О церковной жизни маленького христианина

О церковной жизни маленького христианина

(8 голосов5.0 из 5)

Когда сле­дует при­во­дить малень­ких детей на литур­гию? Как при­учить ребенка к цер­ков­ной службе, как доне­сти до него кра­соту цер­ков­ного бого­слу­же­ния и важ­ность пре­бы­ва­ния в храме на литур­гии и дру­гих цер­ков­ных службах?

Про­то­и­е­рей Мак­сим Коз­лов подробно объ­яс­няет роди­те­лям тон­ко­сти воцер­ко­в­ле­ния не только детей, но и самих роди­те­лей, подробно рас­ска­зы­вает, как не допу­стить рас­про­стра­нен­ных оши­бок в цер­ков­ном вос­пи­та­нии детей и как научить детей любить цер­ков­ные бого­слу­же­ния, пони­мать их и иметь искрен­нее жела­ние посе­щать их вме­сте с родителями.

«Малень­ких дети­шек лучше при­во­дить не на целую службу, потому что выдер­жать два с поло­ви­ной часа бого­слу­же­ния им не под силу, – пишет о. Мак­сим. – Самое луч­шее – при­ве­сти ребенка за неко­то­рое время до при­ча­стия, чтобы пре­бы­ва­ние в церкви было для него свет­лым, радост­ным и желан­ным собы­тием, а не тяже­лым и мучи­тель­ным делом, ради кото­рого нужно не есть и долго томиться, ожи­дая непо­нятно чего.

deti na liturgii kak privesti detej v hram prosto privesti - О церковной жизни маленького христианина

Дума­ется, разумно было бы ездить в храм в один вос­крес­ный день всей семьей, а в сле­ду­ю­щий пусть кто-нибудь из роди­те­лей побу­дет на пол­ной службе, а дру­гой оста­нется с детьми или при­ве­дет их к концу богослужения.

Пока дети малень­кие и у матери ноч­ные корм­ле­ния, посто­ян­ные домаш­ние хло­поты, так что, бывает, дома неко­гда помо­литься, надо ей дать воз­мож­ность хотя бы раз-два в месяц прийти на Боже­ствен­ную литур­гию одной, без детей.

Муж пусть побу­дет с ними дома, даже и в вос­кре­се­нье – Гос­подь при­мет это как жертву, угод­ную Ему.

Вообще-то роди­те­лям с малень­кими детьми лучше при­хо­дить на службу, отда­вая себе отчет в том, что, в такой день они сами не будут иметь воз­мож­но­сти при­ча­ститься. И те, кто любит службу, те, без­условно, собою пожертвуют.

Но, во-пер­вых, не обя­за­тельно водить детей каж­дое вос­кре­се­нье, а во-вто­рых, можно водить их по оче­реди: когда-то мама, когда-то папа, когда-то, даст Бог, бабушка или дедушка или крест­ные родители.

В‑третьих, с малень­ким ребен­ком стоит при­хо­дить к такой части бого­слу­же­ния, кото­рую он спо­со­бен вместить.

Пусть сна­чала это будет десять-пят­на­дцать минут, потом Евха­ри­сти­че­ский канон; через какое-то время, когда детки ста­нут постарше (я спе­ци­ально не назы­ваю воз­раста, так как здесь все очень инди­ви­ду­ально), можно про­быть бого­слу­же­ние начи­ная с чте­ния Еван­ге­лия и до конца.

С какого-то момента, тогда, когда они будут готовы хотя бы неко­то­рым уси­лием  про­жи­вать литур­гию созна­тельно, и вся она будет оси­лена целиком.

И только потом – все­нощ­ная, а сна­чала тоже только глав­ней­шие ее моменты – то, что вокруг поли­е­лея, и то, что для детей наи­бо­лее понятно, – сла­во­сло­вие, помазание.

С одной сто­роны, дети с самого ран­него воз­раста должны при­вы­кать к церкви, с дру­гой – они должны при­вы­кать к церкви именно как к дому Божию, а не как к игро­вой пло­щадке для соб­ствен­ного времяпрепровождения.

Но в одних при­хо­дах им про­сто этого не дадут, быст­ренько око­ро­тив и поста­вив на место не только самих детей, а и мамашу, и папашу. В дру­гих при­хо­дах, где к этому отно­сятся помягче, такое дет­ское обще­ние может рас­цве­сти пыш­ным цветом.

Однако в таком слу­чае роди­тели не все­гда должны спе­шить радо­ваться, что их Маня или Вася в вос­кре­се­нье так торо­пятся в цер­ковь, ведь они могут торо­питься не к Богу на литур­гию, а к Дусе, кото­рой нужно пере­дать наклейку, или к Пете, с кото­рым ожи­да­ется важ­ное дело: Вася несет танк, а Петя пушку, и у них пред­стоит репе­ти­ция Ста­лин­град­ской битвы.

Если вни­ма­тель­нее при­смат­ри­ваться к нашим детям, то мы уви­дим, что на службе с ними много чего инте­рес­ного может происходить.

За малень­кими детьми в церкви обя­за­тельно нужно сле­дить. Часто бывает, что мамы и бабушки при­хо­дят с ними на службу и отпус­кают их на волю, видимо, счи­тая, что детьми дол­жен зани­маться кто-то другой. 

И они бегают по храму, вокруг церкви, без­об­раз­ни­чают, дерутся, а мамы и бабушки молятся. В резуль­тате полу­ча­ется самое насто­я­щее ате­и­сти­че­ское воспитание. 

Такие дети могут вырасти не только ате­и­стами, но даже и бого­бор­цами-рево­лю­ци­о­не­рами, так как у них убито чув­ство бла­го­го­ве­ния перед святыней.

Поэтому каж­дый поход с ребен­ком в цер­ковь – это крест для роди­те­лей и сво­его рода малень­кий подвиг. И к этому так и нужно относиться.

Вы сей­час идете на службу не про­сто Богу помо­литься, а будете зани­маться тяже­лым тру­дом серьез­ного воцер­ко­в­ле­ния сво­его ребенка. Будете помо­гать ему пра­вильно вести себя в церкви, учить его молиться, а не отвлекаться. 

Если вы видите, что он устал, вый­дите вме­сте с ним, чтобы поды­шать воз­ду­хом, только при этом не надо есть моро­же­ное и счи­тать ворон. Если ребенку трудно сто­ять в духоте и ему ничего не видно за спи­нами дру­гих людей, отой­дите с ним в сто­рону, но обя­за­тельно будьте все время рядом с ним, чтобы он не чув­ство­вал себя бро­шен­ным в церкви.

Нема­лая про­блема встает перед пра­во­слав­ной семьей, когда дело дохо­дит до при­уче­ния отрока, отро­ко­вицы к бла­го­че­сти­вому и бла­го­го­вей­ному пове­де­нию в храме. Ее лучше рас­смат­ри­вать при­ме­ни­тельно к несколь­ким воз­раст­ным этапам.

Пер­вое время – это время мла­ден­че­ства, когда от ребенка еще ничего не зави­сит, но уже немало зави­сит от роди­те­лей. И здесь нужно пройти сред­ним – цар­ским – путем. С одной сто­роны, очень важно ребенка с регу­ляр­но­стью при­об­щать Свя­тых Хри­сто­вых Таин. Именно с регу­ляр­но­стью, а не то, что на каж­дой службе.

Ведь мы же верим, что дети своих лич­ных гре­хов не имеют, а пер­во­род­ный грех омыт для них в купели Крещения.

Зна­чит, мера усво­е­ния ими бла­го­дат­ных даров Евха­ри­стии суще­ственно выше, чем у боль­шин­ства из взрос­лых, кото­рые то недо­ис­по­ве­ду­ются, то недо­под­го­то­вятся, то рас­се­ются, а то и нагре­шат сразу после При­ча­стия, ска­жем, раз­дра­же­нием или непри­я­тием тех, с кем только что вме­сте под­хо­дили к одной Чаше.

Так что вско­ро­сти можно почти все утра­тить. А как мла­де­нец может утра­тить то, что ему дается в при­ня­тии Свя­тых Хри­сто­вых Таин?

Поэтому задача роди­те­лей – не в том, чтобы обя­за­тельно каж­дое вос­кре­се­нье при­но­сить сво­его мла­денца на при­ча­стие, а в том, чтобы орга­ни­зо­вать свой новый уклад жизни таким обра­зом, чтобы папа и мама, в осо­бен­но­сти мама, не разу­чи­лись молиться на службе и вообще бывать на бого­слу­же­нии отдельно от ребенка (чаще всего ко вто­рому, тре­тьему сво­ему чаду роди­тели уже этому научаются).

Не ред­кость, когда после рож­де­ния ребенка моло­дая мама, кото­рая до того ходила в храм, любила молиться на служ­бах, сама испо­ве­до­ва­лась, при­ча­ща­лась, вдруг обна­ру­жи­вает, что у нее нет такой воз­мож­но­сти, что при­ез­жать в цер­ковь полу­ча­ется только с младенцем.

И что бывать при­хо­дится только на корот­ком отрезке бого­слу­же­ния, так как не сле­дует отста­и­вать с ново­рож­ден­ным на руках целую литур­гию, ведь его есте­ствен­ное гуле­ние, ино­гда и крики не могут не отвле­кать, а иной раз и раз­дра­жать, под­вер­гая испы­та­нию тер­пе­ние сто­я­щих рядом прихожан.

Пер­вое время кор­мя­щая мать из-за всего этого скор­бит, но потом начи­нает при­вы­кать. И хотя фор­мально повто­ряет сокру­ши­тель­ные слова о том, как давно она по-насто­я­щему не сто­яла на службе, как давно не могла все­рьез под­го­то­виться к испо­веди и к при­ча­стию, однако на самом-то деле поти­хо­нечку-поти­хо­нечку всё это ее начи­нает все больше и больше устраивать.

Ведь на службу можно при­ез­жать не к началу и, если вдруг при­е­хала раньше, то можно вме­сте с дру­гими мама­шами выйти в при­твор и пове­сти при­ят­ные раз­го­воры о вос­пи­та­нии ребенка, а потом коро­тенько подойти с ним к Чаше, при­ча­стить и вер­нуться восво­яси домой.

И хотя всем понятно, что такая прак­тика непо­лезна для души, тем не менее она, к сожа­ле­нию, выра­ба­ты­ва­ется в очень мно­гих семьях.

Каким же тут нужно идти путем моло­дым роди­те­лям? Во-пер­вых, разум­ной заме­ной друг друга, а во-вто­рых, если есть какая-то воз­мож­ность, при­бе­га­нием к помощи бабу­шек-деду­шек, крест­ных, дру­зей, няни, кото­рую усердно рабо­та­ю­щий отец может обес­пе­чить для семьи, чтобы то один, то дру­гой роди­тель, а ино­гда и они вме­сте могли бы посто­ять на службе, не думая о соб­ствен­ном, здесь же при­сут­ству­ю­щем младенце.

Это пер­во­на­чаль­ный этап, на кото­ром от ребенка еще ничего не зависит.

Но вот он начи­нает вырас­тать, уже не сидит на руках, уже делает пер­вые шаги, издает неко­то­рые звуки, посте­пенно пере­хо­дя­щие в слова, а затем и в чле­но­раз­дель­ную речь, он начи­нает жить отча­сти само­сто­я­тель­ной, нами не опре­де­ля­е­мой во всех отно­ше­ниях жизнью.

Как в этот период роди­тели должны вести себя с ним в церкви? Самое глав­ное, понять, каковы должны быть частота и дли­тель­ность его при­сут­ствия на бого­слу­же­нии, чтобы оно вос­при­ни­ма­лось ребен­ком с той мерой созна­тель­но­сти и ответ­ствен­но­сти, кото­рые в этом воз­расте ему доступны.

Если он может с помо­щью побуж­да­ю­щих его к порядку папы и мамы побыть на литур­гии десять-пят­на­дцать минут, а дальше начи­нает либо играть с под­свеч­ни­ками, либо бегать со сверст­ни­ками, либо про­сто ныть, то зна­чит, десять-пят­на­дцать минут – это мак­си­маль­ный срок, кото­рый малень­кий ребе­нок дол­жен при­сут­ство­вать на бого­слу­же­нии, и не больше. Потому что иначе воз­ник­нут два вари­анта, и оба они нехороши.

Или по мере воз­рас­та­ния, если вокруг много сверст­ни­ков, ребе­нок нач­нет вос­при­ни­мать цер­ковь как сво­его рода вос­кресно-празд­нич­ный дет­ский сад, или при стро­гих роди­те­лях, кото­рые побуж­дают его к более упо­ря­до­чен­ному пове­де­нию на службе, нач­нет внешне либо внут­ренне (послед­нее даже хуже) про­те­сто­вать про­тив того, что они с ним делают.

И не дай нам Бог вос­пи­тать в наших детях такое отно­ше­ние к церкви.

В любом слу­чае, когда ребе­нок в воз­расте от двух до пяти лет, хотя бы один из его роди­те­лей непре­менно во время службы дол­жен быть рядом с ним. 

Нельзя для себя решить: нако­нец-то я вырвался (вырва­лась), стою и молюсь, вроде бы явного бес­по­рядка не про­ис­хо­дит, пусть уж тогда мой отпрыск как-нибудь сам в сво­бод­ном пла­ва­нии про­су­ще­ствует это время.

Это наши дети, и мы за них отве­чаем перед Богом, перед при­хо­дом, перед общи­ной, в кото­рую их при­вели. И чтобы от них не было ни для кого ника­кого соблазна, отвле­че­ния, бес­по­рядка и шума, к ним надо быть пре­дельно вни­ма­тель­ными. Наш пря­мой долг любви по отно­ше­нию к тем людям, вме­сте с кото­рыми мы состав­ляем тот или иной при­ход, пом­нить, что нельзя пере­ла­гать свои бре­мена на кого-то другого.

Дальше начи­на­ется пере­ход­ный этап, когда ребе­нок делает боль­шой ска­чок в созна­тель­ном вос­при­я­тии дей­стви­тель­но­сти. У раз­ных детей он может начи­наться в раз­ном воз­расте, у кого-то в четыре-пять лет, у кого-то в шесть-семь, это зави­сит от духов­ного, и отча­сти от пси­хо­фи­зи­че­ского раз­ви­тия ребенка.

Поэтому на этом этапе очень важно, чтобы ребе­нок посте­пенно пере­хо­дил от инту­и­тивно-душев­ного вос­при­я­тия бого­слу­же­ния к более осо­знан­ному. А для этого необ­хо­димо начи­нать учить его тому, что в церкви про­ис­хо­дит, учить глав­ней­шим частям бого­слу­же­ния, тому, что такое причастие.

И нико­гда, ни в каком воз­расте, нельзя детей обма­ны­вать, ни в коем слу­чае нельзя гово­рить: «Батюшка даст тебе медок» или «Тебе с ложечки дадут вкус­нень­кого, слад­кую водичку».

Даже с сильно каприз­ни­ча­ю­щим ребен­ком нельзя себе такого поз­во­лять. А ведь не ред­кость, что бук­вально у Чаши сво­ему шести­лет­нему чаду мама гово­рит: «Иди ско­рей, батюшка даст тебе в ложечке сладенького».

А бывает и так: малень­кий, непри­выч­ный еще к цер­ков­ной жизни чело­ве­чек бьется, кри­чит: «Не хочу, не буду!», а папа и мама ведут его к при­ча­стию, держа за руки и за ноги. 

Но, если он до такой сте­пени не готов, не лучше ли соб­ствен­ным тер­пе­нием и лич­ной молит­вой раз за разом при­учать его к пре­бы­ва­нию в церкви, чтобы оно стало радост­ной встре­чей со Хри­стом, а не вос­по­ми­на­нием о наси­лии, кото­рое над ним было сотворено?

Пусть, не пони­мая сути, ребе­нок знает, что идет при­ча­щаться, что это потир, а не чашка, что это лжица, а не ложка, и что при­ча­стие – это что-то совер­шенно осо­бен­ное, чего в осталь­ной жизни не бывает.

Ника­кая фальшь и ника­кое сюсю­ка­нье со сто­роны роди­те­лей нико­гда не должны иметь места. Тем более на грани школь­ного воз­раста ребенка, когда мера его осо­зна­ния того, что про­ис­хо­дит в церкви, ста­но­вится зна­чи­тельно большей. 

И со своей сто­роны мы должны поза­бо­титься о том, чтобы это время не упустить.

Озна­чает ли это, что дети в шесть-семь лет уже могут оста­ваться на службе без кон­троля со сто­роны близ­ких? Как пра­вило, нет. Поэтому в этот период начи­на­ются иного рода искушения.

Уже и хит­рость появ­ля­ется: то почаще выбе­жать из храма по вдруг обра­зо­вав­шейся той или дру­гой нужде, то ускольз­нуть в такой уго­лок, где папа с мамой не уви­дят и где можно при­ятно про­ве­сти время в раз­го­во­рах с дру­зьями, пошеп­тать что-то друг другу на ушко или рас­смот­реть при­не­сен­ные игрушки.

И, конечно же, не для того, чтобы нака­зать за это, а для того, чтобы помочь с этим иску­ше­нием спра­виться, роди­тели должны быть на службе рядом со сво­ими детьми.

Сле­ду­ю­щий этап – это этап под­рост­ко­вого воз­раста, когда роди­те­лям нужно посте­пенно отпус­кать ребенка от себя. В хри­сти­ан­ском вос­пи­та­нии это вообще очень важ­ный жиз­нен­ный этап. 

Потому что если до под­рост­ко­вого воз­раста вера наших детей была по пре­иму­ще­ству опре­де­лена нашей верой, верой каких-то дру­гих авто­ри­тет­ных для них людей (свя­щен­ника, крест­ных, стар­ших дру­зей, дру­зей семьи), то при пере­ходе к отро­че­ству ребе­нок дол­жен обре­сти свою соб­ствен­ную веру. 

Теперь уже он начи­нает верить не потому, что мама и папа верят, или батюшка так гово­рит, или еще что-то, но потому, что сам при­ни­мает то, что гово­рится в «Сим­воле веры», и уже сам осо­знанно может ска­зать: «Я верую», а не только «Мы веруем» – как и каж­дый из нас гово­рит: «Верую», хотя на литур­гии мы поем слова этой молитвы все вместе.

И по отно­ше­нию к пове­де­нию в храме роди­те­лей со сво­ими уже под­рос­шими детьми это общее пра­вило сво­боды применимо.

Как бы нам ни хоте­лось по душе, по сердцу обрат­ного, нужно отка­заться от тоталь­ного кон­троля за тем, что ребе­нок делает, как он молится, как кре­стится, не пере­ми­на­ется ли с ноги на ногу, доста­точно ли подробно исповедуется. 

Отка­заться от вопро­сов: куда ты выхо­дил, что ты делал, почему так долго отсут­ство­вал? В этот пере­ход­ный период мак­си­мум, что мы можем сде­лать – это не помешать.

Ну, а дальше, когда ребе­нок ста­но­вится совсем взрос­лым, дай Бог, чтобы мы вме­сте могли сто­ять с ним в одном при­ходе на одном бого­слу­же­нии и вме­сте по своей сво­бод­ной доб­рой воле под­хо­дить к Чаше.

Но, впро­чем, если слу­чится такое, что мы ста­нем ходить в один храм, а он – в дру­гой, не надо этому огор­чаться. Огор­чаться нужно, только если наш ребе­нок вовсе не ока­жется в ограде церковной.

Можно ли как-то помочь детям, кото­рые по воз­расту уже начи­нают выста­и­вать всю службу и им сна­чала инте­ресно, но потом довольно быстро ста­но­вится скучно, они утом­ля­ются, так как мало что понимают?

Мне кажется, что это не то чтобы не суще­ству­ю­щая про­блема, но про­блема доста­точно несложно реша­е­мая при сколько-то ответ­ствен­ном отно­ше­нии к ней родителей.

И тут можно вспом­нить одно из самых ярких про­из­ве­де­ний рус­ской лите­ра­туры – «Лето Гос­подне» Ивана Шме­лева, повест­ву­ю­щее об ощу­ще­ниях и пере­жи­ва­ниях пяти-семи­лет­него ребенка в церкви.

Ну, право же, не скучно было Сереже во время бого­слу­же­ния! А почему? Потому что сама жизнь есте­ствен­ным обра­зом была с этим сопря­жена и рядом жили люди, кото­рым, во-пер­вых, самим не тяжело было сто­ять на все­нощ­ной, а во-вто­рых, охотно и не в тягость рас­ска­зы­вать ему о том, что в церкви про­ис­хо­дит, что это за служба, какой праздник.

Но ведь никто этого у нас не отнял, и точно так же, пре­одо­лев соб­ствен­ную лень, уста­лость, жела­ние пре­по­ру­чить крест­ным роди­те­лям, учи­те­лям в вос­крес­ной школе рели­ги­оз­ное обу­че­ние своих детей, у нас все­гда есть воз­мож­ность рас­ска­зы­вать о том, что про­ис­хо­дит в годо­вом круге бого­слу­же­ния, какого свя­того сего­дня поминают.

Мы можем пере­ска­зать сво­ими сло­вами то место из Еван­ге­лия, кото­рое будет читаться в вос­кре­се­нье, и мно­гое-мно­гое другое.

Семи­лет­ний ребе­нок (мы видим это на при­мере детей вос­крес­ной школы) за пол­года без труда усва­и­вает всё чино­по­сле­до­ва­ние литур­гии, пре­красно начи­нает пони­мать слова Херу­вим­ской песни: «Иже Херу­вимы тайно образующе…». 

Он может знать, кто такие Херу­вимы, кто их тайно изоб­ра­жает, что такое Вели­кий вход. Детям это дается  нетрудно, они легко все запо­ми­нают, нужно про­сто им об этом говорить.

Про­блема непо­ни­ма­ния бого­слу­же­ния воз­ни­кает у фор­мально воцер­ко­в­лен­ных, но рели­ги­озно без­гра­мот­ных роди­те­лей, кото­рые сами тол­ком не пони­мают, что на литур­гии про­ис­хо­дит, и отсюда не нахо­дят слов, как сво­ему ребенку объ­яс­нить, что такое те же екте­нии, анти­фоны, и сами из-за этого ску­чают на богослужениях.

Но ску­ча­ю­щий сам не научит и сво­его ребенка с инте­ре­сом сто­ять на вос­крес­ной литур­гии. Вот в чем суть этой про­блемы, а вовсе не в труд­но­сти вос­при­я­тия малень­кими детьми слов цер­ков­ной службы. Повторю: детям семи-восьми лет на службе хорошо, и они вполне спо­собны вос­при­ни­мать глав­ное в литургии.

Ну, что может быть непо­нят­ного в запо­ве­дях бла­жен­ства, в сло­вах Евха­ри­сти­че­ского канона, кото­рые можно объ­яс­нить на про­тя­же­нии двух-трех бесед, в сло­вах молитвы Гос­под­ней или Бого­ро­дич­ной молитвы «Достойно есть», кото­рые они и так должны выучить к этому возрасту?

Все это только кажется сложным».

Сайт «Семья и вера»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки