Так ли трудно, как кажется?

Так ли трудно, как кажется?

(2 голоса5.0 из 5)

Волон­теры, рабо­та­ю­щие с детьми, часто не огра­ни­чи­ва­ются помо­щью по уходу за детьми в дет­до­мах и боль­ни­цах или сбо­ром вещей и игру­шек. Слу­ча­ется, что волон­теры заби­рают детей в свои семьи. Мы решили пого­во­рить с неко­то­рыми из при­ем­ных мам и узнать, как изме­ни­лась их жизнь после при­ня­тия такого решения.

Четы­рем жен­щи­нам-волон­те­рам были заданы пять оди­на­ко­вых вопросов:
- Что вас под­толк­нуло на то, чтобы взять при­ем­ного ребенка?
— Как это ска­за­лось на вашей жизни?
— С какими труд­но­стями вы столкнулись?
— Что вы можете посо­ве­то­вать тем людям, кото­рые стоят перед реше­нием усы­нов­лять ребенка или нет?
— Что для вас было самым слож­ным в этом процессе?

Наташа, 26 лет
Рабо­тает волон­те­ром с 2007 года
Свои дети: нет
При­ем­ные: девочка, 5 лет, взяли в воз­расте 2,5 лет

Это было спон­танно, даже уже и не помню. Я, навер­ное, пол­года искала семью для девочки и как-то так полу­чи­лось, что взяла ее сама. Сна­чала все были про­тив, даже чтобы заби­рать ее на время, а потом согла­си­лись. Сей­час мои роди­тели даже сами заби­рают к себе по выход­ным девушку 20-лет­нюю, кото­рая учится в интернате.

После того, как я взяла ребенка, у меня доста­точно резко сокра­тился спи­сок дру­зей, мно­гие отсе­я­лись. Они гово­рили, что это странно, не пони­мали, шара­ха­лись. Потом я решила, что тем, кто со мной не был зна­ком до 2009 года, когда у нас в семье резко выросло коли­че­ство деву­шек (улы­ба­ется), я не буду гово­рить, что ребе­нок приемный.

Я посто­янно хочу найти работу, но сей­час пони­маю что гра­фик с 9 до 9 —  это не мой вари­ант. Навер­ное, уда­лен­ная работа — самое иде­аль­ное в моей ситу­а­ции. Сложно еще пере­стро­ится: раньше все жили в одном темпе, каж­дый знал, где его угол, где он может рас­по­ло­житься, а когда коли­че­ство людей изме­ни­лось, при­шлось делиться тер­ри­то­рией, вни­ма­нием… Но то же самое про­ис­хо­дит в обыч­ной семье, когда рож­да­ется ребенок.

У нас еще девочка ВИЧ-поло­жи­тель­ная и мно­гие на это неадек­ватно реа­ги­руют, не пони­мая даже сам меха­низм болезни. Поэтому лучше, чтобы никто об этом не знал — спо­кой­нее и роди­те­лям и ребенку. Я бы вообще сове­то­вала семьям с такими детьми не полу­чать справку об инва­лид­но­сти, а про­сто встать на учет и бес­платно полу­чать лекар­ства. Помню слу­чай: оче­редь мам с детьми к педи­атру, при­шла семья, они кар­точку при­несли. В ней напи­сано — ВИЧ и т.д. Рас­па­хи­ва­ется дверь, мед­сестра кри­чит на весь кори­дор: «Марь-Ива­новна! Спи­доз­ные при­шли, будете без оче­реди принимать?»

Вся оче­редь повы­ска­ки­вала и пошла смот­реть — как выгля­дит этот ребе­нок. Совер­шенно кол­хоз­ное восприятие.

Самый страх начи­на­ется, когда у тебя на руках уже направ­ле­ние. Очень полезно похо­дить в школу при­ем­ных роди­те­лей, она помо­гает понять реально ли это тебе нужно или это дань моде — все насмот­ре­лись на Анже­лину Джоли с при­ем­ными детьми. Школа отсе­и­вает где-то 80 про­цен­тов людей. Надо иметь в виду, что в пер­вый месяц лучше вообще отка­заться от работы, посвя­тить время ребенку. Я бы сове­то­вала хорошо поду­мать — все ли в квар­тире согласны на появ­ле­ние нового чело­века. Если хотя бы один про­тив, напри­мер, бабушка — ско­рее всего ребе­нок вер­нется в дет­ский дом. Нужно пони­мать, что пути назад нет, ведь когда мы рожаем, а потом у ребенка начи­на­ется слож­ный пере­ход­ный воз­раст — мы не сдаем его в род­дом. Чтобы не «оши­биться» очень полезно пора­бо­тать волон­те­ром, хотя бы по выход­ным, вы лучше узна­ете детей, а они при­вык­нут к вам. Сей­час дет­ские дома довольно открыты и им часто не хва­тает людей, чтоб выве­сти всех в зоо­парк или еще куда-то. Бывает так, что чело­век в итоге берет не того ребенка, кото­рый понра­вился сна­чала, а совер­шенно дру­гого, кото­рый ока­зы­ва­ется ему более близок.

Мно­гие роди­тели не пони­мают, что они-то под­го­то­ви­лись к при­ем­ному ребенку, а он к при­ем­ным роди­те­лям — нет. Их никто не гото­вит к этому и ничего не объясняет.

Когда мы берем ребенка из дет­дома (осо­бенно в воз­расте от 3‑х лет и старше), мы не знаем, к чему он там при­вык: как его учили, как его нака­зы­вали, как его укла­ды­вали спать… Ребе­нок пол­но­стью живет своим миром, у него уже сфор­ми­ро­вано соб­ствен­ное миро­воз­зре­ние, и когда он попа­дает в дру­гую в семью: с дру­гой обста­нов­кой, запа­хами, цве­тами, ино­гда даже гео­гра­фией — столк­но­ве­ния неиз­бежны. Вна­чале вы будете немножко чужими друг другу людьми. Надо быть гото­вым к тому, что в пер­вое время мно­гие дети начи­нают про­ситься обратно. Пона­до­биться время на то, чтобы убрать у ребенка какие-то нега­тив­ные вещи: напри­мер, в дет­ских домах не все­гда высо­кая куль­тура обще­ния. Я помню, один раз была на ново­год­нем пред­став­ле­нии, там, зна­чит, Дед Мороз что-то спра­ши­вает, вроде: «Почему у Деда Мороза крас­ный нос?» и вос­пи­та­тель­ница гово­рит: «Потому что он ал-ко-го-ли‑к!» и сме­ется, и все дети тоже смеются.

Если вы един­ствен­ный роди­тель, то нужно чтобы у вас обя­за­тельно была под­держка: дру­зья, род­ствен­ники, с кото­рыми можно все обсу­дить. Еще я бы сове­то­вала хотя бы раз в неделю куда-то выби­раться одной, погу­лять, зайти в гости, то есть не зацик­ли­ваться на своем ребенке. Очень помо­гает обще­ние с дру­гими при­ем­ными роди­те­лями. На сайте «Отказ­ни­ков» есть горя­чая линия, куда можно позво­нить и задать вопрос. При дет­ском доме № 19 в Москве есть отлич­ная система пси­хо­ло­гов — там рабо­тают про­сто миро­вые тетеньки, кото­рые на любой вопрос най­дут ответ.

Елена, 33 года
Рабо­тает волон­те­ром с 2007 года
Свои дети: сын, 11 лет и дочь, 4 года
При­ем­ные: две девочки 4‑х лет
Первую девочку взяла в воз­расте полу­тора лет, вто­рую  — в 3, 5 года.

У меня не было каких-то опре­де­лен­ных при­чин. Я все­гда хотела иметь при­ем­ного ребенка в своей семье и знала, что к своей цели я когда-нибудь обя­за­тельно приду. Если есть гото­вая мама и есть гото­вый ребе­нок — почему бы им не объ­еди­нится? Это было задолго до волон­тер­ства, но папа был про­тив. Порядка пяти лет ушло на уго­воры (сме­ется). Когда мы вплот­ную подо­шли к этому вопросу, я решила стать волон­те­ром, чтобы самой выбрать самого луч­шего и кра­си­вого ребенка, но в итоге мы выбрали тех, кто больше всего в нас нуж­дался. Когда я рабо­тала волон­те­ром мы по-раз­ному им помо­гали, делали то, то и то — все это конечно важно, но самое боль­шое, что можно сде­лать —  это взять ребенка в семью. У нас моти­вом было, конечно, и наше жела­ние, но глав­ное —  стрем­ле­ние взять ребенка ради самого ребенка.

Ну… мне при­шлось оста­вить работу (сме­ется). У наших детей есть еще про­блемы со здо­ро­вьем — мы спе­ци­ально не стали брать здо­ро­вых. Ну а что еще изменилось?…Стало весело и шумно очень (сме­ется). Фак­ти­че­ски я стала домо­хо­зяй­кой, но оно того стоит. Из труд­но­стей воз­ни­кают чисто житей­ские: сложно куда-то всей семьей выехать, огром­ное коли­че­ство глажки, стирки — но, в общем-то, я этого желала и я это полу­чила. Ника­ких дру­гих про­блем, кроме быто­вых, у нас не появилось.

Мои соб­ствен­ные дети к при­ем­ным отнес­лись хорошо. Со стар­шим сыном мы, перед тем, как взять ребенка, раз­го­ва­ри­вали, сове­то­ва­лись. Он очень ждал этого, все время пока­зы­вал мне на фото­гра­фии дети­шек в интер­нете и гово­рил: «А может быть этого возь­мем?» Сей­час он очень о них забо­тится, даже, я бы ска­зала, покро­ви­тель­ствует им. С млад­шей мы тоже гово­рили, рас­ска­зы­вали, что у нее будет сест­ричка. Если малень­кий ребе­нок один в семье — то ему немного скуч­но­вато, а так у него появ­ля­ется союз­ник для игр, для твор­че­ства, и адап­та­ция к дет­скому саду про­хо­дит легче: одно дело, когда идешь один, а дру­гое — когда с сест­рой. Скан­да­лов, драк, рев­но­сти у нас не было. Мы, конечно, рабо­таем с пси­хо­ло­гом, и на дан­ный момент у нас кон­флик­тов ника­ких нет.

Прежде всего, надо хорошо все обду­мать. Если своих детей нет, надо учи­ты­вать, что жизнь изме­нится в корне. Почти все­гда все про­блемы — это в про­блемы не детей, а роди­те­лей и они те же самые, что воз­ни­кают и с род­ным ребен­ком — с при­ня­тием его, отра­бот­кой пра­виль­ного отно­ше­ния к нему. Нужна готов­ность работы над собой: найти в себе силы, чтобы не пере­но­сить свои про­блемы на ребенка. Дети дошколь­ного воз­раста — это прак­ти­че­ски чистая доска — и что вый­дет из ребенка — во мно­гом зави­сит от выбран­ного роди­те­лем под­хода. Бывают слож­но­сти с тем, чтобы найти ребенка, страх за его наслед­ствен­ность, болезни и так далее и тут надо изна­чально про­го­во­рить для себя: на что ты готов и на что ты не готов, найти вра­чей, спе­ци­а­ли­стов, с кото­рыми можно обсу­дить по порядку все вопросы. Очень помо­гает обще­ние с дру­гими роди­те­лями, кото­рые взяли при­ем­ных детей. Все они стал­ки­ва­ются с раз­ными про­бле­мами — у кого-то ребе­нок не слу­ша­ется, у кого-то врет или ворует — но это все обыч­ные про­блемы обыч­ных детей, кото­рые могут воз­ник­нуть и с соб­ствен­ным ребен­ком. Надо пони­мать, что любви с пер­вого взгляда — когда ты видишь ребенка и сразу пони­ма­ешь — он твой, может и не случится.

Тех­ни­че­ски — может быть сложно найти ребенка. Если ты предъ­яв­ля­ешь к ребенку слиш­ком много тре­бо­ва­ний — найти его будет трудно. Если вы готовы взять того, кото­рый про­сто вам по душе — будет проще. Когда мы брали девочку пер­вый раз — она нахо­ди­лась в дет­доме, и было понятно, что ее нужно срочно вытас­ки­вать оттуда. Я смот­рела ее фото­гра­фии и видела, что ребе­нок ста­но­вится все хуже и хуже. О ней много гово­рили, но никто не брал в семью. Вто­рая девочка сразу понра­ви­лась мне на фото­гра­фии, и я поехала за ней в дру­гой регион, в Аст­ра­хань, и совер­шенно не думая о том,  есть ли у нее какие-то забо­ле­ва­ния или нет.

Самое слож­ное — научиться дого­ва­ри­ваться с самим собой.  Ино­гда хочется накри­чать, выплес­нуть свое раз­дра­же­ние на ребенка, но делать этого нельзя ни в коем слу­чае. Надо научиться все­гда дер­жать в себя в рам­ках и уметь себя вос­пи­ты­вать. Если я чув­ствую, что ребе­нок сего­дня ведет себя плохо, я даю себе уста­новку — не повы­шать на него голос. Тяже­лые, труд­ные дни, напри­мер, бывают у нашей при­ем­ной дочки — у нее забо­ле­ва­ние цен­траль­ной нерв­ной системы, и я знаю, что это не ребе­нок такой, а это болезнь у него такая и надо сде­лать так, чтобы он не видел моих эмо­ций. К каж­дому ребенку нужно подо­брать свой под­ход: кто-то может очень спо­койно реа­ги­ро­вать на мои заме­ча­ния, а у дру­гого  — сразу обида и слезы — важно уметь пере­клю­чаться с одного на дру­гого. Правда, когда у тебя четыре ребенка, это бывает непро­сто (сме­ется).

Марина, 48 лет
Рабо­тает волон­те­ром с 2008 года
Свои дети: нет
При­ем­ные: девочка, 6 лет, взяли в воз­расте 4, 5 года

Во-пер­вых, позд­ний брак, во-вто­рых, раз­лич­ные попытки ЭКО (экс­тра­кор­по­раль­ное опло­до­тво­ре­ние), вот соб­ственно и все. Я начала рабо­тать волон­те­ром, чтобы свык­нуться с этой мыс­лью, что я хочу взять ребенка. Четы­рех­лет­нюю девочку я выбрала потому, что хотела видеть суще­ство более взрос­лое, адек­ват­ное, чем малыш в пелен­ках, и потому что хотела свой воз­раст немного обо­гнать, мы не в 35 реши­лись, а в 45. С годо­ва­лым ребен­ком  физи­че­ски тяжелее.

Все то, что мне хоте­лось, прак­ти­че­ски на насто­я­щий момент достиг­нуто. Это не так страшно, как каза­лось в начале и тем более, я счи­таю, что это более верно, чем гро­бить свое здо­ро­вье, неиз­вестно как чего дости­гая. Сна­чала пора­бо­тать с детьми, уви­деть, что и как про­ис­хо­дит в нашем мире, тоже легче и полез­нее, нежели сразу пойти и взять ребенка. К этому не сложно при­вык­нуть. Лично мне было легче взять четы­рех­лет­нюю девочку, кото­рую я давно уже знала, чем только что родив­ше­гося ребенка.

Неор­ди­нар­ные труд­но­сти были только в пер­вые два месяца, а осталь­ное все похоже на обыч­ных детей, не могу ска­зать, что это что-то дру­гое. Для меня самым непри­ят­ным и слож­ным ока­зался про­цесс оформ­ле­ния меди­цин­ских спра­вок и столк­но­ве­ние с город­ской поли­кли­ни­кой: соби­рать печати, раз­го­ва­ри­вать с глав­вра­чом, кото­рая отно­си­лась совер­шенно без­раз­лично по отно­ше­нию к нашим про­бле­мам. Мне хоте­лось, чтобы эта исто­рия не све­ти­лась откро­венно в кар­тах, и чтобы все нача­лось с чистого листа. Много сил тра­тится на эти реше­ния, плюс вопросы: «А где вы были эти пол­года?», «А почему вы не лечили вашего ребенка?» Отве­ча­ешь им, что ребе­нок ничем не болел и рос на све­жем воз­духе. У нашего ребенка есть некая пове­ден­че­ская осо­бен­ность — повы­шен­ное жела­ние общаться с дру­гими детьми. Поло­жи­тель­ный момент то, что  ребе­нок не каприз­ный не изба­ло­ван­ный, очень хочет участ­во­вать во всем, что ему пред­ла­гают, и в этом очень отли­ча­ется от осталь­ных домаш­них детей и этим же очень удив­ляет. У нас девочка хочет все, и почему какие-то дети не хотят бежать и играть —  она  не пони­мает. Когда мы при­шли в дошколь­ную группу, мне пси­хо­лог ска­зала: «А у вас ребе­нок слиш­ком актив­ный, надо чтобы она была поспо­кой­нее, как дру­гие дети». Инте­ресно, когда шуст­рость и актив­ность пере­стали быть нор­маль­ными для ребенка?

Мне кажется важ­ным уча­стие в волон­тер­ских про­грам­мах. Как можно больше ездить, смот­реть, общаться и тогда кар­ди­нально все меня­ется, ухо­дит страх этого. На сай­тах ино­гда выве­ши­вают фото­гра­фии детей до и после взя­тия в семью —  это не фото­мон­таж и не как на сним­ках с пла­сти­че­ской хирур­гией, дей­стви­тельно про­ис­хо­дит пере­мена. Через волон­тер­ство легче все это оце­нить: что сна­чала появ­ля­ются эмо­ции, потом некое пони­ма­ние. Это полезно не в плане даже выбора, а для того, чтобы при­вык­нуть к этому про­цессу, а дальше все само устроиться.

Прежде всего стоит попро­бо­вать позна­ко­миться с исто­рией учре­жде­ния, в кото­ром ребе­нок был, чтобы понять какого оно каче­ства. Меня сразу под­ку­пили черты ребенка — ее доб­ро­же­ла­тель­ность, несмотря на неко­то­рые харак­те­ри­стики пси­хо­ло­гов и вос­пи­та­те­лей. Было видно, что ребе­нок не обо­злен окон­ча­тельно его можно заво­е­вать. И там, где она была, о ней забо­ти­лись про­стенько и душевно. Надо учи­ты­вать, что с ребенка можно смело ски­ды­вать год от его воз­раста из-за задержки в раз­ви­тии, но потом она очень быстро все догоняет.

Ксе­ния, 38 лет
Рабо­тает волон­те­ром с 2007 года
Свои дети: дочь, 21 год и сын, 4 года
При­ем­ные: маль­чик, 2,5 года, взяли в воз­расте 7,5 месяцев

Я все­гда знала, что когда у меня будет такая воз­мож­ность, я возьму в семью при­ем­ного ребенка. При­шло время, и я эту свою идею осу­ще­ствила. Точ­ный момент я не помню, но впер­вые я заду­ма­лась об этом, навер­ное, 10–15 лет назад.

На жизни моей никак не ска­за­лось (улы­ба­ется). Был один малень­кий ребе­нок, стало двое малень­ких детей. Дочь уже взрос­лая, она живет отдельно, у нее своя семья. Сыну, когда взяла вто­рого, было четыре года.

Илья был бес­про­блем­ным совер­шенно ребен­ком. Мы его взяли из хоро­шего мос­ков­ского дома ребенка (если можно вообще так гово­рить о доме ребенка), где за детьми хорошо смот­рят и где соблю­да­ется нор­маль­ный режим. Он прак­ти­че­ски домаш­ний маль­чик, только пер­вые пол­года про­жив­ший не один у мамы, а в группе, где было чело­век шесть, навер­ное. Адап­та­ции у него как тако­вой не было осо­бой, к тому же он был очень малень­кий для того, чтобы она возникла.

Я хочу посо­ве­то­вать вот что. Во-пер­вых, что если чело­век сомне­ва­ется — нужно это ему или нет — хорошо поду­мать. Вто­рое — есть школы заме­ча­тель­ные для при­ем­ных роди­те­лей, кото­рые обя­за­тельно нужно посе­тить, даже если ты не сомне­ва­ешься в том, что хочешь взять ребенка. Про­сто есть очень много нюан­сов, о кото­рых обыч­ный чело­век не знает и о кото­рых даже не дога­ды­ва­ется. В школе при­ем­ных роди­те­лей очень пра­вильно «встав­ляют» мозги на место, как юри­ди­че­ски, так и пси­хо­ло­ги­че­ски. Я имею в виду те школы, кото­рые суще­ствуют уже давно, это не школы, кото­рые воз­никли сти­хийно, потому что опе­кам дают такое рас­по­ря­же­ние. Я имею в виду такие школы при­ем­ных роди­те­лей, как школа Алек­сея Рудова при фонде «Наши дети», с очень хоро­шими спе­ци­а­ли­стами в этой обла­сти и пси­хо­ло­гами, рабо­та­ю­щими очень давно, с юри­стами, вра­чами. Там на любой вопрос потен­ци­аль­ного при­ем­ного роди­теля или опе­куна раз­вер­нуто могут отве­тить. И когда роди­тель закон­чит эту школу, он может уже реально оце­ни­вать свои силы. Вообще ничего страш­ного в этом нет, я не делю детей на своих и чужих. Если есть такое жела­ние и есть воз­мож­ность — зна­чит нужно брать. Чем меньше детей будет в учре­жде­ниях, тем спо­кой­ней будет наша жизнь и жизнь наших детей в буду­щем, потому что ни для кого ни сек­рет, что дети, вос­пи­ты­ва­ю­щи­еся в дет­ских домах, выходя оттуда, состав­ляют боль­шую часть кон­тин­гента тюрем и вся­кого рода таких же заве­де­ний. И это не оттого, что ребе­нок пло­хой, а оттого что он про­сто рас­тет в системе.

В моей ситу­а­ции самым слож­ным было — это согла­сие мужа (улы­ба­ется). На актив­ные уго­воры пона­до­бился, навер­ное, месяц, а так про­цесс был вяло­те­ку­щий, сна­чала я соби­рала доку­менты (ребе­нок под опе­кой только у меня, муж — ино­стран­ный граж­да­нин, поэтому не может быть при­ем­ным роди­те­лем или опе­ку­ном). А что учи­ты­вать — очень много фак­то­ров. Зна­ете, когда вы соб­ствен­ного ребенка рожа­ете, вы, как мне кажется, ничего не учи­ты­ва­ете, только жела­ние, чтобы он у вас был, и здесь такая же исто­рия: ничего осо­бен­ного нет. Но опять же, воз­можно, это в моем слу­чае. Нужно учи­ты­вать, что это на всю жизнь — то же самое, что с соб­ствен­ным ребен­ком. Даже если ты собачку поку­па­ешь — все равно это ответ­ствен­ность некая. Прежде всего, это ответ­ствен­ность перед ребен­ком за то, что ты его взял. Нельзя так про­иг­раться, а если не понра­вился, вер­нуть назад. Если есть какие-то сомне­ния в себе, то надо сна­чала разо­браться с собой и эти сомне­ния убрать.

Бесе­до­вала Алена Гетман

Источ­ник: сайт Мило­сер­дие. RU

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки