Живый в помощи Вышняго - Ольга Рожнёва

Живый в помощи Вышняго - Ольга Рожнёва

(35 голосов4.6 из 5)

Был обыч­ный осен­ний день, когда к окнам ста­рень­кой избушки на улице Н. подо­шёл высо­кий пол­ный муж­чина лет пяти­де­сяти, с малень­кими бега­ю­щими глаз­ками. Он огля­нулся вокруг и тихонько загля­нул в окно. Хозяйка избушки и не подо­зре­вала о постороннем.

Анна Мак­си­мовна, или по-про­стому баба Нюра, сидела на люби­мом ста­рень­ком диване и вязала носки. Баба Нюра была невы­со­кой, худень­кой, седой и каза­лась хруп­кой. Эта­кая ста­рушка-оду­ван­чик. Но види­мость эта была обман­чи­вой: мало было дел, кото­рые не умели бы делать её до сих пор лов­кие натру­жен­ные руки. И голова ещё, слава Богу, рабо­тала хорошо, умная она была, эта Нюра. Вот только память в послед­нее время подводила…

В окна сту­чали мок­рые ветки и бил затяж­ной октябрь­ский дождь. А в доме было уютно: потрес­ки­вали дрова в печке, горела лам­падка перед обра­зами, серая кошка Муся дре­мала рядом с хозяй­кой и потя­ги­ва­лась во сне.

Нюра под­няла голову, посмот­рела вокруг: хорошо дома! Дом ста­рин­ный, ему лет сто пять­де­сят будет. Когда-то здесь было шумно и весело. Нюра при­крыла глаза, и вос­по­ми­на­ния понес­лись чере­дой. В послед­нее время она всё чаще вспо­ми­нала дет­ство, юность. Забы­вала недав­ние собы­тия, ино­гда долго вспо­ми­нала, какой день сего­дня или что слу­чи­лось вчера. А вот далё­кие вос­по­ми­на­ния при­хо­дили как будто въяве, вплоть до голо­сов бра­ти­шек, запаха мами­ного пирога, жур­ча­нья весен­него ручья, где пус­кали они детьми кораб­лики, вплоть до мело­дии школь­ного вальса… Нюра вздох­нула: когда про­шлое пом­нишь лучше, чем вче­раш­ний день, это назы­ва­ется одним сло­вом – «ста­рость»… Как быстро она пришла…

Она была юной девуш­кой, когда погибли роди­тели под колё­сами гру­зо­вика пья­ного сов­хоз­ного шофёра. Нюра не отдала в дет­дом млад­шень­ких – Колю, Мишу, Клаву. Вырас­тила, на ноги поста­вила. Коля с Мишей до сих пор мамой кли­чут, как и взрос­лые уже дети Клавы. К ним и поехала Клав­дия в гости, наве­стить. А она, Нюра, оста­лась совсем одна в этом ста­рень­ком доме, таком же ста­рень­ком, как сама хозяйка.

– А вот и не одна, – ска­зала тихо Нюра серой кошке Мусе. Отло­жила вяза­ние, подо­шла к ико­нам, взяла Псалтирь.

– Живый в помощи Выш­няго, в крове Бога Небес­наго водво­рится. Речет Гос­по­деви: Заступ­ник мой еси и При­бе­жище мое, Бог мой, и упо­ваю на Него…

Силь­ный стук в окно пре­рвал молитву. Нюра вздрог­нула, подо­шла: в зали­том дож­де­выми кап­лями стекле мая­чило муж­ское лицо. До хозяйки донеслось:

– Откройте, пожа­луй­ста, мне очень нужна помощь!

Нюра открыла дверь, и неждан­ный гость с порога зачастил:

– Такое дело, зна­чит, я тут вчера ехал, под­во­зил одного чело­века. Колесо спу­стило, и пока я возился, обро­нил как-то слу­чайно кас­сету. А она очень цен­ная! Я сни­мал сва­дьбу сво­его началь­ника в Гер­ма­нии. И поте­рял… Началь­ник ска­зал: не найду – уво­лит! Вот при­е­хал объ­яв­ле­ние дать, чтобы, зна­чит, кто най­дёт, вер­нул. За воз­на­граж­де­ние, конечно! Я за эту кас­сету… да тыщ десять не пожалею!

– А какую помощь вы от меня ждёте? – строго спро­сила Нюра.

– Да я ведь не мест­ный, раз­ре­шите мне ваш адрес в объ­яв­ле­нии ука­зать. Кто най­дёт, пусть вам зане­сут, а я при­еду заберу. Вот теле­фон вам оставлю свой. Помо­гите, пожалуйста!

Нюра вздох­нула:

– Ну, что ж, ладно…

Запи­сав адрес и имя хозяйки, муж­чина рас­про­щался. Нюра из окна посмот­рела ему вослед и пошла тихонько на кухню. Для себя одной гото­вить совер­шенно не хоте­лось, но всё же нужно было сва­рить хоть какую-то похлёбку. Да и Мусю пора рыб­кой покормить.

Гриб­ная похлёбка была почти готова и по избе раз­ли­вался её аро­мат, когда в дверь посту­чали. На пороге стоял моло­дой сим­па­тич­ный парень. Он веж­ливо улыбался:

– Здрав­ствуйте, я по объ­яв­ле­нию. Вот как про­чи­тал ваше объ­яв­ле­ние, так и при­шёл. Вашу кас­сету я вчера подо­брал, при­нёс в цело­сти и сохран­но­сти. Вот, пожа­луй­ста! А мне как раз очень деньги нужны! Семья, зна­ете ли. Жена, детишки. Тре­тьего ждём, – и он улыб­нулся откры­той доб­рой улыбкой.

– Тре­тьего… – повто­рила Нюра и тоже улыб­ну­лась парню. Он ей сразу понра­вился. Потом поду­мала: «Да та ли кас­сета?» Набрала остав­лен­ный ей номер пол­ного муж­чины. Тот отве­тил сразу. Да, кас­сета была опре­де­лённо той самой. И на ней было напи­сано: «Гер­ма­ния. Свадьба».

Одна неза­дача: пол­ный муж­чина мог при­е­хать за кас­се­той только вече­ром, а оба­я­тель­ный пар­нишка не мог ждать: уез­жал из города со всей семьёй в деревню к тёще. То на бен­зин денег не мог найти, а тут такое чудо: на воз­на­граж­де­ние за кас­сету он теперь и про­дук­тами в дорогу запа­сётся, и тёще с тестем подарки купит. А тёща ждёт: день рож­де­ния у неё, юбилей.

– Юби­лей… Про­дукты в дорогу, – тихо повто­рила Нюра.

– Вы нас выру­чите, правда?! – голос пол­ного муж­чины в трубке был умо­ля­ю­щим. – Дайте этому пареньку денег, а вече­ром я вам при­везу все десять тысяч… Мы, пра­во­слав­ные, должны помо­гать друг другу, правда?

– Правда… – отве­тила Нюра.

Наки­нула плащ, взяла зон­тик, и они пошли в сбер­кассу. На книжке у Нюры деньги были: на смерть откла­ды­вала… Скоро восемь­де­сят пять стук­нет, пора уж и о смерти поза­бо­титься. Ребя­тишки, конечно, и сами похо­ро­нили бы, но ведь у всех семьи, а похо­роны нынче недё­шевы… Пока шли, пар­нишка рас­ска­зы­вал о семье, о детях, о том, как ждут они с женой тре­тьего. И Нюра рас­тро­ганно слу­шала его бес­хит­рост­ный доб­рый рас­сказ, любо­ва­лась искрен­ней, оба­я­тель­ной улыбкой.

В сбер­кассе была длин­ная оче­редь, и пар­нишка остался ждать на улице. Нюра сто­яла в оче­реди и думала: «Слава Богу, что деньги у меня есть, смогу людям помочь».

Сто­ять было тяжело, ноги быстро устали, и она стала молиться про себя, как при­выкла. Она знала мно­гое из Псал­тири наизусть: «Не при­и­дет к тебе зло, и рана не при­бли­жится телеси тво­ему, яко Анге­лам Своим запо­весть о тебе, сохра­нити тя во всех путех твоих…»

Нюра сняла деньги и вышла на улицу. Она уже хотела про­тя­нуть жду­щему её пар­нишке пачку новень­ких купюр, но вдруг как будто кто-то под­толк­нул её под руку и она неожи­данно для себя самой сказала:

– Деньги-то я сняла. Только на улице не отдам. Сей­час ко мне домой вер­нёмся, там у меня млад­шие бра­тья должны при­е­хать в гости. Кас­сету гля­нут. Я ж в них сама-то не разбираюсь.

Тут же ей стало стыдно за себя: она как бы недо­ве­рие про­явила к чело­веку хоро­шему. И, ста­ра­ясь загла­дить вину, добавила:

– Дом рядыш­ком, сей­час быст­ренько обер­нёмся. Я тебя похлёб­кой угощу… Гриб­ная… Сама соби­рала грибы – одни белые.

Лицо парня скри­ви­лось, а глаза пере­стали быть доб­рыми. Он огля­нулся по сто­ро­нам: кру­гом шёл народ. Парень злобно прошипел:

Стр. 1 из 2 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

4 комментария

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки