Мудрость целомудрия: как она воспитывается?

Мудрость целомудрия: как она воспитывается?

(4 голоса5.0 из 5)

Сего­дня наи­бо­лее труд­ным для роди­теля явля­ется вос­пи­та­ние цело­муд­рия. Ведь даже само это слово выпало из лек­си­кона: мы знаем, что такое поло­вое вос­пи­та­ние, пол, а «цело­муд­рие» как поня­тие и явле­ние не обо­зна­чено для подростка. 

О вос­пи­та­нии цело­муд­рен­ного чув­ства в детях мы бесе­дуем с ака­де­ми­ком РАО, док­то­ром пси­хо­ло­ги­че­ских наук Вик­то­ром Ива­но­ви­чем Слободчиковым.

– Вик­тор Ива­но­вич, чтобы при­бли­зиться к правде вос­пи­та­ния цело­муд­рия в ребёнке, рас­ска­жите в общих чер­тах, врож­ден­ное ли это каче­ство или приобретенное? 

i 1 - Мудрость целомудрия: как она воспитывается?

Где искать осно­ва­ния цело­муд­рия? Цело­муд­рен ли ново­рож­ден­ный ребёнок?

– В этом вопросе я бы созна­тельно хотел уйти от отож­деств­ле­ния этого поня­тия с дев­ствен­но­стью. «Цело­муд­рие» чело­века необ­хо­димо рас­смат­ри­вать в широ­ком смысле: гар­мо­нич­но­сти и иерар­хич­но­сти его в целом.

К сожа­ле­нию, понят­ное как будто бы всем слово, прямо озна­ча­ю­щее «цело» и «целост­ность», в быто­вой трак­товке рас­смат­ри­ва­ется именно как целост­ность тела, а раз­ру­ше­ние цело­муд­рия вос­при­ни­ма­ется как утрата невинности.

Цело­муд­рие в самом широ­ком пони­ма­нии было в чело­веке един­ствен­ный раз на белом свете – в момент Сотво­ре­ния Адама: всё в нем было совер­шенно, гар­мо­нично, иерархично.

В резуль­тате гре­хо­па­де­ния в чело­веке сразу же раз­ру­ши­лась гар­мо­нич­ность и иерар­хия: каж­дая инстан­ция стала бороться за власть, тело фак­ти­че­ски окку­пи­ро­вало душу, поста­вив ее на службу себе, а вме­сте они начали про­ти­во­сто­ять духу, бло­ки­ро­вать его, навя­зы­вая свои смыслы и цели. 

Хотя совре­мен­ный чело­век вхо­дит в этот мир с зало­жен­ной спо­соб­но­стью к цело­муд­рию, это каче­ство должно когда‑то про­явиться в чело­веке, по ана­ло­гии с фото­гра­фи­че­ским изоб­ра­же­нием, про­сту­па­ю­щим на фото­бу­маге, и посте­пенно наращиваться.

Создав муж­чину и жен­щину, Гос­подь сразу создал и дом цело­муд­рия – семью. 

И если мы гово­рим о вос­пи­та­нии цело­муд­рия в наши дни, прежде всего надо обра­тить вни­ма­ние на то, как устро­ена наша семья, каков отец и какова мать, в каких отно­ше­ниях они нахо­дятся между собой, к детям, что они детям пред­ла­гают и предъявляют?

Цело­муд­рие раз­ви­ва­ется в детях только бла­го­даря при­меру роди­те­лей, то есть все начи­на­ется с нас – это не злоб­ная среда коре­жит и уни­что­жает цело­муд­рие в ребёнке, а в первую оче­редь непра­виль­ное его воспитание!

Цело­муд­рие не запи­сано в гено­типе, не «живет» оно и в мораль­ных пред­пи­са­ниях. Ника­кие поуче­ния, пред­пи­са­ния и при­зывы «будь хоро­шим, будь вос­пи­тан­ным, будь веж­ли­вым, будь таким‑то», как в песне «стань таким, как я хочу», – ничего не дают! Цело­муд­рие – это Божий замы­сел о чело­веке и суще­ствует в устрой­стве сов­мест­ной жизни детей и взрослых.

Как взрос­лые без детей – бес­смыс­лен­ные суще­ства, так ребё­нок без взрос­лых – суще­ство невоз­мож­ное. Потому пер­вая запо­ведь роди­теля, пер­вая задача взрос­лых людей – посмот­реть на свое соб­ствен­ное жиз­не­устрой­ство: пра­вильно ли мы живем.

Дей­ствия ребёнка опре­де­ля­ются той объ­ем­ной кар­ти­ной мира, кото­рая скла­ды­ва­ется у него в роди­тель­ском доме!

Сле­до­ва­тельно, цело­муд­рие, как внут­рен­нее фун­да­мен­таль­ное каче­ство чело­века, усва­и­ва­ется (заме­тим, не при­сва­и­ва­ется!) ребён­ком через сов­мест­ное бытие взрос­лых и детей.

«Живя» между нами, оно ста­но­вится тем внут­рен­ним осто­вом, той абсо­лют­ной цен­но­стью и силой, кото­рая поз­во­ляет усто­ять, защи­титься под­рас­та­ю­щему чело­веку в любых жиз­нен­ных ситуациях.

Если раз­ру­шить эту дет­ско-взрос­лую общ­ность, то все упо­ва­ния на цело­муд­рие про­сто бес­смыс­ленны, потому что не оста­нется тех самых жиз­ненно необ­хо­ди­мых условий.

– Какие угрозы наи­бо­лее опасны для цело­муд­рия ребёнка?

– Ввиду трех­част­но­сти чело­века удар по цело­муд­рию может прий­тись в любое место. Напри­мер, телес­ная чув­ствен­ность воз­буж­дает у него душевно-духов­ное, а у кого‑то рас­тле­ние может начаться на душев­ном уровне – с эмо­ций, пере­жи­ва­ний, кар­ти­нок и т. д.

Известно, что кроме памяти вре­мени суще­ствует имприн­тинг, то есть память-печать, когда кар­тинка из дет­ской жизни отпе­ча­ты­ва­ется в под­со­зна­нии, а потом всплы­вает и ока­зы­ва­ется про­во­ка­то­ром дей­ствий чело­века в даль­ней­шей его жизни.

Пря­мая угроза цело­муд­рию – попу­сти­тель­ство и без­от­вет­ствен­ность роди­те­лей, когда им про­сто лень думать: всё пустяки, «чем бы дитя ни теши­лось, лишь бы не плакало»!

В вос­пи­та­нии цель­ного вос­при­я­тия мира, то есть цело­муд­рия, важна любая мелочь: напри­мер, мно­гие совре­мен­ные игрушки направ­лены на раз­ру­ше­ние, на отчуж­де­ние и обособ­ле­ние ребёнка от семьи. 

Вме­сто того чтобы поиг­рать с ребён­ком, совре­мен­ная мамаша нередко сует ему игрушку лишь для того, чтобы он отстал от неё: «Ты с ней пово­зись, а я пока в это время зай­мусь дру­гими важ­ными делами». А ведь через игрушку ребёнку откры­ва­ются грани мира, в кото­рый ему пред­стоит войти и жить!

Пой­мите, нам необ­хо­димо вер­нуть самим себе исход­ные смыслы нашего суще­ство­ва­ния, только тогда может состо­яться осо­зна­ние того, что вос­пи­та­ние ребёнка – это колос­саль­ная ответ­ствен­ность, колос­саль­ное искус­ство и труд, пред­по­ла­га­ю­щие виде­ние пер­спек­тивы рас­ту­щего чело­века: «Я уже сей­час, пока моему только родив­ше­муся ребё­ночку дня два, дол­жен заду­маться о том, что будет с ним в два­дцать или трид­цать лет».

Сего­дня же роди­теля ста­вят в усло­вия, когда он дол­жен, знает он или не знает, умеет или не умеет, оза­бо­титься лишь тем, как про­фес­си­о­нально под­го­то­вить ребёнка сна­чала к школе, затем млад­шего школь­ника про­фес­си­о­нально под­го­то­вить к стар­шей школе, далее – про­фес­си­о­нально под­го­то­вить к вузу.

Идет тоталь­ная «про­фес­си­о­на­ли­за­ция»: роди­тели оза­бо­чены, как мак­си­мально воору­жить ребёнка ком­пе­тен­ци­ями – только в этом слу­чае он будет соци­ально более «успе­шен».

О каком цело­муд­рии может идти речь, когда малень­кого чело­века фор­ма­ти­руют и спе­ци­а­ли­зи­руют под запросы и ожи­да­ния извне?

Вот чем заме­нили задачу нор­маль­ного взра­щи­ва­ния жиз­не­спо­соб­ного, жиз­не­стой­кого, жиз­не­лю­би­вого, а зна­чит, цело­муд­рен­ного чело­века – её свели, в луч­шем слу­чае, к меди­цин­скому обиходу!

А это нару­ше­ние в вос­пи­та­нии, кото­рое я бы сфор­му­ли­ро­вал в виде свое­об­раз­ного антро­по­ло­ги­че­ского закона: «Вся­кая преж­де­вре­мен­ность: интел­лек­ту­аль­ная, физи­че­ская, эмо­ци­о­нально-чув­ствен­ная, – носит рас­тли­тель­ный характер».

Пси­хо­логи раз­ви­тия знают, что сего­дняш­нее дей­ствие аук­нется не зав­тра, даже не после­зав­тра, а зна­чи­тельно позд­нее. Этого чутья вре­мени и отсро­чен­но­сти послед­ствий лишен совре­мен­ный родитель.

Слово «рас­тле­ние» озна­чает умертв­ле­ние (от «тле­ния» – уми­ра­ния), вызы­ва­ние того, что явля­ется моле­ку­лой, при­чи­ной смерти. То есть преж­де­вре­мен­ность – не про­сто раз­ру­ше­ние цело­муд­рия, это его умерщвление.

Нынеш­нее тоталь­ное физи­че­ское неце­ло­муд­рие, я уж не говорю о нрав­ствен­ном неце­ло­муд­рии, стало резуль­та­том того самого уско­ря­ю­ще­гося про­цесса вся­кой преж­де­вре­мен­но­сти в вос­пи­та­нии. Его участ­ни­ками явля­ются и роди­тели, и обще­ство – все должны пони­мать свою меру ответственности.

Мы не осо­знаем даже, что под­да­емся какому‑то неглас­ному при­казу, непре­одо­ли­мому импульсу: «надо успеть, надо не опоз­дать». А что это озна­чает? Это озна­чает: забыть про Бога, семью, отца с мате­рью – всё потом, они никуда не денутся, глав­ное – «туда» не опоз­дать, глав­ное – «туда» успеть! А на деле ока­зы­ва­ется: «туда» успел, а в руках ничего не осталось.

Удив­ля­ются, напри­мер, почему это вдруг девица поехала на кастинг в Москву, а потом не знает, как вер­нуться в свою соб­ствен­ную деревню к роди­те­лям! Да здесь, на кастинге, они «умерли» в ее созна­нии, хотя физи­че­ски живы, – между ребён­ком и роди­те­лями про­пасть образовалась!

– Если гово­рить о вос­пи­та­нии цело­муд­рия в маль­чи­ках и девоч­ках, есть ли раз­ница в подходах?

– Без пони­ма­ния исход­ной точки, при­роды муж­чины и жен­щины в замысле Божьем мы не смо­жем все­рьез разо­браться в том, что тво­рится с нами.

Каж­дый ново­рож­ден­ный при­хо­дит в этот мир с зада­чей осу­ществ­ле­ния в нем замысла Божия.

К огром­ному сожа­ле­нию, мно­гие упро­щают задачу вос­пи­та­ния цело­муд­рия в детях: «Дайте рецепт, как это сделать».

А задача более гло­бальна: надо вос­пи­ты­вать не абстракт­ное цело­муд­рие, а маль­чика-муж­чину-отца и девочку-жен­щину-жену. Бес­смыс­ленно гово­рить о цело­муд­рии маль­чика, если нет вос­пи­та­ния маль­чика-муж­чины и отца.

Бес­смыс­ленно гово­рить о цело­муд­рии девочки, если нет вос­пи­та­ния девочки-жен­щины, и не про­сто жен­щины, а еще и матери.

Дело в том, что «маль­чик» – это деви­чья фами­лия «муж­чины», как «ребё­нок» – деви­чья фами­лия чело­века, а «девочка» – деви­чья фами­лия «жен­щины».

Цело­муд­рие маль­чика и цело­муд­рие девочки свя­заны с вос­пи­та­нием, куль­ти­ви­ро­ва­нием иде­аль­ных муж­ского и жен­ского обра­зов бытия.

Вос­пи­та­ние цело­муд­рен­ного маль­чика-муж­чины озна­чает созда­ние у него пра­виль­ного пони­ма­ния жизни, цель­ного пред­став­ле­ния о мире. Его цело­муд­рие заклю­ча­ется, прежде всего, в обла­да­нии каче­ствами, кото­рые явля­ются сред­ством защиты от соблаз­нов, напа­де­ний и рас­тли­тель­ных ситу­а­ций извне, в уме­нии понять и вовремя избе­жать их.

Муж­чина – это глава, но не началь­ник, он одно­вре­менно и муж, и отец для своей жены. Глава – это кра­е­уголь­ный камень, стро­и­тель семьи. 

Поэтому в вос­пи­та­нии маль­чи­ков надо исхо­дить из той ответ­ствен­но­сти и тех жиз­нен­ных задач, кото­рые им пред­стоит решать.

Прис­но­па­мят­ный про­то­и­е­рей Борис Ничи­по­ров, пра­во­слав­ный свя­щен­ник, пси­хо­лог, педа­гог, обще­ствен­ный и науч­ный дея­тель, впер­вые все­рьез рас­смот­рел этот вопрос с духов­ной точки зре­ния, а не с точки зре­ния только воз­растно-поло­вых осо­бен­но­стей муж­чины или женщины.

До него в луч­шем слу­чае опи­сы­вали пове­ден­че­ские осо­бен­но­сти маль­чи­ков и дево­чек: напри­мер, почему пер­вым при­суще играть в машинки, а вто­рым – в куклы. А что же за этим стоит, что это значит?

Муж­чина и жен­щина, тот и дру­гая имеют свою мис­сию в сов­мест­ном стро­и­тель­стве семьи – малой Церкви. Постро­е­ние семьи зиждется на двух стол­пах: муж­чине и жен­щине, отце и матери, и весь вопрос в том, как эти столпы рас­тут, то есть как из маль­чика и девочки вырас­тить достой­ных стро­и­те­лей дома целомудрия.

В своей книге «Вве­де­ние в хри­сти­ан­скую пси­хо­ло­гию» отец Борис вос­пи­та­ние маль­чи­ков назы­вает кра­е­уголь­ным кам­нем педа­го­гики и гово­рит: «Какие вос­пи­ты­ва­ются нынче у нас маль­чики – от этого будет зави­сеть вся судьба дер­жавы нашей».

Важ­ней­шим момен­том вос­пи­та­ния цело­муд­рия у маль­чика, по его мне­нию, должно стать вос­пи­та­ние пат­ри­о­тизма, кото­рое озна­чает осо­зна­ние род­ной земли как своей, а себя – ответ­ствен­ным за нее, за ее бла­го­со­сто­я­ние, осо­зна­ние себя в диа­логе с живой исто­рией земли, в ряду поко­ле­ний, насе­ляв­ших эту землю.

Это, нако­нец, фор­ми­ро­ва­ние готов­но­сти, не осуж­дая, про­стить ошибки отцам и дедам и иску­пить их своей жизнью.

Послед­нее можно назвать выпрям­ле­нием пути рода (семьи) и народа в целом. Отме­чает он еще два осно­во­по­ла­га­ю­щих муж­ских каче­ства, кото­рые необ­хо­димо вос­пи­ты­вать в маль­чи­ках. Это муже­ство – фун­да­мент харак­тера маль­чика, и жерт­вен­ность – вер­шина его духов­ного облика.

И далее он пере­чис­ляет важ­ные нрав­ствен­ные каче­ства, пси­хо­ло­ги­че­ские спо­соб­но­сти, кото­рые, на его взгляд, акту­альны для вос­пи­та­ния сего­дняш­них маль­чи­ков: поня­тие о грехе, опыт пока­я­ния в Боге.

Опыт бла­го­дати, радо­сти и покоя после искрен­ней молитвы, бли­зость с при­ро­дой, жерт­вен­ность, чув­ство стыда и жало­сти, тер­пи­мость к любой дру­гой пози­ции на фоне спо­кой­ного и глу­бо­кого осо­зна­ния своей – и все это должно быть раз­вер­нуто, по его мне­нию, во вре­мени, опытно.

Отец Борис осо­бенно под­чер­ки­вает, что отсут­ствие духов­ного вос­пи­та­ния рож­дает в детях празд­ность души. «Празд­ность, пустота, невос­тре­бо­ван­ность души воз­ни­кает даже и при фор­маль­ной загру­жен­но­сти детей в раз­лич­ных шко­лах, сек­циях и кружках.

Но свято место нико­гда не бывает пусто. Чисто энер­ге­ти­че­ски душа ребёнка посте­пенно запол­ня­ется энер­ги­ями, име­ю­щими без­бла­го­дат­ную, а часто и откро­венно демо­ни­че­скую природу.

С этим свя­заны излиш­няя меч­та­тель­ность и роман­тизм, сопря­жен­ные нередко с частич­ной поте­рей чув­ства реальности.

Глу­бина депрес­сив­но­сти у мно­гих сего­дняш­них детей все чаще соче­та­ется с суи­ци­даль­ными тен­ден­ци­ями. При­чи­ной тому явля­ются отсут­ствие муже­ства и праздность.

У совре­мен­ных маль­чи­ков и дево­чек есть общий нрав­ствен­ный порок – это празд­ность души, а меха­ни­че­ская заня­тость в круж­ках и сек­циях лишь отча­сти решает про­блему этой пустоты души.

Бесе­до­вала Ф. Савельева
Жур­нал для роди­те­лей «Вино­град», №3 (53) 2013 г.
Элек­трон­ная версия

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки