Прот. Димитрий Смирнов: «Истинная родительская любовь ненавязчива»

Прот. Димитрий Смирнов: «Истинная родительская любовь ненавязчива»

(2 голоса5.0 из 5)

Среди запи­сей пере­дачи «Рус­ский час: вопросы и ответы» теле­ка­нала «Спас» сохра­ни­лись и те, доро­гие мно­гим веру­ю­щим, где на вопросы о вос­пи­та­нии детей отве­чает про­то­и­е­рей Дмит­рий Смир­нов, про­по­вед­ник и духовник.

В одной из пере­дач к отцу Димит­рию обра­ти­лась бабушка внука-подростка.

– Отец Димит­рий, с нами живет наш внук, кото­рому три­на­дцать лет. Его мама уехала рабо­тать за гра­ницу, у его отца, нашего сына, дру­гая семья, и пока он живет с нами, он учится в седь­мом классе. 

И я уже седь­мой год три раза в неделю езжу за ним в школу, при­вожу оттуда домой и на тре­ни­ровки. И вот бук­вально на днях он странно себя повел и ска­зал: «Мне стыдно, что за мной в школу при­ез­жает бабушка».

original - Прот. Димитрий Смирнов: «Истинная родительская любовь ненавязчива»

Вы зна­ете, я так рас­стро­и­лась, и я ска­зала: «Ну, пусть тебе когда-нибудь будет стыдно за свои слова» – и пере­стала его возить. Я не знаю, что теперь делать, как мне посту­пить. Не обра­щать внимания? 

Я хочу посту­пить и по-хри­сти­ан­ски, и по-чело­ве­че­ски. Он меня очень оби­дел, я поняла, что он даже не понял сам, что он меня оби­дел и оскор­бил этим, потому что мне пять­де­сят семь лет, я не такая уж ста­рая бабушка, и он с нами живет.

– Я все понял. Вот чем вам помочь: вам нужно почи­тать книжки по воз­раст­ной психологии.

В три­на­дцать лет в серьез­ном раз­ви­тии у маль­чи­ков начи­на­ется период, кото­рый име­ну­ется пере­ход­ным воз­рас­том. Пере­ход­ный к чему? К тому, чтобы ему стать мужчиной.

У него меня­ется голос, у него меня­ется внеш­ний вид, у неко­то­рых маль­чи­ков уже начи­нают усы расти, и он ощу­щает себя доста­точно взрос­лым, при­чем не только внешне, а и духовно.

И поэтому он испы­ты­вает неко­то­рую нелов­кость, что его, как малень­кого маль­чика в дет­ский сад, возит и уво­зит бабушка. Он совсем не хотел бабушку оби­деть. Очень жаль, что у него бабушка, кото­рая оби­жа­ется на то, что внук растет.

Можно было бы сде­лать какую-то пере­ход­ную вещь. Ну, допу­стим, сто­ять у того транс­порт­ного сред­ства, на кото­ром вы ездите – авто­бус, элек­тричка, – вот он туда при­хо­дит, и вы вме­сте едете дальше, для без­опас­но­сти маль­чика. Но никто из осталь­ных сверст­ни­ков не видел бы, что вы опекаете.

Почему? Потому что в этом воз­расте – тем более маль­чик бро­шен­ный, у него нет ни мамы, ни папы, – маль­чик пере­жил серьез­ней­шую травму. По ста­ти­стике только семь про­цен­тов детей умеют в тече­ние своей дет­ской жизни эту травму раз­вода роди­те­лей пре­одо­леть. А маль­чик еще и сирота при маме.

Ника­кая самая рас­пре­крас­ная бабушка и самый рас­пре­крас­ней­ший дедушка сто­про­центно заме­нить маму не могут.

Слава Богу, что на какую-то часть вы заме­ня­ете. Но полу­ча­ется так: вот вы гово­рите, что вы не ста­рая. Но как вы – зре­лая жен­щина, про­жив­шая жизнь, можете оби­жаться на маль­чика, да еще ему выго­ва­ри­вать, что вы ему ста­вите задачу, кото­рую он вообще не может решить?

Он абсо­лютно не пони­мает, что тут обид­ного.  Он в такой форме про­сто рас­ска­зал о своих чув­ствах: что он стес­ня­ется того, что за ним при­ез­жает бабушка, как будто его водят в дет­ский сад.

Когда водят в дет­ский сад, маль­чик не стес­ня­ется, а уж когда водят в школу взрос­лого отрока, кото­рый уже начи­нает ста­но­виться взрос­лым муж­чи­ной, то да. Он на сле­ду­ю­щий год уже может детей иметь, ваш вну­чок, пони­ма­ете, по сво­ему физио­ло­ги­че­скому раз­ви­тию. И то же самое изме­не­ние про­ис­хо­дит в голове.

Тут оби­жаться абсо­лютно не на что. Поэтому, доро­гая бабушка, в дан­ном кон­фликте вино­ваты только вы, а не он. И надо либо так обста­вить дело, чтобы он не чув­ство­вал себя как бы под опе­кой, потому что это время, этот период очень ост­рый, и маль­чики и девочки ста­но­вятся гру­быми, раз­дра­жи­тель­ными, они ста­ра­ются осво­бо­диться от опеки взрослых.

Неко­то­рые влюб­ля­ются, неко­то­рые начи­нают дер­зить учи­те­лям и вообще бро­сают учиться. То, что с ними тво­рится – порой очень бывает болез­нен­ное состо­я­ние. Неко­то­рые ухо­дят из дома, потому что это очень больно.

И в этот болез­нен­ный период нужно уже начи­нать с ним дого­ва­ри­ваться, как со взрос­лым: «Ну, давай порас­суж­даем: ты не хочешь – давай, я так сде­лаю, давай, так». Но, пони­ма­ете, вы оби­жа­е­тесь на малень­кого чело­века, кото­рого можно срав­нить даже с боль­ным, потому что это состо­я­ние вот этого пере­рас­та­ния из одной ипо­стаси дет­ской в дру­гую взрос­лую, в муж­скую – этот период очень болезненный.

Тут парню нужно помочь. Помочь – а вы своей оби­дой его оттал­ки­ва­ете. А к кому ему идти-то? Папка бро­сил, мамка уехала. Ну, он пой­дет к ребя­там, а эти ребята и курят, а может, и колются, а может, пиво пьют…

И сей­час еще нет, а через год, пол­тора, два он уже окреп­нет, и физи­че­ски вы ничем его не удер­жите, и тогда что? Будете маме зво­нить в Пор­ту­га­лию, что её сын отбился от рук? Но если он ото­бьется, частично будет это ваша вина, а вина вашей обиды.

Вот поэтому я как педа­гог вам говорю, что вы совер­шили очень серьез­ную педа­го­ги­че­скую ошибку. Поэтому вы обя­за­тельно возь­мите в биб­лио­теке книгу, вам биб­лио­те­карь это под­бе­рет, почи­тайте об этом пери­оде и обя­за­тельно смягчайте.

Наобо­рот, надо с такими отро­ками и отро­ко­ви­цами дей­ство­вать очень рас­су­ди­тельно, тер­пе­ливо, с готов­но­стью про­стить, ста­раться обя­за­тельно про­яв­лять инте­рес к тому, что они обсуж­дают – и ту музыку, кото­рую слу­шает, и те книжки, кото­рые он читает, чтобы вы, бабушка, оста­лись другом.

Тогда вы во мно­гом смяг­чите ту чудо­вищ­ную педа­го­ги­че­скую ситу­а­цию, в кото­рой остался ваш несчаст­ный вну­чок. Я пони­маю, что матери надо рабо­тать; я пони­маю, как вам в Юрмале трудно жить, что мама не от хоро­шей жизни уехала на работу – это все я очень хорошо понимаю.

Но по факту ребёнку трудно понять наши финан­со­вые про­блемы, он вос­при­ни­мает жизнь вот так, как она есть: папы нет, мамы нет, бабушка в обиде. Вы таким обра­зом его вытал­ки­ва­ете на улицу, затолк­нуть опять в дом невозможно.

Поэтому дей­ствуйте очень осто­рожно, с любо­вью. Но эта любовь должна быть нена­вяз­чива. Как только вы уви­дите, что он чего-то раз­дра­жа­ется – сразу два шага назад, чтобы вы оста­лись другом.

Когда у него ост­рая ситу­а­ция, он все­гда к вам при­дет и попла­чет. Вы его погла­дите, и он опять ста­нет малень­ким маль­чи­ком, когда никто не видит.

Вы его и поце­лу­ете, и по головке погла­дите, и ска­жете: «Ты мой самый род­нень­кий!» – а дедушка его, Бог даст, будет его защи­щать. Вот так надо.

Соб. инф.
Видео­вер­сия беседы

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки