Цвет полей:
Цвет фона:
Размер:19 18 17 16 15 14
Отображение:Свернуть
Сбросить настройки

«Если с детьми не говорить о Боге, то всю оставшуюся жизнь придётся говорить с Богом о детях...»

Отношения с отцом стали кошмаром. Что делать?

Print This Post
(1 голос5.0 из 5)

 

Зачастую люди разных возрастов  говорят о кризисе в отношениях с отцом или о том, что не могут простить отца, который уже покинул этот мир. Почему утрата мира с  родителем переживается так остро? И есть ли у отчаявшихся детей надежда почувствовать утраченную отцовскую любовь? Отвечает психолог, постоянный автор журнала «Фома» Александр Ткаченко.

 

Письмо в редакцию журнала «Фома»:

«Помогите разобраться, что нужно делать, чтобы научиться любить родного отца? У нас очень непростые отношения. Сейчас мне 34, с мужем развелись пять лет назад, он ушел к другой, и я с детьми вынуждена жить с родителями. Отец помогает смотреть за детьми. Но мы очень часто ругаемся, у нас просто как огонь и сено, нельзя спокойно разговаривать.

Все эти пять лет я пытаюсь наладить с ним отношения, не реагировать на его оскорбления, первой подходила просить прощения много раз, каялась на исповеди, просила Божьей помощи. Но я уже начинаю опускать руки. Мы не можем мирно сосуществовать больше недели.

Особенно почему-то ссоры часто возникают в посты, когда я очень стараюсь вообще вести себя по-христиански. А самое страшное, что я не чувствую никакого тепла душевного к отцу. С мамой есть это ощущение, а с папой нет. Иногда я ловлю себя на мысли, что очень хорошо, когда его нет дома, и мне стыдно.

Как можно полюбить человека, который постоянно оскорбляет меня и мою маму? Я уже спрашивала батюшку в нашей Церкви, он говорит – молиться и терпеть. Но 5 (!) лет ничего не меняется. Сколько мне еще греха так собирать, я в отчаянии, кроме Бога мне и поговорить не с кем.

Мама самоустраняется от наших конфликтов и всегда его оправдывает. Я понимаю, что я должна свою гордыню и нетерпимость убирать, учиться смирению, что я моложе, мне легче меняться, но ничего не получается. Что же мне делать? Анна».

Это лишь одно из писем о кризисе в отношениях с отцом.

…Прежде чем поговорить о том, как справиться с болью, о которой пишут в редакцию многие люди, необходимо тщательно разобраться в самой природе этой боли. Ведь беда еще и в том, что роль отца в становлении личности ребенка во многом остается непонятой, плохо осознанной и потому не укорененной в сознании огромного числа наших современников.

С мамой все как-то понятнее: девять месяцев ребеночек находится с ней в состоянии физиологического слияния, дышит воздухом, который вдыхает мама, получает силы от пищи, которую она ест, чувствует ее радость и покой, страх и тревогу как свои собственные. Их сердца бьются в одном теле – мамином. Потом мама долгие месяцы носит его на ручках, кормит грудью, пеленает и моет, играет с ним, улыбается, говорит ему ласковые слова, поет баюльные песни.

Это – теснейший контакт, который мало чем отличается от того слияния в единое целое, которое было характерно для периода беременности. Поэтому в младенчестве для ребенка мама одновременно представляет собой как продолжение его самого, так и весь окружающий мир в целом.

На самом раннем этапе развития ребенка для него нет других объектов, кроме мамы. Мама для него – это весь мир, и одновременно мама – это он сам, та его часть, которая дает ему сладкое молоко, когда он голоден, меняет ему неприятные мокрые пеленки, жалеет животик, когда он болит.

Потом, в процессе взросления, ребенок постепенно отделяется от мамы, начинает осознавать себя как отдельную от нее личность. Ярче всего это проявляется в кризисе трех лет, или, как его еще называют – в кризисе «я сам».

Когда еще вчера послушный и сговорчивый ребенок вдруг по любому поводу и даже без всяких поводов начинает спорить с мамой, возражать ей на каждом шагу, ссориться на пустом месте, завершая любую ее попытку как-то поучаствовать в его жизни категоричным заявлением «Я сам!»

Но даже после этого этапа отделения от матери ребенок продолжает ощущать ее самым важным для себя человеком в мире.

Эмоциональное слияние раннего периода жизни будет так или иначе проявляться в их чувствах на протяжении всей жизни. Поэтому в любой культуре мира образ матери – это святыня для любого человека.

Мама – это мир, в самой сердцевине которого когда-то началась наша жизнь. И этот мир на бессознательном уровне всегда будет оставаться для каждого из нас надежным пристанищем среди житейских бурь.

В него мы приходим, когда становится совсем плохо, когда никаких слов уже не осталось и хочется лишь одного – уткнуться носом в чье-то теплое плечо и поплакать молча. И чтоб мама, как в детстве, обняла, погладила по голове своей мягкой ладонью и тихонько сказала: «Ничего, деточка, ничего… Все потихоньку наладится».

Такова роль матери в становлении личности ребенка – давать безусловную любовь и принятие и, постепенно отпуская его от себя все дальше и дальше, подпитывать его этой любовью до тех пор, пока ребенок не повзрослеет эмоционально и не научится самостоятельно справляться со своими чувствами.

Но где во всём этом место отцу и каковы его задачи в воспитании детей? На этот вопрос ответить бывает куда сложнее.

Отсутствие отца – потеря для ребенка

Отсутствие отца в жизни ребенка – тяжелейшая потеря для ребенка.

И значимость этой потери в современном мире многие недооценивают.

На биологическом уровне отец и мать в равной степени участвуют в появлении нового человека. Каждый из них дает ему свою часть хромосомного набора.

Но потом матери необходимо проводить с ребенком существенную часть своей жизни, вынашивая и вскармливая его. А отец, поделившись своим генетическим материалом в зачатии, далее с ребенком физиологически никак не связан. Его связь – лишь эмоциональная и морально-нравственная.

Если отец не любит своего будущего ребенка, если он не чувствует своей ответственности за того, кому он дал жизнь, то ничто не сможет его удержать рядом с ним. В отличие от мамочки, решившей рожать, отец может оставить и саму мать, и ее ребенка еще до его рождения. И, к сожалению, за подобными примерами далеко ходить не надо.

Ребенок, выросший в семье без отца, – отнюдь не редкость в наши дни. Поэтому достаточно распространено представление о роли отца в семье как о необязательной, хотя и желательной опции: есть отец – хорошо, нет – тоже неплохо, и то, и другое – просто два различных варианта нормы.

И вопрос о роли отца, таким образом, тоже превращается в нечто второстепенное и малосущественное. Ну, в самом деле, к чему заморачиваться тем, без чего вполне можно и обойтись?

Родить и вырастить ребеночка мама сегодня может и без отца, если обладает высокооплачиваемой профессией или просто имеет достаточно сил для того, чтобы трудиться на двух работах. Даже зачать его она может без прямого общения с отцом, через соответствующие биотехнологии. Какой-такой еще отец, о чем вы?

И с биологической, и с социальной точек зрения ничто не мешает мамочке вырастить ребенка без всякого отцовского участия. Но есть еще два важнейших аспекта жизни семьи – психологический и духовный. И в обоих отсутствие отца в семье рассматривается как тяжелейшая потеря для ребенка, компенсировать которую бывает очень трудно, а восполнить до конца – вообще вряд ли возможно.

Отец  дает опыт соприкосновения с миром

Именно отец дает ребенку первый опыт соприкосновения с внешним миром. И беда, если это будет опыт жестокого и угрожающего мира.

В психологии отец для ребенка – это первый человек в его жизни, который не является частью их общего с мамой бытия. Это – первый другой, с которым нужно выстраивать какие-то отношения. Отец – первый представитель внешнего мира, его полномочный посол в закрытой, безопасной и защищенной материнской любовью маленькой вселенной ребенка, где до сих пор были только он сам и мама.

К маминому запаху, к нежности ее кожи, ко вкусу ее молока ребенок привык с момента рождения. Но когда он ощупывает колючие щеки папы, когда слышит его низкий голос, ощущает бережную силу его ладоней, это – опыт совсем иного общения.

Знакомство с отцом – это соприкосновение с миром, в котором кроме мамы есть еще множество самых различных объектов, процессов, пространств. И от того, каким будет этот первый опыт соприкосновения с внешним миром через отца, будет зависеть вся последующая жизнь маленького человека.

В нормальном развитии, отец – его заботливый и любящий проводник в этом мире. Именно он помогает ребенку осваивать все новые и новые горизонты, чувствуя себя под надежной защитой. Он катает на ноге, как на лошадке.

Он позволяет дергать себя за усы и спрашивать, как они называются. Он учит плавать и ездить на велосипеде, забивать гвозди и пилить доску острой ножовкой. Он показывает, как правильно разжигать костер и жарить на нем сосиску на палочке. И еще много-много чего показывает, рассказывает, помогает освоить и запомнить.

А если вдруг окажется, что кто-то большой и сильный тебе угрожает или обижает, ты всегда знаешь, что на свете есть твой любимый большой и сильный папа. Который обязательно заступится за тебя, выручит из беды, придет на помощь, закроет собой от любой опасности.

Дети, у которых есть такой папа, вырастают сильными, спокойными и уверенными в себе людьми. Они не боятся мира, готовы его осваивать, преодолевать трудности, служить другим людям теми талантами, которыми наделил их Бог. Потому что папа – первый в их жизни человек из этого мира – создал в их душе безопасный образ пространства вокруг них.

Он шаг за шагом вводил их в мир, обеспечивая поддержку и безопасность до тех пор, пока дети сами не научились крепко стоять на ногах. Он ставил перед ними задачи и помогал их решать, пока они сами не научились определять направления своего дальнейшего развития и расти в избранном деле.

Он не только стал причиной их появления на свет, он еще и ввел их в эту огромную и сложную жизнь подобно тому, как заботливый садовник постепенно выращивает из хрупкого ростка большое и сильное дерево.

Но, увы, бывает и по-другому, например, когда папа безучастно валяется на диване с планшетом в руках, не обращая внимания на детей, которые просят его почитать им книжку или поиграть в шахматы.

Он вроде бы как и есть. Но в то же время для детей его нет. Или же когда папа, пользуясь своим преимуществом в силе, орет на детей, щедро раздает им подзатыльники, осыпает унизительными прозвищами. И это еще не самый страшный вариант.

Потому что отказ от осознанного и ответственного отцовства – это бездна, в которую можно падать бесконечно, погружая себя и свою семью во все более глубокие круги созданного тобою же маленького домашнего ада.

Понятно, что дети, выросшие рядом с таким папой, будут разительно отличаться от описанного выше варианта. В них будет много тревоги, много боли и целое море подавленной агрессии, которая либо периодически будет выплескиваться на окружающих, либо, не будучи выраженной вовне, станет потихоньку разрушать их самих.

В их картине мира папа оказался послом злобной и агрессивной державы, где нет места заботе, дружескому участию и даже простому пониманию. Поэтому девизом таких выросших детей становятся знаменитые слова из песни Виктора Цоя «Весь мир идет на меня войной».

Ну и, наконец, возможна ситуация, когда папы вообще нет в жизни ребенка. Никакого. И великое благо тем детям, для которых таким проводником во внешний мир становится их самоотверженная мамочка, у которой хватает сил в придачу к своей материнской выполнять еще и функцию отсутствующего отца.

Но даже при самом удачном для ребенка варианте такого воспитания в его жизни все равно останутся лакуны, слепые пятна несформированного опыта. Потому что даже самая лучшая мама не сможет дать детям того, что может дать только мужчина. Воспитание – это не просто какие-то специальные педагогические беседы, не отведенные ему часы или дни.

Ребенок воспитывается ежесекундно, через копирование поведения родителей. Но как, например, мальчику сформировать в своем сознании мужские модели поведения, если с ним рядом нет мужчины? Если он не видит, как мужчина должен вести себя конкретно в той или иной ситуации?

Ведь мужчина и женщина воспринимают мир по-разному. И для того чтобы научиться воспринимать мир по-мужски, мальчику необходим перед глазами живой пример. Потому что ребенок в раннем возрасте еще не умеет мыслить абстрактно, для него очень важен показ.

Когда в семье есть папа и мама, ребенок смотрит на них и видит, как должен себя вести мужчина по отношению к женщине и как женщина должна вести себя по отношению к мужчине. Но как ему быть там, где у него нет перед глазами этих поведенческих моделей? Одной маме, даже самой умной, сильной и самоотверженной, с этой задачей не справиться.

А ведь есть и духовный аспект этих отношений. Апостол Павел уподобляет отношения мужчины и женщины в браке ни много ни мало – отношениям Христа и Церкви:

«Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее… Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф 5:25–30).

И откуда же возьмется у ребенка представление об отношениях Христа и Церкви, если в его семье нет папы, который бы любил маму, как себя самого?

Мама дает ребенку жизнь и любовь, папа – силы жить и осваивать мир. И если связь с отцом у ребенка была разорвана, свое бессилие он будет ощущать в той или иной форме всю жизнь.

Отец как символ Бога

В духовном смысле отец выполняет для ребенка единственную, но важнейшую роль. Он символизирует для него образ Бога.

И то, каким этот образ увидят в нем его дети, во многом определит их отношения с Богом в дальнейшем. Папа может быть в глазах ребенка добрым божеством, несущим мир, радость и веру в добро. Может стать грозным демоном, оставляющим в детской душе целый набор страхов, комплексов и травм на всю жизнь.

А может оказаться и «божеством спящим», чем-то вроде индуистского Брамы, когда папа у детей вроде бы есть, но его как бы и нет, поскольку он целиком погружен в свое бесконечно-глубокое и безмерно-содержательное личное бытие.

Соответственно, не стоит удивляться, например, когда терпевший в детстве насилие и унижение от отца ребенок вырастает активным богоборцем. Нужно лишь понимать, что воюет он не с Богом. Его богоборчество – попытка поквитаться с отцом-насильником, ненависть к которому он теперь неосознанно переносит на Бога.

Хотя, разумеется, могут быть и другие варианты духовного развития у таких детей. Если у ребенка было много страха перед отцом, у него может сформироваться отношение к Богу как к грозному и карающему за любую провинность экзекутору.

И главным вектором в духовной жизни такого человека на многие годы становится попытка избежать наказания через тщательное исполнение заповедей.

Там, где нет возможности прямого восприятия чего-либо, человек мыслит аналогиями. Бога, по слову апостола, не видел никто и никогда.

И самой близкой аналогией невидимому Богу для человека оказался образ его земного отца. Иначе бы Иисус Христос не употреблял в Своих проповедях именно этот образ с такой настойчивостью.

Бог в словах Спасителя – это не восточный деспот, способный щедро награждать особо отличившихся перед ним и жестоко карать тех, кто в чем-то провинился. Он – любящий отец, всегда готовый с нежностью принять даже самого заплутавшего и опустившегося из своих многочисленных детей.

Но к сожалению, в реальной жизни отцы бывают очень разными. Есть среди них и любящие, есть и деспоты. А есть и такие, о которых невозможно даже подумать без содрогания и отвращения. И каждый из них неизбежно запечатлевает в душе своего ребенка вполне определенный образ, чертами которого ребенок впоследствии будет наделять для себя образ Бога.

Наверное, это и есть самая главная задача христианского отцовства – жить в семье так, чтобы в глазах собственных детей соответствовать евангельскому описанию отца. И постоянно сверять свое поведение с тем, что Иисус Христос открыл нам о Боге через этот образ в притчах и поучениях.

Почитание отцов  – не оправдание их жестокости

Заповедь о почитании родителей не оправдывает их жестокого отношения к детям.

Есть простое правило в воспитании: что посеешь, то и пожнешь. Там, где отец сеял в своих детях добрые семена, он по прошествии времени получит и добрые всходы.

Наивно было бы ожидать к себе со стороны выросших детей любви и уважения, если ты сам все их детство относился к ним безлюбовно, унижал и обижал их, пренебрегал их чувствами или просто жил своими интересами, вообще не замечая их существования.

Тем не менее, именно такие отцы часто претендуют на любовь, уважение и заботу, буквально требуют их от своих взрослых сыновей и дочерей. В том числе – аргументируя свое требование библейской заповедью о почитании родителей.

Тут и отцам, и детям важно понимать, что заповедь эта говорит не только и не столько о биологическом родительстве, сколько о духовном его аспекте.

Зачастую она странным образом воспринимается родителем как некая универсальная индульгенция, позволяющая «списать» себе любой грех в том случае, если он совершен по отношению к собственному ребенку. Написано в Библии «почитай отца своего», значит – почитай, что бы я ни делал, каким бы ни был. И попробуй только вякнуть что-нибудь против.

Действительно, нарушителей этой заповеди Закон Моисеев предписывает побивать камнями: «Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21:17). Но сама заповедь о почитании родителей носит не просто родовой или бытовой характер.

Дело в том, что народ Израиля представлял собой прежде всего религиозное сообщество. А отец и мать в этом сообществе были для человека самыми первыми учителями Закона. Они первыми рассказывали ему о Боге, о том, как праведно жить перед Ним на земле, учили различать добро и зло.

Тот, кто не почитал родителей-учителей, не почитал и сам Закон. Отвергающие же Закон отвергали и Бога. Такова внутренняя логика этой заповеди, в которой безусловно предполагалось, что отец и мать будут словом, делом и собственным примером наставлять своих детей в праведной жизни. Если же родители не выполняли этого условия, они подвергались такому же осуждению, как и их нерадивые дети.

В Новом Завете этот принцип взаимных обязанностей и распределения ответственности между детьми и родителями был проговорен уже открыто, не оставляя места для разночтений: «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле. И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф 6:1-4).

Увы, действительно, отцы способны раздражать своих детей, способны обижать их и даже доводить до уныния, как пишет об этом апостол Павел уже в другом своем послании: «…отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол 3:21). Поэтому если уж и апеллировать к Священному Писанию в этом больном для многих вопросе, то делать это следует и с учетом возможных прегрешений родителей перед собственными сыновьями и дочерьми. А уж какими бывают эти прегрешения, каждый из родителей, наверное, и сам знает куда лучше любого стороннего наблюдателя.

Святитель Феофан Затворник в своем толковании на это место Библии перечислил наиболее общие примеры подобного рода: «Не раздражайте детей ваших. Образом своего на них действования не доводите их до того, чтоб они могли возыметь на вас неудовольствие, серчание, досаду, гнев. Гнев вообще грешен; гнев на родителей еще грешнее. Не вводите их в этот грех. Это бывает от излишней строгости, от неразборчивой взыскательности и каких-либо несправедливостей, – от чего всего детям иногда бывает теснее рабов».

Заповедь о почитании родителей, как и любая Божья заповедь, – великое благо для людей. И к психологическим травмам у детей принцип «родители всегда правы» приводит вовсе не потому, что он устарел или вообще ошибочен. Нет, не ошибочен и не устарел. Но, как и тысячи лет назад, он может нарушаться не только детьми, но и родителями. Которые правы лишь тогда, когда сами поступают по правде Божьей.

Родителей, как известно, не выбирают. Они такие, какие есть, других у нас уже никогда не будет. И если получилось так, что отец требует от своих взрослых детей почитания к себе в агрессивных формах, таким детям следует разобраться в нескольких простых вопросах.

Действительно ли мы в чем-то провинились перед ним, или же это просто придирки, вызванные сложным характером родителя? Если это мы что-либо делаем не так, можно попытаться исправить свое поведение. Но если причиной конфликта являетесь не вы, значит, и вины за происходящее на вас тоже нет.

Что означает библейское слово «почитать»? Тут могут быть очень разные мнения, но уж во всяком случае, речь не идет о том, чтобы терпеть постоянные издевательства и насилие со стороны отца. Там, где отец сам соответствует библейским требованиям к его отцовству, конфликтов, как правило, и не возникает.

А в отношении отца, который ведет себя безобразно и не желает жить в мире со своими детьми, заповедь о почитании родителей сводится к заботе о нем в ситуациях, когда он по возрасту или из-за болезни сам уже не в состоянии позаботиться о себе. Купить ему лекарства и еду, заплатить коммунальные платежи, вызвать врача, организовать операцию в больнице, нанять сиделку – все это наши обязанности по отношению к родителям, которые не снимаются с нас ни при каких обстоятельствах.

Но постоянно терпеть унижения и оскорбления даже от родного человека – добродетель, на которую способен далеко не каждый сын или дочь. И если вы чувствуете, что общение с отцом разрушает вас, вгоняет в уныние, по слову апостола, то лучше ограничить такое общение. Наверное, это именно тот случай, когда говорят, что родителей хорошо любить издали.

Помнить, что эмоциональное состояние любого взрослого человека – это зона его ответственности. И если кто-либо вдруг «назначил» вас ответственными за его чувства – это манипуляция, с помощью которой от вас хотят чего-то добиться.

Впрочем, оставаться в манипулятивных отношениях или нет – это наш свободный выбор. Взрослого, а тем более пожилого человека уже не переделать. Если он всю жизнь привык получать желаемое с помощью манипуляции, вряд ли получится отучить его от этого на старости лет. Важно лишь понимать, оставаясь в таких отношениях, что на самом деле вы здесь ни в чем не провинились. И не навешивать на себя вину за все прегрешения, в которых вас так настойчиво пытаются обвинить.

Помнить о собственной безопасности. Если вы видите, что поведение отца представляет реальную угрозу вашему физическому или психическому здоровью, немедленно уходите. Заповедь о почитании отца и матери дана детям для заботы о стареющих родителях. А не стареющим отцам-абьюзерам для бесконечного издевательства над своими детьми.

Что делать, чтобы отношения с отцом перестали тебя мучить?

Роль отца в жизни каждого человека уникальна. Другие люди могут лишь отчасти компенсировать две важнейшие отцовские функции – формирование у ребенка отношения к миру и к Богу.

Но что же делать, если в жизни отец по каким-либо причинам не стал для нас тем, чем должен был стать по Божьему замыслу? Тут ответ простой: горевать. Дело в том, что горевание – важнейший процесс в жизни человека. Он включается там, где мы сталкиваемся с проблемой, которую невозможно решить никакими способами.

Отсутствие в нашей жизни любящего, заботливого, принимающего тебя отца – это как раз невосполнимая утрата. Сердцем мы чувствуем, что это – навсегда. Что другого, более «правильного» отца у нас уже не будет. А умом боимся принять эту мысль и постоянно храним в душе иррациональную надежду на то, что отец, в конце концов, все же станет хорошим, начнет замечать нашу боль и радость, будет нас любить, и мы, наконец, получим то, чего нам так не хватало от него с самого детства.

И возвращение к реальности начинается как раз с осознания того, что ничего этого уже не будет. Что отец таков, каким мы его знаем.

И отношения с ним нужно строить исходя не из наших детских наивных надежд, а из фактов, какими бы печальными они ни были.

И лишь приняв эту реальность и отгоревав по своей потере, мы сможем выстроить настоящие, а не придуманные отношения с нашим настоящим, а не придуманным отцом. И возможно, даже полюбить его, каким бы он ни был. Потому что по-настоящему полюбить можно другого человека лишь таким, каков он есть, а не свои фантазии о нем.

Ну, а если отца вообще никогда не было в нашей жизни? Тут для верующего человека тоже есть выход. Священное Писание говорит, что Бог усыновил нас через Иисуса Христа. И что все, кто духовно соединились с Сыном Божьим в Святом Крещении, тоже становятся детьми Богу.

Поэтому чем ближе мы будем становиться ко Христу, тем больше будет раскрываться перед нами любовь и забота Его Отца. Пусть мы не получили этой любви от своего отца по плоти. Но Небесный Отец никогда нас не бросал и не отрекался от нас.

Просто мы не всегда умеем видеть Его благое участие в нашей жизни, потому что противимся Его воле. А воля эта наиболее полно выражена в заповедях Евангелия.

И по мере укоренения в жизни по этим заповедям человек все более и более открывает для себя то самое высшее Отцовство Бога, в сравнении с которым отцовство по плоти выглядит как слабое подобие.

Сын Божий, воплотившись, дал всем сиротам мира возможность стать сынами и дочерьми Небесного Отца, получив неизмеримо большее взамен утраченного.

Потому что земное отцовство – лишь образ небесного. И даже там, где ребенок оказался его лишен, у него всегда остается возможность впустить в свое сердце поток отцовской любви от Того, Кто никогда не прекращал нас любить и Кто всегда недалеко от каждого из нас: «…ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян. 17:27–28).

Эта тоска по отцовской любви всегда переплетена в душе человека из двух ветвей – стремления к отцу и стремления к Богу.

И там, где одна из веточек оказывается совсем засохшей, вторая всегда остается живой, полной сил и живительных соков. Если напитаться ее любовью, то может ожить и другая веточка. И отношения с родным отцом тоже удивительным образом начнут налаживаться, даже если ты никогда в жизни его не видел. Потому что Богу возможно все.

Журнал «Фома», август 2019 (196) №8

 

 

Обсудить на форуме