Геннадий Цыферов: где живет папа для лягушонка?

Геннадий Цыферов: где живет папа для лягушонка?

(2 голоса5.0 из 5)

Пере­фра­зи­руя дет­ского клас­сика, папы каж­дому нужны. Даже лягу­шонку. Но если папа  никак  и нигде не нахо­дится, не стоит отча­и­ваться. Можно поис­кать его… в себе самом. Одна­жды можно стать папой для кого-то, кто меньше и сла­бее тебя. 

В руб­рике «Сказки на ночь» читаем самым малень­ким неста­ре­ю­щую прозу Ген­на­дия Циферова.

Ино­гда кажется, что дет­ская лите­ра­тура – это про­сто как два­жды два. Бери и пиши  ясно и неза­мыс­ло­вато, малыши пой­мут и пове­рят на слово. Но нет – гово­рить начи­стоту с детьми, а осо­бенно с самыми малень­кими, совсем непро­сто, тем более, если ты хочешь, чтобы тебе поверили.

95f2f761115733baca6f98a983487d0ee6de1ad7 1 - Геннадий Цыферов: где живет папа для лягушонка?Для того чтобы писать для детей, нужно иметь неко­то­рую сме­лость, а еще – све­жий, про­стой и глу­бо­кий, неза­мут­нен­ный взрос­лыми сте­рео­ти­пами взгляд на вещи и явле­ния – непо­сред­ствен­ный, как у ребенка.

Не сюсю­ка­нье и заиг­ры­ва­ние с мало что пони­ма­ю­щими кара­пу­зами,  а раз­го­вор  почти на рав­ных стар­шего брата с млад­шим, внут­рен­него ребенка пишу­щего – с ребен­ком чита­ю­щим и вопрошающим.

Ген­на­дий Цыфе­ров жил и тво­рил свои коро­тень­кие и непри­тя­за­тель­ные с виду сказки в совет­ское время, в самый его раз­гар, при этом его книжки пора­жают сего­дня неожи­дан­ной духов­ной глу­би­ной. Еще одно чудо и откры­тие – они гово­рят с юным чита­те­лем прит­че­вым  и по своей сути хри­сти­ан­ским языком.

Диву даешься, как автор напол­няет эти кро­шеч­ные сказки емким содер­жа­нием и глу­бо­кими смыс­лами, зада­ва­ясь поис­ком отве­тов на самые важ­ные бытий­ные вопросы.

В совет­ское время они остро зву­чали на своем ска­зоч­ном, почти что эзо­по­вом языке и смело гово­рили о совет­ской дей­стви­тель­но­сти, в кото­рой было немало пафоса, лице­ме­рия и лжи, но при всем при этом, веря в добро и правду, можно было оста­ваться чест­ным человеком.

Неслу­чайно имя без­условно талант­ли­вого дет­ского писа­теля Ген­на­дия Цифе­рова в совет­ские годы не очень-то попу­ля­ри­зи­ро­вали, и это несмотря на его хоро­ший твор­че­ский старт и «бла­го­сло­ве­ние» самого Кор­нея Чуков­ского, кото­рый счел моло­дого выпуск­ника Мос­ков­ского област­ного пед­ин­сти­тута имени Круп­ской чрез­вы­чайно одаренным.

Его книжки никак не попа­дали в  пре­сло­ву­тый  план пяти­летки, их печа­тали «со скри­пом», как ни пытался автор с подачи дру­зей и близ­ких неумело про­дви­гать своё твор­че­ство – рас­сы­лать свои про­из­ве­де­ния в дет­ские жур­налы, высту­пать в дет­ских биб­лио­те­ках, при­хо­дить на радио и ТВ, участ­вуя в тема­ти­че­ских пере­да­чах для дошколь­ни­ков и школь­ни­ков. Сло­вом, путь к малень­кому чита­телю был тернист.

В жур­нал «Мур­зилка» писа­тель пытался войти  напря­мую – через дверь, то есть через отдел писем, куда при­сы­лал свои сочи­не­ния, что уже в те вре­мена каза­лось, по край­ней мере, наив­ным. Ино­гда его пуб­ли­ко­вала одна из послед­них полос «Лите­ра­тур­ной газеты». А вот двери тен­ден­ци­оз­ного и идео­ло­ги­зи­ро­ван­ного изда­тель­ства «Дет­ская лите­ра­тура», при­част­ность к кото­рому откры­вала путь к чита­телю мно­гим дет­ским авто­рам того вре­мени, для Цифе­рова так и не открылись.

Зато, когда появи­лось более лояль­ное к мало­из­вест­ным  и талант­ли­вым авто­рам изда­тель­ство «Малыш», его редак­тор Юрий Тимо­феев сразу взял во вни­ма­ние сказки Цифе­рова – там они были нако­нец-то оце­нены по досто­ин­ству и напечатаны.

2e742d005ae41bc8a0c1edcbc6507f25 - Геннадий Цыферов: где живет папа для лягушонка?Пре­одо­леть мно­гие тер­нии Ген­на­дию Михай­ло­вичу и его сказ­кам помогла совет­ская муль­ти­пли­ка­ция, а точ­нее, все­мирно извест­ная теперь сту­дия «Союз­мульт­фильм», кото­рая, без пре­уве­ли­че­ния, уве­ко­ве­чила его доб­рых и тро­га­тель­ных героев – Лоша­рика, Паро­во­зик из Ромаш­ково, зеле­ного кро­ко­дила и любо­зна­тель­ного лягушонка.

Всего вышло больше 25 рисо­ван­ных и «вылеп­лен­ных из пла­сти­лина» муль­ти­пли­ка­ци­он­ных лент, люби­мых детьми несколь­ких поко­ле­ний.  Мно­гие эти сказки мы знаем бла­го­даря мульт-сотвор­че­ству Ген­на­дия Цифе­рова с Ген­ри­хом Сапгиром.

Был период, когда Цифе­рова почти не печа­тали. Почему такая неми­лость? Воз­можно, потому, что истин­ное содер­жа­ние его ска­зок без­оши­бочно уга­ды­ва­лось цензорами.

Да, за непо­сред­ствен­ные выска­зы­ва­ния зве­ру­шек, зву­чав­шие из кни­жек и с экра­нов мла­ден­че­ским язы­ком, автора невоз­можно было под­верг­нуть неким репрессиям.

Но у цен­зуры были и дру­гие, совсем не «лобо­вые» при­емы – можно было ото­дви­нуть в сто­рону неугод­ного сочи­ни­теля и по-дру­гому – не запре­щая и не сво­ра­чи­вая тира­жей, ума­лить зна­че­ние дет­ских ска­зо­чек, не при­нять их все­рьез, создать вокруг них ореол посред­ствен­ных и мало­по­лез­ных для вос­пи­та­ния образ­цо­вого совет­ского детсадовца.

Воз­можно, именно так и про­изо­шло в слу­чае с чудес­ными про­из­ве­де­ни­ями Ген­на­дия Цифе­рова. Да и сама лич­ность застен­чи­вого и скром­ного педа­гога-вос­пи­та­теля, несколько лет отра­бо­тав­шего в школе-интер­нате, пусть и при Мини­стер­стве ино­стран­ных дел, не вызы­вала ни у кого из власть пре­дер­жа­щих ни тре­пета, ни сим­па­тии, ни при­зна­ния, ни сколько-нибудь  воз­мож­ного ува­же­ния – обыч­ный учи­тель, не герой труда – про­сто вин­тик госу­дар­ствен­ного механизма.

Между тем, Ген­на­дий Михай­ло­вич в своих исто­риях и не пре­тен­дует на некую твор­че­скую или чело­ве­че­скую вели­чину. Автор не гре­шит само­ума­ле­нием – но он готов оста­ваться малень­ким – и в пря­мом, и в пере­нос­ном смыс­лах, что при­от­кры­вает нам в себе ред­кую доб­ро­де­тель сми­ре­ния – каче­ства, с кото­рым совет­ская идео­ло­гия совер­шенно незнакома.

Не вопреки – а, ско­рее, бла­го­даря ей (ведь все насто­я­щее не стре­мится себя про­дви­нуть, но яркий све­тиль­ник не скро­ешь под сосу­дом) Цыфе­ров неза­метно при­об­ре­тал попу­ляр­ность и за пре­де­лами Совет­ского Союза, в дру­же­ствен­ных СССР стра­нах – в Бол­га­рии и Чехии, в Вен­грии и Гер­ма­нии. Его твор­че­ством про­ник­лись даже малень­кие зри­тели и чита­тели из Япо­нии, кото­рым автор неожи­данно ока­зался бли­зок по своей тон­кой лирич­но­сти, а глав­ное, по своим непо­вто­ри­мым фило­со­фии и менталитету.

Г. Цыфе­ров – истин­ный сочи­ни­тель, кото­рый не фаль­ши­вит – то есть ничуть не сочи­няет, но до конца прав­див и открыт. Он заду­мы­ва­ется о том, как радо­ваться жизни и как при­ни­мать смерть живого суще­ства. Как быть самим собой, не пере­кра­ши­ва­ясь – то есть жить так, чтобы не бодаться и не лягаться, и не стро­ить из себя боль­шого кру­то­ро­гого бычка, а иметь сме­лость оста­ваться про­сто зеле­ным лягу­шон­ком – малень­ким чудаком.

Писа­тель  под­ска­зы­вает малень­кому чита­телю, как узнать, чего ты на самом деле ищешь.

Ведь, в какое бы время ты не жил, если ты живой и насто­я­щий, то твое сердце про­сто не может суще­ство­вать без поиска чего-то важ­ного,  не отзы­ваться на радость и боль дру­гого. Его все­рьез вол­нует вопрос, почему все хотят быть боль­шими, и что  воис­тину делает тебя боль­шим. Дело, конечно, не в росте и не в воз­расте – а в спо­соб­но­сти любить, щедро раз­да­вать свою доб­роту, думать  и  забо­титься о других.

Его сердце оста­но­ви­лось в сорок два года в 1972‑м, с тех пор и по сей день мно­гие его про­из­ве­де­ния  так и не изданы. Но оста­лись «Днев­ник мед­ве­жонка», «Как лягушки чай пили», «Весна будет все­гда», «Сказки ста­рин­ного города», «Хочу быть боль­шим», «Жил на свете сло­не­нок», «Про чудака лягу­шонка», «Дрес­си­ров­щик», «Туфельки прин­цессы», «Серьез­ные рас­сказы плю­ше­вого мишки», «Исто­рия про поро­сенка» и кое-что другое.

Все его книжки и мульт­фильмы не уста­ре­вают. Может быть, потому, что Ген­на­дий Цыфе­ров не навя­зы­вает свои выводы и ответы, а при­от­кры­вает  чита­ю­щим  про­стран­ство для раз­мыш­ле­ний, поиска, для бес­ко­неч­ных новых «почему?», кото­рыми живет и пита­ется любая  чистая, дет­ская, пыт­ли­вая, довер­чи­вая, непо­сред­ствен­ная – и воз­можно, та самая истинно откры­тая  Богу душа, о кото­рой гово­рил Христос.

Читайте на нашем сайте одну из ска­зоч­ных исто­рий Ген­на­дия Цифе­рова.

 

Геннадий Цыферов «Про чудака лягушонка, или как лягушонок искал папу»

Сказка первая

Одна­жды лягу­шо­нок сидел у реки и смот­рел, как в голу­бой воде пла­вает жёл­тое сол­нышко. А потом при­шёл ветер и ска­зал: “Ду”. И по реке и по сол­нышку пошли мор­щинки. Рас­сер­дился тут ветер и ска­зал ещё раз: “Ду, ду, ду”. Очень сильно. Он, видимо, хотел раз­гла­дить мор­щинки, но их стало больше.

И тут рас­сер­дился лягу­шо­нок. Он взял пру­тик и ска­зал ветру: “А я тебя про­гоню. Ты зачем мор­щишь воду и люби­мое солнышко?”

И он погнал ветер, погнал через лес, через поле, через боль­шую жёл­тую канаву. Он гнал его в горы, где пасутся козы и овцы.

И весь день там лягу­шо­нок ска­кал за вет­ром и махал пру­ти­ком. Кто-то думал: он отго­няет пчёл. Кто-то думал: он пугает птиц. Но он никого и ничего не пугал.

Он был малень­кий. Он был чудак. Про­сто ска­кал в горах и пас ветер.

Сказка вторая

А вчера в гости к лягу­шонку при­шла рыжая корова. Помы­чала, пока­чала умной голо­вой и вдруг спро­сила: “Про­стите, зелё­ный, а что бы вы стали делать, если бы вы были рыжей коровой?”

49754 0f4e3 7671528 m750x740 ud4795 - Геннадий Цыферов: где живет папа для лягушонка?

– Не знаю, но мне почему-то не очень хочется быть рыжей коровой.

– А всё-таки?

– Я всё равно бы пере­кра­сился из рыжего в зелёный.

– Ну, а затем?

– Затем я отпи­лил бы рожки.

– А зачем?

– Чтобы не бодаться.

– Ну, а потом?

– Потом я под­пи­лил бы ножки… Чтобы не лягаться.

– Ну, а потом, потом?

– Потом бы я ска­зал: “Посмот­рите, ну какая я корова? Я про­сто малень­кий зелё­ный лягушонок”.

Сказка третья

Навер­ное, он всю жизнь был бы малень­ким, но одна­жды слу­чи­лось вот что.

Каж­дый знает, что он ищет. А что искал лягу­шо­нок, он и сам не знал. Может быть, маму; может быть, папу; а может быть, бабушку или дедушку.

На лугу он уви­дел боль­шую корову.

– Корова, корова, – ска­зал он ей, – а ты хочешь быть моей мамой?

– Ну что ты, – замы­чала корова. – Я боль­шая, а ты такой маленький!

990 - Геннадий Цыферов: где живет папа для лягушонка?

На реке он встре­тил бегемота.

– Беге­мот, беге­мот, ты будешь моим папой?

– Ну что ты, – зачмо­кал беге­мот. – Я боль­шой, а ты маленький!..

Мед­ведь не захо­тел стать дедуш­кой. И здесь лягу­шо­нок рас­сер­дился. Он нашёл в траве малень­кого куз­не­чика и ска­зал ему:

– Ну, вот что! Я – боль­шой, а ты малень­кий. И всё равно я буду твоим папой.

Сказка четвёртая

kak ljagushonok iskal papu10 - Геннадий Цыферов: где живет папа для лягушонка?– А что такое бабочки? – спро­сил кузнечик.

– Цветы без запаха, – отве­тил лягу­шо­нок. – Утром они рас­цве­тают. Вече­ром они осы­па­ются. Одна­жды я сидел на лугу: отцвела голу­бая бабочка. Её кры­лья лежали на траве – их гла­дил ветер. Потом при­шёл я и тоже погла­дил. Я ска­зал: “Откуда эти голу­бые лепестки? Навер­ное, обле­тает голу­бое небо”.

Если голу­бое небо обле­тит – оно ста­нет розо­вым. Если голу­бое небо обле­тит – рас­цве­тёт солнце. А пока мы должны сидеть на лугу и гла­дить голу­бые лепестки.

 

Сказка пятая

 

Каж­дый хочет быть больше. Вот коз­лик – он хочет быть бара­ном. Баран хочет быть быком. Бык – слоном.

А малень­кий лягу­шо­нок тоже хотел стать больше. Но как, как это сде­лать? Потя­нуть себя за лапку? – не полу­ча­ется. За ушко – тоже. А хво­стика нет…

И тогда он вышел в боль­шое поле, сел на малень­кий буго­рок и стал ждать, когда будет захо­дить солнце.

А когда солнце пока­ти­лось к закату, от лягу­шонка начала расти тень. Вна­чале она была, как коз­лик; потом – как баран; потом – как бык; а потом как боль­шой-боль­шой слон.

Тут лягу­шо­нок обра­до­вался и закричал:

– А я боль­шой слон!

Только боль­шой слон очень обиделся.

– И ника­кой ты не слон, – ска­зал он лягу­шонку. – Это твоя тень боль­шой слон. А ты, ты про­сто так – боль­шой чудак на закате дня.

 

Вме­сте с вами пере­чи­ты­вала люби­мые сказки Вален­тина Киденко

Илл. и фото из откры­тых источников

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки