Возраст для совести: как не воспитать ложное чувство вины

Возраст для совести: как не воспитать ложное чувство вины

(1 голос5.0 из 5)

Питер Пен и другие персонажи любимых  детских книг  порой восхищают  нас не высоконравственными поступками, скорее, наоборот – они эгоистичны,  бездумно веселы и лишены совести.  Но мы продолжаем любить их, поскольку они… так похожи на настоящих детей.  Можно ли развить и  по-христиански воспитать у ребенка совесть?

Почему  совесть зависит от возрастных особенностей его развития? Изучаем вопрос вместе с популярным православным психологом Людмилой Петрановской.

Совесть – не только  способ выразить нравственное самосознание личности, не только нравственная  и христианская категория, но и  сложная психическая функция, которая, как выяснили учёные, изначально заложена как возможность, но  не появляется с рождения, а приобретается в процессе роста ребенка  и  развития его психики.

Между тем, тысячелетиями накопленные христианством знания о душе вовсе не уступают современным знаниям в области психологии развития.

a51a33ac9e8e3adbbe8648320f0264dd 300x224 - Возраст для совести: как не воспитать ложное чувство вины

Неслучайно до определенного возраста Церковь считает ребенка младенцем и не требует от него участия в Таинстве Исповеди – то есть осмысленного и вдумчивого покаяния, диалога со своей совестью.

Мы, воцерковленные христиане, прекрасно об этом знаем и не выстраиваем  своих  маленьких  чад  в очередь к исповедальному  аналою, а сразу уверенно ведем их ко причастию.

Но отчего-то дома, на улице, в садике, в магазине, на детском празднике напрочь забываем об этом установлении и чуть ли не с бессловесного младенчества, еще до полутора лет, начинаем взывать к детской совести.

Да, родители тоже люди. Мы устаем от работы, быта, повседневной рутины, сложности семейных отношений, детского плача, болезней, капризов, беспорядка среди игрушек…

А тут еще этот маленький негодник или негодница, не понимая всех взрослых бед, бунтуют, требуют,  вечно чего-то хотят и просят… Как тут сдержать «праведный» родительский гнев и не взывать к совести малыша?

Но уже в самой подобной  постановке вопроса содержится некий абсурд. Потому что то, к чему мы так взволнованно и эмоционально взываем, просто… не существует.

Как считает  психолог Людмила Петрановская, до 5-6 лет говорить о наличии совести у ребёнка преждевременно.

Обосновывая это утверждение, она подробно раскрывает и описывает механизмы  и этапы возрастного развития детской психики, которой  от природы свойственен здоровый эгоцентризм, когда маленькое «я» является центром не только его внутреннего, но и внешнего мира, не только его центром восприятия явлений и вещей, но и мерой всего.

В такой системе детских ценностей утверждение  «я виноват» строго равно  пониманию «я плохой».

И если для  взрослого человека, тем более верующего христианина «держать душу во аде» и чувствовать себя плохим перед исповедью – это в порядке вещей и почти что нормально, то для ребенка в его райском состоянии быть плохим – это катастрофа, его мир рушится, как башня из кубиков, когда кто-то вытащил всего один, но главный кубик из основания.

Что же делаем мы, то и дело, по случаю и без особой на то причины взывая к совести двух-трех-четырехлетки? Мы вынимаем главный кубик.

А потом ещё удивляемся, отчего это вдруг  ребенок капризный, неуправляемый, все время не в духе, отчего появляется агрессия и самоагрессия – он может ударить маму (мама для него и есть он сам), постричь себе волосы, спрятавшись в шкафу, оторвать голову у любимой игрушки…

Нет, своими бесконечными требованиями, сетованиями и упреками после любого маленького проступка – «ах ты, бессовестный», «совесть-то у тебя есть», «как тебе не стыдно» мы  вовсе не  воспитываем – мы не развиваем у  своего чада совесть. Мы провоцируем очень страшное и разрушительное явление – стойкое чувство вины, которое, закрепляясь, во взрослом возрасте лживо  подменяет собой голос совести.

От этого взрослому ребенку – школьнику, а потом подростку, а затем молодому человеку – бывает неимоверно трудно понять и самостоятельно разобраться,  в каких его поступках, собственно, есть повод для покаяния, а  в каких –  просто укоры больной совести, не имеющие никакого отношения ко греху, к тому, что ему необходимо исповедовать.

От этой путаницы возникает серьезный душевный дисбаланс, говоря языком психологов – когнитивный диссонанс. Последствия могут быть самыми разными. Нервный срыв, всплеск психосоматических заболеваний, смена настроений, трудности в учёбе, суицидные мысли и настроения.

Между  тем, ошибаться маленькому ребенку естественно. Путь  собственного опыта и ошибок – единственно возможный, и именно на нём он чему-то учится. Ошибаться – да. Получать от родителей наставления и замечания – всенепременно. Но родители должны терпеливо исправлять ошибки и объяснять их причины, а не взывать к совести и не искать правых и виноватых.

Иногда мы упускаем из виду и такой важный момент. Настоящее волеизъявление человека возможно при наличии у него определенной свободы.  У ребенка свобода ограничена за него по большому счету  всё решают родители. Так что, если   очень часто делаете попытки  взывать к младенческой  совести  – почаще взывайте к своей: вы же в основном решаете, а ребенок следует.

Людмила Петрановская  убеждена, что заговаривать о проблемах совести всерьез можно  и нужно с детьми старше пяти лет.

Но говорить о совести необходимо в позитивном ключе: не на примере поступков ребенка, а, скорее, на примере персонажей детских мультиков и книжек. Когда такие беседы будут провоцировать не назидание, а интерес, любопытство, детские «почему» –  вы вернее достигнете цели воспитать совесть с малолетства.

detskiy egoizm 300x285 - Возраст для совести: как не воспитать ложное чувство вины

Как можно узнать, что  понятие о совести у малыша сформировано правильно?

Необходимо понаблюдать за ним, чтобы  зорким родительским взглядом верно оценить: может ли малыш  оценивать  свое поведение с точки зрения  нравственности, может ли он сам для себя определить, в чём заключаются его нравственные обязанности в семье, в общении со сверстниками, словом, может ли  он отдавать отчет  тому, что чувствует, делает или намеревается сделать?

Если ответ на все эти вопросы – однозначное «да», то ребёнок  выразит это своим поведением – он будет вести себя  хорошо в наше отсутствие, понимать, что такое хорошо, а что такое плохо именно в его, а не в чужих поступках.

Такой, без преувеличения, «прорыв» в развитии  не останется незамеченным вами и окружающими – у ребёнка сложится правильная модель поведения, улучшатся отношения с детьми и взрослыми, он станет больше доверять близким и любимым людям и заслужит их бесконечное доверие.

Возможно, по-настоящему поняты и услышаны такие разговоры будут только подростками лет в пятнадцать, когда высшие психические функции у них полностью сформированы.  Но начинать такие беседы можно и нужно рано.

Не думайте, что сделать это будет просто. Совесть – сложная штука, и иногда, чтобы что-то объяснить, мало будет вместе просмотренного фильма или прочитанной книги. Нужен  ненавязчивый личный пример доброго поступка, христианского поведения,  совестливого решения.

Рано или поздно громко и отчетливо  расслышать голос совести для ребенка чрезвычайно важно.  Сколько  мы знаем из истории мировых преступлений страшных примеров людей абсолютно нормальных с точки зрения психологической науки и медицины – без психических отклонений в развитии с органически и функционально здоровым мозгом – которые так и не расслышали голос совести и совершили то непоправимое, что совершили.

Голос совести маленькому христианину жизненно необходим. Однажды в трудный момент жизни  он заменит ему родителя. Он научит поступать верно, причём даже  тогда, когда он наедине с собой и его никто не видит и не осуждает.

Голос совести – возможно, это глас Божий,  и  именно он будет сопровождать человека всю жизнь – уберегать, предостерегать и – ни много ни мало –  вести его ко Спасению.

Мария Солунь

Фото из открытых источников