Святоотеческое учение о юношестве: особенности возраста, цели и средства воспитания.

Святоотеческое учение о юношестве: особенности возраста, цели и средства воспитания.

(5 голосов3.2 из 5)

Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник еще в 19 веке писал о том, что дет­ский и осо­бенно юно­ше­ский воз­раст явля­ются самыми ответ­ствен­ными в жизни каж­дого чело­века. Почему это так? Именно в юные годы реша­ется, каким вой­дет чело­век в зре­лость: устрем­лен­ным к добру или ко злу, или же его поступки, мысли и чув­ства будут гово­рить о сме­ше­нии добра и зла?

Именно в этот период все силы души должны быть направ­лены на утвер­жде­ние в чело­веке доб­рых рас­по­ло­же­ний, что явля­ется зало­гом счастья.

«Юность – это время борьбы за иско­ре­не­ние стра­стей и утвер­жде­ние доб­рых рас­по­ло­же­ний». Такое опре­де­ле­ние мы нахо­дим в труде свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника «Начер­та­ние хри­сти­ан­ского нра­во­уче­ния». Борьба эта про­те­кает внутри чело­века, но может быть направ­лена и должна быть направ­лена извне в сто­рону уко­ре­не­ния добра в юноше муд­рыми наставниками.

Как крик души, зву­чат слова свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова, адре­со­ван­ные тем, на ком лежит ответ­ствен­ность за вос­пи­та­ние молодежи:

«Вос­пи­та­тели и настав­ники! Достав­ляйте юно­ше­ству хоро­шие навыки, отвле­кайте его, как от вели­кого бед­ствия, от при­вы­чек порочных.

Пороч­ные навыки — как оковы на чело­веке: они лишают его нрав­ствен­ной сво­боды, насильно дер­жат в смрад­ном болоте страстей».

«Для поги­бели чело­века, — пишет свя­ти­тель в «Аске­ти­че­ских опы­тах», — доста­точно одного пороч­ного навыка: он будет посто­янно откры­вать вход в душу всем гре­хам и всем страстям». 

Для того чтобы уметь помочь в этот период юному под­опеч­ному достойно спра­виться с труд­но­стями и иску­ше­ни­ями, роди­те­лям и педа­го­гам важно знать о том, какими свой­ствами, осо­бен­но­стями отли­ча­ется этот этап жизни человека.

В тру­дах свя­ти­те­лей мы нахо­дим опи­са­ние основ­ных свойств юно­сти. Назо­вем их:

• Юность кипит жиз­нью. Начи­нают про­буж­даться все силы чело­века. «Юность – это время вос­ки­пе­ния телесно-духов­ной жизни», – опре­де­ляет свт. Фео­фан Затворник

• Только чув­ства имеют дей­стви­тель­ное зна­че­ние для юного человека.

• В юно­сти люди хотят жить сами по себе, дей­ствуя по своеволию.

• Каж­дая из всех потреб­но­стей в это время подает свой голос и ищет удовлетворения.

• Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст ука­зы­вал на то, что «…юность легко вос­пла­ме­ня­ема, легко под­да­ется обо­льще­ниям, легко попа­дает на скольз­кий путь и нуж­да­ется в очень креп­кой узде, потому что она есть как бы костер, кото­рый захва­ты­вает все лежа­щее вне его и легко вос­пла­ме­ня­ется…».

Таковы основ­ные свой­ства юности.

Каж­дый воз­раст­ной период жизни чело­века имеет опре­де­лен­ную цель.

Основ­ной целью юно­сти явля­ется под­го­товка к зре­лому воз­расту и ста­ро­сти путем при­об­ре­те­ния хоро­ших навы­ков, состав­ля­ю­щих глав­ное богат­ство человека.

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов в труде «Аске­ти­че­ские опыты» обра­ща­ется к моло­дым: «Юноша! Будь бла­го­ра­зу­мен и преду­смот­ри­те­лен: в годы юно­сти твоей обрати осо­бен­ное вни­ма­ние на при­об­ре­те­ние хоро­ших при­вы­чек: в летах зре­ло­сти и ста­ро­сти твоей воз­ра­ду­ешься о богат­стве, при­об­ре­тен­ном бес­трудно в лета юно­сти».

Исходя из опи­са­ния юно­ше­ского пери­ода, св. Фео­фан Затвор­ник рас­кры­вает нам в труде «Начер­та­ние хри­сти­ан­ского нра­во­уче­ния» основ­ное дело юно­сти – это «труд обра­зо­ва­ния себя в духов­ной и телес­ной жизни». Свя­ти­тель выде­ляет и глав­ную осо­бен­ность этого пери­ода жизни, кото­рая состоит в том, что юно­ше­ство живет надеждами.

При хри­сти­ан­ском вос­пи­та­нии веду­щая из них – надежда дости­же­ния совершенства… 

«…Хотя, — пишет свя­ти­тель, — этим не исклю­ча­ются и дру­гие побуж­де­ния».

Обра­тимся к рус­ской клас­си­че­ской лите­ра­туре, к фраг­менту пове­сти Л.Н. Тол­стого «Юность», где в раз­мыш­ле­ниях Нико­леньки Ирте­ньева о том, что для него явля­ется нача­лом юно­сти, опи­сана эта особенность:

«…Дружба моя с Дмит­рием открыла мне новый взгляд на жизнь, ее цель и отно­ше­ния. Суть этого взгляда состо­яла в убеж­де­нии, что назна­че­ние чело­века есть стрем­ле­ние к нрав­ствен­ному усо­вер­шен­ство­ва­нию и что усо­вер­шен­ство­ва­ние это легко, воз­можно и вечно. Но до сих пор я насла­ждался только откры­тием новых мыс­лей, выте­ка­ю­щих из этого убеж­де­ния, и состав­ле­нием бле­стя­щих пла­нов нрав­ствен­ной, дея­тель­ной будущности…

Те доб­ро­де­тель­ные мысли, кото­рые мы в бесе­дах пере­би­рали с обо­жа­е­мым дру­гом моим Дмит­рием, чудес­ным Митей, … еще нра­ви­лись только моему уму, а не чув­ству. Но при­шло время, когда эти мысли с такой све­жей силой мораль­ного откры­тия при­шли мне в голову, что я испу­гался, поду­мав о том, сколько вре­мени я поте­рял даром, и тот­час же, ту же секунду захо­тел при­ла­гать эти мысли к жизни, с твер­дым наме­ре­нием нико­гда уже не изме­нять им.

И с этого вре­мени я счи­таю начало юности».

Можно ли дей­стви­тельно опре­де­лить, когда начи­на­ется юность? Св. Фео­фан Затвор­ник так раз­мыш­ляет об этом:

«Где именно пово­рот с мла­ден­че­ского воз­раста на юно­ше­ский, с юно­ше­ского на совер­шен­ный, опре­де­лить с точ­но­стию нельзя. Ибо дви­же­ние жизни духов­ной, как и дви­же­ние тени сол­неч­ной, или воз­рас­та­ние тела, совер­ша­ется без скач­ков с муд­рою и непре­рыв­ней­шею посте­пен­но­стью. Только неко­то­рые черты, на осно­ва­нии Слова Божия и писа­ний оте­че­ских, можно ука­зать в этом отношении».

Обра­тим вни­ма­ние на состо­я­ние ума в этом возрасте.

Св. Фео­фан Затвор­ник отме­чает сле­ду­ю­щие особенности:

Пер­вая из них –

1) Фан­та­зии и мечты.

«Фан­та­зия строит юноше целые исто­рии, где боль­шею частию герой – его соб­ствен­ное лицо… Здесь обна­ру­жи­ва­ется и в таком роде дей­ствия вос­пи­ты­ва­ется мечтательность.

Мечты, лег­кое чте­ние, раз­вле­че­ния, все это одно почти по духу – дети жажды впе­чат­ле­ний, жажды нового, раз­но­об­раз­ного. И вред от них одинаков.

Ничем нельзя лучше замо­ро­зить доб­рых семян, поло­жен­ных прежде на сердце юноше, как ими».

Про­ил­лю­стри­руем это свя­то­оте­че­ское поло­же­ние при­ме­рами из про­из­ве­де­ний рус­ской клас­си­че­ской литературы.

В пове­сти Л.Н. Тол­стого «Юность» моло­дой чело­век, Нико­ленька, отме­чает: «Вне уче­ния заня­тия мои состо­яли: в уеди­нен­ных бес­связ­ных меч­тах и размышлениях…».

О Татьяне Лари­ной А.С. Пуш­кин пишет в романе «Евге­ний Онегин»:

Задум­чи­вость, ее подруга
От самых колы­бель­ных дней
Тече­нье сель­ского досуга
Меч­тами укра­шала ей.

О своей геро­ине поэт гово­рит так: «Тебя пре­сле­дуют мечты».

В раз­мыш­ле­ниях Печо­рина в романе «Герой нашего вре­мени» мы нахо­дим не только опи­са­ние свой­ствен­ной юно­сти меч­та­тель­но­сти, но и видим плод осо­зна­ния моло­дым чело­ве­ком того вреда, кото­рый она нано­сит юной душе: «В пер­вой моло­до­сти моей я был меч­та­те­лем. Я любил лас­кать то мрач­ные, то радуж­ные образы, кото­рые рисо­вало мне бес­по­кой­ное и жад­ное вооб­ра­же­ние. Но что от этого мне оста­лось? .. В этой напрас­ной борьбе я исто­щил и жар души, и посто­ян­ство воли, необ­хо­ди­мые для дей­стви­тель­ной жизни».

Вто­рая осо­бен­ность состо­я­ния ума юноши –

2) Само­мне­ние.

«Юноша счи­тает пре­иму­ще­ством на все нала­гать тень сомне­ния, и все то ста­вит в сто­роне, что не сов­па­дает с мер­кою его пони­ма­ния», – нахо­дим объ­яс­не­ние в книге свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника «Путь ко спасению».

Вспом­ним героя романа И.С. Тур­ге­нева «Отцы и дети», Евге­ния База­рова. Его борьба с чув­ствами к Анне Сер­ге­евне Один­цо­вой была обу­слов­лена тем, что подоб­ные пере­жи­ва­ния не согла­со­вы­ва­лись у Евге­ния с его пони­ма­нием жизни, а вовсе не от про­яв­ле­ния бла­го­ра­зу­мия. И этот взгляд на жизнь, во мно­гом не согла­су­ю­щийся с исти­ной, верой, ока­зался при­чи­ной его нежизнестойкости.

Тре­тья осо­бен­ность состо­я­ния ума юноши –

3) Неце­ле­на­прав­лен­ность.

Она про­яв­ля­ется в том, что обна­ру­жи­ва­ется в моло­дом чело­веке «без­раз­бор­ное, не направ­лен­ное к одной цели раз­ви­тие сил души. Юноши не видят цели спе­реди — не видят пути к ней. Отсюда, при всей заботе о совре­мен­ней­шем обра­зо­ва­нии, ничего более не делают, как только раз­ду­вают пыт­ли­вость, свое­во­лие и жажду насла­жде­ний, но не обра­зо­вы­вают ум, чтоб он умел раз­ли­чать добро и зло, истину и ложь» (Св. Ф. Затвор­ник «Путь ко спасению»).

В каче­стве иллю­стра­ции харак­тер­ной для юно­ше­ства неце­ле­на­прав­лен­но­сти при­ве­дем фраг­мент из романа М.Ю. Лер­мон­това «Герой нашего времени»:

Печо­рин раз­мыш­ляет: «Зачем я жил? Для какой цели я родился? А, верно, она суще­ство­вала, и, верно, было мне назна­че­ние высо­кое, потому что я чув­ствую в душе соей силы необъ­ят­ные… Но я не уга­дал этого назна­че­ния, я увлекся при­ман­кой стра­стей пустых и небла­го­дар­ных,… утра­тил навеки пыл бла­го­род­ных стрем­ле­ний – луч­ший цвет жизни».

Настав­ни­кам и роди­те­лям важно знать и основ­ные опас­но­сти юно­ше­ского воз­раста, в их числе:

1. Жажда впечатлений.

2. Склон­ность к общению.

1. «Жажда впе­чат­ле­ний, – читаем у свя­ти­теля Ф. Затвор­ника в труде «Путь ко спа­се­нию», – про­яв­ля­ется в жела­нии юноши быть под бес­пре­рыв­ным пото­ком впе­чат­ле­ний, все­гда новых и потому разнообразных…Развлечения ста­но­вятся очень при­тя­га­тель­ной стихией.

Ново, изоб­ра­зи­тельно, остро – самая луч­шая для моло­дого чело­века реко­мен­да­ция для собы­тия и для книги. Здесь обна­ру­жи­ва­ется и обра­зу­ется склон­ность к лег­кому чте­нию – та же жажда впе­чат­ле­ний, только в дру­гом виде… Юноша часто наску­чи­вает дей­стви­тель­ным, тем, что как бы навя­зы­вают ему со сто­роны: это свя­зы­вает его и заклю­чает в слиш­ком опре­де­лен­ных гра­ни­цах, а он ищет неко­то­рой сво­боды. Затем он часто отры­ва­ется от дей­стви­тель­ного, ухо­дит в свой создан­ный мир».

Юно­шам нужно гово­рить о том, что истин­ная сво­бода – это сво­бода от пороков.

В част­но­сти, жажда впе­чат­ле­ний про­яв­ля­ется в жела­нии путе­ше­ство­вать. В романе «Герой нашего вре­мени» читаем раз­мыш­ле­ния автора о Печо­рине: «Он полу­чил такую охоту к пере­мене мест, что если бы жил в Гер­ма­нии, то сде­лался бы стран­ству­ю­щим студентом».

2. Склон­ность к общению.

«Она обна­ру­жи­ва­ется в потреб­но­сти у юного чело­века това­ри­ще­ства, дружбы и любви.

Юно­ше­ский воз­раст есть время живых чувств. Они у его сердца — как при­лив и отлив у бере­гов моря. Его все зани­мает, все удив­ляет. При­рода и обще­ство открыли пред ним свои сокро­вища. Но чув­ства не любят быть скры­тыми в себе, и юноша хочет делиться ими. Затем имеет нужду в лице, кото­рое бы могло раз­де­лять его чув­ства, то есть в това­рище и друге».

В каче­стве при­мера при­ве­дем отры­вок из романа А.С. Пуш­кина «Евге­ний Оне­гин» о раз­го­во­рах Оне­гина и Ленского:

«…пла­мен­ная младость
Не может ничего скрывать.
Вражду, любовь, печаль и радость
Она готова разболтать.
Свою довер­чи­вую совесть
Он про­сто­душно обнажал.
Евге­ний без труда узнал
Его любви мла­дую повесть…»

«Потреб­ность в обще­нии, – настав­ляет свт. Фео­фан Затвор­ник, – бла­го­род­ная, но она может быть и опас­ною! Кому вве­ря­ешь свои чув­ства, тому даешь неко­то­рым обра­зом власть над собою. Как же надобно быть осто­рож­ным в выборе близ­кого лица! Встре­тишь такого, кото­рый далеко-далеко может заве­сти от пря­мого пути. Само собою разу­ме­ется, что доб­рый есте­ственно стре­мится к доб­рому, а откло­ня­ется от недоб­рого. Есть на это неко­то­рый вкус у сердца. Но, опять, как часто слу­ча­ется про­сто­сер­де­чию быть завле­чен­ным хит­ро­стью! Затем спра­вед­ливо вся­кому юноше сове­туют быть осто­рож­ным в выборе друга. Хорошо не заклю­чать дружбы, пока не испы­та­ешь друга.

Не столько, впро­чем, опас­но­сти в дружбе, сколько в това­ри­ще­стве. Редко видим дру­зей, но больше зна­ко­мых и при­я­те­лей. А здесь сколько воз­можно и сколько бывает зла! Есть кружки при­я­тель­ские с очень недоб­рыми пра­ви­лами. Скло­нив­шись к ним, не заме­тишь, как объ­еди­нишься с ними в духе, подобно тому, как неза­метно напо­ишься смра­дом в смрад­ном месте. Они сами часто теряют созна­ние непо­треб­ства сво­его пове­де­ния и спо­койно гру­беют в нем. Если и про­буж­да­ется в ком это созна­ние, он не имеет сил отстать».

«Самый верх опас­но­стей для юноши — от обра­ще­ния с дру­гим полом. Тогда как в пер­вых соблаз­нах юноша только сби­ва­ется с пря­мого пути, здесь он, кроме того, теряет себя. В пер­вом своем про­буж­де­нии дело это сме­ши­ва­ется с потреб­но­стью пре­крас­ного, кото­рая со вре­мени про­буж­де­ния сво­его застав­ляет юношу искать себе удовлетворения.

…Сна­чала про­буж­да­ется у юноши какое-то горест­ное чув­ство неиз­вестно о чем и от чего, отзы­ва­ю­ще­еся, однако ж, тем осо­бенно, что он будто один. Это — чув­ство оди­но­че­ства. Из этого чув­ства тот­час отрож­да­ется дру­гое — неко­то­рая жалость, неж­ность и вни­ма­ние к себе. Прежде он жил, как бы не заме­чая сам себя. Теперь он обра­ща­ется к себе, осмат­ри­вает себя и все­гда нахо­дит, что он не худ, не из послед­них, есть лицо сто­я­щее: начи­нает чув­ство­вать свою кра­соту, при­ят­ность форм сво­его тела, или — нра­виться себе».

Опре­де­лив отно­ше­ние к себе, юноша обра­ща­ется к внеш­нему миру.

«Это вступ­ле­ние во внеш­ний мир вооду­шев­ля­ется уве­рен­но­стью, что он дол­жен нра­виться дру­гим. В сей уве­рен­но­сти он смело и как бы побе­ди­тельно выхо­дит на поприще дей­ствия и, может быть, впер­вые постав­ляет себе зако­ном опрят­ность, чистоту, наряд­ность до щеголь­ства; начи­нает бро­дить, или искать зна­комств, как будто без опре­де­лен­ной цели, по тай­ному, однако ж, вле­че­нию чего-то ищу­щего сердца, и при этом ста­ра­ется бли­стать умом, при­ят­но­стию в обра­ще­нии, пре­ду­пре­ди­тель­ным вни­ма­нием, вообще всем, чем наде­ется нра­виться. Вме­сте с тем он дает всю волю пре­иму­ще­ствен­ному органу душе­об­ще­ния — глазу», то есть жадно вби­рает зри­тель­ные впечатления.

«В этом настро­е­нии он похож на порох, под­став­лен­ный под искры, и скоро встре­ча­ется со своею болез­нью… С сей поры сердце начи­нает сне­даться тос­кою; юноша уныл, погру­жен в себя, занят чем-то важ­ным, ищет, как будто что поте­рял, и что ни делает, делает для одного лица и как бы в при­сут­ствии его… Он болен лютою болез­нью, кото­рая щемит сердце, стес­няет дыха­ние, сушит самые источ­ники жизни».

Свт. Фео­фан Затвор­ник дает юно­шам совет, как убе­ре­гать себя от обще­ния с про­ти­во­по­лож­ным полом, кото­рое может при­вне­сти рас­строй­ство во все душев­ные силы чело­века: «Про­го­няй пред­вест­ни­ков – неопре­де­лен­ную грусть и чув­ство оди­но­че­ства. Делай им напе­ре­кор: стало грустно – не меч­тай, а начни делать что-нибудь серьез­ное со вни­ма­нием – и прой­дет. Стала зарож­даться жалость к себе или чув­ство сво­его хоро­ше­ства – поспеши отрез­вить себя и ото­гнать эту блажь какою-нибудь суро­во­стью и жесто­ко­стью к себе, осо­бенно выяс­не­нием здра­вого поня­тия о ничтож­но­сти того, что лезет в голову. Слу­чай­ное или наме­рен­ное уни­же­ние в этом слу­чае было бы как вода на огонь…Надежная в сем слу­чае ограда – стро­гая дис­ци­плина во всем, труд телес­ный и еще более голов­ной! Усиль заня­тия, сиди дома, не раз­вле­кайся. Нужно выйти – храни чув­ства, избе­гай дру­гого пола, глав­ное же – молись».

Как помочь юному чело­веку избе­жать ошибок?

В тру­дах свя­ти­те­лей мы нахо­дим педа­го­ги­че­скую систему мето­дов, при­е­мов и средств духовно-нрав­ствен­ного вос­пи­та­ния юношества.

Оста­но­вимся лишь на неко­то­рых из них:

1. Стрем­ле­ние юного чело­века к пре­крас­ному, к соб­ствен­ной кра­соте можно исполь­зо­вать, обра­тив его к работе над кра­со­той своей души.

В рус­ской клас­си­че­ской лите­ра­туре кра­со­той души отли­ча­лись Татьяна Ларина, Мария Бол­кон­ская, Маша Миро­нова и мно­гие другие.

Свя­тые отцы учат, что духов­ная кра­сота про­яв­ля­ется во внеш­нем облике чело­веке тогда, когда он соблю­дает нрав­ствен­ный закон.

Так, в романе Л.Н. Тол­стого «Анна Каре­нина» в момент объ­яс­не­ния с Врон­ским Анна гово­рит ему о невоз­мож­но­сти каких-либо отно­ше­ний между ними и о том, что ему необ­хо­димо про­сить про­ще­ния у Кити за обма­ну­тые надежды. Именно в этот момент объ­яс­не­ния Л.Н. Тол­стой опи­сы­вает Анну гла­зами Врон­ского: «Он смот­рел на нее и был пора­жен новою, духов­ною кра­со­той ее лица».

2. Очень важно для юно­ше­ства под­чи­не­ние стро­гой дисциплине.

Тру­до­лю­бие (телес­ный и еще в боль­шей сте­пени умствен­ный труд) должно заме­нить раз­вле­че­ния. Меч­та­тель­ность необ­хо­димо изгнать серьез­ными заня­ти­ями под руко­вод­ством опыт­ных настав­ни­ков. Под­чи­не­ние стро­гой дис­ци­плине помо­гает бороться со стра­стями. Осо­бое вни­ма­ние необ­хо­димо уде­лить кругу чте­ния моло­дежи, так как даже моло­дые люди из бла­го­вос­пи­тан­ных семей, читая романы, раз­жи­га­ю­щие чув­ства, не могли удер­жи­вать себя от нару­ше­ния нрав­ствен­ного закона. Вспом­ним геро­иню пове­сти А.С. Пуш­кина «Метель».

3. По мне­нию свя­ти­те­лей, основу для пре­одо­ле­ния иску­ше­ний юно­сти состав­ляют сле­ду­ю­щие пра­вила пове­де­ния для моло­дых людей:

- соблю­дать запо­веди, а не жить по духу вре­мени и мод­ным обы­чаям, (осо­бенно важна для юно­ше­ства запо­ведь о почи­та­нии родителей);
— беречь глаза от пагуб­ных впечатлений;
— избе­гать сквер­но­сло­вия и зло­сло­вия («Ибо при­вычка к сло­вам негод­ным слу­жит неко­то­рым путем и к делам» Васи­лий Вели­кий);
— без­дерз­но­вен­ное (скром­ное) отно­ше­ние к дру­гим людям.

«Ничто так не потря­сает цело­муд­рия, как навык к дер­зо­сти, к сво­бод­ному обра­ще­нию, отверг­шему уставы скром­но­сти» (Св. Ф. Затвор­ник «Начер­та­ние хри­сти­ан­ского нравоучения»).

При­ме­ром скром­ного, без­дерз­но­вен­ного отно­ше­ния к людям может слу­жить пове­де­ние таких героев про­из­ве­де­ний рус­ской клас­си­че­ской лите­ра­туры, как: Мария Миро­нова из романа А.С. Пуш­кина «Капи­тан­ская дочка», Лиза из одно­имен­ного про­из­ве­де­ния Карам­зина, пол­ков­ник Роста­нев из про­из­ве­де­ния Досто­ев­ского «Село Сте­пан­чи­ково и его оби­та­тели» и мно­гие другие.

4. Уме­рен­ность в пище – залог здо­ро­вья и кре­по­сти тела, бод­ро­сти ума.

«При­учись быть воз­держ­ным в пище: воз­дер­жа­нием доста­вишь здра­вие и кре­пость телу, а уму осо­бен­ную бод­рость, столько нуж­ную в деле спа­се­ния, очень полез­ную и при зем­ных упраж­не­ниях» («Начер­та­ние хри­сти­ан­ского нравоучения»).

5. Уме­ние пра­вильно отно­ситься к своим желаниям.

Испол­не­ние даже самого малого жела­ния остав­ляет след в душе. Впе­чат­ле­ние может быть ино­гда очень силь­ным и слу­жить нача­лом пагуб­ного навыка. Юноше необ­хо­димо быть очень вни­ма­тель­ным к своим жела­ниям и стре­миться отсе­кать те, кото­рые могут при­ве­сти к усво­е­нию и закреп­ле­нию дур­ных навы­ков (по свт. Игна­тию Брян­ча­ни­нову).

В романе «Анна Каре­нина» Л.Н. Тол­стой опи­сы­вает, как Кон­стан­тин Левин, встре­чая брата, кор­рек­ти­рует свое желание:

«Ему страшно и непри­ятно стало в первую минуту, что при­сут­ствие брата Нико­лая рас­строит это его счаст­ли­вое весен­нее рас­по­ло­же­ние. Но ему стало стыдно за это чув­ство, и тот­час же он как бы рас­крыл свои душев­ные объ­я­тия и с уми­лен­ною радо­стью ожи­дал и желал теперь всею душой, чтоб это был брат».

Настав­ни­кам необ­хо­димо в бесе­дах с юно­шами под­чер­ки­вать, что спа­се­ние от все­воз­мож­ных бед для чело­века – в доб­ро­де­тели. Именно доб­ро­де­тель состав­ляет истин­ное и неотъ­ем­ле­мое богат­ство чело­века, как учит нас Васи­лий Вели­кий. Но доб­рый навык при­об­ре­та­ется чело­ве­ком бла­го­даря уси­лен­ной внут­рен­ней работе.

Итак, мы рас­смот­рели свой­ства юно­ше­ства, основ­ную цель этого пери­ода жизни чело­века, его осо­бен­но­сти, неко­то­рые методы вос­пи­та­ния и сред­ства, опи­сан­ные в свя­то­оте­че­ском насле­дии. Педа­го­ги­че­ское насле­дие свя­тых отцов бес­ценно в деле вос­пи­та­ния юно­ше­ства для созда­ния духовно-нрав­ствен­ных ори­ен­ти­ров моло­дого поколения.

Источ­ники:

  1. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник. Путь ко спа­се­нию. Письма о хри­сти­ан­ской жизни. Поуче­ния. – М.: Лепта книга, 2008.
  2. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник. Начер­та­ние хри­сти­ан­ского нра­во­уче­ния. – М.: Лепта книга, 2008.
  3. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст. Беседы о ста­туях, гово­рен­ные к антио­хий­скому народу. Беседа пер­вая //Избранные тво­ре­ния. – М.: Изд. Сре­тен­ского мона­стыря, 2006.
  4. Пол­ное собра­ние тво­ре­ний свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова. Том I. Аске­ти­че­ские опыты. О навы­ках. М.: «Палом­ник». 2007.
  5. Схи­ар­хи­манд­рит Иоанн (Мас­лов). Свя­ти­тель Тихон Задон­ский и его уче­ние о спа­се­нии. Ста­тьи раз­ных лет. М.: 1995.
  6. Васи­лий Вели­кий. Беседа 22. К юно­шам о том, как полу­чать пользу из язы­че­ских сочи­не­ний /интернет/.
  7. Досто­ев­ский Ф.М. Село Сте­пан­чи­ково и его обитатели.
  8. Лер­мон­тов М.Ю. Герой нашего времени.
  9. Пуш­кин А.С. Евге­ний Оне­гин. Капи­тан­ская дочка.
  10. Тол­стой Л.Н. Анна Каре­нина. Война и мир. Юность.
  11. Тур­ге­нев И.С. Отцы и дети.

Источ­ник: «Глин­ские чте­ния» 28.07.2009

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Марина, 14.07.2014

    Очень хоро­шая статья.Обязательно возьму на заметку.Спасибо.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки