Гора - Лесков Н.С.

Гора - Лесков Н.С.

(12 голосов4.5 из 5)

Еги­пет­ская повесть

(По древним пре­да­ниям)[1]

Этот анек­дот совер­шенно древ­ний. Такой слу­чай нынче несбы­то­чен, как соору­же­ние пира­мид, как рим­ские зре­лища — игры гла­ди­а­то­ров и зверей.

Еги­пет­ские ночи[2]

Глава первая

Очень давно в Алек­сан­дрии еги­пет­ской, при рим­ском гос­под­стве[3], жил зна­ме­ни­тый и слав­ный худож­ник, по имени Зенон. Он с необык­но­вен­ным, тон­ким искус­ством делал из серебра и золота рос­кош­ную утварь и худо­же­ствен­ные вещи для жен­ских убо­ров. По роду своих заня­тий он назы­вался «зла­то­куз­нец». Про­ис­хо­дило это в то время, когда в Алек­сан­дрии, в тес­ном друг с дру­гом сосед­стве и в близ­ком обще­нии по делам, жило много людей раз­ных вер, и вся­кий почи­тал свою веру за самую пра­виль­ную и за самую луч­шую, а чужую веру не ува­жал и пори­цал. Были также и такие, кото­рые, чтобы жить в мире и тишине, не ока­зы­вали свою веру, а дер­жали ее в себе тайно и ни в какие споры не вступали.

Зенон зла­то­куз­нец был пота­ен­ный хри­сти­а­нин, но община алек­сан­дрий­ских хри­стиан его своим не счи­тала, и сам он дер­жался от нее в отда­ле­нии. Ему было удоб­нее не сооб­щаться, потому что, научен­ный хри­сти­ан­ству каким-то сирий­ским зашель­цем в Еги­пет, Зенон не о всем мыс­лил совер­шенно так, как при­нято было без рас­суж­де­ния дру­гими хри­сти­а­нами в Алек­сан­дрии. Поэтому и те немно­гие из откры­тых хри­стиан, кото­рые знали Зенона, почи­тали его сто­я­щим на лож­ном пути; он к ним насильно не шел, но нико­гда с ними и не спо­рил, а жил сам по себе в отда­ле­нии, в тихом, про­хлад­ном заго­род­ном уро­чище за пале­строю[4], на дын­ных огородах.

По худо­же­ству, кото­рое тогда назы­ва­лось «зла­то­куз­нею», Зенону не было рав­ного – не только в Алек­сан­дрии и в Фивах, но и в целом Египте. Брас­леты, стяжки и голов­ные уборы работы Зенона славны были даже в Антио­хии. Все име­ни­тые жен­щины обоих этих рос­кош­ных горо­дов напе­ре­бой непре­менно хотели иметь укра­ше­ния, сде­лан­ные этим искус­ным масте­ром. Евреи из Антио­хии делали ему боль­шие заказы и, заби­рая себе его «зла­то­кузню», уво­зили его худо­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния в свой город и там про­да­вали по чрез­вы­чайно высо­кой цене и нажи­вали боль­шие выгоды. Зенон был очень досуж и тру­до­лю­бив, но при всем том он не успе­вал испол­нять всех дела­е­мых ему зака­зов, и недо­суг его про­сти­рался до того, что он не имел даже вре­мени ни для каких удо­воль­ствий, и часто ему неко­гда было даже о себе поду­мать. Ему шел уже трид­цать пер­вый год, и он имел хоро­ший доста­ток для того, чтобы жить без­нуждно с семьею, а он все еще ходил холо­стой, был совер­шенно оди­нок и жил в своем уеди­нен­ном, но хорошо устро­ен­ном доме за дын­ными ого­ро­дами. В при­слуге у него для помощи был один непо­мер­ной силы пер­си­а­нин, кото­рый был ему без­за­ветно пре­дан­ным и вер­ным слу­гою, хотя сам этот чело­век был языч­ник и ходил совер­шать таин­ства Митры[5].

Зенон был домо­сед и на сво­боде любил читать и раз­мыш­лять о высо­ких вопро­сах. Про­ра­бо­тав целый день, он только вече­рами выхо­дил за порог своей мастер­ской, садился на камен­ную ска­мейку под широ­ко­лист­ным пла­та­но­вым дере­вом и отсюда любо­вался вечер­ним зака­том крас­ного солнца за купы дере­вьев, читал сочи­не­ния о высо­ких пред­ме­тах или катался по Нилу, сам управ­ляя своею бар­кой под клет­ча­тым шел­ко­вым пару­сом. По всем домаш­ним делам Зенона в город ходил и справ­лял их пер­си­а­нин, однако в Алек­сан­дрии все знали Зенона, не исклю­чая лиц име­ни­тых, и мно­гие почи­тали за честь быть с ним в зна­ком­стве, так как он в своем роде тоже был зна­ме­нит, – но Зенон был скро­мен и от почета все­гда уда­лялся. Бога­тые щего­лихи Алек­сан­дрии шли напе­ре­бой одна перед дру­гою, чтобы иметь Зенона себе для услуг, и пла­тили очень дорого, лишь бы только пере­ще­го­лять друг друга, но их было много, а Зенон один, и потому это не помо­гало. Всем Зенон не мог услужить.

Тогда одна знат­ная дама взду­мала при­сво­ить себе искус­ство худож­ника иначе.

Глава вторая

В Алек­сан­дрию при­е­хала из Антио­хии одна моло­дая и чрез­вы­чайно кра­си­вая вдова, по имени Нефо­рис, или Нефора. Она была очень богата и до того изба­ло­вана, что не знала меры своим при­хо­тям и не пере­но­сила ника­кого воз­ра­же­ния и отказа. Воз­дер­жи­ваться и оста­нав­ли­ваться в осу­ществ­ле­нии каких бы то ни было жела­ний было для нее так несносно, что она об этом не хотела и думать, а цель ее, по при­езде в Алек­сан­дрию, прежде всего заклю­ча­лась в том, чтобы пре­взойти своею пыш­но­стью всех самых рос­кош­ных алек­сан­дрий­ских кра­са­виц. Отка­заться от этого сует­ного жела­ния Нефора не согла­си­лась бы ни за что на свете, так как вся Антио­хия знала ее за самую изящ­ную кра­са­вицу, кото­рая своею рос­ко­шью и увле­ка­тель­но­стью затме­вала собою всех иных пре­крас­ных жен­щин, бли­став­ших кра­сой и наря­дами на празд­не­ствах в роще Дафны[6]. Наряды Нефоры были пре­лестны, но чтобы сде­лать их еще более заме­ча­тель­ными, она захо­тела иметь самый луч­ший, выко­ван­ный из золота убор, какой носили щего­лихи в Алек­сан­дрии, но только непре­менно, чтобы он был лучше, чем все подоб­ные уборы, какие до сих пор были сде­ланы. Она послала за Зено­ном, но Зенон отка­зался прийти, ска­зав, что ему недо­сужно. Нефора послала за ним вто­рого посла и велела ему обе­щать Зенону такую плату, какую сам он захо­чет, но Зенон отве­тил послу: «Скажи твоей гос­поже, что я рабо­таю, сколько могу, и сверх силы моей не при­ни­маю зака­зов. Всем уго­дить я не успею, а наблю­даю оче­редь, и ника­кая богачка не может пред­ло­жить мне ничего такого, что заста­вило бы меня отсту­пить от спра­вед­ли­вого порядка».

Когда послан­ные к Зенону во вто­рой раз воз­вра­ти­лись без успеха и пере­дали ответ худож­ника Нефоре, то эта изба­ло­ван­ная и непри­выч­ная ни к каким воз­ра­же­ниям мод­ница впала в ужас­ную гнев­ность и дошла до такого безу­мия, что велела под­верг­нуть без­жа­лост­ному нака­за­нию рабов, кото­рых посы­лала к Зенону, а для себя при­ка­зала сей­час же осед­лать белого мула и при­го­то­вить ей длин­ное и густое покры­вало, в кото­рое могла быть завер­нута вся ее фигура с головою.

Нефо­рис реши­лась сама отпра­виться к Зенону и во что бы то ни стало при­ну­дить худож­ника сде­лать для нее самую кра­си­вую золо­тую диа­дему с самыми тон­кими и изящ­ными цепоч­ками, ско­ван­ными легко и уса­жен­ными пер­лами одной вели­чины и одного цвета.

Стр. 1 из 26 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки