Эдесское чудо — Юлия Вознесенская

Эдесское чудо — Юлия Вознесенская


Глава первая

В новом кафед­раль­ном храме города Эдессы1, сто­лицы Осро­эны2, под­хо­дила к концу вос­крес­ная литур­гия. София, при­ча­стив­шись, как и поло­жено диа­ко­нис­сам3, сразу после диа­ко­нов, вышла, спу­сти­лась с воз­вы­ше­ния, про­шла на левую, жен­скую, поло­вину церкви и встала у един­ствен­ного пол­но­стью откры­того окна. Про­чие окна храма были снизу закрыты дере­вян­ными став­нями, чтобы при­хо­жане, осо­бенно моло­дежь и дети, не отвле­ка­лись на то, что про­ис­хо­дит в саду. Здесь же, между окном и камен­ным воз­вы­ше­нием, при­го­тов­лен­ным для ков­чега с мощами свя­того апо­стола Мара Тумы4, или по-гре­че­ски Фомы5, обычно никто не стоял, и потому окно дер­жали пол­но­стью откры­тым. Тут, в месте узком, однако не тес­ном, она и оста­лась сто­ять, ожи­дая конца службы. При­ча­ща­ю­щихся сего­дня было осо­бенно много: в город, спа­са­ясь от наше­ствия вар­ва­ров, уже наби­лись окрест­ные кре­стьяне; они пока не были при­пи­саны к отдель­ным при­хо­дам, а потому боль­шин­ство их устре­ми­лось на службу в только что выстро­ен­ный кафед­раль­ный собор, спо­соб­ный вме­стить более тысячи чело­век. При­хо­жане при­ча­ща­лись, молит­венно-тре­петно зву­чал деви­че­ский хор, в кото­ром София раз­ли­чала голос своей сем­на­дца­ти­лет­ней дочери Евфи­мии, но слышны были ей и голоса птиц, доно­ся­щи­еся из сада. Сердце Софии было испол­нено бла­го­дар­но­сти Богу, удо­сто­ив­шему ее при­ня­тия Свя­тых Боже­ствен­ных Таин, губы сами шеп­тали слова бла­го­дар­ствен­ных молитв, исхо­дя­щие из сокро­вен­ной глу­бины сердца, глаза были устрем­лены на Чашу Спа­се­ния в руках епи­скопа, но вот мысли… Ска­жем честно, мысли вдовы-диа­ко­ниссы, подобно малым пти­цам в кроне дре­вес­ной, пере­пар­хи­вали между бла­го­че­сти­выми сло­вами молитвы, как между цве­ту­щими вет­вями, каса­ясь то одного, то дру­гого пред­мета ее забот, хотя и посвя­щен­ных делам цер­ков­ным, но все же отча­сти и зем­ным… А глав­ной забо­той этого дня были про­воды палом­ницы Эге­рии6, при­быв­шей в Эдессу с самого края света, из дале­кой Акви­та­нии7, и про­вед­шей в их городе три дня. Епи­скоп Эдессы Мар Евло­гий8 сам сопро­вож­дал ее в бла­го­че­сти­вом палом­ни­че­стве по городу и окрест­но­стям, а сего­дня она должна была поки­нуть Эдессу, направ­ля­ясь в Иеру­са­лим… Сестра Эге­рия при­ча­сти­лась вме­сте с мона­хи­нями и теперь сто­яла непо­да­леку от Софии, опу­стив голову, покры­тую покры­ва­лом из тон­кого льна, неот­бе­лен­ного и чуть серо­ва­того, будто про­пи­тан­ного пылью даль­них стран­ствий. От ее высо­кой, худо­ща­вой, но вме­сте с тем вели­че­ствен­ной фигуры веяло отре­шен­ным покоем и глу­бо­кой тихой радо­стью. Вот она, конечно, умела молиться в любом месте земли, ни на что не отвле­ка­ясь! С виду сестра Эге­рия была ее ровес­ни­цей, а самой Софии было уже почти сорок, и вот эта пожи­лая жен­щина где пеш­ком, где на корабле, а где и вер­хом — то на ослике, то на лошади или даже на вер­блюде, с палом­ни­ками-попут­чи­ками и в оди­ночку, меняя про­вод­ни­ков, про­де­лала дол­гий путь от Акви­та­нии до Рима. «Бла­го­че­сти­вая и бес­страш­ная! — с бла­го­го­ве­нием поду­мала София. — Она поста­вила себе целью добраться до всех свя­тых мест, упо­мя­ну­тых в Вет­хом и Новом Завете, а также посе­тить места, где совер­ша­лись более позд­ние чудеса, и покло­ниться ново­про­слав­лен­ным свя­тым. Похоже, ее вовсе не забо­тит, доста­нет ли у нее жизни на этот воис­тину бес­при­мер­ный палом­ни­че­ский подвиг». София сми­ренно вздох­нула, созна­вая свое пол­ное недо­сто­ин­ство даже рядом сто­ять с див­ной палом­ни­цей, хотя сестра Эге­рия, при­ча­щав­ша­яся после диа­ко­нисс, сама про­шла в тот укром­ный уго­лок, где уже нахо­ди­лась София. «Помоги, Гос­поди, рабе Твоей и вер­ной поклон­нице Эге­рии завер­шить заду­ман­ный подвиг и бла­го­по­лучно воз­вра­титься на родину, сохрани ее на всех путях ее!» — помо­ли­лась за нее диа­ко­нисса… И тут же мысли ее снова пере­ки­ну­лись на заботы гря­ду­щего дня. Не забыть бы напом­нить хра­мо­вым при­служ­ни­цам, чтобы те сразу после службы открыли настежь все окна храма и не закры­вали их до тех пор, пока не закон­чится тра­пеза в саду и народ не нач­нет рас­хо­диться по домам. Хотя стро­и­тель­ство закон­чи­лось, но в их новом вели­ко­леп­ном храме, посвя­щен­ном Софии Пре­муд­ро­сти Божией9, до сих пор чув­ству­ется запах изве­сти, кото­рый пока не могут заглу­шить воск и ладан. Потом она отпра­вится в сад на тра­пезу: уж очень хочется Софии послу­шать сестру Эге­рию, ведь та обе­щала на про­ща­ние рас­ска­зать собра­нию о своем палом­ни­че­стве, а после тра­пезы хозя­ева в послед­ний раз про­ве­дут сестру Эге­рию по глав­ным свя­тым местам города, дой­дут вме­сте до Запад­ных ворот и там рас­про­ща­ются с нею. Надо попро­сить Мара Евло­гия взять с собой и Евфи­мию: пусть девочка совер­шит эту боль­шую про­гулку по городу в таком хоро­шем обще­стве, а то в послед­нее тре­вож­ное время ей, бед­няжке, неча­сто при­хо­дится выхо­дить из дома. Они зай­дут покло­ниться свя­тому апо­столу Мару Туме, таково было жела­ние сестры Эге­рии: свя­тые мощи апо­стола Хри­стова все еще оста­ва­лись в часовне непо­да­леку, хотя место для них уже было при­го­тов­лено в новом храме. Из-за гро­зя­щего наше­ствия вар­ва­ров при­шлось отло­жить тор­же­ствен­ное их пере­не­се­ние в кафед­раль­ный собор, где они будут пре­бы­вать вечно… Если, конечно, Гос­подь будет и впредь хра­нить слав­ный град Эдессу, как хра­нил до сих пор. Пока в городе отно­си­тельно спо­койно, хотя из-за бежен­цев-кре­стьян уже ста­но­вится тесно, шумно и даже отча­сти голодно. Еще слава Богу, что кре­стьяне успели собрать пер­вый лет­ний уро­жай ово­щей и при­шли искать спа­се­ния в сто­лице не с пустыми руками: на рынке уже взле­тели цены на про­до­воль­ствие и горо­жане спешно делали запасы, ску­пая в основ­ном зерно, бобо­вые, овощи и масло. Выгля­нув украд­кой в окно, София уви­дела, что в саду уже рас­ки­нут шатер, видно, служки поста­ра­лись; в шатре накроют тра­пезу для посто­ян­ных при­хо­жан храма, а бежен­цев, как и тех бед­ня­ков, кто явится уже после службы на даро­вой обед, тра­пеза будет ждать за сто­лами, выстав­лен­ными длин­ным рядом на аллее, веду­щей к храму, под тени­стыми фини­ко­выми паль­мами: в городе за послед­ние месяцы не про­сто удво­и­лось насе­ле­ние, но и воз­росло число бед­ных горо­жан. Надо ожи­дать, что мест за этими сто­лами доста­нет для всех, но если их и не хва­тит, то служки успеют поста­вить козлы и накрыть их дос­ками, это дело недол­гое. Надо будет загля­нуть и в новое при­ста­нище Мара Евло­гия; в даль­нем углу сада, под боль­шой ста­рой чина­рой, сразу же после изве­стия о том, что вар­вары под­хо­дят к городу, муж­чины-при­хо­жане сво­ими руками выстро­или скром­ный домик, и в нем уже неделю живет и молится епи­скоп города Эдессы: пото­ро­пи­лись и успели, слава Богу. Это город­ские вла­сти реши­тельно потре­бо­вали, чтобы епи­скоп вре­менно пере­брался на житель­ство в город, и при­шлось Мару Евло­гию под­чи­ниться ста­рей­ши­нам и поки­нуть свою люби­мую пещер­ную келейку, где он про­во­дил время, сво­бод­ное от служб и забот, в молит­вах и бого­мыс­лии, — не то в один недоб­рый день он вый­дет после службы из города, а назад уже не смо­жет вер­нуться. По слу­хам из всех вар­вар­ских пле­мен, высту­па­ю­щих вме­сте с пер­сами, самые опас­ные — эфта­литы10, и вот именно они-то и подо­шли к Эдессе. Они устро­или свои сто­янки где-то за хол­мами, окру­жав­шими долину реки Дай­сан, в кото­рой рас­ки­нулся город. О Эдесса, сто­лица пер­вого на земле хри­сти­ан­ского госу­дар­ства Осро­эна, будь бла­го­сло­венна, и да сохра­нит тебя Гос­подь от вра­же­ского наше­ствия и всех бед его

Стр. 1 из 76 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки