Тихий океан… лишь называется тихим — Александр Дёмышев

Тихий океан… лишь называется тихим — Александр Дёмышев

(51 голос4.7 из 5)
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Там, где небеса касаются океана (предисловие)

Самое трудное – написать вторую книгу. Александр Дёмышев с этим справился с видимой, а может быть, только с кажущейся со стороны легкостью. Хотя наверняка трудности перевода задуманного, замысленного на Её величество бумагу были. По себе знаю, как нелегко донести без потерь, не расплескав, будто привнесённое извне, почерпнутое из колодца вдохновения. Вот только что всё было цельно, без пустот, а тронул клавиатуру, набирая строку за строкой, и одно с другим не связывается, не стыкуется. А в новом сборнике нашего молодого автора и внутренних соприкосновений множество, начиная с того, что дополняют друг друга, плавно перетекая одна в другую семь историй о судьбах совершенно разных людей, немного знакомых нам ещё по дебютной повести Александра Дёмышева «Витькины небеса», и внешние касания имеются.

Названа-то новая книга «Тихий океан» не географически, а может быть потому, что небеса из первой так же логично и плавно соприкасаются на невидимой линии горизонта с океаном второй, как плот с Вятки-реки плавно и логично попадает в воды этого только с виду Тихого, а на самом деле всесильного океана, что кажется не только Келейное, Подгорное и Боровое озёра связаны невидимыми протоками, но и все реки и озёра, моря и океаны Земли-матушки объединены в одно огромное водное пространство. Потому и нелегко выбраться из России бедолаге-немцу, что из одной необъятности в другую он попадает, из бездны в бездну. А мы вроде бы и не в плену, а тоже как из бездны в бездну… И вопрос, может быть не в том, чтобы удержаться на плаву, а в том, чтобы сохранить в себе человеческое, то, что поможет потом расслышать в шуме волн филейский гудок заводской, разглядеть на горизонте спасительный корабль-ковчег. Ангелу растолковать, почему это так важно: танцевать, как прежде, писать, как раньше…

Герои новой книги Александра Дёмышева сильны не изначально, они не святы раз и навсегда, и не грешны бесконечно. Но проблески любви и надежды, блеснувшие в одном, рано или поздно подхватит другой, оказавшийся в ситуации трудной, безвыходной. И как искры костра в непроглядной ночи, потянутся эти светлые всполохи человечности друг за дружкой, да и выведут на светлую дорогу, высветят тропинку к спасению, а то и человека, способного поддержать в трудную минуту, просто отозваться на тяжёлый вздох, приведут…

И выстроена новая книга Александра Дёмышева сюжетно так, что каждая история на своем месте. Представить, что составившие ее главы-рассказы-повести «Всем ли видно?», «Иваны и Найбаур», «Улыбка Мэрилин», «Выбраться из России», «Куда уходят дети», «Танцуй, Федя!» и «Тихий океан» вдруг перемешаются и выстроятся потом в какой-то другой последовательности, невозможно. Только после марева жаркого дня весны семьдесят пятого может вспоминаться морозный вечер времени более раннего. И храм, страшный храм с дырявой маковкой без креста, с тёмными от сажи стенами, с распахнутыми настежь воротами, пробитыми прямо в алтарь, где устроен склад с удобрениями не вдруг восстановится и не в этом рассказе, похожем больше на повесть.

Всему свое время: время разбрасывать камни и время собирать их. Но есть своя внутренняя логика в том, что немец-интурист, тот самый Найбаур из второй главы, в главе четвертой, именно в храм заходит, неказистый деревянный храм, где свечи горят, ладаном пахнет, молитвенное пение слышится и так многое открывается из всего, что произошло с ним на этой заводской окраине, в этом не забытом Богом микрорайоне. И то, что с иконой, столь детективным образом к нему попавшей, он перед самой своей смертью именно так поступает, тоже по-своему логично и объяснимо. Кто знает, не будь этого всего, может быть иначе сложились судьбы Феди-танцора, Виктора Александровича…

Еще в рукописи читая и перечитывая новую книгу Александра Дёмышева, я живо представлял длинные, наспех сколоченные бараки, тянувшиеся вдоль ухабистой дорожки, именуемой Филейское шоссе. И Старицу будто видел воочию, хотя не сам стоял на ее берегу, прислонившись больной спиной к дубу-исполину, а герой одного из рассказов Александра. А уж Келейное озеро, Боровое, Подгорное (оно же Подозерье) и вовсе были мне по прочтению как родные, что всё-таки объяснимо – в далёком-далёком детстве доводилось там рыбачить с отцом и старшим братом. Но под сумасшедшей бомбежкой, выпавшей на долю Вари, героини рассказа «Улыбка Мэрилин», ведь не был в силу того, что не родился даже ещё. Но верю слогу Александра Дёмышева, человека ещё более молодого, но пропустившего через чуткое своё сердце и ранимую душу воспоминания фронтовиков, детей вятского тыла.

Поверьте и вы молодому, но уже состоявшемуся писателю Александру Дёмышеву, который честно и мужественно проводит своих героев через испытания военного и мирного времени, оставляя с ними там, где небо заволакивают долгожданные облака, где солнце тихо катится к ближайшей сопке, где несётся обратно в посёлок маленький газик защитного цвета и на серой веревочке, на которой был когда-то крестик, теперь много узелков.

Распутывая эти узелки вместе с героями своих произведений, он и нам, дорогие читатели, оставляет надежду, что всё поправимо, даже самое непоправимое. Важно только сохранить колорит времени и пространства, ту самую связь времён и честный взгляд на происходящее с людьми и в людях. Как это было в «Витькиных небесах» Александра Дёмышева, как есть в семи рассказах-повестях из нового сборника «Тихий океан», как будет, надеюсь и в последующих его трудах.

Помогай тебе Бог в этом, Александр Васильевич. И вам, дорогие читатели, Бог в помощь в обретении мгновений, когда как-то особенно хочется верить – там, на заветном берегу время от времени гуляет Кирилл. Гуляет не один. И Федя танцует, как прежде. И Виктора Александровича всесильный Океан уже не несёт, куда-то, а поднимает на борт боевого корабля, этого своеобразного Ноева ковчега спасения нашего времени. И жена приносит тёплое молоко с мёдом, чтобы легче заснуть. Надо только пить его маленькими глотками, не спеша, веря в добро и светлую силу надежды…

Николай Васильевич Пересторонин,
член Союза писателей России,
заслуженный работник культуры РФ,
лауреат всероссийских и областных премий,
руководитель литературного клуба «Молодость»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10