Как воспитать детей верующими? Беседа с прот. Александром Ильяшенко

Как воспитать детей верующими? Беседа с прот. Александром Ильяшенко

(3 голоса3.7 из 5)

В семье иерея Алек­сандра и матушки Марии Илья­шенко 12 детей и уже 14 вну­ков. Стар­ший сын Филипп — диа­кон, кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук, закон­чил исто­ри­че­ский факуль­тет МГУ, рабо­тает в Свято-Тихо­нов­ском инсти­туте. Стар­шая дочь Татьяна — кан­ди­дат фило­ло­ги­че­ских наук, пре­по­дает в школе и в Свято-Тихо­нов­ском бого­слов­ском инсти­туте. Все дети живут цер­ков­ной жиз­нью, мно­гие полу­чают бого­слов­ское обра­зо­ва­ние. Мы попро­сили отца Алек­сандра рас­ска­зать о том, как же вос­пи­тать детей верующими.

Как при­ве­сти детей к вере? Как учить жить по заповедям?

Конечно, роди­тели должны посто­янно посе­щать храм. Вне хра­мо­вой жизни вос­пи­тать детей веру­ю­щими невоз­можно. Если речь идет о Москве, то осо­бой про­блемы при поиске храма не воз­ни­кает, так как все зави­сит исклю­чи­тельно от роди­тель­ской целеустремленности.

Когда-то давно мы жили за горо­дом в деревне. Дороги раз­биты, грязь, а до бли­жай­шей церкви идти 3–4 кило­метра. Дети малень­кие, идти тяжело, их нужно везти на тележке. Как-то жена ска­зала батюшке, что тяжко идти. На что он отве­тил: «Гос­подь каж­дый ваш шаг зачтет». Гос­подь все видит и вознаграждает.

Поэтому осо­знан­ная и напол­нен­ная цер­ков­ная жизнь семьи — это необ­хо­ди­мое условие.

Дети также должны пони­мать, зачем они ходят в цер­ковь, что они должны тут найти и что дать. Необ­хо­димо объ­яс­нять ход и смысл службы, и о празд­ни­ках рас­ска­зы­вать, и о житиях святых.

И, конечно, важен круг обще­ния: веру­ю­щие сверст­ники, воз­мож­ность выбрать соот­вет­ству­ю­щую школу.

Но что каса­ется школы, то скажу, что одного нашего сына мы забрали из пра­во­слав­ной гим­на­зии и пере­вели в мате­ма­ти­че­скую школу. В гим­на­зии была и атмо­сфера излишне либе­раль­ная, да и самого его мы не смогли к порядку приучить.

А в мате­ма­ти­че­ской школе рабо­чая атмо­сфера. Рабо­та­ешь — хорошо, плохо рабо­та­ешь — исклю­чат. Под­го­товка очень хоро­шая, зада­ния повы­шен­ной слож­но­сти, ему при­хо­дится про­сто «пахать». И это очень важно. Жизнь должна быть в напря­же­нии. Ребе­нок дол­жен быть загру­жен каким-либо тру­дом, пусть даже не очень инте­рес­ным. Но все же дол­жен про­яв­лять упор­ство и настой­чи­вость в дости­же­нии целей.

Также ребе­нок дол­жен уметь про­ти­во­сто­ять окру­жа­ю­щей раз­ру­ши­тель­ной агрес­сии, поощ­ря­ю­щей самые низ­мен­ные сто­роны чело­ве­че­ской при­роды, будучи воору­жен­ным верой и зна­нием. А если ты раз­гиль­дяй, то ника­кой ты не христианин.

А как гово­рить дошколь­ни­кам о Боге?

Я все­гда ста­рался при­вить детям нрав­ствен­ные каче­ства. Во мно­гом помо­гает лите­ра­тура. Сей­час очень много дет­ских Биб­лий, раз­лич­ных рус­ских ска­зок и былин. Напри­мер, такое спе­ци­фи­че­ское направ­ле­ние как былины, к сожа­ле­нию, почти вышли из круга чте­ния. Но при этом она исклю­чи­тельно глу­бо­кая, заклю­чает инте­рес­ные и запо­ми­на­ю­щи­еся образы. При­ме­ром может послу­жить «Как пере­ве­лись бога­тыри на Руси». Калин-царь при­шел вой­ной на Русь,   Илья-Муро­мец сам в битве чуть не погиб. С боль­шим-боль­шим тру­дом бога­тыри   татар­скую силу несмет­ную побили, и Алеша Попо­вич гово­рит: «Пода­вай нам силу нездеш­нюю, мы и с ней спра­вимся.» Вдруг, откуда ни возь­мись, появ­ля­ются   два молодца. Нае­хал на них Алеша Попо­вич, раз­ру­бил попо­лам — а их чет­веро. Доб­рыня нае­хал, — а их восемь. И так они все рубятся, а сила все рас­тет и рас­тет. Поняли тут бога­тыри, что рас­хва­ста­лись. И, по одной вер­сии, поехали они в горы и ока­ме­нели, а по дру­гой — в Печер­ский мона­стырь, грехи зама­ли­вать. Вот так и пере­ве­лись бога­тыри на земли Рус­ской из-за хва­стов­ства, гор­до­сти и небла­го­дар­но­сти Богу за победу.

— А как помочь ребенку полю­бить храм, где так много запре­тов, нельзя бегать, нельзя тро­гать, надо стоять?

— Во-пер­вых, нужно любить храм самим, а во-вто­рых, нужно при­хо­дить с ребен­ком в храм ровно на такое время, какое он может выдер­жать. Вот нужно его при­ча­стить — время при­ча­стия при­мерно известно, при­шли где-то за пол­часа до этого вре­мени, — вот и досто­яли. Ребе­но­чек дол­жен сто­ять рядом с мамоч­кой, кате­го­ри­че­ски. Если он начи­нает по храму бегать — это такое же дур­ное вос­пи­та­ние, как если мамочка допус­кает, что он ее бьет. Этого кате­го­ри­че­ски быть не должно!

Сер­диться на ребенка нельзя, ребе­нок есть ребе­нок, он не очень-то пони­мает, где он нахо­дится, ему нужно дви­гаться — ничего страш­ного: «Ты мой хоро­ший, ты устал, пой­дем мы с тобой сей­час вый­дем, поси­дим в уго­лочке, поси­дим или погу­ляем немно­жечко». При­ча­сти­лись — и уйти, можно что-нибудь вкус­нень­кое дать, по голо­вочке погла­дить — вот ты какой моло­дец, хорошо стоял. Нужно тре­бо­вать неукос­ни­тельно, чтобы ребе­нок в храме стоял хорошо, но при этом его не пере­гру­жать, не про­во­ци­ро­вать. Мамочка хочет всю службу посто­ять — это мамоч­кин крест, ей всю службу сто­ять теперь нескоро. Вот когда ребе­нок под­рас­тет и смо­жет сам сто­ять всю службу — тогда и мамочка будет всю службу сто­ять. А пока он малень­кий и не в состо­я­нии, то тре­бо­вать от него того, что он не может в силу сво­его воз­раста, — это изде­ва­тель­ство. А раз так — то нужно столько, сколько он выдерживает.

Когда при­хо­дят роди­тели с детьми домой,   нужно еще раз ска­зать: вот какой ты был моло­дец, ты зна­ешь, что бегать нельзя, мы при­ча­ща­емся с тобой, смотри как все дру­гие стоят, мы молимся с тобой — смотри, как все дру­гие молятся…

При этом, опять повто­ряю, вос­пи­ты­вать надо не в минуту, когда все уже про­изо­шло, а когда все спо­койно и загодя можно преду­га­дать. И, конечно, нужно ребенка и раз­ви­вать, и рас­ска­зы­вать, и ста­раться ему объ­яс­нить. Жития свя­тых — заме­ча­тель­ное чте­ние, и детей на Руси все­гда учили на житий­ной лите­ра­туре. Но, конечно, нельзя чтобы лите­ра­тура была только цер­ков­ная, потому что мы живем в наше время, когда есть много дру­гих дости­же­ний в самых раз­но­об­раз­ных сфе­рах, и ребе­нок это конечно тоже дол­жен знать. Но такие вот впе­чат­ле­ния пер­вые — они очень важные.

В каком воз­расте можно оси­лить всю службу? Может, когда ребенку будет 15, тогда он и будет оси­ли­вать всю службу, а если он малень­кий еще застав­лять его изны­вать в храме, томиться… Если ребенка не пере­на­пря­гать, и наобо­рот, поста­раться,   чтобы с хра­мом у него были самые свет­лые, радост­ные ассо­ци­а­ции, — тогда, став взрос­лым, он их сохра­нит и сам пойдет.

— С дет­ками про­блема — испо­ведь. Как к испо­веди можно ребенка под­го­то­вить, чтобы он подо­шел к этому сознательно?

— Чем позже ребе­нок нач­нет испо­ве­до­ваться и чем реже он будет это делать, тем лучше. Потому что ника­ких осо­бых гре­хов у него нет, слава Тебе, Гос­поди! Вот когда ЧП какие-то — украл что-то, или маме нагру­бил, — тогда нужно испо­ве­даться, а так — обыч­ные дет­ские шало­сти, он даже и осо­знать-то их особо сам не   может. Так что совсем необя­за­тельна такая частая испо­ведь. Но вот поня­тие греха быть должно, чело­век дол­жен пони­мать, что грех — это един­ствен­ное, что Богу неугодно. И надо объ­яс­нить, что такой посту­пок, то, то и то — это грех, при­дешь на испо­ведь, в них тебе надо пока­яться и ска­зать свя­щен­нику. Но если это пер­вая испо­ведь для ребенка, конечно, мамочка должна его под­ве­сти и ска­зать свя­щен­нику, что у ребе­ночка это пер­вая испо­ведь. Чтобы он его при­ве­тил, чтобы впе­чат­ле­ние об испо­веди было как о каком-то глу­бо­ком кон­такте, теп­лом и благотворном.

 — Что каса­ется молитвы, как ей учить?

— Пока детки малень­кие, — «Отче наш» и «Бого­ро­дице, Дево, радуйся» про­чи­тал — и слава Тебе, Гос­поди, и больше не надо. По силам. Нужно сове­то­ваться с духов­ни­ком. Важно не коли­че­ство, а регу­ляр­ность, чтобы ты не начи­нал и не кон­чал день без молитвы. Встал — помо­лился пред едой, идешь спать — помо­лился, дело начи­на­ешь,— Гос­поди, бла­го­слови! — тоже помо­лился пред едой. Кон­чил дело — побла­го­да­рил. Чтобы это было таким доб­рым, посто­ян­ным навы­ком. Тогда уже на этот фун­да­мент он со вре­ме­нем будет настра­и­вать… Ребе­нок, дей­стви­тельно, может устать. Мало ли, один может молит­вен­ное пра­вило про­чи­тать, дру­гой не может. Это тоже зави­сит от эмо­ци­о­наль­ных, от интел­лек­ту­аль­ных осо­бен­но­стей… Так что дело не в коли­че­стве, а в каче­стве, чтоб это было искренне, от души и посто­янно. Чтобы роди­тели пока­зы­вали детям пример.

— Вопрос отно­си­тельно пра­во­слав­ных дет­ских садов и школ. Не явля­ется ли это пере­кла­ды­ва­нием ответ­ствен­но­сти за вос­пи­та­ние на дру­гих, педагогов?

— Если это пере­кла­ды­ва­ние — то это плохо. Но ребе­нок все равно в ту или иную среду попа­дает. Поэтому очень важно выбрать для ребенка бла­го­твор­ную, бла­го­при­ят­ную среду, где он мог бы про­яв­ляться как пра­во­слав­ный чело­век. Так что это важно, но пере­кла­ды­вать все равно не получится.

— А если нет рядом пра­во­слав­ной школы?

— Мы своих детей возим, вер­нее, они уже сами ездят. А для малень­ких детей это очень важно — нор­маль­ная среда, где они живут и могут пол­но­ценно раз­ви­ваться. Никто там не мате­рится, не курит, гадо­стей ника­ких нет… Но орга­ни­за­ция пра­во­слав­ной школы — слож­ное дело — они только-только созда­ются, раз­ви­ва­ются, это дело новое, еще пра­во­слав­ных педа­го­гов не так много. А в шко­лах тра­ди­ци­он­ных есть очень хоро­шие педа­гоги, кото­рые дают очень хоро­шую про­фес­си­о­наль­ную под­го­товку, кото­рая детям необ­хо­дима. Пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин дол­жен был хорошо про­фес­си­о­нально под­го­тов­лен­ным чело­ве­ком. Если он в монахи соби­ра­ется — все равно, у мона­хов круг обще­ния очень широ­кий. Напри­мер, в Дани­лов­ском мона­стыре монах — быв­ший дирек­тор инсти­тута, док­тор физико — мате­ма­ти­че­ских наук. Так что все­гда были уче­ные монахи, и уче­ней­шие монахи огром­ный вклад в куль­туру вло­жили. И про свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого гово­рят, что он чело­ве­че­ские обы­чаи укра­сил, и дей­стви­тельно мы и сей­час осо­знаем, насколько вли­я­ние его велико. Так что, конечно, дети должны быть обра­зо­ван­ными, куль­тур­ными людьми, — тогда они могут про­ти­во­сто­ять этому агрес­сив­ному натиску, этой пустоте и бездуховности.

— … стар­шая дочь гово­рит, что боль­шин­ство пра­во­слав­ных детей только о Боге и гово­рят, больше ни о чем, они все хмурые…

— В самую точку. Это тяже­лое пора­же­ние нашего пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния. В том-то и дело, что если это начет­ни­че­ство какое-то, пустышка, когда люди ничего не знают, а косят под пра­во­слав­ных, то это страшно. Это оттал­ки­вает самым страш­ным обра­зом. И про­ти­во­сто­ять этому нужно только достиг­нув опре­де­лен­ных успе­хов в своей сфере. Понятно, что у всех раз­ные спо­соб­но­сти, но если ты живешь в пол­ную меру, сколько тебе дано, и тру­дишься, то это хорошо, а если не дора­ба­ты­ва­ешь, то это будет плохо и для тебя, и для окру­жа­ю­щих, и для православия.

— Вопрос отно­си­тельно стар­ших детей. Если они явля­ются без­услов­ным при­ме­ром для млад­ших, нужно ли какое-то их осо­бое вос­пи­та­ние в духов­ном плане?

— Во-пер­вых, не надо стар­ших иде­а­ли­зи­ро­вать, нам в семье, напри­мер, при­хо­ди­лось бороться про­тив дедов­щины очень реши­тельно. Стар­ший оста­ется ребен­ком, в него, может, больше вкла­ды­ва­ется, но зато и больше роди­тель­ских оши­бок ему доста­ется. Но авто­ри­тет стар­ших детей, если он направ­лен в нуж­ное русло, конечно, надо под­дер­жи­вать. Конечно, стар­ших детей нужно при­учать, чтобы они сле­дили за млад­шими. Когда стар­шие дети под­рас­тают, роди­те­лям гораздо легче, — они могут уйти куда-то, стар­шие дети должны сле­дить за млад­шими. Но все это из прак­тики должно быть. Справ­ля­ется чело­век — очень хорошо, не справ­ля­ется — его самого про­дол­жать вос­пи­ты­вать. Он тоже нуж­да­ется в под­держке всегда.

— Так полу­чи­лось, что роди­тели воцер­ко­ви­лись, когда у ребенка уже сло­жи­лось иро­ни­че­ское отно­ше­ние к вере, в 14 лет. Про­сят совета, как помочь ребенку, как пока­зать ему, что это пра­виль­ный путь?

— Для того, чтобы пока­зать, что путь пра­виль­ный, нужно ста­раться как можно ско­рее стать хри­сти­а­ни­ном. Но как любому слож­ному дело трудно обу­читься — школь­ная про­грамма, напри­мер, на 10 лет рас­счи­тана — так и хри­сти­а­ни­ном стать очень трудно. Опять-таки, в этом может помочь цер­ков­ная жизнь, когда есть некий опы­том с людьми, кото­рые уже давно в церкви, со свя­щен­ни­ком можно общаться, Гос­подь, есте­ственно, откры­вает людям, как им нужно посту­пать. Так что очень важны не слова, а дела. Если гово­рить о Боге с кис­лой физио­но­мией, то никому это не нужно. Апо­стол Павел, напри­мер, гово­рил хри­сти­а­нам: «Все­гда радуй­тесь», а если ты нера­дост­ный, то, может, у тебя что-то уже не в порядке. Но одной радо­сти, конечно, недо­ста­точно: «Все­гда радуй­тесь, непре­станно моли­тесь и за все бла­го­да­рите Гос­пода». Вот такое гар­мо­нич­ное настро­е­ние души. Если ты раду­ешься про­сто — то это само­до­воль­ство, если только молишься — это начет­ни­че­ство. Если ты и бла­го­да­ришь, и раду­ешься, и молишься, — вот тогда это гар­мо­ния, то, что нужно. И ты своим при­ме­ром этой радо­сти будешь зара­жать окру­жа­ю­щих и своих детей, конечно, тоже. И при этом должно быть и такое внут­рен­ней содер­жа­ние, ты дол­жен отве­чать на вопросы, почему ты веру­ешь, как ты веру­ешь, — это, конечно, тоже. И в гла­зах ребенка роди­тели должны иметь авто­ри­тет, — только тогда можно вос­пи­ты­вать. Если авто­ри­тета нет, то тогда, конечно, ничего у тебя не получится.

— Задают вопрос: у одной жен­щины про­ис­хо­дило парал­лель­ное воцер­ко­в­ле­ние малень­кого ребенка и взрос­лых роди­те­лей. Это выли­лось в хуль­ное пове­де­ние у ребенка: он наро­чито непра­вильно кре­стится или заты­кает уши, когда читают «Сим­вол Веры»…

— Это зна­чит, что роди­тели его пере­на­прягли. Ребенку читают «Сим­вол Веры»! Да «Гос­поди, поми­луй!» — и хва­тит с него. А ему длин­ный «Сим­вол Веры» читают, он ничего в нем не пони­мает. Ну, малень­кий ребе­но­чек. Взрос­лые при­шли и свой взрос­лый опыт навя­зы­вают сво­ему малень­кому ребе­ночку. Между про­чим,   недавно запи­сали рас­сказ ста­ру­шечки о том, как вос­пи­ты­вали раньше.

— Папочка, а можно, я в цер­ковь пойду?

— Нет, доченька, нельзя, — очень все мягко.

— А почему, папочка?

— А ты сего­дня по улице шла?

— Шла, папочка.

— Ста­рушку видела?

— Видела.

— А ты ей поклонилась?

— Нет.

— А почему? Она перед тобой уже свою жизнь про­жила, она тебе   дорожку про­ло­жила, а ты ей не покло­ни­лась. Нет, не годится так, и в цер­ковь ты сего­дня не пойдешь.

Вот так вот строго и оду­хо­тво­ренно вос­пи­ты­вали детей в кре­стьян­ских семьях. Так что очень тонко надо вос­пи­ты­вать, и цер­ковь и молитва — это должно быть неким осо­бым семей­ным общим делом, доро­гим для каж­дого ее члена. И если по каким-то при­чи­нам кому-то это не дорого, зна­чит, это каке-то ошибки в вос­пи­та­нии — эти ошибки надо исправ­лять. Если ты наро­чито непра­вильно кре­стишься — иди в свою ком­нату, а мы тут помо­лимся. Но если ты чего-то хочешь от нас — ну, извини, давай по-хоро­шему. Но опять-таки, это дол­жен быть такой вдум­чи­вый, дели­кат­ный, твор­че­ский про­цесс. Должно быть вот, как вот этот папочка, — разве у нас так роди­тели с детьми раз­го­ва­ри­вают? Такое уди­ви­тельно ува­жи­тель­ное   и береж­ное отно­ше­ние к ребенку.

— Не ока­жется ли пра­во­слав­ный ребе­нок слиш­ком поря­доч­ным и, как след­ствие, нежиз­не­спо­соб­ным в мире сво­бод­ной конкуренции?

— Как известно, не в силе Бог, а в правде. Так что если чело­век ста­ра­ется жить по запо­ве­дям и на Бога наде­яться, то Гос­подь сам его по жизни будет вести. Если мы чув­ствуем свое един­ство, раз мы веру­ю­щие пра­во­слав­ные хри­сти­ане, ответ­ствен­ность за свою Родину, за то, что Богом нам вру­чено, и отно­ше­ния у нас такие друж­ные, — тогда мы такая сила, с кото­рой никто спра­виться не может. В том-то и дело, что каж­дый боится, каж­дый за себя, — такая непол­но­цен­ная вера, непол­но­цен­ное отно­ше­ние друг к другу, недо­ве­рие. Это и гово­рит о том, что по сути мы не очень-то хоро­шие хри­сти­ане, потому что если бы мы жили по правде, то и силь­ными были бы по правде Божией.

— Еще слож­нее, когда рас­кол не за пре­де­лами семьи, а в ней самой. Может ли ребе­нок быть веру­ю­щим, если мама пра­во­слав­ная, папе не до этого, — надо рабо­тать, дедушка воин­ственно против?

— Тут речь идет о духов­ном подвиге этой мамочки. Если она пра­вильно осо­знает, что такое быть пра­во­слав­ной мате­рью, что такое сми­ре­ние, как любить, как тер­петь, как пере­но­сить гру­бо­сти, упреки, глу­по­сти — все, что угодно, — как гибко пре­одо­ле­вать вся­кие кон­фликты и ост­рые углы, — тогда это дело вре­мени. Тогда и папочка, несмотря на эту гонку   и то, что нужно семью кор­мить, и дедушка, может быть, пере­ста­нет быть воин­ствен­ным про­тив­ни­ком. Сколько угодно при­ме­ров — люди и на смерт­ном одре кре­стятся, и ком­му­ни­сты убеж­ден­ные, и ате­и­сты. Как мир вли­яет на нас, так, про­стите, и пра­во­слав­ные вли­яют на мир. Если Гос­подь с нами, — то кто про­тив нас? Если эта мамочка воз­лю­бит Гос­пода, то и члены ее семьи не отста­нут, — куда они денутся? Но это трудно, это нужно каж­дый шаг выве­рять, и молиться, и посто­янно рабо­тать   над собой, и бла­го­сло­ве­ние полу­чать на какие-то важ­ные поступки и реше­ния, — тогда все посте­пенно нала­дится. Ну, и тер­пе­ния набраться, — потому что мы все очень нетер­пе­ли­вые, мы хотим, чтобы все сразу: ах, вот я пове­рили, и вы давайте.. так не полу­ча­ется, нужно, чтобы про­шло какое-то время.

— Как дока­зать ребенку, что быть «как все» — не луч­ший спо­соб пове­де­ния в жизни? Что пове­де­ние хри­сти­а­нина — тер­петь. Сми­риться, не дать сдачи, отка­заться, отка­заться от каких-то развлечений?

— Нет, не дать сдачи — это совер­шенно непра­вильно. В Москве жил   в свое время про­то­и­е­рей Все­во­лод Шпил­лер, ари­сто­крат «голу­бой крови», необык­но­венно муд­рый чело­век. Он сам родом из Киева, его мать была совер­шенно исклю­чи­тель­ным чело­ве­ком, извест­ней­шая опер­ная певица. У нее сопер­ниц не было. Она ушла со сцены, вос­пи­ты­вала детей. Частым гостем в семье был, напри­мер, Дмит­рий Шоста­ко­вич, — такая вот обра­зо­ван­ней­шая, куль­тур­ней­шая семья. И после рево­лю­ции буду­щий отец Все­во­лод, — он был каде­том, участ­во­вал в белом дви­же­нии, — ока­зался в эми­гра­ции в Бол­га­рии. А после войны в 1950 году он вер­нулся в Рос­сию. У него был сын Ваня. Есте­ственно, он был вос­пи­тан совсем по-дру­гому, и ничего он о Рос­сии не знает, ему тогда 14 было. И его маль­чишки все время зади­рали, он при­хо­дит к папе — раз, дру­гой, тре­тий. А тот ему гово­рит: терпи. А в оче­ред­ной раз он при­хо­дит — ну, пап, ну как же так? А тот ему гово­рит: « Ну, чтож, ударь. Но с любо­вью.» То есть без вся­кой злобы и ожесточения.

Пра­во­слав­ный — это не зна­чит какой-то тюфя­чок, о кото­рый можно ножки выти­рать. И свя­тые кня­зья руби­лись в чест­ном поединке — и сто­яли насмерть, и поги­бали, если надо. Это утрата такого ари­сто­кра­ти­че­ского отно­ше­ния и к жизни, и к себе, и к окру­жа­ю­щим, и к про­тив­нику,   такое холоп­ское отно­ше­ние — меня бьют, а я… Нет, это совсем не то. Это утрата здра­вого пра­во­слав­ного хри­сти­ан­ского вос­пи­та­ния. Не то что хри­сти­а­нин дол­жен все­гда драться, быть зади­рой каким-то, но маль­чишка не дол­жен допус­кать каких-то оскорб­ле­ний. Пусть он ищет какие-то выходы, сила — это послед­нее, когда все дру­гие воз­мож­но­сти уже исчер­паны, но посто­ять за себя он дол­жен, иначе он будет каким-то тюфя­ком, половичком.

Мне рас­ска­зы­вала моя сослу­жи­вица, они ехали в метро с мужем — он такой могу­чий был. Сидит, раз­ва­лясь, парень.   Вхо­дит бере­мен­ная жен­щина. Ее муж про­сит этого парня — мол, встань, пожа­луй­ста, уступи, а тот смот­рит на него наг­лыми гла­зами. Тот про­сит, — ну, встань, пожа­луй­ста, а парень сидит. Тогда он взял его так — р‑р-раз! — и сорвал с места. Ну, парень ему чуть не вма­зал, но ту, как по сце­на­рию — двое дру­гих пас­са­жи­ров парню руки за спину, как раз поезд подъ­е­хал к стан­ции, двери откры­лись, — они его выпих­нули из вагона и поезд уехал.

— Ска­жите, а какие молитвы лучше читать о детях?

— Мне кажется, что лучше всего читать свои молитвы от души. Все­гда есть кон­крет­ные про­блемы, и нужно про­сить, чтобы Гос­подь их раз­ре­шил. Можно молиться Божией Матери или свя­тому, чье имя носит ребе­нок. Все люди раз­ные, и обсто­я­тель­ства у всех раз­ные. Есть в молит­вен­ни­ках молитвы матери о детях. Можно их читать. Но молитва все­гда должна быть от души.

— Батюшка, если с ран­него дет­ства ребе­нок при­вык читать извест­ные молитвы “Отче наш”, ”Бого­ро­дицу”, уже засы­пая в кро­ватке. Но потом он вырос, и уже надо встать перед ико­нами помо­литься. Нужно ли на этом наста­и­вать? Потому что ребе­нок гово­рит: ”Какая раз­ница, где и как молиться? Глав­ное, мыс­ленно молиться”.

— Молитва освя­щает дом, а иконы помо­гают нам сосре­до­то­ченно обра­титься к Гос­поду, Божией Матери. Мы же не кое-как должны это делать. Пусть это будет кратко, но кое-как нельзя. Стер­жень дол­жен быть обязательно.

Источ­ник: Пра­во­сла­вие и Мир

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки