понят­ными и про­стыми сло­вами, чтобы ребё­нок понял, что мы ему хотим ска­зать. Когда роди­тели особо высо­ко­ум­ные, высо­ко­на­чи­тан­ные, гово­рят ребенку слож­ными слож­но­под­чи­нен­ными пред­ло­же­ни­ями с вкрап­ле­нием при­част­ных и дее­при­част­ных обо­ро­тов, с пере­но­сом в тече­ние раз­го­вора под­ле­жа­щего с начала пред­ло­же­ния на конец — инте­ресно же завер­нуть, загнуть фразу! — ребё­нок не пони­мает, что вы ему гово­рите. Ну не пони­мает! Он ино­гда может даже до конца всех слов не пони­мать — нам кажется: как так? Мы все пони­маем прак­ти­че­ски опыт­ным путем. Слово «горячо» мы пони­маем тогда, когда при­кос­немся к утюгу; «холодно» — когда замерз­нем где-то на улице, а иначе мы как бы вроде пони­маем, но не до конца ощу­щаем. У детей очень много таких лакун, кото­рые как бы они вроде знают, но не до конца пони­мают, и поэтому, когда вы начи­на­ете много-много таких слов гово­рить, они вас не могут слы­шать. Осо­бенно это каса­ется, конечно, малень­ких, со стар­шими ребя­тами нужно, конечно, уже гово­рить по-дру­гому, более серьёзно — но тоже смот­реть: пони­мают они вас или нет. Ино­гда можно какие-нибудь тер­мины начать гово­рить ребёнку — это не надо, он не пони­мает это. Ну и вообще, на буду­щее: ста­рай­тесь гово­рить про­сто. Чем проще гово­рить, тем лучше, тем вы умнее. Если перед вами чело­век, кото­рый гово­рит исклю­чи­тельно тер­ми­нами — это чело­век неум­ный, он не умеет ска­зать по-дру­гому. А вот насто­я­щая муд­рость — она в про­стоте, поэтому с ребен­ком надо гово­рить вот так вот проще. Выби­рать темы, понят­ные детям. Поль­зо­ваться аргу­мен­тами насто­я­щего вре­мени. Вот это, кстати, очень важ­ный момент — исполь­зо­ва­ние аргу­мен­тов насто­я­щего вре­мени. Пред­ставьте, ребенку 9ти лет гово­рят: вот ты давай учись, чтобы потом стать кем-то — дирек­то­ром, или там ещё кем-то. Во-пер­вых, это будет совсем-совсем потом; во-вто­рых, слово «дирек­тор» для него совсем как бы непо­нятно, он видит дирек­тора школы 2 раза в год на тор­же­ствен­ных линей­ках, и знает, что это какой-то особо страш­ный чело­век, кото­рым пугают: ай-яй-яй, я сей­час дирек­тора позову! И как бы почему я дол­жен учиться и долго-долго мучиться, чтобы стать каким-то страш­ным дирек­то­ром? А игрушки — они вот здесь; а ребята во дворе — они тоже вот здесь — прямо здесь и сей­час. Поэтому с детьми нужно мак­си­мально ста­раться гово­рить в насто­я­щем вре­мени, а не в буду­щем. Для ребенка важно сей­час. Конечно, с одной сто­роны, нам нужно выхо­дить на их уро­вень пси­хо­ло­ги­че­ский, но не до конца спус­каться. Ошиб­кой в вос­пи­та­нии будет посто­ян­ное сюсю­ка­нье : сю-сю-сю, да ты у меня такой масень­кий — ребёнку уже там лет 9. Не надо так сюсю­каться. Мы тем самым его про­сто уни­жаем и не даем ему вовремя повзрослеть.

Еще важ­ный момент. Надо гово­рить про­ду­манно. Дети учатся гово­рить у нас, у роди­те­лей, и поэтому, когда мы гово­рим про­ду­манно, тогда они учатся тоже гово­рить про­ду­манно. Ребё­нок что-то спро­сил, а мы не знаем. И мы начи­наем что-то сочи­нять. Ну как — мама/папа не знают — надо что-то сочи­нить!.. В итоге мы ребенку пока­зы­ваем, что если ты не зна­ешь, надо что-то сочи­нить, но глав­ное — что-то ска­зать. А если мы скажем:

— Зна­ешь, я вот сей­час не знаю, я поду­маю, и потом скажу.

Или:

— Я узнаю и тебе расскажу.

Мы ребёнка чему научим: если не зна­ешь, то нужно узнать, разо­браться и сде­лать. Вот этим самым мы ребенка этому научаем, ни в коем слу­чае не под­ры­вая какой-то свой лич­ный авторитет.

Еще важ­ный момент — что не нужно выли­вать на ребёнка все свои про­блемы. Пред­по­ло­жим, при­шла мама с работы — папы ещё нет, у подружки теле­фон занят, никого рядом нет, а её прям рас­пи­рает, и тут вот дочка лет 11–12 — и она ей все рас­ска­жет…. И как на работе все такие пло­хие, и какой началь­ник невни­ма­тель­ный и некуль­тур­ный, и папа вот такой, а све­кровь так вообще — и так далее, всё на неё выльет. Выдох­нула. Ей хорошо. А как ребенку? Это совер­шенно не его тема. И в итоге потом мамочки удив­ля­ются, что ребё­нок маму не ува­жает, к бабушке отно­сится вот так с пре­не­бре­же­нием, а обо всех дру­гих гово­рит исклю­чи­тельно в кате­го­риях осуж­де­ния. Ну, так вы его так научили! Поэтому тут нужно быть очень аккуратным.

Как гово­рить. Очень важна инто­на­ция и выра­же­ние лица. Дети, осо­бенно малень­кие, читают больше инто­на­цию и мимику, чем слы­шат и пони­мают слова. Кстати, и стар­шие тоже. Мы ино­гда стар­ших ругаем таким фор­маль­ным язы­ком, и дети пони­мают: это делать можно. То есть гово­рят: нельзя, — но язык фор­маль­ный — так зна­чит, можно. Ино­гда мы им гово­рим: да, ты моло­дец… — но опять же язык фор­маль­ный, ника­кой ни инто­на­ции, ни мимики — ничего не вло­жено. Они пони­мают, что их и хва­лят-то не пол­но­ценно. Поэтому нужно гово­рить с инто­на­цией, с мими­кой, чтобы ребёнку всё было понятно. Если мы гово­рим о хоро­шем — с хоро­шей инто­на­цией. Если как-то его ста­ра­емся журить — с такой более стро­гой инто­на­цией. На это нужно обра­щать вни­ма­ние. И на мимику — осо­бенно жен­щи­нам, и осо­бенно с малень­ким ребен­ком. Когда мы малень­ких детей — совсем ещё ляле­чек, вос­пи­ты­ваем — они вообще же слова не вос­при­ни­мают, они вос­при­ни­мают инто­на­цию и мимику.

Как реагировать

Как реа­ги­ро­вать, чтобы дети чув­ство­вали любовь, пони­ма­ние и сочув­ствие . Навер­ное, это самое слож­ное искус­ство — как нам реа­ги­ро­вать так, чтобы ребё­нок почув­ство­вал пони­ма­ние и сочув­ствие. Нужно все­гда мини­маль­ное коли­че­ство слов, но кото­рые бы выра­жали пони­ма­ние и сочув­ствие. А в конце опять же — важно под­ве­сти итог кратко, что мы его поняли. Об этом опять же гово­рит Юлия Бори­совна — в главе об актив­ном слу­ша­нии. То есть это вот и есть пра­виль­ная реакция.

Ни в коем слу­чае не нужно давать советы и реко­мен­да­ции, тем более бес­ко­неч­ные. Да не за этим к нам ребё­нок при­шёл! Он при­шёл поде­литься своей болью или радо­стью, а не для того, чтобы мы ему дали кон­крет­ный совет. Когда мы детям даем кон­крет­ный совет, мы лишаем их воз­мож­но­сти самим решить свою про­блему. Для них, осо­бенно для под­рост­ков, советы зву­чат как кри­тика. Мы им гово­рим: ты сам ничего не пони­ма­ешь, я сей­час всё за тебя решу.

Насчёт сове­тов. Лучше всего прямо ребёнка спро­сить: ты хочешь совет? Или, допу­стим: хочешь узнать, как бы я посту­пил? — вот так вот спо­койно. Если ребё­нок ска­жет «да» — тогда акку­ратно ему что-то ска­жете. А если ребенка ска­жет «нет» — все, не лезьте с сове­том. Это осо­бенно каса­ется под­рост­ков. Под­ростки советы вообще не вос­при­ни­мают, они все вос­при­ни­мают в штыки. Надень вот это — нико­гда не наде­нет! Тут можно поль­зо­ваться как раз обрат­ной логи­кой. Конечно, нужно быть очень и очень акку­рат­ным в сове­тах. Почему? Потому что они обес­це­ни­ва­ются. Сколько вы даете сове­тов в тече­ние недели, а в тече­ние месяца? И теперь пред­ставьте, как они обес­це­нены — они бес­ко­нечны, их не будут ценить. А если вы дадите один совет в месяц, то он будет такой важ­ный, такой цен­ный, что его ино­гда ребё­нок запом­нит на всю жизнь. Ну, допу­стим, я встре­чаю у муж­чин, кто-то из муж­чин гово­рит: мне отец гово­рил так, так, и так — на всю жизнь он запом­нил. Почему? Потому что отец с ним раз­го­ва­ри­вал довольно мало, и вот он ему такой совет дал, и он его запом­нил на всю жизнь — что вот это отец ска­зал. А теперь взвесьте: сколько вы сове­тов даете, и сколько из них на всю жизнь запом­нится? Есть веро­ят­ность, что очень мало — а может быть, и вообще ничего.

Нужно пом­нить, что дет­ское вос­при­я­тие очень эмо­ци­о­нально, и с этим нужно счи­таться. Ребё­нок всё эмо­ци­о­нально вос­при­ни­мает. Мы вос­при­ни­маем все с точки зре­ния нашего опыта и нашей логики. У ребенка нет пока ни того, ни дру­гого. Поэтому наше вос­при­я­тие ребенку непо­нятно, он вос­при­ни­мает всё вот именно эмо­ци­о­нально, и нужно нам до этой эмо­ци­о­наль­но­сти спу­ститься. При­мер: ребё­нок приходит:

— У меня труд­ное домаш­нее задание…

— Да ладно тебе — легко!

— Да посмотри: вот это всё решить!..

Ребе­нок уже больше не при­дёт — он зачем к вам при­шел? — Чтобы вы ему сказали:

— Тебе его сложно делать, трудно тебе, ну ты бедненький…

— Да ладно, я сей­час справ­люсь, собе­русь, вот Васька сде­лал и те сде­лали — я тоже!

— Тебе нужна моя помощь?

— Да нет, я сам справлюсь!

Всё — ушёл, пошёл, сде­лал. А когда мы его непра­вильно поняли, непра­вильно вос­при­няли — он ухо­дит оби­жен­ный, еще потом и домашку не делает. Мы пони­маем ребёнка и счи­та­емся с ним таким обра­зом. Ребе­нок чего-то про­сит, а мы не хотим ему этого давать, или не можем дать. При­мер — малень­кий ребё­нок, лет пять:

— Мама, хочу колбасы!

Твор­че­ски под­хо­дим, как можно отреагировать:

— Эх, сынок, и я так хочу кол­басы, вот как было бы сей­час здорово!

Откры­ваем холо­диль­ник: есть кол­баса? Нет.

— А так бы поели…

Все, ребё­нок эмо­цию свою выдал, больше он к вам не при­ста­нет с этой кол­ба­сой. Тут мы пере­хо­дим на его сто­рону: мы с тобой вме­сте хотим кол­басы. Как здо­рово — Мы с мамой хотим! — Ну и что, что ее нет — мы же вме­сте хотим… Эмо­ция, не факт. Мы-то логи­че­ски рас­суж­даем: хочет кол­басу — зна­чит, ему нужно полу­чить ответ, эмо­цию ему нужно полу­чить. Вот и нужно научиться так с ребён­ком общаться.

Три важных времени, когда нужно говорить с ребёнком

Три кри­ти­че­ских вре­мени, когда нужно гово­рить ребенку, что мы его любим. Пер­вое — это утро. Утро — это стресс, это поход в садик, где нет мамы, нет папы, нет род­ного дома, посто­ян­ная борьба за выжи­ва­ние — в пря­мом смысле. Совре­мен­ная школа — это же страшно, это стая, где каж­дый выжи­вает так, как может. Это жут­кий стресс для ребенка, про­сто невы­но­си­мый, это вот такая соци­а­ли­за­ция какая-то, кото­рая ребёнка пси­хо­трав­ми­рует потом на всю жизнь. Сей­час вообще очень много роди­те­лей, име­ю­щих финан­со­вую воз­мож­ность, пере­хо­дят на полу­до­маш­нее обу­че­ние, домаш­ние школы и так далее. Потому что вот этот пси­хо­трав­ми­ру­ю­щий опыт, полу­чен­ный в школе, ино­гда потом можно за всю жизнь не вос­пол­нить. Всю жизнь ребё­нок — потом уже чело­век взрос­лый, будет жить вот этим пси­хо­трав­ми­ру­ю­щим опы­том, полу­чен­ным в школе.

Утром надо его вдох­но­вить. Вдох­но­вить не таким образом:

— Так, давай, иди в школу, чтобы сего­дня три пятёрки; Ваське в глаз; этой козе скажи, что если еще раз ска­жет про тебя такое — ты ей такое устро­ишь, понял?

— Понял.

— Давай!

Это не биз­нес, когда мы должны сего­дня сру­бить столько-то денег. Ребёнку нужно дать любовь, настро­ить его, вдох­но­вить, обнять, поце­ло­вать, ска­зать, как вы его любите, как вы его ждете, как вы пони­ма­ете, что у него тяжё­лый день, и как вы вме­сте вече­ром встре­ти­тесь, и вам будет хорошо. И ребе­нок спо­койно пойдет.

Вто­рое время кри­ти­че­ское — это когда ребё­нок воз­вра­ща­ется из школы или из садика. Не все­гда у нас есть воз­мож­ность его встре­тить, но у кого есть — обя­за­тельно его нужно обнять, пока­зать, что мы его ждали — при­чём вне зави­си­мо­сти от воз­раста, даже если ему уже 16, и он при­хо­дит со школы. Как ино­гда бывает. Стар­ший ребё­нок при­хо­дит, мы где-то на кухне:

— При­вет.

— При­вет.

И все, и мы даже не видимся ино­гда. Даже не видим, как он в свою ком­нату про­шёл, порт­фель запнул, музыку вклю­чил. Вышли, встре­тили его, обняли как-то, поце­ло­вали, при­гла­сили покушать.

— Я тебя ждала, вот я там при­го­то­вила вот это.

Или:

— Есть вот это покушать.

И только через час или больше — уже спро­сить его о про­бле­мах, спро­сить его о кон­троль­ных, спро­сить его ещё о чём-то, и тем более напом­нить ему о тре­кля­тых домаш­них зада­ниях. У нас бывает наобо­рот. Если мама дома — ребё­нок приходит:

— При­вет.

— При­вет.

— Как дела в школе?

— Хорошо.

— Кон­троль­ные были?

— Нет.

— Ну ладно.

— Никто на тебя не жаловался?

— Нет.

— Домашки много?

— Много.

— Садись, не бездельничай.

То есть ребё­нок при­хо­дит из стресса домой, ему нужно выдох­нуть рас­сла­биться — а его опять берут, и за грудки под­ни­мают: так, мы сей­час тебе тут пока­жем, что нельзя здесь рас­слаб­ляться. Не нужно так делать. Я вообще счи­таю, что мини­мум два часа ребенку нужно давать на пол­ный отдых — чтобы он мог отдох­нуть, рас­сла­биться, и только после этого садиться делать домашку. Два часа, чтобы он зани­мался вся­кой ерун­дой — что ему хочется. Отдох­нул как-то — может быть, поспал, поты­кал куда-нибудь, поде­лал, посо­би­рал, посмот­рел, побол­тал, про­сто поси­дел или про­сто поле­жал, ничем не зани­ма­ясь. Дайте ему эту воз­мож­ность. У нас как: ребё­нок, 20 минут тишины:

— А что тишина, а что ты ничего не дела­ешь, у тебя домашка. Ну-ка, пой­дем мне помо­гать по дому!

Вот так не надо. Дайте ребенку сво­бод­ное время, в кото­рое — он знает, что может делать, что хочет — вот абсо­лютно всё, но не мешая дру­гим, естественно.

И тре­тье важ­ней­шее время — это время перед сном. Это самое важ­ное время для вли­я­ния на ребёнка. Мы, конечно, гово­рим с вами о млад­ших, и в прин­ципе млад­ших под­рост­ках — сред­ние и стар­шие под­ростки — там уже с ними по-дру­гому — вот о таком воз­расте. Ребё­нок ложится спать, он успо­ка­и­ва­ется, он всё слы­шит, всё вос­при­ни­мает, что вы ему гово­рите. Но у него нет сил сопро­тив­ляться или спо­рить. И вот в это время вы можете вкла­ды­вать в него всё, что хотите. То есть вы головку откру­тили — и туда всё льете — все ваши нрав­ствен­ные тре­бо­ва­ния. Потому что у него нет сил спо­рить, или еще что-то. Он лежит — уже такой полу­за­сы­па­ю­щий, но всё слы­шит, всё пони­мает. Потом залили, закру­тили, спать уло­жили — заме­ча­тельно… Осо­бенно с малень­ким ребён­ком, осо­бенно с садич­ными и млад­шими школь­ни­ками это очень хорошо рабо­тает. При­шли, поси­дели, погла­дили его. Всё, он разо­млел. Это самое луч­шее время, чтобы уста­но­вить с ребен­ком кон­такт. Ино­гда за целый день ребё­нок вам ничего не рас­ска­жет, но перед сном он обя­за­тельно поде­лится сво­ими эмо­ци­ями. Вот вы видите: ребе­нок ходит какой-то такой насупленный.

— Что случилось?

— Да всё нормально!

А потом мы при­шли, про­сто сели рядом с ним, погла­дили его помол­чали. И тут ребёнок:

— Мама, сего­дня в школе меня Лизка оби­дела, она мне ска­зала, что у меня при­чёска некрасивая!..

Она весь день пере­жи­вала, об этом не гово­рила, а тут рас­ска­зала. И вот вам можно пого­во­рить с ней, уте­шить ее, погла­дить, полю­бить. Это самое луч­шее время — когда мы можем с детьми пого­во­рить и что-то им дать, что-то им рас­ска­зать. Поэтому не стоит его упус­кать. Ну, а что каса­ется стар­ших детей — с ними перед сном можно про­сто раз­го­ва­ри­вать. При­шли вече­ром, сели, 10–15 минут пого­во­рили. Иде­ально с детьми почи­тать. Между про­чим, как ока­зы­ва­ется, даже стар­шие под­ростки любят, когда им читают, пред­став­ля­ете? Любят, когда роди­тели при­хо­дят и им читают. Конечно, им нужно читать не сказки Чуков­ского, не Пуш­кина сказки — им нужно читать что-то повзрос­лее, а потом что-то обсуж­дать. Мы с вами как-то гово­рили уже о лите­ра­туре, немножко каса­лись этой темы. То есть это тоже очень важно. Ну, и кроме того, перед сном мы можем настро­ить ребенка на сле­ду­ю­щий день, и ребё­нок проснётся доволь­ным, счаст­ли­вым — он полу­чил любовь и смог поде­литься сво­ими эмоциями.

Итог

Итак, под­водя итог нашей сего­дняш­ней беседе, можно что ска­зать. Очень важно любить ребенка, дарить ему тепло и вни­ма­ние. Если тепло будет в доме, он не захо­чет из этого дома ухо­дить. Для этого нужно быть искрен­ним, нужно про­яв­лять любовь открыто, посто­янно, гово­рить об этом ребенку — гово­рить ему прямо, а не кос­венно, чтобы любовь про­яв­ля­лась у нас в пря­мой и ясной форме, про­яв­ля­лась посто­янно и была без­услов­ной. Нужно дарить ему тепло, вни­ма­ние, радость, заботу, ласку. И начи­нать это нужно сего­дня. Не зав­тра, не на сле­ду­ю­щей неделе, не со сле­ду­ю­щим ребен­ком, а сего­дня. Попро­буйте сего­дня про­ве­сти день по-дру­гому, помня те вещи, о кото­рых мы с вами сего­дня говорили.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки