Воспитание  и первая любовь: поэзия, проза, неизбежность?

Воспитание  и первая любовь: поэзия, проза, неизбежность?

(8 голосов5.0 из 5)

Сколько бы поколений ни миновало, первая любовь – это то, что вызывает  в разговоре детей и родителей неловкость. Первая любовь прекрасна, трагична, неизбежна. Как относиться к ней в процессе воспитания и  стоит ли искать в первой любви духовный смысл?

Редакция журнала для родителей «Виноград» организовала круглый стол, посвященный этой непростой и дискуссионной теме. Беседуют сотрудники издания, духовенство, психолог.

Савельева Ф.: Итак, самый первый вопрос: является ли первая любовь даром Божиим человеку? Если да, то можно ли сохранить ее на всю жизнь? В жизни почти всегда так складывается, что почему-то первая любовь проходит.

Первая любовь

С одной стороны, некоторые родители подростковую любовь излишне романтизируют, с другой – вовсе не берут во внимание тех чувств, которые обрушиваются на ребенка.

Позвольте рассказать историю, случившуюся в знакомой семье, полной, где есть заботливые мама и папа, сын и замужняя старшая дочь. Ваня, так зовут сына, много читает, учится, никуда не ходит. Вдруг он перестает есть, очень сильно худеет.

Родители всполошились, чего только не передумали! Сначала думали, заболел, оказалось, нет, здоров. Пробовали говорить по душам, задавали вопросы, ответ был один: «Все нормально».

Подозрения, что связался с плохой компанией, не подтвердились. Даже наркотики пришли на ум – дома всё пересмотрели на предмет ужасных улик…

Долго не удавалось выяснить, что же случилось, понимали только одно: происходит что-то из ряда вон выходящее, что упорно скрывается. Неизвестность пугала, а развязка оказалась простой: Ваня влюбился.

Иеромонах Иов: Слова «первая любовь» сохранились в современном языке от того далекого, уже, наверно, навсегда ушедшего времени, когда большинство людей знали, что такое нравственная чистота и целомудрие.

Люди понимали, что до брака надо беречь себя от интимной близости. Это была жизненная аксиома для многих. Поэтому и юноши, и молодые девушки, почувствовав взаимные чувства друг к другу, искренне хотели понять, является ли это чувство серьезным и жизненно перспективным, готовы ли они прожить вместе долгую жизнь, в которой неизбежны испытания и трудности.

Что мы видим сейчас? По результатам исследования «Поведение детей школьного возраста в отношении здоровья», проведенного Всемирной организацией здравоохранения, более сорока процентов подростков в возрасте 15 лет в нашей стране уже имели опыт сексуальных контактов.

К одному смертному греху добавляется другой страшный грех: из 6,5 миллиона женщин, ежегодно убивающих своих детей, 10% делают это в добрачном возрасте – ранее 18 лет. Из-за массовой распущенности получили распространение половые болезни.

В результате мы наблюдаем катастрофические последствия. Семья буквально раздавлена грехами нашего больного общества: 80% разводов в год.

Слова «первая любовь» при дерзком попрании вековых нравственных принципов звучат горькой иронией, потому что для многих молодых первая влюбленность сопровождается и первым смертным грехом. 

Крамаренко Т.: Позвольте возразить вам, о. Иов.

Я думаю, что чувство любви всегда дар, и слова «первая любовь» никогда не являются ни насмешкой, ни иронией. 

Насмешкой над первой любовью и любовью вообще является поведение людей, которое ничего общего с любовью не имеет, но прикрывается этим словом. 

И я могу только еще раз напомнить о необходимости различать мир чувств и мир действий, поведение. 

Породить это чувство в себе невозможно, и если оно включилось в человеке, значит, с помощью чьей-то силы. В нем есть и высший смысл, и биологическая закономерность. Какая? Ребенок должен перенести те чувства, которые были у него в семье к отцу, в особенности к матери, из внутрисемейного круга на внешний.

Иначе как он оторвется от родителей, если не будут действовать мощные центробежные силы? Ребенок должен осуществить перенос чувств и внимания, ведь ему в будущем нужно создавать свою семью.

Но вот формы проявления этой влюбленности очень разные. Они, по существу, не имеют отношения к этому дару, а зависят от воспитания в семье, от родителей.

Ф. Савельева: Один из вас говорит, что слова «первая любовь» теперь звучат иронией, другой – что это, если я правильно поняла, биологическая подготовка к будущей собственной и отдельной жизни. Как же тогда понимать это словосочетание? Продолжает ли за ним стоять какая-то своя реальность?

Иеромонах Иов: В современном обыденном понимании любовью чаще всего считается чувство эмоциональной привязанности к кому-то или увлечение. Но это не любовь, это скорее – влюбленность, возбуждение чувств.

В христианстве любовь понимается иначе, а именно: как высокая добродетель, нравственное состояние, в котором угасают эгоистические стремления и рождается желание быть в единстве с другим человеком.

Такое чувство всегда преображает человека. Любовь – это очень сильное переживание духовной и нравственной близости двух людей. Она рождается постепенно по мере того, как душа одного открывается для другого. 

Любящий принимает в себя того, кого любит, а себя отдает любимому. Хочу процитировать Александра Сергеевича Пушкина. В черновой редакции стихотворения «На холмах Грузии лежит ночная мгла…» есть строки:

… Как пламень жертвенный, чиста моя любовь
 И нежность девственных мечтаний. 

Савельева Ф.: Стоит ли говорить с влюбленным ребенком о его чувствах, если родители догадываются, что их ребенок стал к кому-то неравнодушен? Нужно ли стремиться познакомиться с другом или подругой своего ребенка?

Иеромонах Иов: Жизнь крайне разнообразна. Многое зависит о того, насколько ребенок доверяет родителям. Беда в том, что многие взрослые относятся к этим чувствам своих детей с каким-то излишним романтизмом.

На самом деле первая влюбленность в большинстве случаев вызвана обычными человеческими потребностями, которые обострились в силу происходящей физиологической перестройки организма подростка.

Надо проявить особую родительскую чуткость, внимание и любовь, но не придавать этому какой-то «мистической» значимости.

Помню, как еще школьником прочитал «Страдания юного Вертера» И.В. Гете. Мне было жалко Вертера, но тогда я не понимал, что только он виноват в этой трагедии.

Молодой талантливый юноша приехал в небольшой городок, ища уединения. Он знакомится с дочерью начальника небольшого округа Шарлоттой C. Влюбляется в нее, хотя она обручена с Альбертом. Влюбленность в Лотту растет. Вертер понимает, что надвигается беда, но любящий себя больше, чем других, он дает возможность потоку чувств увлечь его.

В письме к другу Вильгельму он пишет: «Сегодня мне попался в руки мой дневник, который я забросил с некоторых пор, и меня поразило, как сознательно я, шаг за шагом, шел на это, как ясно видел всегда свое состояние и, тем не менее, поступал не лучше ребенка, и теперь еще ясно вижу все, но даже не собираюсь образумиться».

Кончилось все страшной трагедией: он смертельно ранил себя, затем бился в судорогах, умирая. Принес несчастье матери, о которой упоминает в письмах, причинил горе Шарлотте, боль близким.

До ребенка необходимо донести, что любовь – состояние не только чувств, но всего человека, его ума и его воли.

Душа человека представляет собой триединство разума, чувств и воли. Человек не должен допускать, чтобы чувства поглощали его всего. Разум и воля должны быть для чувств определенной оправой. 

Почти все прелюбодеи, бросающие своих жен и детей ради любовницы, ссылаются на свои «чувства».

Крамаренко Т.: Вовсе не плохо знать, что происходит в душе ребенка, важен мотив – зачем родителю нужна эта осведомленность. Заботится ли он о душевном состоянии ребенка или о своем спокойствии?

Дает ли он право своему чаду иметь свой собственный внутренний мир, то душевное пространство, входя в которое, мы спрашиваем разрешения и ведем себя там по «уставу» его хозяина? Или такого права у ребенка нет, и все в его внутреннем мире должно быть устроено по правилам родителя и подконтрольно ему?

Если ребенок знает, что мы открыты для искреннего и сердечного общения, уверен в нашем бережном отношении к его чувствам – то он сам поделится своими переживаниями, ведь ему тесно с ними.

Но чаще всего дети (не без основания) не верят родителям, стремятся оградить свой внутренний мир от их назойливого и неделикатного вторжения.

Иеромонах Иов: Трудность в том, что дети всячески избегают разговора на такие темы. Они считают этот предмет делом сугубо личным. Поэтому от родителей требуются чуткость, мудрость и терпение.

Счастливы те родители, которые смогли воспитать своих детей в доверии к себе. Тогда отношения бывают естественные, простые и доверительные. Но это в наше время встречается крайне редко.

Почти все силы родителей в отношениях со своими детьми-подростками уходят на то, чтобы удержать их в семье и оградить от тлетворных и пагубных соблазнов: распущенности, наркотиков, курения, сквернословия, цинизма. Битву эту родители зачастую проигрывают.

Старец Паисий с болью и состраданием говорит: «Молодежь попала под воздействие духа мира сего – развинченного, хулиганского духа, который ничего не чтит и не уважает. Младшие ведут себя по отношению к старшим без уважения и не понимают, насколько это плохо…

Современный мирской дух внушает молодежи: “Не слушайте родителей, учителей…” До чего же дошли нынешние дети! 

Не могут вытерпеть ни единого слова. Дети непочтительны, очень эгоистичны и неврастеничны. Они злоупотребляют свободой».

Крамаренко Т.: Да, разрыв душевного контакта с родителями, утрата доверия к ним приводят к тому, что, выходя во внешний мир, подросток, нуждающийся в ориентирах и помощи опытного «лоцмана» для безопасного «путешествия» по житейскому морю, оказывается практически один на один со страшной стихией.

Первая любовь – это сильнейший шторм, устоять в котором без подготовки (соответствующего родительского воспитания и прочных нравственных норм) и поддержки крайне тяжело. 

Не все выходят из этого испытания без «пробоин» и «сломанных парусов», некоторые «поломки» могут быть роковыми для последующей жизни подростка.

Влюбленный подросток ощущает необходимость в поддержке перед лицом бушующих в нем страстей, нуждается в помощи, но, утратив контакт с родителями, ищет ее не у них.

И здесь он легко становится добычей различных тлетворных сил, действующих как через СМИ, интернет-сайты знакомств и дворовые компании, так и отдельных людей, под влияние которых подросток может попасть.

Савельева Ф.: Как нужно воспитывать ребенка, чтобы он наименее болезненно прошел этот этап жизни?

Крамаренко Т.: Мне кажется, что влюбленность совсем безболезненно пережить невозможно. Вопрос только в том, насколько. Мы уже говорили раньше, что ребенок переносит на другого те чувства, которые когда-то принадлежали родителям.

Мать заслоняла для младенца «весь мир», она и была для него в буквальном смысле всем. Влюбленный подросток, неважно, девочка или мальчик, переносит на своего избранника всю силу младенческой любви к матери.

Для влюбленного перестают существовать или отступают на задний план все другие люди. 

Именно поэтому любая проблема во взаимоотношениях с возлюбленным имеет «вселенский» масштаб, кажется катастрофой. 

И если рядом близкие, понимающие люди, катастрофа может не восприниматься как «всемирная».

Мне думается, что подростковый период вообще один из самых трудных, мучительных этапов в жизни человека.

«Кто я? Какой я? Как относится ко мне мир? Можно ли меня любить? Обязан ли мой избранник(ца) ответить мне взаимностью?» – ответы на эти и многие другие не менее сложные вопросы должен найти подросток.

Влюбленность – серьезное испытание для самооценки, базовой уверенности в себе и позитивного отношения к миру для любого подростка. Если чувства влюбленного подростка взаимны – одна ситуация, если безответны – другая. Каждая из них создает свои проблемы и ставит свои вопросы перед подростком.

Безответное чувство очень мучительно, но, возможно, оно дается для того, чтобы человек научился принимать волю, решение или расположение другого. 

Если у подростка есть ощущение, что с ним все в порядке, вне зависимости от того, как относятся к нему другие люди (а это воспитывается в семье), то подросток переживет эту ситуацию менее болезненно.

Если же такой уверенности нет, то безответная любовь, скорее всего, приведет подростка к выводу: «Если он(а) меня не любит, значит, со мной что-то не так! Я плохой(ая)!», «Я ничего из себя не представляю!» и т.д.

В психологии есть такое понятие – «локус-контроль». При внутреннем локус-контроле поведение человека управляется его собственными взглядами и убеждениями.

Одна из самых важных задач воспитания, как мне кажется, – научить ребенка рассудительности, опирающейся на нравственные ориентиры, самому оценивать ситуацию, составлять собственное суждение о ней, не зависящее ни от правящей партии, ни от моды. 

А если ребенок будет считать, что он хороший, только когда его любят или только когда его хвалят, – тогда он не будет иметь внутреннего спокойствия, которое во всяком возрасте необходимо иметь. Он будет готов многим поступиться, чтобы только получить эмоциональную «подачку» или похвалу.

Самоощущение подростка – результат воспитания, и если у подростка есть базовая уверенность в себе, то трудности безответной влюбленности он переживет, они его не разрушат! 

Иеромонах Иов: Очевидно, вы имеете в виду то, что я назвал бы духовно-нравственным иммунитетом. Родители должны отдавать все силы делу спасения себя и своих детей. Одно от другого неотделимо.

Воспитание детей духовно полнокровными членами Церкви является составной частью этого великого труда, целью которого является вечная жизнь в Царстве Небесном. Надо так возделать поле нежной души ребенка, чтобы он, выйдя из детства и вступив в юный возраст, полный опасных соблазнов, имел духовно-нравственную защиту.

Человек не находится в фатальной зависимости от пороков своего общества. 

Образ Божий в человеке и совесть как небесный голос в душе дают достаточно моральной свободы, чтобы вырасти добропорядочным и благочестивым. 

К сожалению, сейчас даже в православных семьях редко встретишь родителей, которые жертвенно трудятся ради христианского воспитания своих детей.

Прежде всего видишь беспечность. Древние хорошо знали, что если не засеешь поле, то будешь страдать от голода. Если не воспитаешь детей, то всю оставшуюся жизнь будешь проливать горькие слезы.

Дети – не только наше, но и Божие достояние. 

У человека, приходящего в этот мир, душа представляет чистое поле, которое Господь Бог через Церковь и родителей желает засеять духовной пшеницей, чтобы оно принесло добрый урожай. Дьявол через изощренные соблазны этого мира, которые с каждым годом возрастают, сеет на этом поле плевелы и всякую иную сорную траву.

С самого рождения человек причастен к великой борьбе добра и зла. «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него – плод чрева» (Пс.126:3).

Крамаренко Т.: Но я хотела бы предостеречь родителей от того, чтобы присваивать себе право (руководствуясь, конечно же, благими намерениями) контролировать то, что не подлежит контролю, – внутренний мир ребенка, да еще используя при этом недостойные методы.

В своей консультативной практике я довольно часто сталкиваюсь с недостатком внутренней честности родителей, их «априорной безгрешностью» во взаимоотношениях с детьми. 

Перестав видеть не только своих детей, их актуальное состояние, но и самих себя, они подменяют живую реальность взаимоотношений лозунгами, например: «Почитай отца своего и матерь свою…»

И этими лозунгами оправдывают свое бесчинное поведение, которое не только приносит вред их взаимоотношениям с детьми, но и отвращает ребенка от Церкви. «Что хорошего может быть в Церкви, если родительская злоба и насилие освящены ею?» – думает ребенок.

Савельева Ф.: Как вы думаете, на что родителям нужно обратить особое внимание? Можно ли дать какие-то практические советы?

Иеромонах Иов: Может быть, мой совет для кого-то покажется мало практичным, но нужно много молиться за своих детей. А, кроме неустанной молитвы, нужно иметь любовь и терпение.

Наказания и запреты совершенно ничего не дадут. Можно только потерять всякую возможность разумно воздействовать на ребенка, потому что он сначала замкнется, а потом может просто уйти из дома.

Надо, чтобы сын или дочь почувствовали, что во всем этом огромном и холодном мире только мать и отец являются ему самыми близкими людьми.

Крамаренко Т.: У родителей должно быть понимание, что чувствам трудно приказать в юном возрасте, здесь важна деликатность и уважение к ребенку. Нужно трезво признать факт влюбленности.

Что мешает родителям? Ревность. Колкости и уничижительное отношение к объекту влюбленности, даже если и есть основание для негативной оценки, – это проявление родительской ревности и неуважения к своему ребенку.

Сама форма выражения оценки – это педагогический прием, мы же его часто применяем, пока ребенок растет. Этот прием можно использовать и в нашем случае, если нам не нравится девочка моего сына или мальчик моей дочери. Например, из неблагополучной семьи, курит, выражается нецензурно и пр.

…Мы же не можем на «черное» говорить «белое», какой матери это может понравиться! 

Но вместо того, чтобы уничижительно, язвительно критиковать объект воздыханий моего ребенка, я могу сказать: «Наверное, она (он) себя не очень ценит.

Может быть, твое влияние поможет ей (ему) почувствовать себя человеком, который себя уважает, и тогда не надо будет себя так вот проявлять».

Употребление же язвительного тона в таком разговоре чрезвычайно болезненно для ребенка и принесет только противоположный результат. Вместо того чтобы посмотреть на свой предмет глазами родителей, он будет стремиться к обратному.

И еще одна вещь. Родители не должны преувеличивать важность происходящего. Этот период надо пережить, для этого нужно время, и здесь не должно возникать разного рода надуманных картинок – «ах, что будет!», за ними мы перестаем видеть реальность ситуации.

Из этой ситуации нужно взять возможность переноса чувств, которые принадлежали исключительно матери и отцу, на другой объект. Главное, что в этом смысле любая влюбленность всегда будет обращаться к своему источнику – любви к матери и отцу, это ресурс любого человека и точка входа в его внутренний мир.

Все развитие ребенка строится на платформе родительского авторитета – кого мы уважаем, кого ценим, что любим, в кого верим – в этом источник наших вкусов, предпочтений, нашей любви, уважения и всех нюансов душевного и духовного устроения. 

Савельева Ф.: Вопрос в том, видят ли наши дети в нас этот самый источник, этот ресурс. Да и являемся ли мы этим ресурсом?

Иеромонах Иов: Дело в том, что как только в нашем доме появляются дети, для нас начинается особый жизненный труд, который требует от нас любви, мудрости, самоотверженности, долготерпения.

Жизнь ежедневно вознаграждает таких родителей. Радостно видеть плоды. В близкой мне семье мать купила шестилетнему сыну билет на детский спектакль. Его трехлетний брат узнал и заплакал, так как ему предстояло остаться дома.

Старший сын, видя огорчение брата, отказался от билета. Трогательно видеть, как младенец возвышается над своими сильными желаниями из любви к другому. Это благодатные семена будущих добродетелей.

В библейские времена люди помнили и старались исполнить заповедь о воспитании: «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем; и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая» (Втор.6:5-9).

По причине нашей духовной нечуткости наши дома сильно засорены книгами и предметами, которые как символически, так и реально чужды нашей вере. 

Особенно разрушительными для наших воспитательных трудов являются телевизор, радио и светская пресса. Сами православные родители сознают, что это вносит в их жилище нравственную грязь и яд, но поделать ничего не могут, потому что не победили в себе эгоизм и сами не хотят от этого отказаться.

С помощью телевизора, радио, Интернета, прессы мир, кипящий страстями, ворвался в дом. Все, что происходит в разных странах (конфликты, насилия, аморальные скандальные истории и прочее), наполнило наши жилища.

Люди оказались духовно незащищенными. Особенно пагубно это действует на детей, нежные души которых, как губки, впитывают этот сильнейший нравственный яд. Неокрепшая психика детей и подростков постоянно травмируется ежедневным потоком негативной информации. Рождается нервозность, страх и неуверенность в себе. Болезни психики порождают болезни тела.

Савельева Ф.: Чем же этому противостоять? Выбросить телевизор? Но ведь и тут возможно возникновение протеста?

Иеромонах Иов: Дело не в вещи.

Самый главный метод воспитания – пример родителей. Если мать и отец живут так, что для них благочестие – естественный образ жизни, то дети обязательно этому научатся. Дети хорошо чувствуют искренность и правду. 

Родители никогда не должны ссориться в присутствии детей, обижать и оскорблять друг друга. Это, как кислота, разъедает авторитет родителей в глазах детей, а если нет авторитета родителей, то духовно-нравственное воспитание становится недостижимым. Детей легко увлекает тот мир, в котором бездна соблазнов.

Только авторитет родителей, их тепло, мудрость и жертвенный труд могут пересилить соблазны этого мира. Вся атмосфера в семье должна быть проникнута любовью.

Крамаренко Т.: Я хочу напомнить о локус-контроле и внутренней независимости. Когда мы видим, что наш взрослый ребенок слишком податлив к влиянию других людей, многие вещи, которые мы могли сделать раньше, сейчас делать уже поздно.

Теперь мы, родители, должны понести последствия своего воспитания, своей родительской нерадивости. И это для нас очень тяжелая ситуация. Теперь надо пожинать плоды своего нерадивого родительского труда, теперь надо выстраивать верную позицию, в том числе и к тому, что не нравится.

Отношения с чадом не должны походить на военные действия. Нужно сохранить взаимодействие и отношения с ребенком, которые в будущем позволят что-то решить.

Савельева Ф.: А как уберечь подростка от физической близости, неуместной, ненужной и пагубной?

Крамаренко Т.: Воспитывать в молодых людях, и прежде всего в девушках, способность противостоять моде, не быть «как все». Потому что одной информации о том, какие последствия может иметь добрачная, а тем более ранняя сексуальная жизнь, недостаточно.

В прежние времена ответственность за то, чтобы в возникших взаимоотношениях «не перейти черту», возлагалась, в основном, на девушку. Она должна была заботиться о том, чтобы не потерять девственность, целомудрие, и делала это часто из страха быть опозоренной, изгнанной из дома или забитой камнями (как это было принято у некоторых народов).

Теперь страх такой кары отсутствует, вся пропаганда настроена на то, чтобы рассматривать невинность как недостаток, ущербность – «Ты что, никому не нужна?!»

Сегодня в этом смысле от девочек требуется мужество сказать: «Я берегу себя для своего суженого». Так сказать может только девушка, в которой воспитывали способность противостоять мнению окружающих. 

Кстати, открытое выражение своей позиции в этом вопросе не обязательно влечет за собой реакцию в виде покручивания пальцем у виска. Оно может вызывать уважение окружающих, а если девушка пользуется авторитетом среди сверстниц, то даже повлиять на их взгляды, сформировать «новую сексуальную моду».

Остается надеяться, что девушек, способных сказать словами героини Роберта Бернса: «Ко мне одна дорога есть – через церковный двор», – будет все больше. Тем более что это замечательная проверка чувств и намерений другого человека.

Иеромонах Иов: Из своего пастырского опыта я вынес убеждение, что подростки должны иметь со всеми сверстниками любого пола ровные, спокойные, дружеские отношения, но решительно избегать какой-либо особой дружбы с лицами иного пола.

До возраста, когда можно вступать в брак, еще очень далеко. В противном случае постепенно будет нарастать влечение. Они будут томиться, и в условиях массовой развращенности нашего общества могут впасть в смертный грех. Сократ сказал: «Распаляется пламя ветром, а влечение – близостью».

Суздальцева Т.: Конечно, нам бы очень хотелось, чтобы нежное романтическое чувство, зародившееся в душе нашего растущего чада в подростковом возрасте, озарив своим чистым светом его юность, сохранилось бы теплым воспоминанием на всю оставшуюся жизнь.

Но, к сожалению, в нашем жестоком мире все далеко не так безоблачно, подростки по своей неопытности могут совершить непоправимые ошибки, поступки, о которых, быть может, придется жалеть долгие годы. И во вполне благополучных, даже благочестивых семьях случается, что ребенка не уберегли…

И вот возникла непоправимая ситуация: наша прелестная чистая девочка, которую мы, может быть, несколько запоздало, продолжаем считать ребенком, сама готовится стать мамой.

Или наш очаровательный недоросль, который без маминого контроля и уроки как следует выучить не в состоянии, вдруг объявляет, что его не более самостоятельная одноклассница ждет от него ребенка.

Из жизненного опыта мы знаем, что реакция родителей бывает различной: от изгнания с позором из дома на произвол судьбы чада, опозорившего семью, до умиленного разрешения детям, которые «любят друг друга», жить вместе – у родителей или на съемной квартире – на полном обеспечении взрослых.

Савельева Ф.: Как из этой ситуации выйти с минимальными потерями: и для здоровья, и для души, и для будущей взрослой жизни нашего «падшего» дитяти?

Иеромонах Иов: Никаких вариантов нет. Надо сделать все, чтобы девочка родила. Убийство своего ребенка – это такая травма души, которая останется у нее на всю жизнь. С годами боль не слабеет.

Суздальцева Т.: Мне хочется вспомнить одну реальную историю, случившуюся более двадцати лет назад в семье моих знакомых.

Очаровательная девочка, «комсомолка, спортсменка и просто красавица», оказалась беременна в неполных 15 лет. Семья, вполне благополучная и интеллигентная, была в шоке.

Консервативный папа кричал, что выгонит дочь из дому, а «подлого растлителя», который, к слову, был на несколько месяцев моложе соблазненной им «жертвы», грозился убить или, по меньшей мере, засудить.

Либеральная мама говорила, что надо, пока не поздно, сделать аборт и жить, как ни в чем не бывало.

Поистине соломоново решение нашла бабушка, кстати, простая работница с ткацкой фабрики, притом даже и не патриархально воспитанная, православная, а убежденная коммунистка.

Она справедливо заявила, что аборт грозит тем, что девочка просто пойдет по рукам, ощутив полную безнаказанность и безответственность. Поэтому решено было рожать. По тем законам брак, даже при беременности, раньше 16 лет не регистрировали. Так что дитя обречено было родиться вне брака.

Девочку перевели из обычной школы в «школу рабочей молодежи», где ее беременность ничьего внимания не привлекала, а большинство одноклассниц или тоже ждали ребенка, или были молодыми мамами – правда, несколько старше.

Бабушка твердо сказала: «Никаких развлечений, гулянок и компаний. В твоем возрасте и так непросто родить здорового ребенка. Только уроки и забота о здоровье».

Когда девочка родила, ее жизнь ограничилась учебой и заботой о сыне. Бабушка настаивала, чтобы она все делала сама: и кормила, и пленки стирала, и ночью к малышу вставала. Помогала только тогда, когда видела, что юная мама действительно изнемогает.

Юному «папаше» и его родителям было разрешено принимать участие в заботе о ребенке (в том числе и материально), но ни о какой супружеской жизни до совершеннолетия и законного брака и речи не было. Едва им исполнилось 18, они расписались. В браке сразу родился второй ребенок.

Правда, брак скоро распался – редко бывают долговечными отношения, основанные на первом, незрелом чувстве. Но девочка окончила вечерне-заочно институт, потом получила второе высшее образование, вышла снова замуж – уже удачно.

Страшно подумать, что бы было, если бы мудрая бабушка не вступилась и ситуация была бы пущена на самотек…

Крамаренко Т.: Да, надо отдать должное мудрости этой бабушки. Родители должны понести последствия своего воспитания, своей родительской нерадивости.

Помочь вырастить ребенка своей несовершеннолетней дочери, подставить ей плечо в трудную минуту – их обязанность. Но подменять собой дочь, полностью брать на себя ее обязанности в корне неправильно.

Дочь также должна нести ответственность за свои поступки, свой выбор. Именно такую позицию и заняла бабушка в вопросе ухода за ребенком.

Но ведь ответственность за ребенка несет и его малолетний отец. Хочу обратить ваше внимание на тот факт, что ему в этой истории было «разрешено принимать участие в заботе о ребенке (в том числе и материально)».

Однако, как он мог оказывать материальную заботу, будучи малолетним?

По-видимому, материальную заботу осуществляли отсутствующие в рассказе персонажи – родители этого юноши, которые также смогли занять единственно правильную в этой ситуации позицию – принять последствия поступка их сына и подставить сыну свое плечо, помочь ему справиться с той ответственностью, которая вытекает из отношений, приведших к рождению ребенка.

А ведь они могли, как это часто бывает, поступить по-другому.

Савельева Ф.: Конечно, аборт недопустим, но ведь рождение ребенка в отроческом возрасте тоже является испытанием? Жизнь детей изменится навсегда.

Иеромонах Иов: Потом, когда у нее будет радость общения со своим ребенком, она поймет, что сохранить ему жизнь было единственно правильным решением.

Крамаренко Т.: Да, жизнь юного человека, ставшего родителем, конечно, изменится навсегда (при потере невинности она тоже меняется, хотя не так очевидно). Он уже не может принадлежать только себе, не может оставаться таким же беззаботным и безответственным, каким был до этого момента, должен нести ответственность за жизнь рожденного им ребенка.

Конечно, это страшит, и эгоистически настроенный человек не хочет такой ноши. Однако она – естественное следствие его предыдущего выбора.

Но ведь рождение внука изменит и жизнь будущих бабушек и дедушек, и они могут быть (надо признаться!) от этого не в восторге. Чем они будут руководствоваться, давая совет или принимая решение за юную дочь?

Ребенок не может быть помехой ничему, кроме нашего эгоизма. Будущее счастье дочери только возможность, а ребенок – уже есть, уже зачат. Это «прибыток» в семью.

При правильных отношениях в семье юная мама может вырастить ребенка и устроить свою жизнь – получить профессию, реализовать свои таланты, встретить настоящего спутника жизни, который станет, если любит ее, и отцом ее ребенка. 

И вы, кстати, привели именно такой пример.

Савельева Ф.: Что же все-таки делать родителям? Ведь нельзя же относиться к подобным ситуациям как к норме.

Крамаренко Т.: Конечно, мы не можем считать это нормой, т.е. желательным сценарием жизни наших детей. Но есть случаи, когда что-либо изменить уже поздно. Надо собирать разбросанные камни. Самым честным выходом для родителей станет работа над собой.

Иеромонах Иов: Остается усиленная молитва. Господь дает нам образ такой неустанной и упорной молитвы в притче о вдове, которая долго просила неправедного судью защитить ее.

«И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь?» (Лк.18:3-7).

С той властью, которую Господь Бог дал матери над детьми, связана особая сила материнской молитвы. Одним из самых назидательных примеров великой материнской любви и молитвы за духовно погибавшего сына является молитвенный подвиг Моники, матери блаженного Августина, который был десять лет в плену гибельного лжеучения секты манихеев.

Вымоленный ею сын не только избежал ада, но и стал святым.

В своей «Исповеди» блаженный Августин посвятил матери самые трогательные слова: «Ты простер руку Твою с высоты и “извлек душу мою” из этого глубокого мрака, когда мать моя, верная Твоя служанка, оплакивала меня перед Тобою больше, чем оплакивают матери умерших детей.

Она видела мою смерть в силу своей веры и того духа, которым обладала от Тебя, – и Ты услышал ее, Господи; Ты услышал ее и не презрел слез, потоками орошавших землю в каждом месте, где она молилась; Ты услышал ее».

Журнал «Виноград», №2 (28) 2009 г.

Комментировать