Цивилизация мобильных телефонов

Цивилизация мобильных телефонов

(3 голоса4.7 из 5)

Если сим­во­лом совет­ской эпохи был муску­ли­стый рабо­чий, бью­щий моло­том по нако­вальне, то сим­во­лом нынеш­ней будет чело­век неопре­де­лен­ного пола с мобиль­ным теле­фо­ном в руке. При­чем, не при­жи­ма­ю­щий его к уху, а что-то упо­енно на нем стро­ча­щий. Как пра­вило, полу­бес­смыс­лен­ную бели­берду с исполь­зо­ва­нием сленга, аббре­ви­а­тур, ненор­ма­тив­ной лек­сики и ком­би­на­ций из двое­то­чий и скобок.

У любой тех­но­ло­гии есть издержки, обо­рот­ная сто­рона. Так было, и так будет.

Изоб­ре­те­ние тек­стиль­ных стан­ков, с одной сто­роны, поро­дило бес­по­щад­ную экс­плу­а­та­цию жен­щин и детей, полу­чив­шую в учеб­ни­ках исто­рии обте­ка­е­мое назва­ние «раз­ви­тие про­мыш­лен­ного про­из­вод­ства». А с дру­гой сто­роны – вызвало отми­ра­ние мно­гих тра­ди­ци­он­ных заня­тий и реме­сел. Клад­бища индий­ских тка­чей, тыся­чами уми­рав­ших с голоду, – обо­рот­ная сто­рона удар­ной англий­ской индустриализации.

Появ­ле­ние анти­био­ти­ков поз­во­лило выле­чи­вать болезни, с кото­рыми раньше спра­виться не могли, но бак­те­рии и вирусы со вре­ме­нем мути­ро­вали. Год от года они ста­но­вятся все менее вос­при­им­чи­выми к дей­ствию анти­био­ти­ков. Химики за при­ро­дой не успе­вают, в гонке воору­же­ний чело­ве­че­ство отстает. Гря­дет фар­ма­цев­ти­че­ская революция.

Нако­нец, мир­ный атом и воен­ный атом – это одна и та же тех­но­ло­гия, вопрос только в том, хотим ли мы управ­лять реак­цией, или пус­кай раз­не­сет все в тартарары.

Я спе­ци­ально выбрал эти три при­мера, потому что они иллю­стри­руют три раз­ных вида издер­жек: сопут­ству­ю­щие, отсро­чен­ный побоч­ный эффект, воз­мож­ность аль­тер­на­тив­ного при­ме­не­ния. Ско­рее всего, этих видов можно насчи­тать и больше, но в мою задачу не вхо­дит созда­ние исчер­пы­ва­ю­щей клас­си­фи­ка­ции, я про­сто хочу доне­сти одну-един­ствен­ную мысль, очень баналь­ную: мир не знает тех­но­ло­гий, кото­рые несли бы в себе только и исклю­чи­тельно благо. За все при­хо­дится платить.

Чем же мы, теле­фо­но­филы и гад­же­то­маны, запла­тили за потря­са­ю­щую воз­мож­ность обще­ния с кем угодно на зем­ном шаре 24 часа в сутки 7 дней в неделю?

Во-пер­вых, нев­ро­зами. Мы все­гда ста­ра­емся дер­жать мобиль­ный теле­фон побли­зо­сти от тела. «А вдруг кто-то позво­нит?» Мы ни в коем слу­чае не выклю­чаем пита­ние, в край­нем слу­чае, пере­во­дим теле­фон в без­звуч­ный режим. «А вдруг что-то сроч­ное?» Когда мы по сте­че­нию обсто­я­тельств ока­зы­ва­емся без мобиль­ной связи, одни счаст­ливо выды­хают и бла­жен­ствуют, дру­гие, наобо­рот, страшно нерв­ни­чают, обку­сы­вая ногти до самых лок­тей. «А вдруг что-то слу­чится?» И без того сума­сшед­ший ритм город­ской жизни допол­ни­тельно взвин­чен зву­ко­выми опо­ве­ще­ни­ями о звон­ках и при­шпо­рен трень­ка­ньем корот­ких сооб­ще­ний. Под таким дав­ле­нием не то что пси­хика – бетон деформируется.

Во-вто­рых, без­от­вет­ствен­но­стью. Назна­чен­ную зара­нее встречу можно пере­не­сти или вовсе отме­нить бук­вально за несколько часов (особо про­дви­ну­тые поз­во­ляют себе за несколько минут) с помо­щью корот­кого СМС: «Сорь, я сего­дня не смогу» и какой-нибудь левой отмазки типа «задер­жали на работе» или «в пробке стою».

В‑третьих, бес­че­ло­веч­но­стью. Если мы видим что-то весе­лое, яркое, про­сто инте­рес­ное, напри­мер, празд­нич­ное шествие, мы в первую оче­редь хотим его заснять. Не при­со­еди­ниться. Если мы видим что-то ужас­ное, тра­ге­дию, ава­рию, наша пер­вая реак­ция – подойти ближе. Не чтобы ско­рее помочь людям, а чтобы сперва заснять, выло­жить в интер­нет и собрать завет­ные «лайки». Между чело­ве­ком и миром появился непре­мен­ный посред­ник – циф­ро­вая камера в N пикселей.

В‑четвертых, ухуд­ше­нием зре­ния. Как раз­мер сен­сор­ного экрана ни уве­ли­чи­вай, а чте­ние и напи­са­ние мел­ких буко­вок на ходу или в транс­порте остроты гла­зам не добав­ляет. С уче­том того факта, что дети начи­нают зани­маться двумя этими вещами едва ли не с дет­са­дов­ского воз­раста, пер­спек­тива не вооду­шев­ляет. К слову, я своим пер­вым мобиль­ни­ком раз­жился только в сту­ден­че­ские годы и в основ­ном по нему зво­нил, потому что писать на экране, где уме­ща­лись всего две корот­кие строки, было ну очень неудобно! Про­вод­ной домаш­ний интер­нет появился у меня дома на тех же пер­вых кур­сах уни­вер­си­тета, бес­про­вод­ной – три года назад, уже в эпоху повсе­мест­ного Wi-Fi. Для нынеш­них школь­ни­ков я – ровес­ник дино­зав­ров. Зато хожу без линз и очков.

В‑четвертых, стре­ми­тель­ным паде­нием общего уровня гра­мот­но­сти. На это не сето­вал только самый лени­вый учи­тель рус­ского языка и лите­ра­туры. Ну как можно все­рьез гово­рить о грам­ма­тике, орфо­гра­фии и пунк­ту­а­ции, если обще­рос­сий­ский дик­тант страна пишет раз в год, школь­ные дик­танты – при­мерно раз в месяц, а сооб­ще­ния другу через мес­сен­джер и ком­мен­та­рии на стену – сотни раз на дню?

В‑пятых, но далеко не в‑последних, чело­ве­че­ство запла­тило за свои сред­ства связи отчуж­де­нием. Этот тер­мин при­ду­мал Георг Гегель, под­нял на щит Карл Маркс и его после­до­ва­тели, а совре­мен­ного чита­теля лучше всего позна­ко­мит с ним Эрих Фромм. Речь не о том, что мы отчуж­дены друг от друга и не обща­емся; мы как раз обща­емся, и именно друг с дру­гом. Речь о том, что мы ради этого обще­ния забыли, кто мы такие и что в жизни дей­стви­тельно важно и достойно ком­мен­та­рия, а что может обой­тись без «гы», «лол» и «+1».Термин «отчуж­де­ние» в его фило­соф­ском смысле обо­зна­чает ситу­а­цию, когда нечто создан­ное чело­ве­ком под­чи­няет сво­его созда­теля и начи­нает дик­то­вать ему образ жизни, пра­вила даль­ней­шей игры. При­ме­ров отчуж­де­ния можно найти очень много, для раз­ных людей это могут быть госу­дар­ство, право, соб­ствен­ный биз­нес. Акка­унт в соц­се­тях тоже. Для того чтобы понять, явля­ется ли нечто в моей жизни фор­мой отчуж­де­ния, есть про­стой прием. Положа руку на сердце, задайте себе два вопроса: могу ли я обой­тись, напри­мер, без стра­нички «Вкон­такте» и может ли стра­ничка «Вкон­такте» обой­тись без меня? Если вы создали нечто, что, отни­мая ваше время и силы, задает вам рас­по­ря­док дня, нормы, образцы пове­де­ния, и при этом не обо­га­щает ваш внут­рен­ний мир (это очень важ­ная при­писка!) – увы, это ситу­а­ция отчуж­де­ния. Когда моя стра­ничка ока­за­лась забло­ки­ро­ван­ной, я задал себе эти вопросы, полу­чил на них самые рас­про­стра­нен­ные ответы (да, нет) и только тогда понял, что боль­шая часть моих совре­мен­ни­ков – джинны, все­мо­гу­щие рабы лампы. Надо ли гово­рить, что стра­ничку я до сих пор не раз­бло­ки­ро­вал и в дру­гих соц­се­тях не регистрировался?

Когда-то Освальд Шпен­глер в своем зна­ме­ни­том «Закате Европы» опи­сал четыре ста­дии раз­ви­тия любой куль­туры. Куль­тура мобиль­ных теле­фо­нов сей­час нахо­дится на вто­рой – ста­дии бур­ного воз­ник­но­ве­ния новых форм. Совре­мен­ная связь – это реаль­ное тех­ни­че­ское дости­же­ние, колос­саль­ный рывок в буду­щее, кото­рый порож­дает уйму новых идей и про­во­ци­рует раз­ви­тие мно­гих тех­но­ло­гий. Но закон­чится все, как и у любой куль­туры, оди­на­ково – рас­цве­том, око­сте­не­нием в фор­мах, упад­ком и гибе­лью. Конечно, мобиль­ным сред­ствам связи до тер­ми­наль­ной ста­дии еще очень и очень далеко. Но урав­не­ние – что оста­нется от совре­мен­ной циви­ли­за­ции, если из чело­века вычесть завет­ный аппа­рат с над­ку­шен­ным ябло­ком, – я бы про­бо­вал решать уже сейчас.

Нико­лай Асламов

Жур­нал “Наслед­ник”, № 65

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки