Мифы и реальность полового воспитания

Мифы и реальность полового воспитания

(9 голосов3.6 из 5)

«Откуда я взялся?» — при­мерно в пять лет этим вопро­сом зада­ется любой ребенок.

В ответ обычно зву­чит что-то очень про­стое и крат­кое, типа «у мамы из живо­тика», и раз­го­вор бывает исчерпан.

Разве что еще ребе­нок может спро­сить, как когда-то спро­сил мой стар­ший сын:

— А почему я тогда не гряз­ный? Я опе­шила, но быстро нашлась:

— Тебя помыли. И он на этом успокоился.

Однако сей­час настой­чиво про­па­ган­ди­ру­ется так назы­ва­е­мое «сек­су­аль­ное про­све­ще­ние». И неко­то­рые люди верят, что чем раньше их дети будут знать о дан­ной сто­роне жизни, тем лучше. А потому поку­пают соот­вет­ству­ю­щие посо­бия, после чего, зача­стую, уже не дожи­да­ясь даль­ней­ших вопро­сов сыно­вей или дочек, спе­шат вос­пол­нить вполне есте­ствен­ные про­белы в их зна­ниях. Гово­рят, неко­то­рые особо «про­грес­сив­ные» папы даже смот­рят с детьми эро­ти­че­ские фильмы. Дескать, пусть при­вы­кают! Что тут такого особенного?

Правда, у мно­гих роди­те­лей про­све­ти­тель­ский запал быстро схо­дит на нет, потому что с их чадом начи­нает тво­риться нечто странное.

Секспро­свет вре­ден для здо­ро­вья. О нет, что вы! Мы эти книжки мигом убрали, а то с нашим Сашей (Ваней, Петей) после такого чте­ния ника­кого сладу не было, — не раз и не два при­хо­ди­лось за послед­ние годы слы­шать мне и моим коллегам-психологам.

И дей­стви­тельно, на мно­гих детей беседы «про это» ока­зы­вают рас­тор­ма­жи­ва­ю­щее воз­дей­ствие. А попро­сту говоря, сильно возбуждают.

Впро­чем, это неуди­ви­тельно, ведь одна из отли­чи­тель­ных черт нашей куль­туры — повы­шен­ная стыд­ли­вость (неда­ром застен­чи­вость назы­вают наци­о­наль­ной рус­ской чер­той!). Раз­го­воры взрос­лых с детьми о физи­че­ской сто­роне любви у нас строго табуированы.

Вы нико­гда не заду­мы­ва­лись, почему, напри­мер, в таком бога­тей­шем языке как рус­ский, на кото­ром можно выра­зить прак­ти­че­ски любые оттенки чувств, нет нор­маль­ных, обще­упо­тре­би­тель­ных слов для выра­же­ния физи­че­ской любви, а есть только науч­ные тер­мины или мат? Неужели это случайно?

Нет, конечно. Язык — не про­сто набор сло­во­со­че­та­ний и фраз. Он отра­жает рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния народа, его фило­со­фию, куль­тур­ные осо­бен­но­сти. И если уж даже язык так про­ти­вится выводу сокро­вен­ной темы на поверх­ность, зна­чит, это далеко не без­обидно. Рас­та­бу­и­ро­ва­ние, рас­сек­ре­чи­ва­ние запрет­ных тем ведет к пси­хи­че­ским рас­строй­ствам. А для детей, кото­рые по самой своей при­роде ближе к пер­во­на­чалу, к исто­кам куль­туры, нару­ше­ние куль­тур­ных запре­тов (табу) опасно вдвойне. Дет­ская пси­хика гораздо уяз­ви­мее, неустой­чи­вей взрос­лой. Меха­низмы защиты еще не выра­бо­таны. Очень легко нане­сти ребенку травму, от послед­ствий кото­рой он может стра­дать потом всю жизнь.

Тем более, что сей­час мно­гие дети и без того повы­шенно воз­бу­димы. Врачи гово­рят, что это бывает послед­ствием родов со сти­му­ля­цией, родо­вых травм, пато­ло­гии внут­ри­утроб­ного раз­ви­тия. Кроме того, ска­зы­ва­ется пагуб­ное воз­дей­ствие теле­ви­зора, ком­пью­тер­ных игр, оби­лие отри­ца­тель­ных и откро­венно страш­ных впе­чат­ле­ний, от кото­рых роди­тели пол­но­стью огра­дить своих детей не в силах.

А при повы­шен­ной воз­бу­ди­мо­сти ребе­нок не может надолго сосре­до­то­читься; в школе у него воз­ни­кают про­блемы с уче­бой и с пове­де­нием. У таких детей часто не скла­ды­ва­ются отно­ше­ния со сверст­ни­ками: они ста­но­вятся либо скан­да­ли­стами, либо шутами, над кото­рыми поте­ша­ется весь класс.

Охран­ная функ­ция стыда

Осо­бенно опасно, когда сек­су­аль­ным про­све­ще­нием сына зани­ма­ется мать, а дочери — отец. Вот очень типич­ный слу­чай. Один­на­дца­ти­лет­няя Катя вела себя дома про­сто без­об­разно: зака­ты­вала исте­рики. Демон­стра­тивно спала на полу, отка­зы­ва­лась при­че­сы­ваться, гру­била так, что у взрос­лых «вяли уши», дралась.

— Да! Вот еще что… — в самом конце кон­суль­та­ции при­пом­нила мама. — Не знаю, может, это, конечно, нор­мально… во вся­ком слу­чае, муж не видит тут ничего дур­ного, но меня все-таки насто­ра­жи­вает… видите ли, Катюша прямо с ножом к горлу тре­бует, чтобы он ее мыл в ванне. Меня про­го­няет, а его зовет.

— Может, вы в свое время немного пере­усерд­ство­вали с сек­су­аль­ным про­све­ще­нием Кати? — осто­рожно поин­те­ре­со­ва­лась я.

И, как выяс­ни­лось, попала в десятку. Они дей­стви­тельно пере­усерд­ство­вали. При­чем про­све­щал Катюшу именно папа. Он вообще любил все новое и необычное.

В даль­ней­шем ока­за­лось, что дело зашло уже довольно далеко. Девочка под пред­ло­гом игры в малень­кого ребенка норо­вила залезть в постель к роди­те­лям. А порой даже пыта­лась стя­нуть с отца трусы. При­чем мате­рью эти выходки вос­при­ни­ма­лись как дет­ские про­казы (немного, впро­чем, запоз­да­лые по воз­расту), а отец вообще не видел в таком пове­де­нии ничего странного!

— Нор­маль­ное дет­ское любо­пыт­ство, — пожи­мая пле­чами, гово­рил он. И спе­шил удо­вле­тво­рить его оче­ред­ным посо­бием по сексологии.

А вось­ми­лет­него Леву уже соби­ра­лись выгнать из школы за неуправ­ля­е­мость. Хотя школа была част­ной, из раз­ряда доро­гих, и допол­ни­тель­ные пяти­сот дол­ла­ров в месяц, как вы пони­ма­ете, дирек­тору не поме­шали бы. Но пре­стиж заве­де­ния был дороже, ведь Лева не про­сто без­об­раз­ни­чал на уро­ках и хамил учи­те­лям. (Так, напри­мер, он во все­услы­ша­ние спро­сил одно­класс­ника, зачем-то достав­шего из порт­феля деньги: «Ты чего? Решил на ночь Марию Анто­новну снять?»).

Все это было непри­ятно, но началь­ство тер­пело. Их добило дру­гое. Одна­жды Леву засту­кали с дру­гим маль­чи­ком, где они сто­яли, запу­стив руки друг к другу в штаны. Лева честно при­знался, что ини­ци­а­то­ром столь необыч­ного вре­мя­пре­про­вож­де­ния на школь­ной пере­мене был он, поскольку ему «захо­те­лось». И не выка­зал ни стыда, ни даже намека на рас­ка­я­ние. Как будто речь шла о чем-то столь же обыч­ном, как, ска­жем, поеда­ние на пере­менке бутерброда.

Инци­дент кое-как замяли, однако Левину мать пре­ду­пре­дили, что еще один такой эпи­зод — и со шко­лой при­дется рас­про­щаться. Ведь если о выход­ках маль­чика узнают дру­гие роди­тели, кото­рые пла­тят за обу­че­ние своих детей ничуть не меньше, чем роди­тели Левы, адми­ни­стра­ции при­дется несладко.

Напу­ган­ная мама обра­ти­лась к пси­хи­атру. Врач выпи­сал ребенку кучу силь­но­дей­ству­ю­щих лекарств, чтобы его ути­хо­ми­рить, и при этом посо­ве­то­вал поза­ни­маться в группе пси­хо­ло­ги­че­ской кор­рек­ции. Так Лева ока­зался у нас. Впе­чат­ле­ние маль­чик про­из­во­дил тяже­лое: силь­ная рас­тор­мо­жен­ность, какое-то дикое, зашка­ли­ва­ю­щее свое­во­лие, неле­пая демон­стра­тив­ность пол­ное отсут­ствие тор­мо­зов… Не знай мы мне­ния врача, решили бы: «Шизо­фре­ник». Но врач счи­тал, что при­кле­и­вать Леве этот ярлык преж­де­вре­менно, а у нас не было осно­ва­ний сомне­ваться в его компетентности.

Поэтому мы стали раз­би­раться в пси­хо­ло­ги­че­ских при­чи­нах, кото­рые могли поро­дить такое откло­ня­ю­ще­еся (или, как гово­рят спе­ци­а­ли­сты, деви­ант­ное) пове­де­ние. Ника­ких пси­хо­травм у маль­чика не было. Пол­ная семья, забот­ли­вая мать. Ну, немного изба­ло­вала сына. Но все равно не настолько, чтобы он шел враз­нос! Откуда такая рас­пу­щен­ность и несвой­ствен­ная его воз­расту фик­са­ция на теме секса? (Мать вспом­нила, что еще до школы Лева гонялся за девоч­ками во дворе и кри­чал: «Я тебя сей­час изна­си­лую». Вспом­нила и дру­гие, столь же пикант­ные подроб­но­сти, на кото­рые она в свое время не обра­тила долж­ного вни­ма­ния.) Он же не у гуля­щей жен­щины рас­тет, кото­рая каж­дую ночь при­ни­мает у себя новых муж­чин. В чем тут дело?

— Ска­жите, а вы не про­бо­вали сек­су­ально про­све­щать маль­чика, когда ему было лет пять-шесть? — спро­сили мы Левину маму. — Зна­ете, в этом воз­расте дети обычно задают какие-то вопросы…

— Конечно, про­бо­вала! — ожи­ви­лась она. — Сей­час, дайте при­пом­нить… Ну да! Ему как раз пять лет испол­ни­лось, а у подруги ребе­нок родился. Мы в гостях побы­вали, и Лева спро­сил: «Они малыша в мага­зине игру­шек купили, да?» Ну, я ему все объ­яс­нила… В общих чер­тах, разу­ме­ется, но по-науч­ному: и про сли­я­ние кле­ток, и еще что-то, точно не помню… Он вроде бы удо­вле­тво­рился. Потом похо­дил-похо­дил — и снова при­хо­дит с вопро­сом. «А откуда, — гово­рит, — клетки эти берутся?» Я ему дальше рас­ска­зала, даже нари­со­вала кое-что… схе­ма­тично, конечно, но все понятно. Он опять спра­ши­вает… Тут я почув­ство­вала, что моих зна­ний уже не хва­тает, и купила энцик­ло­пе­дию. Зна­ете, сей­час много таких про­дают: яркие, кра­соч­ные, с рисун­ками на каж­дый воз­раст. Мы с ним все про­шту­ди­ро­вали, вроде бы сняли вопросы… А тут он снова стал инте­рес про­яв­лять… Может, ему опять что-нибудь не совсем ясно? Может надо еще одну книжку купить?

А если ребе­нок интересуется?

- Но что же делать, если ребе­нок инте­ре­су­ется? — спро­сите вы. — Неужели надо мол­чать или пере­во­дить раз­го­вор на дру­гую тему?

Порой, без­условно, надо. Кто вообще ска­зал, что детям можно и нужно гово­рить ВСЕ? Мало ли чем еще они могут заин­те­ре­со­ваться?! Маль­чишки 8–13 лет, напри­мер, очень инте­ре­су­ются рецеп­тами изго­тов­ле­ния взрыв­чатки. Но это не зна­чит, что их сле­дует про­све­щать в этом направ­ле­нии — себе дороже.

Дети и под­ростки так устро­ены, что их тянет поско­рее про­ве­рить полу­чен­ные зна­ния на прак­тике. Тем более, когда это имеет отно­ше­ние к насто­я­щей, по их пред­став­ле­ниям взрос­лой жизни. Выра­зи­тель­ной иллю­стра­цией дан­ной осо­бен­но­сти дет­ско-под­рост­ко­вого воз­раста слу­жит экс­пе­ри­мент, кото­рый про­во­дили врачи, зани­мав­ши­еся про­фи­лак­ти­кой куре­ния. Одной группе под­рост­ков рас­ска­зы­вали о вреде, кото­рый может нане­сти рас­ту­щему орга­низму нико­тин, а дру­гой — нет.

Потом срав­нили резуль­таты и ока­за­лось, что… в пер­вой группе куриль­щи­ков стало намного больше, чем во второй!

Та же самая исто­рия с нар­ко­ма­нией: нар­ко­логи уве­ряют, что чем больше при­вле­ка­ешь вни­ма­ние под­рост­ков к этому запрет­ному заня­тию — пусть даже со зна­ком минус! — тем выше веро­ят­ность, что ребята попа­дут в «группу риска». Осо­бенно любят ост­рые ощу­ще­ния демон­стра­тив­ные люди. А их сей­час в юном поко­ле­нии очень много, ведь демон­стра­тив­ность вся­че­ски поощ­ря­ется совре­мен­ной модой и масс-культурой.

Есть и дру­гая, не менее серьез­ная опас­ность: рано «раз­гу­ляв­шийся гор­мон» уда­ряет в голову, а это затор­ма­жи­вает интел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие. «Широ­ко­мас­штаб­ная ста­ти­стика пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, про­ве­ден­ных в школе Шар­лот­той Бюлер, — пишет круп­ней­ший, запад­ный пси­хи­атр В. Франкл, — пока­зала, что серьез­ные сек­су­аль­ные связи слиш­ком юных деву­шек… при­вели к выра­жен­ному суже­нию их общих инте­ре­сов, к огра­ни­че­нию их интел­лек­ту­аль­ного гори­зонта» («Чело­век в поис­ках смысла». М., 1990).

Впро­чем, чтобы прийти к такому выводу, вовсе не нужно было про­во­дить широ­ко­мас­штаб­ных науч­ных экс­пе­ри­мен­тов. Доста­точно про­сто посмот­реть вокруг. Прак­ти­че­ски в каж­дом классе есть девочки, у кото­рых «на уме одни маль­чишки». Как они учатся? Какие у них инте­ресы? Разве им до кни­жек, уро­ков, круж­ков? Я уж не говорю о том, что в нынеш­ней нездо­ро­вой обста­новке, когда именно в под­рост­ково-моло­деж­ной среде наблю­да­ется рез­кий рост вене­ри­че­ских забо­ле­ва­ний, при­вле­че­ние детей к теме пола может обер­нуться насто­я­щей тра­ге­дией для всей семьи.

Так что судите сами, что на одной чаше весов и что на другой…

Школь­ные уроки 

Когда вопросы поло­вой жизни начи­нают обсуж­даться со взрос­лыми на уро­ках, послед­ствия такой мас­си­ро­ван­ной атаки на неокреп­шую пси­хику вообще трудно себе пред­ста­вить в пол­ном объ­еме! Ведь к инфор­ма­ции, сооб­ща­е­мой в школе, у детей осо­бое отно­ше­ние. Учеб­ник не про­сто книжка. Он дает уста­но­воч­ные зна­ния, кото­рые уче­ники обя­заны усва­и­вать и за кото­рые они потом полу­чают оценки.

А теперь пред­ставьте себе ситу­а­цию. Если к вашему ребенку на улице подой­дет взрос­лый и при­мется рас­ска­зы­вать ему то, о чем в куль­тур­ном обще­стве не гово­рят, да еще снаб­дит свои рас­сказы непри­стой­ными кар­тин­ками, ребе­нок пой­мет, что это пло­хой дядька». И поста­ра­ется по мере сил защи­титься от него: убе­жать, позвать на помощь и т. п. Все мы обычно пре­ду­пре­ждаем детей об извра­щен­цах, так что при встрече с ними у боль­шин­ства ребят (хотя, к сожа­ле­нию, не у всех, иначе маньяки не увле­кали бы за собой своих несчаст­ных жертв) сра­ба­ты­вают меха­низмы пси­хо­ло­ги­че­ской защиты.

Про­тив учи­теля, фак­ти­че­ски веду­щего себя, как «пло­хой дядька, у ребенка защиты нет. Наобо­рот, в этом слу­чае дети настро­ены на дове­рие к взрос­лому. И шок, в кото­рый повер­гают их «уроки поло­вого вос­пи­та­ния», неиз­ме­римо больше, чем от столк­но­ве­ния с извра­щен­цем на улице.

Конечно, на раз­ных детей потря­се­ние дей­ствует по-раз­ному. Кто-то вос­при­ни­мает беседы о «без­опас­ном сексе» как фак­ти­че­ское раз­ре­ше­ние этим зани­маться, кому-то ста­но­вится безумно стыдно и про­тивно, кто-то начи­нает пре­зи­рать взрос­лых. Когда на уроке уче­ни­кам вось­мого класса раз­дали непри­стой­ные анкеты, один из маль­чи­ков, вер­нув­шись домой, швыр­нул ее матери в лицо со сло­вами: «Вот, погляди, до чего вы, взрос­лые, докатились!»

Секспро­свет ведет и к ран­ней импо­тен­ции (да-да, хотя наив­ным людям, наобо­рот кажется, что «зна­ние — сила»!) и к росту пре­ступ­ле­ний на сек­су­аль­ной почве, и к нару­ше­нию поло­вой ори­ен­та­ции. И много дру­гих непри­ят­ных сюр­при­зов могут под­жи­дать в неда­ле­ком буду­щем жертв подоб­ных экс­пе­ри­мен­тов. Поэтому пси­хи­атры и опыт­ные педа­гоги выска­зы­ва­ются резко про­тив подоб­ных уро­ков. Круп­ней­ший дет­ский пси­хи­атр Б. 3. Драб­кин, в свое время зани­мав­ший долж­ность глав­ного дет­ского пси­хи­атра СССР, узнав о наме­ре­нии Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния вве­сти секспро­свет в школы, отре­а­ги­ро­вал момен­тально. «В ход пошла тяже­лая артил­ле­рия. Если секспро­свет внед­рится в школы, это будет послед­ний, самый сокру­ши­тель­ный удар по Рос­сии», — ска­зал он и без про­мед­ле­ния вклю­чился в борьбу.

В резуль­тате натиск «про­све­щен­цев» уда­лось оста­но­вить. Хотя не везде и не навсе­гда. Они про­яв­ляют завид­ную изоб­ре­та­тель­ность, под раз­ными пред­ло­гами про­ни­кая в школы. То вклю­чат свою тема­тику в уроки валео­ло­гии, то в уроки здо­ро­вья, то про­па­ган­ди­руют «без­опас­ный секс» на уро­ках ОБЖ (основы без­опас­но­сти жиз­не­де­я­тель­но­сти), граж­да­но­ве­де­ния или здо­ро­вого образа жизни, то начи­нают таким обра­зом «бороться со СПИДом»…

И тут мно­гое зави­сит от бди­тель­но­сти роди­те­лей. Там, где люди пони­мают рис­ко­ван­ное подоб­ных экс­пе­ри­мен­тов, от люби­те­лей школь­ной «поло­вухи» уда­ется отбиться. Порой дело даже дохо­дит до суда. Напри­мер, в Петер­бурге роди­тели подали в суд на школу (и выиг­рали про­цесс!) из-за того, что их две­на­дца­ти­лет­ней дочери на уроке био­ло­гии пока­зали мульт­фильм о… пользе она­низма. Там же, где роди­тели пас­сивны (как, напри­мер, в Яро­славле), детей отсто­ять некому. Правда, потом им при­хо­дится за это рас­пла­чи­ваться. Как в том же Яро­славле, где 13–14-летние дети, наслу­шав­шись «про­све­ти­тель­ских» лек­ций, МАССОВО зара­зи­лись гоно­реей (в одной школе было заре­ги­стри­ро­вано 50 слу­чаев!). Роди­тели побе­жали жало­ваться дирек­тору, поскольку сарай, куда дети бегали за уте­хами к люб­ве­обиль­ной особе 19 лет, нахо­дился рядом со шко­лой, да и отлу­ча­лись они туда во время уро­ков. Но дирек­тор заявил, что на лек­циях детям вовсе не обя­заны при­ви­вать основы нрав­ствен­но­сти. Это дело роди­те­лей. Лек­торы же только дают инфор­ма­цию. И устроил оче­ред­ную лек­цию, на кото­рой маль­чи­кам и девоч­кам, собран­ным в акто­вом зале, в оче­ред­ной раз пока­зали, как поль­зо­ваться пре­зер­ва­ти­вом, а заодно дали адреса мест­ных гей-клубов.

О чем же стоит гово­рить с детьми?

Разу­ме­ется, я не счи­таю, что абсо­лютно на все раз­го­воры подоб­ного рода дол­жен быть нало­жен стро­жай­ший запрет. Нужно так­тично при­учать детей к навы­кам гиги­ены, нужно пре­ду­пре­дить девочку о том, что у нее нач­нутся месяч­ные. Но пре­ду­пре­ждать сле­дует не на школь­ных уро­ках, а дома. И не в 8 лет, «как опять-таки сове­туют в неко­то­рых книж­ках! В подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев эта инфор­ма­ция будет преж­де­вре­мен­ной и может напу­гать дочку. Осо­бенно если ребе­нок раним, застен­чив и боязлив.

С маль­чиш­ками еще слож­нее. И в восемь, и в десять, и в три­на­дцать-четыр­на­дцать лет они совсем еще дети, часто не менее впе­чат­ли­тель­ные и брезг­ли­вые, чем девочки. Зачем им рас­ска­зы­вать о пред­на­зна­че­нии про­кла­док? Сей­час даже мно­гие взрос­лые муж­чины жалу­ются на то, что навяз­чи­вая демон­стра­ция этих изде­лий по теле­ви­зору вызы­вает у них отвра­ще­ние к жен­щи­нам. Что же гово­рить о мальчиках?!

У детей должно быть право обра­титься с вопро­сами к взрос­лому — это да! Но не к назна­чен­ному сверху, а к тому, кого ОНИ ВЫБЕРУТ САМИ! Так, девочки пере­ход­ного воз­раста начи­нают инте­ре­со­ваться родами: больно ли это, опасно ли, сколько вре­мени длится. И долг матери осто­рожно и опять-таки кратко (потому что вы не зна­ете, какие ассо­ци­а­ции и образы может вызвать ваш рас­сказ), отве­тить на вопросы девочки. Осто­рож­ность тут важна чрез­вы­чайно: шоки­ру­ю­щие подроб­но­сти могут настолько трав­ми­ро­вать под­ростка, что на всю жизнь ото­бьют охоту иметь детей. Поверьте, это не пре­уве­ли­че­ние. Я лично знаю несколько таких жен­щин. Одна в дет­стве всего-то навсего уви­дела кар­тинки в меди­цин­ском атласе. Каза­лось бы, ерунда. А для нее хва­тило. Замуж она впо­след­ствии вышла, а вот родить ребенка так и не реши­лась. Дру­гая росла в семье вра­чей, где было при­нято сво­бодно гово­рить при детях на темы пола.

— Мне было так стыдно, — вспо­ми­нает она, — я сквозь землю готова была про­ва­литься. А деться никуда не могла: мы все жили в одной комнате.

Эта жен­щина даже замуж выхо­дить отка­за­лась: поскольку она с дет­ства узнала столько цинич­ных подроб­но­стей! Мысль о близ­ких отно­ше­ниях с муж­чи­ной вну­шала ей отвращение.

Когда речь идет о маль­чике-под­ростке, заво­дя­щем с мамой раз­го­вор на скольз­кую тему, тем более не торо­пи­тесь с отве­тами. Лучше заду­май­тесь, что стоит за его вопро­сами. Только ли любо­пыт­ство? А может, жела­ние вас шоки­ро­вать или про­явить свою власть над вами: дескать, будешь отве­чать, как милень­кая, о чем бы я ни спро­сил? У свое­воль­ных, демон­стра­тив­ных детей такое порой бывает. И идти у них на поводу, поверьте, нера­зумно — скоро схва­ти­тесь за голову.

Три­на­дца­ти­лет­ний Коля начал с вопро­сов про там­паксы, а кон­чил прось­бой пока­зать, как взрос­лые «тра­ха­ются». И все это с ангель­ски невин­ным видом! Насколько я пони­маю, у него в запасе было еще много идей, но мать не выдер­жала и дала «анге­лочку» поще­чину. «Здо­ро­вое дет­ское любо­пыт­ство» мигом сошло на нет.

Пусть лучше дома, чем в подворотне»

Вы можете воз­ра­зить: Пусть лучше ребе­нок узнает все от взрос­лых, чем в под­во­ротне. Но ведь одно не исклю­чает дру­гого! Иначе в запад­ных стра­нах, где сек­су­аль­ное про­све­ще­ние ведется уже трид­цать с лиш­ним лет, под­ростки не рас­ска­зы­вали бы похаб­ных анек­до­тов, не отпус­кали бы саль­ных шуто­чек и не разу­кра­ши­вали бы стены зда­ний (в том числе школ!) непри­стой­ными надписями.

Этому даже назва­ние есть науч­ное: «цинизм под­рост­ко­вой суб­куль­туры». И соста­ви­тели секспро­све­тов­ских про­грамм пре­красно знают, что под­рост­ко­вый цинизм от этого только уси­лится. Однако, рабо­тая на пуб­лику, будут уве­рять вас в обрат­ном. (Что, впро­чем, понятно, хотя и не изви­ни­тельно. Они отра­ба­ты­вают деньги, про­пла­чен­ные пор­но­ма­фией, заин­те­ре­со­ван­ной в уве­ли­че­нии «работ­ни­ков» и кли­ен­туры. Или выпол­няют заказ кон­тра­цеп­тив­ных фирм, заин­те­ре­со­ван­ных в сбыте своей про­дук­ции. Страш­ной, кстати, вред­ной, про­сто убий­ствен­ной для здо­ро­вья под­рост­ков, при­во­дя­щей к росту рако­вых опу­хо­лей и бесплодию).

Нет, под­во­ротня все равно не исчез­нет. Но зато дом или школа, где с ребен­ком будут мус­си­ро­вать интим­ные темы, тоже пре­вра­тятся в пред­став­ле­нии детей в под­во­ротню. И застав их за рисо­ва­нием непри­лич­ных кар­ти­нок, вы уже не смо­жете сде­лать заме­ча­ние, поскольку сами допус­кали по отно­ше­нию к ним фак­ти­че­ски то же самое.

Послу­шаем еще одного очень авто­ри­тет­ного спе­ци­а­ли­ста, круп­ней­шего педа­гога А. С. Мака­ренко. Он как будто для нас напи­сал в 30‑е годы в своей «Книге для роди­те­лей», опи­сы­вая про­блемы, с кото­рыми стал­ки­ва­лись тогдаш­ние при­вер­женцы дет­ского секспро­света: «Вдруг, кто его знает откуда, с пол­ной оче­вид­но­стью выяс­ни­лось, что поло­вая про­блема, несмотря на их геро­и­че­скую прав­ди­вость, желает оста­ваться все-таки поло­вой про­бле­мой, а не про­бле­мой клюк­вен­ного киселя или абри­ко­со­вого варе­нья. В силу этого она никак не могла обхо­диться без такой дета­ли­за­ции, кото­рая даже по самой либе­раль­ной мерке была невы­но­сима и тре­бо­вала засек­ре­чи­ва­ния. Истина в своем стрем­ле­нии к свету выле­зала в таком виде, что и самые сме­лые роди­тели ощу­щали нечто, похо­жее на обмо­рок… Выяс­ни­лось, что при самом доб­ро­со­вест­ном ста­ра­нии, при самой науч­ной мимике, все-таки роди­тели рас­ска­зы­вали детям ТО САМОЕ , что рас­ска­зали бы им и «ужас­ные маль­чишки и дев­чонки», пре­ду­пре­дить кото­рых и должно было роди­тель­ское объ­яс­не­ние. Выяс­ни­лось, что тайна дето­рож­де­ния не имеет двух вариантов».

Что же пони­мать под поло­вым воспитанием?

Так выхо­дит, поло­вое вос­пи­та­ние не нужно? — Отнюдь! Очень даже нужно, только смотря что под этим пони­мать. Нор­маль­ное поло­вое вос­пи­та­ние — это не лек­ции о «муж­ской и жен­ской сек­су­аль­но­сти» и о пред­на­зна­че­нии про­ти­во­за­ча­точ­ных средств. Повто­ряю, таким обра­зом вы лишь дадите ребенку индуль­ген­цию, как бы раз­ре­шите ему этим зани­маться (со всеми выте­ка­ю­щими страш­ными последствиями).

А ведь роди­тель­ский долг в дру­гом, прямо про­ти­во­по­лож­ном. Мы должны всеми силами обе­ре­гать дет­скую жизнь. А для этого охра­нять дет­скую чистоту и невин­ность, удер­жи­вать дочек и сыно­вей от раз­врата, потому что раз­врат — пря­мой путь болез­ням и смерти. Неправда, что сей­час убе­речь под­рост­ков невоз­можно и надо лишь научить их «пра­вильно предо­хра­няться». Это все равно, как учить детей «пра­вильно воро­вать» или «пра­вильно потреб­лять нар­ко­тики» (именно такая логика поло­жена в основу мно­гих якобы анти­нар­ко­ти­че­ских школь­ных про­грамм). Те, кто так думают, про­сто пыта­ются снять с себя ответ­ствен­ность. Но попытки эти жал­кие, потому что от сове­сти и от суда — хоть Божьего, хоть исто­рии, хоть люд­ского — какого угодно! — убе­жать все равно не уда­ется. Не полу­ча­ется стро­ить сча­стье на погуб­лен­ных дет­ских жиз­нях. Досто­ев­ский был тысячу раз прав, когда писал про «сле­зинку ребенка». Вся миро­вая исто­рия это подтверждает.

Гораздо важ­нее рас­ска­зов про пре­зер­ва­тив (кото­рый, кстати, не гаран­ти­рует надеж­ной защиты от СПИДа!) дать детям уста­новки на креп­кую, мно­го­дет­ную семью, объ­яс­нить роле­вые, пси­хо­ло­ги­че­ские и соци­аль­ные раз­ли­чия муж­чин и жен­щин, вос­пи­тать в маль­чике муже­ство и бла­го­род­ство, а в девочке скром­ность, жен­ствен­ность и душев­ную чуткость.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки