сайт для родителей

Мироша и жук Атымнечто

Print This Post

486


Мироша и жук Атымнечто
(2 голоса: 5 из 5)

…Жил да был на свете жук. Да, в прочем, он и сейчас жив, здоров, только неизвестно, где летает… Публикуем новую добрую и поучительную сказку  с  хорошим концом  знакомого нашим читателям детского автора Ветты ВИШ.

Мироша и жук Атымнечто

Жил да был на свете жук. Да, в прочем, он и сейчас жив, здоров, только неизвестно, где летает. Так вот, все зверята в лесу давно позабыли его настоящее имя, потому что придумали ему другое.

На все просьбы лесных обитателей жук всегда отвечал: « А ты мне что?»  и ничего никогда не делал просто так. Вот его и прозвали жук Атымнечто. Лишь только увидят его летящим над поляной, так и говорят: « Вон, Атымнечто полетел!»

Летел как-то он над лесным ручейком, видит: на бережке, на камушке муравьишка сидит и плачет. Спустился  ради любопытства жук.

– Что ревешь?– прожужжал он с интересом.

– Помоги мне, пожалуйста,– попросил муравей.– Мой домик во-о-он там, за тем ручейком! Плавать-то я не умею! Перевези меня! Крылышки у тебя большие! Тебе ведь ничего не стоит! Пожалуйста, я такой маленький!

– Ну, да! Конечно же! Ничего не стоит!– важно перебил речь муравьишки жук. – Мой домик совсем в другой стороне! Ну, если хочешь, я помогу тебе, только вот… а ты мне что?

– А мама муравьиха сегодня будет делать муравьиные котлетки. Я тебе свою отдам! Они вкусные-превкусные! Лапки оближешь!

– Котлетки…– задумался жук. – Ладно, съем твою котлетку! Влезай скорей на плечи, да держись покрепче! –  он усадил на себя муравьишку  и перелетел с ним через ручей.

Летит жук дальше по лесу, видит – между ветвей, на старом дереве натянута паутина. Сидит на ней паучок-старичок и горюет.

– Эй, ты! Ты, почему горюешь-то? – вновь проявил любопытство жук.

– Да, вот, – говорит старичок-паучок, – сетку делал, делал, а она во-о-он там, наверху порвалась. Сил нет! Слушай, помоги, а? У тебя крылья! Ты перелететь можешь! Вон ту ниточку зацепи за ту веточку!

– Не, ну, конечно, перелететь я смогу, – отвечает жук. – Только вот, а ты мне что?

– Я? – призадумался паучок. – А я отдам тебе свое одеяльце, недавно сплел. Оно защитит тебя от ветра и холода! На, бери, – и он протянул жуку тоненькое, но теплое узорчатое одеяльце.

– Одеяло! Ну, пожалуй, мое уже старое и давно прохудилось, – рассуждал вслух жук. – Ладно, возьму!

Он взмахнул крылышками. Потянул ниточку. Привязал ее на сучок.

И полетел дальше.

Летит себе, летит. Темнеет уже.

Вдруг видит, под листочком сороконожка плачет.

– Ну, и денек сегодня! – подумал жук. – Все в лесу ревут слезами горючими!

– А у тебя-то что приключилось? – присел рядом жук, готовясь к длинному рассказу.

Сороконожка хныкала и продолжала причитать:

– Неужели мне никогда ее не достать? На том листочке капелька росы, видишь? – и она вдруг заметила собеседника. – А я пить хочу! А достать не могу!

– Значит, достать не можешь? – переспросил жук, взглянув на капельку росы.

– Помоги мне, жук! Ты большой! Крылатый! Ну, просто взлети и прыгни на этот листочек! Капелька и упадет! Я подставлю маленькое ведерце! И сама попью, и деток напою!

­­­­­­– Нет… Ну, я, конечно, могу прыгнуть на этот маленький листочек, но только… а ты мне что? – и он посмотрел на красивые башмачки на ножках сороконожки. – А давай, ты мне дашь три пары своих башмачков? – вдруг предложил он.

Сороконожка посмотрела на свои сорок ножек и тихонько вздохнула.

– Что ж, бери! – и она отдала жуку три пары своих башмачков.

Жук расправил крылья. Взлетел и прыгнул на листочек. Капелька скатилась, и водичка попала в ведерце.

Так прошел день. Наступил следующий. Жук решил преодолеть большое расстояние и полетел в город. Там тоже была весна. Одуванчики расцвели так, что полянка в сквере, где гуляли дети, была похожа на желтый ковер.

Одуванчики жука не интересовали, и он уселся на большой цветущий клевер. Клевер почему-то рос один на поляне, и гордый жук подумал: «Я такой один! И он такой один! Присяду на него, передохну».

Вдруг, неожиданно для себя, жук встретился взглядом с мальчиком. На него удивленно смотрели глаза Мироши.

Малыш, сидя на корточках, произнес:

– Улети, пожалуйста, я хочу сорвать этот цветок!

– Ага! Сейчас! – поставил лапы в боки жук. – И не подумаю!

Мироша замер от удивления.

– Жуки не умеют говорить!

– Ну, да… А по-твоему, ты сейчас с кем разговариваешь? – невозмутимо ответил жук.

– С тобой! – прошептал Мироша, еще ближе наклоняясь к говорящей букашке. – Ты что, волшебный?

– Я обыкновенный, только возмущенный, – заявил жук, – вот и разговорился, – объяснил он, сожалея о собственной вспыльчивости. – И я не встану! – и он принципиально отвернулся.

– Ну, пожалуйста! – вновь попросил Мироша. – Кругом одни одуванчики, я их уже насобирал, а вот возьму этот! – и он приблизил нос. – Он па-а-ахнет! – и малыш вдохнул аромат цветка так, что жук еле успел ухватиться лапами за стебелек, чтоб его не затянуло.

– Подарю маме! Она обрадуется! Встань! – и Мироша затряс стебелек.

– Ты там с кем разговариваешь? – спросил громко Владик, его старший брат. Он вместе с девчонками играл в выбивного на площадке рядом.

– С жуком! – прокричал Мироша в ответ. – А он вставать не хочет! – уже тихо добавил он сам себе.

– А, понятно! – рассмеялся Владик и бросил мяч.

– Ничего тебе не понятно! – пробормотал недовольно Мироша, вновь взглянув на жука.

Тот, испугавшись, что вот-вот ладошка мальчика смахнет его с цветка, заявил:

– Ладно, я улечу! Только вот, а ты мне что?

– А  что тебе надо? – удивился такой наглости малыш.

– А, давай, – хитро начал жук, – ты будешь сегодня целый день на все просьбы отвечать «А ты мне что?» и ничего не делать просто так!

– Всего-то? – улыбнулся в ответ Мироша. – Ладно! – он согласился и сорвал цветок.

Жук улетел восвояси. Мяч подкатился прямо к ногам Мироши.

– Мирош, подай нам мяч! – крикнул Владик брату.

– А ты мне что? – прокричал в ответ тот.

Владик недовольно подошел сам и, взяв в руки мяч, сказал:

– А я тебе вчера воланчик  подавал. – И без ничего! – Он обиженно отвернулся и побежал играть.

Мироша постоял минуты две в растерянности и пошел срывать одуванчики. Когда Владик и Мироша вернулись домой, мама, встречая детей, сказала:

– Мирош, Владь, помойте с мылом руки!

– Мам, ладно, я помою, а ты мне что? – ответил Мироша, как просил жук.

– В смысле? – удивилась и застыла на месте мама. – Я тут ужин вкусный приготовила, пирог к чаю испекла. А тебе за мытье рук еще  что-то полагается? – и она удивленно посмотрела на сына. – Ну, уж сделай это ради собственного здоровья, пожалуйста! – и она как-то обижено отправилась на кухню. В руках у Мироши был букет одуванчиков, а в середине торчал клевер.

– Мам, на! – разуваясь на бегу, прокричал малыш. Мама обернулась. В протянутой руке Мироши был букет цветов.

– И теперь я должна спросить: «А что же ты за них хочешь»?– грустно произнесла она. – Оставь их лучше себе!

– Мам! – уже со слезами на глазах просил малыш. – Я тебе собирал! Возьми! Мне ничего не надо! Только улыбнись!

«Противный жук, это все из-за него! И Владя теперь не дружит! И мама теперь печальная», – подумал малыш.

Мама вдруг неожиданно повернулась и улыбнулась Мироше. Она присела, обняла малыша. – И что, хватит одной улыбки за такой большущий букет? – спросила она и поднесла букет к лицу.

– Как клевер пахнет! – восхищенно посмотрела она на Мирошу. У Мироши высохли слезы. Он понял, что нет ничего дороже маминой улыбки.

– Мам, а ведь все равно, да?  Какие в букете цветы? – спрашивал он уже из ванной, вытирая чистые руки полотенцем.

– Все равно! – донеслось из кухни. – Главное, чтобы букет был подарен от чистого сердца!

«Вот, значит, и верну этот клевер завтра жуку, – подумал Мироша, –  пусть забирает! Просто так!»

Он улыбнулся собственным мыслям и вдохнул аромат пирога, распространяющегося по всей квартире.

На завтра было воскресенье. Можно было с папой выйти на футбол. Мальчики засобирались у порога. Мироша незаметно вытащил из вазы клевер и засунул в карман джинсов. «Я его найду и отдам», – подумал он и ребята вышли на улицу.

– Хорошо! – договаривался вновь жук с пчелой. – Я помогу, только вот, а ты мне что?

– Так и знал, что тебя найду! – услышал жук голос присевшего рядом с ним Мироши. Мальчик снова нашел жука на поляне.  Жук разговаривал с пчелой.

На этот раз, пчелка-бабушка  слишком много насобирала пыльцы в свою кадушку, да так, что не могла поднять. Высыпать жалко, а поднять трудно. Вот и просила она жука о помощи.

– Жучок, миленький! Мне ведь совсем недалеко надо. Вон на тот цветочек, – и она указала крылышком на соседнюю ромашку. – Там детки подлетят, помогут!

Мироша взял аккуратненько двумя пальчиками крохотную кадушку. Он, не говоря ни слова, бережно поставил ее на цветок ромашки.

– Ой! – неожиданно ойкнула бабушка-пчелка и захлопала глазками сквозь пчелиные очки.

– А что тебе за это надо? – прожужжала она Мироше.

– Ничего, пчелка, мне от тебя не надо! – произнес Мироша. – Лети к своим деткам.

– А ты, жук, забери свой цветок! Он мне такой ценой не нужен.

И малыш побежал к брату играть в футбол.

– Вадь! – позвал Мироша на следующее утро брата. Он еще не выговаривал его имя правильно. – Смотли!

На подоконнике, в их спальне, возле кроватки Мироши стоял горшочек. Маленький, как наперсток.

– Это что? – удивился Владик и взял горшочек в руки. – Надо же! Какой маленький! – он улыбнулся и понюхал. – Мирош, там, кажется, мед! А какими ложками мы его есть будем? – И мальчишки дружно  рассмеялись. Мироша, конечно, понял, от кого мед, только никому не сказал. Он тем же вечером угостил медом Дюшу,  их попугайчика.

– На тебе медика! – прошептал Мироша попугайчику, ставя маленький горшочек на пол в клетке. – Просунь туда клювик! Тебе понравится!..

Ветта ВИШ

Илл. – художник Ольга Ананченко

 

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus