<span class=bg_bpub_book_author>Юлия Вознесенская</span> <br>Юлианна, или Игра в «Дочки-мачехи». Том 3

Юлия Вознесенская
Юлианна, или Игра в «Дочки-мачехи». Том 3

(122 голоса4.4 из 5)

Оглавление

Глава 1

Буря мглою небо кроет, вихри снеж­ные крутя, — бор­мо­тала пре­по­да­ва­тель­ница рус­ского языка и лите­ра­туры Алек­сандра Нико­ла­евна Бер­се­нева, шагая сквозь метель по мало­люд­ному сей­час Камен­ному ост­рову. — То как зверь она завоет… Ой! — Тут она уго­дила левой ногой в сырой сугроб и сразу про­мо­чила и невы­со­кий беже­вый сапо­жок, и носок, и ногу. Ноге вмиг стало холодно и мокро, но это еще можно тер­петь, на носок вообще было напле­вать, а вот про­мок­ший сапог — это была ката­строфа! Сапог на гла­зах потем­нел от воды и сде­лался на вид совсем не пар­ным с пра­вым сапож­ком. А ведь именно сего­дня надо было выгля­деть при­лично оде­той и обу­той, потому что она шла на очень важ­ную встречу. Нахму­рив­шись, Алек­сандра поду­мала немного и — реши­тельно сунула! в тот же сугроб! и пра­вую ногу! Нога, есте­ственно, тут же про­мокла и замерзла, но зато пра­вый сапог стал выгля­деть «адек­ватно», как ска­зала ему, сапогу, Алек­сандра, — то есть стал таким же, как левый.

Летев­ший над девуш­кой Ангел Хра­ни­тель по имени Алек­сан­дрос пока­чал тем­но­куд­рой голо­вой: опять Алек­сандра сре­а­ги­ро­вала на непри­ят­ность ско­рее, чем он успел под­ска­зать ей пра­виль­ное реше­ние! Надо же было про­сто вынуть из кар­мана носо­вой пла­ток, захва­тить им немного снега и про­те­реть пра­вый сапо­жок: кожа сапога потем­нела бы точно так же, зато нога оста­лась бы сухой и теп­лой — хотя бы одна нога. Не успел, однако…

– Ха-ха-ха! У‑у-у! — раз­да­лось откуда-то слева.

Ангел повер­нул голову.

– У‑у-уходи с нашего о‑о-ост­рова-а‑а! У‑у-у! — завыл кры­ла­тый черно-зеле­ный бес, вин­том кру­тив­шийся в столбе метели рядом с девуш­кой. Похоже, что именно бес под­толк­нул Алек­сан­дру в мок­рый сугроб, а Хра­ни­тель его вовремя не заме­тил и не успел при­крыть под­опеч­ную крылом.

– Да-да, — под­твер­дил бес, — это я ее толк­нул! Бе-е‑е! И еще толкну, как только ты зазе­ва­ешься, свер­кун­чик белокрылый!

– Чего тебе от нее надо, жаб кры­ла­тый? — воз­му­тился Алек­сан­дрос и под­нял све­тя­щийся меч, отго­няя беса. — Идет девушка по своим делам — чем она тебе помешала?

– Так я тебе и скажу-у‑у! — глум­ливо отве­тил бес и, драз­нясь, пока­зал Ангелу длин­ный чер­ный язык.

– Да и не надо, можешь не гово­рить, — ска­зал Ангел. — И так все ясно: уви­дел кре­ще­ную душу и решил напа­ко­стить. А ну, пошел вон!

Бес сига­нул в сто­рону и поле­тел в тем­ноту, пет­ляя между дере­вьями, а Хра­ни­тель рас­пах­нул могу­чие белые крыла и поплыл в воз­духе над самой девуш­кой — на вся­кий случай.

Сама же Алек­сандра их раз­го­вора не слы­шала и бодро топала впе­ред мок­рыми ногами. Она торо­пи­лась. Шла вто­рая неделя января, по-цер­ков­ному Святки, еще про­дол­жа­лись школь­ные кани­кулы, но заве­ду­ю­щий учеб­ной частью лицея все-таки согла­сился при­нять Алек­сан­дру Бер­се­неву и любезно назна­чил ей время для беседы, а она уже почти опаздывает…

Ага, вот он, лицей! Об этом тор­же­ственно изве­щала — золо­том по чер­ному — доска на камен­ном столбе у ворот. За высо­кой чугун­ной огра­дой дре­мал засне­жен­ный сад. Сто­я­щее в глу­бине его трех­этаж­ное ста­рин­ное зда­ние, с камен­ным крыль­цом, с колон­нами и бал­ко­нами по всему фасаду, было под­све­чено со всех сто­рон синими и жел­тыми про­жек­то­рами. Цвет­ные блики искри­лись в снегу и в стол­бах метели, пла­ва­ю­щих таин­ствен­ными виде­ни­ями между чер­ными ство­лами: сад казался пре­крас­ным, зага­доч­ным и вол­шеб­ным. Вто­рой этаж особ­няка сиял высо­кими окнами, и оттуда доно­си­лась музыка, тор­же­ствен­ная и, конечно же, клас­си­че­ская. Как хотите, а пред­ста­вить себе ТОРЖЕСТВЕННУЮ поп­со­вую музыку ну про­сто нет ника­кой воз­мож­но­сти. У Алек­сан­дры даже дух захва­тило: неужели она будет каж­дый день вхо­дить в эти рос­кош­ные ворота с непо­нят­ными золо­че­ными вензелями?

Однако у рос­кош­ных ворот Алек­сан­дру сурово оста­но­вил охран­ник, потре­бо­вал у нее пас­порт, поли­стал, почи­тал, потом ото­шел и позво­нил по мобиль­нику, что-то ска­зал и что-то выслу­шал в ответ, и только после этого веж­ливо пробасил:

– Про­хо­дите, вас уже давно ждут! Тре­тий этаж, пер­вая ком­ната по кори­дору налево.

Алек­сандра побе­жала к широ­ким сту­пе­ням входа в лицей. Ох, как же она опаздывала!

Завуч ока­зался муж­чи­ной сред­них лет, с коротко стри­же­ными полу­се­дыми воло­сами и в хоро­шем доро­гом костюме. Сим­па­тич­ный, веж­ли­вый и важ­ный такой гос­по­дин! Он долго и дотошно рас­спра­ши­вал Алек­сан­дру, почему та оста­вила Москву и решила пере­ехать в Санкт-Петер­бург, где она про­хо­дила инсти­тут­скую прак­тику и в какой школе успела отра­бо­тать пер­вое полу­го­дие. А потом вдруг взял и ошарашил:

– Конечно, диплом у вас с отли­чием, и это неплохо. Но вот опыта, как я вижу, почти ника­кого. А у нас, Алек­сандра Нико­ла­евна, изви­ните, лицей, а не про­сто какая-то там город­ская школа. Так что при­дется мне вас огорчить…

– Ну что ж… Бла­го­дарю за потра­чен­ное на меня время.

Алек­сандра встала и собра­лась поки­нуть каби­нет, сдер­жи­вая слезы разо­ча­ро­ва­ния и обиды: что ж он так долго и нудно ее рас­спра­ши­вал и шур­шал бумаж­ками? Она ведь еще по теле­фону его пре­ду­пре­дила, что про­ра­бо­тала в школе всего одно полугодие!

Но ока­за­лось, что завуч не про­сто тянул время, а, взи­рая про­ни­ца­тель­ным оком на Алек­сан­дру, загля­ды­вал в будущее.

– Годика через три, когда набе­ре­тесь опыта в обыч­ной школе, обя­за­тельно загля­ните снова к нам. Тогда, я думаю, мы вас возь­мем на испы­та­тель­ный срок, — ска­зал он, воз­вра­щая ее бумаги.

Ох! Не объ­яс­нять же было этому важ­ному и доволь­ному собой и жиз­нью гос­по­дину, что если ее возь­мут в город­скую школу — а туда ее, конечно же, возь­мут! — то про­жить в Петер­бурге на обыч­ную учи­тель­скую зар­плату целых три года она никак не смо­жет. Ей ведь надо еще квар­тиру сни­мать и опла­чи­вать! Пока она живет на поло­же­нии гостьи у род­ной тетушки, но, похоже, тетя Муся не так уж и счаст­лива ее затя­нув­шимся госте­ва­нием, и Алек­сандра это уже поняла. Вот сей­час она вый­дет на завью­жен­ную улицу и будет бро­дить, бро­дить по городу до позд­него вечера, чтобы, придя домой, тихонько про­скольз­нуть в свою ком­натку и избе­жать непри­ят­ных поуче­ний типа «Опять изво­лишь дома про­хла­ждаться? Так ты работу не най­дешь, голу­бушка!». Вот о чем думала Алек­сандра, укла­ды­вая сна­чала в папку, а потом в рюк­за­чок свои документы.

Она попро­ща­лась, встала и дви­ну­лась к дверям.

– Постойте-ка, Алек­сандра Николаевна!

Она резко обер­ну­лась, уже начи­ная невольно на что-то наде­яться. Но нет, завуч вовсе не передумал!

– У нас сего­дня школь­ная елка, кон­церт, — ска­зал он. — Не хотите ли пойти взгля­нуть на наших лице­и­стов? Это эта­жом ниже, в акто­вом зале… Схо­дите, Алек­сандра Нико­ла­евна, раз­вле­ки­тесь, а то, я вижу, вы рас­стро­ены. И не гру­стите, у вас еще все впереди!

– Да, конечно, — не стала Спо­рить Алек­сандра, хотя впе­реди она в кон­крет­ный момент ничего луче­зар­ного не наблю­дала. — Я обя­за­тельно спу­щусь в акто­вый зал. Спа­сибо. — Она решила так и сде­лать, ведь это была воз­мож­ность про­ве­сти пару часов в тепле, тем более что на кино или кафе денег у нее не было. И она осто­рожно при­крыла за собой дверь каби­нета — боя­лась не сдер­жаться и хлоп­нуть ею как следует.

Завуч вздох­нул. Девушка ему понра­ви­лась, если честно, даже очень понра­ви­лась. Но у него был прин­цип — нико­гда не иметь дела с чело­ве­ком, опоз­дав­шим на первую встречу хотя бы на пять минут. Алек­сандра же опоз­дала на целых семь минут! Может быть, через три года, когда повы­вет­рятся мос­ков­ские при­вычки, моло­день­кая пре­по­да­ва­тель­ница рус­ского языка и лите­ра­туры научится при­хо­дить строго к назна­чен­ному вре­мени, как это при­нято в Санкт-Петер­бурге. Впро­чем, даже петер­бург­ские девушки, кото­рым он когда-то назна­чал сви­да­нья, все как одна на пер­вое сви­да­нье опаз­ды­вали: потому-то он и оста­вался до сих пор холо­стя­ком, а нерас­тра­чен­ную потреб­ность в семье и детях отда­вал без­раз­дельно своим лицеистам.

Алек­сандра спу­сти­лась по широ­кой парад­ной лест­нице на вто­рой этаж лицея, уже издали слыша, как хор поет на англий­ском языке ста­рин­ную рож­де­ствен­скую песню «Джин­глз белз»

Песня кон­чи­лась, зана­вес закрылся, послы­шался лег­кий шум ухо­дя­щего со сцены хора, а на просце­ниум вышла кра­си­вая, строй­ная, как мане­кен­щица, девочка лет четыр­на­дцати. Выдер­жав паузу, она чуточку покра­со­ва­лась перед мик­ро­фо­ном, зачем-то попра­вила его, кокет­ливо улыб­ну­лась залу и объявила:

– Танец с зер­ка­лом. Испол­няет Юли­анна Мишина.

В зале дружно захлопали.

Раз­дви­нулся зана­вес. На пустой сцене, не в цен­тре, а немного сбоку, теперь сто­яло высо­кое ста­рин­ное зер­кало в тяже­лой золо­че­ной раме. Алек­сандра ожи­дала, что танец будет с зер­ка­лом в руках, а тут вдруг эта­кий гро­мозд­кий анти­ква­риат — и как же с этим тан­це­вать? Зазву­чал «Груст­ный вальс» Сибе­ли­уса. Под музыку из-за кулисы вышла тонень­кая девочка в белой тунике: она почти не тан­це­вала, а про­сто шла в такт музыке сколь­зя­щим шагом, пону­рив голову. Одна ее корот­кая косичка была завя­зана голу­бым бан­том, а вто­рая рас­пле­лась, банта в ней тоже не было, и рас­пу­щен­ные волосы закры­вали почти поло­вину девоч­кина лица. Похоже, что ей было грустно или ее кто-то оби­дел. Она сде­лала мед­лен­ный и печаль­ный круг вальса по сцене и закон­чила его перед зер­ка­лом. Оста­но­ви­лась и, пока­чи­ва­ясь на носоч­ках, стала рас­смат­ри­вать свое отра­же­ние, потом про­тя­нула руку и кос­ну­лась его: ее пальцы и пальцы отра­зив­шейся в зер­кале девочки встре­ти­лись. Она про­тя­нула отра­же­нию вто­рую руку, как бы при­гла­шая тан­це­вать. И вдруг девочка-отра­же­ние в зер­кале кив­нула, про­тя­нула из зер­кала руку и про­вела ею по щеке тан­цов­щицы, сти­рая с нее слезу! А потом «девочка-отра­же­ние» шаг­нула из зер­кала и сде­лала поклон — при­гла­сила «груст­ную девочку» на тур вальса! Та улыб­ну­лась, отве­тила ей реве­ран­сом и тоже про­тя­нула руку. И вот они уже тан­цуют, кру­жатся в вальсе по всей сцене, совер­шенно оди­на­ко­вые, нераз­ли­чи­мые… И Алек­сандра поняла, что это тан­цуют сестры-близ­нецы. Инте­ресно, а почему было объ­яв­лено одно имя, а не два? Разве может такое быть, чтобы у сестер было одно и то же имя — Юли­анна? Музыка зву­чала все весе­лее, и тан­цу­ю­щие Юли­анны кру­жи­лись, рас­хо­ди­лись и схо­ди­лись — но дви­же­ния их при этом все время оста­ва­лись абсо­лютно зер­каль­ными. У одной рас­пле­тена была левая косичка, а у дру­гой — пра­вая. Они тан­це­вали, неза­метно при­бли­жа­ясь к зер­калу, и вдруг вне­запно оста­но­ви­лись перед ним. «Девочка-отра­же­ние» стала про­щаться, а «груст­ная девочка» не хотела ее отпус­кать: и хотя они выра­жали это мими­кой и дви­же­ни­ями, все было понятно и очень тро­га­тельно. И вот «девочка-отра­же­ние» шаг­нула назад в зер­кало, а «груст­ная девочка» оста­лась сто­ять перед ним. Они поце­ло­ва­лись и стали мед­ленно рас­хо­диться, маша на про­ща­нье друг дружке руками; и одна ушла со сцены за кулисы, а дру­гая — за раму зер­кала. Музыка, к концу танца снова став­шая печаль­ной, стала зати­хать и смолкла, а зал после мгно­ве­ния тишины взо­рвался апло­дис­мен­тами и криками:

Комментировать

*

6 комментариев

  • Алек­сандра, 31.03.2021

    Очень бла­го­дарна Юлие Воз­не­сен­ской, за ее заме­ча­тель­ные Книги ! Реко­мен­дую и детям и взрослым !

    Ответить »
  • Юлия, 19.05.2020

    Заме­ча­тель­ная книга, только много подроб­но­стей, кото­рые опи­сы­вают то, о чём лучше умолчать

    Ответить »
    • Мария, 28.03.2021

      Можно поин­те­ре­со­ваться почему вы так счи­та­ете Юлия? Я лично пере­чи­тала эту книгу в 4 раз и счи­таю что она пре­красна, здесь нет не лишён­ного не недо­стат­ков. Но это всё на мой взгляд. Очень бы хоте­лось услы­шать объ­яс­не­ние вашему мне­нию, жела­тельно с чёт­ким при­ме­ром. Зара­нее спа­сибо! И про­стите меня если я задела своим ком­мен­та­рием ваши лич­ные чув­ства! Наде­юсь в ско­ром вре­мени уви­дите ваш ответ.

      Ответить »
  • Алек­сей, 02.02.2020

    Бес­по­доб­ное про­из­ве­де­ние для детей и взрослых!

    Ответить »
  • Кирилл, 21.01.2019

    Заме­ча­тель­ная трилогия!

    Спа­сибо автору!

    Реко­мен­дую взрос­лым и детям.

    Ответить »
  • демид, 10.01.2019

    Потря­са­ю­щая книга!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки