Воспитание девочек

Воспитание девочек

(4 голоса3.8 из 5)

При­нято счи­тать, что дево­чек вос­пи­ты­вать легче, чем маль­чи­ков. Дескать, маль­чики озор­ные, а девочки гораздо спо­кой­ней. Да и мате­рям их понять проще — все-таки жен­ская пси­хо­ло­гия… Но при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии, как это часто бывает, ока­зы­ва­ется, что подоб­ные взгляды не соот­вет­ствуют действительности.

Когда заду­мы­ва­ешься о вос­пи­та­нии все­рьез, то выяс­ня­ется, что еще неиз­вестно, чьим роди­те­лям легче: маль­чи­ков или дево­чек. Ведь XX век открыл перед жен­щи­нами неви­дан­ные воз­мож­но­сти, однако при этом воз­ло­жил на них бремя огром­ной ответ­ствен­но­сти. Полу­чив рав­ные права с муж­чи­нами, жен­щины смогли учиться, рабо­тать, зани­маться поли­ти­кой, само­сто­я­тельно решать свою судьбу. И все, каза­лось бы, шло отлично, да только семья вдруг затре­щала по швам. Вре­мени у жен­щин стало хва­тать на что угодно, только не на детей и мужа.

Изме­не­ние образа жизни и пси­хо­ло­гии вело к раз­во­дам. Раз­воды ковер­кали дет­ские судьбы. Дети, вырас­тая, копи­ро­вали роди­те­лей, и таким обра­зом одно поко­ле­ние за дру­гим втя­ги­ва­лось в пороч­ный круг…

Сей­час из трех семей у нас рас­па­да­ется две, и конца этому не видать. Мне уже не раз при­хо­ди­лось стал­ки­ваться с фак­том пере­дачи пси­хо­ло­гии матери-оди­ночки в тре­тьем-чет­вер­том поко­ле­нии: пра­ба­бушка раз­ве­лась и вос­пи­ты­вала дочь одна.

Та, в свою оче­редь, тоже не смогла ужиться с мужем и пере­дала сей горь­кий опыт своей дочери. Дочь опять-таки не извлекла из слу­чив­ше­гося долж­ных уро­ков, в резуль­тате чего оста­лась одна с малыш­кой на руках. И вот теперь эта вырос­шая малышка мается со своей дочур­кой, жалу­ясь на ее пове­де­ние, но одно­вре­менно куль­ти­ви­руя в ней черты харак­тера, кото­рые почти на сто про­цен­тов сде­лают ее в буду­щем неспо­соб­ной ужиться с мужем. Ведь отри­ца­тель­ные сте­рео­типы пове­де­ния с про­ти­во­по­лож­ным полом настолько уже уко­ре­нены в этой семье, что пре­одо­леть чрез­вы­чайно трудно. Это как бремя наслед­ствен­но­сти: в каж­дом поко­ле­нии оно ста­но­вится все тяже­лее и тяжелее.

Инте­ресно, что всем мире боль­шин­ство раз­во­дов совер­ша­ется по ини­ци­а­тиве жен­щин. Почему? Вам не кажется это стран­ным? Ведь жен­щины на про­тя­же­нии тыся­че­ле­тий тра­ди­ци­онно высту­пали в диа­мет­рально про­ти­во­по­лож­ной роли — в роли хра­ни­тель­ниц семей­ного очага! Зна­чит, про­изо­шли какие-то дра­ма­тич­ные изме­не­ния в жен­ской пси­хо­ло­гии и харак­тере. И зда­ние семьи начало рушиться, погре­бая под руи­нами всех: и муж­чин, и детей, и, конечно же, самих женщин.

Вот и полу­ча­ется, что вос­пи­тать девочку в наше время — задача не из про­стых. На что ее наце­ли­вать: на семью или на карьеру? Что поощ­рять, а какие черты ста­раться приглушить?

Одно дело с дет­ства вну­шать ребенку, что глав­ное это актив­ность и неза­ви­си­мость. И совсем дру­гое — вос­пи­ты­вать мяг­кость, уступ­чи­вость, состра­да­тель­ность. То есть, каче­ства, облег­ча­ю­щие семей­ную жизнь, но несов­ме­сти­мые с рас­хо­жими пред­став­ле­ни­ями о лидерстве.

Выбор, есте­ственно, за роди­те­лями. (Дру­гое дело, что далеко не все­гда у нас полу­ча­ется так, как мы заду­мы­ваем. Как гово­рится, “чело­век пред­по­ла­гает, а Бог располагает”.)

Но мне кажется, выбор дол­жен быть осо­знан­ным. А для этого нужно отчет­ливо пред­став­лять себе послед­ствия сво­его выбора. В том числе и доста­точно отдаленные.

Глав­ное — семей­ное сча­стье. осталь­ное приложится

Очень мно­гие взрос­лые, на соб­ствен­ном опыте убе­див­ши­еся, каково при­хо­дится детям, у кото­рых мать “горит” на работе, счи­тают, что дево­чек надо ори­ен­ти­ро­вать прежде всего на созда­ние креп­кой семьи. А осталь­ное приложится.

Навер­ное, кому-то это пока­жется стран­ным. “Ничто ни к чему не при­кла­ды­ва­ется, — ска­жет он. — Если ста­вить семью во главу угла, о работе надо позабыть”.

Либо семья, либо карьера. Так не бывает, чтобы чело­век направ­лял свои уси­лия на одно, а дру­гое полу­ча­лось само собой.

Но как ни странно, в дан­ном вопросе эта желез­ная логика сплошь и рядом дает сбои. Хотя, если вду­маться, что здесь такого уж стран­ного? У жен­щин с не сло­жив­шейся лич­ной судь­бой часто иска­жа­ется харак­тер. Факт? — Факт. Мно­гие озлоб­ля­ются, ста­но­вятся обид­чи­выми, раз­дра­жи­тель­ными, амби­ци­оз­ными, мсти­тельно-мелоч­ными. Это, есте­ственно, не луч­шим обра­зом ска­зы­ва­ется на их отно­ше­ниях с сослу­жив­цами, а зна­чит, и на карьере. Кон­фликт­ный чело­век нажи­вает себе вра­гов, кол­леги норо­вят от него избавиться…

А если, допу­стим, у жен­щины посто­янно скан­далы в семье? Если дети отби­лись от рук? Сколько бы мать ни гнала от себя тягост­ные, тре­вож­ные мысли, они никуда не денутся, и все равно будут мешать ей сосре­до­то­читься на работе. Да, под­час мы оку­на­емся в работу с голо­вой, стре­мясь забыться.

Но тогда работа ста­но­вится свое­об­раз­ным нар­ко­ти­ком. А любая нар­ко­ма­ния до добра не доводит.

Как часто в наши дни жен­щины меч­тают о карьере, в глу­бине души доса­дуя на то, что им при­хо­дится тра­тить время на вос­пи­та­ние родив­ше­гося ребенка! Но слу­чись с ним что-нибудь — и ока­зы­ва­ется, ничто не мило. Лишь бы ребе­нок был жив и здоров.

“Все Валино дет­ство я разъ­ез­жала по коман­ди­ров­кам. Мне так нра­ви­лась про­фес­сия гео­лога! Я меч­тала стать док­то­ром наук, мне про­чили бле­стя­щее буду­щее. Валя оста­вался с моими роди­те­лями. Он ску­чал, пла­кал, про­сил: “Мама, не уез­жай!” Потом под­рос и вроде при­вык. А потом, в три­на­дцать лет, вдруг стал каким-то чужим, замкнулся, начал кон­флик­то­вать с ребя­тами, с учи­те­лями. Я забес­по­ко­и­лась, ста­ра­лась побольше бывать дома. Потом даже с работы ушла, чтобы заняться ребен­ком. Но было поздно. Теперь его нет , и я пони­маю, что мне не нужна ни дис­сер­та­ция, ни заве­до­ва­ние отде­лом, ни поездки за границу…”

Сколько мате­рей узнают себя в этой печаль­ной испо­веди незна­ко­мой жен­щины, подо­шед­шей ко мне одна­жды после моего выступ­ле­ния в каком-то клубе или в биб­лио­теке?! Конечно, не все исто­рии кон­ча­ются так тра­гично, но общий смысл оста­ется неиз­мен­ным: строя карьеру в ущерб вос­пи­та­нию детей, жен­щина в итоге про­иг­ры­вает на обоих поприщах.

Немного о мину­сах “бес­по­лой педагогики”

Изме­не­ние тра­ди­ци­он­ных ролей и моде­лей пове­де­ния все­гда чре­вато отри­ца­тель­ными послед­стви­ями. Хотя порой это бывает оче­вид­ным не сразу.

В послед­ние годы не только у нас, но и в дру­гих стра­нах все чаще раз­да­ются голоса в защиту раз­дель­ного обу­че­ния маль­чи­ков и дево­чек. В одном англий­ском граф­стве недавно поста­вили экс­пе­ри­мент, и ока­за­лось, что успе­ва­е­мость в шко­лах с раз­дель­ным обу­че­нием выше, чем там, где маль­чики и девочки учатся вместе.

Странно? — Ничуть! Дело в том, что физио­ло­ги­че­ски и пси­хо­ло­ги­че­ски маль­чики на несколько лет отстают от девочек.

Поэтому когда они учатся вме­сте, у маль­чи­ков раз­ви­ва­ется ком­плекс неуспеш­но­сти. В началь­ной и сред­ней школе они и ростом ниже дево­чек, и физи­че­ски часто сла­бее, и неак­ку­рат­ней. В тет­рад­ках у них грязь, почерк хуже, оценки, соот­вет­ственно, тоже… Все это, как вы пони­ма­ете, не сти­му­ли­рует у боль­шин­ства маль­чи­шек жела­ние учиться… Когда же маль­чи­ков не ста­вят в заве­домо про­иг­рыш­ное поло­же­ние, они чув­ствуют себя спо­койно и пока­зы­вают гораздо луч­шие результаты.

Ну, а с дру­гой сто­роны, девочки, обычно раньше маль­чи­ков начи­на­ю­щие инте­ре­со­ваться вопро­сами пола, не отвле­ка­ются при раз­дель­ном обу­че­нии на уро­ках, не строят глазки, не пере­бра­сы­ва­ются записочками…

Недавно я побы­вала в мос­ков­ском дет­ском саду, где тоже пред­при­нята попытка отдельно вос­пи­ты­вать маль­чи­ков и дево­чек. Заня­тия и про­гулки у них сов­мест­ные, а вот осталь­ная дет­са­дов­ская жизнь: еда, сон, игры, — про­хо­дит порознь.

Побы­вала я там и поду­мала: “Это ж надо! Сколько в послед­ние годы при­шлось услы­шать об оши­боч­но­сти “бес­по­лой педа­го­гики” (так про­звали педа­го­гику, не учи­ты­ва­ю­щую поло­вые раз­ли­чия) и о необ­хо­ди­мо­сти поло­вого вос­пи­та­ния детей. А вот оно здесь, у нас под боком! Нор­маль­ное, без непри­стой­но­стей, без рас­сек­ре­чи­ва­ния тем, кото­рые тра­ди­ци­онно счи­та­ются у нас недет­скими, без цинич­ного под­гля­ды­ва­ния в замоч­ную скважину…”

С детьми в этом дет­ском саду не мус­си­руют тему “откуда я взялся”, а про­сто каж­дый день пре­под­но­сят им образцы эта­лон­ного муж­ского и жен­ского пове­де­ния. Маль­чи­ков учат быть муже­ствен­ными, вынос­ли­выми, галант­ными по отно­ше­нию к девочкам.

О девоч­ках же пого­во­рим поподробней.

Когда попа­да­ешь на их поло­вину, вспо­ми­на­ется роман Золя “Дам­ское сча­стье”. Чего там только нет! Гости­ная с мини­а­тюр­ной мяг­кой мебе­лью и искусно нари­со­ван­ным ками­ном. Мини-кафе с зон­ти­ками и вазоч­ками для моро­же­ного, сде­лан­ного из бело­снеж­ной ваты. Празд­нич­ный стол с мно­же­ством блюд, вылеп­лен­ных из теста и рас­кра­шен­ных крас­ками. Куклы с коляс­ками и кучей наря­дов. Насто­я­щее жен­ское цар­ство, в кото­ром каж­дая девочка — малень­кая прин­цесса. Они и дер­жатся соот­вет­ственно. Такая непри­нуж­денно-пря­мая осанка бывает разве что у бале­рин, а пла­стика пора­жает жен­ствен­но­стью и изя­ще­ством. Хотя впер­вые придя в садик, мно­гие девочки ухват­ками напо­ми­нали маль­чи­шек. Осо­бенно те, у кого есть стар­шие бра­тья. Да и у дру­гих малы­шек манеры не отли­ча­лись изя­ще­ством, ведь в саду немало детей из небла­го­по­луч­ных семей, где гру­бость и агрес­сив­ность — норма жизни.

Но здесь девочки быстро меня­ются. При­чем без осо­бого нажима со сто­роны взрос­лых. Про­сто в этой уют­ной и какой-то очень бла­го­род­ной обста­новке вести себя по-хам­ски про­ти­во­есте­ственно. А дети чутко улав­ли­вают фальшь.

При­ходя на деви­чью поло­вину в гости, маль­чишки явно обал­де­вают от оби­лия “фин­ти­флю­шек” и с облег­че­нием воз­вра­ща­ются на свою поло­вину, к при­вычно-муж­скому анту­ражу: саб­лям, пожар­ным кас­кам, сол­да­ти­кам. Но при этом у них не воз­ни­кает соблазна раз­ру­шить дев­чо­но­чий рай. Хотя вообще-то маль­чи­шек хле­бом не корми — дай поло­мать дев­чон­кам игру, чтобы про­де­мон­стри­ро­вать свое пре­вос­ход­ство над плак­сами и ябе­дами. Это их спо­соб “поме­тить тер­ри­то­рию”, пока­зать, “кто самее”. И пока дет­сад был обыч­ным, сорванцы, есте­ственно, не упус­кали воз­мож­но­сти напа­ко­стить дев­чон­кам. Теперь же, когда делить нечего, они не только не оби­жают дево­чек, но и с удо­воль­ствием про­пус­кают их впе­ред, усту­пают луч­шие места и т.п.

Вос­пи­та­ние женственности

По-моему, основ­ная про­блема вос­пи­та­ния нынеш­них дево­чек — это вос­пи­та­ние жен­ствен­но­сти. Вроде бы чепуха. Зачем вос­пи­ты­вать то, что зало­жено самой природой?

Однако про­изо­шла пара­док­саль­ная вещь: в борьбе за рав­но­пра­вие жен­щины одер­жали победу, но в резуль­тате пере­шли играть на чужое поле, а свои пози­ции сдали, утра­тили жен­скую мяг­кость, чистоту и наив­ную милоту, кото­рая так тро­гает силь­ных мужчин.

Совре­мен­ный стиль — напо­ри­стый, агрес­сив­ный, дерз­кий. Девушки-под­ростки ста­ра­ются не отстать от пар­ней: мате­рятся, зани­ма­ются карате и ушу, курят, пьют, “меняют парт­не­ров”, все чаще всту­пают в банды. Жен­ствен­ность мно­гим кажется непре­стиж­ной, вос­при­ни­ма­ется как про­яв­ле­ние сла­бо­сти. В почете подруги Хи-Мэна, спо­соб­ные уло­жить про­тив­ника на лопатки.

Их, правда, трудно пред­ста­вить неж­ными, забот­ли­выми мате­рями. Но оно и не нужно, они не по этой части.

А посмот­рите на игрушки. Разве раньше девоч­кам пред­ла­гали играть в куль­ту­ри­сток, обве­шан­ных самым раз­ным ору­жием? Спра­вед­ли­во­сти ради замечу, что оча­ро­ва­тель­ные куклы с фар­фо­ро­выми личи­ками тоже, конечно, есть на при­лав­ках. Но во-пер­вых, они не всем по кар­ману, а во-вто­рых, это вче­раш­ний день, стиль ретро.

Я уж не говорю про книги. Соб­ственно, и два­дцать лет назад у нас было мало­вато спе­ци­фи­че­ски деви­чьей лите­ра­туры (вот она, “бес­по­лая педа­го­гика”!): зачи­тан­ная до дыр “Динка” Асе­е­вой, неко­то­рые пове­сти Льва Кас­силя, новеллы Алек­сандра Грина, очень попу­ляр­ная в 70–80е гг. “Девочки, книга для вас”… Сей­час книг для дево­чек и того меньше. Ста­рые далеко не все пере­из­даны, а новые — это, в основ­ном, детек­тивы и при­клю­че­ния для маль­чи­шек и про маль­чи­шек. Даже “Алису” Кира Булы­чева, по моим наблю­де­ниям, больше нра­вится читать мальчикам!(Ну да, это ведь фан­та­сти­че­ские при­клю­че­ния!) Мы спра­вед­ливо ругаем лати­но­аме­ри­кан­ские теле­се­ри­алы, но не пред­ла­гаем девоч­кам каче­ствен­ных образ­цов романтизма.

То же можно ска­зать и о попу­ляр­ных сей­час среди дево­чек-под­рост­ков буль­вар­ных кни­жон­ках, срочно пере­ве­ден­ных с англий­ского или наспех состря­пан­ных оте­че­ствен­ными авторами.

Мало того, что они пор­тят лите­ра­тур­ный вкус, и без того нераз­ви­тый у совре­мен­ных детей. Так еще — и это глав­ная опас­ность — погло­щая подоб­ную лите­ра­тур­ную стряпню, девочки напи­ты­ва­ются совер­шенно ненуж­ными в их воз­расте зна­ни­ями, учатся “искус­ству совра­ще­ния”, усва­и­вают взгляды и уста­новки, кото­рые, как пра­вило, не дово­дят до добра.

В этих кни­гах очень часто сцеп­лены секс и роман­тика. Поль­зу­ясь тем, что девочки-под­ростки, как и сто лет назад, меч­тают о любви, авторы совер­шают лов­кую под­мену: вме­сто любви пла­то­ни­че­ской, воз­вы­шен­ной наце­ли­вают юных чита­тель­ниц совсем на дру­гое. На то, что с пре­дель­ной откро­вен­но­стью выра­жа­ется в под­рост­ко­вых жур­на­лах заго­лов­ками типа “Неужели ты в три­на­дцать лет все еще дев­ствен­ница?”. В книж­ках это может быть немного зака­му­фли­ро­вано, но суть оста­ется неизменной.

Боль­шин­ство совре­мен­ной буль­вар­ной лите­ра­туры для дево­чек-под­рост­ков рас­па­ляет чув­ствен­ность, вну­шает мысль о допу­сти­мо­сти и даже жела­тель­но­сти постель­ных отно­ше­ний в под­рост­ко­вом воз­расте и пре­под­но­сит в каче­стве эта­лона образ напо­ри­стой, само­уве­рен­ной, нетер­пе­ли­вой геро­ини, кото­рая не стес­ня­ется навя­зы­ваться пар­ням (у нее это назы­ва­ется “доби­ваться сво­его”), часто ведет себя как закон­чен­ная про­сти­тутка, пре­выше всего ста­вит соб­ствен­ное удо­воль­ствие, а потому, есте­ственно, нару­шает “уста­рев­шие” мораль­ные нормы, счи­тая их глу­пыми, дре­му­чими пред­рас­суд­ками. Одно из основ­ных качеств такой девахи — раз­гу­ляв­ше­еся свое­во­лие, кра­сиво назван­ное “жаж­дой сво­боды”. Роди­тели ее, конечно, “не пони­мают”, “мешают”, “давят”. При этом все опи­сано так, чтобы вызвать у дево­чек сочув­ствие к геро­ине и вос­хи­ще­ние ею.

Она рису­ется умной, сме­лой, неза­ви­си­мой, успеш­ной. В конце книги ее, как пра­вило, ждет удача.

И обо­льщен­ные девочки-под­ростки начи­нают под­ра­жать люби­мым геро­и­ням, не заду­мы­ва­ясь о том, что попа­дают в ловушку. Игра на чужом поле — заня­тие опас­ное. Отка­зы­ва­ясь от есте­ствен­ных жен­ских качеств: скром­но­сти, мяг­ко­сти, забот­ли­во­сти, уме­ния тер­петь и состра­дать, — девушки, сами того не подо­зре­вая, отре­ка­ются от своей при­роды и пере­хо­дят в дру­гую кате­го­рию. Нет, не в кате­го­рию муж­чин. Это все равно невоз­можно. Сколько бы анти­лопа ни мале­вала себе полос на спине, она от этого в тигра не пре­вра­тится. А вот посме­ши­щем в зве­ри­ном цар­стве стать может.

Так и с “про­дви­ну­тыми” девоч­ками-под­рост­ками. Пона­чалу им кажется, что они обрели сво­боду и неза­ви­си­мость, что весь мир лежит у их ног, все готовы за ними уха­жи­вать, все от них без ума. Но очень быстро выяс­ня­ется, что парни смот­рят на них как на вещь, объ­ект потреб­ле­ния. А вещь, осо­бенно в обще­стве, про­ник­ну­том потре­би­тель­ской пси­хо­ло­гией, ценится только, пока она новая. Пополь­зо­вался — и бро­сил. Зачем беречь, когда за копейки, а то и даром, можно взять другую?

Как только деви­чья све­жесть про­хо­дит (а сей­час, с рас­про­стра­не­нием педо­фи­лии это слу­ча­ется очень быстро: для поклон­ни­ков Лолит восем­на­дцати-девят­на­дца­ти­лет­няя девушка – уже ста­руха), “объ­ект” ста­но­вится неин­те­ре­сен. И это логично.

Почему, соб­ственно, должно быть по-дру­гому? В обще­стве потреб­ле­ния вещи вза­и­мо­за­ме­ня­емы. А чув­ства, пере­жи­ва­ния… Даже смешно. Какие чув­ства у вещи?

- Поэтому роди­те­лям, кото­рые все­рьез заду­мы­ва­ются о буду­щем доче­рей, я бы посо­ве­то­вала уде­лить повы­шен­ное вни­ма­ние именно роман­ти­че­скому вос­пи­та­нию дево­чек. Не бой­тесь, что оно всту­пит в про­ти­во­ре­чие с жиз­нью, кото­рая, конечно, жестче, чем в рома­нах Ш.Бронте. (Хотя и не насквозь цинична, как нам пыта­ются вну­шить “жел­тые” СМИ). Роман­тизм уди­ви­тель­ным обра­зом зака­ляет душу. Тем более что он соот­вет­ствует самой жен­ской природе.

- Не огра­ни­чи­вай­тесь лите­ра­ту­рой — есте­ственно, ее клас­си­че­скими, каче­ствен­ными образ­цами. Рас­ска­зы­вайте девоч­кам про ваших род­ствен­ниц и зна­ко­мых, кото­рых вы счи­та­ете достой­ным образ­цом для подражания.

- Вспо­ми­найте нашу и зару­беж­ную исто­рию. В ней ведь немало при­ме­ров жен­ской доб­роты, чистоты, само­от­вер­жен­но­сти, милосердия.

- Почаще ставьте девочку в ситу­а­цию, когда ей нужно о ком-то поза­бо­титься. И, конечно, отме­чайте это как боль­шое досто­ин­ство! При­зна­ние заслуг — огром­ный сти­мул для ребенка,но мно­гие роди­тели, к сожа­ле­нию, до сих пор им пренебрегают.

- Не поощ­ряйте инте­рес дево­чек-под­рост­ков к косметике.

Сей­час неко­то­рые мамы, наслу­шав­шись сове­тов о том, как важно сыз­маль­ства при­учать дево­чек кра­ситься и уха­жи­вать за кожей (дескать, в этом и заклю­ча­ется вос­пи­та­ние жен­ствен­но­сти), наку­пают десяти-две­на­дца­ти­лет­ним дев­чон­кам “дет­ской” губ­ной помады или “дет­ских” теней для век. Почему это настой­чиво про­па­ган­ди­руют фирмы-про­из­во­ди­тели кос­ме­тики, понятно: для них чем больше поку­па­те­лей, тем лучше. А вот почему роди­тели поку­па­ются на эти деше­вые уловки, понять нелегко. Ведь в вос­при­я­тии дево­чек упо­треб­ле­ние кос­ме­тики — очень важ­ный шаг на пути во взрос­лую жизнь. И поощ­ряя такие шаги, мамы невольно под­тал­ки­вают дочек ко всему осталь­ному, что сопря­жено с совре­мен­ными под­рост­ко­выми поня­ти­ями о взрос­ло­сти. Это в пять лет девочка попро­сит покра­сить себе ноготки, “как у мамы”, и пой­дет играть в “дочки-матери”. А в две­на­дцать накра­шен­ные девочки идут совсем в дру­гие места и играют в дру­гие, уже не столь невин­ные игры.

Мяг­кое побеж­дает твердое

“И все-таки, — спро­сите вы, — почему одни девочки — малень­кие прин­цессы, а дру­гие — малень­кие раз­бой­ницы? Неужели дело только лишь в воспитании?”

Нет, конечно. Очень мно­гое зави­сит от харак­те­ро­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей ребенка, от его тем­пе­ра­мента. Малень­кими раз­бой­ни­цами часто бывают гипе­р­ак­тив­ные дети. Или демон­стра­тив­ные девочки, кото­рым нра­вится при­вле­кать к себе вни­ма­ние, пусть даже отри­ца­тель­ное. А бывает и про­сто аван­тюр­ный склад харак­тера. Кроме того, очень мно­гое зави­сит от при­ме­ров, кото­рые пода­ются ребенку. Девочки, рас­ту­щие в семьях, где есть стар­шие бра­тья, часто (хотя далеко не все­гда) под­ра­жают мальчишкам.

В каж­дом кон­крет­ном слу­чае надо понять при­чину “раз­бой­ни­чьих” выхо­док дочери и поду­мать, как настро­ить ее на что-то поло­жи­тель­ное. Согла­си­тесь, что между бан­дит­кой и заяд­лой поход­ни­цей “две боль­шие раз­ницы”, как гово­рят в Одессе.

Но вообще-то любо­пытно, что в том дет­ском садике, о кото­ром я рас­ска­зы­вала — где к маль­чи­кам свой под­ход, а к девоч­кам — свой — даже отпе­тые малень­кие раз­бой­ницы посте­пенно ста­но­вятся лас­ко­вей и послушней.

“Мяг­кое побеж­дает твер­дое”, — гла­сит ста­рин­ная китай­ская посло­вица. И эта древ­няя муд­рость сего­дня мне кажется как нельзя более современной.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки