Отношения с отцом стали кошмаром. Что делать?

Отношения с отцом стали кошмаром. Что делать?

(2 голоса5.0 из 5)

 

Зача­стую люди раз­ных воз­рас­тов  гово­рят о кри­зисе в отно­ше­ниях с отцом или о том, что не могут про­стить отца, кото­рый уже поки­нул этот мир. Почему утрата мира с  роди­те­лем пере­жи­ва­ется так остро? И есть ли у отча­яв­шихся детей надежда почув­ство­вать утра­чен­ную отцов­скую любовь?

Отве­чает пси­хо­лог, посто­ян­ный автор жур­нала “Фома” Алек­сандр Тка­ченко.

Письмо в редакцию журнала «Фома»:

«Помо­гите разо­браться, что нужно делать, чтобы научиться любить род­ного отца? У нас очень непро­стые отно­ше­ния. Сей­час мне 34, с мужем раз­ве­лись пять лет назад, он ушел к дру­гой, и я с детьми вынуж­дена жить с роди­те­лями. Отец помо­гает смот­реть за детьми. Но мы очень часто руга­емся, у нас про­сто как огонь и сено, нельзя спо­койно разговаривать. 

Все эти пять лет я пыта­юсь нала­дить с ним отно­ше­ния, не реа­ги­ро­вать на его оскорб­ле­ния, пер­вой под­хо­дила про­сить про­ще­ния много раз, кая­лась на испо­веди, про­сила Божьей помощи. Но я уже начи­наю опус­кать руки. Мы не можем мирно сосу­ще­ство­вать больше недели. 

Осо­бенно почему-то ссоры часто воз­ни­кают в посты, когда я очень ста­ра­юсь вообще вести себя по-хри­сти­ан­ски. А самое страш­ное, что я не чув­ствую ника­кого тепла душев­ного к отцу. С мамой есть это ощу­ще­ние, а с папой нет. Ино­гда я ловлю себя на мысли, что очень хорошо, когда его нет дома, и мне стыдно. 

Как можно полю­бить чело­века, кото­рый посто­янно оскорб­ляет меня и мою маму? Я уже спра­ши­вала батюшку в нашей Церкви, он гово­рит – молиться и тер­петь. Но 5 (!) лет ничего не меня­ется. Сколько мне еще греха так соби­рать, я в отча­я­нии, кроме Бога мне и пого­во­рить не с кем. 

Мама само­устра­ня­ется от наших кон­флик­тов и все­гда его оправ­ды­вает. Я пони­маю, что я должна свою гор­дыню и нетер­пи­мость уби­рать, учиться сми­ре­нию, что я моложе, мне легче меняться, но ничего не полу­ча­ется. Что же мне делать? Анна».

Это лишь одно из писем о кри­зисе в отно­ше­ниях с отцом.

…Прежде чем пого­во­рить о том, как спра­виться с болью, о кото­рой пишут в редак­цию мно­гие люди, необ­хо­димо тща­тельно разо­браться в самой при­роде этой боли. Ведь беда еще и в том, что роль отца в ста­нов­ле­нии лич­но­сти ребенка во мно­гом оста­ется непо­ня­той, плохо осо­знан­ной и потому не уко­ре­нен­ной в созна­нии огром­ного числа наших современников.

Tkachenko krug 300x300 - Отношения с отцом стали кошмаром. Что делать?С мамой все как-то понят­нее: девять меся­цев ребе­но­чек нахо­дится с ней в состо­я­нии физио­ло­ги­че­ского сли­я­ния, дышит воз­ду­хом, кото­рый вды­хает мама, полу­чает силы от пищи, кото­рую она ест, чув­ствует ее радость и покой, страх и тре­вогу как свои соб­ствен­ные. Их сердца бьются в одном теле – мами­ном. Потом мама дол­гие месяцы носит его на руч­ках, кор­мит гру­дью, пеле­нает и моет, играет с ним, улы­ба­ется, гово­рит ему лас­ко­вые слова, поет баюль­ные песни.

Это – тес­ней­ший кон­такт, кото­рый мало чем отли­ча­ется от того сли­я­ния в еди­ное целое, кото­рое было харак­терно для пери­ода бере­мен­но­сти. Поэтому в мла­ден­че­стве для ребенка мама одно­вре­менно пред­став­ляет собой как про­дол­же­ние его самого, так и весь окру­жа­ю­щий мир в целом.

На самом ран­нем этапе раз­ви­тия ребенка для него нет дру­гих объ­ек­тов, кроме мамы. Мама для него – это весь мир, и одно­вре­менно мама – это он сам, та его часть, кото­рая дает ему слад­кое молоко, когда он голо­ден, меняет ему непри­ят­ные мок­рые пеленки, жалеет живо­тик, когда он болит.

Потом, в про­цессе взрос­ле­ния, ребе­нок посте­пенно отде­ля­ется от мамы, начи­нает осо­зна­вать себя как отдель­ную от нее лич­ность. Ярче всего это про­яв­ля­ется в кри­зисе трех лет, или, как его еще назы­вают – в кри­зисе «я сам».

Когда еще вчера послуш­ный и сго­вор­чи­вый ребе­нок вдруг по любому поводу и даже без вся­ких пово­дов начи­нает спо­рить с мамой, воз­ра­жать ей на каж­дом шагу, ссо­риться на пустом месте, завер­шая любую ее попытку как-то поучаст­во­вать в его жизни кате­го­рич­ным заяв­ле­нием «Я сам!»

Но даже после этого этапа отде­ле­ния от матери ребе­нок про­дол­жает ощу­щать ее самым важ­ным для себя чело­ве­ком в мире.

Эмо­ци­о­наль­ное сли­я­ние ран­него пери­ода жизни будет так или иначе про­яв­ляться в их чув­ствах на про­тя­же­нии всей жизни. Поэтому в любой куль­туре мира образ матери – это свя­тыня для любого человека. 

Мама – это мир, в самой серд­це­вине кото­рого когда-то нача­лась наша жизнь. И этот мир на бес­со­зна­тель­ном уровне все­гда будет оста­ваться для каж­дого из нас надеж­ным при­ста­ни­щем среди житей­ских бурь.

В него мы при­хо­дим, когда ста­но­вится совсем плохо, когда ника­ких слов уже не оста­лось и хочется лишь одного – уткнуться носом в чье-то теп­лое плечо и попла­кать молча. И чтоб мама, как в дет­стве, обняла, погла­дила по голове своей мяг­кой ладо­нью и тихонько ска­зала: «Ничего, деточка, ничего… Все поти­хоньку наладится».

Такова роль матери в ста­нов­ле­нии лич­но­сти ребенка – давать без­услов­ную любовь и при­ня­тие и, посте­пенно отпус­кая его от себя все дальше и дальше, под­пи­ты­вать его этой любо­вью до тех пор, пока ребе­нок не повзрос­леет эмо­ци­о­нально и не научится само­сто­я­тельно справ­ляться со сво­ими чувствами.

Но где во всём этом место отцу и каковы его задачи в вос­пи­та­нии детей? На этот вопрос отве­тить бывает куда сложнее.

Отсутствие отца – потеря для ребенка

Отсут­ствие отца в жизни ребенка – тяже­лей­шая потеря для ребенка.

И зна­чи­мость этой потери в совре­мен­ном мире мно­гие недооценивают.

На био­ло­ги­че­ском уровне отец и мать в рав­ной сте­пени участ­вуют в появ­ле­нии нового чело­века. Каж­дый из них дает ему свою часть хро­мо­сом­ного набора.

Но потом матери необ­хо­димо про­во­дить с ребен­ком суще­ствен­ную часть своей жизни, вына­ши­вая и вскарм­ли­вая его. А отец, поде­лив­шись своим гене­ти­че­ским мате­ри­а­лом в зача­тии, далее с ребен­ком физио­ло­ги­че­ски никак не свя­зан. Его связь – лишь эмо­ци­о­наль­ная и морально-нравственная.

Если отец не любит сво­его буду­щего ребенка, если он не чув­ствует своей ответ­ствен­но­сти за того, кому он дал жизнь, то ничто не смо­жет его удер­жать рядом с ним. В отли­чие от мамочки, решив­шей рожать, отец может оста­вить и саму мать, и ее ребенка еще до его рож­де­ния. И, к сожа­ле­нию, за подоб­ными при­ме­рами далеко ходить не надо.

Ребе­нок, вырос­ший в семье без отца, – отнюдь не ред­кость в наши дни. Поэтому доста­точно рас­про­стра­нено пред­став­ле­ние о роли отца в семье как о необя­за­тель­ной, хотя и жела­тель­ной опции: есть отец – хорошо, нет – тоже неплохо, и то, и дру­гое – про­сто два раз­лич­ных вари­анта нормы.

И вопрос о роли отца, таким обра­зом, тоже пре­вра­ща­ется в нечто вто­ро­сте­пен­ное и мало­су­ще­ствен­ное. Ну, в самом деле, к чему замо­ра­чи­ваться тем, без чего вполне можно и обойтись?

Родить и вырас­тить ребе­ночка мама сего­дня может и без отца, если обла­дает высо­ко­опла­чи­ва­е­мой про­фес­сией или про­сто имеет доста­точно сил для того, чтобы тру­диться на двух рабо­тах. Даже зачать его она может без пря­мого обще­ния с отцом, через соот­вет­ству­ю­щие био­тех­но­ло­гии. Какой-такой еще отец, о чем вы?

И с био­ло­ги­че­ской, и с соци­аль­ной точек зре­ния ничто не мешает мамочке вырас­тить ребенка без вся­кого отцов­ского уча­стия. Но есть еще два важ­ней­ших аспекта жизни семьи – пси­хо­ло­ги­че­ский и духов­ный. И в обоих отсут­ствие отца в семье рас­смат­ри­ва­ется как тяже­лей­шая потеря для ребенка, ком­пен­си­ро­вать кото­рую бывает очень трудно, а вос­пол­нить до конца – вообще вряд ли возможно.

Отец  дает опыт соприкосновения с миром

Именно отец дает ребенку пер­вый опыт сопри­кос­но­ве­ния с внеш­ним миром. И беда, если это будет опыт жесто­кого и угро­жа­ю­щего мира.

В пси­хо­ло­гии отец для ребенка – это пер­вый чело­век в его жизни, кото­рый не явля­ется частью их общего с мамой бытия. Это – пер­вый дру­гой, с кото­рым нужно выстра­и­вать какие-то отно­ше­ния. Отец – пер­вый пред­ста­ви­тель внеш­него мира, его пол­но­моч­ный посол в закры­той, без­опас­ной и защи­щен­ной мате­рин­ской любо­вью малень­кой все­лен­ной ребенка, где до сих пор были только он сам и мама.

К мами­ному запаху, к неж­но­сти ее кожи, ко вкусу ее молока ребе­нок при­вык с момента рож­де­ния. Но когда он ощу­пы­вает колю­чие щеки папы, когда слы­шит его низ­кий голос, ощу­щает береж­ную силу его ладо­ней, это – опыт совсем иного общения.

3411369d0c1ec90023f88ba847 copy 700x467 - Отношения с отцом стали кошмаром. Что делать?

Зна­ком­ство с отцом – это сопри­кос­но­ве­ние с миром, в кото­ром кроме мамы есть еще мно­же­ство самых раз­лич­ных объ­ек­тов, про­цес­сов, про­странств. И от того, каким будет этот пер­вый опыт сопри­кос­но­ве­ния с внеш­ним миром через отца, будет зави­сеть вся после­ду­ю­щая жизнь малень­кого человека.

В нор­маль­ном раз­ви­тии, отец – его забот­ли­вый и любя­щий про­вод­ник в этом мире. Именно он помо­гает ребенку осва­и­вать все новые и новые гори­зонты, чув­ствуя себя под надеж­ной защи­той. Он катает на ноге, как на лошадке.

Он поз­во­ляет дер­гать себя за усы и спра­ши­вать, как они назы­ва­ются. Он учит пла­вать и ездить на вело­си­педе, заби­вать гвозди и пилить доску острой ножов­кой. Он пока­зы­вает, как пра­вильно раз­жи­гать костер и жарить на нем сосиску на палочке. И еще много-много чего пока­зы­вает, рас­ска­зы­вает, помо­гает осво­ить и запомнить.

А если вдруг ока­жется, что кто-то боль­шой и силь­ный тебе угро­жает или оби­жает, ты все­гда зна­ешь, что на свете есть твой люби­мый боль­шой и силь­ный папа. Кото­рый обя­за­тельно засту­пится за тебя, выру­чит из беды, при­дет на помощь, закроет собой от любой опасности.

Дети, у кото­рых есть такой папа, вырас­тают силь­ными, спо­кой­ными и уве­рен­ными в себе людьми. Они не боятся мира, готовы его осва­и­вать, пре­одо­ле­вать труд­но­сти, слу­жить дру­гим людям теми талан­тами, кото­рыми наде­лил их Бог. Потому что папа – пер­вый в их жизни чело­век из этого мира – создал в их душе без­опас­ный образ про­стран­ства вокруг них.

Он шаг за шагом вво­дил их в мир, обес­пе­чи­вая под­держку и без­опас­ность до тех пор, пока дети сами не научи­лись крепко сто­ять на ногах. Он ста­вил перед ними задачи и помо­гал их решать, пока они сами не научи­лись опре­де­лять направ­ле­ния сво­его даль­ней­шего раз­ви­тия и расти в избран­ном деле.

Он не только стал при­чи­ной их появ­ле­ния на свет, он еще и ввел их в эту огром­ную и слож­ную жизнь подобно тому, как забот­ли­вый садов­ник посте­пенно выра­щи­вает из хруп­кого ростка боль­шое и силь­ное дерево.

Но, увы, бывает и по-дру­гому, напри­мер, когда папа без­участно валя­ется на диване с план­ше­том в руках, не обра­щая вни­ма­ния на детей, кото­рые про­сят его почи­тать им книжку или поиг­рать в шахматы.

Он вроде бы как и есть. Но в то же время для детей его нет. Или же когда папа, поль­зу­ясь своим пре­иму­ще­ством в силе, орет на детей, щедро раз­дает им под­за­тыль­ники, осы­пает уни­зи­тель­ными про­зви­щами. И это еще не самый страш­ный вариант.

Потому что отказ от осо­знан­ного и ответ­ствен­ного отцов­ства – это без­дна, в кото­рую можно падать бес­ко­нечно, погру­жая себя и свою семью во все более глу­бо­кие круги создан­ного тобою же малень­кого домаш­него ада.

Понятно, что дети, вырос­шие рядом с таким папой, будут рази­тельно отли­чаться от опи­сан­ного выше вари­анта. В них будет много тре­воги, много боли и целое море подав­лен­ной агрес­сии, кото­рая либо пери­о­ди­че­ски будет выплес­ки­ваться на окру­жа­ю­щих, либо, не будучи выра­жен­ной вовне, ста­нет поти­хоньку раз­ру­шать их самих.

В их кар­тине мира папа ока­зался послом злоб­ной и агрес­сив­ной дер­жавы, где нет места заботе, дру­же­скому уча­стию и даже про­стому пони­ма­нию. Поэтому деви­зом таких вырос­ших детей ста­но­вятся зна­ме­ни­тые слова из песни Вик­тора Цоя «Весь мир идет на меня войной».

Ну и, нако­нец, воз­можна ситу­а­ция, когда папы вообще нет в жизни ребенка. Ника­кого. И вели­кое благо тем детям, для кото­рых таким про­вод­ни­ком во внеш­ний мир ста­но­вится их само­от­вер­жен­ная мамочка, у кото­рой хва­тает сил в при­дачу к своей мате­рин­ской выпол­нять еще и функ­цию отсут­ству­ю­щего отца.

Но даже при самом удач­ном для ребенка вари­анте такого вос­пи­та­ния в его жизни все равно оста­нутся лакуны, сле­пые пятна нес­фор­ми­ро­ван­ного опыта. Потому что даже самая луч­шая мама не смо­жет дать детям того, что может дать только муж­чина. Вос­пи­та­ние – это не про­сто какие-то спе­ци­аль­ные педа­го­ги­че­ские беседы, не отве­ден­ные ему часы или дни.

Ребе­нок вос­пи­ты­ва­ется еже­се­кундно, через копи­ро­ва­ние пове­де­ния роди­те­лей. Но как, напри­мер, маль­чику сфор­ми­ро­вать в своем созна­нии муж­ские модели пове­де­ния, если с ним рядом нет муж­чины? Если он не видит, как муж­чина дол­жен вести себя кон­кретно в той или иной ситуации?

Ведь муж­чина и жен­щина вос­при­ни­мают мир по-раз­ному. И для того чтобы научиться вос­при­ни­мать мир по-муж­ски, маль­чику необ­хо­дим перед гла­зами живой при­мер. Потому что ребе­нок в ран­нем воз­расте еще не умеет мыс­лить абстрактно, для него очень важен показ.

Когда в семье есть папа и мама, ребе­нок смот­рит на них и видит, как дол­жен себя вести муж­чина по отно­ше­нию к жен­щине и как жен­щина должна вести себя по отно­ше­нию к муж­чине. Но как ему быть там, где у него нет перед гла­зами этих пове­ден­че­ских моде­лей? Одной маме, даже самой умной, силь­ной и само­от­вер­жен­ной, с этой зада­чей не справиться.

А ведь есть и духов­ный аспект этих отно­ше­ний. Апо­стол Павел упо­доб­ляет отно­ше­ния муж­чины и жен­щины в браке ни много ни мало – отно­ше­ниям Хри­ста и Церкви:

«Мужья, любите своих жен, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за нее… Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любя­щий свою жену любит самого себя. Ибо никто нико­гда не имел нена­ви­сти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Гос­подь Цер­ковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф 5:25–30).

И откуда же возь­мется у ребенка пред­став­ле­ние об отно­ше­ниях Хри­ста и Церкви, если в его семье нет папы, кото­рый бы любил маму, как себя самого?

Мама дает ребенку жизнь и любовь, папа – силы жить и осва­и­вать мир. И если связь с отцом у ребенка была разо­рвана, свое бес­си­лие он будет ощу­щать в той или иной форме всю жизнь.

Отец как символ Бога

В духов­ном смысле отец выпол­няет для ребенка един­ствен­ную, но важ­ней­шую роль. Он сим­во­ли­зи­рует для него образ Бога.

И то, каким этот образ уви­дят в нем его дети, во мно­гом опре­де­лит их отно­ше­ния с Богом в даль­ней­шем. Папа может быть в гла­зах ребенка доб­рым боже­ством, несу­щим мир, радость и веру в добро. Может стать гроз­ным демо­ном, остав­ля­ю­щим в дет­ской душе целый набор стра­хов, ком­плек­сов и травм на всю жизнь.

А может ока­заться и «боже­ством спя­щим», чем-то вроде инду­ист­ского Брамы, когда папа у детей вроде бы есть, но его как бы и нет, поскольку он цели­ком погру­жен в свое бес­ко­нечно-глу­бо­кое и без­мерно-содер­жа­тель­ное лич­ное бытие.

Соот­вет­ственно, не стоит удив­ляться, напри­мер, когда тер­пев­ший в дет­стве наси­лие и уни­же­ние от отца ребе­нок вырас­тает актив­ным бого­бор­цем. Нужно лишь пони­мать, что воюет он не с Богом. Его бого­бор­че­ство – попытка покви­таться с отцом-насиль­ни­ком, нена­висть к кото­рому он теперь неосо­знанно пере­но­сит на Бога.

Хотя, разу­ме­ется, могут быть и дру­гие вари­анты духов­ного раз­ви­тия у таких детей. Если у ребенка было много страха перед отцом, у него может сфор­ми­ро­ваться отно­ше­ние к Богу как к гроз­ному и кара­ю­щему за любую про­вин­ность экзекутору.

И глав­ным век­то­ром в духов­ной жизни такого чело­века на мно­гие годы ста­но­вится попытка избе­жать нака­за­ния через тща­тель­ное испол­не­ние заповедей.

Там, где нет воз­мож­но­сти пря­мого вос­при­я­тия чего-либо, чело­век мыс­лит ана­ло­ги­ями. Бога, по слову апо­стола, не видел никто и никогда.

И самой близ­кой ана­ло­гией неви­ди­мому Богу для чело­века ока­зался образ его зем­ного отца. Иначе бы Иисус Хри­стос не упо­треб­лял в Своих про­по­ве­дях именно этот образ с такой настойчивостью.

6 005 copy 700x462 - Отношения с отцом стали кошмаром. Что делать?

Бог в сло­вах Спа­си­теля – это не восточ­ный дес­пот, спо­соб­ный щедро награж­дать особо отли­чив­шихся перед ним и жестоко карать тех, кто в чем-то про­ви­нился. Он – любя­щий отец, все­гда гото­вый с неж­но­стью при­нять даже самого заплу­тав­шего и опу­стив­ше­гося из своих мно­го­чис­лен­ных детей.

Но к сожа­ле­нию, в реаль­ной жизни отцы бывают очень раз­ными. Есть среди них и любя­щие, есть и дес­поты. А есть и такие, о кото­рых невоз­можно даже поду­мать без содро­га­ния и отвра­ще­ния. И каж­дый из них неиз­бежно запе­чат­ле­вает в душе сво­его ребенка вполне опре­де­лен­ный образ, чер­тами кото­рого ребе­нок впо­след­ствии будет наде­лять для себя образ Бога.

Навер­ное, это и есть самая глав­ная задача хри­сти­ан­ского отцов­ства – жить в семье так, чтобы в гла­зах соб­ствен­ных детей соот­вет­ство­вать еван­гель­скому опи­са­нию отца. И посто­янно све­рять свое пове­де­ние с тем, что Иисус Хри­стос открыл нам о Боге через этот образ в прит­чах и поучениях.

Почитание отцов  – не оправдание их жестокости

Запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей не оправ­ды­вает их жесто­кого отно­ше­ния к детям.

Есть про­стое пра­вило в вос­пи­та­нии: что посе­ешь, то и пожнешь. Там, где отец сеял в своих детях доб­рые семена, он по про­ше­ствии вре­мени полу­чит и доб­рые всходы.

Наивно было бы ожи­дать к себе со сто­роны вырос­ших детей любви и ува­же­ния, если ты сам все их дет­ство отно­сился к ним без­лю­бовно, уни­жал и оби­жал их, пре­не­бре­гал их чув­ствами или про­сто жил сво­ими инте­ре­сами, вообще не заме­чая их существования.

Тем не менее, именно такие отцы часто пре­тен­дуют на любовь, ува­же­ние и заботу, бук­вально тре­буют их от своих взрос­лых сыно­вей и доче­рей. В том числе – аргу­мен­ти­руя свое тре­бо­ва­ние биб­лей­ской запо­ве­дью о почи­та­нии родителей.

Тут и отцам, и детям важно пони­мать, что запо­ведь эта гово­рит не только и не столько о био­ло­ги­че­ском роди­тель­стве, сколько о духов­ном его аспекте.

Зача­стую она стран­ным обра­зом вос­при­ни­ма­ется роди­те­лем как некая уни­вер­саль­ная индуль­ген­ция, поз­во­ля­ю­щая «спи­сать» себе любой грех в том слу­чае, если он совер­шен по отно­ше­нию к соб­ствен­ному ребенку. Напи­сано в Биб­лии «почи­тай отца сво­его», зна­чит – почи­тай, что бы я ни делал, каким бы ни был. И попро­буй только вяк­нуть что-нибудь против.

Дей­стви­тельно, нару­ши­те­лей этой запо­веди Закон Мои­сеев пред­пи­сы­вает поби­вать кам­нями: «Кто зло­сло­вит отца сво­его, или свою мать, того должно пре­дать смерти» (Исх. 21:17). Но сама запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей носит не про­сто родо­вой или быто­вой характер.

Дело в том, что народ Изра­иля пред­став­лял собой прежде всего рели­ги­оз­ное сооб­ще­ство. А отец и мать в этом сооб­ще­стве были для чело­века самыми пер­выми учи­те­лями Закона. Они пер­выми рас­ска­зы­вали ему о Боге, о том, как пра­ведно жить перед Ним на земле, учили раз­ли­чать добро и зло.

Тот, кто не почи­тал роди­те­лей-учи­те­лей, не почи­тал и сам Закон. Отвер­га­ю­щие же Закон отвер­гали и Бога. Такова внут­рен­няя логика этой запо­веди, в кото­рой без­условно пред­по­ла­га­лось, что отец и мать будут сло­вом, делом и соб­ствен­ным при­ме­ром настав­лять своих детей в пра­вед­ной жизни. Если же роди­тели не выпол­няли этого усло­вия, они под­вер­га­лись такому же осуж­де­нию, как и их нера­ди­вые дети.

В Новом Завете этот прин­цип вза­им­ных обя­зан­но­стей и рас­пре­де­ле­ния ответ­ствен­но­сти между детьми и роди­те­лями был про­го­во­рен уже открыто, не остав­ляя места для раз­но­чте­ний: «Дети, пови­нуй­тесь своим роди­те­лям в Гос­поде, ибо сего тре­бует спра­вед­ли­вость. Почи­тай отца тво­его и мать, это пер­вая запо­ведь с обе­то­ва­нием: да будет тебе благо, и будешь дол­го­ле­тен на земле. И вы, отцы, не раз­дра­жайте детей ваших, но вос­пи­ты­вайте их в уче­нии и настав­ле­нии Гос­под­нем» (Еф 6:1–4).

Увы, дей­стви­тельно, отцы спо­собны раз­дра­жать своих детей, спо­собны оби­жать их и даже дово­дить до уны­ния, как пишет об этом апо­стол Павел уже в дру­гом своем посла­нии: «…отцы, не раз­дра­жайте детей ваших, дабы они не уны­вали» (Кол 3:21). Поэтому если уж и апел­ли­ро­вать к Свя­щен­ному Писа­нию в этом боль­ном для мно­гих вопросе, то делать это сле­дует и с уче­том воз­мож­ных пре­гре­ше­ний роди­те­лей перед соб­ствен­ными сыно­вьями и дочерьми. А уж какими бывают эти пре­гре­ше­ния, каж­дый из роди­те­лей, навер­ное, и сам знает куда лучше любого сто­рон­него наблюдателя.

Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник в своем тол­ко­ва­нии на это место Биб­лии пере­чис­лил наи­бо­лее общие при­меры подоб­ного рода: «Не раз­дра­жайте детей ваших. Обра­зом сво­его на них дей­ство­ва­ния не дово­дите их до того, чтоб они могли возы­меть на вас неудо­воль­ствие, сер­ча­ние, досаду, гнев. Гнев вообще гре­шен; гнев на роди­те­лей еще греш­нее. Не вво­дите их в этот грех. Это бывает от излиш­ней стро­го­сти, от нераз­бор­чи­вой взыс­ка­тель­но­сти и каких-либо неспра­вед­ли­во­стей, – от чего всего детям ино­гда бывает тес­нее рабов».

Запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей, как и любая Божья запо­ведь, – вели­кое благо для людей. И к пси­хо­ло­ги­че­ским трав­мам у детей прин­цип «роди­тели все­гда правы» при­во­дит вовсе не потому, что он уста­рел или вообще оши­бо­чен. Нет, не оши­бо­чен и не уста­рел. Но, как и тысячи лет назад, он может нару­шаться не только детьми, но и роди­те­лями. Кото­рые правы лишь тогда, когда сами посту­пают по правде Божьей.

Роди­те­лей, как известно, не выби­рают. Они такие, какие есть, дру­гих у нас уже нико­гда не будет. И если полу­чи­лось так, что отец тре­бует от своих взрос­лых детей почи­та­ния к себе в агрес­сив­ных фор­мах, таким детям сле­дует разо­браться в несколь­ких про­стых вопросах.

Дей­стви­тельно ли мы в чем-то про­ви­ни­лись перед ним, или же это про­сто при­дирки, вызван­ные слож­ным харак­те­ром роди­теля? Если это мы что-либо делаем не так, можно попы­таться испра­вить свое пове­де­ние. Но если при­чи­ной кон­фликта явля­е­тесь не вы, зна­чит, и вины за про­ис­хо­дя­щее на вас тоже нет.

Что озна­чает биб­лей­ское слово «почи­тать»? Тут могут быть очень раз­ные мне­ния, но уж во вся­ком слу­чае, речь не идет о том, чтобы тер­петь посто­ян­ные изде­ва­тель­ства и наси­лие со сто­роны отца. Там, где отец сам соот­вет­ствует биб­лей­ским тре­бо­ва­ниям к его отцов­ству, кон­флик­тов, как пра­вило, и не возникает.

А в отно­ше­нии отца, кото­рый ведет себя без­об­разно и не желает жить в мире со сво­ими детьми, запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей сво­дится к заботе о нем в ситу­а­циях, когда он по воз­расту или из-за болезни сам уже не в состо­я­нии поза­бо­титься о себе. Купить ему лекар­ства и еду, запла­тить ком­му­наль­ные пла­тежи, вызвать врача, орга­ни­зо­вать опе­ра­цию в боль­нице, нанять сиделку – все это наши обя­зан­но­сти по отно­ше­нию к роди­те­лям, кото­рые не сни­ма­ются с нас ни при каких обстоятельствах.

Но посто­янно тер­петь уни­же­ния и оскорб­ле­ния даже от род­ного чело­века – доб­ро­де­тель, на кото­рую спо­со­бен далеко не каж­дый сын или дочь. И если вы чув­ству­ете, что обще­ние с отцом раз­ру­шает вас, вго­няет в уны­ние, по слову апо­стола, то лучше огра­ни­чить такое обще­ние. Навер­ное, это именно тот слу­чай, когда гово­рят, что роди­те­лей хорошо любить издали.

Пом­нить, что эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние любого взрос­лого чело­века – это зона его ответ­ствен­но­сти. И если кто-либо вдруг «назна­чил» вас ответ­ствен­ными за его чув­ства – это мани­пу­ля­ция, с помо­щью кото­рой от вас хотят чего-то добиться.

Впро­чем, оста­ваться в мани­пу­ля­тив­ных отно­ше­ниях или нет – это наш сво­бод­ный выбор. Взрос­лого, а тем более пожи­лого чело­века уже не пере­де­лать. Если он всю жизнь при­вык полу­чать жела­е­мое с помо­щью мани­пу­ля­ции, вряд ли полу­чится отучить его от этого на ста­ро­сти лет. Важно лишь пони­мать, оста­ва­ясь в таких отно­ше­ниях, что на самом деле вы здесь ни в чем не про­ви­ни­лись. И не наве­ши­вать на себя вину за все пре­гре­ше­ния, в кото­рых вас так настой­чиво пыта­ются обвинить.

Пом­нить о соб­ствен­ной без­опас­но­сти. Если вы видите, что пове­де­ние отца пред­став­ляет реаль­ную угрозу вашему физи­че­скому или пси­хи­че­скому здо­ро­вью, немед­ленно ухо­дите. Запо­ведь о почи­та­нии отца и матери дана детям для заботы о ста­ре­ю­щих роди­те­лях. А не ста­ре­ю­щим отцам-абью­зе­рам для бес­ко­неч­ного изде­ва­тель­ства над сво­ими детьми.

Что делать, чтобы отношения с отцом перестали тебя мучить?

Роль отца в жизни каж­дого чело­века уни­кальна. Дру­гие люди могут лишь отча­сти ком­пен­си­ро­вать две важ­ней­шие отцов­ские функ­ции – фор­ми­ро­ва­ние у ребенка отно­ше­ния к миру и к Богу.

Но что же делать, если в жизни отец по каким-либо при­чи­нам не стал для нас тем, чем дол­жен был стать по Божьему замыслу? Тут ответ про­стой: горе­вать. Дело в том, что горе­ва­ние – важ­ней­ший про­цесс в жизни чело­века. Он вклю­ча­ется там, где мы стал­ки­ва­емся с про­бле­мой, кото­рую невоз­можно решить ника­кими способами.

Отсут­ствие в нашей жизни любя­щего, забот­ли­вого, при­ни­ма­ю­щего тебя отца – это как раз невос­пол­ни­мая утрата. Серд­цем мы чув­ствуем, что это – навсе­гда. Что дру­гого, более «пра­виль­ного» отца у нас уже не будет. А умом боимся при­нять эту мысль и посто­янно хра­ним в душе ирра­ци­о­наль­ную надежду на то, что отец, в конце кон­цов, все же ста­нет хоро­шим, нач­нет заме­чать нашу боль и радость, будет нас любить, и мы, нако­нец, полу­чим то, чего нам так не хва­тало от него с самого детства.

И воз­вра­ще­ние к реаль­но­сти начи­на­ется как раз с осо­зна­ния того, что ничего этого уже не будет. Что отец таков, каким мы его знаем.

И отно­ше­ния с ним нужно стро­ить исходя не из наших дет­ских наив­ных надежд, а из фак­тов, какими бы печаль­ными они ни были.

И лишь при­няв эту реаль­ность и отго­ре­вав по своей потере, мы смо­жем выстро­ить насто­я­щие, а не при­ду­ман­ные отно­ше­ния с нашим насто­я­щим, а не при­ду­ман­ным отцом. И воз­можно, даже полю­бить его, каким бы он ни был. Потому что по-насто­я­щему полю­бить можно дру­гого чело­века лишь таким, каков он есть, а не свои фан­та­зии о нем.

Ну, а если отца вообще нико­гда не было в нашей жизни? Тут для веру­ю­щего чело­века тоже есть выход. Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит, что Бог усы­но­вил нас через Иисуса Хри­ста. И что все, кто духовно соеди­ни­лись с Сыном Божьим в Свя­том Кре­ще­нии, тоже ста­но­вятся детьми Богу.

Поэтому чем ближе мы будем ста­но­виться ко Хри­сту, тем больше будет рас­кры­ваться перед нами любовь и забота Его Отца. Пусть мы не полу­чили этой любви от сво­его отца по плоти. Но Небес­ный Отец нико­гда нас не бро­сал и не отре­кался от нас.

Про­сто мы не все­гда умеем видеть Его бла­гое уча­стие в нашей жизни, потому что про­ти­вимся Его воле. А воля эта наи­бо­лее полно выра­жена в запо­ве­дях Евангелия.

И по мере уко­ре­не­ния в жизни по этим запо­ве­дям чело­век все более и более откры­вает для себя то самое выс­шее Отцов­ство Бога, в срав­не­нии с кото­рым отцов­ство по плоти выгля­дит как сла­бое подо­бие.

Сын Божий, вопло­тив­шись, дал всем сиро­там мира воз­мож­ность стать сынами и дочерьми Небес­ного Отца, полу­чив неиз­ме­римо боль­шее вза­мен утраченного.

Потому что зем­ное отцов­ство – лишь образ небес­ного. И даже там, где ребе­нок ока­зался его лишен, у него все­гда оста­ется воз­мож­ность впу­стить в свое сердце поток отцов­ской любви от Того, Кто нико­гда не пре­кра­щал нас любить и Кто все­гда неда­леко от каж­дого из нас: «…ибо мы Им живем и дви­жемся и суще­ствуем» (Деян. 17:27–28).

Эта тоска по отцов­ской любви все­гда пере­пле­тена в душе чело­века из двух вет­вей – стрем­ле­ния к отцу и стрем­ле­ния к Богу.

И там, где одна из вето­чек ока­зы­ва­ется совсем засох­шей, вто­рая все­гда оста­ется живой, пол­ной сил и живи­тель­ных соков. Если напи­таться ее любо­вью, то может ожить и дру­гая веточка. И отно­ше­ния с род­ным отцом тоже уди­ви­тель­ным обра­зом нач­нут нала­жи­ваться, даже если ты нико­гда в жизни его не видел. Потому что Богу воз­можно все.

Жур­нал «Фома», август 2019 (196) №8

 

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки