Тихий океан… лишь называется тихим — Александр Дёмышев

Тихий океан… лишь называется тихим — Александр Дёмышев

(59 голосов4.7 из 5)

«Тихий океан… лишь назы­ва­ется тихим». Алек­сандр Дёмышев

От автора

Доро­гие друзья!

Успех дебют­ной пове­сти «Вить­кины небеса. Жить ради Победы» среди чита­те­лей не стал для меня неожи­дан­но­стью. Я не рису­юсь. Исто­рия Витьки – маль­чишки, пре­одо­лев­шего голод и холод, страх и болезни ради свет­лого буду­щего нашей Родины, в конце кон­цов одер­жав­шего глав­ную победу – над собой, тро­гает за живое любого, даже самого тол­сто­ко­жего человека.

Что уди­вило меня – эта про­стая, даже наив­ная исто­рия при­шлась по нраву лите­ра­тур­ным кри­ти­кам, да так, что мне выдали сразу несколько дипло­мов. Вот уж не ждал! Что ж, дипломы и пре­мии – дело при­ят­ное, но глав­ной награ­дой для меня стали отклики чита­те­лей, их улыбки, их слёзы, про­ли­тые над стра­ни­цами книги.

В той пове­сти рас­ска­зано не об одном только Витьке, есть там немало инте­рес­ных пер­со­на­жей. Как сло­жи­лась судьба неко­то­рых из них, вы узна­ете из этого сбор­ника. Для тех, кто не читал повесть – страш­ного ничего не слу­чится; рас­сказы сбор­ника – вполне себе само­сто­я­тель­ные про­из­ве­де­ния, для луч­шего вос­при­я­тия реко­мен­дую читать их по порядку. Если же вы зна­комы с Вить­кой – не ждите, что эти рас­сказы, в кото­рых при­чуд­ливо пере­пле­лись реаль­ность и вымы­сел, так же про­сты, как та повесть.

Я очень при­зна­те­лен пред­се­да­телю Киров­ской област­ной орга­ни­за­ции Союза писа­те­лей Рос­сии Ольге Лео­ни­довне Юрло­вой; писа­телю, поэту, жур­на­ли­сту Пере­сто­ро­нину Нико­лаю Васи­лье­вичу; лите­ра­тур­ному кри­тику Кор­шу­нову Игорю Вяче­сла­во­вичу. Их дель­ными сове­тами я вос­поль­зо­вался, рабо­тая над книгой.

Пре­ду­пре­ждаю: дан­ный сбор­ник – мой твор­че­ский экс­пе­ри­мент. Рас­сказы раз­ные, напи­саны по-раз­ному. Раз­ный стиль, раз­ная манера, про­бо­вал перо и так, и эдак. Это эксперимент!

Перед вами сиквел – семь исто­рий о судь­бах абсо­лютно непо­хо­жих людей, упо­мя­ну­тых в пове­сти “Вить­кины небеса. Жить ради Победы”. Время дей­ствия: от войны и до наших дней. Место дей­ствия: Киров, Вла­ди­во­сток, Забай­ка­лье, Ста­лин­град, Чечня, Гер­ма­ния, Куба… Тон­кие сюжет­ные линии, плавно пере­те­ка­ю­щие из рас­сказа в рас­сказ, про­хо­дя­щие сквозь про­стран­ство и время, свя­зав­шие столь про­ти­во­ре­чи­вых пер­со­на­жей, ста­нут изю­мин­кой для вни­ма­тель­ного читателя.

Там, где небеса касаются океана (предисловие)

Самое труд­ное – напи­сать вто­рую книгу. Алек­сандр Дёмы­шев с этим спра­вился с види­мой, а может быть, только с кажу­щейся со сто­роны лег­ко­стью. Хотя навер­няка труд­но­сти пере­вода заду­ман­ного, замыс­лен­ного на Её вели­че­ство бумагу были. По себе знаю, как нелегко доне­сти без потерь, не рас­плес­кав, будто при­вне­сён­ное извне, почерп­ну­тое из колодца вдох­но­ве­ния. Вот только что всё было цельно, без пустот, а тро­нул кла­ви­а­туру, наби­рая строку за стро­кой, и одно с дру­гим не свя­зы­ва­ется, не сты­ку­ется. А в новом сбор­нике нашего моло­дого автора и внут­рен­них сопри­кос­но­ве­ний мно­же­ство, начи­ная с того, что допол­няют друг друга, плавно пере­те­кая одна в дру­гую семь исто­рий о судь­бах совер­шенно раз­ных людей, немного зна­ко­мых нам ещё по дебют­ной пове­сти Алек­сандра Дёмы­шева «Вить­кины небеса», и внеш­ние каса­ния имеются.

Названа-то новая книга «Тихий океан» не гео­гра­фи­че­ски, а может быть потому, что небеса из пер­вой так же логично и плавно сопри­ка­са­ются на неви­ди­мой линии гори­зонта с оке­а­ном вто­рой, как плот с Вятки-реки плавно и логично попа­дает в воды этого только с виду Тихого, а на самом деле все­силь­ного оке­ана, что кажется не только Келей­ное, Под­гор­ное и Боро­вое озёра свя­заны неви­ди­мыми про­то­ками, но и все реки и озёра, моря и оке­аны Земли-матушки объ­еди­нены в одно огром­ное вод­ное про­стран­ство. Потому и нелегко выбраться из Рос­сии бедо­лаге-немцу, что из одной необъ­ят­но­сти в дру­гую он попа­дает, из без­дны в без­дну. А мы вроде бы и не в плену, а тоже как из без­дны в без­дну… И вопрос, может быть не в том, чтобы удер­жаться на плаву, а в том, чтобы сохра­нить в себе чело­ве­че­ское, то, что помо­жет потом рас­слы­шать в шуме волн филей­ский гудок завод­ской, раз­гля­деть на гори­зонте спа­си­тель­ный корабль-ков­чег. Ангелу рас­тол­ко­вать, почему это так важно: тан­це­вать, как прежде, писать, как раньше…

Герои новой книги Алек­сандра Дёмы­шева сильны не изна­чально, они не святы раз и навсе­гда, и не грешны бес­ко­нечно. Но про­блески любви и надежды, блес­нув­шие в одном, рано или поздно под­хва­тит дру­гой, ока­зав­шийся в ситу­а­ции труд­ной, без­вы­ход­ной. И как искры костра в непро­гляд­ной ночи, потя­нутся эти свет­лые вспо­лохи чело­веч­но­сти друг за друж­кой, да и выве­дут на свет­лую дорогу, высве­тят тро­пинку к спа­се­нию, а то и чело­века, спо­соб­ного под­дер­жать в труд­ную минуту, про­сто ото­зваться на тяжё­лый вздох, приведут…

И выстро­ена новая книга Алек­сандра Дёмы­шева сюжетно так, что каж­дая исто­рия на своем месте. Пред­ста­вить, что соста­вив­шие ее главы-рас­сказы-пове­сти «Всем ли видно?», «Иваны и Най­баур», «Улыбка Мэри­лин», «Выбраться из Рос­сии», «Куда ухо­дят дети», «Тан­цуй, Федя!» и «Тихий океан» вдруг пере­ме­ша­ются и выстро­ятся потом в какой-то дру­гой после­до­ва­тель­но­сти, невоз­можно. Только после марева жар­кого дня весны семь­де­сят пятого может вспо­ми­наться мороз­ный вечер вре­мени более ран­него. И храм, страш­ный храм с дыря­вой маков­кой без кре­ста, с тём­ными от сажи сте­нами, с рас­пах­ну­тыми настежь воро­тами, про­би­тыми прямо в алтарь, где устроен склад с удоб­ре­ни­ями не вдруг вос­ста­но­вится и не в этом рас­сказе, похо­жем больше на повесть.

Всему свое время: время раз­бра­сы­вать камни и время соби­рать их. Но есть своя внут­рен­няя логика в том, что немец-инту­рист, тот самый Най­баур из вто­рой главы, в главе чет­вер­той, именно в храм захо­дит, нека­зи­стый дере­вян­ный храм, где свечи горят, лада­ном пах­нет, молит­вен­ное пение слы­шится и так мно­гое откры­ва­ется из всего, что про­изо­шло с ним на этой завод­ской окра­ине, в этом не забы­том Богом мик­ро­рай­оне. И то, что с ико­ной, столь детек­тив­ным обра­зом к нему попав­шей, он перед самой своей смер­тью именно так посту­пает, тоже по-сво­ему логично и объ­яс­нимо. Кто знает, не будь этого всего, может быть иначе сло­жи­лись судьбы Феди-тан­цора, Вик­тора Александровича…

Еще в руко­писи читая и пере­чи­ты­вая новую книгу Алек­сандра Дёмы­шева, я живо пред­став­лял длин­ные, наспех ско­ло­чен­ные бараки, тянув­ши­еся вдоль уха­би­стой дорожки, име­ну­е­мой Филей­ское шоссе. И Ста­рицу будто видел воочию, хотя не сам стоял на ее берегу, при­сло­нив­шись боль­ной спи­ной к дубу-испо­лину, а герой одного из рас­ска­зов Алек­сандра. А уж Келей­ное озеро, Боро­вое, Под­гор­ное (оно же Подо­зе­рье) и вовсе были мне по про­чте­нию как род­ные, что всё-таки объ­яс­нимо – в далё­ком-далё­ком дет­стве дово­ди­лось там рыба­чить с отцом и стар­шим бра­том. Но под сума­сшед­шей бом­беж­кой, выпав­шей на долю Вари, геро­ини рас­сказа «Улыбка Мэри­лин», ведь не был в силу того, что не родился даже ещё. Но верю слогу Алек­сандра Дёмы­шева, чело­века ещё более моло­дого, но про­пу­стив­шего через чут­кое своё сердце и рани­мую душу вос­по­ми­на­ния фрон­то­ви­ков, детей вят­ского тыла.

Стр. 1 из 59 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки