Пять огласительных бесед перед Крещением – свящ. Даниил Сысоев

Пять огласительных бесед перед Крещением – свящ. Даниил Сысоев


Мир вам. Сего­дня мы будем гово­рить о Боге. Кто Он такой, какова Его при­рода? Часто люди, говоря о Все­выш­нем, пре­бы­вают в страш­ном невежестве. 

Оглав­ле­ние

 

^ О Боге и Священном Писании

Мир вам. Сего­дня мы будем гово­рить о Боге. Кто Он такой, какова Его при­рода? Часто люди, говоря о Все­выш­нем, пре­бы­вают в страш­ном неве­же­стве. Когда чело­век утвер­ждает, что верит в Бога, надо все­гда уточ­нять: в какого именно, потому что часто для собе­сед­ника богом явля­ется или кос­мос, или совесть, или энер­гия, или еще что-нибудь. Один чело­век даже ска­зал, что Бог – выдумка людей, жела­ю­щих иметь смысл в жизни. И это – при­шед­ший кре­ститься! Мы будем кре­стить вас во имя Отца, и Сына, и Свя­того Духа, и поэтому вся­кий, кто верит иначе, не может быть крещен.

Одна­жды кре­стя­щийся заявил, что в Тро­ицу он не верит, но «что-то там есть». Я ска­зал ему, что кре­стить «во что-то» не буду. Хочу узнать, как вы верите в Бога. Кто Такой Бог?

Выс­шая Сила.

– Выше чего эта Сила? Выше потолка? Или «выс­шая» в смысле – выше по бытию? А если это про­сто Сила, то как Она может быть выше нас, созна­ю­щих себя и ино­гда собой вла­де­ю­щих? Нет! Это опре­де­ле­ние хотя и пра­виль­ное, но далеко не достаточное.

Тво­рец.

Пра­вильно, а какие еще можно дать определения?

Все­дер­жи­тель, Все­мо­гу­щий, Вездесущий…

– Верно. Давайте раз­бе­ремся с этим. Я пред­по­чи­таю сна­чала име­но­вать Бога Твор­цом. Почему? Это – самое точ­ное опре­де­ле­ние, с кото­рого обычно муче­ники начи­нали про­по­ведь. Когда хри­сти­а­нина аре­сто­вы­вали и при­во­дили на допрос к судье, его спра­ши­вали: почему ты не кла­ня­ешься нашим богам – идо­лам, исту­ка­нам, золо­тым, сереб­ря­ным, камен­ным? Он отве­чал: зачем кла­няться тво­ре­ниям рук чело­ве­че­ских? Я покло­ня­юсь Богу-Творцу, создав­шему все живое. И про­рок гово­рит: «…боги, кото­рые не сотво­рили неба и земли, исчез­нут с земли и из-под небес» (Иер. 10, 11). Кто при­знает Творца, внут­ренне сво­бо­ден от твар­ного. Из веры в Творца легче понять все осталь­ные Его свой­ства. Мы видим, что мир – один. Он суще­ствует по еди­ным зако­нам, а зна­чит, и Его Автор – Бог – один. Нет мно­гих богов. Иначе они пре­бы­вали бы в состо­я­нии посто­ян­ного про­ти­во­сто­я­ния, раз­ру­шая мир. Но тут необ­хо­димо вве­сти уточ­не­ние, без кото­рого дальше мы можем запу­таться. Что зна­чит Тво­рец? Чем тво­ре­ние отли­ча­ется от рож­де­ния? Есть ли раз­ница между этими понятиями?

Нет.

– Нет? То есть, сде­лать табу­ретку и родить ребенка – одно и то же? Табу­ретка и ребе­нок ничем прин­ци­пи­ально не отличаются?

Отли­ча­ются.

– Чем? Прин­ци­пи­ально отли­ча­ются? Да, ребе­нок и его роди­тели – люди. А табу­рет, маг­ни­то­фон, кар­тина – пред­меты неоду­шев­лен­ные. Их сущ­ность раз­лична. Исполь­зуя эту ана­ло­гию, посмот­рим, что пред­по­ла­гает поня­тие тво­ре­ния? Тво­ре­ние имеет дру­гую сущ­ность, чем Тво­рец, подобно тому, как табу­рет отли­ча­ется от сто­ляра. А раз Тво­рец отли­ча­ется от тво­ре­ния, то мы, оче­видно, не можем найти Самого Творца внутри тво­ре­ния. На фото­гра­фии нет самого фото­графа, если это не авто­порт­рет, но мысли и чув­ства, кото­рые хотел выра­зить фото­граф, там есть. Это очень важно.

Бог – не золото, не серебро, не воз­дух, не земля, не кос­мос, не звезды, не кос­ми­че­ская энер­гия, не кос­ми­че­ский разум. Почему? Потому что кос­мос сотво­рен, а Тво­рец – вне тво­ре­ния, зна­чит, Бог не явля­ется кос­ми­че­ским разу­мом. Он не может быть звез­дой, поэтому звезды не управ­ляют чело­ве­ком. Аст­ро­ло­гия – покло­не­ние све­ти­лам вме­сто Бога, идо­ло­по­клон­ство, верить в нее нельзя. Бог не явля­ется и чело­ве­ком. Он не выс­шая часть чело­века, не душа его. Поэтому утвер­жде­ние «Бог у меня в душе», пред­по­ла­га­ю­щее, что Бог – часть души, оши­бочно. Бог – Тво­рец души, но не душа. Бог – Тво­рец чело­века, но не чело­век. А для всех ли людей Бог – Отец?

Для всех.

– Не совсем так. Давайте раз­бе­ремся. Мы дого­во­ри­лись, что родить можно только того, кто имеет ту же сущ­ность, что и родив­ший. Бог – Отец Хри­ста и через Него усы­нов­ляет нас. Это усы­нов­ле­ние дается Кре­ще­нием. Для некре­ще­ных Бог не Отец. Некре­ще­ный не может читать молитву «Отче наш», потому что не имеет Бога Отцом. Для него Бог лишь Тво­рец, Кото­рому он, конечно, небез­раз­ли­чен, Кото­рый любит его и забо­тится о нем. Поэтому, когда люди при­хо­дят гото­виться ко Кре­ще­нию, мы им гово­рим: обя­за­тельно моли­тесь, без молитвы к Богу не при­дешь. Но молиться лучше сло­вами псал­мов, обра­ща­ясь к Богу Творцу.

Бог – вне Все­лен­ной, раз Он не тво­ре­ние, а ее Тво­рец, зна­чит, Он за пре­де­лами про­стран­ства и вре­мени. Все­лен­ная суще­ствует в про­стран­стве и вре­мени. А раз Бог вне про­стран­ства, то Он и вне мате­рии, зна­чит, Он не мате­ри­а­лен, поэтому мы Его назы­ваем Духом, то есть Суще­ством, не обла­да­ю­щим мате­ри­аль­ным телом. Не надо думать, что у Бога есть руки, ноги, голова. Цер­ковь еще в чет­вер­том веке осу­дила ту ересь, кото­рая утвер­ждала, что Бог имеет тело, как у чело­века. Не надо думать, что Бог – ста­рец, сидя­щий на облаке. Он не обла­дает ни вку­сом, ни цве­том, ни запа­хом, ни фор­мой, потому что это – мате­ри­аль­ные харак­те­ри­стики. Он не может быть изоб­ра­жен. Бог вне про­стран­ства, поскольку Он им не огра­ни­чен, не имеет раз­ме­ров. Бог абсо­лютно бес­ко­не­чен. Но надо пони­мать, что бес­ко­не­чен не тот, кто огро­мен, а Тот, Кто нахо­дится вне про­стран­ства. И поэтому мы гово­рим, что Бог Вез­де­сущ, а если бы Он был огра­ни­чен про­стран­ством, то не был бы Твор­цом. Он стал бы огра­ни­чен­ным суще­ством, а не Богом.

А почему нельзя назвать Его кос­мо­сом? Кос­мос – дьявол?

– Кос­мо­сом Бог не может быть потому, что Он – его Тво­рец. Я говорю о мате­ри­аль­ном кос­мосе, а не о том, о кото­ром пишут оккуль­ти­сты. Кос­мос не дья­вол. Однако в Биб­лии сатана дей­стви­тельно назы­ва­ется вла­ды­кой кос­моса, кня­зем мира сего (по-гре­че­ски «кос­моса сего»). Но так он име­ну­ется не потому, что обла­дает види­мым кос­мо­сом, а потому, что вла­деет теми людьми, кото­рые покло­ня­ются види­мому кос­мосу как Богу, слу­жат види­мому кос­мосу. Слу­жа­щие кос­мосу, то есть тво­ре­нию вме­сто Творца, нахо­дятся в цар­стве дья­вола. Дья­вол не сотво­рил их, а лишь завла­дел ими при помощи обмана или лжи.

Слово «кос­мос» имеет два зна­че­ния в совре­мен­ном языке: есть «кос­ми­че­ское про­стран­ство», кото­рое изу­чают аст­ро­номы, оно – тво­ре­ние Божие; а еще име­ется «кос­мос», с кото­рым кон­так­ти­руют кол­дуны. Поня­тие «мир» тоже не одно­значно: так часто назы­вают сово­куп­ность людей, живу­щих вопреки воле Бога, – мир, в кото­ром цар­ствует дья­вол, как гово­рит Писание.

Вы гово­рите, что мир сотво­рен, а на самом деле он воз­ник из боль­шого взрыва много мил­ли­ар­дов лет назад.

– Откуда вы знаете?

Наука дока­зала.

– А вы лично в этом уверены?

Так ученые гово­рят.

– Раньше счи­тали, что земля на сло­нах стоит, сей­час утвер­ждают, что она полу­чи­лась от взрыва.

А как же тео­рия эво­лю­ции, кото­рую дока­зали?

– Это гипо­тезы, меня­ю­щи­еся с каж­дым годом. Почи­тайте вни­ма­тельно Дар­вина, он выдви­гал свою тео­рию как гипо­тезу и сам в ней не был до конца уве­рен. Нет ничего более недо­сто­вер­ного, чем послед­ние науч­ные гипо­тезы. Про­шлое вообще к сфере дей­ствия науки не при­над­ле­жит, осо­бенно доче­ло­ве­че­ское про­шлое, нет ника­ких мето­дов для его изу­че­ния, одни лишь пред­по­ло­же­ния. С про­шлым нельзя поста­вить экс­пе­ри­мент, а в доче­ло­ве­че­ском про­шлом нельзя даже про­ве­рить пока­за­ния сви­де­те­лей. Все раз­го­воры, что наука дока­зала, как появился мир, – нау­ко­об­раз­ная мифология.

Когда Хри­стос родился, гово­рят, звезда какая-то упала, волхвы за ней пошли… А как же ваше утвер­жде­ние, что звезды ни на что не влияют?

– Так Виф­ле­ем­ская звезда не вли­яла ни на кого, она их не тащила, она про­сто пока­зала, что родился Бог.

– Это было знамение?

– Да, конечно. Зна­ме­ние, созна­тельно дан­ное Богом. Волхвы – аст­ро­логи, им было дано понят­ное ука­за­ние. К тому же Гос­подь дал такое зна­ме­ние для того, чтобы волхвы пере­стали зани­маться аст­ро­ло­гией. Звезда не упала, а дви­га­лась в нару­ше­ние всех зако­нов небес­ной меха­ники. Она плыла не с востока на запад, а с северо-востока на юго-запад. Только так можно было побу­дить волх­вов после­до­вать за звез­дой и ука­зать место, где лежит Мла­де­нец. Это было чудо Божие, явлен­ное, чтобы пока­зать неле­пость покло­не­ния светилам.

Вер­немся к раз­го­вору о Боге. Рас­смот­рим утвер­жде­ние Бог вез­де­сущ. Мы верим, что это так. Псал­мо­пе­вец Давид гово­рит: «Куда пойду от Духа Тво­его, и от лица Тво­его куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там; сойду ли в пре­ис­под­нюю – и там Ты. Возьму ли кры­лья зари и пере­се­люсь на край моря, – и там рука Твоя пове­дет меня, и удер­жит меня дес­ница Твоя. Скажу ли: „может быть, тьма скроет меня, и свет вокруг меня сде­ла­ется ночью“; но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет» (Пс. 138, 7–12). Бог напол­няет всё – Небо и землю. Он есть везде, Весь цели­ком, и при этом ничем не огра­ни­чен. Он не вме­ща­ется небе­сами Небес, но при этом ска­зано, что Он оби­тает в крот­ких серд­цем, сми­рен­ных и тре­пе­щу­щих перед сло­вами Его: «Я живу на высоте небес и во свя­ти­лище, и также с сокру­шен­ными и сми­рен­ными духом»; «А вот на кого Я при­зрю: на сми­рен­ного и сокру­шен­ного духом и на тре­пе­щу­щего пред сло­вом Моим» (Ис. 57, 15; 66, 2). Нельзя ска­зать, что Гос­подь оди­на­ково все напол­няет. Он по-раз­ному нахо­дится в серд­цах греш­ника и пра­вед­ника; иначе Он пре­бы­вает в храме Божием, потому что это дом Бога Живого, по Его соб­ствен­ному слову: «…дом Мой назо­вется домом молитвы для всех наро­дов» (Ис. 56, 7). И совсем иначе, напри­мер, в кабаке. Даже там Бог может быть, но уже как Судья. В храме при­сут­ствие Гос­пода ощу­ща­ется наи­бо­лее явно, там дей­ствует Его осо­бая сила, ожив­ля­ю­щая наши души, пре­об­ра­жа­ю­щая сердца, очи­ща­ю­щая грехи. Но Сам Гос­подь не меня­ется в зави­си­мо­сти от того, каковы при­ни­ма­ю­щие Его люди. И все, что есть в про­стран­стве, не может повли­ять на Него.

А теперь ска­жем несколько слов о том отно­ше­нии Бога ко вре­мени, кото­рое назы­ва­ется веч­но­стью. Писа­ние гово­рит, что Бог вечен, что это значит?

Вне вре­мени…

– А что зна­чит – вне вре­мени? Как это можно представить?

Время Его жизни бес­ко­нечно.

– Это оши­боч­ное пред­став­ле­ние, непра­виль­ное пони­ма­ние того, что такое бес­ко­неч­ность. Гово­рить, что Бог жил мил­ли­ард лет назад, еще мил­ли­ард лет назад, еще мил­ли­ард лет назад – неправильно.

Бог вообще вне вре­мен­ного потока. У Него нет про­шлого и буду­щего, у Него все­гда насто­я­щее. Когда Бог Отец гово­рит Сво­ему Сыну: «Я ныне родил Тебя» (Пс. 2, 7), «ныне» зна­чит «сей­час», потому что у Него все­гда сей­час. Гос­подь стоит над пото­ком вре­мени и видит всё сразу. Поэтому Он и пред­ви­дит буду­щее. Един­ствен­ный, Кто знает буду­щее во всей пол­ноте, – это Бог. Для Него оно не буду­щее, Он не про­счи­ты­вает зара­нее и не уга­ды­вает, что будет потом. Мы огра­ни­чены вре­ме­нем, а Он не огра­ни­чен. Бог стоит над вре­ме­нем, поэтому совер­шенно не нуж­да­ется в ана­лизе, Он знает, а не предполагает.

Вот бесы пыта­ются про­счи­тать буду­щее рас­че­тами, мето­дами, похо­жими на науч­ные про­гнозы. Науч­ными мето­дами можно что-то посчи­тать, а можно и не досчи­тать. Есть веро­ят­ность того, что что-то сбу­дется или нет. И демоны дей­ствуют похо­жим обра­зом, но они при этом поль­зу­ются тем Откро­ве­нием, кото­рое известно и нам. Они знают Биб­лию и еще у них есть соб­ствен­ные планы. У них есть про­граммы даль­него дей­ствия, напри­мер, устро­ить какую-то войну. Они будут натрав­ли­вать народ на народ. Этот план они могут открыть гадалке, кото­рая ска­жет: будет война там-то и там-то. Но война может быть, а может и не быть, потому что, кроме жела­ния сатаны, все зави­сит еще от двух фак­то­ров: от сво­бод­ной воли чело­века, кото­рый может выби­рать добро или зло, и от воли Бога. Пра­ви­тель пока­ется, и война не насту­пит, или Бог не захо­чет – и, напри­мер, отка­жут все ору­дия. И ока­жется, что все пред­ска­за­ния гадалки были неверны.

Итак, Бог вне вре­мени, а раз вне вре­мени, то и вне изме­не­ний. Бог гово­рит: «Ибо Я – Гос­подь, Я не изме­ня­юсь; посему вы, сыны Иакова, не уни­что­жи­лись»(Мал. 3, 6). Раз Он вне вре­мени, неиз­мен­ный, зна­чит, и Его слова неизменны.

Что вы ска­жете о пока­я­нии Нине­вии? Полу­ча­ется, что Бог Свое слово нарушил?

– Бог не нару­шает слово, все Его слова – чистая Истина. Гос­подь гово­рит, что блуд дол­жен быть нака­зан, но если чело­век рас­ка­ялся, то он вышел из-под дей­ствия кара­ю­щего опре­де­ле­ния Бога. Так и Нине­вия: нака­за­ние было обе­щано гра­би­те­лям и зло­деям, и они бы его полу­чили. Но Нине­вия пока­я­лась, пере­стала быть греш­ной, поэтому и не была нака­зана. Неспра­вед­ливо на рас­ка­яв­шихся обру­ши­вать нака­за­ние. Надо пом­нить, что в таких ситу­а­циях дей­ствуют не меха­ни­че­ские законы, кото­рые не учи­ты­вают живого чело­века, а сво­бод­ная бла­гая воля Бога. Пред­ставьте себе, я, напри­мер, могу ска­зать алко­го­лику: если ты будешь еще пьян­ство­вать, я тебе не налью ни ста­кана. Но потом чело­век пере­стал пить, про­шло лет пять, он при­шел, про­дрог­ший с мороза, и я ему нали­ваю рюмку водки, чтобы он ото­грелся. Я нару­шил свое слово? Нет, не нарушил.

Почему?

– Он же пере­стал быть пья­ни­цей. Логика очень про­стая: если ты не испра­вишься, то поне­сешь нака­за­ние. Бог так и гово­рит: если Я подойду к какому-то народу или к какому-то городу, то Я наведу на них вели­кое бед­ствие в нака­за­ние за грехи их, но если народ испра­вится, будет делать добро, Я отложу нака­за­ние. Если Я захочу наве­сти какое-то благо на какой-то народ, а он ста­нет тво­рить зло, то Я отложу то благо, кото­рое хотел сде­лать. Здесь не Бог изме­нился, а изме­ни­лось то, к чему при­ла­га­ется Его дей­ствие. Если чело­век-греш­ник обра­тился и начал тво­рить добро, рас­ка­ялся, испо­ве­дался, попро­сил про­ще­ния у Бога, то без­за­ко­ния не будут вос­по­мя­нуты. Но, с дру­гой сто­роны, если пра­вед­ник делал пра­вед­ные дела и, пона­де­яв­шись на свою пра­вед­ность, сотво­рил зло, думая, что чаша доб­рых дел пере­ве­сит, Бог ска­жет, что ника­кие доб­рые дела не будут вос­по­мя­нуты в день нака­за­ния, а он погиб­нет за свое беззаконие.

Неужели Бог одоб­ряет зло и явля­ется его причиной?

– Нет.

– Пред­ставьте ситу­а­цию – фашист соби­ра­ется рас­стре­лять малень­ких детей – где же Бог? Он одоб­ряет это дело?

– Фашист сам стре­ляет, это его выбор, Бог может ему поме­шать, а может и не поме­шать. Опять-таки почему? Он смот­рит, в каком состо­я­нии нахо­дятся дети. Если они сей­час умрут, куда попа­дут их души? Если они к Нему пой­дут, то Он не поме­шает. Они пой­дут к Гос­поду, и ста­нут свя­тыми, и вос­крес­нут телесно. А раз так, то про­блема смерти будет уни­что­жена, и убий­ство не страшно для них. Но Бог может их и защи­тить. Почему? Потому что они, напри­мер, некре­ще­ные. Гос­подь их хочет спа­сти, чтобы они потом покре­сти­лись, если Он знает, что они покре­стятся, Он спа­сет их от смерти. Он может их оста­вить в живых еще потому, что знает: какой-то из этих детей вырас­тет вели­ким пра­вед­ни­ком, кото­рый спа­сет много дру­гих людей. Но во всех слу­чаях Бог не застав­ляет немца рас­стре­ли­вать невинных.

Разве сол­даты вино­ваты, если они выпол­няли приказ?

– Они могли и не выпол­нять при­каз. При­каз, кото­рый про­ти­во­ре­чит закону Бога, нельзя выполнять.

Нет, я имею в виду, что они выпол­няли при­каз выс­шего коман­до­ва­ния. Это его пре­ступ­ле­ние, а не их.

– Тем не менее, это и их пре­ступ­ле­ние, без­условно. Любой сол­дат, кото­рый выпол­нил пре­ступ­ный при­каз, – пре­ступ­ник. Слу­шать нужно Бога, а не людей, это общее хри­сти­ан­ское правило.

Про­дол­жим гово­рить о свой­ствах Самого Бога. Мы знаем, что Он не изме­ня­ется. Мы видим Его силу, верим, что Он все­мо­гущ, может все, что захо­чет. И это все­мо­гу­ще­ство про­яви­лось не только в тво­ре­нии, но и в том, что Бог – Все­дер­жи­тель. Он управ­ляет миром до сих пор. Дер­жит мир в Своих руках. Дает суще­ство­ва­ние суще­ству­ю­щему, жизнь живу­щим, разум разумным.

Надо пом­нить, что Гос­подь слы­шит молитвы не только хри­стиан, но и дру­гих людей. Ведь на самом деле Бог слы­шит всех, при­зы­ва­ю­щих Его. Есть, напри­мер, в Индо­не­зии племя семан­гов. Они вспо­ми­нают о Боге только во время тай­фуна. Обычно они кол­дуют, бесам жертвы при­но­сят, а как только дело дохо­дит до ура­гана, кото­рый бесы и идолы не могут оста­но­вить, тогда они при­па­дают к Богу: «Тво­рец, не надо, мы с Тобой, Ты про­сти нас, пожа­луй­ста…» А почему они не делают так все­гда? Потому что не хотят, соб­ственно говоря, жить по-Божьи.

Бог слы­шит всех, при­зы­ва­ю­щих Его, и, если про­ше­ние во благо, Он его испол­нит. Но спа­сает Гос­подь лишь тех, кто соеди­нился с Ним в Таин­стве. Важно раз­де­лять слы­ша­ние и спа­се­ние. Неко­то­рые гово­рят: мы помо­ли­лись, и Бог нас услы­шал, зна­чит, мы правы. Но это не так, мы были правы, потому что помо­ли­лись, а в том, что не желаем воцер­ков­ляться, мы не правы. Ошибка очень распространенная.

Бывают слу­чаи явного вме­ша­тель­ства Бога: чело­век воз­звал к Все­выш­нему, помо­лился, напри­мер, в пада­ю­щем само­лете или в горя­щей машине, и Гос­подь услы­шал. Чело­век успо­ка­и­ва­ется и гово­рит: «У меня с Богом все нор­мально и отстаньте от меня со своим пока­я­нием». Но разве на самом деле это зна­чит, что вся наша жизнь оправ­ды­ва­ется одной сугу­бой молит­вой? Нет, конечно. В свя­то­оте­че­ской лите­ра­туре опи­сан слу­чай, как одна блуд­ница шла по дороге и уви­дела только что умер­шего ребенка вдовы. Это так ее тро­нуло, что она упала на колени и стала молиться: «Боже, про­сти, что я, блуд­ница, обра­ща­юсь к Тебе; знаю, что я — греш­ница, послед­няя пре­ступ­ница, но не ради меня, мерз­кой греш­ницы, а ради слез вдовы вос­креси его». И мла­де­нец вос­крес. Но ведь это не зна­чит, что блуд оправдан.

Чело­век, воз­звав­ший ко Гос­поду, дол­жен изме­ниться, бро­сить свой грех. Мно­гие делают так – Бога при­зо­вут, Он помо­жет, а чело­век даже спа­сибо не ска­жет, раз­вер­нется и пой­дет. К сожа­ле­нию, такая страш­ная вещь, как чудо­вищ­ная небла­го­дар­ность встре­ча­ется довольно часто. И в Писа­нии ска­зано, что «утуч­нел Изра­иль, и стал упрям; …и оста­вил он Бога, создав­шего его, и пре­зрел твер­дыню спа­се­ния сво­его» (Втор. 32, 15). Так про­ис­хо­дит и сей­час. Напри­мер, мно­гие ли бла­го­да­рят Бога после испо­веди за то, что Он про­стил вам грехи? У нас, к сожа­ле­нию, после испо­веди никому в голову не при­хо­дит бла­го­да­рить Бога, а ведь мы полу­чаем такой дар! Чело­веку Гос­подь дал про­ще­ние гре­хов про­сто так, зада­ром, а мы гово­рим: «Он так и дол­жен, так и обя­зан». Это – непра­вильно. За все надо благодарить.

Теперь давайте посмот­рим, что зна­чит – Все­мо­гу­щий? Воз­ни­кают раз­ные клас­си­че­ские вопросы: может ли Бог сотво­рить камень, кото­рый Он не в силах под­нять? Но надо пом­нить, что Гос­подь может все, что захо­чет, все­мо­гу­ще­ство явля­ется про­яв­ле­нием Его воли, соот­вет­ственно, оно не может воле про­ти­во­ре­чить. Напри­мер, Бог не спо­со­бен сде­лать зло. Но разве это огра­ни­чи­вает Его все­мо­гу­ще­ство? Гос­подь не может солгать и ска­зать глу­пость. Но разве это отри­цает Его все­мо­гу­ще­ство? Бог все­мо­гущ именно потому, что делает все, что захо­чет. Есть вещи, кото­рые Гос­подь может сде­лать, но не хочет. Напри­мер, Он может уни­что­жить все­лен­ную, но не хочет этого делать, потому что верен Сво­ему слову.

Есть два пред­став­ле­ния о Боге: Он – без­лик и Он – Лич­ность. Как вы дума­ете, Бог без­лик или Лич­ность? Может Бог ска­зать «Я» или не может?

Суще­ствует рас­про­стра­нен­ное заблуж­де­ние, что Бог – некая сила… Есть такое уче­ние – пан­те­изм. Оно гово­рит: Бог есть все, или: Он – кос­ми­че­ская сила. Это оши­боч­ное мне­ние, без­ли­кий Бог полу­ча­ется ниже, чем лич­ность чело­века, это пол­ный абсурд, глу­пость. Конечно же, Гос­подь – Лич­ность. Глав­ные харак­те­ри­стики лич­но­сти – ум, чув­ства, воля.

Давайте рас­смот­рим свой­ство ума Божия. Мы знаем, что Гос­подь обла­дает умом все­мо­гу­щим, Его ум настолько велик, что Он не нуж­да­ется ни в чьих сове­тах. Кто был совет­ни­ком у Бога и кто гово­рил Ему, что Он дол­жен сде­лать? «Ибо кто познал ум Гос­по­день? Или кто был совет­ни­ком Ему?» (Рим. 11, 34) . Это свой­ство сверх­ра­зума назы­ва­ется пре­муд­ро­стью, то есть свер­хмуд­ро­стью Бога. Бог настолько мудр, что Его мысли далеки от наших мыс­лей, как небо от земли.

Свой­ство сверх­ра­зума Гос­пода состоит в том, что Он свер­хмудр, и эта муд­рость настолько велика, что делает Его непо­сти­жи­мым. Мы знаем, что Бог непо­сти­жим, Его нельзя опи­сать чело­ве­че­скими мер­ками, и Его разум тоже не впи­сы­ва­ется в чело­ве­че­ские мерки. Но он им не про­ти­во­по­ло­жен, а соот­но­сится с ними, как пря­мая линия с отрез­ком, на ней лежа­щим. Нелепо думать, что абсо­лют­ная бес­ко­неч­ность огра­ни­чена чем-то, вроде наших зна­ний или наших пред­став­ле­ний, хотя эта огра­ни­чен­ная часть, назы­ва­е­мая нами исти­ной, вхо­дит в часть зна­ний Бога. Гос­подь знает всё, что знает чело­век, и бес­ко­нечно больше.

Мно­гие думают, что у Бога зна­ние одно, а у нас – дру­гое. Но это же абсурд! Если бы мы имели зна­ние, отлич­ное от Божьего, то не могли бы это зна­ние упо­треб­лять. Более того, сама спо­соб­ность мыс­лить в нас суще­ствует потому, что мы нахо­димся, по слову свя­того Иоанна Крон­штадт­ского, как в воз­духе, в Боже­ствен­ном разуме. Боже­ствен­ный разум дает нам спо­соб­ность мыс­лить, дает атмо­сферу для мыс­лей. Без этой атмо­сферы Вели­кого Ума никто не смог бы мыс­лить, думать вообще. Гос­подь дает всем и жизнь, и дыха­ние, и мысль, и разум, и Он, дей­стви­тельно, – Сущий, источ­ник всего. Но про­цесс мыш­ле­ния Гос­пода прин­ци­пи­ально отли­ча­ется от нашего.

Как мы полу­чаем информацию?

– Чаще всего от орга­нов чувств. Или какая-то мысль вдруг при­хо­дит.

– Есть два пути полу­че­ния инфор­ма­ции: или духов­ная сущ­ность, такая, как Ангел или бес, может вло­жить в нашу голову свои мысли, или мы полу­чим инфор­ма­цию от орга­нов чувств. Потом мы ее ана­ли­зи­руем, осмыс­ляем и вкла­ды­ваем в систему наших зна­ний. Но у Гос­пода про­цесс мыш­ле­ния дру­гой. Бог Сам – Суще­ство про­стое, то есть не состо­я­щее из частей, Он не слож­ный, и мысли Его поэтому про­стые, Он знает все таким, какое оно есть. Чело­ве­че­ская мысль часто бывает оши­бочна, мы порой при­ни­маем вещи не за то, чем они явля­ются. Самый гру­бый при­мер: чело­век напился и видит две двери вме­сто одной. Но и в обыч­ной жизни люди часто оце­ни­вают друг друга не как образ Божий, не как реаль­ное суще­ство с доб­рыми и злыми каче­ствами, а смот­рят на собе­сед­ника как на объ­ект, от кото­рого можно что-то полу­чить. То есть, отно­ше­ние заве­домо необъ­ек­тив­ное. Чело­век, к сожа­ле­нию, сей­час чаще всего не спо­со­бен видеть вещи такими, какие они есть на самом деле.

Чем больше чело­век гре­шит, тем менее он спо­со­бен видеть вещи объ­ек­тивно. Напри­мер, пора­зи­тельно как в миру отно­сятся к погоде. Часто люди недо­вольны любой пого­дой, потому что из-за греха дошли до край­ней сте­пени субъ­ек­тив­но­сти. Про­изо­шло это потому, что в резуль­тате гре­хо­па­де­ния воз­никла область фантазии.

– А чем плоха фантазия?

– Фан­та­зия – это не про­сто выдумка. Это сфера извра­щен­ных мыс­лей, кото­рая извра­щена настолько, что мы не можем видеть вещи такими, как они есть. Выход только один – научиться смот­реть на мир с точки зре­ния Бога. Лишь так можно уви­деть вещи насто­я­щими – посмот­реть на все Его гла­зами, соеди­нив­шись с Ним. Свя­тые видят вещи такими, какие они есть. Даже Биб­лию можно по-насто­я­щему понять, только смотря на нее гла­зами свя­тых. А иначе нельзя, потому что мы и на Биб­лию будем смот­реть с фан­та­зией. И поэтому полу­чится столько биб­лий, сколько голов, а то и больше, потому что в одной и той же голове может быть еще несколько абсо­лютно вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих биб­лий. А нужно смот­реть гла­зами Бога. Для этого нужно с Ним соеди­ниться. Он дает разум. Но, с дру­гой сто­роны, надо пом­нить, что есть гра­ницы нашего позна­ния. Есть вещи, дальше кото­рых мы захо­дить про­сто не можем, потому что они непо­сти­жимы. Напри­мер, когда Анто­ний Вели­кий спра­ши­вал Бога: почему одни бога­тые, дру­гие бед­ные, почему одни живут долго, дру­гие мало, то полу­чил такой ответ: «Анто­ний, себе вни­май, а об этом знать тебе не полезно, потому что это непо­сти­жимо». Это очень важ­ный прин­цип. Хри­сти­а­нин – сми­рен­ный, он знает, до какой гра­ницы можно позна­вать. Это раньше, в совет­ское время, гово­рили, что у чело­ве­че­ского разума нет пре­де­лов. Без­условно, пре­делы чело­ве­че­ского разума суще­ствуют. Никто из нас не может знать абсо­лютно все даже о самой про­стой вещи. Можете пол­но­стью опи­сать про­стую дере­вяшку, дать ее пол­ное состо­я­ние на всех уров­нях, напри­мер, на квантовом?

Со вре­ме­нем

– То есть, это прак­ти­че­ски нере­ально для разума в нынеш­нем состо­я­нии. Полу­ча­ется, что чело­ве­че­ским разу­мом можно постичь не все и не всегда.

Есть вещи, кото­рые мы можем и должны пости­гать; есть вещи, кото­рые мы можем пости­гать, но они необя­за­тельны; есть вещи, кото­рые мы можем пости­гать, но не должны; а есть вещи, кото­рые мы не можем и не должны пости­гать. В этом и заклю­ча­ется хри­сти­ан­ское смирение.

Что мы можем и должны – это то, что каса­ется спа­се­ния нашей души, исправ­ле­ния нашей жизни, жизни по воле Божией. Все, что каса­ется соеди­не­ния с Богом и пре­об­ра­же­ния нашей жизни, мы можем и должны делать.

Есть вещи, кото­рые мы можем позна­вать, но их знать не обя­за­тельно. Это каса­ется зна­ний о при­роде вещей. Можно зани­маться нау­кой, а можно ею и не зани­маться. В этом нет ника­кого греха, если ты не пыта­ешься про­ти­во­по­ста­вить науку Богу. Это вещь не пло­хая, но и не обязательная.

Есть вещи, кото­рые можно узнать, но делать их, ни в коем слу­чае нельзя. Речь идет о зле – знать зло можно, но делать, ни в коем слу­чае недопустимо.

А есть вещи, кото­рые нельзя узнать и пытаться не стоит. То есть это вещи непо­сти­жи­мые, кото­рые отра­жают при­роду, сущ­ность Самого Бога, Его внут­рен­нюю сущ­ность, как Он живет Сам в Себе. Мы это знать не можем, и пытаться не стоит.

Пого­во­рим о разуме. Очень мно­гие люди гово­рят, что Бог знает все, но при этом от Него всё-таки можно спря­таться. Я читал рас­сказ, как одна девочка хотела ута­щить у мамы кон­феты, и, чтобы Бог этого не заме­тил, она повер­нула иконы к стене. Такая модель пове­де­ния суще­ствует и у взрос­лых людей. Но Бог знает и видит все. В Биб­лии очень хорошо об этом ска­зано. Книга пре­муд­ро­сти Иисуса, сына Сира­хова гово­рит так: «Чело­век, кото­рый согре­шает про­тив сво­его ложа, гово­рит в душе своей: „кто видит меня? Вокруг меня тьма, и стены закры­вают меня, и никто не видит меня: чего мне бояться? Все­выш­ний не вос­по­мя­нет гре­хов моих“. Страх его – только глаза чело­ве­че­ские, и не знает он того, что очи Гос­пода в десять тысяч крат свет­лее солнца, и взи­рают на все пути чело­ве­че­ские, и про­ни­кают в места сокро­вен­ные» (Сир. 23, 24–28). Бог знает все дела люд­ские, абсо­лютно все, без исклю­че­ния. Все нерас­ка­ян­ные грехи чело­ве­че­ские, кото­рые не омыты Кро­вью Спа­си­теля, пред­ста­нут перед лицом Гос­пода и будут бро­шены Им в лицо греш­ни­кам. И все люди увидят.

Бог знает не только дела, но и мысли людей, все тайны сердца. Гос­подь про­ви­дит все дела наши до того, как они совер­шатся. Он знает абсо­лютно всё. Именно поэтому мы не можем оце­нить до конца Его мило­сер­дия и не должны судить Его дела. Бог обла­дает бо́льшим зна­нием, чем люди. Мы гово­рим: какой хоро­ший чело­век, как же он мог так пасть и почему Гос­подь попу­стил ему это? Заме­чено, что чаще и силь­нее впа­дают в грех те люди, кото­рые счи­тают себя очень хоро­шими. Самое страш­ное состо­я­ние – гор­дыня, самый страш­ный грех – гор­дость. Для Бога не так страшно убий­ство, как гор­дыня, потому что чело­век может убить в состо­я­нии аффекта и рас­ка­яться, а гор­дыня, если чело­век в ней оста­ется, не пустит в сердце рас­ка­я­ние и погу­бит чело­века. Также совер­шенно недо­пу­стимо роп­тать на Бога. Ропот – тяже­лый грех, вы не зна­ете о себе всего, что известно Богу. Не веда­ете, что для вас лучше или хуже.

Что такое ропот? Кри­тика?

– Кри­тика Бога. Есть суще­ство, кото­рое назы­ва­ется кри­ти­ком или кле­вет­ни­ком – по-гре­че­ски диаволом.

Кри­тика и дья­вол – это одно и то же?

– Ну, близко, ска­жем так. На самом деле, конечно, кри­тика– немножко дру­гое слово. «Кри­тика»– от слова «судить». Кри­ти­кую– зна­чит, сужу, осуж­даю. Но дья­вол– клеветник.

Мы можем о дру­гом чело­веке узнать нечто пло­хое, это не будет ника­ким гре­хом. Но мы не можем пере­но­сить осуж­де­ние на чело­века, потому что мы не знаем, что внутри чело­века, в его сердце. Только Бог может судить чело­века, потому что Он знает все о нем.

Теперь пого­во­рим о воле Гос­пода. Воля Его – бла­гая и совершенная.

– Что зна­чит «бла­гая»?

– Бог есть добро. Он имеет выс­шую меру раз­ли­че­ния добра и зла. Он Сам благ. Един­ствен­ный, Кто явля­ется бла­гим по Своей при­роде, – это Бог.

Как это – бла­гим?

– Бог – источ­ник добра, блага. Слово «добро» в сла­вян­ском пере­воде озна­чает «кра­сота». Он – источ­ник кра­соты, при­чем нрав­ствен­ной, то есть добро – нрав­ствен­ная кра­сота. Это не только какой-то опре­де­лен­ный набор хоро­ших дел, морально одоб­ря­е­мых, как мно­гие оши­бочно думают. Нет, добро – это нрав­ствен­ная кра­сота. Итак, Его воля бла­гая, Его воля совер­шен­ная, Его воля – источ­ник вся­кого блага, Бог – кро­ток, сми­рен, Он – любовь, Он – чистота, Он – добр и мило­серд. И Биб­лия гово­рит, что Он – бла­го­у­тро­бен. Как вы дума­ете, что зна­чит «бла­го­у­тро­бен»?

Добро внутри? То есть, тво­ря­щий внутри добро?

– Нет. Бла­го­у­тро­бие – очень тон­кое, очень глу­бо­кое поня­тие. Оно озна­чает, что Бог любит людей мате­рин­ской любо­вью, забо­тится о нас, как мать о своих детях.

Бог пра­ве­ден и мило­стив одно­вре­менно. Поэтому мы гово­рим, что правда и милость встре­ти­лись в Боге.

– Что зна­чит «пра­ве­ден»?

– Бог абсо­лютно прав во всех Своих делах и в день Суда всем без исклю­че­ния это пока­жет. Мы сами уви­дим, что Бог был прав, и никто не смо­жет Ему воз­ра­зить. Все уви­дят Его абсо­лют­ную спра­вед­ли­вость. Мы не можем ска­зать, что Бог – тво­рец зла, так? Вот Аллах делает зло и добро, так напи­сано в Коране. Истин­ный Бог не таков. Он гово­рит: «Я творю только благо, зло нена­вистно Мне».

А войны, ката­клизмы – это тоже благо?

– Это бед­ствия, но не зло. Бед­ствие– это нака­за­ние, кото­рое дается не во зло, а во благо, для исправ­ле­ния, пока­я­ния. Бог явля­ется источ­ни­ком только блага. Бог абсо­лютно пра­ве­ден, спра­вед­лив и абсо­лютно непод­ку­пен. Как гово­рит Писа­ние, Бог не смот­рит на лица, Он не лице­при­я­тен. Он не берет подар­ков, Он не берет взя­ток, Ему все равно, кто чело­век,– царь, пре­зи­дент, Пат­ри­арх, бомж. Он судит и воз­даст каж­дому по делам его ровно столько, сколько чело­век заслу­жил. Есть в Писа­нии такие при­меры. Царь Давид решил, что раз он царь, то может совер­шить любое дея­ние. И согре­шил, пре­лю­бо­дей­ство­вав с женой сво­его вое­на­чаль­ника, кото­рого сам ото­слал на войну. Давид думал, что ему все сой­дет с рук, потому что он царь. А к нему при­шел про­рок и ска­зал: «Царь, рас­суди дело: жили два соседа, бога­тый и бед­ный; у бога­того было мно­же­ство скота, у бед­ного – одна овечка; к бога­тому при­шел гость, а ему не захо­те­лось свой скот тро­гать, он взял и забрал един­ствен­ную овечку бед­няка и зако­лол ее для сво­его друга. Как дума­ешь, что заслу­жи­вает этот чело­век? Скажи вслух». Царь Давид в яро­сти закри­чал, что такой чело­век заслу­жи­вает смерти, он дол­жен вчет­веро больше отдать за то, что взял у бед­няка. Тогда про­рок ска­зал: «А это ты. Это ты сде­лал, тебе дано было все, а ты забрал послед­нее у ближ­него сво­его». Един­ствен­ное, что спасло Давида, – глу­бо­кое рас­ка­я­ние перед Богом. Нака­за­ние к нему при­шло: Авес­са­лом, сын его, вос­стал про­тив него, как и обе­щал Бог, чтобы люди не думали, что Бог остав­ляет зло без нака­за­ния, что Он со злом при­ми­рился. Мно­гие счи­тают, что Бог со вре­ме­нем при­ми­ря­ется со злом. Неко­то­рые думают: это давно было, тра­вой поросло, никто и не пом­нит, зна­чит, и зла нет, забы­лось… Но зло от вре­мени не про­хо­дит, зло смы­ва­ется только Кро­вью Христовой.

Цер­ков­ное Пре­да­ние гово­рит, что в день смерти чело­веку пред­став­ля­ется все зло, кото­рое он сде­лал и не рас­ка­ялся. Поэтому очень важно пока­я­ние. Все зло, что было сде­лано, смы­ва­ется Кре­ще­нием, а у кре­ще­ных – пока­я­нием, но необ­хо­димо это зло не повто­рять больше нико­гда. Но Бог мило­стив, если бы было иначе, то на земле не было места человечеству.

Мно­гие тре­буют спра­вед­ли­во­сти от людей и от Бога. Спра­вед­ли­во­сти хотеть хорошо, но пра­вед­но­сти стоит желать больше. Нужно хотеть быть пра­вед­ным, то есть – подоб­ным Богу.

И милость Бога про­яв­ля­ется в том, что Он дей­стви­тельно дол­го­тер­пе­лив. На самом деле все, что про­ис­хо­дит на земле, объ­яс­ня­ется дол­го­тер­пе­нием Бога. Он тер­пит, ждет, пока люди обра­тятся, чтобы они могли спа­стись. Почему до сих пор исто­рия мира не закон­чи­лась? Потому что Бог ждет, чтобы люди при­шли к Нему: Он ждет, пока язы­че­ские народы обра­зу­мятся, пре­кра­тят кла­няться идо­лам и при­дут к Нему; Он ждет, когда бого­от­ступ­ники пока­ются и при­дут к Нему, потому что Он не хочет смерти греш­ни­ков, Он не хочет, чтобы хоть кто-то погиб.

С каж­дым годом обста­новка в мире ста­но­виться хуже и хуже, страшно жить? Почему Бог попус­кает все это?

– У Бога про все напи­сано, Он кон­кретно знает обо всем, что будет с чело­ве­че­ством и с каж­дым из нас. И Он знает, что еще есть люди, кото­рые могут обра­титься, чтобы насле­до­вать Его Цар­ство. А чело­век важ­нее, пони­ма­ете, один спа­сен­ный важ­нее, чем толпы погиб­ших. Он оправ­ды­вает их гибель.

То есть, до послед­него пра­вед­ника так и будет?

– Да, до послед­него пра­вед­ника так и будет. Напри­мер, среди писа­те­лей есть гра­фо­маны, но согла­си­тесь, что и один талант­ли­вый писа­тель может оправ­дать суще­ство­ва­ние лите­ра­туры в целом. И так же один пра­вед­ник оправ­ды­вает все человечество.

Однако и Божье дол­го­тер­пе­ние огра­ни­чено спра­вед­ли­во­стью, когда Бог видит, что чело­век не исправ­ля­ется и не испра­вится нико­гда, тогда Гос­подь карает. Ска­зано: «В чем застану, в том и сужу», – а ска­зано это именно о том, что в момент смерти реша­ется судьба чело­века, куда он идет – к Богу или диаволу.

– Почему бывают греш­ные правители?

– По двум при­чи­нам: пер­вая – народ это заслу­жил, как бич такой, чтобы люди от земли под­ня­лись, хотя бы неко­то­рые. Вто­рая при­чина – чтобы люди не думали, что Цар­ство Божие можно на земле постро­ить. Если все время будут хоро­шие пра­ви­тели, люди забу­дут о Небе. Они поду­мают, что можно и на земле Цар­ство Божие сде­лать. А Бог посы­лает всё по мере Своей спра­вед­ли­во­сти, по мере заслуг каж­дого чело­века. Бог под­ни­мает пра­ви­те­лей и низ­вер­гает пра­ви­те­лей, когда Ему угодно и каких Ему хочется.

– Может ли чело­век сам решать что-то в жизни или только Бог тво­рит Свою волю?

– Воля Бога свя­щенна, и она про­яв­ля­ется как Про­мысл. Мы знаем, что Бог Тво­рец мира. Он управ­ляет миром, непре­станно под­дер­жи­вая его бытие, и если бы Бог убрал Свою руку, все бы мгно­венно исчезло. Он есть Сущий, Он обла­дает сущ­но­стью Сам по Себе. Соб­ственно, Его имя – Сущий. И Он дает сущ­ность всему. Он есть Жизнь, Он есть дыха­ние всего. Он дер­жит все Бытие и явля­ется вла­сте­ли­ном истории.

Мно­гие люди думают, что миром пра­вит диа­вол, но это не так. Зло, кото­рое воз­ни­кает по сво­бод­ной воле чело­века, Бог обра­щает к доб­рым послед­ствиям, исполь­зует и пре­вра­щает его во благо. Однако зло от этого злом быть не пере­стает, это очень важно пом­нить. Мно­гие люди гово­рят: можно ино­гда солгать, чтобы хоро­шее дело вышло! Как вы дума­ете, ложь оправ­ды­ва­ется в таких случаях?

Нет, ложь нико­гда не оправ­ды­ва­ется.

– Можно ли для блага Родины убить невин­ного человека?

Нет.

– Да, зло – это зло навсе­гда, оно есть отход от воли Божией, а Бог уже послед­ствия зла обра­щает к доб­рым послед­ствиям. Зло нико­гда не оправ­ды­ва­ется тем, что Бог его преодолевает!

Ска­жите, пожа­луй­ста, явля­ется ли мона­ше­ство гаран­тией пра­вед­но­сти чело­века, его принявшего?

– Гаран­тией пра­вед­но­сти явля­ется бла­гая воля Бога. Дру­гих гаран­тий нет.

Среди мона­хов греш­ники есть?

– Конечно же, да. Мона­ше­ство – это опре­де­лен­ное слу­же­ние, посвя­ще­ние жизни Богу. Но если чело­век обе­щал всю свою жизнь слу­жить Богу, он отве­чает за нару­шен­ное обе­ща­ние. Также как и чело­век, с дет­ства вос­пи­тан­ный в вере, с боль­шей пол­но­той отве­чает за свои гре­хов­ные про­ступки, чем тот, кто только что кре­стился, но по мере воцер­ко­в­ле­ния ответ­ствен­ность каж­дого уве­ли­чи­ва­ется. Кому больше дано, с того больше и взыщется.

Но при этом вся­кое добро Бог под­дер­жи­вает и уси­ли­вает. Даже добро несо­вер­шен­ное, в мире сде­лан­ное не ради Него. Мы, конечно, знаем, что ника­кое добро, сде­лан­ное без Бога, не явля­ется спа­си­тель­ным. Какой бы чело­век ни был хоро­ший, без Бога он спа­стись не может. Спа­се­ние – это соеди­не­ние с Богом, доб­рые дела – лишь одно из усло­вий, но не замена веры. Мно­гие думают, что спа­се­ние можно зара­бо­тать с помо­щью доб­рых дел. Вот отсчи­тал неко­то­рое коли­че­ство доб­рых дел и спа­се­ние себе купил. У като­ли­ков есть такое поня­тие, как «весы»: весы общие и част­ные. Если чело­век много доб­рых дел сде­лал, то они его грехи пере­ве­сили. Полу­ча­ется, что доб­рое дело равно пока­я­нию. Если ты сде­лал много доб­рых дел, то они идут в общую копилку и дру­гого греш­ника спа­сают. Это очень удобно, конечно, но несколько про­ти­во­ре­чит Слову Божию. На самом деле, спа­се­ние – это соеди­не­ние с Богом.

От чего надо спа­саться?

– От греха и его послед­ствий. От духов­ной и физи­че­ской смерти. Физи­че­ская смерть пре­одо­ле­ва­ется Вос­кре­се­нием Хри­ста, Его силой, а духов­ная смерть пре­одо­ле­ва­ется пока­я­нием, постом и молитвой.

Доб­рые дела при­во­дят чело­века к тому, что он нахо­дит Бога. В Свя­щен­ном Писа­нии есть эпи­зод про сот­ника Кор­ни­лия, кото­рый очень любил раз­да­вать мило­стыню. И Бог послал к нему Ангела, кото­рый ска­зал: «…молитвы твои и мило­стыни твои при­шли на память пред Богом. Итак пошли людей в Иоп­пию и при­зови Симона, назы­ва­е­мого Пет­ром. Он гостит у неко­его Симона кожев­ника, кото­рого дом нахо­дится при море; он ска­жет тебе слова, кото­рыми спа­сешься ты и весь дом твой» (Деян. 10, 4–6). Без Бога никто бы не спасся. Сами по себе доб­рые дела, сде­лан­ные без Бога, не спа­сают, но при­во­дят к спа­се­нию. А когда чело­век при­нял Кре­ще­ние, доб­рые дела должны делаться с Богом, и тогда они усва­и­вают то спа­се­ние, кото­рое уже дано.

Но спа­са­емся мы не только при помощи доб­рых дел, но и через при­ня­тие Таинств. Поэтому те, кто не вошел в еди­не­ние с Богом через Таин­ства погиб­нут. Гибель заклю­ча­ется в состо­я­нии отвер­жен­но­сти Богом, когда Бог гово­рит: «Ты хотел жить без Меня – иди», – в этом гибель.

Ска­жите, пожа­луй­ста, а вот гово­рят, что кон­фес­сии раз­ные, а Бог один, как это понимать?

– Вы верно ска­зали, что Бог один, и верно, что кон­фес­сии раз­ные, но не все кон­фес­сии ведут к одному Богу. Обще­ние с Богом воз­можно, если Сам Бог устра­и­вает это обще­ние. Цер­ковь– место Свя­того Духа, Кото­рый открыл Себя в День Пятидесятницы.

Пого­во­рим о чув­ствах Божиих. Надо пом­нить, что Бог есть Любовь, но любовь – это состо­я­ние воли, не только чувств. Бог мило­стив – это про­яв­ле­ние чувств. Кроме того, что Он любит, Он еще и рев­нует, но это не рев­ность чело­ве­че­ская. Он не сми­ря­ется, если чело­век ухо­дит от Него. Гнев и ярость Его все­гда будут пре­сле­до­вать этого чело­века. Есть такие слова в Писа­нии: «Если же не послу­ша­ете Меня и не будете испол­нять всех запо­ве­дей сих, и если пре­зрите Мои поста­нов­ле­ния, и если душа ваша возг­ну­ша­ется Моими зако­нами, так что вы не будете испол­нять всех запо­ве­дей Моих, нару­шив завет Мой, – то и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чах­лость и горячку, от кото­рых исто­мятся глаза и изму­чится душа, и будете сеять семена ваши напрасно, и враги ваши съе­дят их; обращу лице Мое на вас, и падете пред вра­гами вашими, и будут гос­под­ство­вать над вами непри­я­тели ваши, и побе­жите, когда никто не гонится за вами. Если и при всем том не послу­ша­ете Меня, то Я все­меро уве­личу нака­за­ние за грехи ваши, и сломлю гор­дое упор­ство ваше, и небо ваше сде­лаю, как железо, и землю вашу, как медь; и напрасно будет исто­щаться сила ваша, и земля ваша не даст про­из­расте­ний своих, и дерева земли [вашей] не дадут пло­дов своих. Если же [после сего] пой­дете про­тив Меня и не захо­тите слу­шать Меня, то Я при­бавлю вам уда­ров все­меро за грехи ваши: пошлю на вас зве­рей поле­вых, кото­рые лишат вас детей, истре­бят скот ваш и вас умень­шат, так что опу­стеют дороги ваши. Если и после сего не испра­ви­тесь и пой­дете про­тив Меня, то и Я [в яро­сти] пойду про­тив вас и поражу вас все­меро за грехи ваши, и наведу на вас мсти­тель­ный меч в отмще­ние за завет; если же вы укро­е­тесь в города ваши, то пошлю на вас язву, и пре­даны будете в руки врага; хлеб, под­креп­ля­ю­щий чело­века, истреблю у вас; десять жен­щин будут печь хлеб ваш в одной печи и будут отда­вать хлеб ваш весом; вы будете есть и не будете сыты. Если же и после сего не послу­ша­ете Меня и пой­дете про­тив Меня, то и Я в яро­сти пойду про­тив вас и накажу вас все­меро за грехи ваши, и будете есть плоть сынов ваших, и плоть доче­рей ваших будете есть; разорю высоты ваши и раз­рушу столбы ваши, и повергну трупы ваши на обломки идо­лов ваших, и возг­ну­ша­ется душа Моя вами; города ваши сде­лаю пусты­нею, и опу­стошу свя­ти­лища ваши, и не буду обо­нять при­ят­ного бла­го­уха­ния [жертв] ваших; опу­стошу землю [вашу], так что изу­мятся о ней враги ваши, посе­лив­ши­еся на ней; а вас рас­сею между наро­дами и обнажу вслед вас меч, и будет земля ваша пуста и города ваши раз­ру­шены» (Лев. 26, 14–33). Поэтому, соб­ственно, рев­ность – это свой­ство Бога. То есть, не страсть рев­но­сти, а неже­ла­ние Его, чтобы люди ухо­дили от Него. Поэтому Бог тре­бует чело­века всего, пол­но­стью. Вы ста­но­ви­тесь хри­сти­а­нами для того, чтобы отдать Богу все свое сердце: не поло­вину, не чет­вер­тинку, не даже девя­но­сто про­цен­тов, а всего себя. Бог на мень­шее не согласен.

Бог явля­ется покоем и источ­ни­ком вся­кого бла­жен­ства. Слова «Бог» и «бога­тый» – род­ствен­ные, поэтому Он – Все­до­воль­ный, то есть ни в чем не нуж­да­ю­щийся. Богу от чело­века не нужно ничего для Его соб­ствен­ного бытия. Неко­то­рые гово­рят: а вот я назло Богу это сде­лаю. Как вы дума­ете, Ему хуже ста­нет? Нет. Это как в зна­ме­ни­том анек­доте: подо­жгу род­ную хату, чтобы у тещи зять был без­дом­ный. А как вы дума­ете, Бога можно подкупить?

– Нет.

– А неко­то­рые по нера­зу­мию пола­гают, что они могут Богу что-то дать. При­хо­дят в цер­ковь, заку­пают тол­стые свечи, ста­вят их и думают, что Бог за такую тол­стую свечу их грехи про­стит, и они затем вер­нутся делать то же самое. А Бог ска­жет: «Не надей­тесь на обман­чи­вые слова: „здесь храм Гос­по­день, храм Гос­по­день, храм Гос­по­день“. Но если совсем испра­вите пути ваши и дея­ния ваши, если будете верно про­из­во­дить суд между чело­ве­ком и сопер­ни­ком его, не будете при­тес­нять ино­земца, сироты и вдовы, и про­ли­вать невин­ной крови на месте сем, и не пой­дете вослед иных богов на беду себе, – то Я оставлю вас жить на месте сем, на этой земле, кото­рую дал отцам вашим в роды родов. Вот, вы наде­е­тесь на обман­чи­вые слова, кото­рые не при­не­сут вам пользы. Как! вы кра­дете, уби­ва­ете и пре­лю­бо­дей­ству­ете, и кля­не­тесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите вослед иных богов, кото­рых вы не зна­ете, и потом при­хо­дите и ста­но­ви­тесь пред лицом Моим в доме сем, над кото­рым наре­чено имя Мое, и гово­рите: „мы спа­сены“, чтобы впредь делать все эти мер­зо­сти. Не сде­лался ли вер­те­пом раз­бой­ни­ков в гла­зах ваших дом сей, над кото­рым наре­чено имя Мое?» (Иер. 7, 4–11).

Нет, гово­рит Гос­подь Бог, вы не будете спа­сены, Я накажу вас и пока­раю вас за ваши дела. И в дру­гом месте, в Псал­тири Бог гово­рит так: «Бог богов, Гос­подь воз­гла­го­лал и при­зы­вает землю, от вос­хода солнца до запада. С Сиона, кото­рый есть верх кра­соты, явля­ется Бог, гря­дет Бог наш, и не в без­мол­вии: пред Ним огонь пояда­ю­щий, и вокруг Его силь­ная буря. Он при­зы­вает свыше небо и землю, судить народ Свой: „собе­рите ко Мне свя­тых Моих, всту­пив­ших в завет со Мною при жертве“. И небеса про­воз­гла­сят правду Его, ибо судия сей есть Бог. „Слу­шай, народ Мой, Я буду гово­рить; Изра­иль! Я буду сви­де­тель­ство­вать про­тив тебя: Я Бог, твой Бог. Не за жертвы твои Я буду уко­рять тебя; все­со­жже­ния твои все­гда предо Мною; не приму тельца из дома тво­его, ни коз­лов из дво­ров твоих, ибо Мои все звери в лесу, и скот на тысяче гор, знаю всех птиц на горах, и живот­ные на полях предо Мною. Если бы Я взал­кал, то не ска­зал бы тебе, ибо Моя все­лен­ная и все, что напол­няет ее. Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь коз­лов? При­неси в жертву Богу хвалу и воз­дай Все­выш­нему обеты твои, и при­зови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты про­сла­вишь Меня“. Греш­нику же гово­рит Бог: „что ты про­по­ве­ду­ешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои, а сам нена­ви­дишь настав­ле­ние Мое и слова Мои бро­са­ешь за себя? Когда видишь вора, схо­дишься с ним, и с пре­лю­бо­де­ями сооб­ща­ешься; уста твои откры­ва­ешь на зло­сло­вие, и язык твой спле­тает ковар­ство; сидишь и гово­ришь на брата тво­его, на сына матери твоей кле­ве­щешь; ты это делал, и Я мол­чал; ты поду­мал, что Я такой же, как ты. Изоб­личу тебя и пред­ставлю пред глаза твои [грехи твои]. Ура­зу­мейте это, забы­ва­ю­щие Бога, дабы Я не вос­хи­тил, – и не будет избав­ля­ю­щего. Кто при­но­сит в жертву хвалу, тот чтит Меня, и кто наблю­дает за путем своим, тому явлю Я спа­се­ние Божие» (Пс. 49).

Важно пони­мать и пом­нить, что Бога нельзя никак под­ку­пить. Когда мы что-то жерт­вуем нищим, делаем добро, ста­вим свечи, мы не под­ку­паем Бога, мы посту­паем по закону мило­сер­дия, чтобы быть подоб­ными Богу. Мы жерт­вуем что-то, чтобы ска­зать, что мы при­знаем, что все, что нам дано, – это Божие. Что Его мы отдаем Ему же. Кому при­над­ле­жит все золото и серебро мира? Творцу. И как раз для этого мы подаем мило­стыню, а не для того, чтобы под­ку­пить Его.

C дру­гой сто­роны Бог – источ­ник вся­кой радо­сти и тишины. Ска­зано: «Дело Его – слава и кра­сота, и правда Его пре­бы­вает вовек. Памят­ными соде­лал Он чудеса Свои; мило­стив и щедр Гос­подь» (Пс. 110, 3–4). Бог ска­зал: «При­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас; возь­мите иго Мое на себя и научи­тесь от Меня, ибо Я кро­ток и сми­рен серд­цем, и най­дете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 28–30).

Люди ищут сча­стье, покой, но ищут в семье, в водке, в нар­ко­ти­ках, ищут в искус­стве, в кни­гах и… не нахо­дят. Разве радость можно найти где-нибудь вне Бога? Име­ется в виду радость насто­я­щая. Разве может быть насто­я­щей та радость, кото­рая закан­чи­ва­ется. Любая радость закан­чи­ва­ется, кроме одной. Кроме радо­сти Самого Бога. И чело­век, к ней стре­мив­шийся, полу­чает веч­ную радость. В этом цель хри­сти­ан­ской жизни, в этом спа­се­ние. Оно заклю­ча­ется в том, чтобы жить жиз­нью Самого Бога, в Нем найти источ­ник радо­сти. Вот чело­век, кото­рый молится, уже и здесь чув­ствует уча­стие в этом покое. Почему муче­ники радо­ва­лись под пыт­ками? Не потому, что были фана­ти­ками, – они радо­ва­лись тому, что в них дей­ство­вала сила Бога, кото­рая эти пытки пре­вра­щала в ничто. Неко­то­рые даже боли пытки не чув­ство­вали, пред­став­ля­ете! Жизнь Бога настолько пере­пол­няла их, что они ста­но­ви­лись источ­ни­ками бла­го­дати. До сих пор у их мощей совер­ша­ются чудеса. Люди при­ка­са­ются к мощам свя­того и исце­ля­ются от тяже­лей­ших болез­ней. Да и сами тела свя­тых веками, тыся­че­ле­ти­ями не под­вер­жены рас­паду. Почему? Потому что жизнь Бога пере­пол­нила даже тела их, не говоря уже про душу. Это как раз и есть наша надежда, жизнь в Самом Боге, в Его источ­нике силы. Для всех кре­ще­ных это дости­жимо, если они захо­тят, для некре­ще­ных – нет. Глав­ный путь – через При­ча­стие, чело­век, не при­ча­ща­ю­щийся Тела и Крови, нико­гда этого не достигнет.

Можно ли каким-то обра­зом про­ве­рить чудеса и исце­ле­ния? Как узнать, правда ли чело­век выздо­ро­вел, был ли он болен или это обман?

–Чудеса, исце­ле­ния про­ис­хо­дят и в наше время. Вот, на моих гла­зах был слу­чай исце­ле­ния боль­ного СПИ­Дом. Все знают, что это неиз­ле­чи­мое забо­ле­ва­ние. Исце­ле­ние про­изо­шло с моей хоро­шей зна­ко­мой, она была нар­ко­манка, забо­лела СПИ­Дом. По справ­кам нали­чие в крови вируса было несо­мнен­ным. Она пере­ме­нила всю свою жизнь, пере­стала быть нар­ко­ман­кой, рас­ка­я­лась в своих делах, испо­ве­до­ва­лась, при­ча­сти­лась Свя­тых Хри­сто­вых Таин, и СПИД исчез! Подроб­ней­шие, неза­ви­си­мые друг от друга обсле­до­ва­ния в несколь­ких боль­ни­цах под­твер­дили факт отсут­ствия СПИДа. И таких при­ме­ров сотни, если не тысячи, по одной Москве. На самом деле Пра­во­слав­ная Цер­ковь не утра­тила силу чудес до сих пор. Но для нас важно не чудо само по себе. Для нас важно обще­ние с Богом. Чело­век может исце­литься, но забыть о Божией мило­сти: помните, как про­ка­жен­ный и исце­лен­ный забыли пойти отбла­го­да­рить Гос­пода. Для Бога важно то, что у нас в сердце.

Рас­ска­жите о миро­то­чи­вых иконах?

– Чудеса миро­то­чи­вых икон Гос­подь являет до сих пор. Икону назы­вают миро­то­чи­вой, когда из нее начи­нает выде­ляться бла­го­вон­ное масло. На моих гла­зах одна­жды перед одной ико­ной Царя-муче­ника стоял пар, и выде­ля­лось миро. А в дру­гом слу­чае, один из при­хо­жан видел сво­ими гла­зами, как четыре капли сте­кали с четы­рех кон­цов иконы. В наш храм часто при­во­зят икону, кото­рая очень сильно миро­то­чит. Миром от нее напол­ня­лись целые вазы и исце­ля­лись люди.

Давайте теперь перей­дем к самой серд­це­вине тайны хри­сти­ан­ства. Самая глав­ная вера хри­стиан – это вера в Божие три­един­ство. Мы верим, что Бог не про­сто Лич­ность, а Сверх­лич­ность, потому что это три Лич­но­сти, Кото­рые явля­ются Еди­ным Богом – Отец, Сын, Дух Свя­той. Это тайна тайн, самая глав­ная в хри­сти­ан­стве. Во имя Тро­ицы мы при­ни­маем Кре­ще­ние, во имя Тро­ицы мы полу­чаем усы­нов­ле­ние, во имя Тро­ицы мы полу­чаем про­ще­ние гре­хов. Почему мы верим в Тро­ицу? Потому что так открыл Бог. Мы знаем, что неве­рие в Тро­ицу под­ра­зу­ме­вает неве­рие в любовь. Напри­мер, мусуль­мане не верят, что Бог – Тро­ица. И они не верят, что Бог – любовь. А мы верим, что Бог есть любовь и поэтому – Тро­ица. Бог все­гда вер­ный и любя­щий, Он – Любовь, именно потому, что Он Троица.

Есть раз­ные попытки логи­че­ского обос­но­ва­ния тро­ич­но­сти. Можно срав­нить Тро­ицу с сол­неч­ным дис­ком и иду­щим от него лучом и теп­лом. Сол­неч­ный диск – сим­вол Отца, луч – сим­вол Сына, а тепло – сим­вол Свя­того Духа. Хоть они и раз­ли­ча­ются между собой, но состав­ляют нечто еди­ное. Но это только образ. Или, напри­мер, река – это источ­ник, русло и устье – три состав­ля­ю­щие одного целого, хотя они и раз­ли­ча­ются между собой, сущ­ность одна. Но это все образы, кото­рые должны про­ил­лю­стри­ро­вать тайну. Тайна оста­нется тай­ной. Мы не можем ска­зать, почему Бог – Тро­ица. Тро­ич­ность суще­ствует без вся­ких «почему». Нельзя думать, что если дока­жешь это, то Бог – Тро­ица, а если не дока­жешь, то Он не Тро­ица. Он Тро­и­чен Сам по Себе, хотим мы этого или нет. Мно­гие люди гово­рят: ну что вы пуга­ете Судом Божиим, все равно я в Бога не верю. Можно отве­тить: не веришь – твое дело, Бог же от этого не пере­ста­нет быть. И самое страш­ное, что Суд от этого тоже не исчезнет.

Дог­мат Тро­ицы внут­ренне не про­ти­во­ре­чив, то есть мы не гово­рим, что Бог тро­и­чен по сущ­но­сти и Един по сущ­но­сти – это было бы логи­че­ское про­ти­во­ре­чие. Мы не гово­рим, что Он тро­и­чен по Лич­но­сти и един по Лич­но­сти – это тоже было бы логи­че­ское про­ти­во­ре­чие. Но мы знаем, что Он тро­и­чен: три Лич­но­сти, три «Я», три Само­со­зна­ния и одна Сущ­ность. И все три – един Бог, одно Цар­ство, одна Слава, одно Могу­ще­ство, одна Дер­жава, одна Власть.

Итак, мы верим в три Личности.

Пер­вая Лич­ность – это Отец. Имя Его – Отец. При­чем, как гово­рит свя­той Кирилл Алек­сан­дрий­ский, имя Отец больше, чем имя Бог. Почему? Потому что Бог – Отец вне зави­си­мо­сти от тво­ре­ния. Он – веч­ный Отец. Можно ли быть отцом без детей? Нет, конечно. Поэтому Бог Отец все­гда имеет Сына. Очень важно пом­нить, что Сын рож­ден Отцом без матери. Мно­гие оши­бочно думают, что хри­сти­ане будто бы счи­тают, что Он – плот­ской Сын Отца. Это глу­пость. Бес­плот­ный Отец рож­дает бес­плот­ного Сына.

Иисус Хри­стос, Сын Божий, Его дру­гое имя – Логос, Сын, Слово. Он – Слово Отца. Как наш разум порож­дает себя в слове, так и Отец порож­дает Сына, Кото­рый явля­ется веч­ным Само­от­кро­ве­нием Отца. Отец – без­на­ча­лен, Он не имеет ника­кого начала. Не только в смысле вре­мени, в смысле вре­мени не имеет начала ни одна из Лич­но­стей Боже­ствен­ных – Пред­веч­ный Отец, Пред­веч­ный Сын, Пред­веч­ный Дух Свя­той. Они все Веч­ные. Они все Святы. Они все Совер­шенны. Но Отец не имеет начала и в смысле про­ис­хож­де­ния. Он – источ­ник бытия Сам по Себе. Он соеди­няет жизнь в Самом Себе, как ска­зано в Слове Божием. Он обла­дает всей пол­но­той Боже­ствен­ной при­роды, и всю ее дает в рож­де­нии Сыну.

Бог Сын, Слово Отца – веч­ное Откро­ве­ние Отца, печать образа Отца, веч­ная икона Отца, сия­ние Его Славы, Свет от Света Вос­си­яв­ший. Он вечно рож­ден от Отца. Или рождается.

– Почему и рож­ден, и рож­да­ется?

– Рож­ден, поскольку все­гда совер­ше­нен, в Нем нет ника­кого тече­ния, ника­кого про­цесса. А рож­да­ется, потому что Он вечно в Отце. То есть, Он не отде­лился от Отца в рож­де­нии. Вот у нас в рож­де­нии как про­ис­хо­дит? Ребе­нок отде­ля­ется от матери. В Боге не так. Отец весь в Сыне, и Сын весь в Отце. И рож­ден прежде всех веков, то есть прежде вся­кого вре­мени, как ска­зано в Сим­воле Веры: «…иже от Отца рож­ден­наго прежде всех век». И рож­де­ние Его непод­властно ника­ким страст­ным харак­те­ри­сти­кам, оно подобно тому, как свечку воз­жи­гают от свечки. Отец родил Сына, но не изне­мог, не исто­щился. А Иисус Хри­стос назы­ва­ется Силой Отца. Он – веч­ная Сила Отца. Отец родил Силу, но Сам не обес­си­лел. Хри­стос назы­ва­ется Пре­муд­ро­стью Отца. Отец родил Пре­муд­рость, но Его Пре­муд­рость не умень­ши­лась. Подобно тому, как зажи­га­ется свечка от свечки и не зату­хает. Так же Рав­ный рож­дает Рав­ного. Поэтому мы гово­рим, что Он «еди­но­су­щен Отцу», то есть имеет ту же самую сущ­ность, что и Бог Отец. Иначе, как гово­рит Гри­го­рий Бого­слов, не было бы славы для Отца в рож­де­нии мень­шего Сына.

Пред­ставьте себе: у вас дочка. Вы бы радо­ва­лись, если бы ваша дочка стала такой же, как вы? И были бы недо­вольны, если бы дочка стала ниже вас по вос­пи­та­нию или раз­ви­тию. Точно так же и для Отца Небес­ного честь в том, что Сын равен Ему пол­но­стью. И Бог Сын отли­ча­ется от Бога Отца только одним – рож­де­нием, тем, что Он рож­ден от Него.

Три Лич­но­сти Тро­ицы отли­ча­ются между собой только лич­ными свой­ствами. Свой­ство Отца – быть без­на­чаль­ным, нерож­ден­ным, свой­ство Сына – быть рож­ден­ным от Отца, а свой­ство Свя­того Духа – быть исхо­дя­щим от Бога Отца. Без этих свойств Лич­но­сти бы сме­ша­лись. Есть ересь, кото­рая сме­ши­вает Лич­но­сти, утвер­ждая, что на самом деле Бог – это одна Лич­ность, но с тремя мас­ками. Есть дру­гая ересь, кото­рой сле­дуют «сви­де­тели Иеговы». Они гово­рят, что Сын Божий – это тво­ре­ние, но это хула на Бога. Мы знаем, что Сын Божий – Слово Отца, и поэтому, конечно же, еди­но­су­щен Отцу. Сле­до­ва­тельно, вся­кий, кто не чтит Сына, не почи­тает Отца. Почему, соб­ственно, мы гово­рим, что не спа­сутся не хри­сти­ане? Потому что они хулят Сына. Сын – Само­от­кро­ве­ние Отца. Спа­се­ние – соеди­не­ние с Отцом. Можно ли соеди­ниться с Отцом помимо Его Само­от­кро­ве­ния? Можете ли вы узнать, что у меня на уме без моего слова? Так же не можете узнать об Отце без Его Слова.

Насто­я­щее зна­ние заклю­ча­ется в том, что ты соеди­ня­ешься с тем, кого ты зна­ешь. По-насто­я­щему узна­ешь чело­века, когда с ним пожи­вешь одной жиз­нью. И наша задача не про­сто узнать Бога тео­ре­ти­че­ски, для спа­се­ния это недо­ста­точно. Нужно жить с Ним общей жиз­нью. А эту жизнь дарит Сын. Как Хри­стос ска­зал: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не при­хо­дит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14, 6).

– Доста­точно ли одной веры в Сына, чтобы прийти к Отцу?

– Нет. Нужно еще жить Его жиз­нью. Поэтому, соб­ственно, тот чело­век, кото­рый не живет в Церкви, кто ушел из Церкви, то есть из Тела Хри­ста, тот погиб, хотя он может верить в Сына. Пони­ма­ете, почему дру­гие кон­фес­сии хри­сти­ан­ства не спа­са­ются? Они нахо­дятся вне обще­ния с Все­лен­ской Церковью.

Цер­ковь – это реаль­ность обще­ния Свя­того Духа. Цер­ковь не может исче­зать, не может пря­таться, не может появ­ляться, не может быть вос­ста­нав­ли­ва­ема. Цер­ковь – Тело Хри­ста, неис­че­за­ю­щая реаль­ность. Спа­стись воз­можно только в Теле Хри­сто­вом, потому что Цер­ковь спа­сает не как орга­ни­за­ция, а как Сам Хри­стос, живу­щий в ней. И Весь Хри­стос – Глава Тела, как гово­рил апо­стол Павел: «… Он есть глава тела Церкви» (Кол. 1, 18).

Можно ли ска­зать, что Хри­стос появился две тысячи лет назад?

– Наверно нет, раз Он от Бога.

– Да, Он веч­ный. Это очень важно пом­нить. Да, Хри­стос стал чело­ве­ком две тысячи лет назад, но Он как Лич­ность был все­гда. Поэтому Он гово­рит: «И ныне про­славь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого сла­вою, кото­рую Я имел у Тебя прежде бытия мира» (Ин. 17, 5). Он был во славе Отца еще до того, как зажглись звезды.

Его Я, Его само­со­зна­ние было и оста­ется боже­ствен­ным. Став чело­ве­ком, Он не пере­стал быть Богом и остался таким же Богом, каким и был, Вез­де­су­щим, Все­мо­гу­щим, Все­ве­ду­щим. И поэтому, где бы мы ни нахо­ди­лись, мы об этом можем услы­шать, помните: «Се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века. Аминь» (Мф. 28, 20).

В Сим­воле Веры ска­зано: Отец – Тво­рец, и ска­зано про Иисуса Хри­ста: «…Им же вся быша». Через Сына Отец сотво­рил мир, с Ним бесе­до­вал Отец, когда тво­рил чело­века. Бесе­до­вал с Сыном и Свя­тым Духом. И Он не только тво­рил, но Он дал Закон, Он послал про­ро­ков, Он при­шел Сам.

– «…ска­зал Гос­подь Гос­поду моему: седи одес­ную Меня, доколе положу вра­гов Твоих в под­но­жие ног Твоих» – это как надо понять?

– Отец ска­зал Сыну: «Седи одес­ную Меня». Он ска­зал: сиди по пра­вую сто­рону как Чело­век, не только как Бог. Потому что, как Бог Он управ­ляет с Отцом все­гда, вечно. Потому что Он – Сила Божия.

Я бесе­до­вал с одним мусуль­ма­ни­ном в Египте. Он мне гово­рит: «Глу­пые, вы хотите спа­стись чело­ве­ком, а нас спа­сет сам Аллах». Я говорю: «Как вы дума­ете, как спа­сает Аллах? Силой своей или бес­си­лием?» Он отве­чает: «Конечно, силой». Дальше спра­ши­ваю: «Как ты дума­ешь, у Аллаха слово силь­ное или бес­силь­ное?» Он отве­чает: «Конечно, силь­ное». Спра­ши­ваю еще: «Как ты дума­ешь, у Бога есть бес­сло­вес­ные силы какие-то? Он спа­сает своим силь­ным сло­вом, согла­сен? А согласно Корану, кто явля­ется Сло­вом Аллаха? Вы зна­ете, нет? Иисус Хри­стос! А вы в Него не верите, как же это так, говорю, у вас же напи­сано, а вы в Него не верите?!».

В Коране так написано?!

– Там прямо ска­зано – Иисус есть слово Аллаха и Дух Его. И он согла­сился, потому что, дей­стви­тельно, соеди­ниться с Богом без Бога нельзя. А ведь Гос­подь – един­ствен­ный, име­ю­щий бес­смер­тие, потому что Он не имеет начала. И поэтому чело­век, если хочет побе­дить смерть, дол­жен с Ним соеди­ниться. Бог – един­ствен­ный Свя­той, и если чело­век хочет побе­дить грех, с Кем он дол­жен соеди­ниться? С Богом. И Бог есть Любовь, и если чело­век хочет быть любя­щим, с Кем он дол­жен соединиться?

С Отцом и Сыном.

– Нет, не только. Есть еще тре­тье Лицо Свя­той Тро­ицы. Мы верим не только в Отца и Сына, но еще и в Свя­того Духа. А Кто же Такой Дух Святой?

Дух Свя­той, Он с самого начала был. Он тре­тья часть Бога.

– Лицо, но не часть. Бог не состоит из частей. Дух Свя­той – это дей­стви­тельно тре­тья Лич­ность Бога. Есте­ственно, Он Бог, рав­ный Отцу и Сыну. Поэтому мы гово­рим: «…Иже со Отцем и с Сыном спо­кла­ня­ема и ссла­вима…», то есть мы Ему покла­ня­емся сов­местно с Отцом и Сыном. И про­слав­ляем Его сов­местно с Отцом и Сыном. Поэтому, когда мы гово­рим: «Слава Отцу и Сыну и Свя­тому Духу», – мы тво­рим только один поклон, потому что Бог Один. Мы делаем один поклон во имя Еди­ного Бога. И себя зна­ме­нуем во имя Отца и Сына и Свя­того Духа, чтобы сила Бога через Кровь Иисуса Хри­ста очи­стила нас. Мы скла­ды­ваем пальцы в трое­пер­стие, пока­зы­вая веру в Три­еди­ного Бога, рас­пя­того на одном Кре­сте. Видите, вся дог­ма­тика в одной руке.

Итак, Дух Свя­той – это Бог, и Он, в отли­чие от Сына, исхо­дит от Бога Отца. Источ­ни­ком Его тоже явля­ется Бог Отец, но иным обра­зом: Дух Свя­той исхо­дит от Отца. Он не Сын и не Брат Сыну. Он иной Бог. Мы знаем, образ Тро­ицы можно срав­нить с теп­лом, кото­рое тоже исхо­дит от Солнца, но не явля­ется сол­неч­ным лучом, а сов­местно с лучом при­хо­дит на землю. Поэтому и Сын откры­ва­ется Свя­тым Духом. Дух Свя­той откры­вает нам Иисуса из Наза­рета, Сына Божия. Поэтому и ска­зано, что никто не может назы­вать Иисуса Гос­по­дом, как только Духом Свя­тым: никто не может уви­деть Его Боже­ствен­ную силу, быть участ­ни­ком Его Боже­ствен­ной жизни, как только Духом Свя­тым. Нельзя соеди­ниться с Гос­по­дом, уви­деть Его Боже­ство, Боже­ствен­ную силу, как только Духом Свя­тым. И поэтому, Кре­ще­ние совер­ша­ется силой Свя­того Духа.

Дух Свя­той назы­ва­ется Гос­по­дом Живо­тво­ря­щим. Он явля­ется Гос­по­ди­ном Все­лен­ной, Он управ­ляет миром вме­сте с Отцом и Сыном. Более того, мы при­хо­дим к Богу таким обра­зом: Дух Свя­той при­во­дит нас к Сыну и через Сына при­во­дит к Отцу. Поэтому Цер­ковь поет все­гда на утрене: «Во Свете Твоем узрим Свет». То есть, в Свете Твоем, в Свя­том Духе, мы уви­дим Свет Сына. Через Духа мы при­хо­дим к Сыну, а через Сына мы при­хо­дим к Отцу и ста­но­вимся Его детьми.

Дух Свя­той назы­ва­ется Живо­тво­ря­щим, потому что Он – Источ­ник вся­кой жизни, Он сотво­рил и рас­ти­тель­ную жизнь, и живот­ных, Он дает жизнь Анге­лам и людям, но глав­ное, Он дает веч­ную жизнь через Таин­ства. Он воз­рож­дает нас, и Он дарит нам новую жизнь в Таин­ствах Кре­ще­ния, Миро­по­ма­за­ния и в Таин­стве При­ча­стия. Дух Свя­той участ­во­вал в Бого­во­пло­ще­нии. Мы знаем, что Хри­стос родился от Духа Свя­того и Марии Девы. Он был сви­де­те­лем стра­да­ний Хри­ста. И Он сошел на землю в день Пяти­де­сят­ницы и создал Цер­ковь Хри­стову. Цер­ковь, кото­рую врата ада не одо­леют, кото­рая до сих пор сохра­няет свою жизнь несмотря на гоне­ния. И Дух Свя­той обно­вит тво­ре­ние в конце вре­мен. Он дей­стви­тельно явля­ется Духом Живо­тво­ря­щим. Оза­ря­емы Духом Свя­тым гово­рили про­роки и апо­столы, Им была напи­сана Библия.

Мно­гие думают, что Биб­лия напи­сана как письмо от Бога. Но это не так. Про­роки и апо­столы не лиша­лись разума, когда им гово­рил Дух Свя­той, потому что Дух Божий про­све­щает мысль, а не подав­ляет. Потому что Он – Дух разума, Дух пре­муд­ро­сти и кро­то­сти, и кре­по­сти, и силы. Дух Свя­той уси­ли­вает, делая могу­чим разум, так что чело­век видит то, что нико­гда бы не уви­дел сам. Про­роки узна­вали буду­щее за много веков до того, как оно про­изо­шло, потому что Дух Божий оза­рял их разум.

Он явля­ется источ­ни­ком Откро­ве­ния Божия. Мы знаем, что Цер­ковь живет не только Писа­нием, но и Пре­да­нием. Есть лож­ное пре­да­ние, чело­ве­че­ское, а есть Пре­да­ние Бога. Апо­стол Павел ска­зал: «Итак, бра­тия, стойте и дер­жите пре­да­ния, кото­рым вы научены или сло­вом, или посла­нием нашим» (2Фес. 2, 15).

Пре­да­ние, соб­ственно, это про­яв­ле­ние Свя­того Духа в самой Церкви. Он про­яв­ляет Себя в подви­гах свя­тых муче­ни­ков, в тво­ре­ниях свя­ти­те­лей, в подви­гах пре­по­доб­ных, кото­рые поко­ряли свое тело Духу, кото­рые тво­рили мно­же­ство необык­но­вен­ных чудес. И Он про­яв­ля­ется в Литур­гии, в дог­ма­тах Церкви, в жизни цер­ков­ной. Напри­мер, мы гово­рим, что иконы взяты из Пре­да­ния. Хотя и в Биб­лии ска­зано, что Бог пове­ле­вает делать иконы Мои­сею. Опять-таки, икона не есть сви­де­тель­ство Бого­во­пло­ще­ния. А Кто явля­ется сви­де­те­лем Бого­во­пло­ще­ния? Кто явля­ется сви­де­те­лем Хри­стова Боже­ства? Дух Свя­той. Именно поэтому иконы миро­то­чат, и чудеса мно­гие совершаются.

И поэтому Откро­ве­ние нам дается в обоих видах: в Писа­нии и в Пре­да­нии, одно без дру­гого не суще­ствует. Писа­ние нужно для того, чтобы не под­ме­нить Пре­да­ние Божие пре­да­нием чело­ве­че­ским, а Пре­да­ние – для пра­виль­ного пони­ма­ния Писа­ния, потому что без Свя­щен­ного Пре­да­ния воз­ник­нет мил­лион лож­ных толкований.

Кто такой Свя­той Дух?

– Это Тот, Кто исхо­дит от Бога Отца, это тоже Бог. Одно из трех Лиц Еди­ного Бога. Тре­тья Лич­ность Бога, рав­ная Отцу и Сыну

То есть, Бог поро­дил Свя­той Дух так же, как и Сына?

– Нет, Он извел Свя­того Духа иным обра­зом. Гри­го­рий Бого­слов, с иро­нией рас­суж­дая на тему позна­ния, отве­чает, что можно зада­ваться вопро­сом, чем отли­ча­ется рож­де­ние Сына от исхож­де­ния Свя­того Духа, но для начала объ­яс­ните, что такое есть без­на­чаль­ность Отца, как может нечто быть абсо­лютно без­на­чаль­ным, и если объ­яс­ните мне, то после я вам объ­ясню то и дру­гое, и мы вме­сте попа­дем в сума­сшед­ший дом.

Мы знаем, что Бог Отец извел Свя­того Духа иным обра­зом, но не знаем, каким, как мы не знаем в прин­ципе, что такое рож­де­ние. Мы знаем, что Отец поро­дил Сына, но как – не ведаем. Известно, что Дух Свя­той исхо­дит от Отца иным обра­зом, чем Сын, но как, мы не знаем. При­чем невер­ным будет при­ме­не­ние слова «поро­дил», потому что Сам Бог гово­рит, что Он изво­дит Свя­того Духа.

Таким обра­зом, мы знаем, что Бог – это три Лич­но­сти. Четко видим их три «Я», три Само­со­зна­ния. А источ­ник Боже­ства – один, поэтому и Бог один. Почему мы не верим в трех Богов? Потому что источ­ник Боже­ства – Отец. Он источ­ник и Сына, и Духа. Поэтому не три Бога у нас, а один Бог, име­ю­щий свое Слово и Свя­того Духа. Три Лич­но­сти, у каж­дой из кото­рых есть соб­ствен­ные свой­ства: у Отца – нерож­ден­ность, у Сына – рож­де­ние, у Духа – исхож­де­ние. Это три свой­ства, кото­рые отли­чают одну Лич­ность от дру­гой, во всем осталь­ном они пол­но­стью равны друг другу.

– Ска­жите, а что зна­чит – «соеди­ниться с Богом»?

– Важ­ней­ший вопрос! От Духа Свя­того можно полу­чить свя­тость. А что такое святость?

Мы знаем, что Бог непо­сти­жим. Он гово­рит: «…чело­век не может уви­деть Меня и остаться в живых» (Исх. 33, 20). И апо­стол Павел пишет: «… бла­жен­ный и еди­ный силь­ный Царь цар­ству­ю­щих и Гос­подь гос­под­ству­ю­щих, еди­ный име­ю­щий бес­смер­тие, Кото­рый оби­тает в непри­ступ­ном свете, Кото­рого никто из чело­ве­ков не видел и видеть не может. Ему честь и дер­жава веч­ная! Аминь» (1Тим. 6, 15–16). И мы знаем, что Сера­фимы, кото­рые стоят перед лицом Бога, закры­вают глаза, чтобы не быть попа­лен­ными полы­ха­ю­щим пла­ме­нем, пре­дель­ным сия­нием. И ска­зано, что Бог оби­тает во мраке. Этот мрак воз­ни­кает от избытка света, кото­рый ослеп­ляет глаза. Поэтому мно­гие и гово­рят, что Бог во мраке оби­тает. Но, тем не менее, нам в Писа­нии обе­щано: «Бла­женны чистые серд­цем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Нам обе­щано, что мы уви­дим Бога лицом к Лицу, что мы Его познаем и будем подобны Ему, и Бог посе­лится в нас, и Бог Отец, Сын, Дух Свя­той живет в нас, вхо­дит в наши сердца и живет там. Это нам обе­щано Сло­вом Божиим: «Теперь мы видим как бы сквозь туск­лое стекло, гада­тельно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отча­сти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1Кор. 13, 12). «…Все­люсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим наро­дом» (2Кор. 6, 16). И этим, соб­ственно, живет Цер­ковь и все святые.

Как это объяснить?

– Дело в том, что Цер­ковь Пра­во­слав­ная раз­ли­чает Бога, Его сущ­ность и Его силы, энер­гии, бла­го­дать. Сущ­ность Бога – несо­об­щима и непо­сти­жима. Почему? Потому что она абсо­лютно бес­ко­нечна. Но Бог про­яв­ляет себя в Огне, Он явля­ется в Сия­нии, в Свете Своем непри­ступ­ном, в Своих силах. Он являет Себя как креп­кое могу­ще­ство, кото­рое вхо­дит в нас. Сила Божия, кото­рая нас спа­сает, назы­ва­ется бла­го­да­тью. Это нетвар­ная – несо­тво­рен­ная – веч­ная сила Бога, не зави­ся­щая от тво­ре­ния. Бог сиял бы и исхо­дил бы из Своей сущ­но­сти вне зави­си­мо­сти от тво­ре­ния. Эта сила назы­ва­ется в Биб­лии еще Сла­вой Бога. В этом свете Хри­стос явился апо­сто­лам на горе Фавор, помните? Они видели славу Цар­ства. Гос­подь ска­зал апо­сто­лам: «…есть неко­то­рые из сто­я­щих здесь, кото­рые не вку­сят смерти, как уже уви­дят Цар­ствие Божие, при­шед­шее в силе» (Мк. 9, 1). И они уви­дели Хри­ста Сия­ю­щего, они уви­дели Цар­ствие Божие. Так что это и есть Цар­ство Бога, веч­ное Цар­ство, до начала вре­мен начав­ше­еся, веч­ное сия­ние. И вот эта бла­го­дать, вот эта сила, она сооб­щима людям.

Что такое «энер­гия Бога»?

– Это сила Бога, она по-гре­че­ски и назы­ва­ется «энер­гия». Это не каса­ется кос­ми­че­ской энер­гии, она – над кос­ми­че­ской. Ее нельзя изме­рить. Но резуль­таты ее дей­ствия вполне оче­видны и изме­римы. Как про­ис­хо­дит чудо, мы не можем понять, но резуль­тат мы можем про­ве­рить. Сила Божия на неко­то­рых дей­ствует извне, на неко­то­рых – изнутри. Извне она дей­ствует на некре­ще­ных. Нет людей, кото­рые были бы чужды силе Бога. Если бы Бог отвел от вас свою руку, как дума­ете, что могло случиться?

– Умерли бы.

– Про­сто исчезли бы! Не про­сто умерли, исчезли. Рука Божия нас дер­жит каж­дое мгно­ве­ние, посто­янно. И эта же сила под­дер­жи­вает всю все­лен­ную. Бла­жен­ный Вене­дикт Нур­сий­ский одна­жды уви­дел Бога, сия­ю­щего во славе Своей, как из Него исхо­дило бес­чис­лен­ное мно­же­ство лучей; и лишь на одном лучике висела вся все­лен­ная наша. Пред­став­ля­ете, насколько велика бес­ко­неч­ная мощь Бога?! Он может тво­рить еще бес­ко­неч­ное мно­же­ство все­лен­ных, и Его сила от этого не умень­шится, потому что Его сила абсо­лютно бес­ко­нечна. И вот эта сила вхо­дит в чело­века через Таинства!

В Таин­стве Кре­ще­ния в чело­века вхо­дит сила Божия, чело­век при­об­ре­тает глаза для того, чтобы видеть Бога, потому что видеть Бога можно только Богом. В Кре­ще­нии чело­век оде­ва­ется во Христа.

В Миро­по­ма­за­нии, во вто­ром Таин­стве, Дух Свя­той вхо­дит в чело­века. Миро­по­ма­за­ние бывает один раз в жизни, после Кре­ще­ния, и бла­го­дать дей­ствует в нем. Бла­го­дать Свя­того Духа дает чело­веку силу к тво­ре­нию доб­рых дел, угод­ных Богу. Ведь не вся­кое доб­рое дело угодно Богу, напри­мер, когда доб­рое дело делают ради коры­сти, оно Богу неугодно. Или доб­рое дело делают ради чело­века. Такое дело Богом не будет отверг­нуто, но чело­века не спа­сет именно потому, что дело само к бла­го­дати Божией не приводит.

И осо­бенно бла­го­дать Божия дается через Свя­тое При­ча­стие, когда в нас вхо­дят Тело и Кровь Гос­подни и делают наше тело частью Тела Хри­ста, чле­ном Тела Хри­стова. При­ча­щаться нужно как можно чаще, потому что в нас живет сила Божия, и бла­го­дать усва­и­ва­ется нами через доб­рые дела, ради Бога сделанные.

Итак, каким обра­зом чело­век спа­са­ется? Через доб­рые дела, через Свя­тые Таин­ства, через веру. Если нет веры, все доб­рые дела пусты. А вера должна быть какая? Православная.

Пра­во­слав­ная вера озна­чает – «пра­вильно сла­вя­щая Бога», то есть не ере­ти­че­ская, изна­чаль­ная вера, апо­столь­ская вера. Слово «пра­во­сла­вие» – это тер­мин на самом деле искус­ствен­ный, мы в Сим­воле Веры даже не гово­рим, что мы веруем в Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Мы гово­рим, что веруем в Един­ствен­ную Свя­тую Собор­ную Все­лен­скую Кафо­ли­че­скую и Апо­столь­скую Цер­ковь. Но веру назы­ваем в дан­ном слу­чае пра­во­слав­ной, то есть неис­ка­жен­ной чело­ве­че­скими при­вне­се­ни­ями. Об этом прямо гово­рит апо­стол Павел: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал бла­го­вест­во­вать вам не то, что мы бла­го­вест­во­вали вам, да будет ана­фема. Как прежде мы ска­зали, так и теперь еще говорю: кто бла­го­вест­вует вам не то, что вы при­няли, да будет ана­фема» (Гал. 1, 8–9). Вера должна быть только в Бога, чистая, без вся­ких чело­ве­че­ских при­ме­сей. Поэтому мы и гово­рим: «пра­во­слав­ная». Это озна­чает то, что пере­дано от самого начала апостолами.

Итак, вера должна быть пра­во­слав­ная, жизнь – в Таин­ствах, доб­рые дела должны делаться силою Хри­ста. Это зна­чит, попро­сить помощи Хри­сто­вой, чтобы сде­лать ради Хри­ста и для того, чтобы про­сла­вить Хри­ста. Сна­чала должно быть пра­виль­ное обра­ще­ние к Богу, пра­виль­ная моти­ви­ровка и про­слав­ле­ние Бога в конце. Тогда эти дела будут ради Бога сде­ланы. Напри­мер, неко­то­рые про­те­станты гово­рят, что чело­век спа­са­ется только верой, они про­ти­во­ре­чат Новому Завету, в кото­ром ска­зано, что мы спа­са­емся верой, но не напи­сано, что только верой. Мы спа­са­емся верой, дей­ству­ю­щей любо­вью, и доб­рыми делами. Вера, если она не дей­ствует любо­вью, похожа на веру, кото­рой верят бесы.

Важно пом­нить, что вера, бла­го­дать Божия, чело­века все время ведет, про­ве­ряя, хочет ли он к Богу? В Церкви нико­гда нельзя почи­вать на лав­рах. Нельзя ска­зать: я сде­лал все, можно теперь отдох­нуть спо­койно. Иоанн Лествич­ник пишет: «Оста­новка на пути спа­се­ния есть начало паде­ния». Это очень важно.

Но кор­нем и серд­цем всех доб­рых дел явля­ется При­ча­стие, без При­ча­стия невоз­можно ничего. Сам Гос­подь ска­зал: «Яду­щий Мою Плоть и пию­щий Мою Кровь пре­бы­вает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живой Отец, и Я живу Отцом, так и яду­щий Меня жить будет Мною» (Ин. 6, 56–57). Поэтому источ­ник жизни, кото­рый дает Бог, – Причастие.

– А как полу­чить благодать?

– Через При­ча­стие Тела и Крови и Испо­ведь. И потом жить по заповедям.

Наше При­ча­стие отра­жа­ется на нашем внут­рен­нем состоянии?

– Обя­за­тельно. Очень сильно отра­жа­ется, при­чем отра­жа­ется дво­яко: если чело­век недо­стойно при­ча­ща­ется, это тоже отражается.

А что бывает с чело­ве­ком?

– Он про­сто уме­реть может. Апо­стол Павел об этом гово­рит: «Ибо, кто ест и пьет недо­стойно, тот ест и пьет осуж­де­ние себе, не рас­суж­дая о Теле Гос­под­нем. Оттого мно­гие из вас немощны и больны и немало уми­рает» (1Кор. 11, 29–30). И в нашей жизни такие слу­чаи бывали. А когда чело­век достойно при­ча­ща­ется, он, наобо­рот, испол­ня­ется силы, любви.

Теперь понятно, почему не могут спа­стись люди вне Церкви? Потому что они не при­ча­ща­ются, не верят в Бога, не имеют обще­ния со Хри­стом, не имеют обще­ния со Свя­тым Духом. Они нахо­дятся в гор­дом оди­но­че­стве, то есть они одни и горды этим. Они гово­рят: «А у меня своя вера». Как счи­та­ете: должна быть своя вера или должна быть вера Божия? Не про­сто вера в Бога, а дове­рие Богу. Вера в Бога есть у бесов. А вера Богу есть у христиан.

– Не будет ли кощун­ствен­ным вопрос – а как же инфек­ция, ати­пич­ная пнев­мо­ния, напри­мер? Одна ложка для всех – это же момен­таль­ное рас­про­стра­не­ние заразы.

– Но почему-то не рас­про­стра­ня­ется! И вовремя чумы и холеры при­ча­щали, и ника­кого рас­про­стра­не­ния заразы не было.

При­ча­стие– это Тело и Кровь Хри­ста Спа­си­теля Живо­тво­ря­щего. Оно исце­ляет, и ни одного слу­чая пере­дачи забо­ле­ва­ния не было за все две тысячи лет хри­сти­ан­ства. Это бесов­ские мысли, и самая люби­мая задача бесов – людей от При­ча­стия отво­дить – в дан­ном слу­чае с помо­щью лож­ной гиги­ены. При­чем, я видел людей, кото­рые очень брез­гуют при­ча­щаться и при этом живут в ужас­ном бес­по­рядке дома. Здесь налицо про­яв­ля­ется демо­ни­че­ское дей­ствие, потому что бесы страшно боятся При­ча­стия, они тре­пе­щут его и тря­сутся, так как они через это лиша­ются вла­сти над человеком.

Нако­нец, хочется несколько слов ска­зать о самой Биб­лии. Почему мы счи­таем Биб­лию Сло­вом Божиим?

– Было много про­ро­ков в раз­ных стра­нах, и они писали Вет­хий Завет в опре­де­лен­ном ритме, в соот­вет­ствии с кото­рым через каж­дые шесть­сот шесть­де­сят шесть букв повто­ря­ется слово «Бог».

– Нет, слово «Бог» не повто­ря­ется через шесть­сот шесть­де­сят шесть букв. Смот­рите: «В начале сотво­рил Бог небо и землю. Земля же была без­видна и пуста, и тьма над без­дною, и Дух Божий носился над водою. И ска­зал Бог: да будет свет. И стал свет. И уви­дел Бог свет, что он хорош, и отде­лил Бог свет от тьмы» (Быт. 1, 1–4).

– Шесть­сот шесть­де­сят шесть – это ерунда.

– Нет, это не ерунда, это число анти­хри­ста, и об этом Биб­лия гово­рит. Это число имени анти­хри­ста. У каж­дого имени есть опре­де­лен­ное число – экви­ва­лент. Так, Анна, напри­мер,– сто два. Во всех язы­ках цифры экви­ва­лентны букве, буквы и цифры– это одно и то же. Но,опять-таки, само по себе число это ничего не зна­чит, оно имеет зна­че­ние, когда отно­сится к Анти­хри­сту, поэтому шесть­сот шесть­де­сят шестых стра­ниц в Биб­лии никто не пуга­ется, не боимся мы и квар­тиры № 666 или авто­буса. Само по себе это число не страшно, но рели­ги­оз­ное зна­че­ние оно имеет. Сата­нист делает себе тату­и­ровку шесть­сот шесть­де­сят шесть и поку­пает номер машины шесть­сот шесть­де­сят шесть за взятки, чтобы дья­вол ему помогал.

– А число три­на­дцать?

– Это суе­ве­рие. Само по себе это число тоже ничего не значит.

Итак, я хотел ска­зать о Биб­лии. Почему мы верим, что Биб­лия – Слово Божие? Цер­ковь пред­ла­гает пять сле­ду­ю­щих при­чин, пять обоснований.

Пер­вое обос­но­ва­ние того, что Биб­лия – это Слово Божие, в том, что она изла­гает высо­кие дог­маты, кото­рые чело­ве­че­ским умом не могли быть выдуманы.

Биб­лия гово­рит о Три­един­стве, а мы знаем, что оно непо­сти­жимо, его очень тяжело понять; гово­рит о постро­е­нии Богом мира из ничего; дает зна­ние о том, что Хри­стос – Бог и Чело­век одно­вре­менно, что тоже совер­шенно непо­сти­жимо чело­ве­че­ским разумом.

Бог не стал бы гово­рить пустых вещей. В Слове Божием все изло­жено крайне трезво и уди­ви­тельно. В каче­стве при­мера для срав­не­ния можно рас­смот­реть выступ­ле­ния спи­ри­тов, злых духов: мне по долгу службы, как мис­си­о­неру, при­хо­ди­лось читать тво­ре­ния посвя­щен­ных магов, там мно­же­ство заглав­ных букв, вос­кли­ца­тель­ные знаки, огром­ные про­валы в логике и ника­кого смысла.

Мир бес­ко­нечно сло­жен для того, чтобы давать его явле­ниям три­ви­аль­ное объ­яс­не­ние, баналь­ный ответ ничего не даст. Есть вещи, кото­рые для всех оче­видны, а есть те объ­яс­не­ние кото­рым дать гораздо слож­нее. Напри­мер, это каса­ется вопроса избав­ле­ния от греха.

– Изба­виться от греха очень сложно?

– Сложно, но воз­можно. В Церкви есть целое искус­ство избав­ле­ния от греха. У нас есть спе­ци­аль­ные лекар­ства от того или иного греха, потому что раз­ный грех по-раз­ному лечится. И лекар­ство это – Слово Божие. Биб­лия имеет отно­ше­ние к каж­дому чело­веку, в ней есть лекар­ство от любых стра­стей чело­ве­че­ских. Есте­ственно, если чело­век будет ими поль­зо­ваться, так как не сама Биб­лия лечит, а лечит жизнь по Слову Божию.

Вто­рой при­знак того, что Биб­лия – Слово Божие – чистота учения.

То есть если Биб­лию дал Бог Свя­той, то и слово должно быть свя­тым. Есть ли что-нибудь выше нрав­ствен­ной планки Биб­лии, выше Еван­гель­ской нрав­ствен­ной планки? Нет. Хотя, согла­си­тесь, что биб­лей­ские тре­бо­ва­ния вполне спра­вед­ливы. Спра­вед­ливо, напри­мер, не только не уби­вать, но и не гне­ваться. Спра­вед­ливо не только не украсть, но и не желать чужого. Спра­вед­ливо не только не изме­нять жене, но и не засмат­ри­ваться на дру­гих жен­щин. Согла­си­тесь, что это спра­вед­ли­вый и более чистый под­ход к чело­веку. В этом смысле Биб­лия и запо­веди уди­ви­тельно отли­ча­ются от дру­гих книг. Напри­мер, от Корана и мусуль­ман­ских запо­ве­дей: нельзя уби­вать никого из вер­ных, правда, невер­ных уби­вать можно. Или – непри­кос­но­венно иму­ще­ство вер­ных, это не отно­сится к иму­ще­ству невер­ных. Логика непо­нятна, и сложно пове­рить, что это Слово Божие. Или, напри­мер: всем раз­ре­ша­ется иметь четыре жены и неогра­ни­чен­ное число налож­ниц, но Мухам­меду раз­ре­ша­ется иметь сколько угодно жен и брать их никто нико­гда не имеет права. Но это вполне понятно, чело­век жено­лю­бив и рев­нив, не хочет, чтобы его жены потом замуж за дру­гих выхо­дили. Но зачем назы­вать это сло­вом Божиим? Я при­вожу такие срав­не­ния, чтобы стало понятно, что нрав­ствен­ный уро­вень Слова Божия не сопо­ста­вим ни с чем. В гре­че­ской мифо­ло­гии вообще нрав­ствен­ность как тако­вая отсут­ствует пол­но­стью. Дей­стви­тельно, язы­че­ские боги живут по своим, часто совсем не нрав­ствен­ным зако­нам. Слово Божие абсо­лютно нравственно.

А теперь посмот­рите: если бы Биб­лию писал чело­век, кото­рый в соот­вет­ствии с этими сло­вами дол­жен жить, стал бы он писать такое для себя?Даже чело­век высо­ко­нрав­ствен­ный? Чело­веку свой­ственно писать для себя. Но Биб­лия пишется только с точки зре­ния Бога. Это дей­стви­тельно чистей­шее Слово Божие.

Тре­тье сви­де­тель­ство того, что Биб­лия – Слово Божие – это чудо­тво­ре­ние ее авто­ров – про­ро­ков и апостолов.

Об этом мы знаем не только из Вет­хого Завета, но и из Нового. Апо­столы тоже тво­рили чудеса, об этом и в Тал­муде содер­жится упо­ми­на­ние, пре­ду­пре­жда­ю­щее о том, что запре­щено ходить к хри­сти­а­нам, к апо­сто­лам, кото­рые исце­ляют име­нем Иисуса. То есть, даже враги гово­рили, что апо­столы тво­рили чудеса. При­чем, такие, каких никто не мог вос­про­из­ве­сти. Никто не может, напри­мер, вос­кре­сить мерт­вых, кроме Творца.

Мой друг писал работу, посвя­щен­ную мусуль­ман­ским чуде­сам. В исламе про­ис­хо­дили насто­я­щие чудеса, но ни одного вос­кре­се­ния мерт­вых зафик­си­ро­вано не было. Этот факт пока­зы­вает, чьей силой на самом деле были сотво­рены чудеса. Один мусуль­ма­нин честно ска­зал, что вос­кре­шать спо­собны только хри­сти­ане. Чудеса могут быть сде­ланы двумя силами: силой врага или силой Бога.

А вра­же­ская сила спо­собна исцелять?

– Если враг навел какую-то болезнь, он может ее и убрать. Пред­ставьте себе, я вас буду, напри­мер, жечь паяль­ни­ком, а потом уберу паяль­ник. Злые духи хорошо знают мате­ри­аль­ный мир, поэтому они могут дей­ство­вать таким обра­зом. Но прак­тика пока­зы­вает, что чудеса, сде­лан­ные злыми духами, не имеют свой­ства исце­ле­ния. Они чело­веку одно лечат, а дру­гое кале­чат. Так дей­ствуют все экс­тра­сенсы: они выле­чат у чело­века, к при­меру, алко­голь­ную зави­си­мость, а у него рак начи­на­ется. Неда­ром сами экс­тра­сенсы раком болеют очень часто. К нам при­хо­дило много людей после «лече­ния» экс­тра­сен­сами. А то, что бесы могут делать чудеса, об этом Слово Божие гово­рит прямо. Демо­ни­че­ские силы суще­ствуют, но есть вещи, кото­рые не вос­про­из­во­димы для демо­нов, это чудеса тво­ре­ния. Напри­мер, бес не может исце­лить сле­по­рож­ден­ного, потому что у сле­по­рож­ден­ного нет глаз, и глаза надо сотво­рить. Сле­пого, у кото­рого ката­ракта, бес может исце­лить, так же как и чело­век, ведь ката­ракту надо про­сто уда­лить. Бес не может совер­шить насто­я­щее изгна­ние демона. Он может поме­нять одного беса на дру­гого. Бывает, что чело­век раз­гне­вался, потом при­шел домой– пору­гался с женой, а тут зво­нит теле­фон, и жену к теле­фону под­зы­вают, а она сразу лас­ково начи­нает гово­рить, будто и не руга­лась только что. Почему? Про­изо­шел обмен: бес гнева пере­дал чело­веку беса тще­сла­вия, одно дру­гое поме­няло. Поэтому и сек­танты могут бесов изго­нять. Про­ис­хо­дит замена одного беса на другого.

В чем при­знак насто­я­щего изгна­ния бесов? В том, что чело­век начи­нает не про­сто выздо­рав­ли­вать, а про­яв­лять любовь к Богу. Он начи­нает всеми силами тво­рить доб­рые дела, запо­веди Гос­подни испол­нять, живя в Пра­во­слав­ной Церкви,Церкви Хри­сто­вой. Вот в этом при­знак насто­я­щего дей­ствия Бога.

Пяти­де­сят­ники изго­няют бесов весьма тор­же­ственно: с ико­нами все стоят, и кол­дуны с ико­нами и с кре­стами стоят и имя Божие при­зы­вают. Ни одного кол­дуна сей­час не най­дете, кото­рый имя Божие не при­зы­вает. Они как раз дей­ствуют име­нем врага, не Духом Божиим. Они хулят Бога. Они Духа Божия при­зы­вают, чтобы Его поху­лить, за это враг им и помо­гает. Экс­тра­сенсы все­гда тре­буют окре­стить ребенка, чтобы над ним рабо­тать. Зачем? Чтобы, поглу­мив­шись над Кре­ще­нием, больше вла­сти полу­чить над чело­ве­ком. Пони­ма­ете, что чело­век, кото­рый был спа­сен бла­го­да­тью, боль­ший грех совер­шил, чем чело­век, кото­рый не имел бла­го­дати. Мно­гие маги тре­буют, чтобы чело­век после При­ча­стия при­хо­дил к ним. Поэтому и ска­зал Гос­подь: «Не вся­кий, гово­ря­щий Мне: „Гос­поди! Гос­поди!“, вой­дет в Цар­ство Небес­ное…» (Мф. 7, 21).  Не слу­чайно было ска­зано, помните: «Мно­гие ска­жут Мне в тот день: Гос­поди! Гос­поди! не от Тво­его ли имени мы про­ро­че­ство­вали? и не Твоим ли име­нем бесов изго­няли? и не Твоим ли име­нем мно­гие чудеса тво­рили?» (Мф. 22) . Прямо про этих людей ска­зано, про сек­тан­тов, кол­ду­нов и экс­тра­сен­сов: «…мно­гие при­дут под име­нем Моим, и будут гово­рить: „Я Хри­стос“, и мно­гих пре­льстят» (Мф. 24, 5). Только Дух Божий ведет в Церковь.

Если чело­век име­нем Хри­ста нач­нет бесов изго­нять и при этом гор­диться, он будет, конечно, нака­зан. Ника­кое чудо­тво­ре­ние его не спа­сет, без­условно. Если чело­век име­нем Хри­ста изго­няет бесов, это не зна­чит, что он их по-насто­я­щему изго­няет. Это про­яв­ля­ется по резуль­та­там, как и ска­зано: «Итак по пло­дам их узна­ете их» (Мф. 7, 20).

Но авторы Биб­лии тво­рили насто­я­щие чудеса: чудеса вос­кре­се­ния мерт­вых, чудеса исце­ле­ния. Оче­видно, что через них дей­ство­вал Бог.

Если чело­век гово­рит, что через него дей­ствует Бог, он дол­жен это дока­зать. Бог гово­рит, обра­ща­ясь к идо­ло­по­клон­ни­кам: «Ска­жите, что про­изой­дет в буду­щем, и мы будем знать, что вы боги, или сде­лайте что-нибудь, доб­рое ли, худое ли, чтобы мы изу­ми­лись и вме­сте с вами уви­дели» (Ис. 41, 23). Но они ничего сде­лать не могут. И Хри­стос ска­зал: «Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам» (Ин. 14, 11).

Напри­мер, Мухам­мед стал отка­зы­ваться делать чудеса, когда его про­сили. Хри­стос их делал. Было много людей, кото­рые тво­рили чудеса, напри­мер, Сёко Аса­хара гово­рил, что он явля­ется чудо­твор­цем, потому что он себе исце­лил цир­роз печени. Но это вещь сложно про­ве­ря­е­мая, и воз­ни­кает вопрос – как он его заработал?

Как Цер­ковь отно­сится к тому, что люди видят при кли­ни­че­ской смерти свет в конце тон­неля?

– Есть такое явле­ние – кли­ни­че­ская смерть. Церкви оно известно, но мало­ин­те­ресно, это про­цесс выхода души из тела, подробно опи­сан­ный в «Мытар­ствах бла­жен­ной Феодоры».

Чет­вер­тое, сви­де­тель­ство бого­дух­но­вен­но­сти Биб­лии, одно из самых ярчай­ших, – это пророчества.

За много веков до про­ис­шед­ших собы­тий в Биб­лии точ­ней­шим обра­зом опи­сано то, все, что про­изо­шло впо­след­ствии. Самые извест­ные про­ро­че­ства – о Хри­сте. Суще­ствует три­ста трид­цать три сбыв­шихся про­ро­че­ства. Руко­писи с этими про­ро­че­ствами напи­саны за несколько веков до При­ше­ствия Хри­ста совсем не хри­сти­а­нами. Там ска­зано, что Он родится в Виф­ле­еме, что Его будут судить язы­че­ские и иудей­ские вла­сти, что Его про­да­дут за трид­цать среб­ре­ни­ков, что Его прон­зят. И мно­же­ство дру­гих про­ро­честв, кото­рые были сде­ланы и сбы­лись спу­стя много веков.

Есть про­ро­че­ства, каса­ю­щи­еся не только Хри­ста, вообще судеб мира. Напри­мер, пред­ска­зано, что Вави­лон, цар­ство царств, гор­дость хал­деев, ста­нет боло­том и местом оби­та­ния ежей, и нико­гда не будет построен. Инте­ресно, что оче­ред­ной раз про­ро­че­ство сбы­лось не так давно. Дело в том, что у Сад­дама Хусейна была гигант­ская идея постро­е­ния и вос­ста­нов­ле­ния Вави­лона. И все кон­чи­лось тем, что он остался с боль­шим боло­том, где живут ежи и в боль­ших коли­че­ствах змеи, как и было пред­ска­зано про­ро­ками. При­чем напи­сано это было в то время, когда Вави­лон был миро­вой сто­ли­цей, как Нью-Йорк, как Москва, как Лондон.

Это бесы сделали?

– Да, конечно, бесы. Вы можете при­е­хать на то место, читать про­ро­че­ства прямо на раз­ва­ли­нах, видя, что напи­сано все верно. Или Тир, тор­го­вая сто­лица мира. Про­ро­че­ство сбы­лось спу­стя пол­тора тыся­че­ле­тия, после того как оно было про­из­не­сено. Откуда такая точ­ность высо­кая? Воз­можно это кому-то, кроме Бога?

Посмот­рите книги Ностра­да­муса: у него про­ро­че­ства ста­но­вятся про­ро­че­ствами только после того, как они испол­ни­лись. Дело в том, что они так свое­об­разно напи­саны, что их можно пере­ве­сти, как угодно, и найти сколько угодно спо­со­бов трак­товки по любой ситу­а­ции. Как только что-то про­изо­шло, сразу у Ностра­да­муса нахо­дится про­ро­че­ство, потому что появ­ля­ется дру­гой пере­вод, а оттуда нахо­дится под­хо­дя­щее зна­че­ние слов, и так далее. А уж когда зара­нее кто-нибудь попы­та­ется что-то пред­ска­зать, полу­ча­ется очень смешно. Недавно мне пред­ста­ви­лась воз­мож­ность посме­яться: читал изда­ние про­ро­честв Ностра­да­муса 1991 года, и там было ска­зано, что в 1996 году будет ядер­ная война в Европе, не будет больше Лиона, а Париж уйдет под море. Видите, какова ста­ти­стика слу­чаев лже­про­ро­че­ства, когда чело­век пыта­ется про­ро­че­ство­вать с помо­щью демо­нов. Ностра­да­мус в своих днев­ни­ках рас­ска­зы­вал, как у него про­ис­хо­дили виде­ния. Он гово­рит, что впа­дал в эпи­леп­ти­че­ские при­падки, во время кото­рых у него в голове появ­ля­лись огнен­ные знаки. Он их читал, а потом, как аст­ро­лог, срав­ни­вал со звез­дами и писал свои книги. Кто дей­ствует так? Только враг. Лишь он будет так изде­ваться над тво­ре­нием Божиим. Мы не можем пред­ста­вить себе, чтобы истин­ный про­рок падал в кон­вуль­сиях на землю, потому что насто­я­щий про­рок оза­рен Духом Божиим, он знает, что говорит.

И, нако­нец, пятым, сви­де­тель­ством того, что Биб­лия – это Слово Божие, явля­ется дей­ствие Слова Божия на человека.

Анто­ний Вели­кий, осно­во­по­лож­ник мона­ше­ства, зна­ете, как ушел в пустыню? Он шел на ого­род, решил по дороге зайти в храм. Там на литур­гии читали, как обычно все­гда читают, Слово Божие. И он услы­шал такие слова: «…если кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой, и сле­дуй за Мною» (Мф. 16, 24). Анто­ний тот­час вышел, про­дал свой ого­род, раз­дал всё бед­ным и ушел в пустыню. Видите, какая сила!

Но он же все потерял!

– Он полу­чил сво­боду! Сво­боду сле­до­ва­ния к Богу. Или, напри­мер, такой слу­чай: один муче­ник – это уже было не так давно, – быв­ший мусуль­ма­нин, стал хри­сти­а­ни­ном. По мусуль­ман­ским зако­нам при­ня­тие хри­сти­ан­ства кара­ется смерт­ной каз­нью, то есть любой мусуль­ма­нин, при­няв­ший хри­сти­ан­ство, дол­жен быть убит. Дело про­ис­хо­дило в Тур­ции, где хри­стиан пытали, поэтому тот чело­век очень боялся. Его обви­нили в при­ня­тии хри­сти­ан­ства, и он не знал, что ска­зать в оправ­да­ние. Ему дали время на раз­ду­мье, и он пошел для уте­ше­ния в храм Божий, как обычно делают все хри­сти­ане. Там он услы­шал Слово Божие: «Итак, вся­кого, кто испо­ве­дает Меня пред людьми, того испо­ве­даю и Я пред Отцом Моим Небес­ным; а кто отре­чется от Меня пред людьми, отре­кусь от того и Я пред Отцом Моим Небес­ным» (Мф. 10, 32–33). И когда при­шли турки, он им ска­зал: я хри­сти­а­нин. Даже на вопросы об имени и наци­о­наль­но­сти он отве­чал одно хри­сти­а­нин. Его пытали сорок дней непре­рывно. После пыток при­вели снова на суд и спра­ши­вают: «Теперь ислам при­мешь?» В ответ на этот вопрос он попро­сил раз­вя­зать ему руку. Как только ему раз­вя­зали руку, он нало­жил на себя крест­ное зна­ме­ние. Ему отру­били голову, и он ото­шел на Небеса. Вот видите, как Слово Божие пре­об­ра­зило чело­века! И это не един­ствен­ный при­мер. Не только Слово Божие, но и Пре­да­ния Церкви, вся цер­ков­ная жизнь пре­об­ра­жает человека.

Был слу­чай, когда один фана­тик, тер­ро­рист, вар­вар во время набега мусуль­ман на Визан­тий­скую Импе­рию отстал от своей армии. Армия была огром­ная, но он остался один. Он счи­тал, что Аллах тре­бует от него уби­вать всех, осо­бенно хри­стиан и свя­щен­ни­ков. Одна­жды он, желая убить свя­щен­ника, зашел в храм, где совер­ша­лась литур­гия. И тут уви­дел, что на Чашу схо­дит пламя с неба, и там, в этой Чаше, Сам Хри­стос. Он упал на колени и про­сил про­ще­ния у Бога, рас­ска­зал свя­щен­нику, кто он, при­нял Свя­тое Кре­ще­ние. Затем ска­зал, что он – нече­сти­вец, столько душ загу­бил, поэтому недо­стоин на ногах ходить, как люди, а, как зверь, будет ходить на чет­ве­рень­ках. Так сильно было его покаяние.

Это – дей­ствие Божией силы, кото­рой до сих пор живет Цер­ковь Пра­во­слав­ная. Так что Бог не замол­чал, Бог говорит.

Биб­лию мы, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, должны читать каж­дый день. И не только Еван­ге­лие, но и всю Биб­лию. Пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, кото­рый не почи­тал хотя бы день слово Божие, совер­шает грех и дол­жен в нем каяться.

Но пони­мать Биб­лию нужно так, как пони­мает Цер­ковь, свя­тые Отцы. Потому как они жили по Слову Божию, и они были как бы оли­це­тво­ре­нием Еван­ге­лия. Под­ра­жайте им, и Гос­подь будет с вами.

 

^ О ТВОРЕНИИ

– Сего­дня мы будем гово­рить о том, как появи­лась наша Все­лен­ная, о том, откуда мы взя­лись, кто мы такие, и как мы попали в весьма непри­ят­ное поло­же­ние, в кото­ром ныне нахо­димся, а именно: как мы стали смерт­ными. Откуда взялся грех во Все­лен­ной и у нас? Как вообще воз­никла Вселенная.

– Все­лен­ная сотво­рена Господом…

– А что зна­чит «сотво­рена»? Дей­стви­тельно, есть раз­лич­ные идеи, как будто бы объ­яс­ня­ю­щие про­ис­хож­де­ние мира. Неко­то­рые гово­рят, что мир суще­ство­вал все­гда, может быть, вы помните, была такая идея, что мир бес­ко­не­чен в про­стран­стве и во вре­мени. Эта идея про­дви­га­лась раньше мате­ри­а­лиз­мом, но сей­час она себя исчер­пала, потому что най­дены были дока­за­тель­ства того, что мир не мог суще­ство­вать все­гда. В прин­ципе, это понятно любому здра­во­мыс­ля­щему чело­веку: заме­чали, что в мире все время накап­ли­ва­ется бес­по­ря­док? Поря­док под­дер­жи­вать гораздо тяже­лее. В мире все стре­мится к хаосу, к рас­паду, и необ­хо­димо при­кла­ды­вать осмыс­лен­ные уси­лия для того, чтобы под­дер­жи­вать поря­док. Каж­дая хозяйка это знает по себе, напри­мер, если квар­тиру оста­вить без уборки, она не ста­нет со вре­ме­нем все более чистой, даже ого­род, если его не воз­де­лы­вать, он тоже не будет при­но­сить нам пло­дов, он зарас­тет сор­ня­ками. Это каса­ется такого явле­ния, кото­рое назы­ва­ется в физике энтро­пией, ну а мы знаем, что это назы­ва­ется пер­во­род­ным гре­хом, кото­рый дей­ствует во Все­лен­ной. Поэтому и мы с вами не можем, наши тела не могут жить вечно, они рас­па­да­ются, ста­реют, поги­бают. И оче­видно, что Все­лен­ная, кото­рая суще­ство­вала бы бес­ко­неч­ное коли­че­ство вре­мени и бес­ко­неч­ное коли­че­ство лет назад, стала бы бес­по­ря­доч­ной, пре­вра­ти­лась бы в хаос. Вот с точки зре­ния физики, бес­ко­неч­ная Все­лен­ная при­шла бы к состо­я­нию теп­ло­вой смерти. Поэтому, она не может быть веч­ной, никак. Все­лен­ная неиз­бежно будет иметь конец. И поэтому, есте­ственно, она не могла быть не создан­ной, она не могла быть веч­ной. Но есть и дру­гие тео­рии: тео­рия, о том, что мира нет, тео­рия, что мир суще­ствует только в нашем вооб­ра­же­нии, так назы­ва­е­мая тео­рия вооб­ра­жа­е­мого мира. Но эти тео­рии, к сожа­ле­нию, на прак­тике не рабо­тают. Есть тео­рия, что мир – это сон Бога, или мир – это некая иллю­зия, кото­рая порож­дена Богом. Но здесь сразу непо­нятно, откуда в Боге, в абсо­лют­ном Совер­шен­стве может быть такой недо­ста­ток, такой ущерб, как сон. Это явно совер­шенно несо­из­ме­римо с Богом. Тео­рии сей­час очень попу­лярны, мно­гие люди, напри­мер, гово­рят: Бог есть все. Это люди, кото­рые при­дер­жи­ва­ются тео­рии, что все явля­ется изли­я­нием из Бога. Она не объ­яс­няет про­ис­хож­де­ния зла, добра, она не объ­яс­няет вообще про­ис­хож­де­ния всего мира. Как Бог мог сотво­рить злое? Это невоз­можно, это абсурд и глу­пость. Хри­сти­ан­ство же утвер­ждает, что мир дей­стви­тельно сотво­рен Богом. Как сотво­рен? Неко­то­рые науч­ные тео­рии сей­час гово­рят, что мир, конечно же, имел начало, но он сфор­ми­ро­вался в резуль­тате боль­шого взрыва, взо­рва­лась некая кос­ми­че­ская точка, потом в резуль­тате взрыва появи­лись звезды, потом слу­чайно взо­рва­лись звезды, появи­лись пла­неты, на неко­то­рых пла­не­тах полу­чи­лась пле­сень, слу­чайно, из этой пле­сени полу­чи­лись рыбки, из рыбок полу­чи­лись кро­ко­дилы, неко­то­рые кро­ко­дилы поле­тели, а неко­то­рые кро­ко­дилы стали пол­зать и ходить. Такая вот попу­ляр­ная тео­рия. Но она в прин­ципе про­ти­во­ре­чит вся­кой логике. Мы наблю­даем за нашим миром и не видим ника­кого услож­не­ния. Мы не встре­чаем слу­чаев, чтобы в резуль­тате взрыва полу­ча­лись доб­рот­ные зда­ния. Когда строят новые дома, то ста­рые пред­ва­ри­тельно взры­вают. Слу­ча­лось ли оскол­кам собраться вслед­ствие взрыва в строй­ную кон­струк­цию? Нет, это оче­видно. Потому что взрыв, вообще любая неупо­ря­до­чен­ная вещь, только ухуд­шает ситу­а­цию, а не улуч­шает ее. Хри­сти­ан­ство нико­гда этой тео­рии не при­дер­жи­ва­ется. Мы утвер­ждаем, что у исто­ков мира стоит Разум, ни в коем слу­чае не кос­ми­че­ский разум, а сверх­кос­ми­че­ский, потому что Бог не часть кос­моса, а Тво­рец кос­моса. Мы гово­рим, что мир сотво­рен Богом, то есть мир не есть Бог, мир – это резуль­тат Его твор­че­ской мощи, резуль­тат Его замысла, кото­рый слу­жит Его целям, кото­рый Ему пол­но­стью подвластен.

Зачем Бог сотво­рил мир? Какова при­чина? Если мы зада­димся этим вопро­сом, то пой­мем, какова была его цель. Дело в том, что мир сотво­рен, как гово­рит Цер­ковь, по пре­из­бытку любви Бога. Если бы мы ска­зали, что про­сто по любви, мы должны были бы ска­зать, что Богу мир необ­хо­дим, что Богу мир нужен с пси­хо­ло­ги­че­ской точки зре­ния, как неко­то­рые гово­рят, что мир нужен Богу для того, чтобы Себя реа­ли­зо­вать. Но разве Бог в этом нуж­да­ется? Разве Совер­шен­ство может нуж­даться в чем-то? Это уже не будет Совер­шен­ство, а если Бог не совер­ше­нен, то это не Бог, про­сто по опре­де­ле­нию. Поэтому мы гово­рим, что Бог по пре­из­бытку любви захо­тел создать мир. Его любовь реа­ли­зу­ется в Нем Самом, потому что мы верим в то, что Бог три­един – Отец, Сын, Дух Свя­той, в веч­но­сти все три Лица Свя­той Тро­ицы любят друг друга. И для Боже­ствен­ной славы, для Боже­ствен­ной силы не нужно что-то внеш­нее, напри­мер, мир. Но Бог захо­тел, чтобы дру­гие разум­ные суще­ства участ­во­вали в Его любви, участ­во­вали в Его славе, участ­во­вали в Его радо­сти, в Его бла­жен­стве, и для этого Он создал Все­лен­ную, создал про­стран­ство и время, чтобы разум­ные суще­ства могли сами доб­ро­вольно выбрать путь к Нему, чтобы стали участ­ни­ками Его любви. Вы пони­ма­ете, что любовь насильно нельзя навя­зать. Именно поэтому Бог дал время, чтобы разум­ные суще­ства осу­ще­ствили свой выбор – идти к Богу или идти от Него. Тре­тьего не дано.

Боль­шин­ство людей думает: «Сколько зла в мире, зачем же Бог тво­рил зло?» Бог зло не тво­рил. Зло есть отказ от воли Божией, Сам Бог отказа не тво­рил. Воз­мож­ность отка­заться есть у каж­дого чело­века, она есте­ственна, потому что без воз­мож­но­сти отказа нет сво­боды. Но Бог не тво­рил самого зла, потому что зла как тако­вого нет по сущ­но­сти. Вы можете назвать что-то по сущ­но­сти своей злое?

– Нет.

– Пра­вильно. Что по сущ­но­сти своей зло? Нож – злая вещь по сущ­но­сти? Нет. Как же мы огурцы будем резать? Злая ли вещь — вино? Тоже нет. И водка тоже не зло, и спирт не зло, даже нар­ко­тики не зло: без нар­ко­ти­ков нар­коза бы не было. То есть, зла, в сущ­но­сти, нет. Зло воз­ни­кает тогда, когда мы зло­упо­треб­ляем чем-то, напри­мер, когда мы берем топор и вме­сто того, чтобы рубить дрова, начи­наем рубить голову. Но зло не в топоре, даже когда он голову рубит, а в нас, в нашей злой воле. Вот тут воз­ни­кает зло­упо­треб­ле­ние, а от него воз­ни­кает зло, кото­рое пара­зи­ти­рует на добре.

Итак, Бог сотво­рил разум­ных существ для того, чтобы они жили, участ­во­вали в Его бла­жен­стве, в этом цель мира. Разум­ные суще­ства это не только люди, есть и дру­гие разум­ные суще­ства, кото­рые суще­ствуют во Вселенной.

– Живот­ные, инопланетяне?

– Живот­ные обла­дают неко­то­рой разум­но­стью, но разу­мом и сво­бод­ной волей они не обла­дают. Я имею в виду дру­гих разум­ных существ, не обла­да­ю­щих мате­ри­аль­ным телом, духов, обла­да­ю­щих сво­бод­ной волей, разу­мом, чув­ствами, и более могу­чих, чем люди. Назы­ва­ются они Анге­лами. И они дей­стви­тельно живут еще во Все­лен­ной вме­сте с нами. Вот те ангелы, кото­рые отпали от Бога, ино­гда явля­ются в виде ино­пла­не­тян. Для того, чтобы людей вве­сти в заблуж­де­ние, чтобы лишить их сво­бод­ной воли, изуродовать.

Итак, Бог сотво­рил мир. Сотво­рил, то есть создал нечто иное, чем Он Сам, ино­сущ­ное Себе. Создал по соб­ствен­ной Своей воле и соб­ствен­ной Своей силе. Цер­ковь верит, что у Бога не было ника­ких помощ­ни­ков. И мы верим, что Бог создал мир из ничего. Что зна­чит: мир из ничего?

Из пустоты.

– Да. Вы правы. Мно­гие гово­рят, что «ничего» – это некая пред­су­ще­ству­ю­щая мате­рия, из кото­рой Бог сде­лал мир, как кон­струк­тор, прах.Но праха не было, он тоже создан Богом. И про­стран­ство создано Богом, и время Им создано. То есть, у исто­ков мира стоит дей­стви­тельно воля, сила воли Бога. Не было ника­кой пред­су­ще­ству­ю­щей мате­рии. Бог не настолько хил и слаб, чтобы делать все из какого-то мате­ри­ала. Вот мы с вами из мате­ри­ала делать можем. Хотя бывают вещи, кото­рые мы и без мате­ри­ала делаем. Напри­мер, когда поэт пишет стихи, он же их не делает из чего-то. А Бог создает мир из ничего, и чело­век по образу Его создан и имеет нечто подоб­ное Ему. Это – твор­че­ская сила, кото­рой обла­дают все, сила, наде­ля­ю­щая нас боже­ствен­ным могуществом.

Итак, Бог веч­ный, Его акт тво­ре­ния не имеет ника­кой вре­мен­ной про­тя­жен­но­сти. Пред­ставьте, мы с вами попали бы в тре­тий день тво­ре­ния, когда Бог тво­рил рас­те­ния. Секунду назад еще ничего не было, голая земля, и через секунду – уже гото­вые рас­те­ния, мгно­венно появив­ши­еся. При­чем сразу же с цве­тами, с пло­дами! Потому что между реше­нием Бога и Его испол­не­нием нет ника­кой про­тя­жен­но­сти. Бог, как ска­зано в Биб­лии, ска­зал и сде­лал, Он пове­лел, и яви­лось. То есть у Бога между делом и сло­вом рас­хож­де­ний нет. Такое только у людей бывает: ска­жем, а потом еще поду­маем – делать или не надо, а потом, может, и захо­тим сде­лать, а сил не хва­тит. У Бога все оди­на­ково. Во-пер­вых, Бог не лжет, поэтому невоз­можно было бы, чтобы Он ска­зал и не сде­лал, а во-вто­рых – Бог Все­мо­гущ, Он может всё, что захо­чет, и поэтому огра­ни­чить Его твор­че­скую силу невозможно.

Биб­лия начи­на­ется такими сло­вами: «В начале сотво­рил Бог небо и землю. Земля же была без­видна и пуста, и тьма над без­дною, и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1, 1–2). Слова «в начале» озна­чают начало вре­мени. Все­лен­ная сотво­рена вме­сте со вре­ме­нем и про­стран­ством. Мы не можем ска­зать, что было за пять минут до начала мира, потому что не было этих пяти минут, не было вре­мени. Это очень важно. Вот когда мно­гие люди думают, что Бог жил мил­ли­ард лет, и еще мил­ли­ард лет про­жи­вет, это непра­вильно. Бог явля­ется Тем, Кто создал само время, и оно все для Него уже сей­час есть. Время для нас дви­жется, для Него оно стоит, потому что Он стоит над вре­мен­ным пото­ком. Бог зара­нее знает буду­щее потому, что оно для Него не зара­нее, а все­гда. Именно поэтому наши сво­бод­ные дела Богом не опре­де­ля­ются, потому что Он их знает. Он их знает, но это не зна­чит, что Он их опре­де­ляет. В про­шлой беседе мы об этом подробно гово­рили, но я еще раз повторю, потому что этот вопрос наи­бо­лее часто встре­ча­ется: почему для меня сво­бода есть, если Бог зара­нее знает, какой я сде­лаю выбор? Потому что для Него это не зара­нее. Если вы сей­час кинете кир­пич себе на голову, вы себе больно сде­ла­ете, пой­дет кровь, и я вижу, что вы дела­ете, но это не зна­чит, что я вас застав­ляю это делать. Это совер­шенно раз­ные вещи.

Время появ­ля­ется вме­сте с миром, и оно закон­чится тогда, когда закон­чится этот спо­соб суще­ство­ва­ния мира. Мир оста­нется, но в изме­нен­ном виде. Нынеш­ний мир, кото­рый мы видим, не будет суще­ство­вать все­гда. Во-пер­вых, потому что он пора­жен смер­тью, а во-вто­рых, потому, что он и не был пред­на­зна­чен для того, чтобы суще­ство­вать все­гда. Нынеш­ний вид мира – вре­мен­ный мир – это школа. Я думаю, никто, даже наши школь­ники, не соби­ра­ются вечно нахо­диться в школе. Поэтому наш ныне суще­ству­ю­щий мир, конечно, не пред­на­зна­чен для того, чтобы быть веч­ной шко­лой. А когда под­го­то­вятся все его уче­ники и закон­чат обу­че­ние, тогда он тоже будет пре­об­ра­зо­ван. Он будет пере­де­лан в дво­рец для спа­сен­ных, а все те, кото­рые отвергли бла­го­дать, будут выгнаны вон, во тьму внеш­нюю, где плач и скре­жет зубов.

Дальше ска­зано: «сотво­рил Бог небо и землю». Под сло­вом «небеса» под­ра­зу­ме­ва­ются не столько види­мые нами небеса, сколько огром­ный мир духов, кото­рый сотво­рен Богом во мгно­ве­ние и в мол­ча­нии. Вот эти духов­ные небеса, духов­ное изме­ре­ние, вклю­чают в себя огром­ное число разум­ных существ. Одна­жды Кирилл Иеру­са­лим­ский гово­рил такие слова: «Пред­ставьте себе, все чело­ве­че­ство, от пер­вого чело­века и до послед­него, всех без исклю­че­ния, несколько мил­ли­ар­дов чело­век, вот это все чело­ве­че­ство рав­ня­ется одному, а девя­но­сто девять – это будет число Анге­лов». Вот такое соот­но­ше­ние. И дей­стви­тельно, Анге­лов гораздо больше, чем людей. И этот духов­ный мир имеет опре­де­лен­ную иерар­хию, струк­туру. Нам в Писа­нии об ангель­ском мире открыто, только то, что нам необ­хо­димо знать. Мы знаем, что Ангелы под­раз­де­ля­ются на чины, нам известно девять видов раз­ных Анге­лов. То есть суще­ствуют девять видов разум­ных существ, нам извест­ных. Но в Биб­лии есть намек на то, что есть дру­гие ангель­ские миры, кото­рые нам неиз­вестны, и они отли­ча­ются по сте­пени при­бли­же­ния к Богу.

Наи­бо­лее близки к Богу Сера­фимы, Херу­вимы, Пре­столы. Есть и дру­гие чины, такие, как Гос­под­ства, Вла­сти, Силы, Начала, Архан­гелы, Ангелы. Эти суще­ства обла­дают разу­мом, волей, чув­ствами, могу­ще­ством, пре­вы­ша­ю­щим могу­ще­ство любого чело­века и даже чело­ве­че­ства: любой из Анге­лов мог бы раз­ру­шить нашу пла­нету, ему хва­тило бы на это сил. Ангелы сотво­рены в таком «сред­нем» поло­же­нии они могли лететь к Богу, могли лететь от Него. Они сотво­рены бла­жен­ными, они сотво­рены силь­ными, и глав­ная сей­час задача остав­шихся вер­ных Анге­лов – сла­вить Бога, посто­янно петь славу Богу и через это полу­чать бла­жен­ство. И Цер­ковь все время сла­вит Бога. Дело в том, что сла­вить Бога можно лишь тогда, когда ты почув­ство­вал Его славу. То есть когда ты хва­лишь Бога, ты не про­сто Его хва­лишь, а ста­но­вишься участ­ни­ком Его славы. Поэтому Бог и гово­рит: тех, кто про­слав­ляет Меня, Я про­славлю. Тогда бес­сла­вя­щие Меня будут бро­шены в прах. Про­слав­ля­ю­щий Бога сам ста­но­вится участ­ни­ком Его славы. Самая выс­шая форма молитвы зна­ете, какая? Обычно в молит­вах мы только про­сим Бога о чем-то. Но это самая низ­шая форма молитвы, хотя тоже, есте­ственно, Богом при­ни­ма­е­мая. Есть более высо­кая форма молитвы – бла­го­дар­ствен­ная, когда мы бла­го­да­рим Бога за то, что Он нам дает, за бес­чис­лен­ные Его бла­го­де­я­ния. Но это тоже не самая высо­кая молитва. Самая высо­кая форма молитвы – это тогда, когда мы сла­вим Бога за Него Самого. Про­сто сла­вим Его за то, что Он есть, и забы­ваем уже о себе. Думаю, чело­век, кото­рый любит дру­гого чело­века, пони­мает, о чем идет речь. Самая выс­шая форма любви, когда ты забы­ва­ешь о себе ради люби­мого. Выс­шая форма молитвы, когда ты забы­ва­ешь о себе ради люби­мого Бога. Хри­сти­ан­ство сво­дится именно к любви к Богу, в этом его сердце, сердце христианства.

И вот Ангелы, сотво­рен­ные Богом, были постав­лены Им власт­во­вать над мате­ри­аль­ной все­лен­ной как рас­по­ря­ди­тели, как судьи. И они до сих пор стоят на своих местах, они рас­по­ря­жа­ются вет­рами, поэтому синоп­тики часто не могут уга­дать, куда дви­жутся воз­душ­ные массы; они отве­чают за дей­ствие кос­ми­че­ских зако­нов; они рас­по­ря­жа­ются судь­бами людей, наро­дов. Ангелы явля­ются защит­ни­ками и покро­ви­те­лями, есть Ангелы – покро­ви­тели отдель­ных людей, отдель­ных горо­дов, есть Ангелы – покро­ви­тели церк­вей, и в каж­дом освя­щен­ном храме около каж­дого пре­стола Божия стоит Ангел. И он там будет сто­ять до самого конца мира, если храм не будет осквер­нен ере­ти­ками. Поэтому мы с бла­го­го­ве­нием вхо­дим в храм Божий, обя­за­тельно кре­стимся и поклон делаем, даже если никого из людей нет, в храме дей­ствует неви­ди­мая сила Самого Бога, и стоит Его слуга – Ангел.

Рас­скажу вам два слу­чая. Недавно в деревне, где у меня нахо­дится дом, один чело­век решил себе баньку сде­лать. При­шел он на раз­ва­лины храма, под­хо­дя­щие камни поис­кать. А в храме пре­стол самое глав­ное место обычно стоит на камне. Тот чело­век нашел эти камни и решил, что они как раз подой­дут ему для парилки. Он рас­ко­пал яму, начал под­ни­мать камни, упал и умер. Прямо на месте. А дру­гой чело­век, кото­рый жил рядом, решил взять из того же храма крест и укра­сить им дом. Я его много раз пре­ду­пре­ждал, что так нельзя посту­пать, до добра это не дове­дет, но все без толку. Закон­чи­лось тоже печально: рабо­тал он на ого­роде, упал лицом на грядки (но все-таки лицом к кре­сту) и умер от инсульта. Бог пору­гаем не бывает. Это при­мер дей­ствия Анге­лов, кото­рые покро­ви­тель­ствуют церк­вам. У каж­дого кре­ще­ного чело­века есть Ангел-Хра­ни­тель, кото­рый охра­няет его на вся­ком пути. У некре­ще­ных людей Ангела-Хра­ни­теля нет. Конечно, Бог ино­гда посы­лает Своих Анге­лов по необ­хо­ди­мо­сти, когда люди про­сят Его, или когда это нужно для осу­ществ­ле­ния Его пла­нов. Он посы­лает Анге­лов, чтобы они и некре­ще­ных людей защи­щали, потому что власть Бога рас­про­сти­ра­ется на всю Все­лен­ную. Но посто­янно рядом с некре­ще­ными Ангела-Хра­ни­теля нет, а у кре­ще­ных людей есть Ангел-Хра­ни­тель, кото­рый дей­стви­тельно охра­няет человека.

Одна­жды мы с женой ехали на машине по трассе на Крас­но­дар. По этой трассе обычно ходит боль­шое коли­че­ство фур, а дорога узкая, двух­по­лос­ная. Едем мы со ско­ро­стью сто два­дцать кило­мет­ров в час. И вдруг из-за фуры нам навстречу выска­ки­вает машина с такой же ско­ро­стью. Вер­ная смерть! И при­чем уйти в сто­рону нельзя, потому что сбоку глу­бо­кий кювет, вниз падать– это тоже смерть. И вдруг чудо как потом жена мне рас­ска­зы­вала у нее в голове зву­чит голос и гово­рит, что надо быстро двумя коле­сами съез­жать на обо­чину, а двумя коле­сами дер­жаться за асфальт, чтобы машину не снесло в кювет. Жена пово­ра­чи­вает и про­ез­жает, раз­ми­нув­шись со встреч­ной маши­ной сан­ти­мет­ров на пять, не больше! Вот это – явное дей­ствие Ангела-Хра­ни­теля, кото­рый защи­тил нас. Это как раз при­мер того, что дей­стви­тельно Ангелы забо­тятся о каж­дом нашем шаге. Потому что они слу­жат Богу, и для них честь слу­жить тем людям, кото­рые в веч­но­сти удо­сто­ятся спасения.

Наи­бо­лее высо­кие Ангелы, Сера­фимы, назы­ва­ются «пла­ме­не­ю­щие», потому что они пла­ме­неют любо­вью к Богу, и людей самих под­жи­гают такой любо­вью. Через них Бог посы­лает Свои пове­ле­ния людям и более дале­ким от Него Анге­лам, и через них Он управ­ляет Все­лен­ной, хотя Он и Своей силой тоже управ­ляет непосредственно.

Зачем Он через Анге­лов управ­ляет Все­лен­ной? Для того, чтобы Ангелы полу­чили честь быть соучаст­ни­ками Его прав­ле­ния. Не потому, что Он в них нуж­да­ется, Бог вообще ни в чем не нуж­да­ется, а потому, что Он хочет, чтобы и эти разум­ные суще­ства были участ­ни­ками не только в Его славе, но и в Его власти.

Напри­мер, почему Бог всех людей про­сто так от греха не изба­вит? Взял бы – и всех изба­вил, насильно. Но Он хочет, чтобы люди стали насто­я­щими вои­нами, стали побе­ди­те­лями в духов­ной брани, чтобы можно было их за это награ­дить. Наша задача научиться сра­жаться, и не про­сто сра­жаться, а побе­дить в духов­ной брани. Поэтому Бог нам пору­чает ста­раться, испол­нять волю Его, чтобы через это достичь победы.

Из Анге­лов был один, самый выс­ший, самый кра­си­вый Ангел по имени Люци­фер, что зна­чит «утрен­няя звезда». Он был самый выс­ший, самый кра­си­вый из Анге­лов, самый могу­чий. По чину он был Херу­ви­мом. И он засмот­релся на свою кра­соту и решил, что он может быть равен Богу, решил стать как Бог. И в этом был корень греха, он совер­шил грех гор­дыни. Поэтому гор­дость – самый мер­зей­ший из всех гре­хов, хуже убий­ства. Пони­ма­ете, почему? Чело­век, убив­ший по гор­до­сти, хуже, чем чело­век, кото­рый убил по вспыль­чи­во­сти, потому что гор­дец убьет и ска­жет, что он был прав. Гор­дец больше согре­шает, потому что не осо­знает за собой греха.

Люци­фер под­нял вос­ста­ние на Небе­сах, и ска­зал вот что: «Я поставлю пре­стол свой выше небес, выше звезд, выше всего, и сяду на нем, и буду подо­бен Выш­нему». И за ним в это вос­ста­ние пошла одна треть анге­лов. Эти ангелы под­няли вос­ста­ние на Небе­сах, нача­лась духов­ная война, кото­рая про­дол­жа­ется до сих пор. Тогда вто­рой из Анге­лов по имени Михаил вос­клик­нул: «Кто как Бог, кто подо­бен Богу!» И с этими сло­вами он нис­про­верг Люци­фера с Небес и его анге­лов вме­сте с ним. Поэтому они и назы­ва­ются пад­шими анге­лами, потому что они были низ­вер­жены с Небес. И теперь эти ангелы оби­тают в под­не­бе­сье, то есть под Небе­сами. Поэтому они себя и назы­вают кос­ми­че­скими иерар­хи­ями, глава их назы­вает себя кос­ми­че­ским разу­мом. Поэтому если вы слы­шите о кос­ми­че­ском разуме, помните, что идет речь не о Боге, а совсем наобо­рот. Вот аст­ро­логи обща­ются со звез­дами, а на самом деле они обща­ются с пад­шими анге­лами, кото­рых так и назы­вают – духи злобы под­не­бес­ные. И глава пад­ших анге­лов поте­рял любовь, поте­рял милость, поте­рял кро­тость, но оста­лись все его при­род­ные каче­ства. Он оста­ется очень муд­рым суще­ством, крайне могу­ще­ствен­ным. И он стал назы­ваться по-дру­гому: мы знаем его как диа­вола и сатану. Диа­вол в пере­воде с гре­че­ского зна­чит «кле­вет­ник, обви­ни­тель». Чело­век-кле­вет­ник – это зна­чит уче­ник дья­вола, вто­рой дья­вол фак­ти­че­ски. Напри­мер, об Иоанне Лествич­нике гово­рили, что у него в мона­стыре одна­жды один монах дру­гого окле­ве­тал. И он немед­ленно выгнал этого монаха из мона­стыря и ска­зал: у меня и одного дья­вола хва­тит, двух не вытер­пим. И также назы­вают его сата­ной, то есть вра­гом, про­тив­ни­ком Бога, точ­нее тех людей, кото­рые слу­жат Ему. Можно ли ска­зать, что дья­вол – про­тив­ник Бога в абсо­лют­ном смысле? Нет, конечно, так как тво­ре­ние не может быть в абсо­лют­ном смысле про­тив­ни­ком Бога, Творца. И сила дья­вола, разу­ме­ется, бес­ко­нечно меньше, чем сила Творца. Потому что все, что суще­ствует, суще­ствует потому, что дер­жится сло­вом Божиим.

Но сатана – про­тив­ник людей, про­тив­ник бла­гих Анге­лов. Он изоб­рел все виды зла. Он назы­ва­ется чело­ве­ко­убий­цей изна­чально, отцом лжи, кле­вет­ни­ком, завист­ни­ком, нена­вист­ни­ком света, кня­зем тьмы. И все люди, кото­рые делают зло, при­над­ле­жат ему, они его, по «автор­скому праву». Он тре­бует платы, а именно – душу. Вся­кий дела­ю­щий зло отдаст за это свою душу дья­волу. Так что, если сей­час будете делать зло, поду­майте, хотите ли вы этого, или все-таки не надо.

И ангелы, кото­рые нис­пали вме­сте с Ден­ни­цей, стали назы­ваться бесами и демо­нами. «Бес» в пере­воде с сан­скрита озна­чает «того, кто вызы­вает ужас», то есть суще­ство, кото­рое вызы­вает ужас и необъ­яс­ни­мый страх. Знайте, что если воз­ни­кает у вас немо­ти­ви­ро­ван­ный страх, или, когда вдруг в голове ни с того ни с сего воз­ни­кает злая навяз­чи­вая мысль, это вы слы­шите непо­сред­ственно голос злого духа, демона. «Демон» в пере­воде с гре­че­ского озна­чает «зна­ю­щий». Они много знают, но не имеют любви. А зна­ние без любви уби­вает, при­ме­ром может быть атом­ная бомба.

И вот, демоны стали обма­ны­вать, обо­льщать людей, но у них нет вла­сти заста­вить чело­века сде­лать добро или зло. Как вы дума­ете, кто может заста­вить чело­века делать добро или зло? Есть такой чело­век, или Ангел, или Бог? Нет. Сво­бода, дан­ная Твор­цом, не огра­ни­чена ничем. Но демоны аги­та­торы. Они пер­вые про­па­ган­ди­сты и они чело­века скло­няют на добро и зло при помощи аги­та­ции, при помощи обмана, лжи. Поэтому есть такое пра­вило: нико­гда не верьте демо­нам, нико­гда не верьте дья­волу, нико­гда не верьте мыс­лям, кото­рые у нас воз­ни­кают, потому что злые духи могут при­тво­ряться Анге­лами. Поэтому есть такой закон: чтобы не под­пасть под обман, ни в коем слу­чае нельзя верить ника­ким своим чув­ствам, не дове­рять ника­ким своим духов­ным ощу­ще­ниям и нужно счи­тать себя недо­стой­ными ника­ких виде­ний. Вот вам основ­ное пра­вило рели­ги­оз­ной без­опас­но­сти. Если вам гово­рят о каком-то экс­тра­сенсе, что пусть он цели­тель, но доб­рый, не дове­ряйте. Потому что любой экс­тра­сенс сна­чала будет гово­рить добро. Ника­кое зло нико­гда не явится в чистом виде, потому что зло все­гда обма­ны­вает. Дья­вол явля­ется в виде Ангела света, и его слуги посту­пают так же. Напри­мер, сек­тант при­хо­дит к вам домой и гово­рит: мы вам дадим насто­я­щую Биб­лию, или мы вам дадим здо­ро­вье, богат­ство, дадим самое сокро­вен­ное зна­ние, а потом они отби­рают все. Много есть пере­дач о сек­тан­тах, и я могу из жиз­нен­ного опыта при­ве­сти много при­ме­ров, когда людей обма­ны­вали, и они ока­зы­ва­лись без квар­тиры, а то и без жизни, потому что пове­рили лжи.

Так вот, эти злые пад­шие духи, тре­буют себе покло­не­ния под име­нем лож­ных богов. Те люди, кото­рые кла­ня­ются исту­ка­нам, кото­рые кла­ня­ются Перуну, Зевсу, на самом деле они кла­ня­ются пад­шим анге­лам. Вот эти злые духи поро­дили лже­про­ро­че­ства и все лже­ре­ли­гии. Напри­мер, Мухам­мед был обо­льщен злым духом. Недавно я читал опи­са­ние жизни Мухам­меда, очень доб­ро­же­ла­тель­ное, к мусуль­ма­нам обра­щен­ное, и там подробно рас­ска­зы­ва­лось, как Мухам­мед полу­чал откро­ве­ние. Он начи­нал вне­запно блед­неть, у него высту­пал обиль­ный пот, он чув­ство­вал страш­ную, чудо­вищ­ную боль. И у него появ­ля­лись в голове слова, кото­рые потом он и гово­рил. Вот, и в самом начале, когда к нему яви­лось пер­вый раз некое суще­ство, кото­рое он при­нял за Архан­гела Гав­ри­ила, он сна­чала решил, что это дья­вол. Потому что этот дух чуть не убил Мухам­меда, он начал его душить и тре­бо­вать, чтобы тот гово­рил. Вот это при­мер, когда лож­ное про­ро­че­ство обма­ны­вает чело­века, такие при­меры бывают и сейчас.

К сожа­ле­нию, не все экс­тра­сенсы шар­ла­таны, и это очень плохо. Вы пони­ма­ете, что шар­ла­тан все-таки лучше, чем насто­я­щий кол­дун. Тот, кото­рый обма­ны­вает, выма­ни­вает деньги, лучше чем тот, кото­рый про­сто убьет. Если нам про­дали вме­сто яда сахар, это ничего страш­ного, но если нам про­дали насто­я­щий яд? Но власть этих анге­лов огра­ни­чена, они не обла­дают вла­стью над волей чело­века. Они делают только то, что попу­щено Богом, и не больше. А почему Бог попус­кает их суще­ство­ва­ние? Потому, что Бог Свое слово не меняет. Он дал бытие, но не отни­мает его, и ника­ких Своих обе­то­ва­ний не отни­мает, несмотря на выбор чело­века. Потому как Он хочет, чтобы сво­бод­ные суще­ства – люди, более сла­бые, чем ангелы, побе­дили силь­ней­ших про­тив­ни­ков при Его помощи и полу­чили вели­кие награды. Конечно, такая помощь Божия для нас честь вели­чай­шая. И у Бога была такая цель, чтобы эти пад­шие ангелы были раз­гром­лены сла­бей­шими силами, при помощи Бога Силь­ней­шего. Поэтому не надо гово­рить, что, если бы пад­ших анге­лов не было, то тогда бы мы все хорошо жили на земле, не гре­шили. На самом деле все зави­сит от нашей сво­бод­ной воли. По закону сво­бод­ной воли, если мы будем по Божьи посту­пать, то никто нам не страшен.

Поэтому у хри­стиан не при­нято и нельзя ни в коем слу­чае, с одной сто­роны, слу­жить пад­шим анге­лам, то есть обра­щаться к кол­ду­нам, чаро­деям, а с дру­гой сто­роны – нельзя бояться сглаза, порчи или иного кол­дов­ского дей­ствия. Мы никого не боимся, кроме Бога Одного.

Злые духи, дей­стви­тельно, могут дей­ство­вать на людей, кото­рые делают людям зло, так как подоб­ное при­тя­ги­вает подоб­ное. Но если чело­век не делает зла, если зло, кото­рое он сде­лал, рас­ка­яно, очи­щено бла­го­да­тью Божией в Таин­стве Пока­я­ния и При­ча­ще­ния, то все – чело­век сво­бо­ден. И, более того, пад­шие ангелы сами начи­нают пани­че­ски бояться таких людей.

К пре­по­доб­ному Сер­гию Радо­неж­скому при­во­дили мно­же­ство одер­жи­мых пад­шими анге­лами, бес­но­ва­тых людей, кото­рые из-за своих злых дел под­пали под дей­ствие бесов. Осо­бенно много таких бес­но­ва­тых бывает из числа тех, кто кол­до­вал. И вот, бес начи­нал кри­чать и сопро­тив­ляться, а потом в ужасе выхо­дил из чело­века. И до сих пор, когда только к раке с мощами пре­по­доб­ного Сер­гия под­во­дят таких людей, бесы начи­нают тре­пе­тать и убе­гают, потому что пани­че­ски боятся силы Божией, и людей, в кото­рых дей­ствует сила Божия, боятся. Поэтому хри­сти­ане не должны бояться пад­ших анге­лов, не должны им слу­жить, а должны сра­жаться с ними силой Бога и побеждать!

Но давайте вер­немся к мате­ри­аль­ному миру. Итак, мате­ри­аль­ный мир сотво­рен Богом за шесть дней. Потому что Бог захо­тел зало­жить опре­де­лен­ную иерар­хию в устрой­ство мира. Богу несложно было и мгно­венно сотво­рить Все­лен­ную, Его рука бы не осла­бела. Но Бог захо­тел зало­жить опре­де­лен­ную иерар­хию, вер­ши­ной кото­рой явля­ется чело­век! Вер­ши­ной мате­ри­аль­ного мира явля­ется чело­век, кото­рый соеди­няет в себе и мате­ри­аль­ный, и нема­те­ри­аль­ный мир, и мир духов.

Мир сотво­рен был так: в пер­вый день, а пер­вый день недели какой?

– Вос­кре­се­нье!

– Вос­кре­се­нье, поэтому вос­крес­ный день у нас и празд­нуют. И неделя начи­на­ется с этого дня, запом­ните! Вот, поэтому когда мы с вами соби­ра­емся в храме в вос­крес­ный день, мы соби­ра­емся в день сотво­ре­ния мира, чтобы про­сла­вить Все­мо­гу­щего Бога, Творца, кото­рый Своей мощью воз­звал мир из небытия.

Итак, в пер­вый день Бог создал небо и землю, земля была без­видна и пуста, она была еще не устро­ена, и тьма была над без­дной, и Дух Божий носился над водами. Дух Божий, Дух Свя­той, тре­тье Лицо Свя­той Тро­ицы, ожив­лял воды и давал им силы потом, позд­нее поро­дить живые суще­ства. Вот когда вы будете кре­ститься, вы будете молиться, чтобы сила Бога Высо­чай­шего вошла в вас и очи­стила вас, чтобы Тот Самый Дух Божий, Кото­рый носился над водами, очи­стил вас, потому что Дух Божий при­вык ожив­лять воду. Дух будет парить над водами, клубы дыма будут над водами под­ни­маться. Чтобы эти воды были про­ни­заны силой Духа Святого.

«И ска­зал Бог: да будет свет. И стал свет. И уви­дел Бог свет, что он хорош, и отде­лил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один» (Быт. 1, 3–5). Вот так мгно­венно Бог создал свет, еще не заклю­чен­ный в све­ти­лах. Почему это про­изо­шло именно так? Что зна­чит «ска­зал Бог»? У Бога же рта нет, Бог бес­плот­ный. Он вло­жил мысль, и эта мысль сразу стала делом. Законы при­роды – это отпе­чатки изна­чаль­ных мыс­лей Бога. И поэтому, сле­дуя этим боже­ствен­ным отпе­чат­кам, мы при­хо­дим к выводу о суще­ство­ва­нии Творца. Почему воз­можны чудеса? Потому что Тот же Самый Бог, Кото­рый дал все законы, может вне­сти Свои кор­рек­тивы, для того чтобы чело­век уве­ро­вал в Его суще­ство­ва­ние. И вот, перед нами позна­ва­е­мый мир, в кото­ром для нас до сих пор зву­чат слова Божии. Слово Бога не такое как наше: наше слово после про­из­не­се­ния исче­зает, рас­тво­ря­ется в воз­духе, а слово Бога оста­ется навсе­гда. И оно дает воз­мож­ность позна­вать его сей­час, напри­мер, све­тит солнце, потому что слово Бога до сих пор зву­чит. Хотя оно не слышно для наших ушей, но гла­зами мы видим. И если Бог вдруг захо­чет, Он вла­стен слово отнять, тогда будет тьма, и вся­кое све­че­ние исчез­нет. Только они, вот эти слова, эти замыслы Божии, всем миром управляют.

«..был вечер, и было утро: день один» (Быт. 1, 5). Бог зало­жил сна­чала ритм, так что нача­лось все с вечера, вече­ром сотво­рил Бог Все­лен­ную, а потом было утро, вот когда появился день. Вот поэтому бого­слу­же­ние в церкви начи­на­ется с вечера. Напри­мер, вы зна­ете, что по вос­кре­се­ньям нельзя рабо­тать: а именно, с вечера суб­боты (с начала вечер­ней службы) до вечера вос­кре­се­нья (до начала вечер­ней службы). При­чем в вос­кре­се­нье вече­ром уже можно рабо­тать, а вече­ром суб­боты уже нельзя.

Итак, Бог сотво­рил день и ночь. Почему ска­зано день один? Потому что пер­вый день стал как бы мат­ри­цей, сутки, два­дцать четыре часа, в пер­вый день тво­ре­ния была зало­жена модель, кото­рая дей­ствует до сих пор. Хотя были два слу­чая, когда день был изме­нен. Одна­жды Иисус Навин был в труд­ной ситу­а­ции, и по молитве его солнце оста­но­ви­лось, и сто­яло почти сутки. И вто­рой слу­чай, когда солнце вер­ну­лось назад по небосклону.

– Это отра­зи­лось каким-то обра­зом в кален­даре, пере­дви­ну­лось ли время?

– Пере­дви­ну­лось. Об этих собы­тиях есть мно­же­ство све­де­ний помимо биб­лей­ских, об этом много гово­рили раз­лич­ные исто­ри­че­ские доку­менты: у гре­ков, егип­тян есть ссылки об этих чудесах.

И вот, насту­пил поне­дель­ник. «И ска­зал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отде­ляет она воду от воды. [И стало так.] И создал Бог твердь, и отде­лил воду, кото­рая под твер­дью, от воды, кото­рая над твер­дью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. [И уви­дел Бог, что это хорошо.] И был вечер, и было утро: день вто­рой» (Быт. 1, 6–8). Что это за «твердь», как это слово надо пони­мать? Не как «твер­дый», «тело». Твердь – это про­стран­ство, кос­ми­че­ское про­стран­ство, создан­ное во вто­рой день, и оно отде­лило некую часть воды, кото­рая нахо­дится за пре­де­лами нашего изме­ре­ния. Часто спра­ши­вают, откуда взя­лась вода Все­мир­ного Потопа? Как гово­рит Биб­лия, она попала на землю из-за пре­де­лов кос­моса, то есть, дру­гими сло­вами, из дру­гого изме­ре­ния. Вода, кото­рая оста­лась под твер­дью, это вода, кото­рой мы поль­зу­емся еже­дневно. Таким обра­зом, было создано кос­ми­че­ское про­стран­ство, кото­рое по воз­расту полу­ча­ется моложе земли.

Нако­нец, насту­пил втор­ник, тре­тий день. «И ска­зал Бог: да собе­рется вода, кото­рая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. [И собра­лась вода под небом в свои места, и яви­лась суша.] И назвал Бог сушу зем­лею, а собра­ние вод назвал морями. И уви­дел Бог, что это хорошо» (Быт. 1, 9–10). Мгно­венно под­ня­лась суша. Пред­став­ля­ете, был океан, и вдруг, раз, появ­ля­ется огром­ный мате­рик. Биб­лия гово­рит об одном мате­рике. Зна­ете, наверно, что даже сей­час наука при­знает, что изна­чально на земле был некий один мате­рик и мно­же­ство морей. Так вот во время Все­мир­ного Потопа все живое было сосре­до­то­чено на одном материке.

«И ска­зал Бог: да про­из­рас­тит земля зелень, траву, сею­щую семя [по роду и по подо­бию ее, и] дерево пло­до­ви­тое, при­но­ся­щее по роду сво­ему плод, в кото­ром семя его на земле. И стало так» (Быт. 1, 11). Мгно­венно вся земля покры­лась тра­вою, цве­тами, мгно­венно появи­лись кусты, и мгно­венно все рас­цвели; появи­лись дере­вья: яблони, пальмы и так далее. То есть, не было ника­кого дли­тель­ного про­цесса, ника­кой эво­лю­ции. И все создано по роду сво­ему, как сказано.

В древ­но­сти были языч­ники, кото­рые утвер­ждали, что, напри­мер, чело­век может пре­вра­титься в мед­ведя. И люди гово­рили, что одни пле­мена от мед­ве­дей про­ис­хо­дили, дру­гие про­ис­хо­дили от сви­ней, а неко­то­рые и до сих пор гово­рят, что они от обе­зьян про­изо­шли. Вы, навер­няка, слы­шали про такие тео­рии. Неко­то­рые верят, что они от чес­нока про­ис­хо­дили. Поэтому они соот­вет­ству­ю­щим обра­зом покло­ня­лись кто чес­ноку, кто мед­ведю, а кто сви­нье. И вот чтобы это лже­уче­ние отбро­сить, Бог сразу гово­рит: Я сотво­рил все таким, какое оно есть сей­час. Только един­ствен­ная раз­ница в том, что раньше раз­но­вид­но­стей живот­ных и рас­те­ний было больше, так как на земле после гре­хо­па­де­ния про­изо­шла дегра­да­ция. Именно поэтому сей­час нет мно­гих живот­ных, о суще­ство­ва­нии кото­рых нам известно, напри­мер, динозавров.

Итак, мгно­венно была укра­шена вся земля. Но может воз­ник­нуть вопрос: почему рас­те­ния появи­лись до солнца? Как гово­рит Иоанн Зла­то­уст, чтобы никто не поду­мал, что будто бы солнце порож­дает жизнь. Солнце не порож­дает жизнь, поэтому вся­кие лун­ные кален­дари чаще всего не оправ­ды­вают надежд тех, кто по ним сеет, у них обычно пло­хие уро­жаи. Нельзя думать, что све­тила управ­ляют миром, миром управ­ляет Все­мо­гу­щий Создатель.

После этого насту­пил чет­вер­тый день, то есть среда. «И ска­зал Бог: да будут све­тила на тверди небес­ной [для осве­ще­ния земли и] для отде­ле­ния дня от ночи, и для зна­ме­ний, и вре­мен, и дней, и годов; и да будут они све­тиль­ни­ками на тверди небес­ной, чтобы све­тить на землю. И стало так. И создал Бог два све­тила вели­кие: све­тило боль­шее, для управ­ле­ния днем, и све­тило мень­шее, для управ­ле­ния ночью, и звезды; и поста­вил их Бог на тверди небес­ной, чтобы све­тить на землю, и управ­лять днем и ночью, и отде­лять свет от тьмы. И уви­дел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день чет­вер­тый» (Быт. 1, 14–19).

Задача све­тил – слу­жить чело­веку. В задачи чело­века не вхо­дит слу­же­ние све­ти­лам, и нам не нужно кос­ми­че­ское созна­ние, как гово­рят неко­то­рые люди. Кос­мос для чело­века, а не чело­век для кос­моса. А когда люди пыта­ются обре­сти кос­ми­че­ское созна­ние, они что делают? Они все ста­вят с ног на голову, то есть то, что по пове­ле­нию Божию слу­жит нам, они пре­вра­щают в пред­мет, кото­рому сами хотят слу­жить. Это пол­ное извра­ще­ние цели Бога.

Что же зна­чат слова – «для зна­ме­ний, и вре­мен, и дней, и годов»? Зна­ме­ние – это, с одной сто­роны, то, посред­ством чего чело­веку дается какое-либо ука­за­ние. Зна­ме­ние можно назвать зна­ком. По опре­де­лен­ным при­зна­кам можно опре­де­лить время посева, можно посмот­реть, напри­мер, по солнцу и обла­кам, будет дождь или не будет, для нави­га­ции очень важны небес­ные зна­ме­ния. Ино­гда Бог посы­лает осо­бые зна­ме­ния, необыч­ные, чтобы, при­влечь вни­ма­ние людей, или для того чтобы пока­зать Свои осо­бые собы­тия. Но зна­ме­ния не для того, чтобы ука­зы­вать судьбу чело­века. Нет, судьба чело­века в руках у Бога.

Дальше, читаем: «Для вре­мен». Под вре­ме­нами под­ра­зу­ме­ва­ются в Биб­лии празд­ники, вре­мена празд­ни­ков. То есть све­тила суще­ствуют для того, чтобы ука­зы­вать время празд­ни­ков. Напри­мер, Пасха вычис­ля­ется по звез­дам, по Солнцу, по Луне. Таким обра­зом, све­тила суще­ствуют для празд­ни­ков. Для того чтобы по ним празд­но­вать Созда­теля, по ним хва­лить Творца.

«…для дней, и годов» понятно – бывают раз­ные дни, корот­кие и длин­ные, и све­тила постав­лены, чтобы регу­ли­ро­вать дли­тель­ность дней. И года тоже бывают раз­ные: бывает лун­ный год, бывает сол­неч­ный, бывает звезд­ный. Вот для всего этого и постав­лены све­тила, а также, для того, чтобы осве­щать землю. И все звезды, Солнце, Луна появи­лись уже све­тя­щи­еся, и где бы они ни нахо­ди­лись, они все­гда све­тят на землю.

«И уви­дел Бог, что это хорошо». Что это зна­чит? Каж­дый раз эти слова повто­ря­ются в Биб­лии. Это зна­чит, что Бог одоб­рил Свое тво­ре­ние, Он при­знал, что оно соот­вет­ствует сво­ему месту. Это не озна­чает, что раньше было плохо, но, что Он дово­лен этим миром, Он любу­ется им.

Итак, насту­пил пятый день. «И ска­зал Бог: да про­из­ве­дет вода пре­смы­ка­ю­щихся, душу живую; и птицы да поле­тят над зем­лею, по тверди небес­ной. [И стало так.] И сотво­рил Бог рыб боль­ших и вся­кую душу живот­ных пре­смы­ка­ю­щихся, кото­рых про­из­вела вода, по роду их, и вся­кую птицу пер­на­тую по роду ее. И уви­дел Бог, что это хорошо. И бла­го­сло­вил их Бог, говоря: пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няйте воды в морях, и птицы да раз­мно­жа­ются на земле» (Быт. 1, 20–22). В древ­не­ев­рей­ском тек­сте упо­треб­лено слово «кишмя» – бук­вально дословно «кишмя кишат рыбами воды в морях, и птицы раз­мно­жа­ются на земле». Насколько сильно слово Гос­пода! Ведь до сих пор рыбы огром­ными киша­щими кося­ками ходят, ста­ями, от кото­рых вода бур­лит! Потому что, в отли­чие от чело­века, рыбы Бога слу­шают, как Он ска­зал, так они до сих пор Его пове­ле­ния испол­няют. Вес­ной почему, напри­мер, трава и цветы рас­цве­тают. Потому что слово Божие зву­чит, и рас­те­ния слу­шают его. Точно так же и рыбы на нерест идут, так же и птицы летают, по тому же пове­ле­нию Бога. И все тво­ре­ние слу­жит Созда­телю. И ска­зано, что Бог создал леви­а­фана, огром­ное мор­ское чудо­вище, для того чтобы оно играло перед Ним. Бог любу­ется Своим тво­ре­нием. Он не как чело­век – сотво­рил и оста­вил, Богу нра­вится Его тво­ре­ние. Ска­зано: «Бог весе­лится о Своих делах», – мир Богу нра­вится. Но бывают люди, кото­рые гово­рят, что мир пло­хой, это о чем гово­рит? Не то, что мир пло­хой, а что у чело­века подвиг­лось вос­при­я­тие мира. Вот это очень важно: Бог мир одоб­ряет, Богу мир нра­вится, Бог бла­го­сло­вил мир, – и нор­маль­ным чув­ством хри­сти­а­нина явля­ется про­яв­лять радость перед лицом Бога о тво­ре­нии Его, уме­ние видеть руку Божию на всем творении.

И вот, нако­нец, насту­пил шестой день, то есть пят­ница. «И ска­зал Бог: да про­из­ве­дет земля душу живую по роду ее, ско­тов, и гадов, и зве­рей зем­ных по роду их. И стало так. И создал Бог зве­рей зем­ных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов зем­ных по роду их. И уви­дел Бог, что это хорошо» (Быт. 1, 24–25). Мгно­венно из земли появи­лись слоны, выползли змеи, выбе­жали волки, кошки, лягушки запры­гали, мгно­венно вся земля заки­шела, как некий живой клубок.

«И ска­зал Бог: сотво­рим чело­века по образу Нашему [и] по подо­бию Нашему, и да вла­ды­че­ствуют они над рыбами мор­скими, и над пти­цами небес­ными, [и над зве­рями,] и над ско­том, и над всею зем­лею, и над всеми гадами, пре­смы­ка­ю­щи­мися по земле. И сотво­рил Бог чело­века по образу Сво­ему, по образу Божию сотво­рил его; муж­чину и жен­щину сотво­рил их. И бла­го­сло­вил их Бог, и ска­зал им Бог: пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няйте землю, и обла­дайте ею, и вла­ды­че­ствуйте над рыбами мор­скими [и над зве­рями,] и над пти­цами небес­ными, [и над вся­ким ско­том, и над всею зем­лею,] и над вся­ким живот­ным, пре­смы­ка­ю­щимся по земле» (Быт. 1, 26–28). Итак, Бог бла­го­сло­вил Свое тво­ре­ние и ска­зал: пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няйте землю.

И далее: «И ска­зал Бог: вот, Я дал вам вся­кую траву, сею­щую семя, какая есть на всей земле, и вся­кое дерево, у кото­рого плод дре­вес­ный, сею­щий семя; – вам сие будет в пищу; а всем зве­рям зем­ным, и всем пти­цам небес­ным, и вся­кому [гаду,] пре­смы­ка­ю­ще­муся по земле, в кото­ром душа живая, дал Я всю зелень трав­ную в пищу. И стало так. И уви­дел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой» (Быт. 1, 29–31). Изна­чально Бог дал в пищу чело­веку плоды дере­вьев и злаки, и всем зве­рям Бог дал в пищу траву. Поэтому и не было вот этой борьбы за суще­ство­ва­ние, не было этого вза­им­ного пожи­ра­ния, кото­рое сей­час мы видим, такой борьбы за выжи­ва­ние, кото­рая так страшно, урод­ливо пач­кает мир. Вся эта борьба появи­лась в резуль­тате гре­хо­па­де­ния и мятежа про­тив Бога.

Теперь пого­во­рим подробно о чело­веке. Из Биб­лии нам известно, что когда насту­пил седь­мой день, Бог бла­го­сло­вил его: «И бла­го­сло­вил Бог седь­мой день, и освя­тил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, кото­рые Бог тво­рил и сози­дал» (Быт. 2, 3). «И уви­дел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1, 31). Бог одоб­рил все Свое тво­ре­ние. И нако­нец, насту­пил седь­мой день, Бог почил от всех дел Своих и бла­го­сло­вил этот день. Поэтому день назы­ва­ется днем покоя, по-еврей­ски – «шаб­бат» – суб­бота. Это еврей­ское слово озна­чает «покой», потому что Бог поко­ился от Своих дел.

С этого момента Бог не тво­рит ничего прин­ци­пи­ально нового, не тво­рит до момента Бого­во­пло­ще­ния, когда появился Новый Адам. С Бого­во­пло­ще­ния нача­лось новое тво­ре­ние, кото­рое для каж­дого чело­века было про­дол­жено в Таин­стве в Крещения.

Бог управ­ляет миром: до сих пор Он явля­ется истин­ным Вла­сте­ли­ном Все­лен­ной, Он – Все­дер­жи­тель, Он пра­вит миро­вым кораб­лем, Он пове­ле­вает наро­дами, пле­ме­нами, язы­ками, рас­те­ни­ями, живот­ными, звез­дами, галак­ти­ками, все это нахо­дится под кро­вом Бога. Божия власть не изне­могла. Без Его воли даже птицы на землю не падают, как ска­зано в Биб­лии. Даже волос с вашей головы падает, потому что Бог так захо­тел. Все у Него пол­но­стью в руках. Но Он не тво­рил ничего нового, потому что Он создал мир для жизни.

Смот­рите, как все тво­рил Бог: ска­зал и сде­лал мгно­венно. А при сотво­ре­нии чело­века был совет. Кому Он гово­рил: «Сотво­рим … по образу Нашему [и] по подо­бию Нашему»? Духу Свя­тому и Сыну Сво­ему. Итак, чело­век дол­жен был быть сотво­рен по образу и по подо­бию Божию, но сотво­рен был, как ска­зано, по образу Божию. Все мы сотво­рены по образу, то есть в нас есть нечто, что нас делает похо­жими на Бога: Бог разу­мен, и чело­век обла­дает разу­мом; Бог сво­бо­ден, и чело­век обла­дает сво­бо­дой, волею; Бог обла­дает чув­ствами, чело­век тоже обла­дает ими; Бог обла­дает вла­стью над Все­лен­ной, и такая же власть дана чело­веку; Бог может тво­рить, и чело­век может тво­рить; Бог – Лич­ность, и мы – лич­но­сти. Это то, что по образу Божию в нас есть. Бог обла­дает Сло­вом, Слово Божие – это Хри­стос. И чело­век обла­дает сло­вес­ной спо­соб­но­стью – это то, что его отли­чает от всех живот­ных, живых существ на земле. Более того, бла­го­даря свой­ствам и спо­соб­но­сти власт­во­вать над Все­лен­ной, чело­век ближе к образу Божию, чем Ангелы, хотя Ангелы по при­роде своей больше похожи на Бога, потому что они духи. У чело­века бес­смерт­ная душа, кото­рая ожив­ляет его смерт­ное тело, и она тоже сотво­рена по образу Божию.

Но что такое подо­бие? Подо­бие Божие – это сход­ство с Ним в Его жизни, нрав­ствен­ной жизни. Бог есть Любовь, мы знаем это из Свя­щен­ного Писа­ния, зна­чит чело­век, кото­рый любит, поис­тине любит, упо­доб­ля­ется Богу. Бог есть мило­сер­дие, мило­серд­ный чело­век упо­доб­ля­ется Богу. Бог – кро­тость, крот­кий чело­век тоже упо­доб­ля­ется Богу. Сми­рен Гос­подь, и сми­рен­ный упо­доб­ля­ется Богу. Подо­бие заклю­ча­ется в том, что чело­век со вре­ме­нем может стать похо­жим на Бога не только по при­роде, но и по своей воле. Но это про­изой­дет не сразу, так как Бого­по­до­бие чело­века дости­га­ется со вре­ме­нем и в сотруд­ни­че­стве с Богом. Вот в этом глав­ная цель Бога Творца: чело­век, создан­ный по образу, дол­жен обре­сти подобие.

Отцы Церкви гово­рят, что образ Бога – это Хри­стос, поэтому Он и вопло­тился, чтобы вос­ста­но­вить тот утра­чен­ный нами образ, по кото­рому мы сотво­рены. А подо­бие – это Дух Свя­той, Кото­рый ведет нас к совер­шен­ству. Однако Биб­лия дальше гово­рит, что «муж­чину и жен­щину сотво­рил их», а если обра­титься к гре­че­скому или еврей­скому под­лин­нику, мы уви­дим еще более гру­бые слова: «самца и самку сотво­рил их». Так напи­сано для того, чтобы пока­зать, что раз­де­ле­ние на два пола – муж­ской и жен­ский – не явля­ется при­зна­ком Бого­по­до­бия, для того, чтобы мы не думали, что в Боге есть пол. Бог не муж­чина и не жен­щина. Бог выше поло­вых раз­де­ле­ний, поэтому не должно думать, что в Боге есть раз­де­ле­ние на два пола. Как гово­рят Свя­тые Отцы, то, что Бог раз­де­ляет нас на два пола, вве­дено в нашу при­роду с пред­ви­де­нием гре­хо­па­де­ний, потому что Бог стоит над вре­ме­нем, и Он знает, как зло­упо­тре­бит своей волей чело­век. Бог вво­дит раз­де­ле­ние на два пола, кото­рое свой­ственно живот­ным, и в чело­века во избе­жа­ние уни­что­же­ния чело­ве­че­ской при­роды смер­тью, чтобы таким обра­зом чело­ве­че­ская исто­рия про­дол­жа­лась, чтобы чело­век мог про­дол­жать свою жизнь. Но отпе­ча­ток образа Божия есть оди­на­ково у муж­чин и женщин.

Итак, был день шестой. Дальше, во вто­рой главе книги Бытия подробно опи­сано сотво­ре­ние чело­века. Там гово­рится: «Вот про­ис­хож­де­ние неба и земли, при сотво­ре­нии их, в то время, когда Гос­подь Бог создал землю и небо, и вся­кий поле­вой кустар­ник, кото­рого еще не было на земле, и вся­кую поле­вую траву, кото­рая еще не росла, ибо Гос­подь Бог не посы­лал дождя на землю, и не было чело­века для воз­де­лы­ва­ния земли, но пар под­ни­мался с земли и оро­шал все лице земли. И создал Гос­подь Бог чело­века из праха зем­ного, и вду­нул в лице его дыха­ние жизни, и стал чело­век душею живою» (Быт. 2, 4–7).

Чело­ве­че­ское тело взято из пыли, из зем­ной обыч­ной пыли, и не нужно думать, что это в пере­нос­ном смысле. В под­твер­жде­ние этого, когда чело­век пал, мы уви­дим, что Бог ска­жет: «…прах ты и в прах воз­вра­тишься» (Быт. 3, 19). К сожа­ле­нию, так оно и есть. Все пре­вра­ща­ется в чело­веке в прах именно в бук­валь­ном смысле. Так вот, Бог сотво­ряет чело­ве­че­ское тело из пыли, чтобы чело­век не гор­дился, чтобы как только нач­нет гор­диться и гово­рить: о, какой, однако, чело­век вели­кий, могу­ще­ствен­ный, поко­ряет Все­лен­ную, – чтобы он пони­мал, что он из грязи сде­лан, чтобы он посмот­рел на свое тело и сми­рился. Тело дано чело­веку во сми­ре­ние, как напо­ми­на­ние о том, что он вовсе не вла­сте­лин мира.

Но также и ска­зано, что Бог вду­нул в его лицо дыха­ние жизни. Что зна­чит «дыха­ние»? Зна­чит, Духом Божиим в него была Твор­цом вло­жена ново­со­тво­рен­ная из небы­тия душа, подоб­ная Богу, похо­жая на Него, сотво­рен­ная по образу Божию, име­ю­щая сход­ство с Богом, про­изо­шед­шая непо­сред­ственно из уст Божиих, хотя и не из Его сущ­но­сти (потому что душа не из сущ­но­сти Бога, а сотво­рена Богом). Но так как она вло­жена дыха­нием Божиим, то она обла­дает уни­каль­ным по при­роде свой­ством, дан­ным Богом по бла­го­дати бес­смер­тием. Бог даро­вал ей неуни­что­жи­мость. Чело­ве­че­ская душа неуни­что­жима, в отли­чии от смерт­ного тела. Но помните, что чело­век есть союз души и тела. Тело – это не обо­лочка чело­века, как мно­гие непра­вильно думают, тело – это часть чело­ве­че­ской лич­но­сти, хотя и низ­шая, но часть. И поэтому мы знаем, что до тех пор, пока не будет вос­ста­нов­лен чело­век во всей пол­ноте, пока чело­век не будет вос­кре­шен, свя­тые, напри­мер, не достиг­нут пол­ноты бла­жен­ства. Наша задача – обо­же­ние, то есть соеди­не­ние с Богом всего чело­века: и души, и тела.

Итак, ново­со­тво­рен­ный чело­век обла­дал огром­ной физи­че­ской силой, духов­ным могу­ще­ством, в нем заиг­рала вся радуга жизни – рас­ти­тель­ной жизни. Он рос и мог раз­мно­жаться, как рас­те­ние. Он обла­дал живот­ной жиз­нью: имел чув­ства, имел воз­мож­ность дви­гаться. Он обла­дал ангель­ской жиз­нью: обла­дал разу­мом и могу­ще­ством, как Ангелы. Нако­нец, в нем была Божия жизнь, кото­рая давала ему при­род­ное бес­смер­тие. Его не мог ни огонь сжечь, ни вода уто­пить, ника­кие силы в мире ему не могли навре­дить. Кроме того, он обла­дал колос­саль­ным умом.

«И ска­зал Гос­подь Бог: не хорошо быть чело­веку одному; сотво­рим ему помощ­ника, соот­вет­ствен­ного ему» (Быт. 2, 18). «Гос­подь Бог обра­зо­вал из земли всех живот­ных поле­вых и всех птиц небес­ных, и при­вел [их] к чело­веку, чтобы видеть, как он назо­вет их, и чтобы, как наре­чет чело­век вся­кую душу живую, так и было имя ей. И нарек чело­век имена всем ско­там и пти­цам небес­ным и всем зве­рям поле­вым…» (Быт. 2, 19–20). Вот вы можете дать имена всем живым суще­ствам? А Адам назвал имена, кото­рые точно выра­жали их сущ­ность! Он про­ни­кал взгля­дом внутрь суще­ства и назы­вал его по его сущ­но­сти. Дать имя – это еще и знак вла­сти чело­века над живыми существами.

И Бог ввел Адама в пре­крас­ный сад, из кото­рого выте­кала река, кото­рая раз­де­ля­лась на четыре реки: Евфрат, Нил, Тигр и Ганг. В этом пре­крас­ней­шем саду росли пре­крас­ней­шие рас­те­ния, и Адам дол­жен был воз­де­лы­вать его и хра­нить его, и этот сад назы­вался рай­ским садом, рай в Эдеме. В саду было мно­же­ство пре­крас­ных кам­ней, там было золото, но это было не самое важ­ное. В цен­тре сада было осо­бое место, там росли два дерева: дерево жизни и дерево позна­ния добра и зла. Чело­век, кото­рый вку­шал от пло­дов дерева жизни, ста­но­вился бес­смерт­ным, он нико­гда бы не исчез, не умер, так как через это дерево он соеди­нялся с Богом. Но бес­смер­тие было не в самом дереве, а из него про­ис­хо­дило то, через что чело­век мог соеди­ниться с Богом. Соеди­не­ние чело­века с Богом должно было про­ис­хо­дить посред­ством мате­ри­аль­ного пред­мета, дерева, его пло­дов, так как чело­век имеет мате­ри­аль­ное тело, нужно, чтобы мате­рия была также при­частна Боже­ству. Напри­мер, когда мы кре­стимся, то мы не про­сто гово­рим: мы верим – и все, нужно еще погру­зиться в воду, чтобы и наше тело было освя­щено, и душа пре­об­ра­жена Духом Святым.

Но там росло еще и вто­рое дерево. Дерево позна­ния добра и зла. «И запо­ве­дал Гос­подь Бог чело­веку, говоря: от вся­кого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева позна­ния добра и зла не ешь от него, ибо в день, в кото­рый ты вку­сишь от него, смер­тью умрешь» (Быт. 2, 16–17). Почему позна­ние добра и зла – пло­хая вещь? Дело в том, что прежде надо выяс­нить, что озна­чает слово «позна­ние»?

Это слово даже в совре­мен­ном рус­ском языке имеет два зна­че­ния. Пер­вое – это знать некую инфор­ма­цию. Вто­рое зна­че­ние – узнать жизнь кого-то, стре­миться к его жизни. Чтобы узнать чело­века, нужно с ним сжиться, начать с ним жить одной жиз­нью, и доста­точно долго вме­сте с ним про­жить. Позна­ю­щий добро и зло начи­нает жить жизнь и с доб­ром, и со злом. Но разве можно жить со злом одной жиз­нью? Можно, но это будет жизнь зара­жен­ная. Более того, чело­век, если бы он съел от этого дерева позна­ния добра и зла (а он съел от него, к сожа­ле­нию), сам стал бы для себя решать, что для него добро и что для него зло. Но чело­век это решать не может, только Бог может решать, что такое добро, а что такое зло. Чело­век не имеет такой разум, как у Бога, и истина – это Бог, Кото­рый имеет добро, а не человек.

Вку­сив от дерева позна­ния добра и зла, чело­век мог поста­вить себя «заме­сти­те­лем» Бога. И поэтому ска­зано: «Смер­тью умрешь», потому что смерть заклю­ча­ется в том, что чело­век отде­ля­ется от Бога. Изна­чально ум чело­века дол­жен был жить Богом, воля и чув­ства должны были жить умом, а тело должно было жить при помощи воли и чувств, а мате­ри­аль­ный мир полу­чал бес­смер­тие через чело­ве­че­ское тело. Есть такая пого­ворка: «Свя­тым Духом пита­ется» – это под­хо­дит к изна­чаль­ному зада­нию чело­века. Но с гре­хо­па­де­нием эта иерар­хия рухнула.

И вот, после того как Адам назвал всех зве­рей, ока­за­лось, что никого, похо­жего на него, нет. Это Богу было и так известно. Звери нам не бра­тья мень­шие, так ведь? Они наши под­власт­ные, но не бра­тья мень­шие. Потому что бра­тья мень­шие были бы еди­но­сущны нам. Звери нам не еди­но­сущны, они наши под­чи­нен­ные, о кото­рых мы должны забо­титься, но не покло­няться им, не счи­тать их сво­ими предками.

И тогда Бог навел на чело­века, как ска­зано в рус­ском пере­воде, креп­кий сон, а под­лин­ник гово­рит: «навел на чело­века исступ­ле­ние», то есть чело­век ничего не чув­ство­вал, но все видел. «И навел Гос­подь Бог на чело­века креп­кий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место пло­тию. И создал Гос­подь Бог из ребра, взя­того у чело­века, жену, и при­вел ее к чело­веку» (Быт. 2, 21–22). Как вы дума­ете, почему Бог взял именно ребро?

– Ребро не самая глав­ная часть в теле, то есть можно и без него жить.

– Дело не в этом. Ребро ближе всего к сердцу. Потому что жена была для мужа так же, как ребро к сердцу. Бог взял ребро сер­деч­ное, чтобы помощ­ница-жена была сер­деч­ной частью чело­века. И вот, сде­лал жену из ребра. Бог не сде­лал жену из праха, как Адама, потому что хотел, чтобы все люди были род­ственны, из одного про­ис­хо­дили, из одного корня росли.

«И ска­зал чело­век: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет назы­ваться женою, ибо взята от мужа [сво­его]» (Быт. 2, 23). Здесь мы видим игру слов еврей­ского языка: она назы­ва­ется «иша», потому что взята от «иш», потому что она сотво­рена быть помощ­ни­ком мужа, рав­ным помощ­ни­ком, как было изна­чально, но помощ­ни­ком, таково ее место.

Изна­чально все под­чи­ня­ется слову Творца. Мы пом­ним, что каж­дое слово Творца ста­но­вится зако­ном Бога, зако­ном мира. Напри­мер, ска­зано, что нехо­рошо быть чело­веку одному. Чело­веку тоск­ливо бывает в оди­но­че­стве, потому что слово Божие рабо­тает, оно никуда не делось и до сих пор. И поэтому чело­век дол­жен быть не один. Вы спро­сите, а как же монахи? Монахи, несмотря на внеш­нее оди­но­че­ство, не одни, а с Богом. И брак тоже бого­угод­ная вещь, ведь брак уста­нов­лен Богом в раю, и уста­но­вил Бог его устами Адама.

И далее ска­зано: «… вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет назы­ваться женою, ибо взята от мужа [сво­его]. Потому оста­вит чело­век отца сво­его и мать свою и при­ле­пится к жене своей; и будут [два] одна плоть». (Быт. 2, 23–24). Вот эти слова явля­ются осно­вой брака, и ска­зано поэтому: «…что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­чает» (Мф. 19, 6). Поэтому для мужа ближе жена, а для жены ближе муж, потому что они еди­ное целое. Это запо­ведь, слово Бога Все­мо­гу­щего. Если чело­век начи­нает раз­во­дить семью, его за нару­ше­ние слова Божия постиг­нет тяже­лей­шая кара, прак­тика пока­зы­вает, что кара насту­пает быстро, не замедляет.

И вот, ска­зано: «…и будут [два] одна плоть» (Быт. 2, 24). Эти слова озна­чают не только то, что чело­век, всту­пив в брак, вос­со­еди­нился со своей поло­ви­ной, муж и жена ста­но­вятся еди­ным целым, одной пло­тью. Но помните, что эти слова каса­ются не только мужа и жены, но и любого чело­века, кото­рый всту­пает в плот­ское обще­ние с дру­гим чело­ве­ком. Поэтому чело­век, кото­рый всту­пает в обще­ние с про­сти­тут­кой, с ней ста­нет одной пло­тью. И не только с ней, но и со всеми, кто всту­пал с ней в плот­ское обще­ние: полу­ча­ется огром­ный клу­бок, некое тело, плоть, только не Хри­стова. Это не цер­ковь, это анти­цер­ковь. Поэтому есть выра­же­ние «наста­вить рога» – рога дья­вола, кото­рые завле­кают чело­века в смерть. Поэтому бегайте блуда, в бук­валь­ном смысле так Биб­лия гово­рит: «бегайте», то есть убе­гайте, в пря­мом смысле. «Бегайте блуда; вся­кий грех, какой делает чело­век, есть вне тела, а блуд­ник гре­шит про­тив соб­ствен­ного тела» (1Кор. 6, 18). Он зло­упо­треб­ляет изна­чально этим бла­го­сло­ве­нием Творца.

И ска­зано дальше в Биб­лии: «И были оба наги, Адам и жена его, и не сты­ди­лись». (Быт. 2, 25). Без­греш­ная при­рода не имеет при­чин к стыду, ей неве­домы грех и стыд. Почему живот­ные не сты­дятся? У живот­ных при­рода не имеет внут­рен­него рас­строй­ства, они из-за гре­хо­па­де­ния Адама и Евы попали в непо­ло­жен­ные места и поло­же­ния, но сама при­рода их не повре­ди­лась. Чело­век повре­жден, в нем рас­стро­ена при­рода, а наша одежда явля­ется при­зна­ком рас­строй­ства нашей при­роды. Чело­век был одет до гре­хо­па­де­ния в нетвар­ный свет, он сиял, потому что был про­ни­зан бла­го­да­тью Божией, как Хри­стос, сияв­ший на Фаворе. Так же сиял и чело­век до гре­хо­па­де­ния. Он был одет одеж­дой сия­ния, и после Вос­кре­се­ния спа­дут с него одежды его. Как гово­рит Иоанн Зла­то­уст: глупо посту­пали те, кото­рые на покой­ни­ков оде­вали рос­кош­ные одежды, потому что все равно эти одежды сгниют и толку от них тогда не будет ника­кого. В Вос­кре­се­ние люди тоже будут одеты в одежды света или в одежды позора.

Сей­час мы будем гово­рить о пер­во­род­ном грехе пра­ро­ди­те­лей. Пер­во­род­ный грех, его послед­ствия, насле­ду­ются каж­дым чело­ве­ком в момент зача­тия. И более того, мы с вами уви­дим, насколько жиз­нен­ной оста­ется для нас ситу­а­ция, кото­рая про­изо­шла семь с лиш­ним тысяч лет назад.

Адам и Ева жили в раю, и в рай при­полз змей. Змей, как ска­зано в Биб­лии, был хит­рей­ший из всех живых существ, и в него вошел Люци­фер, глава пад­ших анге­лов. «Змей был хит­рее всех зве­рей поле­вых, кото­рых создал Гос­подь Бог. И ска­зал змей жене: под­линно ли ска­зал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю? И ска­зала жена змею: плоды с дерев мы можем есть, только пло­дов дерева, кото­рое среди рая, ска­зал Бог, не ешьте их и не при­ка­сай­тесь к ним, чтобы вам не уме­реть» (Быт. 3, 1–3). Пер­вая ошибка, кото­рую совер­шила Ева, заклю­ча­лась в том, что она не пошла спро­сить мужа: они же еди­ное целое, а она себя от него ото­рвала. Вто­рое – она заго­во­рила с дья­во­лом. Когда при­хо­дит злая мысль, нельзя с ней раз­го­ва­ри­вать, но Ева заго­во­рила. А дья­вол пред­ла­гает про­во­ка­цию, он дей­стви­тельно про­во­ка­тор, и очень хитро действует.

Чело­век, напри­мер, гово­рит: у меня бла­го­род­ные сомне­ния в хри­сти­ан­стве. Все сомне­ния при­хо­дят обычно извне. И чело­век почему-то счи­тает, что мысли или слова, кото­рые он услы­шал, – это его сомне­ния? Чело­век при­хо­дит к такому выводу только потому, что эти мысли ста­вят его в тупик, задав глу­пей­ший вопрос, а он уже счи­тает их сво­ими сомне­ни­ями. Но это не сомне­ния, а про­во­ка­ция, кото­рой мы под­да­емся. Бывают реаль­ные сомне­ния, про­ис­хо­дя­щие от незна­ния, а бывают от таких про­во­ка­ци­он­ных вопро­сов, кото­рые задает дьявол.

Дья­вол начи­нает все с кле­веты, с сомне­ния в пра­во­су­дии Божием. И жен­щина вме­сто того, чтобы уйти к мужу и рас­ска­зать ему, что кто-то неиз­вест­ный спра­ши­вает ее о чем-то, начи­нает с ним раз­го­вор и, более того, пыта­ется пере­убеж­дать искусителя.

Мы знаем, что дья­вола пере­убе­дить невоз­можно. Потому что с момента гре­хо­па­де­ния пад­шие ангелы поте­ряли воз­мож­ность пока­я­ния! И они нико­гда не пока­ются, потому что не хотят. Они свой выбор совер­шили. Если бы они сразу при­несли пока­я­ние, Бог бы при­нял их, но они не хотят каяться. Именно поэтому с помыс­лами спо­рить нельзя, они вас все равно запу­тают, потому что ум у дья­вола силь­нее, чем у человека.

Ева отве­чает иску­си­телю: «…плоды с дерев мы можем есть, только пло­дов дерева, кото­рое среди рая, ска­зал Бог, не ешьте их и не при­ка­сай­тесь к ним, чтобы вам не уме­реть». А разве гово­рил Бог: не при­ка­сай­тесь к дереву? Нет, он такое не гово­рил. Ева доба­вила это от себя. А можно ли от себя добав­лять к слову Божию? Нет! Мало того, что Ева – пер­вая феми­нистка, насто­я­щая, клас­си­че­ская, она гово­рит: я без мужа сама все решу, – она еще само­воль­ница, и к тому же пер­вая ере­тичка: она при­бав­ляет свое к сло­вам Божиим.

В этом грехе мы видим, что все грехи мира собраны в одном эпи­зоде пер­вого гре­хо­па­де­ния как цветы в пучок, кото­рые порож­дают страш­ное семя смерти, тле­ния и гниения.

Итак, змей уви­дел, что имеет на жену вли­я­ние, вни­ма­ние ее при­вле­чено, и он пере­хо­дит к пря­мой кле­вете, к пря­мой атаке, и гово­рит: «…нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в кото­рый вы вку­сите их, откро­ются глаза ваши, и вы будете, как боги, зна­ю­щие добро и зло» (Быт. 3, 4–5). Он при­хо­дит к кле­вете и гово­рит: смот­рите, Бог поза­ви­до­вал вам, и поэтому запре­тил есть от пло­дов дерева. Здесь налицо явная кле­вета, поэтому дья­вола и назы­вают кле­вет­ни­ком. На эти слова можно было дать про­стой ответ: если ты зави­до­вал, зачем творить!

Кстати, заметьте, слова змея ока­за­лись полу­прав­дой. Мы уви­дим позд­нее, что глаза пер­вых людей откры­лись, и они стали как боги, зна­ю­щие добро и зло, сами опре­де­ля­ю­щие, что для них хорошо и что плохо. Зна­ете, есть такой очень важ­ный момент в жизни, кото­рый под­твер­ждает выска­зы­ва­ние одного англий­ского писа­теля. Клайв Стей­плз Льюис ска­зал чистую и очень важ­ную и точ­ную вещь: «Каж­дый чело­век полу­чает в жизни то, чего хочет. Но не каж­дый после этого рад». Пред­став­ля­ете себе, если бы все наши жела­ния вдруг бы реа­ли­зо­ва­лись? Мы все тогда были бы зава­лены раз­ными вещами, а вокруг нас было бы море тру­пов. А чело­век в жизни порой бывает обу­ре­ваем жела­нием испол­не­ния всех своих жела­ний. И что же воз­ни­кает дальше?

«И уви­дела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно при­ятно для глаз и вожде­ленно, потому что дает зна­ние; и взяла пло­дов его и ела; и дала также мужу сво­ему, и он ел» (Быт. 3, 6). Это страш­ные слова. Как бы нам было непри­ятно, давайте их рас­смот­рим вни­ма­тельно. С чего нача­лось? Ева пове­рила змею, а не Богу, Потому что так захо­тела, пони­ма­ете? Не потому, что убе­ди­лась в правоте змея, а потому, что захо­тела. То есть в этот момент у Евы воз­ник образ фан­та­зии. Помните, что у чело­века фан­та­зии изна­чально быть не должно, фан­та­зия – резуль­тат рас­пада ума, – а чело­век дол­жен видеть вещи такими, какие они есть. А тут Ева не захо­тела по-Божии, она захо­тела по-сво­ему, она захо­тела сама для себя все опре­де­лять. И что же слу­чи­лось? Она посмот­рела на дерево, и в Свя­щен­ном Писа­нии ска­зано, что она уви­дела: «что дерево хорошо для пищи». То есть она захо­тела удо­воль­ствия, неза­ви­си­мого от Бога. Встре­ча­ются у нас и сей­час такие люди, кото­рые хотят быть неза­ви­си­мыми от Бога, это – нар­ко­маны, пья­ницы, чре­во­угод­ники, сла­сто­любцы. Можно ска­зать, что Ева стала пер­вым чре­во­угод­ни­ком. Апо­стол Иоанн Бого­слов гово­рит, что все, что есть на земле, не в мате­ри­аль­ном мире, а в мире чело­ве­че­ских отно­ше­ний без Бога, есть похоть плоти, похоть очей и гор­дость житей­ская. «…Всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гор­дость житей­ская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин. 2, 16).

Пер­вое, на что завла­дело Евой – похоть плоти: я хочу удо­воль­ствия, и неважно, какими будут послед­ствия. То есть сей­час я получу удо­воль­ствие, а потом – все равно, что будет. Вот так гово­рила Ева. Хочу удо­воль­ствия, пусть все рух­нет, пусть я умру на сле­ду­ю­щий день или сего­дня же, но сей­час удо­воль­ствие получу. И, кстати, это зако­но­мер­ный резуль­тат: удо­воль­ствие помимо Бога уби­вает, чело­век уми­рает в пря­мом смысле.

Дальше: «Что оно при­ятно для глаз» – это уже похоть очей. Ева решила, что есть кра­сота, неза­ви­си­мая от Бога. Зна­ете, люди гово­рят, что я кра­си­вый, зна­чит, я прав, но при этом они гре­шат. Суще­ствует легенда о супруге спар­тан­ского царя Мене­лая Елене, из-за кото­рой были страш­ные сра­же­ния. Десять лет идет кро­во­про­лит­ная война, все опу­сто­шено из-за того, что кра­са­вица Елена сбе­жала с сыном царя Трои Пари­сом. И вот, люди смот­рят на нее и гово­рят: «Она такая кра­са­вица, нет, она не может быть не права, она ведь такая кра­си­вая». Вот это как раз и есть похоть очей, когда чело­век счи­тает, что есть кра­сота, неза­ви­си­мая от Бога. Напри­мер, чело­век, почи­та­ю­щий изоб­ра­зи­тель­ное искус­ство, лите­ра­туру, кино­ис­кус­ство, почи­тает кра­соту, неза­ви­си­мую от Бога, и про­дол­жают почи­тать даже если в искус­стве отра­жен раз­врат или сатанизм.

И, нако­нец, тре­тье, – похоть очей и гор­дость житей­ская. Ска­зано: «И вожде­ленно, потому что дает зна­ние». Я хочу знать, и пусть все рух­нет, пусть все сги­нет, лишь бы я узнал. Это похоть вла­сти. Мне рас­ска­зы­вали исто­рию созда­ния атом­ной бомбы. Суще­ство­вало два сце­на­рия, два вари­анта раз­ви­тия собы­тий: по одному вари­анту, рас­пад атома невоз­можно оста­но­вить, и он захва­тит все атомы пла­неты, а по дру­гому вари­анту радио­ак­тив­ный рас­пад можно оста­но­вить гра­фи­то­вым стерж­нем. Уче­ные все равно пошли на экс­пе­ри­мент! Потому что зна­ние вожде­ленно, зна­ние вво­дит чело­века в исступ­ле­ние. Более того, ведь зна­ние нужно для того, чтобы власт­во­вать, пове­ле­вать. Я хочу власть, мне нужна власть, зна­ние, сила… а ведь это очень похоже на лозунг дья­вола – я хочу зна­ние, кото­рое даст мне силу. Ведь неда­ром бесы назы­ва­ются демо­нами – «зна­ю­щими». Поэтому и ска­зано: «Вожде­ленно», потому что дает зна­ние, но зна­ние, не зави­ся­щее от Бога, зна­ние, кото­рое не зави­сит от Истины. Чело­век, кото­рого зна­ние ввело в исступ­ле­ние, гово­рит: пусть даже Бог есть, мне это неважно, мне важно, чтоб я имел силу и власть. Эта страсть, кото­рая у Иоанна Бого­слова назы­ва­ется гор­до­стью житей­ской, – смерт­ный грех. Люди, име­ю­щие зна­ние, неза­ви­си­мое от Бога, могут добиться всего на свете; чело­век, испол­нен­ный таких зна­ний, спо­со­бен пройти по тру­пам всех людей, стре­мясь к своей цели, вла­сти ради.

Видите, в одном взгляде все было: похоть плоти, похоть очей и гор­дость житей­ская. К этому Ева при­ло­жила еще и дей­ствие: она про­тя­нула руку и съела плод – «и взяла пло­дов его и ела». Настолько овла­дели ею все эти стра­сти! Все грехи нашего мира схо­дятся в пер­вом грехе: и блуд, и убий­ство, и воров­ство, и чре­во­уго­дие, и мятеж. Дей­стви­тельно, было воров­ство, украли чужое. И блуд, потому что чело­век ушел от Бога к змею. И мятеж пря­мой, гор­дыня, и нена­висть, и ложь и так далее. То есть все грехи мира были в одном поступке.

«И дала также мужу сво­ему, и он ел». Вот это место очень инте­ресно, помощ­ник дал команду началь­нику – пара­докс. Адама погло­тило двой­ствен­ное жела­ние: с одной сто­роны, он думает, почему я не могу сде­лать, если жена сде­лала. Зна­ете, как люди гово­рят, за ком­па­нию. Самые худ­шие беды и пре­ступ­ле­ния совер­шают группы людей, груп­пи­ровки. Почему? Да про­сто за ком­па­нию. С дру­гой сто­роны, Адам любит Еву, свою жену, и пред­по­чи­тает любовь к жене любви к Богу. Когда воз­ни­кает выбор между любо­вью к жене и любо­вью к Богу, что нужно выбирать?

– Бога.

– Бога. Смот­рите, что дальше делает Адам – он сразу же пере­кла­ды­вает всю вину на Еву. Непра­виль­ный выбор – и вот такая цена: чело­век сна­чала посту­пился любо­вью к Богу, затем – любо­вью к жене, а она потом его начи­нает нена­ви­деть. Когда любовь не под­твер­ждена Исти­ной, когда постро­ена на лжи, она непре­менно загу­бит чело­века, как она загу­била пер­вых людей.

И более всего ужасны глу­бин­ные при­чины поступка Адама. Он согре­шил не из-за наг­ло­сти: я сде­лаю все равно, я хочу это сде­лать, хочу реа­ли­зо­вать себя, свои воз­мож­но­сти, и реа­ли­зо­вал – съел запрет­ный плод. Но истин­ной при­чи­ной было то, что он Бога не боялся и не верил Ему, думал, что с ним ничего не слу­чится, и он сам ста­нет богом.

Итак, откры­лись глаза у них обоих, как им и обе­щано было, и что они уви­дели, как вы дума­ете? «И узнали они, что наги», пони­ма­ете, и вышло так: не то, что хотели, уви­дели они. Они хотели уви­деть себя богами, а уви­дели, что они голые, потому что бла­го­дать Божия ото­шла, и цело­муд­рие рух­нуло. Про­изо­шло страш­ное: ум отвер­нулся от Бога и стал пара­зи­ти­ро­вать на эмо­циях, на чув­ствах. Чув­ства и воля ото­шли от Бога и раз­ва­ли­лись на кусочки. Ум раз­ва­лился в фан­та­зиях, иллю­зиях. Мно­же­ство людей сей­час пред­по­чи­тают жить в иллю­зор­ном мире, они не видят насто­я­щего. Воля раз­ва­ли­лась, чело­век стал без­воль­ным, он не знает, что выбрать, мечется между разу­мом и фан­та­сти­че­скими иде­ями, и не знает, куда ему податься, не знает Истины. Воля рас­слаб­лена, появи­лось сразу много воль в чело­веке, кото­рые тер­зают его, раз­ди­рают в раз­ных направ­ле­ниях. Чело­века обу­ре­вают про­ти­во­ре­чи­вые чув­ства: чело­век любит то, что дол­жен нена­ви­деть, и нена­ви­дит то, что дол­жен был любить. Дей­стви­тельно, воз­ни­кает такое помра­че­ние, воз­ни­кает страсть. Чело­век стал кипеть стра­стями, злом, кото­рое напол­нило при­роду. Тело вышло из-под кон­троля воли и чувств, и в резуль­тате чело­век под­пал под вли­я­ние тле­ния и начал болеть. Появи­лись мно­го­раз­лич­ные болезни, в резуль­тате кото­рых про­ис­хо­дит смерть, и, нако­нец, через чело­века смерть вхо­дит, вры­ва­ется во Все­лен­ную, и вся Все­лен­ная уже зара­жена смер­тью. И вот эта гибель начи­нает дей­ство­вать и на живот­ных, и на рас­те­ния, и даже на звезды. Резуль­та­том гре­хо­па­де­ния, раз­рыва еди­не­ния чело­века с Богом, стал парал­лель­ный рас­пад всего мира.

И они знали, что они наги, и то, что мир для них стал чужим. Изна­чально весь мир был поко­рен Богу, а пер­вые люди ока­за­лись непо­корны. Пред­ставьте меха­низм, кото­рый был отла­жен опре­де­лен­ным обра­зом, когда все колеса вра­ща­лись в одну сто­рону, а одно колесо в этом огром­ном меха­низме вдруг начи­нает вра­щаться в дру­гую сто­рону. Оче­видно, что весь меха­низм сло­ма­ется. Так и чело­век – пошел про­тив воли Бога и стал гиб­нуть, стал рас­па­даться, и весь мир вме­сте с ним.

«И откры­лись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смо­ков­ные листья, и сде­лали себе опо­я­са­ния» (Быт. 3, 7). Итак, они сшили себе смо­ков­ные, или, что то же самое, фиго­вые, листья, и сде­лали себе опо­я­са­ние, оттуда и пошло назва­ние «фиго­вый лист».

И они захо­тели скрыться от Бога! «И услы­шали голос Гос­пода Бога, ходя­щего в раю во время про­хлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Гос­пода Бога между дере­вьями рая» (Быт. 3, 8). Они пыта­лись таким обра­зом заго­ро­диться, при­крыть свой срам, кото­рый раньше и не видели даже. У них появился стыд, кото­рого не было раньше, потому что стыд воз­ни­кает от угры­зе­ний сове­сти. Но Бог не замед­лил про­явить мило­сер­дие, Он попы­тался воз­звать к голосу сове­сти Адама, побу­дить его к пока­я­нию. «И воз­звал Гос­подь Бог к Адаму и ска­зал ему: [Адам,] где ты? Он ска­зал: голос Твой я услы­шал в раю, и убо­ялся, потому что я наг, и скрылся» (Быт. 3, 9–10). Посмот­рите, что про­ис­хо­дит: Адам начи­нает пря­таться в кустах от Бога! От Вез­де­су­щего и Все­зна­ю­щего Бога! Это очень попу­ляр­ная ошибка и в наши вре­мена. Вот сей­час, чем зани­ма­ются в основ­ном люди, когда их застают за какими-то небла­го­вид­ными делами? Во-пер­вых, видя, что их не тро­гают, они делают вид, что ничего не слу­чи­лось, во-вто­рых, если им делают заме­ча­ние, они начи­нают либо отне­ки­ваться, либо пере­кла­ды­вать вину на дру­гих, либо про­сто оправ­ды­ваться жиз­нен­ной ситу­а­цией. А ребе­нок, когда нашко­дит, зале­зает под кро­вать, пря­чется. Все то, что про­ис­хо­дило в рай­ском саду, стало лож­ным замкну­тым кру­гом, по кото­рому чело­век бегает, как белка. И он не может вырваться из этой страш­ной колеи. Бог спра­ши­вает его, взы­вает: Адам, где ты, ну что тут с тобой стало, – а тот пыта­ется обма­нуть Все­ве­ду­щего Бога. Да про­сто я, гово­рит, голос Твой услы­шал в раю и убо­ялся, потому что голый, и скрылся.

Тогда Бог напря­мую спра­ши­вает Адама: «И ска­зал [Бог]: кто ска­зал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с кото­рого Я запре­тил тебе есть?» (Быт. 3, 11). Бог ждет пока­я­ния, ждет, чтобы Адам попро­сил про­ще­ния! То есть, если бы тогда Адам попро­сил про­ще­ния, вся исто­рия чело­ве­че­ства пошла бы совсем по-дру­гому пути. Но он что сде­лал? Он сде­лал то, чем зани­ма­ются люди сей­час. Чело­веку тяже­лее всего про­сить про­ще­ния. Поэтому Адам, есте­ственно, начи­нает оправ­ды­ваться и пере­кла­ды­вать вину на другого.

«Адам ска­зал: жена, кото­рую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3, 12). То есть кто вино­ват? Во-пер­вых, Сам Бог, потому что дал такую жену. Во-вто­рых, жена вино­вата. А он и не вино­ват вовсе, он хоро­ший. Встре­чали такие явле­ния? То есть кру­гом вино­ваты все, кроме меня. Вот и Адам, пре­крас­ное Божие тво­ре­ние, пер­вый из людей, так же посту­пил. Тогда Бог видит, что уве­ще­ва­ние бес­по­лезно, обра­ща­ется к жене.

«И ска­зал Гос­подь Бог жене: что ты это сде­лала?» (Быт. 3, 13). А жена что ска­зала? «Про­сти меня»? Нет. Она ска­зала так: «…змей обо­льстил меня, и я ела» (Быт. 3, 13). Меня обма­нули, пони­ма­ете, я не виновата.

Обычно люди оправ­ды­вают свои поступки сло­жив­шейся жиз­нен­ной ситу­а­цией, в кото­рой якобы невоз­можно было посту­пить иначе. Ино­гда жен­щины гово­рят: я вынуж­дена была сде­лать аборт. Про­стите, что зна­чит, вынуж­дена? Тебя что, схва­тили, свя­зали по рукам и ногам, опо­или нар­ко­ти­ками и пота­щили в боль­ницу? Или так: я вынуж­ден был нару­шить пост. Я говорю: как это, напали на тебя раз­бой­ники и напу­гали, в рот кол­басу совали, так что ли? Нет. «Вынуж­ден…», – вот, так же, как Ева.

Но Бог видит, что люди каяться не хотят. Тогда что Бог делает? Бог пере­хо­дит уже к край­ней мере, к нака­за­нию. «И ска­зал Гос­подь Бог змею: за то, что ты сде­лал это, про­клят ты пред всеми ско­тами и пред всеми зве­рями поле­выми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою, и между семе­нем твоим и между семе­нем ее; оно будет пора­жать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3, 14–15). Бог гово­рит не змею, а в нем нахо­дя­ще­муся дья­волу: ты хотел выше звезд ста­вить пре­стол? А будешь по земле пол­зать, вся­кую гадость есть, будешь питаться вся­кой мер­зо­стью, достой­ной такого, как ты. Более того: я не дам тебе совет с людьми заклю­чить. Ты будешь с людьми все­гда вое­вать, и победы тебе не будет нико­гда, ты с ними нико­гда не дого­во­ришься. Вот, напри­мер, те люди, кото­рые пыта­ются с дья­во­лом дого­во­риться, у них нико­гда ничего не полу­ча­ется, дья­вол обма­ны­вает их все­гда. Потому что Бог с самого начала поло­жил вражду между людьми и дья­во­лом. Верно Слово Божие! Более того, Бог пообе­щал, что в конце вре­мен семя жены, то есть рож­ден­ное одной жен­щи­ной, без уча­стия муж­чины, сотрет голову змия, уни­что­жит всю его силу. «А ты будешь жалить его в пяту», – то есть, хотя дья­вол смо­жет повре­дить что-то в этом чело­веке, кото­рый родится от жен­щины без уча­стия муж­чины, но этот чело­век уни­что­жит его. Что это за чело­век, рож­ден­ный одной жен­щи­ной без уча­стия мужчины?

– Хри­стос.

– Да, Хри­стос, Кото­рый уни­что­жил силу дья­вола, его мощь.

Итак, «Жене ска­зал: умно­жая умножу скорбь твою в бере­мен­но­сти твоей; в болезни будешь рож­дать детей; и к мужу тво­ему вле­че­ние твое, и он будет гос­под­ство­вать над тобою» (Быт. 3, 16). Жена была про­клята именно таким обра­зом. Во-пер­вых, будет болезнь при бере­мен­но­сти, ток­си­коз. Во-вто­рых, будешь в муках рожать детей. И, в‑третьих: ты хотела стать над мужем, а теперь он будет гос­под­ство­вать над тобой. Дей­стви­тельно, жен­щины до при­ше­ствия Хри­ста и в нехри­сти­ан­стве до сих пор нахо­дятся в пора­бо­ще­нии. Отно­ше­ние муж­чины к жен­щине в этих наро­дах, как к рабыне, что яви­лось резуль­та­том Божьего про­кля­тия в Эдем­ском саду. И это про­кля­тие отме­нено только Искуп­ле­нием, потому что новая Дева, Дева Мария, испра­вила пре­ступ­ле­ние древ­ней девы, поэтому в наши дни в церкви к жен­щине должно отно­ситься с уважением.

Итак, нако­нец, ска­зано: «Адаму же ска­зал: за то, что ты послу­шал голоса жены твоей и ел от дерева, о кото­ром Я запо­ве­дал тебе, ска­зав: не ешь от него, про­клята земля за тебя; со скор­бью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; тер­ния и вол­чцы про­из­рас­тит она тебе; и будешь питаться поле­вою тра­вою; в поте лица тво­его будешь есть хлеб, доколе не воз­вра­тишься в землю, из кото­рой ты взят, ибо прах ты и в прах воз­вра­тишься» (Быт. 3, 17–19). Итак, пер­вое: за тебя про­клята земля, кото­рую Я дал во вла­де­ние тебе, над ней ты был постав­лен вла­сте­ли­ном, Я на нее про­кля­тие обрушу из-за тебя. Она не будет больше тебе слу­жить, она будет рас­па­даться, она будет под­вер­жена закону тле­ния. Ты не смо­жешь больше легко тру­диться, для тебя труд нико­гда не будет в радость, потому что работа для тебя будет скор­бью. И, более того, земля тво­его тела будет про­из­рас­тать стра­сти, будет рож­дать болезни; про­кля­тие каса­ется не только земли в смысле почвы, но и тела, кото­рое было сотво­рено из праха, оно тоже будет про­из­рас­тать тер­ния и вол­чцы. Гри­го­рий Бого­слов гово­рит, что после гре­хо­па­де­ния наша душа стала «тру­по­но­си­цей», то есть носи­тель­ни­цей трупа. Каж­дый чело­век знает, что чем дольше живет, тем больше изна­ши­ва­ется его тело, с рож­де­ния чело­века нач­нется его рас­пад. Чем дольше чело­век живет, тем более тяжко его душе, тело ста­но­вится тяже­лее, в ста­ро­сти осо­бенно ярко это видно, когда надо поду­мать о душе, тело болеет, мешает душе, бун­тует, и в юно­сти бун­тует, чело­век хочет поду­мать, а у него гор­моны бушуют. Это страш­ное явле­ние как раз след­ствие того, что тело вышло из-под кон­троля души.

И все это будет про­дол­жаться до тех пор, пока ты не воз­вра­тишься в землю, из кото­рой ты взят, потому что «прах ты и в прах воз­вра­тишься». То есть, ты умрешь, твое тело пре­вра­тится в прах. Но ска­зано: воз­вра­титься в землю не часть тебя, а весь ты уйдешь в землю. А как же душа? Куда ухо­дит душа? Она тоже ухо­дит в землю, в глу­бины земли. Душа чело­века ухо­дит в ад, то есть в место отча­я­ния и бес­ко­неч­ной тоски, место тьмы, место без­на­деж­но­сти, место, где души пре­бы­вают в созна­нии, но они не имеют ника­кой надежды. И этот путь был един­ствен­ным для всех людей неза­ви­симо от качеств чело­века, в ад отправ­ля­лись все души до вре­мени Хри­стова искуп­ле­ния. И сей­час это место суще­ствует для всех некре­ще­ных людей. Это путь изна­чаль­ный для всего чело­ве­че­ства, к сожа­ле­нию. Таково Слово Божие, и такое про­кля­тие дано человеку.

«И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала мате­рью всех живу­щих» (Быт. 3, 20). Он назвал жену Евой, что зна­чит – пра­ро­ди­тель­ница жизни.

То есть раньше Ева не отде­ля­лась от Адама, и хотя они были раз­ными лич­но­стями, они были еди­ное целое, поэтому она назы­ва­лась про­сто женой. Теперь же она полу­чила имя, как живот­ное. И стала мате­рью всех живу­щих, от нее все мы родились.

«И сде­лал Гос­подь Бог Адаму и жене его одежды кожа­ные и одел их. И ска­зал Гос­подь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не про­стер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вку­сил, и не стал жить вечно. И выслал его Гос­подь Бог из сада Едем­ского, чтобы воз­де­лы­вать землю, из кото­рой он взят. И изгнал Адама, и поста­вил на востоке у сада Едем­ского Херу­вима и пла­мен­ный меч обра­ща­ю­щийся, чтобы охра­нять путь к дереву жизни» (Быт. 3, 21–24).

Итак, Бог оде­вает Адама и Еву в кожа­ные одежды. Здесь речь идет не про­сто о кожа­ных шку­рах, в каче­стве одежды дан­ных, или о физи­че­ских кож­ных покро­вах, здесь гово­рится о том, что Бог поло­жил гра­ницу между Ада­мом и миром духов. Если раньше Адам есте­ственно и прямо мог общаться с Анге­лами, то теперь такого нет, Бог поста­вил пре­граду – «кожа­ные одежды». Теперь чело­век в обыч­ном состо­я­нии с Анге­лами не обща­ется. Это про­фи­лак­ти­че­ская мера, для нашей же пользы, потому что сей­час с кем будет общаться чело­век, если он вый­дет из тела в мир духов, как вы дума­ете? С пад­шими анге­лами, конечно. Поэтому Бог поста­вил гра­ницы и запре­тил выход из-за пре­дела. Но ино­гда кожа­ные ризы у неко­то­рых людей сни­ма­ются, истон­ча­ются бла­го­даря нар­ко­ти­кам, алко­голю, магии, восточ­ным искус­ствам, и чело­век начи­нает выхо­дить в мир духов и вслед­ствие этого часто схо­дит с ума. И вот что инте­ресно: когда я раз­го­ва­ри­вал с алко­го­ли­ками (мне при­хо­ди­лось много лет ездить в нар­ко­ло­ги­че­скую боль­ницу), они совер­шенно опи­сы­вали оди­на­ко­вые вещи, кото­рые видели в период при­ступа белой горячки – зеле­ных бесов и так далее. А почему гал­лю­ци­на­ции у всех оди­на­ко­вые, Потому, что они видят одну и ту же реаль­ность, они видят пад­ших духов, кото­рые изде­ва­ются над ними. И поэтому Гос­подь огра­ни­чи­вает про­ход в мир духов и не дает чело­веку вхо­дить туда.

А потом Бог гово­рит: Адам ведь стал как один из нас, сам для себя решает, что для него добро, что зло. Как бы он не про­стер руки своей к дереву жизни и не стал бы жить вечно. Почему? Почему про­кля­тому чело­веку нельзя жить вечно? Пред­ставьте себе бес­смерт­ного Гит­лера, бес­смерт­ного Ста­лина! Ведь дей­стви­тельно, как в сказке: Кощей бес­смерт­ный полу­чится. Это ад. То есть чело­век бы стал бесом, пло­то­нос­ным бесом, самым насто­я­щим, неспо­соб­ным к рас­ка­я­нию. Смерть очень мно­гих людей к рас­ка­я­нию при­во­дит. Неда­ром ведь известно, что в цер­ковь боль­шин­ство при­хо­дит из-за болезни или из-за скорби. Для чело­века скорбь – как бы отрезв­ле­ние такое, кото­рое Бог посы­лает, если бы не было смерти, то Богу было бы очень сложно добиться от чело­века рас­ка­я­ния. Смерть – хоро­шее отрезв­ля­ю­щее сред­ство, поэтому смерть – это лекар­ство для чело­века, для того, чтобы он мог осво­бо­диться от зла.

Вот Гри­го­рий Нис­ский гово­рит: пред­ставьте себе, у вас есть пре­крас­ный гли­ня­ный кув­шин, в кото­рый кто-то налил свинца. Что нужно сде­лать? Хозяин делает так: он раз­би­вает кув­шин, сви­нец выки­ды­вает, а кув­шин скле­и­вает. Так же Бог: Он раз­би­вает тело, выки­ды­вает смерть, потом вос­ста­нав­ли­вает чело­века в день Вос­кре­се­ния. И поэтому, кстати говоря, нужно пом­нить, что вос­кре­сает именно то тело, кото­рое умерло, а не какое-либо дру­гое, не суще­ствует пере­се­ле­ния из тела в тело. Чело­век вос­кре­сает в том же теле, в каком он родился и умер, так как тело чело­ве­че­ское, явля­ю­ще­еся частью лич­но­сти, тоже должно быть при­частно Спасению.

«И выслал его Гос­подь Бог из сада Едем­ского, чтобы воз­де­лы­вать землю, из кото­рой он взят. И изгнал Адама, и поста­вил на востоке у сада Едем­ского Херу­вима и пла­мен­ный меч обра­ща­ю­щийся, чтобы охра­нять путь к дереву жизни» (Быт. 3, 23–24). И поэтому, сколько бы люди ни пыта­лись достиг­нуть веч­ной жизни на земле, у них нико­гда это не полу­чится. Послед­няя попытка, кото­рая сей­час осу­ществ­ля­ется, – кло­ни­ро­ва­ние – тоже бла­го­по­лучно про­ва­ли­лась. Выяс­ни­лось, что кло­ни­ро­ван­ные живот­ные уми­рают раньше, чем их роди­тели, в ран­нем воз­расте у них уже насту­пает ста­рость. Вся­кие попытки чело­века про­жить вечно на земле не полу­чатся. Путь к дереву жизни закрыт, огнен­ный Ангел, Херу­вим до сих пор стоит у рай­ских врат, и никто, кроме зна­ю­щих тай­ный путь, туда не попадет.

Какой тай­ный путь? И откуда он появился? Как нам попасть в рай? Через тай­ный путь Кре­ще­ния и жизнь во Хри­сте и по Хри­сту! Кре­ще­ние – не про­сто обряд, это находка тай­ного пути, но по нему, есте­ственно, нужно идти, дви­гаться по этому внут­рен­нему пути. Если покре­ститься и дальше не жить по-хри­сти­ан­ски, то вме­сто пути к раю, можно стать на путь, веду­щий в ад. Лег­ко­мыс­ленно решить: вот я покре­стился, зна­чит, я спа­сен, дальше можно ничего не делать, ни о чем не бес­по­ко­иться. Так можно поте­рять спа­се­ние, вы это пре­красно знаете.

Дальше исто­рия чело­ве­че­ства про­дол­жа­ется так. У Адама роди­лись дети, пер­вый сын, Каин, убил вто­рого, Авеля, потомки пер­вого сына создали тех­но­ло­ги­че­скую маги­че­скую циви­ли­за­цию. Тре­тьим сыном Адама был Сиф, от него пошло чело­ве­че­ство, кото­рое стало слу­жить Богу, но и оно раз­вра­ти­лось. Они стали брать в жены доче­рей из рода Каи­нова. И потом, нако­нец, насту­пил, такой момент, когда чело­ве­че­ство все раз­вра­ти­лось, кроме восьми чело­век, семьи пра­вед­ного Ноя, и Бог послал на землю Все­мир­ный Потоп. Спас­лись только эти, вер­ные Богу, восемь чело­век. Бог тем самым пока­зал, что Ему все равно, сколько людей гре­шат, Ему это неважно. Сколько бы чело­век ни делали зло, они ника­ким обра­зом не смо­гут за счет коли­че­ства оправ­дать свое зло. Так что, имейте в виду, что вся­кие раз­го­воры, вроде «все так делают», не помогут.

Дальше потомки выжив­ших восьми людей раз­мно­жи­лись. Все люди, кото­рые были одной семьей, имели один язык, сообща решили постро­ить башню, чтобы срав­няться с Богом, чтобы обез­опа­сить себя от Бога, чтобы войти в кон­такт с пад­шими духами. В каком это было городе? В каком городе стро­или башню?

– В Вави­лоне.

– В Вави­лоне. И Бог ска­зал: «Сой­дем же и сме­шаем там язык их, так чтобы один не пони­мал речи дру­гого» (Быт. 11, 7). И Бог рас­сеял их по всей земле. Люди все дальше и дальше ухо­дили от Бога, так про­ис­хо­дила дегра­да­ция чело­ве­че­ской нации. Чело­ве­че­ство тех­ни­че­ски раз­ви­ва­лось, а связь с Богом рас­па­да­лась, люди стали забы­вать о Боге, хотя ино­гда в народе и воз­ни­кало вос­по­ми­на­ние о том, что когда-то раньше они покло­ня­лись Творцу. Но Бог высоко, и люди выбрали себе богов поближе. Тех самых пад­ших анге­лов. Люди стали кла­няться пад­шим анге­лам, люди стали кла­няться дере­вяш­кам, кам­ням, стали кла­няться дере­вьям, живот­ным и изоб­ра­же­ниям, кото­рые сами же делали. Сей­час мы можем такое наблю­дать повсе­местно, раз­ло­же­ние ста­но­вится все больше и больше.

Но между тем Бог не оста­вил чело­ве­че­ство, Он вырас­тил Себе новый народ, кото­рому Он изна­чально обя­зал хра­не­ние Откро­ве­ния. Это народ был взят от един­ствен­ного пра­вед­ника, от Авра­ама. Потом были его потомки, кото­рые стали назы­ваться еврей­ским наро­дом, им было навя­зано Откро­ве­ние Божие. Почему «навя­зано»? Потому что они очень не хотели. И при всех удоб­ных слу­чаях пыта­лись убить про­ро­ков. Чело­век не хотел Откро­ве­ния, Бог этого хотел. Бог, тем не менее, посы­лал про­ро­ков, про­роки гово­рили о Спа­се­нии, кото­рое про­изой­дет от дома Дави­дова. Бог посы­лал пра­вед­ни­ков, кото­рые своей бла­го­че­сти­вой жиз­нью ста­ра­лись уго­ждать ему. Вот их труд и при­вел к тому, что появился чело­век, Кото­рого Бог долго искал, в Кото­ром собра­лось все луч­шее, что было у чело­ве­че­ства. Такой чело­век, кото­рый пол­но­стью отдал бы Ему свое сердце. И вот насту­пил день, когда этот чело­век родился. Как этого чело­века назвали?

– Мария.

– Пре­свя­тая Дева Мария, Кото­рая пер­вая из людей, един­ствен­ная, отдала всю себя пол­но­стью Богу. И, вер­ный Сво­ему слову, Бог стал чело­ве­ком, чтобы воз­звать несчаст­ное пад­шее потом­ство Адама. Бог жалел чело­века и не бро­сил его погибать.

Вот, такова крат­кая исто­рия чело­ве­че­ства. Хотя она и каса­ется всей нашей жизни. Помните, мы с вами гово­рили о пер­вых несколь­ких днях, но вы видите, что все осталь­ное к этим дням схо­дится, все имеет начало в этих пер­вых днях. Пер­вые люди, к сожа­ле­нию, все и опре­де­лили. Если бы тогда они отка­за­лись от греха, они бы стали бого­по­доб­ными суще­ствами, смерти бы не было, и они бы стали непо­движ­ными во зле, как Ангелы, кото­рые отка­за­лись от пред­ло­же­ния Люци­фера и больше нико­гда не упа­дут. Но эта воз­мож­ность, увы, утра­чена, и нам нужен вто­рой Адам, о Кото­ром будем гово­рить в сле­ду­ю­щий раз, Хри­стос. Будем гово­рить в сле­ду­ю­щий раз о Хри­сте Спа­си­теле нашем, о Бого­во­пло­ще­нии, о том, как совер­ши­лось Искуп­ле­ние, о том, как была одер­жана победа над смер­тью, о том, как чело­век удо­сто­ился веч­ной жизни, Цар­ства Небес­ного и что ожи­дает нас в конце мира.

Вот и все, что я хотел рассказать.

 

^ О Тайне Боговоплощения

– Сего­дня у нас пой­дет речь о самой серд­це­вине нашей веры, о вто­рой глав­ной тайне хри­стиан, о Тайне Боговоплощения.

Пер­вая глав­ная тайна хри­стиан – это вера в то, что Бог три­един: Отец, Сын и Свя­той Дух – Тро­ица Еди­но­сущ­ная и Нераз­дель­ная, как Он явился в Кре­ще­нии на Иор­дане. Итак, мы верим, что Он есть Любовь, потому что Он – три­еди­ный Бог. Об этом мы гово­рили на нашей пер­вой беседе.

Сего­дня мы пого­во­рим о вто­рой глав­ной тайне хри­стиан, о Таин­стве Бого­во­пло­ще­ния. Потому что мы верим в то, что Хри­стос – это наша глав­ная Надежда, Путь, веду­щий к Отцу. Но часто воз­ни­кает вопрос: Кто Такой Хри­стос? Когда Гос­подь задал такой вопрос уче­ни­кам Своим, Он ска­зал: за Кого почи­тают Меня люди, Сына Чело­ве­че­ского? Вот как вы на этот вопрос ответите?

– Бог Отец послал нам Сво­его Сына, Божий Сын нас спа­сает от гре­хов.

– Так, пра­вильно. Это очень важно, потому что неко­то­рые люди так не счи­тают. Мно­гие люди счи­тают, что Хри­стос – это про­сто послан­ник, про­сто Учи­тель, Кото­рый гово­рит высо­кие слова о добре, учи­тель нрав­ствен­но­сти. Но это не так. Дело в том, что Гос­подь не выда­вал Себя за Учи­теля нрав­ствен­но­сти. Хри­стос в Еван­ге­лии поста­вил очень чет­кое тре­бо­ва­ние: Он ска­зал, когда у Него спро­сили, Кто Он: «…от начала Сущий, как и говорю вам» (Ин. 8, 25). Он ска­зал: «… истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин.8,58). Он ска­зал: «… про­славь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого сла­вою, кото­рую Я имел у Тебя прежде бытия мира» (Ин. 17, 5).

Итак, зачем, соб­ственно говоря, Ему было дано имя Иисус? Имя Иисус в пере­воде озна­чает Спа­си­тель. Спа­си­тель, потому что, как ска­зано в Еван­ге­лии, «…и наре­чешь Ему имя Иисус, ибо Он спа­сет людей Своих от гре­хов их» (Мф. 1, 21). А дей­стви­тельно, вот это слово – «спа­си­тель» – пред­по­ла­гает, что чело­века нужно спа­сать. В первую оче­редь, от гре­хов. Вообще, чело­век нуж­да­ется в спасении?

– Нуж­да­ется.

– А мно­гие люди гово­рят: мы сами можем всё, что захо­тим, никто не даст нам избав­ле­ния. Помните: «ни Бог, ни Царь и ни герой, добьемся мы осво­бож­де­нья своею соб­ствен­ной рукой»? Люби­мый гимн без­бож­ного чело­века. Но все-таки в спа­се­нии чело­век нуж­да­ется. Любой чело­век, даже если он неве­ру­ю­щий, знает, что есть такая вещь, с кото­рой ты не поспо­ришь, поэтому об этой вещи мно­гие пред­по­чи­тают не думать. Вещь, назы­ва­е­мая смер­тью. Чело­век может изба­виться от смерти сво­ими силами? Нет. А Кто может изба­вить от смерти? Может ли один чело­век дру­гого чело­века изба­вить от смерти? Чело­век не может дру­гого чело­века от смерти изба­вить. А может ли, напри­мер, Ангел, то есть бес­плот­ный дух, сотво­рен­ный, изба­вить чело­века от смерти?

– Ангел может своим заступничеством.

– Нет, не может. Почему, зна­ете? Потому что Ангел – суще­ство сотво­рен­ное, то есть име­ю­щее начало, а то, что имеет начало, может иметь конец. Поэтому, есте­ственно, то, что имеет начало, то есть Ангел, напри­мер, не может изба­вить чело­века от смерти. И точно так же, конечно, не может изба­вить чело­века от смерти враг, дья­вол. Дья­вол – он вообще убийца, нена­ви­дит людей и хочет убить всех. Тем более он не будет избав­лять человека.

Итак, полу­ча­ется, что чело­века на земле никто не может от смерти изба­вить. Кроме Того, Кто сотво­рил чело­века изна­чально. Это очень важно! Почему в хри­сти­ан­стве счи­тают одним из важ­ней­ших дог­ма­тов дог­мат тво­ре­ния? Потому что, если чело­век не сотво­рен Еди­ным истин­ным Богом, а, напри­мер, про­изо­шел от обе­зьяны (зна­ете, есть такие люди, кото­рые думают, что чело­век от обе­зьяны про­изо­шел, в шко­лах даже пре­по­дают такую глу­пость), то Богу про­сто ни к чему его спа­сать, он же чужой, он не Его тво­ре­ние. Он совер­шенно для Него чужое, лиш­нее существо.

Но Цер­ковь верит и знает точно, – не только верит, но и знает, – на соб­ствен­ном опыте знает, что Бог есть Тво­рец Все­мо­гу­щий, и Он сотво­рил всего чело­века, и тело и душу чело­века. Это очень важно, потому что мно­гие люди гово­рят, что душа – это весь чело­век это душа, а тело – обо­лочка. Такие раз­го­воры очень попу­лярны сего­дня, и отсюда, напри­мер, выте­кает такой вывод: что бы ты ни делал с телом, душа может быть хоро­шей. На попу­ляр­ном уровне зву­чит так: я телом жене или мужу изме­няю, а душой я все­гда с ним. Но это, конечно же, само­об­ман. И к истине это ника­кого отно­ше­ния не имеет. Бог – Тво­рец и тела, и души чело­века. Только Сам Тво­рец может прийти и спа­сти чело­века. Это про­ис­хо­дит уди­ви­тель­ным обра­зом – Сын Истин­ный, Сия­ние Отца и веч­ное Само­от­кро­ве­ние Отца, ста­но­вится Чело­ве­ком. Но Бог не обя­зан был спа­сать людей. Про­сто Ему людей стало жалко; по любви Своей к людям посы­лает Бог Сына Сво­его, Свое веч­ное Само­от­кро­ве­ние, в мир, чтобы людей укре­пить нетвар­ной Боже­ствен­ной силой. Чем может быть пре­одо­лена смерть? Только бес­смерт­ным по при­роде. Только Тот, Кто нико­гда не начи­нался, может пре­одо­леть смерть. Кто может изба­вить грех, иску­пить его? Только Тот, Кто свят. Только Он может выжечь грех из кор­ней его. Кто может пре­одо­леть про­кля­тие? Только Тот, Кто про­клял. Ведь Бог про­клял чело­века по спра­вед­ли­во­сти, а спра­вед­ли­вость тре­бует: зло должно быть про­клято. И зло было про­клято. И только Сам Бог мог от этого про­кля­тия чело­века избавить.

Про­ис­хо­дит дей­стви­тельно уди­ви­тель­ное чудо – Бог ста­но­вится Чело­ве­ком для того, чтобы людей воз­ве­сти к Самому Себе, чтобы чело­век стал бого­по­доб­ным суще­ством, чтобы он стал богом по бла­го­дати. И в этом – суть хри­сти­ан­ства, в том, что чело­век не про­сто ста­но­вится хоро­шим, ста­но­вится свя­тым. Вот вы же кре­сти­тесь для того, чтобы стать свя­тыми. Для мень­шей цели кре­ститься неза­чем! Хри­стос при­шел, чтобы людей сде­лать свя­тыми, бого­по­доб­ными суще­ствами. Одна жен­щина мне ска­зала: «Я покре­щусь, чтобы у меня с сыном все хорошо было». Согла­си­тесь, ну как это можно кре­ститься, чтобы с сыном было все хорошо? Это все равно, что взять алмаз и исполь­зо­вать его для забивки гвоз­дей. Несо­из­ме­ри­мые вещи.

Гос­подь при­хо­дит на землю. Но как Он при­хо­дит? Есте­ственно, мы знаем, что Гос­подь не наси­ло­вал чело­ве­че­скую волю для того, чтобы сде­лать людей бого­по­доб­ными, вер­нее бого­об­раз­ными. Бого­по­доб­ными они должны были стать. И в часть этого бого­об­ра­зия вхо­дит то, что чело­век имеет сво­бод­ную волю. Без сво­бод­ной воли невоз­можны ни любовь, ни дружба – ничто. А Бог создал чело­века для того, чтобы он любил Его, жил бы в Его любви. И поэтому Гос­подь в тече­ние пяти с поло­ви­ной тысяч лет ищет Себе чело­века, кото­рый мог бы отдать Ему все свое сердце. Ищет, ищет и не нахо­дит. Он выра­щи­вал Себе Свой народ и пять с поло­ви­ной тысяч лет искал чело­века, кото­рый воз­лю­бил бы его больше всего зем­ного. Кто больше всего любит, тот и ближе всего к Богу. В резуль­тате этого нашелся один чело­век, Кото­рый воз­лю­бил Бога всем серд­цем своим, всей душой своей – Дева Мария, пре­крас­ней­шая из всех доче­рей чело­ве­че­ских, серд­це­вина чело­ве­че­ского рода, един­ствен­ный непо­роч­ный цве­ток, кото­рый вырос на дереве чело­ве­че­ства. И в Биб­лии есть такие уди­ви­тель­ные слова: «Что лилия между тер­нами, то воз­люб­лен­ная моя между деви­цами» (Песн. 2, 2). Пред­ставьте себе: огром­ное поле репей­ника, лопухи, чер­то­по­лох… И среди сор­ня­ков вырас­тают уди­ви­тель­ной кра­соты лилии. Так же и Дева Мария: Она выросла на поле чело­ве­че­ства тер­но­вом, гряз­ном – непо­роч­ней­шая, пре­крас­ней­шая и чистей­шая Дева. Потому что Ее воля выбрала Бога с самого мла­ден­че­ства, Она так захо­тела с самого дет­ства. Но про­изо­шло это не слу­чайно. В Ней как бы собра­лись все доб­ро­де­тели преды­ду­щих поко­ле­ний. На самом деле, и доб­ро­де­тели ведь тоже не оста­ются замкну­тыми в одном чело­веке, они тоже пере­да­ются. Мы знаем, что грех одного чело­века вли­яет на дру­гого: чело­век, напри­мер, напился, поехал по дороге и сбил дру­гого чело­века, – и неважно, что тот, дру­гой, не гре­шил, но послед­ствия греха кос­ну­лись и его жизни. Так же и доб­ро­де­тели, они тоже не оста­ются без вли­я­ния на дру­гих людей. Неда­ром гово­рят: яблочко от яблони неда­леко падает. Напри­мер, если семья живет по хри­сти­ан­ским зако­нам, ищет Бога, то дети будут более защи­щены, и им будет легче стать свя­тыми, чем детям из семей, где люди пьян­ствуют, блу­дят или нена­ви­дят. Атмо­сфера в семье вли­яет на детей, доб­ро­де­тель как бы «зара­жает» человека.

Из семени, кото­рое песто­вал Гос­подь в тече­ние мно­гих тыся­че­ле­тий, вырас­тает Пре­чи­стая Дева Мария. И к Ней одна­жды явля­ется Архан­гел Гав­риил и гово­рит ей: «…радуйся, Бла­го­дат­ная! Гос­подь с Тобою; бла­го­сло­венна Ты между женами» (Лк. 1, 28). Мария уди­ви­лась, поду­мала: что это за стран­ное при­вет­ствие? Тогда Ангел гово­рит Ей: «…Ты обрела бла­го­дать у Бога; и вот, зач­нешь во чреве, и родишь Сына, и наре­чешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наре­чется Сыном Все­выш­него, и даст Ему Гос­подь Бог пре­стол Давида, отца Его; и будет цар­ство­вать над домом Иакова во веки, и Цар­ству Его не будет конца» (Лк. 1, 30–33). И Дева Мария отве­чает: «…как будет это, когда Я мужа не знаю?» (Лк. 1, 34) Почему Она так гово­рит? Потому что Она была дев­ствен­ни­цей. И Она дала обеты веч­ного дев­ства. Про Нее гово­рят, что Дева Мария – это пер­вая мона­хиня в исто­рии мира. Мно­гие люди думают, что монахи – это такие мрач­ные люди… Правда, если посмот­реть на наших мона­хов, то не мно­гих мрач­ных из них вы уви­дите. Они очень весе­лые, наши монахи, это очень даже видно: среди мона­хов весе­лых людей гораздо больше, чем среди семей­ных. Я, как зна­ю­щий и ту, и дру­гую жизнь, могу под­твер­дить, потому что мона­ше­ство дей­стви­тельно при­бли­жает чело­века к Богу.

И вот Дева Мария, будучи пер­вой мона­хи­ней, гово­рит: как же Я могу родить сына, когда Я дев­ственна? Ангел отве­чает ей: «Дух Свя­тый най­дет на Тебя, и сила Все­выш­него осе­нит Тебя; посему и рож­да­е­мое Свя­тое наре­чется Сыном Божиим» (Лк. 1, 35). То есть, я не знаю, как это про­изой­дет, но это тайна, кото­рая невы­ра­зима ника­ким язы­ком. Но я знаю, Кто эту тайну сде­лает реаль­но­стью – Дух Свя­той и сила Все­выш­него. То есть Дух Свя­той и Сам Хри­стос! Он есть при­род­ная сила Отца. Апо­стол Павел гово­рит, что «Иисус есть Божия пре­муд­рость и Божия сила» (1Кор. 1, 24). Какой силой тво­рил Бог мир? Хри­стом, Сло­вом Своим, то есть Тем Самым Сло­вом, Кото­рое было в начале, Кото­рым сотво­рен был мир.

И эта Сила осе­няет Деву Марию, и Сама, Своей Силой создает Себе тело.

Но здесь вся судьба мира висела на волоске. Бог мог стать чело­ве­ком, а мог и не стать. Это зави­село от чего? От сво­бод­ной воли Девы Марии. И Она ска­зала: «Се, Раба Гос­подня; да будет Мне по слову тво­ему. И ото­шел от Нее Ангел» (Лк. 1, 38). И Слово стало пло­тью. Бог Сын вошел в Ее утробу таин­ствен­ным, чудес­ным обра­зом, создал соб­ствен­ную Лич­ность. Сотво­рил Себе соб­ствен­ную чело­ве­че­скую при­роду. Он создал Себе тело из Ее кро­вей, создал Себе душу, и Он стал под­лин­ным Чело­ве­ком, оста­ва­ясь при этом под­лин­ным Богом.

Про­цесс тво­ре­ния про­хо­дил, как в начале мира. Бог гово­рил: да будет свет, и стал свет. Да будет твердь, и стала твердь. Он гово­рил: да будет… И мир появ­лялся. И вот при­шел тот един­ствен­ный момент, когда чело­век мог ска­зать Богу: да будет. И вот Дева Мария гово­рит Богу – да будет! И по этому слову Бог ста­но­вится Чело­ве­ком. Потому что Бог все­гда слу­ша­ется чело­века, Он ищет его воли, ищет, чтобы его воля была послушна Ему.

И вот, таким обра­зом совер­ша­ется вели­чай­шая из тайн – Бого­во­пло­ще­ние. Дева Мария вына­ши­вала ребенка, как и любая мать, в тече­ние девяти меся­цев, и родила Его в городе под назва­нием Виф­леем, что в пере­воде озна­чает «дом хлеба».

Вот ведь уди­ви­тельно: на самом деле это тоже про­мыс­ли­тель­ное назва­ние. Потому что это дом, где был испе­чен, как гово­рит Цер­ковь, Хлеб, Кото­рый мы вку­шаем в При­ча­стии. Здесь я немножко дол­жен отвлечься, немножко ска­зать о том, какое зна­че­ние имеет Бого­во­пло­ще­ние для людей.

Дело в том, что между Богом и людьми было три пре­грады. Пер­вая пре­града – это раз­ница при­род. Можем ли мы с огра­ни­чен­ной чело­ве­че­ской при­ро­дой, сла­бой, немощ­ной, про­рваться сквозь про­стран­ство и время. Нет! Охва­тить бес­ко­неч­ность своим умом можем? Нет! То есть к Богу мы про­рваться никак не можем. Нам мешает раз­ница при­род Бога и чело­века. Более того, когда в Вет­хом Завете люди видели Бога, они были в страхе и тре­пете. Евреи и сей­час кача­ются во время молитвы, вспо­ми­ная о Синай­ском Бого­яв­ле­нии. Когда люди уви­дели Бога, они были в страхе и тре­пете, они зака­ча­лись от ужаса. Хотя они уви­дели даже не Самого Бога, а только Его явле­ние, Его славу. От этой славы гора Синай и мно­же­ство гор вокруг начали гореть и таять, пла­виться. Я был на Синае и там, дей­стви­тельно, видны потоки застыв­шей лавы. Вся гора была рас­плав­лена и, более того, про­пи­тана как бы уда­рами мол­ний. К тому же она вся раз­ри­со­вана такими кустами неопа­ли­мой купины, как будто Самим Богом написанной.

То есть чело­век, уви­дев Бога, начи­нал тре­пе­тать. Часто мы думаем, что Бог такой, вроде деда Мороза: попро­сишь, тебе сразу даст, такой доб­рень­кий, и у тебя ничего не про­сит. Вот такое пред­став­ле­ние у людей есть о Боге – им хочется видеть эта­кого доб­рень­кого ста­ричка. На самом деле нет ничего более дале­кого от истин­ного Бога, чем это пред­став­ле­ние. Когда люди видели Бога, они были в страхе и тре­пете, они были в ужасе. Когда Мои­сей захо­тел уви­деть лицо Бога, Бог ска­зал ему: «…лица Моего не можно тебе уви­деть, потому что чело­век не может уви­деть Меня и остаться в живых» (Исх. 33, 20). Почему? От чрез­вы­чай­ной ярко­сти Его Боже­ствен­ного лица. Полы­ха­ю­щий огонь, чрез­мер­ное сия­ние, чрез­мер­ная сила, могу­ще­ство Боже­ства может спа­лить чело­века, если он подой­дет к Нему непод­го­тов­лен­ным. Начало пре­муд­ро­сти страх Гос­по­день, это очень важно. Не пани­брат­ство с Богом, в кото­ром нет ника­кой пре­муд­ро­сти, а одна глу­пость, а именно страх Господень!

Но между Богом и чело­ве­ком сто­яла вто­рая стена. Стена греха. Разве может спра­вед­ли­вый пра­во­суд­ный Созда­тель при­ми­риться с гре­хом. Вся­кое зло должно быть нака­зано. Это любой, даже мало­ве­ру­ю­щий чело­век, даже неве­ру­ю­щий знает. Даже все эти завист­ли­вые крики ком­му­ни­стов: а почему бога­тым хорошо, а бед­ным плохо – вос­хо­дят к неким извра­ще­ниям пра­вед­ной мысли, что зло должно быть нака­зано. Извра­ще­ние, потому, что это на самом деле про­сто зависть. Но, тем не менее, в основе лежит пра­вед­ная идея.

Увы! Нака­за­ния избе­жать нельзя. Нужно, чтобы грех был искуп­лен. Сам чело­век себя иску­пить, то есть выку­пить, не может. Пред­став­ля­ете: вы сидите в раб­стве, среди залож­ни­ков. Как вы себя можете выку­пить сами? Что бы вы ни зара­бо­тали, все это при­над­ле­жит тирану, кото­рый вас дер­жит. Без помощи извне не обой­тись, нужно, чтобы вас кто-то выкупил.

Необ­хо­димо было пре­одо­леть пре­граду греха, чтобы людям можно было прийти к Богу. Нужно было, чтобы был при­не­сен выкуп за людей: чтобы невин­ные умерли за винов­ных, – и только таким обра­зом винов­ные могли полу­чить освобождение.

Тре­тья пре­града, кото­рая сто­яла между Богом и людьми – пре­града смерти. Даже если чело­век встре­тится с Богом Бес­смерт­ным, даже если он с Ним будет общаться, с Ним поми­рится, но если он умрет, и его душа навсе­гда раз­де­лится с телом, то бого­об­ще­ние ста­нет невоз­мож­ным. Как можно общаться смерт­ному с Богом Веч­ным? А ведь для этого Бог и тво­рил чело­века. Поэтому должна быть уни­что­жена тре­тья пре­града – нужно, чтобы кто-то уни­что­жил смерть. При­чем нужно, чтобы ее уни­что­жили спра­вед­ливо, взо­рвав ее изнутри.

Для этого при­хо­дит Хри­стос. И в Своем вопло­ще­нии Он уни­что­жает первую стену, кото­рая была между Богом и людьми, стену раз­ницы при­род. Он стал чело­ве­ком не про­сто по виду, Он стал Чело­ве­ком насто­я­щим, под­лин­ным Чело­ве­ком, с душой, как у нас, с умом, волей и чув­ствами, как у нас. Тело – абсо­лютно такое же, как у нас; и боль Он чув­ство­вал, и уста­вал, и голод чув­ство­вал… Сло­вом, насто­я­щий, обыч­ный Чело­век, за одним исклю­че­нием: в Нем не было греха. Потому что Его тело было соб­ствен­ным Телом Бога, Его душа была соб­ствен­ной Душой Бога. У Него одна ипо­стась, одна Лич­ность, Лич­ность Бога Слова – Вто­рая Лич­ность Бога. Очень важно пом­нить, что в Боге три Лич­но­сти, – мы это пом­ним, – три Я. Так вот, Он был веч­ным Сыном веч­ного Бога Отца. Если вы будете вни­ма­тельно читать Еван­ге­лие, вы можете заме­тить там один уди­ви­тель­ный момент, Он гово­рит: «истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8, 58). То есть Он стоит над временем.

Но также Он гово­рит: «Отче! избавь Меня от часа сего!» (Ин. 12, 27).  Как чело­век гово­рит, конечно же. Поэтому мы видим, что Его Лич­ность стала своей и для Боже­ства, и для человечества.

Уди­ви­тельно, что среди мно­гих чело­ве­че­ских лич­но­стей появи­лась одна Лич­ность Бога, Бога Сына, став­шего Чело­ве­ком. И в этой Лич­но­сти суще­ствует чело­ве­че­ская при­рода, не рас­тво­ря­ясь, не сли­ва­ясь, не изме­ня­ясь и не раз­лу­ча­ясь теперь больше нико­гда с при­ро­дой Боже­ствен­ной. Бог стал Чело­ве­ком навсе­гда, и в Нем суще­ствует две при­роды: Боже­ствен­ная и чело­ве­че­ская, – при­чем каж­дая при­рода живет сооб­разно себе; поэтому мы испо­ве­дуем во Хри­сте две при­су­щих Ему природы.

Таким обра­зом, во Хри­сте пре­одо­лена стена пре­грады между Богом и людьми. Теперь, соеди­ня­ясь со Хри­стом, мы можем соеди­ниться с Богом. Он стал как «пере­ход­ник», в пол­ном смысле этого слова. В Нем, не исче­зая, соеди­ни­лись две при­роды. Если бы во Хри­сте при­рода чело­ве­че­ская была погло­щена, могли бы мы с Богом соеди­ниться? Нет, конечно же. То есть, соеди­ня­ясь с Богом, мы сго­рали бы, как мотыльки в огне. Напри­мер, инду­и­сты гово­рят, что если с Богом встре­тишься, то в Нем рас­тво­ришься, твоей лич­но­сти больше не будет, поэтому глав­ная задача инду­и­ста – раз­ру­шить свою личность.

Была такая ересь, очень попу­ляр­ная сей­час, – уче­ние о том, что люди с Богом суще­ствуют порознь. Есть такое мне­ние, что во Хри­сте было две лич­но­сти: это был чело­век Иисус, в Кото­ром жил Бог Слово. Как в храме, или как в вет­хо­за­вет­ных про­ро­ках, так же и во Хри­сте жил Бог. Воз­можна ли тогда связь Бога с чело­ве­ком? Нет, это будет про­сто встреча, и все, связи не будет, объ­еди­не­ния, един­ства без раз­ру­ше­ния не полу­чится – про­сто встреча. Так же как и Мои­сей встре­тился с Богом, умер и ото­шел, хотя он был пра­вед­ный, крот­чай­ший из всех людей, жив­ших тогда на земле.

Так и было до Хри­ста: встре­ча­лись и ухо­дили, пла­кали, ждали Его, наде­я­лись на Него… И только когда Он Сам про­шел этим путем, они оттуда, из глу­бин ада смогли выйти. И, кстати говоря, смот­рите, в чем глав­ная опас­ность совре­мен­ных циви­ли­за­ций, осо­бенно запад­ных. Люди хотят быть людьми без Бога: я сам себе голова, я сам себе хозяин. Люди гово­рят: я сам опре­де­ляю, что для меня добро и что зло. Это осно­вано на невер­ном пред­став­ле­нии о Хри­сте. Почему люди не могут оста­ваться рав­но­душ­ными ко Хри­сту? Если чело­век вни­ма­тельно читает Еван­ге­лие, у него или нена­висть страш­ная под­ни­ма­ется, или, наобо­рот, любовь воз­ни­кает. Вот я не встре­чал без­раз­лич­ных ко Хри­сту людей. Если чело­век искренне только ста­нет читать Еван­ге­лие, он не оста­нется рав­но­душ­ным к Нему. Вот тут люди раз­де­ля­ются на две части, рас­хо­дятся на раз­ные сто­роны. Я видел людей, кото­рые рвали потом Еван­ге­лие в нена­ви­сти и пле­вали в иконы, потому что они пони­мали, что они не смо­гут такой же образ жизни вести, как раньше, в таком же спо­кой­ствии жить, они не хотели меняться, но пони­мали, что они без Бога не могут, и нена­ви­дели Его за это. А неко­то­рые, наобо­рот, любили Бога и с радо­стью при­ни­мали Бла­гую весть. Потому что Хри­стос – это дей­стви­тельно Камень, кра­е­уголь­ный Камень, о Кото­рый мно­гие спо­ты­ка­ются и падают.

Так вот, глав­ная ошибка совре­мен­ной запад­ной циви­ли­за­ции и нашей мно­го­стра­даль­ной Рос­сии в том, что люди захо­тели быть людьми без Бога, а чело­век насто­я­щим чело­ве­ком ста­но­вится, только когда он соеди­ня­ется с Богом. В этом его пред­на­зна­че­ние, в этом цель его. Когда чело­век начи­нает жить без Бога, это все­гда плохо заканчивается.

На самом деле все глав­ные про­блемы – в непра­виль­ном уче­нии о Хри­сте. Неда­ром все пер­вое тыся­че­ле­тие Цер­ковь боро­лась за тайну Хри­ста. Даже икона, с чем она свя­зана? Мы нико­гда не согла­симся с про­те­стан­тами, утвер­жда­ю­щими, что нельзя делать иконы, потому что, этим мы согла­симся, что Хри­стос не стал Чело­ве­ком. Зна­чит, Он не изоб­ра­зим, а раз не изоб­ра­зим, зна­чит, Он не Чело­век, а раз Он не Чело­век – все, дорога к Богу закрыта! Для нас икона имеет важ­ней­шее зна­че­ние. В этом как раз и есть выход для нас, выход к бес­смер­тию, выход к победе над про­кля­тием, выход к победе над грехом.

Хри­стос ста­но­вится под­лин­ным Чело­ве­ком. Он рож­да­ется от Пре­чи­стой Девы Марии в пещере, кото­рая была хле­вом. В хлеву, пред­став­ля­ете! Царю Царей, Тому, Кто и по чело­ве­че­ству дол­жен быть Вла­сте­ли­ном Изра­иля, какое место доста­ется? Хлев! Дру­гого не нахо­дится. И вот кла­дут Его в ясли, в кор­мушку для живот­ных. Эти ясли сохра­ни­лись в Риме до сих пор, Хри­стовы ясли – корыто неболь­шого раз­мера. Дей­стви­тельно, уди­ви­тель­ная вещь, Цер­ковь до сих пор потря­са­ется, удив­ля­ется этому. В Церкви есть пре­крас­ные гимны, кото­рые поются на бого­слу­же­ниях, они – обра­зец утон­чен­ней­шей поэ­зии. И в гим­нах есть, напри­мер, такие слова: что может быть более убо­гое, чем хлев. Хлев пещер­ный. Что может быть более убого, чем ясли для скота? И там – Дра­го­цен­ность, там Невме­сти­мый вме­ща­ется. Это потря­са­ю­щая тайна!

Вот Цер­ковь нико­гда не пыта­лась ума­лить тайны Хри­ста, она не гово­рила, что это нор­мально, это обычно. Нет, Цер­ковь только и гово­рила, всем гово­рила, все­гда гово­рила только так: самое един­ствен­ное, необыч­ное, что есть на свете, это – Хри­стос, это самая ред­чай­шая новизна.

Как вы дума­ете, Новый Завет, он уста­ре­лый? Вот сей­час люди гово­рят, что книга напи­сан­ная две тысячи лет назад не может не уста­реть. Но не уста­рел Новый Завет! На самом деле уди­ви­тельно, что все то, что пыта­ются сде­лать более новым, чем Новый Завет, ока­зы­ва­ется ста­рым пере­пе­ва­нием язы­че­ских басен, кото­рые давно мхом поросли. А Хри­стос есть Един­ствен­ная Новизна. Един­ствен­ная новость под солн­цем – это Бого­во­пло­ще­ние, когда Бог схо­дит с высоты, ста­но­вясь Чело­ве­ком. Схо­дит, не пере­ме­ща­ясь, конечно, потому что Бог Вез­де­су­щий, а являя Себя на земле так же, как Он являл Себя раньше Ангелам.

И вот, к Хри­сту при­хо­дят покло­ниться волхвы и пас­тухи. Волхвы – это аст­ро­логи, пер­сид­ские цари, как поет древ­няя цер­ковь, зна­токи звезд, языч­ники, кото­рые были в суе­вер­ном покло­не­нии све­ти­лам, и кото­рых звезда учит кла­няться Богу, пере­стать быть аст­ро­ло­гами, а стать хри­сти­а­нами. Мно­гие люди Виф­ле­ем­скую звезду исполь­зуют для обрат­ных целей, но нет, именно звезда научила людей, что нужно кла­няться не звез­дам и не уга­ды­вать по ним судьбу, а покло­ниться Бого­че­ло­веку! Бого­че­ло­веку – не про­сто Богу, а Бого­че­ло­веку, Богу, став­шему Чело­ве­ком. Вот истин­ное покло­не­ние. Мы с вами не поклон­ники звезд. Не звезды нами управ­ляют, нами управ­ляет Все­мо­гу­щий и Любя­щий Бог. И этому научили нас волхвы, быв­шие аст­ро­логи, кото­рые при­несли мла­денцу Хри­сту подарки: золото – как Царю, ладан – как Богу, смирну – как Тому, Кто дол­жен уме­реть, как буду­щему мерт­вецу. И также Ему покло­ни­лись пас­тухи, кото­рым яви­лись Ангелы Гос­подни, воз­ве­щая им радость. Они гово­рили: «…слава в выш­них Богу, и на земле мир, в чело­ве­ках бла­го­во­ле­ние!» (Лк. 2, 14). На земле насту­пил нако­нец-то мир, и между людьми появи­лась доб­рая воля, бла­го­во­ле­ние. Насту­пил мир между людьми и Анге­лами, между людьми и Богом.

Как вы дума­ете, Ангелы радо­ва­лись, смотря на людей до При­ше­ствия Хри­ста? Нет. Думаю, что Ангелы и сей­час на нас смот­рят и не очень раду­ются. Анге­лам не может нра­вится, когда люди блу­дят, уби­вают… Только пред­ставьте, что в Рос­сии в год уби­вают три мил­ли­она чело­век, люди уби­вают соб­ствен­ных детей! Три мил­ли­она в год! Ирод то же самое сде­лал с детьми в Виф­ле­еме. Это мас­со­вое бес­но­ва­ние было и тогда. Но люди тогда дохо­дили до еще боль­шего безу­мия – идо­ло­слу­же­ния. Для Бога убий­ство – это мень­шее безу­мие, чем самое вели­чай­шее из безу­мий – идо­ло­по­клон­ство, покло­не­ние твари вме­сто Творца. Боль­шего безу­мия с точки зре­ния Бога нет. Очень важно пом­нить это, потому что мно­гие люди гово­рят, что мы должны ува­жать чув­ства идо­ло­по­клон­ни­ков. Но Бог назы­вает вели­чай­шей из мер­зо­стей, кото­рую может сде­лать чело­век, покло­не­ние тво­ре­нию, подо­ба­ю­щее только Творцу. И, как след­ствие, будут и блуд, и убий­ство, и все осталь­ные грехи…

И вот, после этого, Ирод пыта­ется убить Хри­ста. Но по откро­ве­нию Ангела, Хри­ста уно­сят в Еги­пет, и там, в капи­щах, падают идолы, рушатся исту­каны, потому что в идо­лах жили и живут до сих пор злые духи, кня­зья тьмы.

Позже, после смерти Ирода, Хри­стос воз­вра­ща­ется в Наза­рет – в город на севере Гали­леи – и живет там в тече­ние трид­цати лет. Лишь два эпи­зода мы знаем из Его жизни: пер­вый, когда на соро­ко­вой день после рож­де­ния Его при­но­сят в храм, и там Его встре­чает древ­ний ста­рец Симеон, кото­рый пред­ска­зы­вает: «Се лежит Сей на паде­ние и на вос­ста­ние мно­гих в Изра­иле и в пред­мет пре­ре­ка­ний, – и Тебе Самой ору­жие прой­дет душу, – да откро­ются помыш­ле­ния мно­гих сер­дец» (Лк. 2, 34–35).

То есть уже с самого начала Гос­подь пока­зы­вает, что Хри­стос – это не Тот, на Кото­рого все будут любо­ваться. Ста­рец Симеон сразу пре­ду­пре­ждает, что вы, желая стать хри­сти­а­нами, пере­хо­дите в опре­де­лен­ный лагерь, вою­ю­щий. Весь мир, по боль­шому счету, раз­де­лен на два лагеря: пер­вый лагерь это воин­ство Божие, Цер­ковь Все­лен­ская Пра­во­слав­ная, и вто­рой те люди, кото­рые слу­жат князю мира сего, князю тьмы, дья­волу. Учтите, если вы попали в воен­ный лагерь, вы должны будете сра­жаться и побе­дить. Силы вам для этого будут даны, воз­мож­но­сти будут даны, одно только от вас нужно – сра­жаться. Награда – это Веч­ное Цар­ство со Хри­стом. Я про­сто зара­нее это говорю, чтобы не было иллю­зии, что хри­сти­а­нин – это такой сми­рен­ный чело­век, тер­пи­мый, уступ­чи­вый… Нет! Хри­сти­ан­ство – это война, с самого начала. Только ору­дие на этой войне – ору­дие не телес­ное: хри­сти­ан­ство сра­жа­ется на более глу­бо­ком, более труд­ном уровне, оно сра­жа­ется за души людей.

Ведь что такое насто­я­щая, хри­сти­ан­ская Любовь? Это на самом деле страш­ное чув­ство, оно дей­стви­тельно чрез­вы­чайно страш­ное своей кра­со­той и своей силой. Это не зем­ная любовь, это – сверхъ­есте­ствен­ная Любовь, кото­рая ведет к Богу.

И вот Симеон обра­ща­ется к Самому Мла­денцу и гово­рит: «Ныне отпус­ка­ешь раба Тво­его, Вла­дыко…». Мла­денцу сорока дней от роду он гово­рит: Ты – Вла­дыка жизни и смерти. Уди­ви­тельно! Но он знает, что это и есть Вла­дыка жизни и смерти, Кото­рый обе­щает ему Вос­кре­се­ние. «Ныне отпус­ка­ешь раба Тво­его, Вла­дыко, по слову Тво­ему, с миром, ибо видели очи мои спа­се­ние Твое, кото­рое Ты уго­то­вал пред лицом всех наро­дов, свет к про­све­ще­нию языч­ни­ков и славу народа Тво­его Изра­иля» (Лк. 2, 29–32).

Мы все, навер­ное, здесь из языч­ни­ков, евреев здесь нет, наверно. «Слава людей Твоих Изра­иля» – здесь идет речь о том, что Он Слава и для еврей­ского народа, Христос.

И вто­рой эпи­зод, из Его трид­ца­ти­лет­ней жизни, – когда в две­на­дцать лет Его при­вели в Храм Божий, и там Иисус явил Свою муд­рость, так что Его отве­там удив­ля­лись все учи­теля, кото­рые там были. И они удив­ля­лись потому, что Он знал Свя­щен­ное Писа­ние, не учившись.

Вот так до трид­цати лет Он про­жил в Наза­рете. Он был в послу­ша­нии у Сво­его мни­мого отца прав. Иосифа Обруч­ника, у Девы Марии, обу­чался плот­ниц­кому делу. И «пре­успе­вал в пре­муд­ро­сти и воз­расте и в любви у Бога и чело­ве­ков» (Лк. 2, 52).

И самое уди­ви­тель­ное, что за эти трид­цать лет, и за всю Свою жизнь, Он не сде­лал ни малей­шего греха. И не нашлось лжи во устах Его, и сви­де­те­лями тому явля­ются не дру­зья Его, кото­рые могут что-то при­врать, а враги, лютей­шие враги, кото­рые не смогли Его ни в чем обви­нить. А что может быть лучше сви­де­тель­ства врага? В этом смысле, нет ничего лучше.

Нако­нец, когда Ему настало трид­цать лет, Бог послал Иоанна Кре­сти­теля, Иоанна Пред­течу. Что зна­чит Пред­теча, как вы дума­ете? Бегу­щий впе­реди (от слова «течь» – «бежать»). То есть он бежал впе­реди, для того чтобы при­го­то­вить путь для Него. Он гово­рил: «покай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное!» (Мф. 3, 2) Что зна­чит «покай­тесь», как вы понимаете?

– Ну, я пони­маю так: как бы рас­ка­яться во всех своих соде­ян­ных гре­хах, осо­знать их, потом отсту­пить от про­шлого и начать новую жизнь.

– Вот именно, пра­вильно. Именно отсту­пить не про­сто от гре­хов, а от всего про­шлого, то есть пере­смот­реть всю свою жизнь, пере­вер­нуть жизнь. Вот, в Кре­ще­ние вхо­дит такое пока­я­ние. После Кре­ще­ния вы должны жить по-новому. Вы вхо­дите в купель, именно для того, чтобы жить новой жиз­нью. Готовь­тесь к этому, сей­час – время под­го­товки к Кре­ще­нию, для того и дано, чтоб вы могли пере­смот­реть свою жизнь. Мы с вами читали Еван­ге­лие, чтобы Еван­ге­лием пере­смот­реть свою жизнь, про­ду­мать и пере­осмыс­лить, чтобы, выйдя из купели Кре­ще­ния, бежать за Хри­стом, к свя­то­сти. Самое уди­ви­тель­ное, когда любому чело­веку, выхо­дя­щему из купели, постри­гают волосы кре­сто­об­разно, и гово­рят так: бла­го­слови насто­я­щего мла­денца. То есть, если вы даже в зре­лом воз­расте кре­сти­лись, будете мла­ден­чи­ком. Потому что жизнь чело­века начи­на­ется с момента Кре­ще­ния насто­я­щая, бого­че­ло­ве­че­ская жизнь начинается.

И вот, к Иоанну соби­ра­лось мно­же­ство людей, и он их кре­стил в Иор­дане. По пре­да­нию, это про­ис­хо­дило так: он заво­дил чело­века по шею в воду и тре­бо­вал, чтоб тот вслух назы­вал свои грехи и рас­ка­ялся в них. А он, будучи про­ро­ком, знал, когда чело­век правду гово­рит, когда нет. И тогда, когда чело­век закан­чи­вал испо­ве­до­вать все свои грехи, он погру­жал его в воду. И чело­век выхо­дил уже обнов­лен­ным, рас­ка­яв­шимся, под­го­тов­лен­ным к при­ходу Христа.

Среди всех про­чих людей при­хо­дит, нако­нец, и Иисус на Иор­дан кре­ститься от Иоанна. Иоанн гово­рит: «…мне надобно кре­ститься от Тебя, и Ты ли при­хо­дишь ко мне?» (Мф. 3, 14), – то есть я нуж­да­юсь в Твоем кре­ще­нии, и Ты идешь ко мне? Он видит, что над Ним сияет Боже­ство, он видит тай­ный огонь, кото­рый в Нем почи­вает. Иисус гово­рит: «оставь теперь, ибо так над­ле­жит нам испол­нить вся­кую правду» (Мф. 3, 15).

Иисус испол­нил весь закон, Он испол­нил все пра­вила Вет­хого Завета. Что зна­чит – «испол­нил»? Не про­сто закон­чил, не про­сто выпол­нил, а довел до пол­ноты. Ведь для нас Вет­хий Завет не закон­чился, мы читаем Вет­хий Завет как нашу Книгу, но она пре­взой­дена для нас Евангелием.

И Иисус спу­стился в воду и тот­час же вышел из воды. Когда Он вхо­дил в Иор­дан­скую воду, она была тем­ная, в духов­ном смысле. Пред­став­ля­ете, сколько там было зла, нена­ви­сти, убийств, вражды, идо­ло­по­клон­ства и кол­дов­ства, блуда – вся­кой нечи­стоты! Иисус эту воду очи­щает, про­ни­зы­вает Своим сия­нием, и гото­вит для того, чтобы мы могли все полу­чить Свя­тое Крещение.

Он вышел из воды, и тот­час рас­кры­лись Небеса. А закры­лись они в какой момент, как вы дума­ете? Когда были закрыты Небеса для людей?

– Когда Адам с Евой согре­шили.

– Да. А почему они закры­лись, что зна­чит «закры­лись»? Дья­вол со всеми анге­лами сво­ими встал по дороге на Небеса. Дей­стви­тельно, воз­душ­ную область захва­тили злые духи, и дороги туда не было ника­кой вообще. Бесы брали людей и всех отправ­ляли в ад. И снова рас­кры­лись Небеса, когда Иисус вышел из воды, про­ла­гая дорогу к Небесам.

И теперь, с момента Кре­ще­ния, а потом Рас­пя­тия и Вос­кре­се­ния Гос­пода, появился путь на Небеса, новый и тай­ный. Новый – потому что его раньше не было, а тай­ный – потому что мно­гие его не заме­чают. Люди ходят вокруг храма и не хотят войти, боятся. Боятся изме­не­ний, боятся менять свое сердце.

И Иоанн уви­дел, что Дух Божий как голубь схо­дит на Иисуса. Почему как голубь? Голубь – знак чистоты, кро­то­сти, сим­вол мира. Когда закон­чился Все­мир­ный Потоп, Бог дал знак об этом: при­ле­тела голубка с мас­лич­ной вет­кой во рту, зна­ме­ни­тый сим­вол «голубка мира» вос­хо­дит к вет­хо­за­вет­ной исто­рии. Схож­де­нием Духа Божия как голубя Бог пока­зал, что насту­пило время при­ми­ре­ния Бога и людей, насту­пил конец Вели­кого Потопа греха и смерти. И Бог Отец воз­гла­сил: «Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный, в Кото­ром Мое бла­го­во­ле­ние» (Мф. 3, 17).

Таким обра­зом, на Иор­дане пер­вый раз явно, не в тенях, не в обра­зах, не в таин­ствен­ных про­ро­че­ских пред­ска­за­ниях, а совер­шенно явно яви­лась Вся Свя­тая Тро­ица. Вот этот день назы­ва­ется Бого­яв­ле­ние. И, кстати говоря, что зна­чит «Сын воз­люб­лен­ный»? Это зна­чит – Сын, Сын Его Любви, то есть Сын, не вою­ю­щий с Отцом, как бывает, к сожа­ле­нию, у нас сей­час, не мятеж­ник, а Сын Любви Отца. И более того, Сын, в Кото­ром только и можно истин­ную любовь найти.

Мно­гие любовь ищут везде. Всем хочется насто­я­щей любви. Но ищут ее в дру­гих местах. А насто­я­щая любовь воз­можна только в Сыне воз­люб­лен­ном. Более того, мно­гие люди ищут, пути, чтобы стать хоро­шими; жела­ние быть хоро­шим свой­ственно чело­веку. Но мно­гие люди не нахо­дят этого, потому что они не ищут этого в Сыне. Бла­го­во­ле­ние Отца можно найти только в Сыне, как Сам Отец сказал.

После этого Иисус, ведо­мый силой Свя­того Духа, немед­ленно идет в пустыню. А в пустыни кто оби­тает? Дья­вол. Он идет, чтобы встре­титься непо­сред­ственно с дья­во­лом. Он сорок дней постится. Поэтому мы с вами испол­няем Вели­кий пост, под­ра­жая Хри­сту Спа­си­телю, постимся сорок дней, то есть четы­ре­де­сят­ницу, при­мерно деся­тую часть года. Но Хри­стов пост – это не наш лег­кий, необре­ме­ни­тель­ный пост. У нас сей­час сто­нут: ой, как тяжело поститься-то, как же я буду поститься без мяса и без молока! Хри­стос постился абсо­лют­ным постом, то есть не ел ничего и не пил в тече­ние сорока дней. И, есте­ственно, Он взал­кал, стал страшно голод­ным, как про­го­ло­дался бы обык­но­вен­ный чело­век, а Он и был насто­я­щий Человек.

К Нему при­хо­дит дья­вол. Он при­хо­дит к Нему сна­ружи. Изнутри он на Него не может дей­ство­вать, в Нем нет места, на кото­рое дья­вол может дей­ство­вать. Потому что в Хри­сте не было фан­та­зии. Обычно дья­вол на нас дей­ствует через фан­та­зию. В Хри­сте этой обла­сти фан­та­зии не было, потому что в Нем была неиз­вра­щен­ная при­рода, та при­рода, кото­рая вышла из рук Отца, именно та самая. Хотя и с послед­стви­ями греха, кото­рые Он доб­ро­вольно на Себя взял.

И вот, дья­вол, поэтому при­хо­дит к Нему сна­ружи и пред­ла­гает Ему пер­вое иску­ше­ние. Он гово­рит: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы эти камни сде­ла­лись хле­бами. Но Иисус отве­чает: «Не хле­бом одним будет жить чело­век…», – а чем? «…но вся­ким сло­вом, исхо­дя­щим из уст Божиих» (Мф. 4, 4).

Почему я сей­час это говорю? Потому что мно­гие люди первую поло­вину пом­нят, а вто­рую поло­вину не пом­нят. Часто по теле­ви­зору гово­рят: не хле­бом еди­ным будет жить чело­век, а речь идет, напри­мер, о театре – теат­ром будет жить чело­век. Прак­тика пока­зы­вает, что театр ино­гда ока­зы­ва­ется местом мас­со­вой гибели. Это есте­ственно. Когда люди играют людей, они все­гда их и себя к гибели под­во­дят, духов­ными спо­со­бами скрыто уби­вают в театре.

Итак, пер­вое иску­ше­ние было насла­жде­нием, попытка сде­лать насла­жде­ние неза­ви­си­мым от Бога. Так ста­но­вятся алко­го­ли­ками, нар­ко­ма­нами, пья­ни­цами, блуд­ни­ками, то есть хотят люди насла­жде­ния помимо Бога. И дья­вол пред­ла­гал Хри­сту то же, что он пред­ло­жил Еве. Он гово­рит: сде­лай чудо, получи удо­воль­ствие помимо Бога. Но Иисус гово­рит: нет, чело­век дол­жен слу­шаться только Бога, он дол­жен искать Слова Божия, он дол­жен искать откро­ве­ния Божия во всех слу­чаях. И даже когда идет выбор между хле­бом и Сло­вом Божиим, что нужно искать? Слово Божие! Слово Божие пре­бы­вает вовек, и оно сильно накор­мить чело­века. А хлеб чело­век может пере­ва­рить в желудке очень быстро.

Тогда дья­вол вто­рично иску­шает Хри­ста, он берет Его, ста­вит Его на крыле храма в Иеру­са­лиме. Храм стоял на высо­ком холме, и под кры­лом храма была про­пасть глу­би­ной в шесть­де­сят мет­ров. И дья­вол гово­рит: «Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо напи­сано: Анге­лам Своим запо­ве­дает о Тебе, и на руках поне­сут Тебя, да не пре­ткнешься о камень ногою Твоею» (Мф. 4, 6).

Дья­вол – пер­вый сек­тант. Зна­ете, «сви­де­тели Иеговы» часто под­хо­дят на ули­цах и гово­рят: давайте Биб­лию поизу­чаем и вы уви­дите, что Хри­стос не насто­я­щий Сын Бога. Дья­вол – пер­вый из этих «сви­де­те­лей Иеговы». Он все­гда извра­щает Слово Божие. И тогда Иисус гово­рит: «Напи­сано также: не иску­шай Гос­пода Бога тво­его» (Мф. 4, 7). То есть, что пред­ла­гает дья­вол? Он гово­рит: сде­лай чудо ради чуда, чтобы про­сла­вить Себя, про­яви Свою волю, про­яви похоть очей, чтобы сде­лать зре­лище, и люди за зре­ли­щем побе­гут на край света. Какое зре­лище, смот­рите: чело­век пры­гает с высоты шесть­де­сят мет­ров и не раз­би­ва­ется! Но Иисус гово­рит: нельзя иску­шать Гос­пода Бога. Нельзя чудо исполь­зо­вать для зре­лищ. Бог серьез­ней, в Боге нет места зре­ли­щам, Бог – Истина, Он не кор­мит фан­та­зией. Он видит истину и делает истину. Потому и под­лин­ное твор­че­ство худож­ника, писа­теля – это сотвор­че­ство с Богом, а не фан­та­зии, не выдумки.

Далее дья­вол пред­ла­гает Ему тре­тье иску­ше­ние. Помните, как Ева соблаз­ни­лась? Ей был пред­ло­жен плод, кото­рый был при­я­тен для глаз кра­сота, отде­лен­ная от Бога, неза­ви­си­мая. Вот, роман «Мастер и Мар­га­рита» – какая кра­сота! Как же не про­чи­тать такую кра­соту? Хотя там прямо хулится Бог. Гос­подь отвер­гает лож­ную кра­соту и чудеса, зре­лища помимо Бога Он отвергает.

Итак, дья­вол берет Гос­пода и ста­вит Его на вер­шину высо­кой горы и пока­зы­вает Ему все цар­ства мира во мгно­ве­ние вре­мени, и гово­рит: «Всё это дам Тебе, если, пав, покло­нишься мне» (Мф. 4, 9). Покло­нись, я Тебе дам власть. Это – тре­тье иску­ше­ние дья­вола, гор­дость житей­ская, кото­рую он пред­ла­гал Еве. Он ее же пред­ла­гает Иисусу. Дья­вол ничего нового не выду­мы­вает, он не твор­че­ский дух, он что выду­мал вна­чале, то сам до сих пор нам и пред­ла­гает. И посмот­рите: все то, что нам пред­ла­гает дья­вол, в конце кон­цов, к этому сво­дится. Все иску­ше­ния наши именно к этому и сво­дятся: насла­жде­ния, удо­воль­ствия, денег побольше, зре­лища, силы, сверхъ­есте­ствен­ной силы, и власть. Все иску­ше­ния мира к этому сво­дятся. И Гос­подь гово­рит Свое слово, ска­зано в Писа­нии: «Гос­поду Богу тво­ему покло­няйся и Ему одному служи» (Мф. 4, 10). Смот­рите, Бог гово­рит: нельзя слу­жить Родине, нельзя слу­жить чело­веку, нельзя слу­жить семье. Можно рабо­тать для Родины, можно рабо­тать для семьи, слу­жить нужно только Богу. Он гово­рит: власть не нужна, если она без Бога. Но надо пом­нить, что сатана солгал: цар­ствие мира сего не дья­волу при­над­ле­жит. Он лгал Хри­сту в лицо. Цар­ства мира при­над­ле­жат Богу – кого хочет, того свер­гает из царей, кого хочет, того ста­вит. А дья­вол… Помните, даже в «Мастере и Мар­га­рите» он бал орга­ни­зует, но не больше. Он может бал сде­лать, кар­на­вал, он может маски наде­вать, но он не может управ­лять реаль­но­стью. Он управ­ляет только стра­стями людей. Да, власть его есть, но это власть лжи, под­лин­ной вла­сти у него нет.

«Тогда остав­ляет Его диа­вол, и се, Ангелы при­сту­пили и слу­жили Ему» (Мф. 4, 11).

И после этого Иисус вышел и стал про­по­ве­до­вать уче­ни­кам, про­по­ве­до­вать народу при­ход Цар­ствия Божия. Он дал новый закон, Закон сво­боды. Иисус назы­ва­ется Хри­стом, почему? Слово Хри­стос озна­чает – «пома­зан­ник». Пома­зан­ни­ками назы­ва­лись цари, про­роки и свя­щен­ники. Так и гово­рите всем: Хри­стос явля­ется и Царем, и Про­ро­ком, и Свя­щен­ни­ком. Как Царь Он сра­зился с дья­во­лом; и осво­бо­дил плен­ни­ков в аду. Как Свя­щен­ник Он при­нес Сам Себя в жертву, глав­ное дело свя­щен­ника – это жертвоприношение.

Вот, часто люди гово­рят, что у нас свя­щен­ник пло­хой, он не умеет про­по­веди гово­рить, но надо знать – это не глав­ное дело свя­щен­ника. Глав­ное дело свя­щен­ника – слу­жить и при­но­сить жертвы Богу. Но если чело­век умеет молиться, он пре­крас­ный свя­щен­ник, хотя бы он плохо гово­рил. Такой бывает молит­вен­ник, что он может ска­зать только несколько слов, гру­бых, непо­нят­ных, непри­ят­ных – не умеет гово­рить чело­век, – а они дой­дут до сердца, потому что чело­век как бы и не от себя говорил.

И, нако­нец, как Про­рок, потому что Он заклю­чил послед­ний союз с Богом. Слово «завет» зна­чит «союз». Союз, всту­па­ю­щий в силу с момента смерти, заве­ща­ние. Вот и усло­вия этого союза, наде­юсь, вы все будете читать.

Вот, и Он про­по­ве­до­вал, Он довел закон Божий до совер­шен­ства, до пол­ноты. И Он обли­чал книж­ни­ков, фари­сеев в их без­за­ко­ниях, Он исце­лял боль­ных, Он вос­кре­шал мерт­вых, Он изго­нял злых духов. Он пока­зал Себя как Побе­ди­теля смерти еще до Сво­его Вос­кре­се­ния. Он пока­зал Себя дей­стви­тельно как насто­я­щего Царя, не жале­ю­щего жизни в борьбе про­тив смерти за своих подан­ных. Он побе­дил грех и смерть в истин­ном сра­же­нии. Конечно же, дья­волу это очень не понра­ви­лось, вы пони­ма­ете. И поэтому он стал дей­ство­вать через своих под­чи­нен­ных, духовно близ­ких ему людей, этих уче­ни­ков дья­вола – фари­сеев и книж­ни­ков, для того чтобы они погу­били Хри­ста. Стал дей­ство­вать через зависть, то самое чув­ство, кото­рое вме­сте с гор­до­стью его самого свергло с Небес.

Но перед этим Гос­подь избрал Себе две­на­дцать уче­ни­ков, две­на­дцать бли­жай­ших уче­ни­ков, кото­рых назвал апо­сто­лами, это зна­чит «послан­ники». И уче­ни­кам Он дал власть так же исце­лять, вос­кре­шать мерт­вых, про­по­ве­до­вать. Глав­ной зада­чей было про­по­ве­до­вать при­ше­ствие Цар­ствия Божия. Ведь, смот­рите, глав­ная весть Еван­ге­лия не в том, что люди должны быть хоро­шими, а в том, что люди должны меняться. Чтобы Цар­ствие Божие при­бли­зи­лось. Глав­ная весть в том, что Цар­ствие Божие среди нас уже. Есть сей­час Цар­ствие Божие на земле?

– Есть!

– Да, есть. Цер­ковь и есть – Цар­ство Божие на земле, Цар­ство бла­го­дати, Цар­ство, в кото­ром люди пре­об­ра­жа­ются, пере­де­лы­ва­ются. Цар­ство, где стоит Сам Созда­тель. Ведь гла­вой Церкви явля­ется Сам Хри­стос. А апо­сто­лам Гос­подь откры­вал осо­бые тайны, и через них впо­след­ствии и была создана Церковь.

Нако­нец, нена­висть дья­вола и его при­спеш­ни­ков достигла апо­гея, и он решил дове­сти Хри­ста до смерти. И вот, за сорок дней до Своей смерти Гос­подь под­ни­ма­ется на гору Фавор вме­сте с бли­жай­шими тремя уче­ни­ками – Пет­ром, Иако­вом и Иоан­ном и во время молитвы Он пре­об­ра­жа­ется, то есть Он являет то, чем Он явля­ется все­гда: Его лицо начи­нает сиять как Солнце, и одежда ста­но­вится белой как снег, такая, как на земле никто не может выбе­лить. И яви­лись с Ним два древ­них про­рока – Илия и Мои­сей. Почему Мои­сей? Мои­сей – как осно­во­по­лож­ник Вет­хого Завета, как тот, кто заклю­чил Вет­хий Завет между Богом и людьми. А Илия – как чело­век, кото­рый не был под­вер­жен смерти. Мы знаем, что Илия-про­рок до сих пор не умер. Хотя про­шло уже почти три тысячи лет со дня его рож­де­ния. Он был живым взят в Рай. Он ожи­дает конца мира, мы об этом ска­жем, когда он вновь при­дет на землю, для того чтобы про­по­ве­до­вать покаяние.

«…Явив­шись во славе, они гово­рили об исходе Его, кото­рый Ему над­ле­жало совер­шить в Иеру­са­лиме» (Лк. 9, 31). Смот­рите, на Фаворе о чем Он бесе­дует? О смерти, о Рас­пя­тии. А Петр гово­рит: «Гос­поди! хорошо нам здесь быть…» (Мф. 17, 4). Дей­стви­тельно, пред­став­ля­ете: вы сто­ите перед сия­ю­щим лицом Бога, вы видите ту славу, кото­рая будет в Цар­стве Небес­ном. Гос­подь за шесть дней до Пре­об­ра­же­ния ска­зал, что есть неко­то­рые из здесь сто­я­щих, кото­рые не уви­дят смерти до тех пор, пока не уви­дят Цар­ствие Божие, при­шед­шее в силе. То есть они уви­дят, как Цар­ство Божие будет явно про­яв­лять себя. Пред­став­ля­ете, вы уже нахо­ди­тесь в Цар­стве Божием прак­ти­че­ски, радость неимо­вер­ная напол­няет вас.

И Петр гово­рит: «Настав­ник! хорошо нам здесь быть; сде­лаем три кущи: одну Тебе, одну Мои­сею и одну Илии…» Но Еван­ге­лие гово­рит: «…не зная, что гово­рил» (Лк. 9, 33). И тут опу­сти­лось на гору облако сия­ю­щее, и был голос из облака: «Сей есть Сын Мой Воз­люб­лен­ный, в Кото­ром Мое бла­го­во­ле­ние; Его слу­шайте» (Мф. 17, 5). Отец вновь засви­де­тель­ство­вал о Своем Сыне, что Тот есть Истин­ный Сын от Истин­ного Отца.

И после этого Гос­подь спус­ка­ется с горы и нака­зы­вает им, чтобы они не гово­рили об этом чуде до тех пор, пока Он не вос­крес­нет из мерт­вых. А Гос­подь, мы знаем, мно­го­кратно пред­ска­зы­вал то, что Он умрет, будет рас­пят на кре­сте, Его пре­даст соб­ствен­ный же народ, что пре­даст Его уче­ник, что Его пре­да­дут языч­ни­кам, оплюют, будут изде­ваться и рас­пнут, и Он в тре­тий день вос­крес­нет. Он пред­ска­зы­вал это неод­но­кратно. И это собы­тие надви­га­лось, все больше и больше приближалось.

Нако­нец, неза­долго до празд­ника Пасхи, Хри­стос совер­шил одно из Своих вели­чай­ших чудес: Он вос­кре­сил чет­ве­ро­днев­ного мерт­веца Лазаря. Пред­став­ля­ете, что такое чет­ве­ро­днев­ный мерт­вец на Востоке, там, где жара? На Востоке, в тамош­нем кли­мате за четыре дня труп почти уже раз­ло­жился бы. И как Он вос­кре­сил? «Он воз­звал гром­ким голо­сом: Лазарь! иди вон» (Ин. 11, 43). И тот, обви­тый пеле­нами, вышел.

Я сам был в этой пещере – уди­ви­тель­ная там пещера, там про­лезть и в удоб­ной одежде сложно. А он вышел, будучи свя­зан­ным, с руками и ногами свя­зан­ный пеле­нами, с завя­зан­ным лицом, он про­шел, он смог под­няться, дей­стви­тельно, по этим сту­пе­ням высо­ким. Чудо в чуде, как ска­зано в пес­но­пе­ниях Церкви. И фари­сеи, кото­рые услы­шали об этом, вме­сте с руко­во­ди­те­лями народа, свя­щен­ни­ками, – были в яро­сти, они гово­рили, что сей­час Он под­ни­мет мятеж, а мы лишимся вла­сти, и рим­ляне напа­дут и нас побе­дят всех; лучше нам убить Его. А Каиафа, кото­рый был тогда пер­во­свя­щен­ни­ком, прямо гово­рил: «Вы ничего не зна­ете, и не поду­ма­ете, что лучше нам, чтобы один чело­век умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин. 11, 49–50). Он невольно, таким обра­зом, про­ро­че­ство­вал, он пред­ска­зал, что Хри­стос умрет не за Себя, а за дру­гих людей, чтобы людей при­ве­сти к Богу. И через несколько дней после того, как Лазарь был вос­кре­шен из мерт­вых, в тот день, когда выби­рали пас­халь­ного ягненка для совер­ше­ния пас­халь­ной жертвы, Иисус идет в Иеру­са­лим. Он садится на осленка и тор­же­ственно въез­жает в город. Перед Ним рас­сти­лают одежды, Его встре­чают паль­мо­выми вет­вями и кри­чат: «…Осанна! Бла­го­сло­вен Гря­ду­щий во имя Гос­подне! Бла­го­сло­венно гря­ду­щее во имя Гос­пода Цар­ство отца нашего Давида! Осанна в выш­них!» (Мк. 11, 9–10). Весь народ Иеру­са­лим­ский, толпы народа с лико­ва­нием встре­чают Хри­ста, они все выхо­дят навстречу Гос­поду с радо­стью. Они наде­ются, что Он таким обра­зом про­воз­гла­шает Себя Мес­сией, Кото­рый обе­щан был про­ро­ками. Но они ждут в Нем не того Мес­сию, Кото­рый обе­щан про­ро­ками, не стра­да­ю­щего Мес­сию, они ждут поли­ти­че­ского руко­во­ди­теля, главу, кото­рый сверг­нет иго окку­пан­тов, и воз­двиг­нет цар­ство Изра­илю, и поко­рит им все земли. А Хри­стос, спус­ка­ясь с горы, не раду­ется, а начи­нает пла­кать об Иеру­са­лиме. Он гово­рит: «О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что слу­жит к миру тво­ему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо при­дут на тебя дни, когда враги твои обло­жат тебя око­пами и окру­жат тебя, и стес­нят тебя ото­всюду, и разо­рят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оста­вят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал вре­мени посе­ще­ния тво­его» (Лк. 19, 42–44).

И вот, когда Он при­хо­дит в храм, Он изго­няет тор­гу­ю­щих оттуда. И в тече­ние бли­жай­ших трех дней Он совер­шает послед­нее Свое вели­кое обли­че­ние еврей­ских руко­во­ди­те­лей, вожа­ков еврей­ского народа, в их без­за­ко­ниях, тем самым дово­дит их до «белого кале­ния». И в это время один из уче­ни­ков Его по имени Иуда Иска­ри­от­ский идет к пер­во­свя­щен­ни­кам и гово­рит: «Что вы дадите мне, и я вам пре­дам Его?» (Мф. 26, 15)

Почему он так сде­лал? Потому что он был среб­ро­люб­цем, а для среб­ро­любца нахо­диться со Хри­стом крайне непри­ятно. Хри­стос учит не при­вя­зы­ваться к земле. Мно­гие-мно­гие люди ушли из Церкви, потому что им было про­тивно со Хри­стом, потому что Он учит, что наша родина на Небе­сах. А люди хотят на земле жить, устро­иться по-чело­ве­че­ски на земле.

И вот, одним из пер­вых таких людей был Иуда Иска­риот. Он решил Хри­ста пре­дать и заодно на этом под­за­ра­бо­тать. Пер­во­свя­щен­ники ему ска­зали: мы дадим тебе трид­цать сереб­ря­ных монет. Это была цена, кото­рую пла­тили за бег­лого раба. Таким обра­зом, фари­сеи Хри­ста срав­нили с бег­лым рабом. И вот, это про­изо­шло в среду, поэтому в среду мы постимся – в день пре­да­тель­ства Иуды.

А на сле­ду­ю­щий день насту­пил день празд­но­ва­ния Пасхи еврей­ской, вели­чай­ший из празд­ни­ков иудей­ского года, день избав­ле­ния евреев из еги­пет­ского раб­ства. В этот день зака­лы­вался ягне­нок, его кро­вью пома­зы­ва­лись косяки, а мясо запе­ка­лось и елось с горь­кими тра­вами. И, по пове­ле­нию Гос­пода, Петр и Иоанн при­го­то­вили пасху в доме у одного уче­ника. И вече­ром насту­пило время, когда Гос­подь собрал всех на послед­ний ужин. Ужин – по цер­ков­но­сла­вян­ски «вечеря», потому и назы­ва­ется это зна­ме­на­тель­ное собы­тие – Тай­ная Вечеря. И перед Тай­ной Вече­рей, Гос­подь пока­зал при­мер сми­ре­ния всем людям, даже до наших дней. Когда все воз­легли, Гос­подь Сам, сняв Свою верх­нюю одежду, опо­я­сался поло­тен­цем и Сам стал умы­вать ноги всем уче­ни­кам, что делают обычно рабы. И вот Он гово­рит: «Итак, если Я, Гос­подь и Учи­тель, умыл ноги вам, то и вы должны умы­вать ноги друг другу. Ибо Я дал вам при­мер, чтобы и вы делали то же, что Я сде­лал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше гос­по­дина сво­его, и послан­ник не больше послав­шего его» (Ин. 13, 14–16). Это прин­цип Хри­стов: кто хочет быть выше всех, пусть будет всем слу­гой. Мир­ской прин­цип такой: кто хочет быть выше всех, пусть прой­дется по голо­вам у всех людей. А вот Хри­стов прин­цип обрат­ный: хочешь быть выше всех – унизься.

После Вечери, Гос­подь взял хлеб, бла­го­сло­вил его, пре­ло­мил, дал Своим уче­ни­кам и ска­зал: «При­и­мите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф. 26, 26).Потом после речи Он взял чашу с вином, рас­тво­рен­ным водой, и ска­зал: «пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за мно­гих изли­ва­е­мая во остав­ле­ние гре­хов» (Мф. 26, 27–28). То есть Кровь изли­ва­ется не за всех, потому что не все хотят при­нять. «…За мно­гих изли­ва­е­мая во остав­ле­ние гре­хов».

«Сие тво­рите в Мое вос­по­ми­на­ние» (Лк. 22, 19). Апо­стол Павел гово­рит, что это Таин­ство, Таин­ство При­ча­стия, Таин­ство Евха­ри­стии будет про­дол­жаться до самого конца мира, до тех пор, пока Гос­подь снова не вер­нется. И сей­час мы вку­шаем от Плоти Гос­под­ней и пьем от Крови Его – это самое глав­ное Таин­ство Церкви, Литур­гия – когда вку­шаем от Тела и Крови Гос­пода. Это вер­шина всех вер­шин, выше этого про­сто нет ничего. Так чело­век ста­но­вится еди­ным с Богом. Бог все­ля­ется в него, попа­ляет все грехи, очи­щает его без­за­ко­ния. Дей­стви­тельно, сло­вами это про­сто нельзя пере­дать. Попро­буйте сами. «Вку­сите, и уви­дите, как благ Гос­подь!» (Пс. 33, 9) – как сказано.

В этот момент мы вспо­ми­наем о смерти Гос­пода, испо­ве­дуем Его смерть иску­пи­тель­ную и бла­го­вест­вуем Его Вос­кре­се­ние. И в этот момент Гос­подь Сам Себя при­нес в жертву. Смот­рите, Он гово­рит, что Кровь про­ли­ва­ется, уже про­ли­ва­ется, а Он еще цел, Он еще невре­дим. Он тем самым пока­зы­вает, что Он Сам, доб­ро­вольно, Себя отдает на стра­да­ние. Он мог бы и не уми­рать, пони­ма­ете, вполне мог бы не уми­рать, все Ему под­властно. Ему ничья смерть совер­шенно не нужна, Ему – все воз­можно. Но Он Сам Себя пре­дает в жертву. Он Сам Пер­во­свя­щен­ник, Кото­рый Сам Себя в жертву при­но­сит за людей, чтобы иску­пить их от проклятия.

И вот, дальше Гос­подь гово­рит: «И вот, рука пре­да­ю­щего Меня со Мною за сто­лом» (Лк. 22, 21). К сожа­ле­нию, так про­ис­хо­дит и сей­час. Рука пре­да­ю­щих Хри­ста до сих пор с Ним за сто­лом. Мно­гие люди при­ни­мают Свя­тое При­ча­стие, как Иуда, для того чтобы пойти и пре­дать. Это те люди, кото­рые созна­тельно при­ни­мают При­ча­стие для того, чтобы потом делать зло. Люди, кото­рые при­ни­мают При­ча­стие для того, чтобы делать зло, – они насто­я­щие пре­да­тели, как и Иуда-предатель.

После этого стали спра­ши­вать, кто пре­да­тель, и Гос­подь ука­зал хле­бом, кото­рый обмак­нул в солонку. Это был послед­ний жест пре­да­телю, чтобы тот оду­мался. Но Иуда не захо­тел оду­маться, и он взял хлеб, и вме­сте с этим хле­бом вошел в него сатана. И он вышел в ночь. Это как знак. Он ушел в веч­ную тьму. После этого он видел только тьму. Там была ночь, а на сле­ду­ю­щее утро он пове­сился. Он пошел за трид­ца­тью среб­ре­ни­ками и за стражниками.

Иисус ска­зал пре­крас­ней­шие слова, это была про­щаль­ная беседа, кото­рую вы мно­гие уже про­чи­тали беседа на Еван­ге­лие от Иоанна, о том, что Он идет к Отцу Сво­ему и что при­го­то­вит для нас место, что Он при­шлет Уте­ши­теля, Духа Свя­таго, вме­сто Себя, но Он снова вер­нется и возь­мет нас к Себе. Все наши надежды с этим свя­заны, все наши надежды на Небе­сах. Ведь хри­сти­ане – это те, чья родина за пре­де­лами земли и види­мых небес.

И после этого Он вос­пел песни, при­чем эти песни до сих пор поются при погре­бе­нии людей, Он отпел Сам Себя еще при жизни. И с пес­ней Он взо­шел на гору Еле­он­скую. И при­шел Он в сад Геф­си­ман­ский, то есть мас­лич­ный сад, и там начал скор­беть и тос­ко­вать. И ска­зал уче­ни­кам: «Душа Моя скор­бит смер­тельно; побудьте здесь и бодр­ствуйте со Мною» (Мф. 26, 38). Ото­шел от них на рас­сто­я­ние броска камня, упал на колени и стал молиться: «Отче Мой! если воз­можно, да минует Меня чаша сия; впро­чем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26, 39). Почему Он так ска­зал? Почему Гос­подь скор­бит вообще, как вы думаете?

– Перед смер­тью…

– Вот мы при­выкли уми­рать, потому что каж­дое наше зло, кото­рое мы сде­лали, это шаг к смерти. Мы должны уме­реть, в прин­ципе, мы это знаем. Но Гос­подь наш зла не тво­рил. Он был спо­со­бен к смерти, Он был Чело­ве­ком, но Он мог и не уми­рать. Он был спо­со­бен уме­реть, но, не совер­шив ни еди­ного греха, Он не дол­жен был уми­рать, пони­ма­ете? В Нем не было смерти внутри. Он – един­ствен­ный, Кто не дол­жен уми­рать. Ведь даже сей­час нам, смерт­ным, и то страшно. Нас смерть пугает, никто уми­рать не хочет. А Ему – един­ствен­ному, Кто не дол­жен уми­рать, пред­сто­яло уме­реть. И при­чем не за Себя. Более того, какая это Чаша, о кото­рой Он молил? Ему нужно было выпить Чашу гнева Божия, яро­сти Бога, чашу про­кля­тия. Помните, ведь любое зло вызы­вает гнев Божий про­тив себя, ярость Бога, живу­щего во веки веков. Ему, Един­ствен­ному Невин­ному, нужно было при­нять про­кля­тие за винов­ных. Пред­став­ля­ете, какой ужас? Вот, и Он молил: «Отче Мой! если воз­можно, да минует Меня чаша сия; впро­чем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26, 39).

И тогда Он встал и подо­шел к уче­ни­кам, наде­ясь, что они помо­гут Ему в молитве. Но они спали. Тогда Он во вто­рой раз стал молиться, и ска­зал то же слово. Потом еще раз подо­шел, и опять нашел их спя­щими. Тогда Он в тре­тий раз ска­зал: «Отче Мой! если не может чаша сия мино­вать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя» (Мф. 26, 42). «…и был пот Его, как капли крови, пада­ю­щие на землю» (Лк. 22, 44), – даже не про­сто капли, а сгустки, потому что лопа­лись сосуды на лбу, и кровь раз­ли­лась по лицу от такого напря­же­ния, потому что воля чело­ве­че­ская не хочет уми­рать. Но в Нем она поко­рила себя воле Боже­ствен­ной. И вот, явился Ангел с Неба, укреп­ляя Его чело­ве­че­скую при­роду, иначе Он бы изне­мог совсем.

И когда Он помо­лился, Он подо­шел к уче­ни­кам и ска­зал: «Вы все еще спите и почи­ва­ете? вот, при­бли­зился час, и Сын Чело­ве­че­ский пре­да­ется в руки греш­ни­ков; встаньте, пой­дем: вот, при­бли­зился пре­да­ю­щий Меня» (Мф. 26, 45–46). И тут же под­хо­дит Иуда и целует Его. И Иисус гово­рит ему: «Иуда! цело­ва­нием ли пре­да­ешь Сына Чело­ве­че­ского?» (Лк. 22, 48).

Но и тут Он пока­зал, что страж­ники не могли бы Его взять без Его воли. Он вышел к страж­ни­кам, кото­рые хотели Его аре­сто­вать, и ска­зал: «Кого ищете?» (Ин. 18, 4). Они ска­зали: Иисуса Наза­ря­нина. А Он отве­чает: «Аз есмь». Что зна­чит: Аз есмь? Я есть, Бог. Берите. И они упали навз­ничь. Потом Он еще раз гово­рит им: кого вы ищете? Они гово­рят: Иисуса Наза­ря­нина. Он гово­рит: Я же ска­зал, что Я есмь. Берите. И тогда только Его аре­сто­вали, взяли и свя­зали Его. Петр пытался сопро­тив­ляться, отру­бил ухо Малху, рабу. Но Иисус исце­лил тут же этого чело­века, кото­рый при­шел Его аре­сто­вы­вать, и ска­зал: «Все, взяв­шие меч, мечом погиб­нут; или дума­ешь, что Я не могу теперь умо­лить Отца Моего, и Он пред­ста­вит Мне более, нежели две­на­дцать леги­о­нов Анге­лов?» (Мф. 26, 52–53). Легион – это от шести до восьми тысяч. Неужели Он не мог семь­де­сят две тысячи Анге­лов Себе при­звать на защиту? Но как же тогда сбу­дется воля Отца?

И тогда все уче­ники, оста­вивши Его, убе­жали, а Его при­вели на допрос к свя­щен­ни­кам. Его допра­ши­вали и обви­нили в том, что Он Себя назы­вает Сыном Божиим. Сна­чала про­сто пыта­лись на Него лже­сви­де­теля найти, но не полу­чи­лось. Им не нашлось, в чем обви­нить Иисуса. Лже­сви­де­тели разо­шлись в своих пока­за­ниях. Поэтому тот, кто будет читать вни­ма­тельно Еван­ге­лие, наверно, заме­тит, что пока­за­ния лже­сви­де­те­лей раз­ные: в одном Еван­ге­лии так, а в дру­гом – по-дру­гому. Тогда что решил сде­лать пер­во­свя­щен­ник? Он встал и, закля­ная име­нем Бога, ска­зал: «закли­наю Тебя Богом Живым, скажи нам, Ты ли Хри­стос, Сын Божий?» (Мф. 26, 63). Иисус отве­чал ему: Я есмь. Он назвался име­нем Бога, так Он Себя назвал. Более того, «даже ска­зы­ваю вам: отныне узрите Сына Чело­ве­че­ского, сидя­щего одес­ную силы и гря­ду­щего на обла­ках небес­ных» (Мф. 26, 64). И тогда пер­во­свя­щен­ник разо­рвал на себе одежды и ска­зал: «Он бого­хуль­ствует! на что еще нам сви­де­те­лей? вот, теперь вы слы­шали бого­хуль­ство Его!» (Мф. 26, 65) Тогда весь синед­рион перед всем суди­ли­щем ска­зал: «пови­нен смерти».

И тогда они начали сме­яться над Ним, изде­ваться над Ним, пле­вать Ему в лицо, закры­вать Его лицо пла­щом, бить Его и гово­рить: «Про­реки нам, Хри­стос, кто уда­рил Тебя?» (Мф. 26, 68). Пред­ставьте себе: они изби­вали Бога!

Не только Иуда ока­зался пре­да­те­лем, но и Петр, бли­жай­ший из уче­ни­ков, кото­рый клялся, что он един­ствен­ный, кто не отре­чется от Него, три­жды отрекся. Испу­гался сна­чала слу­жанки, ска­зал: я не знаю этого Чело­века, – и потом два­жды клялся и божился, что он не Его знает. И так он три­жды отрекся от Хри­ста, и тут два­жды про­пел петух. Иисус повер­нулся, посмот­рел на него, и Петр вспом­нил те слова, кото­рые ему Гос­подь ска­зал, и вышел вон, и пла­кал горько. Есть древ­ней­шие вос­по­ми­на­ния об апо­столе Петре, что он до самой своей смерти при пении петуха вста­вал и пла­кал. Даже есть такие иконы, где у Петра на лице такие крас­ные потеки из глаз. Почему? Потому что он, рас­ка­яв­шись, опла­ки­вал свое пре­да­тель­ство. Но Иисус его про­стил после Вос­кре­се­ния, потому что Петр при­шел к пока­я­нию. Если б Иуда при­шел к пока­я­нию, Он бы и его простил.

Но ночь стра­да­ний про­дол­жа­лась, и было вто­рое засе­да­ние синед­ри­она, где при­го­вор был под­твер­жден, и Иисуса отвели к Пилату. Пилат долго не хотел осуж­дать Иисуса, но под­дался шан­та­жи­стам. На него нада­вили, он пытался сва­лить дело Иисуса на дру­гого царя, на царя Ирода, но Ирод тоже при­знал Иисуса неви­нов­ным, посме­ялся над Ним. Пилат решил избе­жать выне­се­ния смерт­ного при­го­вора вот каким обра­зом: он решил нака­зать Хри­ста биче­ва­нием, и Его при­вя­зали к столбу. Этот столб, мра­мор­ный столб неболь­шой вели­чины, до сих пор нахо­дится в Иеру­са­лиме. И Его биче­вали плет­кой, в кото­рую вшиты крючки. Потом Его одели в цар­скую одежду, баг­ря­ницу, потом одели Его голову, коро­но­вали его, и чем? Тер­но­вым вен­цом. Дали в руку палку, кла­ня­лись перед Ним и пле­вали Ему в лицо и били пал­кой по голове.

Если вы будете в Сре­тен­ском мона­стыре в Москве, то можете уви­деть точ­ную копию Турин­ской пла­ща­ницы. Совер­шенно потря­са­ю­щее изоб­ра­же­ние! Вни­ма­тельно смот­рите: там отчет­ливо видны стра­да­ния Хри­ста. Пато­ло­го­ана­томы, кото­рые изу­чали изоб­ра­же­ние на Турин­ской пла­ща­нице, насчи­тали две­сти девя­но­сто шесть ран на Христе!

И вот, Хри­ста вывели, Пилат выво­дит Его на все­на­род­ное обо­зре­ние, оде­того в тер­но­вый венец и баг­ря­ницу и гово­рит: «Се, Чело­век!» (Ин.19,5). А иудеи кри­чали: «рас­пни, рас­пни Его!» (Ин. 19, 6). Он ска­зал: «Возь­мите Его вы, и рас­пните; ибо я не нахожу в Нем вины». Они кри­чали: «если отпу­стишь Его, ты не друг кесарю; вся­кий, дела­ю­щий себя царем, про­тив­ник кесарю» (Ин. 19, 12). Он гово­рил: «Царя ли вашего рас­пну?» (Ин. 19, 15), иудеи кри­чали: «Нет у нас царя, кроме кесаря». Пилат пытался отпу­стить Иисуса, нака­зав Его, отпу­стить ради празд­ника, но народ про­сил отпу­стить Вар­раву, раз­бой­ника, они выбрали убийцу. Народ иудей­ский пред­по­чел убийцу Хри­сту! И Хри­ста пре­дали на рас­пя­тие. И вот, Его повели по ули­цам города.

Дей­стви­тельно, стоит пройти по Крест­ному пути свя­того града Иеру­са­лима. Если там будете, то прой­дите по нему обя­за­тельно. Там есть Суд­ные ворота. Любой чело­век мог, когда вели пре­ступ­ника сквозь эти ворота по Скорб­ному пути, выйти и ска­зать: оста­но­вите про­цес­сию, я знаю, что можно ска­зать в защиту этого чело­века. Но ни одного такого чело­века во всем Иеру­са­лиме не нашлось.

И вот, про­вели Его, но Он упал под тяже­стью Кре­ста, не смог доне­сти его. Тогда при­ну­дили дру­гого чело­века, Симона Кири­ней­ского, чтобы он нес Крест Его. А Иисус шел впе­реди, и над Ним сме­я­лись все. Только неко­то­рые жен­щины пла­кали. Он ска­зал: «Дщери Иеру­са­лим­ские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших» (Лк. 23, 28).

И когда Его при­вели на рас­пя­тие, Его при­гвоз­дили ко кре­сту, про­били Его руки и ноги квад­рат­ными гвоз­дями и пове­сили Его на высо­ком холме, а рядом с Ним пове­сили двух раз­бой­ни­ков. Зачем? Чтобы пока­зать, что Он такой же раз­бой­ник. И над Ним сверху было обви­не­ние. Какое? «Иисус Наза­ря­нин, Царь иудей­ский». Здесь уди­ви­тельно, и на самом деле про­мыс­ли­тельно, про­изо­шло то, что Пилат про­воз­гла­сил Его Царем. Почему назы­вают Иисуса Царем? Потому что Он умер на Кре­сте, а только Царь может уме­реть за Своих подан­ных. Пре­зи­дент не может, а Царь может. Это, дей­стви­тельно, вели­чай­шее бла­го­род­ство Хри­стово. И в стра­да­ниях Его очень много про­мыс­ли­тель­ного. В том, что Гос­подь был обна­жен на Кре­сте, Он выле­чил обна­же­ние Адама и Евы, кото­рые после гре­хо­па­де­ния уви­дели, что они наги. А то, что в Его голову впи­лись шипы от тер­нов­ника… Помните, что ска­зано было о земле? «…Тер­ния и вол­чцы про­из­рас­тит она тебе» (Быт. 3, 18). Адаму было ска­зано, что земля вырас­тит тер­нов­ник. И вот, исце­ляя землю, Гос­подь ранами Сво­ими исце­лил ее, поз­во­лил, чтобы в Его голову вон­зи­лись тер­нии венца. Бога, Хри­ста били пал­кой по голове, тро­стью, и Он этой тро­стью напи­сал отпу­ще­ние гре­хов людям. Кстати, этот столб, к кото­рому был при­вя­зан Спа­си­тель для биче­ва­ния, он нахо­дится в Храме Гроба Гос­подня. От этого столба, если к нему при­ло­жить ухо, до сих пор слы­шен свист бича, ужа­са­ю­щий свист бича, бью­щего тело чело­ве­че­ское, и слы­шатся крики вос­тор­жен­ной толпы. Я сам и мно­гие дру­гие люди слышали.

И вот, рас­пяли Его. Это был празд­ник, на горе Гол­гофе собра­лись вокруг толпы народа и ходили, над Ним сме­я­лись и кри­чали: «Раз­ру­ша­ю­щий храм и в три дня Сози­да­ю­щий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с кре­ста. Подобно и пер­во­свя­щен­ники с книж­ни­ками и ста­рей­ши­нами и фари­се­ями, насме­ха­ясь, гово­рили: дру­гих спа­сал, а Себя Самого не может спа­сти; если Он Царь Изра­и­лев, пусть теперь сой­дет с кре­ста, и уве­руем в Него; упо­вал на Бога; пусть теперь изба­вит Его, если Он уго­ден Ему. Ибо Он ска­зал: Я Божий Сын» (Мф. 27, 40–43). И самое уди­ви­тель­ное, что тем самым враги Его, сами того не желая, пол­но­стью, дословно повто­рили пред­ска­за­ние о том, что ска­жут враги Мес­сии, когда будут Его осме­и­вать, когда уви­дят Его рас­пя­тым. Они не хотели этого, но испол­нили про­ро­че­ство. Дей­стви­тельно, с Кре­стом Гос­под­ним сбы­лось мно­же­ство пророчеств.

Вот почему Гос­подь был именно рас­пят на Кре­сте? Потому что на Кре­сте Он висел в воз­духе. Воз­дух – это область князя тьмы. Он раз­ру­шил область князя тьмы. Он про­лил Кровь, а без про­ли­тия крови не бывает про­ще­ния. И эта Кровь смыла грехи людей, их пра­ро­ди­те­лей. У Него руки были прон­зены, чтобы исце­лить про­тя­ну­тую руку Евы, кото­рая с Ада­мом вме­сте про­тя­нула руку к дереву позна­ния. И ноги были прон­зены, чтобы исце­лить ноги, кото­рые убе­гали от Бога. Помните, Ева с Ада­мом пря­та­лись в кустах от Бога. И мно­гие дру­гие люди убе­гали от Бога. Вот вы разве не убе­гали от Бога? Долго-долго бежали, бежали, пока Бог не настиг. Вот, чтобы эти ноги исце­лить, чтобы люди больше не убе­гали от Него, у Хри­ста были прон­зены ноги. Таким обра­зом, и на Кре­сте Он про­дол­жал спа­сать людей. Один из раз­бой­ни­ков хулил Его, а дру­гой уве­ще­вал хули­теля и гово­рил: «Или ты не боишься Бога, когда и сам осуж­ден на то же? и мы осуж­дены спра­вед­ливо, потому что достой­ное по делам нашим при­няли, а Он ничего худого не сде­лал» (Лк. 23, 40–41). И потом обра­тился к Иисусу и ска­зал: «Помяни меня, Гос­поди, когда при­и­дешь в Цар­ствие Твое!» (Лк. 23, 42). Хри­стос ему ска­зал: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43). Уго­лов­ник, бан­дит, насиль­ник, вор вошел в рай пер­вым из всех людей, пред­став­ля­ете, пер­вым! Не пра­вед­ник, не Авраам, не Мои­сей, а раз­бой­ник пока­яв­шийся. Это и нам ска­зано в при­мер о том, что Гос­подь при­ни­мает пока­я­ние любого чело­века, лишь бы он при­шел к Нему.

И вдруг в пол­день насту­пила тьма. Солнце потухло. Почему? Потому что оно не могло видеть, что его Вла­дыка висит на Кре­сте. Пред­став­ля­ете, Тот, Кто управ­ляет Солн­цем, све­ти­лами, Он висит на дереве. И Солнце не могло этого выдер­жать. У Хри­ста стра­да­ние все уве­ли­чи­ва­лось, Он же пил Чашу про­кля­тий Божиих, не забы­вайте. Это пят­ница была Страст­ная, поэтому в пят­ницу мы обя­за­тельно постимся.

И вот, стра­да­ние Хри­ста все уси­ли­ва­лось, и Он закри­чал: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оста­вил?» (Мф. 27, 46), Он кри­чал не от Сво­его лица, от лица всего про­кля­того чело­ве­че­ства. Он почув­ство­вал всю сокру­ши­тель­ную силу про­кля­тия Божия, лежа­щую на всех людях, Он выпил эту Чашу до дна, Чашу про­кля­тия, Чашу богооставленности.

Еще перед тем, как Его рас­пяли, Он попро­сил, и Ему пред­ло­жили выпить вина со смир­ной, но они были такого отвра­ти­тель­ного каче­ства, что вино стало уксус, а смирна стала желчь. В Церкви в Вели­кую Пят­ницу мы вспо­ми­наем об этом собы­тии и гово­рим: небла­го­дар­ные евреи, чем вы запла­тили Богу за манну, кото­рой Он вас кор­мил! Вы дали ему уксус, сме­шан­ный с желчью!

И вот, Он висит на Кре­сте. Пред­ставьте, Чело­век висит с про­би­тыми венами на откры­том воз­духе, кро­во­по­теря огром­ная, при­чем непре­рывно раз­ди­ра­ются руки, потому что Он дол­жен под­тя­ги­ваться на руках, чтобы дышать, иначе у Него нач­нется отек лег­ких. И вот, Он гово­рит: жажду, – и Ему дали уксус с желчью.

И тогда Он ска­зал: «Совер­ши­лось!» (Ин. 19, 30). Нако­нец совер­ши­лось то, ради чего Он при­шел в мир. Цена запла­чена: Невин­ный умер за винов­ных. И ска­зал: «Отче! в руки Твои пре­даю дух Мой. И, сие ска­зав, испу­стил дух» (Лк. 23, 46).

И в то же мгно­ве­ние в том месте про­изо­шло страш­ное зем­ле­тря­се­ние. До сих пор в Иеру­са­лиме видны его следы, тре­щины, прон­зив­шие гору. И Кровь Иису­сова про­ли­лась тогда на голову пер­вого чело­века, кото­рый был похо­ро­нен под Гол­го­фой, на голову Адама, и омыла его грехи. И в это же мгно­ве­ние разо­рва­лась завеса в храме, кото­рая отде­ляла Свя­тое Свя­тых от свя­ти­лища, куда только пер­во­свя­щен­ник вхо­дил один раз в год, – в знак того, что закон­чился Вет­хий Завет. И мно­гие свя­тые вос­кресли и яви­лись после Вос­кре­се­ния Его вновь в Иеру­са­лим в знак того, что власть смерти подо­рвана, потому что Гос­подь умер на Кре­сте. Выкуп запла­чен. Хри­стос при­нес Себя в жертву за грехи людей.

Между тем при­шли к Пилату свя­щен­ники, кото­рые попро­сили, чтобы для сокра­ще­ния вре­мени казни раз­бой­ни­кам пере­били голени. Хри­сту прон­зили ребра, потому что Он уже умер, чтобы убе­диться, что Он мертв, и из ребра потекли кровь и вода. Таким же обра­зом, как Адам, заснул и из его ребра была создана Ева, кото­рая оли­це­тво­ряет жизнь. Так и теперь, Новый Адам, Хри­стос, уми­рает, засы­пает сном смерти, и из Его ребра рож­да­ется новая Ева – Цер­ковь Пра­во­слав­ная, кото­рая рож­да­ется в воде Кре­ще­ния. Свя­тая вода, в кото­рой кре­стятся, – это та самая вода, кото­рая вытекла из ран Хри­ста. И в При­ча­стии Цер­ковь питает своих чад спа­си­тель­ной Кро­вью Христовой.

Таким обра­зом, уда­ром в ребро было исце­лено также и пре­ступ­ле­ние взя­той из ребра. Все свя­зано: пер­вый день чело­ве­че­ства и послед­ний день чело­ве­че­ства, важ­ней­шие дни чело­ве­че­ства – они свя­заны между собою; пер­вый Адам и послед­ний Адам, пер­вая Ева и послед­няя Ева, Церковь.

Около Хри­ста сто­яли Дева Мария и Иоанн. И еще перед смер­тью Гос­подь усы­но­вил Иоанна Деве Марии, и в лице Иоанна усы­но­вил Деве Марии и всех нас, всех хри­стиан. И с тех пор все назы­вают Деву Марию своей Мате­рью. Такова была воля Хри­ста, Им Самим с Кре­ста прореченная.

После этого при­шел бога­тый чело­век Иосиф, член совета, вме­сте с Нико­ди­мом. Они умо­лили Пилата отдать им тело Иису­сово и сняли Хри­ста, завер­нули Его в пла­ща­ницу, кото­рая сей­час хра­нится в Вати­кане, поло­жили Его в гроб, камен­ную пещеру, обло­жили Его мно­же­ством бла­го­во­ний. Гроб закрыли кам­нем, для того чтобы никто не украл тело Хри­ста. А на сле­ду­ю­щий день пер­во­свя­щен­ники и фари­сеи осви­де­тель­ство­вали тело, опе­ча­тали гроб и поста­вили стражу, чтобы никто не украл тело. Таким обра­зом, как думали люди, с Хри­стом будет покон­чено. Но это был не конец.

Потому что, как только Хри­стос умер, душа Его вышла из тела и пошла в ад. Все души куда шли? В ад. Туда же пошел Хри­стос. Дья­вол сидел, руки поти­рал, он думал, что с душой Хри­ста будет то же самое, что и с душами всех людей. Но его ожи­дало горь­кое разо­ча­ро­ва­ние. Хри­стос при­шел в ад, и там Он явил Свое Боже­ство. Помните, Кто такой был Хри­стос? У Него не было отдель­ной лич­но­сти чело­ве­че­ской, у Него «Я» – Бога Сына, Его «Я» про­явило себя в аду. И ад – место веч­ной тьмы, вдруг оза­рился све­том, пред­став­ля­ете себе, какой это был ужас для дьявола!

И Хри­стос ска­зал дья­волу: ты имел право на греш­ни­ков, ты изоб­рел грех, а они его делали, люд­ские души спра­вед­ливо отправ­ля­лись в ад. Теперь ты лиша­ешься права на всех. Как было пред­ска­зано про­ро­ком: «Может ли быть отнята у силь­ного добыча, и могут ли быть отняты у побе­ди­теля взя­тые в плен? Да! так гово­рит Гос­подь: и пле­нен­ные силь­ным будут отняты, и добыча тирана будет избав­лена; потому что Я буду состя­заться с про­тив­ни­ками тво­ими и сыно­вей твоих Я спасу; и при­тес­ни­те­лей твоих накормлю соб­ствен­ною их пло­тью, и они будут упо­ены кро­вью своею, как моло­дым вином; и вся­кая плоть узнает, что Я Гос­подь, Спа­си­тель твой и Иску­пи­тель твой, Силь­ный Иако­влев» (Ис. 49, 24–26). Он это сде­лал: Он спра­вед­ливо убил убийцу, и души людей Он вывел из ада и ввел их в Рай. Таким обра­зом, те люди, кото­рые наде­я­лись, искали Бога в Вет­хом Завете, были спа­сены Кро­вью Иису­со­вой: и Иоанн Кре­сти­тель, каз­нен­ный к тому вре­мени, и Симеон Бого­при­и­мец, и Мои­сей, и дру­гие про­роки, – они все вошли в Цар­ствие Небес­ное, в воз­вра­щен­ный Рай. И, нако­нец, на самом дне ада Гос­подь нашел сво­его ста­рого друга Адама, кото­рый от Него долго и долго убе­гал, и его Он ввел в Рай вме­сте с дру­гими праведниками.

А между тем смерть губи­тельна. Смерть раз­ру­шает нашу лич­ность. Что про­ис­хо­дит с чело­ве­ком, когда он уми­рает? Его лич­ность раз­ру­ша­ется. «Я» чело­века дей­ствует и в душе, и в теле. Так как тело уми­рает и душа отде­ля­ется от тела, то лич­ность раз­ру­ша­ется. А со Хри­стом этого не про­изо­шло. «Я» было у Него одно – Божие. Бог – Он Вез­де­су­щий, Он ничем не огра­ни­чен, ни местом, ни вре­ме­нем. Поэтому мы поем в пес­но­пе­ниях, что Он был во гробе пло­тью, в аде был душой как Бог, в Раю с раз­бой­ни­ком, на пре­столе был с Отцом и Духом – одно­вре­менно. Смерть пыта­лась раз­ру­шить Его Лич­ность. И смерть сло­мала свои зубы. Пер­вый раз смерть не смогла раз­ру­шить Лич­ность, Тело было не под­вер­жено тле­нию. Почему сей­час мно­гие свя­тые остав­ляют нетлен­ные мощи? Они при­об­ре­тают нетле­ние от силы Хри­ста. До этого не было бла­го­дат­ного нетле­ния. И более того, Душа от Тела не отде­ли­лась. В про­стран­стве они отде­ли­лись, но Лич­ность была одна, через Боже­ствен­ную Лич­ность Хри­ста Тело и Душа оста­лись соеди­нен­ными. И как гово­рит апо­стол Петр в своей зна­ме­ни­той про­по­веди в день Пяти­де­сят­ницы: «Бог вос­кре­сил Его, рас­торг­нув узы смерти, потому что ей невоз­можно было удер­жать Его» (Деян. 2, 24). Смысл его речи таков: и смерть мучи­лась родо­выми схват­ками, она не могла выно­сить жизни, кото­рая была внутри нее. Смерть взо­рва­лась, дей­стви­тельно, внутрь смерти была зало­жена взрыв­чатка. И взрыв­чатка взорвалась.

В тре­тий день, в ночь на вос­кре­се­нье, Иисус силой Сво­его соб­ствен­ного Боже­ства вос­крес из мерт­вых. Его Тело вновь соеди­ни­лось с Его Душой, Его Тело было пре­об­ра­жено, оно оста­лось Телом, но при­об­рело новые свой­ства, кото­рые будут у нас после Вос­кре­се­ния. Он про­шел сквозь пла­ща­ницу, выжег на ней Свое изоб­ра­же­ние. Он про­шел сквозь камень и неви­димо про­шел сквозь охрану. Он больше не нуж­дался в пище, хотя Он мог при­ни­мать пищу. Он больше не мог уме­реть, Он стал бес­смерт­ным по телу, Он стал непод­вер­жен­ным ника­ким болез­ням, Он стал Побе­ди­те­лем смерти. Смерть была убита. Мы в пес­но­пе­ниях поем на Пасху такие слова: «Смерти празд­нуем умерщ­вле­ние, адово раз­ру­ше­ние, иного жития веч­ного начало». Почему для нас празд­ник Пасхи – самый уди­ви­тель­ный празд­ник? Даже мало­ве­ру­ю­щие люди, когда на празд­ник при­хо­дят в храм, видят Пасху, даже они чув­ствуют радость. Почему? Потому что сила Побе­ди­теля смерти рас­про­стра­ня­ется даже на неве­ру­ю­щих. Эта сила Вос­кре­се­ния настолько велика, что она вос­кре­сит в конце вре­мен всех людей, веру­ю­щих и неве­ру­ю­щих. Только неве­ру­ю­щие не смо­гут ею вос­поль­зо­ваться на благо своей души. А тело будет вос­кре­шено у всех людей.

Поэтому Хри­стос назы­ва­ется Пер­вен­цем из умер­ших, то есть пер­вым. Конечно, дру­гие люди и до Него уми­рали. Но с Него начался про­цесс Вос­кре­се­ния из мерт­вых. Он пер­вый, а за Ним идет все человечество.

И после этого Ангел Гос­по­день разо­рвал печать, отва­лил камень от гроба, нару­шил законы и, как дословно гово­рит Писа­ние: «И вот, сде­ла­лось вели­кое зем­ле­тря­се­ние, ибо Ангел Гос­по­день, сошед­ший с небес, при­сту­пив, отва­лил камень от двери гроба и сидел на нем» (Мф. 28, 2). Камень был боль­шой, две тонны весом, и Ангел забро­сил его на вер­шину скалы и сидел на нем. Страж­ники не стали сопро­тив­ляться, а убе­жали в страхе.

Пер­выми ко гробу при­шли жен­щины, кото­рые от Ангела при­няли весть о Вос­кре­се­нии, и потом неко­то­рые из жен­щин встре­ти­лись со Хри­стом, и Он ска­зал им: радуй­тесь. Марии Маг­да­лине Он ска­зал: «Не при­ка­сайся ко Мне, ибо Я еще не вос­шел к Отцу Моему; а иди к бра­тьям Моим и скажи им: вос­хожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20, 17). Почему Он так ска­зал? Потому что она хотела к Нему про­сто отно­ситься, по-чело­ве­че­ски, но Его Тело уже было про­слав­лено, к Нему нужно было отно­ситься боголепно.

После этого Хри­ста мно­го­кратно видели уче­ники: Его видел Петр, видел Его Иаков и дру­гие апо­столы, видели Его двое уче­ни­ков, кото­рые шли в Еммаус, где они узнали Хри­ста в пре­лом­ле­нии хлеба; видели Его вече­ром десять апо­сто­лов, когда им была дана власть вязать и решить, когда и Таин­ство свя­щен­ства появи­лось. И Хри­стос вдох­нул в них новое Божие дыха­ние. Как был чело­век создан, помните? Вду­нул Бог в лицо чело­века дыха­ние жизни. И теперь Хри­стос Вос­крес­ший вос­ста­нав­ли­вает в чело­веке Божие дыха­ние. Чело­век стал про­ни­зан новым дыха­нием жизни.

Как вы дума­ете, а почему Гос­подь в вос­кре­се­нье воскрес?

– Начало новой жизни…

– Конец тво­ре­ния насту­пил в пят­ницу. Как в суб­боту Бог поко­ился от дел Своих, так и Гос­подь поко­ился в гроб­нице. А в вос­кре­се­нье нача­лась новая все­лен­ная. Дело в том, что с пас­халь­ной ночи начи­на­ется новая все­лен­ная. Как в вос­кре­се­нье Бог сотво­рил мир из ничего, так же в вос­кре­се­нье Бог его обно­вил. Почему Мария Маг­да­лина при­няла Хри­ста за садов­ника, как вы дума­ете? Кто читал Еван­ге­лие, дол­жен пом­нить, что Мария Маг­да­лина Его сна­чала при­няла за садов­ника. Потому что Он воз­вра­тил Рай. И гроб Гос­под­ний был в саду – как в саду было паде­ние, так в саду и был вос­ста­нов­лен чело­век. Почему Гос­подь пер­вой явился жен­щине? Кто пер­вый услы­шал про­кля­тие, тот пер­вый услы­шал и радость. Дей­стви­тельно, с этого момента начи­на­ется эра вели­кой радо­сти, эра Вос­кре­се­ния Гос­подня, эра веч­ной жизни, эра Пасхи. Пасха озна­чает «пере­ход». И вот с этого момента начи­на­ется пере­ход от смерти к жизни, от тле­ния к нетлению.

И в тече­ние сорока дней Гос­подь являлся уче­ни­кам Своим, ел вме­сте с ними хлеб, вку­шал с ними мед и рыбу, чтоб пока­зать, что Он такой же Чело­век, что Его можно потро­гать, чтобы никто не мог ска­зать потом, что это гал­лю­ци­на­ции. В это время Его видели более пяти­сот чело­век в одно время; Он учил уче­ни­ков Своих тай­нам Цар­ствия Божия. Он учил их Таин­ствам, кото­рые мы испол­няем в Церкви. Он кре­стил Своих уче­ни­ков водою и Духом и дал уста­нов­ле­ние Таин­ства Кре­ще­ния, оно опи­сано в Еван­ге­лии от Матфея.

И, нако­нец, на соро­ко­вой день Иисус явился Своим уче­ни­кам в Иеру­са­лиме, и вме­сте с Ним они пошли на гору Еле­он­скую. И они спра­ши­вали Его: «В сие ли время, Гос­поди, вос­ста­нов­ля­ешь Ты цар­ство Изра­илю?» (Деян. 1, 6). Опять они думали о Нем по-чело­ве­че­ски, вер­нее по-еврей­ски, мате­ри­ально, по зем­ному. Но Иисус отве­тил: «Не ваше дело знать вре­мена или сроки, кото­рые Отец поло­жил в Своей вла­сти, но вы при­мете силу, когда сой­дет на вас Дух Свя­тый; и будете Мне сви­де­те­лями в Иеру­са­лиме и во всей Иудее и Сама­рии и даже до края земли. И будете про­по­ве­до­вать пока­я­ние, начи­ная от Иеру­са­лима, и про­ще­ние гре­хов» (Деян. 1, 7–8). Не про­сто пока­я­ние, как делал Иоанн, но, что еще более важно, – про­ще­ние грехов.

Вот хорошо ска­зано, что мно­гие сей­час пони­мают роль пока­я­ния, но не мно­гие дога­ды­ва­ются о пользе про­ще­ния гре­хов. А ведь, дей­стви­тельно, вели­чай­шая вещь – про­ще­ние гре­хов. Если чело­век пока­ется, но грехи не про­щены, это слиш­ком мало.

Так вот, после того Он под­нялся перед ними на воз­дух и воз­несся на Небеса. И сия­ю­щее облако Свя­таго Духа при­няло Его. Иисус про­шел сквозь все небеса, Он про­шел небо, вышел за пре­делы кос­моса, Он про­шел выше всех ангель­ских миров, и теперь Он Телом Своим вос­се­дает одес­ную, то есть по пра­вую сто­рону, Бога. В каком смысле? Он не только как Бог, но и как Чело­век теперь управ­ляет миром. И Тело, такое же, как у нас, вос­се­дает на троне Боже­ства, пред­став­ля­ете! Дей­стви­тельно, тайна тайн, вели­чай­шее удив­ле­ние. Так и в Сим­воле Веры мы гово­рим: «Седя­щий одес­ную Отца», – дей­стви­тельно, уди­ви­тель­ное событие.

Когда апо­столы сто­яли и смот­рели на небо, им яви­лись два юноши, Ангелы, кото­рые ска­зали: «Мужи Гали­лей­ские! что вы сто­ите и смот­рите на небо? Сей Иисус, воз­нес­шийся от вас на небо, при­дет таким же обра­зом, как вы видели Его вос­хо­дя­щим на небо» (Деян. 1, 11). И, таким обра­зом, мы ожи­даем, что Гос­подь снова вер­нется на землю так же, как Он воз­несся на Небеса. Но что про­изо­шло через десять дней после Воз­не­се­ния, в день Пятидесятницы?

– Свя­той Дух сошел.

– Дух Свя­той, тре­тье Лицо Свя­той Тро­ицы, Бог, сошел на апо­сто­лов в виде огнен­ных язы­ков, и обно­вил их, и создал на земле Цар­ство Божие. Дар Свя­таго Духа, Он до сих пор живет в Церкви, и Он воз­рож­дает всех людей, вхо­дя­щих в нее. Дух Свя­той создал Цер­ковь, и Цер­ковь испол­няет пове­ле­ния Гос­пода о про­по­веди Еван­ге­лия во всех пре­де­лах земли.

Гос­подь обе­щал: когда Цер­ковь закон­чит свое дело, то есть когда Еван­ге­лие будет про­по­ве­дано всем наро­дам земли, непо­вре­жден­ное апо­столь­ское Еван­ге­лие, содер­жи­мое Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, Он при­дет вновь. И сей­час мы с вами видим, что пове­ле­ние Гос­подне уси­ленно испол­ня­ется, Цер­ковь Пра­во­слав­ная дей­стви­тельно рас­про­стра­ня­ется по всей Все­лен­ной, несет Еван­ге­лие Царства.

Гос­подь вер­нется и собе­рет в Свои сети всех угод­ных Богу людей, изна­чально пред­на­зна­чен­ных ко спа­се­нию. Бог соби­рает Себе Своих людей, искуп­лен­ных Им. Всех людей, кото­рые захо­тели вос­поль­зо­ваться пло­дами искуп­ле­ния. Сей­час про­дол­жа­ется время сбора. Но сбор, есте­ственно, про­дол­жа­ется не все­гда. Когда закан­чи­ва­ется уро­жай, закан­чи­ва­ется и сбор.

Так вот, когда Еван­ге­лие будет про­по­ве­дано пол­но­стью, до конца, тогда наста­нет конец земли. Как он будет про­ис­хо­дить? С одной сто­роны, как я гово­рил, будет про­ис­хо­дить рост Церкви, Цер­ковь объ­еди­нит всех людей жела­ю­щих свя­то­сти. С дру­гой сто­роны, уве­ли­чится зло, оно тоже дой­дет до край­них пре­де­лов. И к вла­сти при­дет послед­ний враг всех людей. Не сам дья­вол, а избран­ный чело­век, назы­ва­е­мый анти­хри­стом. Про­изой­дет это тогда, когда рух­нут послед­ние останки Рим­ской Импе­рии. Вот мы до сих пор живем при остан­ках Рим­ской Импе­рии, мы живем по зако­нам рим­ского права. Можно ска­зать, что у нас и Рос­сия, и Аме­рика, про­дол­жают быть Импе­рией Рим­ской, даже госу­дар­ствен­ная сим­во­лика оста­лась та же самая. Когда рух­нут послед­ние останки миро­вой Рим­ской Импе­рии, послед­ней из четы­рех Импе­рий, кото­рые видел про­рок Даниил, когда мир погру­зится в хаос, из этого хаоса под­ни­мется послед­ний враг – анти­христ, кото­рый при­дет сна­чала тайно, будет обо­льщать при помощи кол­дов­ства, лже­чу­дес, и будет казаться сна­чала добрым.

Надо пом­нить, что он будет чело­ве­ком, он не будет вопло­ще­нием дья­вола, потому что дья­вол не может вопло­щаться, это не Бог. Но он будет одер­жим дья­во­лом. Зна­ете, бывают одер­жи­мые, бес­но­ва­тые люди, кото­рые рычат на служ­бах или когда выно­сят свя­тыни. Он будет одер­жим не чело­ве­ком, не про­стым бесом, а самим Люци­фе­ром, кня­зем тьмы. Он будет евреем из колена Данова, и он будет при­нят Изра­и­лем за Мес­сию, как и обе­щал Гос­подь евреям: «Я при­шел во имя Отца Моего, и не при­ни­ма­ете Меня; а если иной при­дет во имя свое, его при­мете» (Ин. 5, 43). Так и про­изой­дет, евреи его при­мут, он вос­ста­но­вит тре­тий храм в Иеру­са­лиме. Сей­час вокруг Хра­мо­вой горы идет под­го­товка, евреи уси­ленно гото­вятся к его встрече, ждут, ждут.

Я когда был в Изра­иле, то видел, что везде, и даже на авто­бу­сах, напи­сано «ждем ско­рого при­хода машиаха». Еврей­ский «машиах» – это и есть анти­христ, тот самый враг, кото­рый обе­щан Писа­нием. Он будет обо­льщать народы, и нако­нец, они сде­лают его все­мир­ным пра­ви­те­лем. Тогда будет построен новый миро­вой поря­док. Будет еди­ное госу­дар­ство – вся пла­нета, а его царем будет анти­христ. Сто­лица будет в Иеру­са­лиме, и он сядет в храме Божием как бог, выда­вая себя за бога, потре­бует себе боже­ствен­ного покло­не­ния, как бог. И тем, кто будет кла­няться ему, будут ста­вить печать на лоб и на пра­вую руку. Это будет рели­ги­оз­ная метка, знак рели­ги­оз­ного покло­не­ния. И ему будет помо­гать лже­про­рок, тоже одер­жи­мый дья­во­лом, одним из дру­гих кня­зей тьмы. И боль­шая часть людей будет ему покло­няться, как это пред­ска­зано в Биб­лии. Хри­стиан будут пре­сле­до­вать, и мы знаем точно, что внешне Цер­ковь будет раз­гром­лена, хотя до самого конца мира оста­нутся епи­скопы, вер­ные Богу, свя­щен­ники, диа­коны и миряне, и Литур­гия будет совер­шаться до самого конца мира.

Но Бог не оста­вит, конечно же, мир без вра­зум­ле­ния, Бог обру­шит страш­ную кару, кото­рая опи­сана в Откро­ве­нии Иоанна Бого­слова: реки и моря ста­нут мерт­выми, пре­вра­тятся в кровь, так что люди будут вынуж­дены пить кровь, кото­рую они сами про­ли­вали. С неба будет падать град вели­чи­ной с талант – пять­де­сят кило­грам­мов весом каж­дая гра­дина! Будут страш­ные болезни и эпи­де­мии. И нако­нец Бог пошлет двух Своих сви­де­те­лей, кото­рые будут про­по­ве­до­вать в послед­ние вре­мена пока­я­ние. Это два чело­века, кото­рые до сих пор не уви­дели смерть. Илия-про­рок, о кото­ром мы уже гово­рили, и Енох, древ­ней­ший чело­век, один из потом­ков Адама, седь­мой после Адама, кото­рый был живым взят на Небо. Они вдвоем будут про­по­ве­до­вать пока­я­ние, будут делать зна­ме­ния и чудеса и обли­чать анти­хри­ста и людей в их без­за­ко­ниях. Но анти­христ с ними сра­зится, и мы знаем, что он убьет их и бро­сит на ули­цах Иеру­са­лима. И, как гово­рит Иоанн Бого­слов, все народы будут смот­реть на них. Видимо, здесь речь идет о пря­мой транс­ля­ции, может, еще о чем-то подоб­ном. И все народы будут друг другу подарки посы­лать от радо­сти, что нако­нец они умерли, эти две свечи горя­щих. Но через три с поло­ви­ной дня вой­дет в тела их жизнь от Гос­пода, и они вос­крес­нут и будут взяты на Небо. А анти­христ будет про­дол­жать царствовать.

И тут про­изой­дет послед­нее чудо Божие. Евреи разо­ча­ру­ются в анти­хри­сте и пове­рят в Иисуса Хри­ста, это будет вели­чай­шее из чудес Божиих. Соб­ственно, еврей­ский народ для этого и сохра­ня­ется Богом до сих пор, ради этого послед­него обе­ща­ния Бога. Как и было пред­ска­зано Мои­сеем, так и про­изой­дет: еврей­ский народ обра­тится ко Хри­сту Спа­си­телю, они будут убиты анти­хри­стом, и Гос­подь при­мет их. И тогда анти­христ в яро­сти собе­рет все народы, чтобы уни­что­жить послед­них хри­стиан. Когда от хри­стиан уже ничего не оста­нется, ника­кой надежды у остав­шихся не оста­нется, тогда на землю вновь явится Хри­стос, в тот день, когда Его не ожи­дают, и в тот час, когда не думают. Перед Ним появится сна­чала знак, знамя веч­ной Любви – на небе заго­рится сия­ю­щий Крест, знак победы Бога над смер­тью. И перед лицом Хри­ста пой­дет пла­ме­не­ю­щий огонь. Хри­стос явится со всеми Анге­лами Сво­ими и сра­зится с анти­хри­стом и со всеми силами его.

Как вы дума­ете, долго будет сра­же­ние продолжаться?

– Долго…

– Очень долго? Да нет, дунет Гос­подь – и на этом все закон­чится. Ска­зано: «…без­за­кон­ник, кото­рого Гос­подь Иисус убьет духом уст Своих» (2Фес. 2, 8). Про­сто дунет – и вся сила анти­хри­ста кон­чится. Не может тво­ре­ние про­тив Творца идти.

И тогда будет постав­лен вели­кий белый пре­стол, как пред­ска­зано в Откро­ве­нии Иоанна Бого­слова, и Хри­стос сядет судить всех людей. При этом с неба падет огонь, кото­рый охва­тит всю Все­лен­ную, солнце потух­нет, луна не даст света сво­его, и звезды падут с неба, и вся земля будет охва­чена миро­вым пожа­ром, все будет охва­чено огнем. Небо само совьется как сви­ток. Пред­став­ля­ете, как это кра­сиво, – как свер­ты­ва­ется про­стран­ство от Лица Бога. Как ска­зано в Откро­ве­нии Иоанна Бого­слова: «И уви­дел я вели­кий белый пре­стол и Сидя­щего на нем, от лица Кото­рого бежало небо и земля, и не нашлось им места» (Откр. 20, 11).

И явится Хри­стос и с Ним все Ангелы Его, и будут они тру­бить в трубы, как во время Синай­ского Бого­яв­ле­ния. И при послед­ней, самой гром­кой мощ­ней­шей трубе Хри­стос позо­вет мерт­ве­цов. Это люди, кото­рые умерли от самого начала мира и до конца, в том числе и мы с вами. Их тела вновь соеди­нятся с их бес­смерт­ными душами.

Вы зна­ете, что душа чело­века после смерти ухо­дит, попа­дает или в Рай, если она была кре­ще­ная и жила по запо­ве­дям, или попа­дает в ад, если она была или некре­ще­ной, или кре­ще­ной, но жила про­тив Бога. И тут души всех людей соеди­нятся вме­сте. Те люди, кото­рые дожи­вут до момента при­ше­ствия, будут пре­об­ра­жены огнем Свя­таго Духа. И все люди собе­рутся перед тро­ном Бога. И уви­дят на этом троне вос­се­да­ю­щего Хри­ста во славе Своей, у Кото­рого на руках и на ногах они уви­дят следы ран. Зачем? Чтобы никто не мог ска­зать: Ты в нашей шкуре не жил, Ты не можешь нас понять, как нам было тяжело. Он пока­жет раны, ска­жет, смот­рите, Я жил, Я про­шел вашим путем. Я прон­зен­ный, вот раны мои на ребре, вот руки и ноги, кото­рые вы прон­зили сво­ими гре­хами, сво­ими злыми делами.

И тогда Он воз­даст каж­дому по делам его. Зна­ете, мно­гие люди гово­рят: когда, нако­нец, насту­пит миро­вая спра­вед­ли­вость? Вот тогда, нако­нец, насту­пит пол­ная, абсо­лют­ная миро­вая спра­вед­ли­вость. Каж­дому будет дано то, что он заслу­жил. Каж­дый чело­век, нако­нец, будет удо­вле­тво­рен, будет вос­ста­нов­лено его право на спра­вед­ли­вость. Гос­подь про­све­тит всех людей, отчего тела людей будут пре­об­ра­жены, так что они будут каж­дый сам собой, тело каж­дого из них будет в точ­но­сти выра­жать душу чело­века. У пра­вед­ни­ков тела будут сиять как солнце, а греш­ники будут мрачны как тучи. Потому что душа будет пол­но­стью отра­жаться в теле. И Гос­подь раз­де­лит всех: пра­вед­ни­ков поста­вит по пра­вую сто­рону, а греш­ни­ков – по левую. И обра­тится к тем, кто по пра­вую сто­рону, и ска­жет: «При­и­дите, бла­го­сло­вен­ные Отца Моего, насле­дуйте Цар­ство, уго­то­ван­ное вам от созда­ния мира» (Мф. 25, 34).

Смот­рите: Цар­ство, когда при­го­тов­лено? С самого начала для нас при­го­тов­лено Цар­ство. Вот, Апо­стол Павел гово­рит, что мы с вами – те, кто кре­стится и будет жить по Хри­сту – пре­дузнаны Богом еще до сотво­ре­ния мира. Ради нас Бог создал все­лен­ную, ради нас звезды были пове­шены… Если мы при­дем к Нему, пони­ма­ете. Ради свя­тых, ради нас, если мы, конечно, захо­тим стать такими.

При­и­дите ко Мне, ска­жет Он. «…Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаж­дал, и вы напо­или Меня; был стран­ни­ком, и вы при­няли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посе­тили Меня; в тем­нице был, и вы при­шли ко Мне. Тогда пра­вед­ники ска­жут Ему в ответ: Гос­поди! когда мы видели Тебя алчу­щим, и накор­мили? или жаж­ду­щим, и напо­или? когда мы видели Тебя стран­ни­ком, и при­няли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя боль­ным, или в тем­нице, и при­шли к Тебе? И Царь ска­жет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сде­лали это одному из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­лали Мне» (Мф. 25, 35–40). То есть, вот если одному из людей сде­лали ради Меня, то вы Мне сделали.

Потом Он обер­нется к тем, кто по левую сто­рону, и ска­жет: «Идите от Меня, про­кля­тые, в огонь веч­ный, уго­то­ван­ный диа­волу и анге­лам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаж­дал, и вы не напо­или Меня; был стран­ни­ком, и не при­няли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в тем­нице, и не посе­тили Меня» (Мф. 25, 41–43). Они ска­жут: Гос­поди, когда же мы это не делали? Он ска­жет: «Истинно говорю вам: так как вы не сде­лали этого одному из сих мень­ших, то не сде­лали Мне» (Мф. 25, 45). И тогда пой­дут они в муку веч­ную, а пра­вед­ники пой­дут в жизнь веч­ную. Греш­ники: блуд­ники, пре­лю­бо­деи, воры, пья­ницы, завист­ники, нар­ко­маны, убийцы, бого­хуль­ники, идо­ло­слу­жи­тели – все они будут бро­шены в озеро, горя­щее огнем и серой. Это будет смерть вто­рая. Там они будут вечно мучиться в отчуж­де­нии от Бога. Почему? Потому что Я вас звал, гово­рит Бог, а вы не отклик­ну­лись. Я вас при­зы­вал, а вы от Моего при­зыва отказались.

И в чем же будет выра­жаться их стра­да­ние? В том, что Бог Мило­серд­ный для них будет как огонь пояда­ю­щий. Потому что их нена­висть к Богу обер­нется таким обра­зом, что Бог будет попа­лять их, под­жи­гать их. Бог ска­жет: вы хотели жить без Меня – идите, живите. Поэтому и назы­ва­ется тьма «кро­меш­ной», то есть внеш­ней, в пере­воде со сла­вян­ского, вне Бога нахо­дя­ща­яся. Вы хотели – вон отсюда, навсе­гда ухо­дите! И больше нико­гда не будет там уже ни исправ­ле­ния, ни пока­я­ния. Ска­зано: там будет веч­ный плач, скре­жет зубов, и будет вечно людей поедать червь. Не про­сто физи­че­ский червь, а духов­ный – тот, что будет выра­жать угры­зе­ния сове­сти, кото­рые уже не смо­гут ничего изменить.

Пра­вед­ники же вой­дут в жизнь веч­ную. Они будут сиять как солнце, они будут в Цар­ствии со Хри­стом, они будут жить в Новом Иеру­са­лиме, кото­рый таин­ствен­ным обра­зом опи­сан в Откро­ве­нии как город из мно­же­ства раз­лич­ных дра­го­цен­ных камней.

Это, конечно, образы, кото­рые мы про­сто не можем пред­ста­вить себе сей­час. Они будут пить от хру­сталь­ной реки жизни, кото­рая течет от пре­стола Бога. Они будут вку­шать с дерева жизни, они нико­гда не умрут, они нико­гда больше не упа­дут в грех, они будут все больше и больше про­слав­лять Бога, они будут управ­лять новой, обнов­лен­ной, пре­об­ра­жен­ной все­лен­ной, новым небом и новой зем­лей, кото­рые создаст Бог. Они будут узна­вать Бога, а так как Бог Бес­ко­не­чен, про­цесс этот тоже бес­ко­не­чен. И поэтому ска­зано в Писа­нии, что они будут идти от славы к славе, от радо­сти к радо­сти, и конца этому не будет. И они будут вечно видеть лицо Хри­ста Спа­си­теля, следы ран на Его руках, и, как гово­рит Симеон Новый Бого­слов, как солнце после грозы отра­жа­ется во мно­же­стве роси­нок, так и лицо Хри­ста отра­зится во мно­же­стве спа­сен­ных, так что Бог будет сто­ять среди богов.

И таким обра­зом завер­шится та цель, ради кото­рой Бог сотво­рил мир. Ангелы и люди, искуп­лен­ные Кро­вью Иису­со­вой, соста­вят еди­ное целое, как они уже сей­час тайно состав­ляют его. И радость их не будет иметь конца. Как гово­рит апо­стол Павел: «Не видел того глаз, не слы­шало ухо, и не при­хо­дило то на сердце чело­веку, что при­го­то­вил Бог любя­щим Его. А нам, – добав­ляет он, – Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все про­ни­цает, и глу­бины Божии» (1Кор. 2, 9–10). Так что вы, кре­стив­шись и при­со­еди­нив­шись к Церкви, отча­сти вку­сите эту радость, кото­рая известна спа­сен­ным. Это не какая-то радость, кото­рую мы не знаем. Это радость, кото­рая откры­ва­ется нам в Церкви, но кото­рая во всей пол­ноте будет открыта тогда, когда все будет новым. Тогда Сам Бог, ска­зано, сотрет слезы со всех лиц. Тогда Сам Бог уте­шит людей. Он исце­лит все сокру­ше­ния сер­дец, Он исце­лит всю печаль людей, Он вос­ста­но­вит всех пад­ших. Он будет Сам водить людей. И все надежды, и все ожи­да­ния, все пред­став­ле­ния, кото­рые не осу­ще­стви­лись на земле, но о кото­рых меч­тали люди, самые наши завет­ные меч­та­ния, истин­ные, не блуд­ли­вые, не похот­ли­вые, не злоб­ные, а истин­ные – они сбу­дутся, и сбу­дутся так, что каж­дый смо­жет ска­зать, что мало он стра­дал и тру­дился, как мало он для этого сде­лал. Как ска­зано, когда Авраам, вели­чай­ший отец веру­ю­щих, уви­дел то, что обе­щано спа­сен­ным, он пожа­лел, что мало потру­дился. Пред­став­ля­ете, пожа­лел, что мало потру­дился! Потому что он уви­дел ту радость неизъ­яс­ни­мую, кото­рая была пред­на­зна­чена спа­сен­ным. Но она, эта радость, во всей пол­ноте явится именно тогда, когда Гос­подь в нас явится.

Такова надежда Церкви, ради этого мы, соб­ственно, и хотим кре­ститься. Так что, готовы? Куда хотите, туда и идите. Решайте! Две дороги есть – выбор за вами. Зачем уми­рать, живите!

Вот что я хотел сего­дня вам сказать.

 

^ О Крещении и Таинствах Церковных

– Мы сего­дня будем гово­рить о Церкви, о Таин­ствах: что такое Цер­ковь, что такое Таин­ства, что такое Кре­ще­ние, зачем оно нужно.

Итак, все мы с вами при­хо­дим на Кре­ще­ние, желая войти в Цер­ковь Божию. Так ведь? Если чело­век кре­стится, не желая всту­пить в Цер­ковь, это несколько абсурд­ное явле­ние. Соб­ственно, Кре­ще­ние и есть вступ­ле­ние в Цер­ковь Пра­во­слав­ную. А что такое Цер­ковь? Всту­пать в Цер­ковь – это в акро­поль всту­пать?.. Вы при­шли всту­пать в Цер­ковь, а куда не знаете.

– В Пра­во­слав­ную.

– А что такое Цер­ковь Православная?

– Дом Божий.

– Давайте сна­чала раз­бе­рем поня­тия. Я говорю сей­час не о церкви как зда­нии, а о Церкви как обще­стве хри­стиан. Вот есть Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, она – часть Все­лен­ской Церкви. Вы зна­ете, что Пра­во­сла­вие больше, чем Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь: есть греки пра­во­слав­ные, сербы, бол­гары, албанцы, аме­ри­канцы, чехи, сло­ваки – мно­гие народы вхо­дят в Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Есть даже пле­мена дикие, кото­рые вхо­дят в Пра­во­слав­ную Церковь.

Но вопрос заклю­ча­ется вот в чем: что такое Цер­ковь, чем она отли­ча­ется от дру­гих обществ? Есть какие-нибудь отличия?

– Рели­ги­ями, навер­ное. Есть сви­де­тели Иеговы, бап­ти­сты, про­те­станты, а мы пра­во­слав­ные.

– Да, мы пра­во­слав­ные. Но давайте мы нач­нем с самого глав­ного: чем Пра­во­слав­ная Цер­ковь отли­ча­ется, напри­мер, от пар­тий – от Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, от пар­тии «Еди­ная Россия»?

– Здесь веришь Богу, а там веришь партии.

– У ком­му­ни­стов, да.

– Они верят в дру­гое, у них иде­алы свои, а тут – в Цер­ковь, ты зна­ешь, куда ты идешь: идешь к Богу, чтоб помо­литься, потому что веришь в Него.

– А давайте по про­ис­хож­де­нию: откуда берутся пар­тии? Соби­ра­ются несколько людей (или один чело­век) и начи­тают под себя стро­ить. Или много людей под себя строят – неважно. То есть пар­тии идут от людей. А Кто создал Церковь?

– Бог.

– Бог создал Цер­ковь. Гос­подь наш Иисус Хри­стос, Истин­ный Бог, Веч­ный Сын Бога – Он создал Цер­ковь Своею Кро­вью, на Кре­сте Гол­гоф­ском Он иску­пил нас от греха, про­кля­тия и смерти и создал Себе новое чело­ве­че­ство. Цер­ковь отли­ча­ется от пар­тий тем, что Цер­ковь есть некое Собра­ние, кото­рое собрано Богом, и пред­став­ляет собой обще­ство веру­ю­щих в Него людей, отли­ча­ю­щихся от остальных.

Давайте попро­буем разо­браться так: она пред­став­ляет собой некое собра­ние «иных». Вы зна­ете, что в фан­та­сти­че­ских филь­мах рас­ска­зы­ва­ется, что ино­пла­не­тяне живут среди нас. А я скажу так, что отча­сти Цер­ковь – собра­ние, в неко­то­ром смысле, «ино­пла­не­тян», и даже не «ино­пла­не­тян», а посиль­нее, в неко­то­ром смысле – собра­ние людей, в кото­рых дей­ствуют силы, вообще при­хо­дя­щие из-за пре­де­лов кос­моса. Это Силы Бога. Ведь Бог запре­де­лен кос­мосу. И поэтому Цер­ковь – это собра­ние людей, в лич­но­стях кото­рых дей­ствует не одна чело­ве­че­ская при­рода, а две при­роды – и Боже­ствен­ная, и чело­ве­че­ская. Поэтому гово­рится, что Цер­ковь – это новое Чело­ве­че­ство. Вот есть обыч­ное чело­ве­че­ство – его еще назы­вают «миро­вым сооб­ще­ством», «про­грес­сив­ным чело­ве­че­ством» – неважно как. А есть иное чело­ве­че­ство, новое Чело­ве­че­ство, – назы­ва­е­мое «Цер­ко­вью Пра­во­слав­ной». Создано это новое Чело­ве­че­ство Богом на Гол­гофе, Крест­ным стра­да­нием Хри­ста Спа­си­теля – Его иску­пи­тель­ной Жерт­вой. И это Обще­ство людей не только создано Богом, но оно и воз­глав­ля­ется Богом. Вы зна­ете ведь, что у Все­лен­ской Пра­во­слав­ной Церкви нет еди­ного главы (на земле)? Все пра­во­слав­ные воз­глав­ля­ются Самим Хри­стом. Без вся­ких посредников.

В чем отли­чие римо-като­ли­ков? Почему мы отде­ли­лись от римо-като­ли­ков? Потому что они ввели уче­ние о том, что, кроме Хри­ста, у нас дол­жен быть еще вто­рой глава, будто бы воз­глав­лять Цер­ковь дол­жен еще рим­ский Папа. Мы гово­рим: нет, кроме Бога нам главы не надо.

Можем ли мы ска­зать, что Пат­ри­арх Мос­ков­ский есть глава всей Церкви? Нет. Хотя бы потому, что есть дру­гие церкви. Да и сам Пат­ри­арх Мос­ков­ский под­вла­стен Цер­ков­ному Собору – то есть, если Пат­ри­арх, напри­мер, сде­лает тяже­лый грех, если он будет непра­виль­ную веру про­по­ве­до­вать, он будет сме­щен собра­нием епи­ско­пов помест­ной церкви. Или, к при­меру, собра­ние епи­ско­пов сде­лает ошибку, их может попра­вить собра­ние епи­ско­пов Церкви Все­лен­ской. Вся Цер­ковь управ­ля­ется Богом через епископов.

Если мы вду­ма­емся в само слово «цер­ковь», то нам ста­нет ясно, что это обще­ство совер­шенно осо­бое. Слово «цер­ковь» про­ис­хо­дит от гре­че­ского слова «эккле­сия», кото­рое, в пере­воде дословно озна­чает – «собра­ние тех, кого созвали». Заметьте, не «собра­ние тех, кото­рые решили собраться». В Биб­лии упо­ми­на­ется слово «цер­ковь» в нехри­сти­ан­ском смысле. Напри­мер, в 25‑м псалме ска­зано: «Воз­не­на­ви­дех цер­ковь лукав­ну­ю­щих», то есть цер­ковь злых. «Воз­не­на­ви­дел я сбо­рище зло­на­ме­рен­ных, и с нече­сти­выми не сяду» (Пс. 25, 5).

«Я нена­вижу собра­ние зло­деев…». Собра­ние тех зло­деев, кото­рых тоже созвали. В дан­ном тек­сте гово­рится о собра­нии тех, кото­рых собрал дья­вол. Такие «церкви» тоже есть, то есть секты. Они часто бывают орга­ни­зо­ваны не чело­ве­че­скими силами, но – дьявольскими.

Как вы дума­ете, можно ли объ­яс­нить ислам­скую актив­ность только чело­ве­че­скими фак­то­рами? Нет, навер­ное, потому что разве сам по себе чело­век пой­дет взры­вать себя с дру­гими людьми про­сто так? Нет, конечно.

– Вы хотите ска­зать про весь ислам…

– Я про­сто опи­сы­ваю ситу­а­цию, что в исламе дей­ствуют опре­де­лен­ные силы. Я сам ислам судить вообще не соби­ра­юсь – это дело Бога, но при­вожу при­мер, что в исламе дей­ствуют иные силы. Это дей­стви­тельно так. И пытаться рас­су­дить, что ислам, мусуль­ман­ство – это про­сто собра­ние раз­ных людей, пло­хих и хоро­ших, – будет непра­вильно. А духов­ные силы, дей­ству­ю­щие на людей внутри ислама, дей­стви­тельно суще­ствуют – и это тоже так. Пони­ма­ете? Иначе полу­ча­ется неправда по отно­ше­нию к самим мусуль­ма­нам. Если вы подой­дете к чело­веку и ска­жете: «Да ты все выду­мал! Это про­сто чело­ве­че­ская куль­тура у тебя такая». Он ска­жет: «Это неправда, я чув­ствую, что во мне дей­ствуют иные силы». Я раз­го­ва­ри­вал с мусуль­ма­нами и знаю. Дру­гой вопрос: какие силы там дей­ствуют? Вот в чем дело.

То же самое: к при­меру, секта «Сви­де­тели Иеговы». Можно ска­зать, что это про­сто собра­ние людей, кото­рых обма­нули ради денег? – Нет. Это собра­ние людей не про­дер­жа­лось бы так долго. Если бы про­сто ради денег, эта секта лоп­нула бы, как «МММ», – деньги собрали и исчезли. Были секты, кото­рые созда­ва­лись ради денег; но такие секты суще­ство­вали десять-пят­на­дцать лет, но потом про­па­дали. Дело здесь в дру­гом. Рели­гия чем страшна? В рели­гии дей­стви­тельно дей­ствуют иные силы. Что такое рели­гия? Не заду­мы­ва­лись нико­гда? Рели­гия озна­чает «вос­ста­нов­ле­ние связи» с неко­то­рым духов­ным миром. А духов­ный мир, мы знаем, раз­де­лен: есть мир Бога, слу­жа­щий Ему, а есть мир, враж­деб­ный Богу. Поэтому рели­гии бывают лож­ные и истин­ные (соб­ственно, одна истин­ная). Почему опасна иная вера? Чело­век, непра­вильно веря­щий в Бога, рис­кует попасть на «кон­такт», он рис­кует встре­титься с духов­ным миром, он рис­кует стать «духов­ным». Только духи могут прийти не доб­рые, а злые. Взять, напри­мер, тех же вах­ха­би­тов. Откуда взя­лись вах­ха­биты? Был в XVII веке про­по­вед­ник Мухам­мед Вах­хаб, кото­рый имел некое «откро­ве­ние», раз­ви­тое впо­след­ствии. Но если бы «откро­ве­ния» не было, ника­кого вах­ха­бизма бы не воникло.

Итак, теперь пого­во­рим о самой Церкви. Цер­ковь – это дей­стви­тельно собра­ние «тех, кого созвали». Мы верим, что созвана она Богом, и мы верим, что Бог не про­сто ее созвал в начале, но про­дол­жает ею управ­лять. Цер­ковь появи­лась в день Пяти­де­сят­ницы – в день, когда в виде огнен­ных язы­ков Дух Свя­той, Тре­тье Лицо Свя­той Тро­ицы, Истин­ный Бог – Веч­ный и Даю­щий жизнь – сошел на апо­сто­лов. И Он их пере­ро­дил, вло­жив в них силы искуп­ле­ния Хри­ста Спа­си­теля. И с тех пор Цер­ковь и суще­ствует бла­го­даря тому, что суще­ствует пре­ем­ство руко­по­ло­же­ния. С тех пор, как на головы апо­сто­лов сошли огнен­ные языки, так и пере­да­ется через воз­ло­же­ние рук апо­сто­лов и их пре­ем­ни­ков Дух Свя­той, и будет так про­дол­жаться и дальше. Те люди, кото­рые пере­дают этот Дар, назы­ва­ются епи­ско­пами, их могут еще назы­вать пат­ри­ар­хами, мит­ро­по­ли­тами, архи­епи­ско­пами, но суть одна: они – епи­скопы, они над­зи­рают за жиз­нью Церкви. Они те послан­ники, кото­рые собирают.

Вер­немся к слову «эккле­сия» – «собра­ние тех, кого созвали» – так назы­вали в Гре­ции собра­ние всех сво­бод­ных граж­дан, напри­мер граж­дан Афин, кото­рые имели право при­ни­мать законы. Вроде рефе­рен­дума. Как про­воз­гла­шался этот «рефе­рен­дум»? Аре­о­паг, то есть вер­хов­ные пра­ви­тели Афин, изда­вали закон и посы­лали «героль­дов» – спе­ци­аль­ных вест­ни­ков, кото­рые соби­рали народ, опо­ве­щали о том, что в опре­де­лен­ный момент нужно собраться в опре­де­лен­ное место. Те, кто не явля­лись, пла­тили боль­шой штраф.

И вот точно так же и Цер­ковь создана Хри­стом через своих послан­ни­ков («послан­ник» по-гре­че­ски – «апо­стол»). Апо­столы воз­ве­щают всем людям о том, что насту­пило время спа­се­ния. Чело­век, кото­рый не захо­тел при­нять спа­се­ние, тоже будет пла­тить «штраф». Будет бро­шен в веч­ный огонь, потому что он отка­зался от спа­се­ния, кото­рое дает Бог. Вот в этом его глав­ный грех. Есте­ственно, если Бог пред­ла­гает путь спа­се­ния, а чело­век от него отка­зы­ва­ется, то кто вино­ват, что этот чело­век погиб?

Разу­ме­ется, здесь огром­ная ответ­ствен­ность самого чело­века, кото­рый услы­шал Откро­ве­ние, Бла­го­ве­стие и не послу­шался. Как гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние, кто знал волю Отца и посту­пил вопреки ей, будет бит много. Кто не знал, но сде­лал достой­ное нака­за­ния – бит будет меньше.

«Раб же тот, кото­рый знал волю гос­по­дина сво­его, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а кото­рый не знал, и сде­лал достой­ное нака­за­ния, бит будет меньше. И от вся­кого, кому дано много, много и потре­бу­ется, и кому много вве­рено, с того больше взы­щут» (Лк. 12, 47–48). Поэтому чело­век, кото­рый знал Откро­ве­ние Божие и не послу­шался слов вест­ни­ков Божиих, будет нака­зан. Мы знаем из Слова Божия, что без Хри­ста никто не может прийти к Богу Отцу. Гос­подь ска­зал: «…никто не при­хо­дит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14, 6). Он – един­ствен­ный Посред­ник между Богом и людьми, Он – Бог и Чело­век одно­вре­менно. И только через Него можно прийти к Отцу. Иначе к Нему не про­рваться. Ведь мы знаем, что Бог один; сколько, зна­чит, к Нему путей?

– Один.

– Есте­ственно, не может быть много путей к Богу, потому что Он – Один, и Он – Лич­ность. Если бы Он был без­ли­кая сила, тогда можно было бы гово­рить о том, что к Нему много путей. А так, Он Один, зна­чит, и путь к Нему один – это Хри­стос и соеди­не­ние со Хри­стом. Потому что Цер­ковь – это не про­сто собра­ние людей, но это еще одно­вре­менно некий орга­низм – это Тело Хри­ста, как гово­рит об этом Свя­щен­ное Писа­ние. Тело Хри­ста – «пол­нота Напол­ня­ю­щего все во всем» (Еф. 1, 23), об этом гово­рит апо­стол Павел в Посла­нии к Ефесянам.

Итак, что зна­чит – Тело Хри­ста? Все люди, вхо­дя­щие в Цер­ковь Божию, ста­но­вятся между собой в такое же отно­ше­ние, как у нас члены тела между собой. Вот смот­рите… Можно ска­зать, что палец – это то же самое, что, напри­мер, ухо? Нет. Можно ска­зать, что палец чужд уху? Нет, это один орга­низм. Так ведь? Хотя у каж­дого органа есть свое пред­на­зна­че­ние. Точно так же и в Церкви есть опре­де­лен­ные лич­но­сти, каж­дая из кото­рых непо­вто­рима; у каж­дой из этих лич­но­стей свое место, но при этом эти лич­но­сти между собой не чужды друг другу. Не собра­ние неких ато­мов, кото­рые между собой стал­ки­ва­ются, а собра­ние людей, кото­рые между собой свя­заны орга­ни­че­скими свя­зями, в них дей­ствует иная Жизнь, Жизнь Свя­таго Духа, кото­рая и свя­зы­вает их всех в еди­ное целое. И это еди­ное целое – не аморф­ное нечто, это Тело, это Орга­низм, Глава кото­рого – Хри­стос. В бук­валь­ном смысле: от Него – источ­ник Жизни, от Него – источ­ник свя­то­сти, Он напол­няет и пере­пол­няет силами чело­века, Он укреп­ляет всех сла­бых, Он под­дер­жи­вает немощ­ных. Кстати, это даже можно почув­ство­вать. Когда люди соби­ра­ются в то место, где соби­ра­ется Цер­ковь, там чув­ству­ется облег­че­ние. Все, навер­ное, чув­ствуют, что в храме Божием легче ста­но­вится? Я думаю, что нет чело­века, кото­рый бы не ощу­щал такие вещи. Почему, как вы дума­ете? Потому, что там иная Жизнь есть, Жизнь Самого Хри­ста, Жизнь Бога, и она дей­ствует в Церкви, уте­шает сердце любого человека.

Вот часто спра­ши­вают: «А почему же я, некре­ще­ный, это чув­ствую?» Как вы дума­ете, как можно ответить?

– Потому, что Бог все равно там…

– Бог – Тво­рец всех людей, Он создал всех людей. Сле­до­ва­тельно, любой чело­век не чужд Хри­сту, хотя бы потому, что Хри­стос его сотво­рил. Хри­стом сотво­рен весь мир, и Хри­стос создал каж­дого чело­века для Себя, поэтому чело­век может найти свое место только в Церкви – в Его Теле. Понимаете?

Кстати, из этого выте­кает очень важ­ное след­ствие: если чело­век думает, что най­дет себя вне Церкви, то он оши­ба­ется в пря­мом смысле; он делает грех, про­ма­хи­ва­ется мимо цели, он хочет себя найти там, где заве­домо найти не может. Это все равно, что вы пой­дете искать, к при­меру, ана­насы на север­ный полюс, а их невоз­можно там найти.

Но Цер­ковь, будучи телом Хри­ста, свя­зана некими свя­зями, и она иерар­хична, как и наш орга­низм имеет неко­то­рую иерар­хию: есть нерв­ная система, есть кро­ве­нос­ная система, есть дру­гие системы. Вот так же и в Церкви есть опре­де­лен­ная, ска­жем так, «нерв­ная система» – система пере­дачи инфор­ма­ции, пере­дачи Жизни. Это система епи­ско­пата. Цер­ковь воз­глав­ляют епи­скопы, кото­рым помо­гают свя­щен­ники и диа­коны. Епи­скоп – это пря­мой пре­ем­ник свя­тых апо­сто­лов, кото­рый обла­дает всей пол­но­той вла­сти в Церкви: он может вла­стью свер­шать все Таин­ства, он может кре­стить, вен­чать, отпе­вать, он может руко­по­ла­гать свя­щен­ни­ков, и вме­сте с дру­гими епи­ско­пами он может руко­по­ла­гать оче­ред­ных епи­ско­пов. Он, кроме этого, обла­дает вла­стью суда, и все хри­сти­ане могут быть судимы епи­ско­пом. И, более того, если между хри­сти­а­нами воз­ник­нет кон­фликт, они должны судиться у епи­скопа. Вообще, воцер­ко­в­лен­ные хри­сти­ане не должны судиться между собой в свет­ском суде. Дру­гое дело, когда воз­ник­нет тяжба между нево­цер­ко­в­лен­ными людьми и христианами.

И, кроме этого, есть вещи, кото­рые может делать только епи­скоп. Только он может руко­по­ла­гать дру­гих свя­щен­ни­ков, только епи­скоп имеет власть отлу­чать от Церкви и при­со­еди­нять к ней тех людей, кото­рые от нее отпали. Он также может пору­чить это неко­то­рым людям. И, нако­нец, епи­скоп обла­дает вла­стью освя­щать миро и освя­щать храмы Вели­ким освя­ще­нием. Вот как про­яв­ля­ется его власть.

В слу­же­нии епи­скопу помо­гают пре­сви­теры. А пре­сви­теры, то есть свя­щен­ники, как их еще назы­вают, это помощ­ники епи­скопа, кото­рые могут также совер­шать все Таин­ства, кроме руко­по­ло­же­ния: они кре­стят, вен­чают, отпе­вают, Литур­гию совер­шают, испо­ве­дуют. Но они при этом не пол­но­моч­ные вла­сти­тели, они дей­ствуют по пору­че­нию епи­скопа, он как бы деле­ги­рует им пол­но­мо­чия. Я, напри­мер, свя­щен­ник, мне деле­ги­ро­вал через руко­по­ло­же­ние это право Патриарх.

И, нако­нец, – диа­коны, самые млад­шие из кли­ри­ков, из свя­щен­но­слу­жи­те­лей, они не могут совер­шать ника­ких Таинств, но помо­гают в бого­слу­же­ниях, они должны зани­маться обра­зо­ва­нием людей в Церкви, и они должны помо­гать в делах бла­го­тво­ри­тель­но­сти. В Церкви диа­коны и свя­щен­ники могут быть как жена­тыми, так и мона­хами, а епи­скопы у нас бывают только мона­хами. Свя­щен­ники и диа­коны руко­по­ла­га­ются епи­ско­пом, а епи­скопа руко­по­ла­гают два или три епи­скопа. Вот такая норма.

Все епи­скопы между собой равны, все свя­щен­ники тоже между собой равны, и все диа­коны между собой равны по бла­го­дати, хотя они отли­ча­ются по чести. Пат­ри­арх Мос­ков­ский равен по бла­го­дати епи­скопу Чукотки, потому что у них оди­на­ко­вый сан. А в адми­ни­стра­тив­ной части у них есть раз­ница. Точно так же есть свя­щен­ник, игу­мен, архи­манд­рит, про­то­и­е­рей – по бла­го­дати все эти свя­щен­ники равны, но по адми­ни­стра­тив­ным пол­но­мо­чиям у них раз­ное место. Точно так же, как диа­коны бывают раз­ными по адми­ни­стра­тив­ным пол­но­мо­чиям, но они все равны по благодати.

Так вот устро­ена Цер­ковь, так вот пере­да­ется «огонь» Свя­таго Духа, он пере­да­ется через людей, как через некую нерв­ную систему.

Теперь обра­тите вни­ма­ние: если мы возь­мем срав­не­ние с нерв­ной систе­мой, то мы вспом­ним, что нервы похожи на про­вода. Так? А задача про­вода – точно пере­да­вать сиг­нал, пере­да­вать инфор­ма­цию. Точно так же и задача свя­щен­ни­ков – точно пере­дать Слово Божие и точно пере­дать бла­го­дать. Поэтому Таин­ства совер­ша­ются свя­щен­ни­ком при усло­вии, что он не лишен сана, при­том, что он нахо­дится в Церкви; они совер­ша­ются вне зави­си­мо­сти от его лич­ной свя­то­сти. Можно, напри­мер, испо­ве­до­ваться у совер­шенно свя­того чело­века, можно испо­ве­до­ваться у греш­ного свя­щен­ника. Но, пока он не лишен сана, бла­го­дать будет оди­на­кова, грехи будут оди­на­ково про­щены. Дру­гое дело, что, может быть, свя­той даст более точ­ный совет. Но это уже каса­ется духов­ного руко­вод­ства. Но самое глав­ное: силы Бога не зави­сят от чело­века. Если бы Цер­ковь зави­села от людей, то она давно бы и есте­ственно раз­ва­ли­лась. Но Цер­ковь не зави­сит от людей, это ее и спа­сает. Бывают моменты как бы упадка каж­дой помест­ной церкви, бывают моменты подъ­ема, но силы Бога оста­ются все­гда одинаковыми.

Итак, перей­дем теперь с вами к свой­ствам Церкви. В нашем Сим­воле Веры, гово­рится: «Верую во едину Свя­тую Собор­ную и Апо­столь­скую Цер­ковь». Что зна­чит «еди­ная Церковь»?

– Я думаю, во всем мире еди­ная Церковь.

– То есть един­ствен­ная. Это очень важно, что Цер­ковь един­ственна – одна един­ствен­ная, нет двух церк­вей. Почему? Ответ поня­тен: одна Глава, одно тело. Не может быть у одной головы двух тел. И, зна­чит, вся Цер­ковь по своей сущ­но­сти едина, ее объ­еди­няет Дух Свя­той. Как про­яв­ля­ется это внут­рен­нее един­ство, глу­бин­ное един­ство, осно­ван­ное на един­стве Самого Бога? Про­яв­ля­ется оно через четыре основ­ных фактора.

Во-пер­вых, Цер­ковь едина по той при­чине, что у нее одна вера и в про­стран­стве, и во вре­мени. То есть куда бы вы ни при­е­хали, вы най­дете оди­на­ко­вый Сим­вол Веры, оди­на­ко­вое Откро­ве­ние Боже­ствен­ное, оди­на­ко­вое пони­ма­ние Откро­ве­ния – во всем мире. Все­мир­ная вера изна­чально, как при­нята апо­сто­лами, так и сохра­ня­ется до сих пор. Те части Церкви, кото­рые начи­нают при­дер­жи­ваться иной веры, если они в них упор­ствуют, назы­ва­ются ере­ти­ками. Они совер­шают тяже­лей­ший грех ереси и отпа­дают от Церкви. Самый пла­чев­ный и печаль­ный для нас при­мер – это отпа­де­ние от Церкви като­ли­че­ства. Мы знаем, что Рим­ская Цер­ковь раньше была пер­вой из церк­вей, самой глав­ной из всех церк­вей мира, но она ввела новое уче­ние, она иска­зила Сим­вол веры, она иска­зила уче­ние о Боге и Церкви и в резуль­тате отпала от Церкви. Это как раз и про­изо­шло по при­чине гор­дыни: люди решили попра­вить Бога, что совер­шенно недо­пу­стимо. Затем в резуль­тате рас­пада като­ли­че­ства воз­ни­кают и раз­лич­ные секты: про­те­станты, а потом появ­ля­ются и такие как сви­де­тели Иеговы. Англи­кане отко­ло­лись в свое время от като­ли­ков, бап­ти­сты отде­ли­лись от англи­кан. То есть като­ли­цизм стал дро­биться и про­дол­жает дро­биться, распадаться.

– Но ведь бап­ти­сты тоже верят в Бога? 

– Мусуль­мане тоже верят в Бога. Много кто верит в Бога: и иудеи тоже верят в Бога. Пони­ма­ете, бап­ти­сты отка­за­лись от уче­ния обо всех Таин­ствах. Они гово­рят, что, напри­мер, Кре­ще­ние – это не Таин­ство, а про­сто при­сяга, это не дей­ствие Бога в чело­веке, а то, что я Богу обе­щал: «Я тор­же­ственно обе­щаю быть вер­ным Хри­сту». Для них При­ча­стие – это не соеди­не­ние со Хри­стом, а самые насто­я­щие «поминки».

Во-вто­рых, всю Цер­ковь объ­еди­няет един­ство иерар­хии. То есть все епи­скопы все­лен­ной свя­заны между собой еди­ной целью, они между собой обща­ются, соби­ра­ются на собра­ния епи­ско­пов. Все эти Церкви молятся друг за друга. Обра­тите вни­ма­ние, что на бого­слу­же­ниях Пат­ри­арха в молит­вах поми­на­ются главы дру­гих помест­ных Церк­вей: Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поля, Иеру­са­лима, Антио­хии, Африки… С чем это свя­зано? Дело в том, что наша Цер­ковь адми­ни­стра­тивно состоит из пят­на­дцати неза­ви­си­мых обра­зо­ва­ний. Они назы­ва­ются еще Помест­ными Церк­вами, то есть собра­ния епи­ско­пов дан­ной мест­но­сти. Вот мы, напри­мер, вхо­дим в Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь, есть Пра­во­слав­ная Цер­ковь Гру­зии. Их всего пят­на­дцать, но давайте по порядку их пере­чис­лим. Пер­вая – это Цер­ковь Пра­во­слав­ная Кон­стан­ти­но­поля (сей­час Стам­була). В нее вхо­дят очень мно­гие хри­сти­ане. Кроме Тур­ции, в нее вхо­дят хри­сти­ане Аме­рики, Австра­лии и ряда дру­гих стран Запад­ной Европы. Вто­рая из церк­вей – это Цер­ковь Алек­сан­дрии и всей Африки, в нее вхо­дят пра­во­слав­ные хри­сти­ане в Африке, это – одна из самых быст­ро­рас­ту­щих Церк­вей, потому что очень мно­гие пле­мена в Цен­траль­ной Африке при­ни­мают сей­час Пра­во­сла­вие, при­чем в резуль­тате чудес. В 1989 году про­изо­шло чудо, под дей­ствием кото­рого, целое племя, живу­щее около горы Кили­ман­джаро, при­няло хри­сти­ан­ство. При­шел туда мис­си­о­нер отец Сте­фан и стал про­по­ве­до­вать Еван­ге­лие, а его никто не слу­шает. Замечу, что там была абсо­лютно сухая мест­ность, туда воду в цистер­нах при­во­зили. Вот он рас­сер­дился, уда­рил посо­хом, и из-под земли забила вода. И весь народ покре­стился в этой воде; источ­ник этот бьет до сих пор.

Сле­ду­ю­щая из церк­вей, Цер­ковь Антио­хии, ближ­него Востока, в нее вхо­дят пра­во­слав­ные хри­сти­ане Сирии, Ливана, Ирака, Ирана и пра­во­слав­ные хри­сти­ане Ара­вий­ского полу­ост­рова. Сле­ду­ю­щая из церк­вей – это Цер­ковь Иеру­са­лима, древ­ней­шая цер­ковь – мать всех церк­вей, Пат­ри­арх кото­рой берет каж­дый год бла­го­дат­ный огонь на Гробе Гос­под­нем, кото­рый с неба схо­дит. В Цер­ковь Иеру­са­лима вхо­дят пра­во­слав­ные хри­сти­ане Изра­иля и Иордании.

Пятая цер­ковь – это наша Цер­ковь, в кото­рую вхо­дят пра­во­слав­ные хри­сти­ане СНГ, кроме Гру­зии. Потом идет Гру­зин­ская Цер­ковь, Цер­ковь Сер­бии, Цер­ковь Бол­га­рии, Цер­ковь Румы­нии, Цер­ковь Гре­ции, Цер­ковь Кипра, Цер­ковь Алба­нии, Цер­ковь Чехо­сло­ва­кии, Цер­ковь Польши, Цер­ковь Аме­рики. Вот эти церкви все между собой объ­еди­нены един­ством Таинств, един­ством веры, един­ством иерар­хии. И когда воз­ни­кает какой-то общий цер­ков­ный вопрос, то главы Церк­вей между собой встре­ча­ются и решают эти вопросы.

В‑третьих, Цер­ковь объ­еди­няет един­ство Таинств. Вы, к при­меру, будете кре­щены в Рос­сии, в Москве, но ваше кре­ще­ние будет при­знано во всей все­лен­ной. Где бы вы ни были, вы можете прийти в любой пра­во­слав­ный храм, где угодно: в Австра­лии, в Новой Зелан­дии, хоть в Антарк­тиде – сей­час там строят храм, – вы можете быть совер­шенно спо­койны, что вас там при­ча­стят, поис­по­ве­дают, и вы будете нахо­диться в един­стве Таинств. Апо­стол Павел гово­рит так: «…и мы мно­гие одно тело; ибо все при­ча­ща­емся от одного хлеба» (1Кор. 10, 17).

Хлеб Жизни, кото­рый дает нам Хри­стос, он один во всех церк­вах мира. Все Таин­ства едины для всех церк­вей мира.

В‑четвертых, все церкви едины един­ством Закона Бога. Куда бы вы ни при­шли, вы уви­дите оди­на­ко­вые нрав­ствен­ные нормы: вы уви­дите везде, что запре­щены пре­лю­бо­де­я­ния и убий­ства, оди­на­ково запре­щены аборты (в неко­то­рых «церк­вях» и аборты раз­ре­шают), вы уви­дите, что оди­на­ково запре­щен раз­врат про­ти­во­есте­ствен­ный, запре­щено идо­ло­по­клон­ство и подоб­ные бого­хуль­ные дела. На самом деле, это необычно. Мно­гие люди думают, что так везде про­ис­хо­дит, но это совсем не так. Напри­мер, на Западе есть неко­то­рые секты, где раз­ре­шают извра­ще­ния, даже в круп­ных рели­ги­оз­ных дви­же­ниях, у бап­ти­стов, напри­мер, такое бывает, или у неко­то­рых англи­кан. Или есть места, где пыта­ются раз­ре­шать аборты (убий­ства) и так далее. Такого нет в пра­во­слав­ном мире – все пра­во­слав­ные хри­сти­ане едины в сле­до­ва­нии запо­ве­дям Божиим, кото­рые они полу­чили и кото­рые они не изме­нят нико­гда. Един­ство, опять-таки, не только в про­стран­стве, но и во вре­мени: куда бы вы ни при­шли, как бы в про­шлое ни углуб­ля­лись – запо­веди Божии будут оди­на­ковы. Как их дал Хри­стос, так они сохра­ня­ются до сих пор, так они и будут сохра­няться до конца. Это – види­мое про­яв­ле­ние един­ства Церкви, про­яв­ле­ние жизни бла­го­дат­ной, в кото­рой она живет.

Вто­рое свой­ство Церкви, по Сим­волу Веры, это свя­тость. Давайте раз­бе­рем слово «свя­той». Что зна­чит – «свя­той»?

– Кото­рый от Бога полу­чил весь свет.

– Да, вы правы: тот, кто полу­чил свет и сия­ние от Бога. Без­греш­ность – как бы след­ствие, а при­чина – то, что вода, напри­мер, про­ни­зан­ная силами Бога, све­том Бога – свя­тая. Что зна­чит «свя­той чело­век»? Чело­век, про­ни­зан­ный све­том Бога, поэтому и нимб вокруг головы изоб­ра­жают. Зна­чит, Цер­ковь Свя­тая – про­ни­зан­ная све­том Бога. И, как след­ствие, она запре­дельна для этого мира, она выде­лена из этого мира. Цер­ковь – это новый народ Бога, абсо­лютно новый. Цер­ковь – это дей­стви­тельно новое чело­ве­че­ство, иное. Как мы уже гово­рили, здесь нахо­дятся люди иной с иной при­ро­дой: и с чело­ве­че­ской, и еще – с Боже­ствен­ной, кото­рая в них дей­ствует, и поэтому Цер­ковь имеет силы побеж­дать любой грех и учить вся­кой доб­ро­де­тели. Источ­ник свя­то­сти Церкви в Самом Боге, Кото­рый живет в ней. Дух Божий живет в Церкви – Дух Свя­той, Он – дыха­ние Церкви. Свя­тость дает Кровь Хри­стова, потому что Хри­стос абсо­лютно свят, Он – Пра­вед­ник. И эту пра­вед­ность Хри­стос сооб­щает людям. Вне Церкви люди пыта­ются быть пра­вед­ными какой силой, каким спо­со­бом? «Я буду делать как можно больше доб­рых дел и стану пра­вед­ни­ком» – сво­ими силами. А в Церкви не так: «Я буду делать как можно больше доб­рых дел силами Хри­ста, и Хри­стос меня сде­лает пра­вед­ни­ком». Раз­ницу ощу­ща­ете? И поэтому, соб­ственно, и удача сопут­ствует хри­сти­а­нам, а у нехри­стиан мало что полу­ча­ется. Потому что часто бывает, что самые гор­дые люди счи­та­ются людьми пра­вед­ными, а ока­зы­ва­ются самыми мерз­кими для Господа.

– А когда доб­рое дело дела­ешь, как надо говорить?..

– «Во славу Божию», – обя­за­тельно. Во славу Хри­ста Спасителя.

– Это надо гово­рить про себя или вслух?

– Неважно. Но нужно спе­ци­ально про­го­ва­ри­вать, чтобы это пони­мать. Тогда будет истинно доб­рое дело.

– А когда не гово­ришь, доб­рым дело уже не считается?

– Оно доб­рое, но не Божие, оно есте­ствен­ное доб­рое дело, но оно не имеет веч­ных послед­ствий, ска­жем так. Понятно: если вы не хотели веч­ных послед­ствий, вы их не полу­чите. Как это про­ис­хо­дит, будем в дру­гой раз отдельно гово­рить. Обя­за­тельно надо гово­рить: «Во славу Божию».

Итак, теперь воз­ни­кает вопрос: Цер­ковь назы­ва­ется Свя­той, так как свят ее Глава, свята Кровь Гос­подня, кото­рая ее питает, свят Дух Божий, Кото­рый в ней живет. Но как же она Свя­тая, если в нее вхо­дят греш­ные люди? А вот здесь очень инте­рес­ный момент: дело в том, что люди нахо­дятся в Церкви, будучи в боль­шей или мень­шей сте­пени охва­чены жиз­нью Церкви. Потому что, если мы совер­шаем грех, то не даем тем самым силе Божией в нас дей­ство­вать. Вот, к при­меру, возь­мем наш орга­низм: если мы нач­нем сдав­ли­вать палец, кровь пере­ста­нет посту­пать, палец нач­нет крас­неть. Чем силь­нее его при­жмем, тем хуже ему ста­нет. Грех дей­ствует на нашу душу так же, как и это «пере­жи­ма­ние» на палец. Мы – члены Тела Хри­ста, сде­лав грех, не даем силе Божией вхо­дить в нас. Чем больше грех, тем силь­нее сдав­ли­ва­ние. Но, если чело­век пока­ялся, то он пробку эту уни­что­жил, Бог уни­что­жил его грех, и чело­век стал опять про­пи­тан силой Бога, он снова стал свя­тым, потому что грех ему был прощен.

– Чело­век пошел, испо­ве­до­вался, его про­стили, и он сразу стал святой?

– Когда грех про­щен, это озна­чает, что «пробка» исчезла. Дру­гое дело, что нужно послед­ствия греха изле­чить. Если вы будете долго с пере­жа­тым паль­цем нахо­диться, в тка­нях могут начаться нехо­ро­шие изме­не­ния, так вот они будут посте­пенно зале­чи­ваться. Есте­ственно, поэтому неко­то­рые нега­тив­ные про­цессы бывают и после испо­веди. Грех про­щен, а вот послед­ствия греха (мы об этом сей­час будем гово­рить) оста­ются, и их надо зале­чи­вать, а могут и не остаться, зави­сит от сте­пени сер­деч­но­сти исповеди.

Ино­гда бывает грех, в кото­ром чело­век не хочет рас­ка­и­ваться: тяже­лый грех, и чело­век не рас­ка­и­ва­ется. Напри­мер, он извра­щает Откро­ве­ние Божие и вво­дит ересь или бого­хуль­ство. Или уби­вает и гово­рит: «Я буду уби­вать дальше». Или пре­лю­бо­дей­ствует и гово­рит: «Я буду пре­лю­бо­дей­ство­вать дальше». Такой чело­век отпа­дает от Церкви, он отсе­ка­ется неви­димо или видимо Богом от Церкви. Бывает, люди ино­гда при­ча­ща­ются и уми­рают. Ино­гда это про­яв­ля­ется так, что людям плохо в церкви ста­но­вится: у них начи­нает болеть голова, ста­но­вится душно, или начи­нает мутить в церкви. Про­ис­хо­дит это потому, что бла­го­дать Божия оттор­гает их злые дела. Именно по этой при­чине им плохо ста­но­вится в храме. Ино­гда дохо­дит до того, что они про­сто уми­рают, забо­ле­вают и уми­рают. Это след­ствие того, что люди в нерас­ка­ян­ном грехе дер­зают при­хо­дить к Богу, и Свет их сжи­гает. Пони­ма­ете? Один и тот же Свет может и сжечь, и исцелить…

Бывает и види­мый суд Церкви. Мы гово­рили, что епи­скоп обла­дает вла­стью суда и может отлу­чить от Церкви тех людей, кото­рые про­ти­вятся Откро­ве­нию Божию. При­ме­ром тому может быть отлу­че­ние Льва Тол­стого. Лев Тол­стой за то, что отка­зался верить в Лич­ного Бога, за то, что поху­лил Хри­ста Спа­си­теля, поху­лил Божию Матерь и Свя­тое При­ча­стие, был отлу­чен от Церкви и лишен хри­сти­ан­ского погре­бе­ния: он без отпе­ва­ния зако­пан был в землю. И спра­вед­ливо, потому что он поху­лил Бога и не захо­тел в этом пока­яться; чтобы люди не пыта­лись сле­до­вать его уче­нию, не думали, что его уче­ние хри­сти­ан­ское, чтобы пони­мали, что он – враг Божий, враг Церкви.

Хотя был очень такой страш­ный эпи­зод в его жизни… Я немножко отвле­кусь, чтобы рас­ска­зать, что за страш­ное уче­ние он измыс­лил. Через год после его смерти тол­стовцы собра­лись на его могилу, и во время тра­ур­ного митинга из могилы выползла гадюка и ужа­лила одного из детей. Тол­стовцы раз­рыли могилу. Выяс­ни­лось, что в обла­сти груди покой­ника, в могилу ухо­дит глу­бо­кий ход, кото­рый он идет прямо к груди Тол­стого. Змея свила свое гнездо прямо на груди у него в могиле. Пред­став­ля­ете! Вот такой духов­ный знак, что чело­век, кото­рый поху­лил Бога и был отлу­чен от Церкви, стал гнез­дом для этих страш­ных змей в знак того, что он был одер­жим врагом.

Недавно, на Архи­ерей­ском Соборе 1994 года, были отлу­чены от Церкви те люди, кото­рые ходят к кол­ду­нам, экс­тра­сен­сам, к народ­ным цели­те­лям, и те, кто сам этим зани­ма­ется. Отлу­чены те люди, кото­рые после­до­вали уче­нию Рери­хов, Е. П. Бла­ват­ской. То есть, если люди при­дер­жи­ва­ются раз­лич­ных сек­тант­ский уче­ний, они отлу­ча­ются от Церкви. Тор­же­ствен­ное поста­нов­ле­ние Архи­ерей­ского Собора 1994 года стало при­ме­ром того, как Цер­ковь отлу­чает от себя людей, кото­рые иска­жают Откро­ве­ние Бога. Отлу­чен­ный чело­век, не может при­ча­щаться, не может даже в храм Божий вхо­дить, его нельзя поми­нать в запис­ках, его нельзя отпе­вать, о нем нельзя молиться – Цер­ковь его счи­тает чужим чело­ве­ком, и он остав­ля­ется на суд Бога. А суд Божий обычно не замед­ляет в таких слу­чаях. Мы знаем, что люди, кото­рые враж­до­вали про­тив Бога, хорошо не закан­чи­вали. Один из осно­во­по­лож­ни­ков марк­сизма, Фри­дрих Энгельс, умер от рака языка и гор­тани: чем чело­век гре­шил, тем его и наказывают.

Итак, вы видите, что Цер­ковь очи­щает себя. Она очи­щает через пока­я­ние, а если чело­век не хочет каяться – через отлу­че­ние. Таким обра­зом, Цер­ковь ока­зы­ва­ется Свя­той, несмотря на то, что в нее вхо­дят греш­ники. Каю­щи­еся греш­ники про­сто выле­чи­ва­ются. Свя­тость про­яв­ля­ется в изле­че­нии греха.

Сле­ду­ю­щее свой­ство Церкви назы­ва­ется «собор­ность». В чем заклю­ча­ется собор­ность, как вы дума­ете? Мы веруем в Собор­ную Церковь.

– «Собор» от слова «соби­рать».

– Да. Дей­стви­тельно, собор­ная, потому что она нас соби­рает, собран­ная из всех наро­дов. Слово «собор­ная» явля­ется пере­во­дом слова «кафо­ли­че­ская» (или «като­ли­че­ская») – то есть целост­ная. Нашу Цер­ковь назы­вают Кафо­ли­че­ской Цер­ко­вью. Запад­ная цер­ковь оста­вила это слово без перевода.

Цер­ковь назы­ва­ется «собор­ной», потому что она соби­рает в себе всю пол­ноту Откро­ве­ния. Это Откро­ве­ние, кото­рое в ней нахо­дится от всех вре­мен, кото­рое доста­точно для дости­же­ния Бога. Вне­цер­ков­ное зна­ние нам для спа­се­ния не нужно. Откро­ве­ние это необ­хо­димо для всех наро­дов, потому что в Церкви Пра­во­слав­ной нет «ни Еллина, ни Иудея, ни обре­за­ния, ни необ­ре­за­ния, вар­вара, Скифа, раба, сво­бод­ного, но все иво всем Хри­стос» (Кол. 3, 11), в ней нет рус­ского, тата­рина, еврея, чукчи, чеченца – любой чело­век, если он хочет спа­стись, дол­жен быть хри­сти­а­ни­ном. Любой чело­век, не вошед­ший в Цер­ковь, – любой наци­о­наль­но­сти, – погиб­нет для веч­но­сти. Поэтому Цер­ковь назы­ва­ется «собор­ной». В Церкви нет наци­о­на­лизма, в Церкви люди одной «наци­о­наль­но­сти» – пра­во­слав­ные хри­сти­ане. Так муче­ники, когда их спра­ши­вали на допро­сах: «Какой ты наци­о­наль­но­сти?» – отве­чали: «Моя наци­о­наль­ность – хри­сти­а­нин». А когда спра­ши­вали: «А родина твоя где?» – как вы дума­ете, что они отве­чали? «Родина моя на Небе». И, таким обра­зом, они пока­зы­вали точ­ность своей веры. Наша родина – Родина на Небесах.

Чело­век в Церкви ста­но­вится еди­ным со всеми нами. Цер­ковь для всех вре­мен, нет такого вре­мени, для кото­рого бы Цер­ковь уста­рела, так как она исхо­дит от Веч­ного Бога, Кото­рый вне вся­кого времени.

И, нако­нец, Цер­ковь имеет Силы для изле­че­ния всех видов греха. Нет такого греха, кото­рый бы не могла изле­чить Цер­ковь. Цер­ковь может выле­чить нар­ко­ма­нию – и она лечит. Цер­ковь может выле­чить от алко­го­лизма – и она лечит. Цер­ковь может выле­чить блуд – и она лечит. Цер­ковь может исце­лить убий­ство – и грех убий­ства она изле­чи­вает. Все виды греха, вплоть до самых тяже­лых, лечатся Церковью.

Цер­ковь учит всем видам доб­ро­де­тели – от самых малень­ких, до самых вели­ких. В Церкви есть все сред­ства для этого, поэтому она назы­ва­ется Собор­ной, она собрана из всех наро­дов и соби­рает всю пол­ноту Истины в себе. Как гово­рил свя­той Ири­ней Лион­ский: «Не надо искать Истину вне Церкви, в кото­рую, как в бога­тую сокро­вищ­ницу, апо­столы поло­жили все, необ­хо­ди­мое для Спа­се­ния, она есть сокро­вище Духа Святаго».

Нако­нец, чет­вер­тое свой­ство Церкви заклю­ча­ется в том, что она была осно­вана послан­ни­ками Бога – это Цер­ковь Апо­столь­ская. Хри­стос через апо­сто­лов создал Цер­ковь, через две­на­дцать Своих уче­ни­ков, кото­рым дал дар Свя­таго Духа в день Пятидесятницы.

Итак, Цер­ковь – Апо­столь­ская, потому что она управ­ля­ется пре­ем­ни­ками апо­сто­лов, через кото­рых, как через нерв­ные каналы, идет бла­го­дать Духа Свя­таго на всех людей. Но Апо­столь­ской она назы­ва­ется еще по дру­гой при­чине. У Церкви есть зада­ние, кото­рое дал ей Бог, кото­рое она должна выпол­нять. Какое это зада­ние? Доне­сти Еван­ге­лие до всех наро­дов Земли. Все люди всех вре­мен должны услы­шать о Хри­сте, и, если они при­мут эту весть, они будут спа­сены. Когда Цер­ковь испол­нит эту задачу, то есть когда весть о Вос­крес­шем Гос­поде будет доне­сена до всех наро­дов земли, все народы смо­гут при­нять хри­сти­ан­ство (не обя­за­тельно, что все при­мут – все смо­гут узнать об этом), тогда Бог закон­чит исто­рию мира. Он собе­рет всех людей, кото­рые пре­дузнаны Им до начала мира; все люди, кото­рые захо­тят спа­стись, полу­чат спа­се­ние. Бог знает всех тех, кто хочет спа­стись, где бы они ни нахо­ди­лись, ибо Бог знает сердца людей, и только Он один знает. Почему окон­чит исто­рию мира? А потому, что «уро­жай» собран.

Потом мир будет пере­де­лан, и Цер­ковь достиг­нет сво­его конца, она будет пол­но­стью собрана в день Воскресения.

Цер­ковь состоит из несколь­ких частей: она не огра­ни­чи­ва­ется только нынеш­ним миром, – в Цер­ковь также вхо­дят умер­шие люди. Вы зна­ете, что мы за умер­ших молимся, потому что люди, кото­рые вошли в Цер­ковь, не выхо­дят из нее в момент смерти. Цер­ковь объ­еди­ня­ется Богом, Кото­рый напол­няет Все­лен­ную, Он и за гро­бом такой же Бог. Вот поэтому чело­век, вошед­ший в Цер­ковь, оста­ется с Богом и после смерти. И свя­тые, то есть пра­вед­ники, умер­шие и ушед­шие от нас, молятся за людей, кото­рые на земле. Мы все соеди­нены сою­зом любви – все хри­сти­ане свя­заны на земле и на Небе­сах. Люди, кото­рые гре­шили, но не отпа­дали от Церкви, даже если они попали в места зато­че­ния после смерти, но не были зато­чены во грехе, они могут быть осво­бож­дены по молит­вам Церкви. На бого­слу­же­ниях мы молимся, подаем записки за умер­ших хри­стиан – только за хри­стиан, как за кре­ще­ных, кото­рые веро­вали. А если был кре­ще­ный, но неве­ру­ю­щий… Если не веро­вал, как же ему можно помочь?

– А за ате­и­стов нельзя подавать?

– Если явный ате­ист, то, конечно, нельзя. Дру­гое дело, что бывают слу­чаи, когда мы не знаем – веру­ю­щий или неве­ру­ю­щий. Вы зна­ете, есть такой юри­ди­че­ский прин­цип: пре­зумп­ция неви­нов­но­сти. В таком слу­чае мы пред­по­ла­гаем, что, ско­рее всего, он был верующий.

– А если веру­ю­щий, но не крещеный?

– Тогда он, есте­ственно, вне Церкви. Мы пода­вать записку за него не можем. То есть Цер­ковь молится только о своих. Некре­ще­ный не в Теле Церкви, он не со Хри­стом, над ним тяго­теет ста­рое про­кля­тие Адама, кото­рому было ска­зано: «…прах ты и в прах воз­вра­тишься» (Быт. 3, 19). Тело пре­вра­тится в прах, а дух уйдет в землю – в ад.

Кроме одного исклю­че­ния… Чело­век может спа­стись и некре­ще­ным, если его каз­нили за Хри­ста. Такой чело­век может быть спа­сен, даже если он некре­ще­ный, потому что он кре­ще­ние при­ни­мает своей кровью.

В Цер­ковь также вхо­дят, кроме людей, дру­гие суще­ства, бес­плот­ные духи – Ангелы. Почему нам Ангелы-Хра­ни­тели даются в Кре­ще­нии, потому что они наши бра­тья, они – члены Все­мир­ной Церкви, кото­рая не огра­ни­чи­ва­ется Зем­лей, но охва­ты­вает всю Все­лен­ную. Ведь Цер­ковь освя­щает весь мир: освя­щает воду, семена… У кого есть ого­роды, знайте, что можно семена освя­щать, чтобы бла­го­сло­ве­ние Божие было на земле. Цер­ковь освя­щает дома, машины, освя­щает роды… Есть раз­ные виды освя­ще­ния. Цер­ковь бла­го­слов­ляет этот мир, потому что мир сотво­рен Богом. Через Цер­ковь бла­го­сло­ве­ние Божие изли­ва­ется на всю Вселенную.

Но каким обра­зом, через какие «каналы», как вообще осу­ществ­ля­ется пере­дача нетвар­ной жизни Самого Бога в Церкви? Эти «каналы» назы­ва­ются Таин­ствами. Слово «таин­ство» про­ис­хо­дит, от слова «тайна». То есть это тай­ное (таин­ствен­ное) дей­ствие Самого Бога. Таин­ство – это некий внеш­ний обряд, в кото­ром под внеш­ней фор­мой скры­ва­ется таин­ствен­ное дей­ствие Самого Бога, Кото­рый пере­де­лы­вает всего чело­века. Глав­ных Таинств в Церкви – семь. Какие это Таинства?

Кре­ще­ние, без кото­рого нет Спа­се­ния. Гос­подь ска­зал: «…если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Цар­ствие Божие» (Ин. 3, 5). Нет в чело­веке таких орга­нов чувств, чтобы смочь уви­деть, услы­шать, ощу­тить свет Бога. Чело­век слеп и глух, не имеет обо­ня­ния и ося­за­ния, он наг и не видит света Бога, внутри его нет сил Бога.

Кре­ще­ние – это дей­стви­тельно Таин­ство, когда чело­век уми­рает для ста­рой жизни и рож­да­ется для новой, это пере­рож­де­ние чело­века, это новое тво­ре­ние чело­века: чело­век уми­рает для жизни во грехе, рож­да­ется для жизни в пра­вед­но­сти. Он уми­рает вме­сте со Хри­стом и вос­кре­сает вме­сте с Ним, и Дух Божий пере­рож­дает его. У него появ­ля­ются органы чувств: новые глаза, новые уши, кото­рыми потом нужно будет учиться поль­зо­ваться. Так же, как когда мы были малень­кими… После Кре­ще­ния нужно овла­деть орга­нами чувств, кото­рые нам даны, и исполь­зо­вать их, пра­вильно реализовывать.

Как про­ис­хо­дит Таин­ство Кре­ще­ния? Самое глав­ное в Кре­ще­нии – это трое­крат­ное погру­же­ние тела чело­века в воду с при­зы­ва­нием имени Отца, и Сына, и Свя­таго Духа. Почему трое­крат­ное? Потому что Гос­подь был три дня в гробу…

Бывает, в слу­чае нехватки воды или в экс­тре­маль­ных ситу­а­циях может быть трое­крат­ное обли­ва­ние чело­века. Но пра­виль­ная форма – трое­крат­ное погру­же­ние в воду.

– А вто­рой раз кре­ститься можно?

– Нельзя. Кре­ще­ние одно. В Сим­воле Веры гово­рится: «Испо­ве­дую (про­воз­гла­шаю вслух) едино Кре­ще­ние во остав­ле­ние гре­хов».

Кре­ще­ние, дей­стви­тельно, совер­ша­ется одна­жды, потому что это рож­де­ние, а мы рож­да­емся телом один раз и духовно рож­да­емся тоже один раз. Погру­жают в воду, потому что как Гос­подь был в гробу, пол­но­стью всем Телом, так и чело­век пол­но­стью погру­жа­ется в воду и выхо­дит обнов­лен­ный, как бы пере­плав­лен­ный Свя­тым Духом.

Почему в воде? Потому что в самом начале Бог, когда тво­рил мир, пер­вое, что Он сотво­рил, это была вода. «В начале сотво­рил Бог небо и землю. Земля же была без­видна и пуста, и тьма над без­дною, и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1, 1–2).

И вода Богом дана как очи­ще­ние. Водой Бог очи­стил пер­вый мир, когда весь мир погру­зился в блуд, раз­врат и бого­хуль­ство, Он навел Потоп и тогда смыл весь грех с земли.

Потом Бог спас евреев из еги­пет­ского раб­ства. Каким обра­зом? Они про­шли сквозь воду – Крас­ное море, оно разо­шлось, а перед вой­ском фара­она сошлось. Когда чело­век про­хо­дит через Кре­ще­ние, тоже про­хо­дит через воду, и враг поги­бает в воде. Некре­ще­ный чело­век нахо­дится во тьме, в его душе живет диа­вол – в пря­мом смысле этого слова. Это чув­ству­ется, когда чело­века «несет». Про­ис­хо­дит это по-раз­ному: неко­то­рых несет в блуд, неко­то­рых – в пьян­ство, в гнев. Это дей­ствие диавола.

– А у кре­ще­ного такого не бывает?

– Если он сам не при­гла­сил его к себе. Если он к себе позвал: «Иди ко мне, диа­вол, обратно», – конечно, диа­вол при­дет с радо­стью. Гос­подь ска­зал: «Когда нечи­стый дух вый­дет из чело­века, то ходит по без­вод­ным местам, ища покоя, и не нахо­дит; тогда гово­рит: «воз­вра­щусь в дом мой, откуда я вышел». И, придя, нахо­дит его неза­ня­тым, выме­тен­ным и убран­ным; тогда идет и берет с собою семь дру­гих духов, злей­ших себя, и, войдя, живут там; и бывает для чело­века того послед­нее хуже пер­вого» (Мф. 12, 43–45).

Поэтому дом дол­жен быть заполненным.

– Ска­жите, пожа­луй­ста, что такое кре­ще­ние огнем?

– Кре­ще­ние огнем – это кре­ще­ние тех людей, кото­рые не захо­тят быть кре­щены во Имя Бога, они будут погру­жены в огонь веч­ный. Оно при­над­ле­жит всем людям, кото­рые не захо­тели кре­ститься пер­выми двумя кре­ще­ни­ями – водой и Духом. Те люди, кото­рые не захо­тели полу­чить силы Бога: буд­ди­сты, мусуль­мане, иудеи, без­бож­ники – они будет кре­щены огнем, то есть они будут бро­шены в веч­ный огонь, кото­рый при­го­тов­лен дья­волу и анге­лам его. Это и есть кре­ще­ние, то есть погру­же­ние в огонь.

Слово «кре­ще­ние», соб­ственно, и озна­чает «погру­же­ние», и по-сла­вян­ски – то же самое.

Итак, как про­ис­хо­дит Кре­ще­ние? Каков поря­док Таин­ства и что необ­хо­димо для Кре­ще­ния? Для Кре­ще­ния необ­хо­дима пра­во­слав­ная вера, без нее Кре­ще­ние невоз­можно. Как гово­рит апо­стол Павел: «А без веры уго­дить Богу невоз­можно…» (Евр. 11, 6).

Кто не верует, не может быть кре­щен. Как Гос­подь ска­зал: «Кто будет веро­вать и кре­ститься, спа­сен будет; а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет» (Мк. 16, 16).

Мера веры очень чет­кая: это Сим­вол Веры, кото­рый мы все с вами учим наизусть. Чело­век, веря­щий вопреки Сим­волу Веры, не может быть кре­щен. Если чело­век вхо­дит в воду, не веря в Бога или веря непра­вильно – созна­тельно непра­вильно, хочет обма­нуть свя­щен­ника, – то вода при­мет его, а Дух Свя­той не при­мет, он родится мерт­вым. Он родится, но мерт­во­рож­ден­ным, пони­ма­ете. Такой чело­век будет мерт­вым, если не верит в Бога. Бывали слу­чаи, когда люди, не веря­щие в Бога, схо­дили в купель Кре­ще­ния – поглу­миться. Неко­то­рых кол­дуны посы­лают кре­ститься, я знаю, чтобы поглу­миться над свя­ты­ней, поиз­де­ваться. Такие люди будут нака­заны Богом, они, есте­ственно, ника­кой пользы от Кре­ще­ния не полу­чат. Бога ведь не обманешь.

Вот часто спра­ши­вают: а как же мла­денца кре­стят? Мла­ден­цев мы кре­стим тоже по вере – по вере роди­те­лей и крест­ных. Если нет веры роди­те­лей и крест­ных, Кре­ще­ния мла­денца не может быть.

У меня был слу­чай, когда я отка­зался кре­стить мла­денца: он был доста­точно здо­ров, поэтому я не боялся за его жизнь. Я потре­бо­вал от роди­те­лей и от крест­ных, чтобы они испо­ве­дали Пра­во­слав­ную веру. Выдал Сим­вол Веры: «Как только вы его выучите, сразу окрещу мла­денца, если согла­си­тесь с содер­жа­нием Сим­вола». Потому что роди­тели мне заявили, что они ате­и­сты, и крест­ные ска­зали, что они в Бога не верят, но «вроде что-то есть». Я ска­зал, что во «что-то есть», я не крещу, я крещу во имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа.

Итак, что от вас тре­бу­ется? Пер­вое: тре­бу­ется пра­во­слав­ная вера. Вера – Сим­вол Веры, кото­рый вы полу­чили. Вера созна­тель­ная, поэтому вы должны в Сим­воле Веры понять каж­дое слово, а если что-то непо­нятно, обя­за­тельно спра­ши­вайте. Но, если, про­чи­тав вообще весь текст, хоть одно слово пока­за­лось вам непо­нят­ным, обя­за­тельно спра­ши­вайте, чтобы пони­мать каж­дое слово.

Как гово­рил свя­ти­тель Фила­рет Мос­ков­ский: если ты чита­ешь Сим­вол Веры, но не пони­ма­ешь и не при­ни­ма­ешь его серд­цем, ты гово­ришь хоро­шую веру – веру Бога, веру свя­тых Отцов, веру свя­тых апо­сто­лов, но это не твоя вера. А когда ты при­нял серд­цем, она будет твоя.

Конечно же, кре­ща­е­мые должны читать Слово Божие. Должны читать Новый Завет – четыре Еван­ге­лия, Дея­ния свя­тых Апо­сто­лов. Есть еще книги, жела­тель­ные для изу­че­ния, – это Книга Бытия. Раньше, по пра­ви­лам Церкви, огла­ше­ние, под­го­товка к Кре­ще­нию, должно было длиться 40 дней. Это пра­виль­ная норма хри­сти­ан­ской жизни, когда чело­век начи­нает гото­виться к Кре­ще­нию. Если он не болеет, он дол­жен в тече­ние 40 дней гото­виться: вспо­ми­нать свои грехи, за три дня до Кре­ще­ния хорошо начать поститься, то есть не есть мяс­ных и молоч­ных про­дук­тов; молиться Богу, только не молит­вой «Отче наш», потому что молит­вой Гос­под­ней чело­век может молиться только после Кре­ще­ния, потому что рож­да­ется для Бога чело­век только в момент Кре­ще­ния, тогда он усы­нов­ля­ется Богом, рож­да­ется для Бога.

Крест­ное зна­ме­ние накла­ды­вать на себя некре­ще­ному можно. Некре­ще­ный чело­век может ходить в храм и, более того, дол­жен ходить в храм по вос­крес­ным дням и сто­ять до слов: «Елицы огла­шен­нии, изы­дите». То есть, огла­шен­ные – это те, кто не кре­щены, те, кто слу­шает Слово Божие. Вы должны сто­ять до этого момента, слу­шать Слово Божие; если будет про­по­ведь, ее слу­шать, потом слу­шать молитву, кото­рая за вас будет воз­но­ситься, а после слов: «Елицы огла­шен­нии, изы­дите» – выхо­дить. Дальше начи­на­ется служба для тех, кто уже крещен .

Некре­ще­ным можно при­кла­ды­ваться к ико­нам. Но некре­ще­ному нельзя пить свя­тую воду и вку­шать просфоры, потому что это свя­тыня, свя­зан­ная с При­ча­стием, а При­ча­стие чело­век не может вку­шать до при­ня­тия Кре­ще­ния. Просфоры – это то, что исполь­зу­ется в Литургии.

Само же Кре­ще­ние состоит из сле­ду­ю­щих момен­тов. Если чело­век был в ином рели­ги­оз­ном дви­же­нии: был в секте, или был мусуль­ма­ни­ном, иудеем или языч­ни­ком, то такой чело­век дол­жен перед Кре­ще­нием обя­за­тельно отречься от заблуж­де­ний ислама, иуда­изма и так далее.

Есть спе­ци­аль­ный чин отре­че­ния, кото­рый дол­жен про­ис­хо­дить перед Кре­ще­нием. Если вы пред­ва­ри­тельно ска­зали, что вы мусуль­ма­нин, то вам нужно отре­каться от опре­де­лен­ных заблуж­де­ний ислама: от веры в то, что будто бы Бог оди­но­кий, – мы верим, что Бог – Троица.

– Отре­каться письменно?

– Нет, устно. От веры в то, что Мухам­мед – пророк.

– Почему Мухам­мед не пророк?

– Мухам­мед – про­рок, но не Бога, хотя бы потому, что он извра­тил Откро­ве­ние Бога: он не верил в рас­пя­тие Хри­ста, задолго пред­ска­зан­ное истин­ными про­ро­ками. Он не верил в Вос­кре­се­ние Хри­ста из мерт­вых. Разве может истин­ный про­рок отвер­гать такое? Разве может истин­ный про­рок гово­рить, что Бог пове­ле­вает делать зло, что от Бога исхо­дит добро и зло? Ведь Бог не может Себе про­ти­во­ре­чить: не может быть, чтобы про­ро­кам Мои­сею, Давиду, Исайе Он пред­ска­зы­вает одно, Еван­ге­лие Хри­ста гово­рит то же, Хри­стос и Его апо­столы сви­де­тель­ствуют об этом же, а при­хо­дит «послед­ний про­рок» и выво­ра­чи­вает все наизнанку.

Да и может ли истин­ный про­рок полу­чать «откро­ве­ние» в состо­я­нии, когда он падает на землю, кор­чится, и у него идет изо рта пена? Это дей­ствия истин­ного про­рока или это дей­ствия иного суще­ства? Мухам­мед именно так полу­чал откро­ве­ния: он падал на землю в при­падке, у него шла пена, и потом он полу­чал «откро­ве­ние».

Виде­ние, кото­рое он видел на горе Хива, это виде­ние бесов­ское. Вспом­ните, если кто-то есть из мусуль­ман, – он уви­дел огром­ного чер­ного духа, кото­рый был до небес, и кото­рый стал душить его, застав­ляя читать… Мухам­мед гово­рил: «Я не умею читать», а тот застав­лял. И только, когда Мухам­мед согла­сился, тогда начал полу­чать «откро­ве­ния».

Бог так не делает, Бог не душит людей. Пред­став­ля­ете: вы при­шли кре­ститься, и вдруг на вас напала какая-то сила, кото­рая начала вас душить? Это невоз­можно. Тво­рец не будет к Сво­ему тво­ре­нию так отно­ситься. Кстати, инте­ресно, что сам Мухам­мед, когда полу­чил откро­ве­ние, счи­тал, что он стал бес­но­ва­тым, но его пере­убе­дила соб­ствен­ная жена – Хадиджа.

Чело­век дол­жен отречься от убеж­де­ний, в кото­рых он был, и любой взрос­лый чело­век дол­жен пока­яться в своих гре­хах, для того чтобы их больше не повто­рять. Все грехи про­ща­ются, когда чело­век погру­жа­ется в воду. Даже если он не пока­ялся явно, грехи будут про­щены, но если он в них не рас­ка­ялся, ему легче будет к ним опять вер­нуться. Поэтому мы обя­за­тельно при­ни­маем пока­я­ние человека.

– А если чело­век не пом­нит свои грехи?

– Все грехи смы­ва­ются, но нужно обя­за­тельно каяться в тех гре­хах, кото­рые помните, чтобы их не повто­рять. Чтобы в них рас­ка­яться, попро­сить про­ще­ния у Бога и при­ми­риться с Богом – вот в этом смысл.

Поэтому Гос­подь и гово­рит через апо­стола Петра: «…покай­тесь, и да кре­стится каж­дый из вас во имя Иисуса Хри­ста для про­ще­ния гре­хов; и полу­чите дар Свя­таго Духа» (Деян. 2, 38).

Именно поэтому в Церкви все­гда был один поря­док: чело­век сна­чала каялся, а потом кре­стился – так пра­виль­нее. Без пока­я­ния у нас кре­стятся только мла­денцы, потому что они без лич­ного греха. Хотя в них есть пер­во­род­ный грех.

Дальше вот что про­ис­хо­дит. Мла­денцу наре­ка­ется имя – чита­ется молитва наре­че­ния имени. Кстати, вы должны знать, что даже если у вас имя, кото­рое есть в свят­цах, вы можете его поме­нять. Но, правда, это не обя­за­тельно. Если у вас не хри­сти­ан­ское имя, хри­сти­ан­ское имя обычно нахо­дит свя­щен­ник. Если имя хри­сти­ан­ское, тогда обычно кре­стятся с этим име­нем. Но в любой ситу­а­ции: меняем мы имя или не меняем, у чело­века все равно имя новое. Почему? Во-пер­вых, оно запи­сы­ва­ется в Книге Жизни у Бога, а во-вто­рых, имя свя­зы­вает чело­века с кем-то из свя­тых, то есть у чело­века появ­ля­ется небес­ный друг на Небе – свя­той тезка, кото­рый очень сильно забо­тится об этом чело­веке, и день памяти свя­того – это его лич­ный глав­ный празд­ник – день име­нин. В этот день, когда празд­ну­ется память вашего свя­того, нужно обя­за­тельно при­ча­щаться, а потом праздновать.

Так что обя­за­тельно спра­ши­вайте у свя­щен­ника, когда будете кре­ститься, в честь кого вас кре­стили, потому что свя­тых с одним име­нем бывает много.

Потом над чело­ве­ком начи­на­ется чин изгна­ния злых духов. Из людей изго­ня­ется диа­вол, и Цер­ковь гово­рит две молитвы, обра­щен­ные не к Богу, а к диа­волу. Крат­кое их содер­жа­ние такое: «Пошел вон! И чтоб близко здесь не был!». И диа­вол уходит.

Это часто бывает видно. У меня был слу­чай, когда я кре­стил одну нар­ко­манку, и ей стало очень плохо после этих молитв. Ее начало душить во время чте­ния Сим­вола Веры, она стала падать в обмо­рок во время Кре­ще­ния, но я все равно не под­дался на про­во­ка­ции, я погру­зил ее, и во время тре­тьего погру­же­ния она сразу при­шла в себя, потому что диа­вол вышел. Это явный при­мер, как он действует.

Если вы бывали на Кре­ще­нии детей, то зна­ете, что ино­гда малень­кие дети в этот момент начи­нают кри­чать. Это свя­зано с тем, что их роди­тели в нече­стии жили, поэтому на детей диа­вол дей­ствует очень сильно. Любой чело­век может это уви­деть в храме, а свя­зано это с дей­ствием диавола.

Диа­вол выго­ня­ется из чело­века. После того, как диа­вол из чело­века изгнан, ему пред­ла­га­ется от него отречься. Свя­щен­ник спра­ши­вает: жела­ете ли вы отречься от сатаны, от всех его дел, от всех его анге­лов… Дела сатаны – это злые дела; ангелы сатаны – это те духи, кото­рые выдают себя за язы­че­ских богов, кото­рые выдают себя за кос­ми­че­ские энергии.

Перед Кре­ще­нием, после изгна­ния злых духов, ты отре­ка­ешься от сатаны, от всех его дел, от всех анге­лов его, от всей гор­дыни, от всего слу­же­ния его…

– Что такое слу­же­ние сатаны?

– Это все лож­ные рели­гии. Кроме лож­ных рели­гий, это еще магии, чаро­дей­ства, аст­ро­ло­гия и так далее. И, нако­нец, «от всей гордыни…».

Гор­дыня сатаны – что это такое? Это пом­пез­ность сатаны, то есть мас­со­вые зре­лища, кото­рыми диа­вол гор­дится. Пред­став­ля­ете, вот вышли после фут­бола люди и начи­нают все гро­мить. Как вы дума­ете, кто за ними стоит?

– Диа­вол.

– Ну, оче­видно. Так ведь? У чело­века неудер­жи­мое жела­ние все изуро­до­вать – оче­видно, что за этим диа­вол стоит. Или чело­век выхо­дит с рок-фести­валя, у него глаза безум­ные, он что-то нечле­но­раз­дельно орет… А кто за ним стоит? Диа­вол. Он ведь очень гор­дится, он ликует и веселится.

Чело­век идет в ноч­ной клуб, нар­ко­ма­нить, пьян­ство­вать. Как вы дума­ете, кому это нравится?

Был в Москве свя­той, Васи­лий Бла­жен­ный, он был Хри­ста ради юро­ди­вый, изоб­ра­жал из себя сума­сшед­шего, делал так, чтобы его не хва­лили. Он обла­дал про­ро­че­ским даром. И как-то подо­шел он к кабаку и стал цело­вать наруж­ные углы. Его спра­ши­вают: «А чего же ты целу­ешь углы у кабака?». Он отве­чает: «Здесь Ангелы-Хра­ни­тели стоят и плачут».

Пони­ма­ете? А диа­вол ликует вот в этих каба­ках. Поэтому чело­век отре­каться дол­жен от этой гор­дыни, от тех зре­лищ, в кото­рых он не будет больше участвовать.

Ну, что каса­ется спорта, вы, навер­няка, зна­ете, что Цер­ковь все­гда была за лич­ный спорт – за физ­куль­туру, за лыжи, за ката­ние на вело­си­педе, на чем угодно, но лично. Но Цер­ковь все­гда была про­тив боль­шого спорта, кото­рый вре­ден для здо­ро­вья самого спортс­мена и кото­рый при­во­дит к мас­со­вым повре­жде­ниям орга­низма. Очень чет­кое раз­де­ле­ние: мы за то, что помо­гает здо­ро­вью, но про­тив того, что мешает здо­ро­вью. Бог Тво­рец создал чело­века не для того, чтобы он себя ломал. Вы зна­ете, что мно­гие спортс­менки, напри­мер, теперь рожать не могут.

А после того, как чело­век отре­ка­ется от диа­вола, он на него дует и плюет, на запад, потому что запад – это область тьмы. Так – оттал­ки­ваем, дуем и плюем на него – чтобы с ним навсе­гда порвать.

Затем чело­век пово­ра­чи­ва­ется лицом на восток, опус­кает руки в знак сми­ре­ния перед Лицом Бога и обе­щает быть вер­ным Хри­сту. Свя­щен­ник спра­ши­вает: «Ты жела­ешь соче­таться со Христом?»

Чело­век гово­рит: «Соче­та­ва­юсь». Свя­щен­ник гово­рит: «А веришь ли ты в Него?» – «Я верую Ему, как Царю и Богу». И после этого чело­век тор­же­ственно при­но­сит при­сягу Хри­сту – читает Сим­вол Веры. После того, как он про­чи­тал Сим­вол Веры, начи­на­ется само Таинство.

После этого свя­щен­ник наде­вает белые одежды – в знак радо­сти, потому что одно из назва­ний Кре­ще­ния – «Про­све­ще­ние», про­ни­зы­ва­ние све­том. Он зажи­гает три свечи над купе­лью – в знак того, что Кре­ще­ние про­ис­хо­дит во Имя Свя­той Тро­ицы, освя­ща­ется вода, кадится вода, она про­ни­зы­ва­ется Силами Свя­таго Духа; чело­век пома­зы­ва­ется освя­щен­ным мас­лом, чтобы ему выскольз­нуть из рук дья­вола. Чело­век раз­де­ва­ется, спус­ка­ется в воду, и свя­щен­ник его три­жды погру­жает в воду со сло­вами: «Кре­ща­ется раб Божий (имя) во имя Отца, аминь», – пер­вый раз погру­жа­ется. «И Сына, аминь», – вто­рой раз погру­жа­ется. «И Свя­таго Духа, аминь», – тре­тий раз погру­жа­ется пол­но­стью в воду.

Почему я так говорю? Неко­то­рые начи­нают выпры­ги­вать после пер­вого же погру­же­ния, неко­то­рые начи­нают руками махать… Не надо так делать. Никто вас не уто­пит, там неглу­боко, пол­но­стью погру­зи­тесь – все будет нормально.

– Погру­жа­ется в кре­щаль­ной рубашке?

– Нет, кре­щаль­ная рубашка наде­ва­ется потом, погру­жа­ется чело­век нагим. Я скажу, как я делаю, чтобы ни жен­щины, ни муж­чины не стес­ня­лись. Я прошу всех брать боль­шие бан­ные поло­тенца. Чело­век сна­чала раз­де­ва­ется до ниж­него белья или до купаль­ника, я его пома­зы­ваю мас­лом, чело­век раз­ма­зы­вает по себе масло, чтобы выскольз­нуть из рук диа­вола, чтобы полу­чить силу Свя­таго Духа. Потом я отво­ра­чи­ва­юсь, чело­век спус­ка­ется в воду, раз­дев­шись пол­но­стью, я его три­жды погру­жаю, а потом я раз­во­ра­чи­ваю поло­тенце, чело­век выхо­дит, я его обо­ра­чи­ваю поло­тен­цем, наде­ваю на него крест, наде­ваю на него кре­стиль­ную рубашку.

И в тот момент, когда вы погру­зи­тесь в воду, вам будут про­щены все грехи: про­щен пер­во­род­ный грех и все лич­ные грехи, и вы будете про­ни­заны све­том Бога. Вы вый­дете наружу, на вас наде­нут белую одежду в знак чистоты вашей души. Это будет пер­вая ваша свя­тыня. Вам будет дана свеча в знак того, что ваш дух стал теперь гореть перед Богом, и в напо­ми­на­ние, что «так да све­тит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши доб­рые дела и про­слав­ляли Отца вашего Небес­ного» (Мф. 5, 16).

И наде­нут на вас крест в знак того, что вы будете носить на себе скорби ради Хри­ста. «…Если кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой, и сле­дуй за Мною» (Мф. 16, 24).

Крест, сни­мать нельзя нико­гда: ни когда мое­тесь, ни когда спите.

– А крест поку­пать? Надо его освящать?

– Если вы в храме при­об­ре­та­ете, то он освя­щен­ный, а если не в храме – его нужно освя­тить на молебне.

– Нужны ли крестные?

– Крест­ные обя­за­тельны для детей до 14 лет. После, если у вас есть близ­кие дру­зья, кото­рые могут за вас пору­читься, и они с вами не в род­ствен­ных отно­ше­ниях, и не будут в род­ствен­ных отно­ше­ниях, – это хорошо. Если крест­ный помо­жет вам в даль­ней­шем воцер­ков­ляться – это хорошо.

Крест нико­гда не сни­ма­ется. Ни когда мое­тесь, ни когда купа­е­тесь, ни в бане – нигде. Известно, напри­мер, что само­убийц прак­ти­че­ски нико­гда не нахо­дят с кре­стами. Мой зна­ко­мый пато­ло­го­ана­том мне рас­ска­зы­вал, из его прак­тики известно: само­убийц с кре­стами почти не нахо­дят. То есть диа­вол не может окон­ча­тельно убить чело­века, не заста­вив его пред­ва­ри­тельно снять крест. Крест – это наша защита, ни в коем слу­чае не сни­майте его.

После этого начи­на­ется новое Таин­ство, вто­рое Таин­ство Церкви – Таин­ство Миро­по­ма­за­ния, Таин­ство Свя­таго Духа. Чело­веку вкла­ды­ва­ются силы Жизни Веч­ной внутрь него, он вхо­дит в лич­ные отно­ше­ния с Богом, кото­рые больше нико­гда не повто­рятся, – он лицом к Лицу ста­но­вится перед своим Созда­те­лем. Чита­ется молитва, и чело­век пома­зы­ва­ется освя­щен­ным миром – бла­го­вон­ным мас­лом, кото­рое освя­щает Свя­тей­ший Пат­ри­арх. Пома­зы­ва­ется лоб, глаза, ноздри, рот, уши, грудь, руки, ноги. На эти части тела освя­щен­ным миром нано­сятся кре­стики, кото­рые потом сти­рают в конце чина Освя­ще­ния. Через Миро­по­ма­за­ние внутрь чело­века вхо­дят силы Бога, ему даются силы для тво­ре­ния истинно доб­рых дел.

Помните, мы гово­рили о делах доб­рых, лож­ных и истин­ных. Истинно доб­рые дела дела­ются силою Свя­таго Духа, кото­рый вкла­ды­ва­ется в чело­века, а Он в вас есть с момента Кре­ще­ния, Его нужно только раз­ду­вать, как пламя, чтобы «семечко» про­росло и выросло в вас в дерево Веч­ной Жизни.

После Миро­по­ма­за­ния чело­век три­жды обхо­дит вокруг купели со сло­вами апо­стола Павла: «Елицы во Хри­ста кре­сти­стеся, во Хри­ста обле­ко­стеся, алли­луиа» – «все вы, во Хри­ста кре­стив­ши­еся, во Хри­ста облек­лись» (Гал. 3, 27). Хва­лите Того, Кто есть, был и будет – хва­лите Сущего, в знак того, что мы в веч­ном союзе со Христом.

И после этого чита­ются отрывки из Апо­стола и из Еван­ге­лия, кото­рые повест­вуют о смысле Кре­ще­ния. В нашем храме Кре­ще­ние часто соеди­ня­ется с Литур­гией, поэтому чело­век сразу и при­ча­ща­ется. Но даже, если Кре­ще­ние с Литур­гией не соеди­ня­ется, нужно немед­ленно при­ча­ститься Свя­тых Хри­сто­вых Тайн.

До Кре­ще­ния, есте­ственно, никто не при­ча­ща­ется. Что такое При­ча­стие? Это самое глав­ное Таин­ство Церкви – сердце жизни Церкви – это самая вели­кая Тайна Тайн, кото­рые у нас есть, кото­рая и назы­ва­ется «Свя­тые Тайны». Это вели­кое Таин­ство Любви, когда в нас, под видом хлеба и вина, вхо­дит Само Тело и Кровь Гос­подни, Сам Хри­стос Своим Телом и Кро­вью, Своей душой бес­смерт­ной, вос­крес­шей с вос­крес­шим телом, вме­сте с Боже­ством Своим вхо­дит в нас и пре­тво­ряет нас, пере­де­лы­вает нас. Мы ста­но­вимся пре­об­ра­жен­ными, и мы ста­но­вимся чле­нами Тела Хри­ста. Не как пища обыч­ная пре­вра­ща­ется в нас – когда вхо­дит в нас Тело Хри­стово, мы ста­но­вимся частью Тела Христа.

При­ча­щаться нужно как можно чаще: не реже раза в месяц, и чем чаще, тем лучше. Но не чаще, чем раз в день. Можно каж­дый день, если готовитесь.

Обычно, для тех, кто при­ча­ща­ется раз в месяц, под­го­товка бывает такая. Постится три дня, потом читает три Канона: Хри­сту, Божией Матери и Ангелу-Хра­ни­телю. И После­до­ва­ние ко При­ча­стию. Он обя­за­тельно бывает на вечер­ней службе. Кается в своих гре­хах. Нато­щак при­хо­дит в день При­ча­стия: ничего не ест, не пьет с полу­ночи – и при­ча­ща­ется Тела и Крови Господних.

– И уже не исповедуется?

– Нет, если он с вечера испо­ве­до­вался, конечно.

Чем чаще чело­век при­ча­ща­ется, тем меньше постится. Хотя молит­вен­ное пра­вило оста­ется одинаковым.

Итак, что идет дальше? Что есть пока­я­ние? Это – Таин­ство, когда чело­век назы­вает свои грехи перед свя­щен­ни­ком, про­сит у Бога помощи, чтобы их больше нико­гда не повто­рять, обе­щает все силы при­ло­жить, чтобы их не повто­рять, при­знает себя вино­ва­тым, и Бог про­щает ему эти грехи и дает силы их не повто­рять. Это дей­стви­тельно Таин­ство, кото­рое помо­гает изле­чи­вать грехи, кото­рые совер­шены после Крещения.

За тяже­лые грехи чело­веку дается епи­ти­мья, то есть неко­то­рое лече­ние, свя­зан­ное с молит­вен­ным пра­ви­лом, или с неко­то­рым отлу­че­нием от При­ча­стия, или с опре­де­лен­ными делами мило­сер­дия, чтобы чело­век выле­чил свою душу от послед­ствий греха. Зачем нужна епи­ти­мья? Пред­ставьте: вот в вас пуля попала. Пулю выта­щили – оста­лась рана. Надо, чтоб рана зарас­тала, поэтому нужно к ней спе­ци­аль­ные лекар­ства при­кла­ды­вать. Вот епи­ти­мья – это и есть лекар­ство. Пока­я­ние – это когда вытас­ки­ва­ется пуля, но, если рана боль­шая, рану нужно зале­чи­вать. Поэтому свя­щен­ники могут дать молит­вен­ное пра­вило, опре­де­лен­ное коли­че­ство покло­нов, на неко­то­рое время отлу­чить от При­ча­стия – все это для того, чтобы выле­чить чело­века от этого греха.

Свя­щен­ник об этом гово­рит на Испо­веди. Если есть смерт­ные грехи, то ино­гда полезно бывает попро­сить себе епи­ти­мью для того, чтобы залечить.

– А в Биб­лии напи­сано, что для Бога все грехи одинаковые…

– Нет. Биб­лия прямо гово­рит, что грехи раз­ные есть. Апо­стол Иоанн Бого­слов гово­рит так: «Если кто видит брата сво­его согре­ша­ю­щего гре­хом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согре­ша­ю­щему гре­хом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился. Вся­кая неправда есть грех; но есть грех не к смерти» (1Ин. 5, 16–17). Что такое грехи «к смерти»? Грехи к смерти настолько сильно раз­ла­гают чело­века, что чело­век сразу же после смерти, если в этом грехе умрет, пой­дет в ад, потому что он уже не спо­со­бен к встрече с Богом, если он не раскается.

– Если крест свой про­дать, это силь­ный грех?

– Конечно силь­ный грех.

– Что надо для того, чтобы испра­вить такой грех?

– Епи­ти­мью нужно, но это нужно лично с вами раз­го­ва­ри­вать. Епи­ти­мья бывает лич­ная, как лекар­ства бывают лич­ные, их нельзя исполь­зо­вать уни­вер­сально. О гре­хах мы будем спе­ци­ально гово­рить в сле­ду­ю­щий раз, я про­сто не хочу сей­час на этой теме подробно оста­нав­ли­ваться, но отве­чаю, что может быть, напри­мер, грех такой – когда чело­век оскор­бил дру­гого, и грех, когда чело­век убил дру­гого чело­века, – это раз­ные грехи.

– А воров­ство – это какой грех?

– Тяже­лый грех. В неко­то­рых слу­чаях может быть и смертный.

– То есть стоит наравне с убийством?

– С убий­ством, конечно. Вполне логично, потому что часто воров­ство пере­те­кает в убийство.

Итак, теперь каса­тельно сле­ду­ю­щих Таинств. После Таин­ства испо­веди есть Таин­ство Брака. Когда люди хотят всту­пить в хри­сти­ан­ский брак – муж­чина и жен­щина – они должны обя­за­тельно вен­чаться. В этом Таин­стве чело­веку даются силы для созда­ния хри­сти­ан­ской семьи: муж ста­но­вится обра­зом Хри­ста, жена – обра­зом Церкви. Муж ста­но­вится гла­вой семьи, а жена ста­но­вится – телом. Глава – чело­век, кото­рый отве­чает за семью, чело­век, кото­рый про­ду­мы­вает все, чело­век, кото­рый явля­ется защит­ни­ком жены, поэтому есть слово: «за мужем». А жена – это та, кото­рая под­дер­жи­вает, укреп­ляет мужа. Поэтому, в прин­ципе, в хри­сти­ан­стве все должно быть именно так. Даются силы к вос­пи­та­нию детей в Боге, силы к тому, чтобы любовь не уми­рала, а раз­го­ра­лась. Есте­ственно, силы эти можно исполь­зо­вать, но можно их и не исполь­зо­вать. Поэтому, если люди вен­ча­лись, это не зна­чит, что обя­за­тельно они будут вечно жить вместе.

Вы зна­ете, что в Церкви вен­чан­ный брак рас­па­да­ется редко, то есть очень мало пово­дов для раз­вода. Это или супру­же­ская невер­ность, или поку­ше­ние на убий­ство, если жена без ведома мужа сде­лала аборт. Потому что она стала убий­цей, убила соб­ствен­ного ребенка. В таких слу­чаях воз­мо­жен раз­вод, и муж имеет право на повтор­ный брак, в отли­чие от жены.

– А жена не может выхо­дить замуж больше?

– Да, потому что она виновата.

– А выкидыш?

– Нет, выки­дыш – это не убий­ство, речь идет о созна­тель­ном убий­стве – аборте.

Если муж знал о пла­ни­ру­е­мом аборте, то вино­ваты оба и, есте­ственно, раз­вод здесь не при­чем. Есть и дру­гие при­меры: тяже­лое пси­хи­че­ское забо­ле­ва­ние или, напри­мер, нар­ко­ма­ния. Но так – по несход­ству харак­те­ров – Цер­ковь не разводит.

Цер­ко­вью допус­ка­ется вто­рой и тре­тий брак. Об этом апо­стол Павел гово­рит прямо, Биб­лия гово­рит прямо, что вто­рой и тре­тий брак допус­ка­ется, как снис­хож­де­ние: в слу­чае вдов­ства и в слу­чае закон­ного раз­вода. «Без­брач­ным же и вдо­вам говорю: хорошо им оста­ваться, как я. Но если не могут воз­дер­жаться, пусть всту­пают в брак; ибо лучше всту­пить в брак, нежели раз­жи­гаться» (1Кор. 7, 8–9).

«Соеди­нен ли ты с женой? не ищи раз­вода. Остался ли без жены? не ищи жены. Впро­чем, если и женишься, не согре­шишь; и если девица вый­дет замуж, не согре­шит. Но тако­вые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль» (1Кор. 7, 27–28).

«Итак я желаю, чтобы моло­дые вдовы всту­пали в брак, рож­дали детей, управ­ляли домом и не пода­вали про­тив­нику ника­кого повода к зло­ре­чию; ибо неко­то­рые уже совра­ти­лись вслед сатаны» (1Тим. 5, 14–15).

Для повтор­ных бра­ков есть спе­ци­аль­ный чин, но он уже не празд­нич­ный, а покаянный.

– Это не счи­та­ется блудом?

– Нет, это не грех, но это, конечно же, хуже, чем пер­вый брак.

Еще лучше, чем брак есть состо­я­ние дев­ства, мона­ше­ства, когда чело­век настолько любит Бога, что готов ради Него сохра­нить свое девство.

– А монашка не имеет права выйти замуж?

– Ну, конечно, нет, это уже будет клят­во­пре­ступ­ле­ние. Она пол­но­стью отдала себя Богу. Мона­ше­ство – это выс­ший путь, но оно не для всех дается, нельзя застав­лять всех быть монахами.

– А жен­щина, кото­рая была заму­жем, она уже не имеет права стать монахиней?

– Имеет право. Если она не вырас­тила еще детей, то не имеет, то есть она не имеет право бро­сать то, что ей прямо Богом поручено.

Сле­ду­ю­щее Таин­ство, кото­рое есть в Церкви, – это Таин­ство Собо­ро­ва­ния или Еле­освя­ще­ние. Это Таин­ство, в кото­ром чело­веку даются силы для исце­ле­ния телес­ных болез­ней, Таин­ство для исце­ле­ния. Мно­гие этого не знают и непра­вильно пони­мают, но это Таин­ство – спе­ци­ально для исце­ле­ний. Если чело­век забо­лел, он дол­жен попро­сить свя­щен­ни­ков, и они пома­жут его мас­лом – елеем, и чело­век исце­лится. В моей свя­щен­ни­че­ской прак­тике были мно­го­крат­ные слу­чаи, когда люди выздо­рав­ли­вали даже после инсуль­тов. После обшир­ного инсульта, пройдя Собо­ро­ва­ние, через две недели чело­век уже стоял на своих ногах, при­хо­дил в храм. Вы пред­став­ля­ете, что такое обшир­ный инсульт? Чело­век пол­но­стью пара­ли­зо­ван­ный лежит.

Вот, соб­ственно, Таин­ство для того и дано. Есть тра­ди­ция собо­ро­ваться каж­дым Вели­ким Постом даже людям не очень сильно боль­ным. Но это – тра­ди­ция, это необя­за­тельно, а вот обя­за­тельно чело­веку собо­ро­ваться, если он забо­лел тяже­лой болез­нью. Собо­ро­ва­ние исце­ляет не только тело, но и душу чело­века, для этого оно вос­ста­нав­ли­вает в памяти забы­тые грехи, чело­век вспо­ми­нает свои грехи, кото­рые были сде­ланы, он в них рас­ка­и­ва­ется, и дей­ствие этих гре­хов на чело­века пре­кра­ща­ется. Грехи, кото­рые чело­век сде­лал в неве­де­нии, пре­кра­щают его разлагать.

Нако­нец, сле­ду­ю­щее Таин­ство – Таин­ство Свя­щен­ства, когда через воз­ло­же­ния рук епи­скопа чело­век при­об­ре­тает силы к слу­же­нию Богу в Церкви, при­об­ре­тает спо­соб­ность пере­дачи бла­го­дати Свя­таго Духа.

Свя­щен­ни­ками могут быть не все. У нас в Церкви только муж­чины могут быть свя­щен­ни­ками, и только те, кото­рые после Кре­ще­ния не делали смерт­ных гре­хов. То есть люди, кото­рые уби­вали, пре­лю­бо­дей­ство­вали, воро­вали, не могут быть священниками.

– А если в армии или на войне убивал?

– Строго по пра­ви­лам, уже нельзя, хотя это и не при­рав­ни­ва­ется к убий­ству, конечно же. У нас сей­час бывают исклю­че­ния, но по пра­ви­лам Церкви – нельзя. Тяж­кий грех, совер­шен­ный чело­ве­ком, пре­пят­ствует рукоположению.

Также мешают руко­по­ло­же­нию слу­чаи, когда жена свя­щен­ника не сохра­нила дев­ство до брака, если кан­ди­дат в свя­щен­ство женат вто­рым бра­ком или его жена вто­рой раз выхо­дит замуж за него. Жена должна быть у свя­щен­ника дев­ствен­ни­цей или она должна хра­нить чистоту после Кре­ще­ния. Если она поте­ряла дев­ство до Кре­ще­ния, но после Кре­ще­ния хра­нила чистоту, то она вполне может быть женой свя­щен­ника. Также, если она была заму­жем до Кре­ще­ния, после Кре­ще­ния она, всту­пив в брак, хра­нит чистоту, то она может стать женой свя­щен­ника. Потому что до Кре­ще­ния вся жизнь – ноль – ее про­сто нет. Из нее сохра­ня­ются только доб­рые дела, кото­рые были до Кре­ще­ния, они оста­ются, а все осталь­ное исчезает.

Свя­щен­ники и диа­коны нахо­дятся в под­чи­не­нии епи­ско­пов, а епи­скоп может быть только мона­хом, и он руко­по­ла­га­ется двумя или тремя епи­ско­пами по реше­нию Патриарха.

Вот таковы нормы Церкви. Такие Таин­ства есть в Церкви.

Цер­ковь пред­ла­гает опре­де­лен­ный ритм жизни. Если мы «ино­пла­не­тяне», в неко­то­ром смысле, у нас есть свои прин­ципы, есть опре­де­лен­ный ритм жизни, кото­рый отли­ча­ется от ритма жизни мира. Напри­мер, у моло­дежи какой ритм? Поспали, поучи­лись, пошли «ото­рва­лись» на дис­ко­теке. Ритмы там несколько дру­гие, а у нас свой ритм. Хри­сти­а­нин утром проснулся, он помо­лится, чтобы поутру уни­что­жить вся­кие злые замыслы на весь день. Он захо­тел есть, что он делает? Он читает «Отче наш» и кре­стит еду обя­за­тельно. Перед едой он не забу­дет выпить свя­той воды, съесть просфору или анти­дор. Хорошо пома­заться мас­лом, хорошо во время молитвы зажи­гать свечки, лам­падки, иметь «крас­ный угол». Вообще дома у хри­стиан освя­щены обычно. На восточ­ной стене дела­ется «крас­ный угол», где ста­вятся иконы.

После того, как чело­век поел, что он делает? Не забы­вает бла­го­да­рить Бога: «Бла­го­да­рим Тя, Хри­сте Боже наш…» Он читает бла­го­дар­ствен­ные молитвы после еды. Потому что небла­го­дар­ным быть – это свин­ство. Ведь ска­зано: «Вся­кая пища освя­ща­ется Сло­вом Божиим и молитвой».

Если чело­век доб­рое дело делает, он перед нача­лом молится: «Гос­поди, помоги!» Если хри­сти­а­нин выхо­дит на доб­рое дело, он и «Царю Небес­ный» про­чи­тает. Если дело особо важ­ное, он пой­дет в храм и зака­жет моле­бен о доб­ром деле. Есть молитва, напри­мер, перед путе­ше­ствием. Захо­тели куда-нибудь поехать, куда-то очень далеко, или на само­лете поле­теть, пошли в храм, попро­сили свя­щен­ника, он молитву вам про­чи­тал на бла­го­сло­ве­ние путе­ше­ствия. Можно про­сто попро­сить бла­го­сло­ве­ние на дорогу. И он бла­го­сло­вит – и поедете, а если ска­жете: «Мне нужно молитвы перед путе­ше­ствием», свя­щен­ник про­чи­тает молитвы перед путешествием.

Перед родами, вы при­ча­сти­лись, подо­шли к свя­щен­нику, ска­зали: «Мне надо перед родами молитвы про­чи­тать». Есть также молитвы на освя­ще­ние семян и на бла­го­сло­ве­ние ого­род­ных работ, на стро­и­тель­ство дома и так далее – на вся­кие доб­рые дела.

Перед злыми делами мы не молимся, потому что мы их делать не будем.

Вече­ром перед сном мы читаем «Молитвы на сон гря­ду­щим», чтобы освя­титься, чтобы Гос­подь нас хра­нил ночью.

Как начи­нать молиться? Купите молит­во­слов и сло­ва­рик, и возь­мите себе такое пра­вило: сна­чала не читайте все пра­вило сразу, – такой совет дает свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник – про­чи­тайте несколько молитв, раз­бе­рите их пред­ва­ри­тельно, чтобы пони­мать каж­дое слово, и ими моли­тесь. Потом добавьте еще моли­товку, пол­но­стью поняв каж­дое ее слово. Потом еще, и так все пра­вило. Не оста­нав­ли­вай­тесь, пока все пра­вило не возь­мете, чтобы оно все про­шло через ваш разум. Потому что Биб­лия гово­рит: «лучше пять слов ска­зать умом моим, чтобы и дру­гих наста­вить, нежели тьму слов на незна­ко­мом языке» (1Кор. 14, 19).

Зачем мы молимся по-цер­ков­но­сла­вян­ски? Чтобы наш разум был отде­лен от обыч­ных слов. Пони­ма­ете? От обыч­ных ассо­ци­а­ций. Гру­зины могут по-гру­зин­ски молиться, татары – по-татар­ски, это понятно. Если для чело­века род­ной язык не рус­ский, он может молиться на своем наци­о­наль­ном языке, но теми молит­вами, кото­рые бла­го­слов­лены Цер­ко­вью. Можно молиться и сво­ими сло­вами, эта молитва, конечно, тоже никем не осуж­да­ется, но при этом нужно пом­нить, что молиться мы должны Богу во имя Иисуса Хри­ста, то есть во имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа, обя­за­тельно, потому что иначе молитва не будет услышана.

Что читают еще, кроме молитв утрен­них, вечер­них? Хри­сти­ане читают Слово Божие каж­дый день. Обя­за­тельно мы читаем в день хотя бы по главе Еван­ге­лия, две главы Апо­стола и хоть несколько псал­мов – это обя­за­тельно. Но очень хорошо читать еще Вет­хий Завет, поне­множку. Изу­чайте Слово Божие и по нему живите.

Дальше, что каса­ется ритма. Два дня каж­дую неделю пост­ные. Мы постимся обя­за­тельно: в среду – вспо­ми­на­ется пре­да­тель­ство Гос­пода Иудой, в пят­ницу – вспо­ми­на­ется Его Рас­пя­тие. Мы не едим мяс­ных, молоч­ных про­дук­тов во время всех постов и вне вре­мени от Пасхи до Тро­ицы, в среду и пят­ницу мы не едим рыбу в пост, если нет Праздника.

Есть также четыре боль­ших поста. За семь недель до Пасхи начи­на­ется Вели­кий Пост, стро­гий пост, когда мы только два раза едим рыбу. Потом есть Пет­ров­ский пост, кото­рый начи­на­ется через неделю после Тро­ицы и идет до 12 июля. Потом пост Успен­ский, начи­ная с 14 авгу­ста до 27 авгу­ста, это тоже стро­гий пост. Пет­ров­ский – лег­кий пост, с рыбой, а Успен­ский – стро­гий пост, без рыбы. И, нако­нец, Рож­де­ствен­ский пост, лег­кий пост, кото­рый начи­на­ется 28 ноября и идет до 6 января. Эти посты мы хра­ним, то есть мы в эти дни воз­дер­жи­ва­емся от опре­де­лен­ных видов пищи, кото­рые я назы­вал. Оста­ток денеж­ных средств, раз­ницу в сумме, мы раз­даем нищим. Больше вре­мени посвя­щаем делам благотворительности.

Мы не можем еще поститься по той при­чине, что в храме не бываем. А это и невоз­можно: если чело­век в храме не бывает, пост у него про­па­дет насмарку, это про­ве­рено экспериментально.

В суб­боту вече­ром, в вос­кре­се­нье утром мы где бываем? Обя­за­тельно в храме. Мы можем не быть в храме при трех малень­ких усло­виях: если мы нахо­димся в городе, где нет храма; если мы пара­ли­зо­ваны, или у нас тем­пе­ра­тура 40 гра­ду­сов, плохо себя чув­ствуем; если мы сидим в тюрьме. Наде­юсь, за Имя Хри­ста Спасителя.

В таком слу­чае мы можем не быть в храме, а во всех осталь­ных слу­чаях мы должны быть в храме. Поехали на дачу – нашли храм рядом. Если там нет службы вече­ром, то хотя бы утром мы должны быть в храме.

И помните: с вечера суб­боты до вечера вос­кре­се­нья мы пре­кра­щаем работу, мы не делаем ника­ких своих дел, кроме добрых.

Также мы празд­нуем Пасху и две­на­дцать глав­ных Празд­ни­ков Церкви: Рож­де­ство Пре­свя­той Бого­ро­дицы, Воз­дви­же­ние Кре­ста Гос­подня, Вве­де­ние во храм Пре­свя­той Бого­ро­дицы, Рож­де­ство Хри­стово, Кре­ще­ние Гос­подне, Сре­те­ние Гос­подне, Бла­го­ве­ще­ние, Вход Гос­по­день в Иеру­са­лим, Воз­не­се­ние Гос­подне, Пяти­де­сят­ницу, Пре­об­ра­же­ние Гос­подне и Успе­ние Пре­свя­той Бого­ро­дицы. Вот две­на­дцать глав­ных празд­ни­ков. В эти дни мы обя­за­тельно бываем в храме, даже, если мы рабо­таем, мы идем на ран­нюю службу, но празд­ник этот празд­нуем. Конечно, если есть воз­мож­ность, лучше в эти дни не рабо­тать. И, конечно же, мы должны отме­чать дру­гие празд­ники, как можем, по мере необходимости.

Очень хороша такая прак­тика – это необя­за­тельно, но дам вам прак­ти­че­ский совет, чтобы было легче жить: почаще захо­дите в храм, служба есть, нет – неважно, минут пять постойте, вдох­ните гру­дью Божий воз­дух, свечку поставьте, покло­ни­тесь, и дальше идите по своим делам.

А что должно про­ис­хо­дить внутри чело­века, как чело­век дол­жен внут­ренне расти, как дол­жен бороться с гре­хом, как дол­жен взра­щи­вать доб­ро­де­тели, об этом мы пого­во­рим в сле­ду­ю­щий раз.

 

^ О Заповедях Божиих

Сего­дня мы будем гово­рить о запо­ве­дях Гос­под­них: что такое хорошо и что такое плохо с точки зре­ния Пра­во­слав­ной Церкви. Как вы в обыч­ной жизни это определяете?

– Суще­ствуют раз­ные нормы. Те, кото­рые во всех учеб­ни­ках про­пи­саны, их и при­дер­жи­ва­ются. Ска­жем, можно понять, что добро – это когда какие-то финан­со­вые сред­ства идут в помощь нуж­да­ю­щимся. Навер­ное, это одно из самых глав­ных дел, каким может зани­маться чело­век, – благотворительность.

– А, напри­мер, дея­тель­ность геро­и­но­вой мафии, кото­рая зани­ма­ется бла­го­тво­ри­тель­но­стью спе­ци­ально для вывода из геро­и­но­вой зави­си­мо­сти, чтобы потом снова «под­са­дить». Это добро или зло? Это та реаль­ность, с кото­рой мы стал­ки­ва­емся. Тоже бла­го­тво­ри­тель­ность, между про­чим. Только внешне, формально.

Нормы бывают раз­ные. Напри­мер, в нашем обще­стве есть совер­шенно без­об­раз­ная норма – делать аборты. При­чем доста­точно мно­гие счи­тают, что это пра­вильно. Как вы дума­ете, с точки зре­ния нор­маль­ного чело­века, разве это может быть нор­мой – уби­вать дру­гих людей? Уби­вать про­сто невин­ного чело­века, без­за­щит­ного, слабенького…

– Но есть и дру­гая сто­рона, мно­гие счи­тают, что если мать не может про­кор­мить ребенка…

– …зна­чит, его надо убить.

– Зачем нам его муче­ния – часто это слу­жит оправ­да­нием…

– Это очень инте­рес­ное оправ­да­ние. Давайте посмот­рим дальше: вот чело­век забо­лел, и его очень сложно про­кор­мить. Поэтому зна­ете, что мы сде­лаем? Мы убьем его – и всё! Древ­ние якуты так и делали. До при­ня­тия хри­сти­ан­ства в Яку­тии был такой обы­чай, что ста­ри­ков уво­дили в тундру и остав­ляли там без еды. И это счи­та­лось нор­маль­ным. А зачем лиш­ний рот? Он же рабо­тать не может, пользы обще­ству не при­но­сит. Его не про­кор­мишь. Поэтому лучше пусть его там волки съе­дят. Было еще такое племя в южных пред­го­рьях Урала, согласно обы­чаям кото­рого люди своих роди­те­лей, когда те ста­но­ви­лись ста­рыми, бес­по­мощ­ными, душили и съе­дали. И мясо зря не про­па­дает, и полу­ча­ется «польза» обще­ству. О чем это гово­рит? О том, что обще­ствен­ные нормы – это вещь очень свое­об­раз­ная. В нор­маль­ных обще­ствах до недав­него вре­мени аборты карали смерт­ной каз­нью, или ссы­лали лет на десять, как это, напри­мер, было в Рос­сий­ской Импе­рии. А сей­час это счи­та­ется нор­мой и, более того, пра­вом чело­века. Я не пони­мал и до сих пор не могу понять, как это может отно­ситься к пра­вам чело­века. Или, напри­мер, до совсем недав­него вре­мени прак­ти­че­ски во всех стра­нах была такая норма, что пре­лю­бо­де­я­ние и гомо­сек­су­а­лизм явля­лись пре­ступ­ле­ни­ями. При­чем пре­ступ­ле­ни­ями про­тив госу­дар­ства, кото­рые нака­зы­ва­ются тоже или смерт­ной каз­нью, или дли­тель­ными сро­ками заклю­че­ния. Но сей­час это тоже счи­та­ется нор­мой, сей­час пре­лю­бо­де­я­ние даже вос­пе­ва­ется в мил­ли­о­нах песен. Обще­ствен­ные нормы изме­ни­лись. Как вы дума­ете, а истина изме­ни­лась из-за этого или нет?

– Не должна.

– Вот почему я ставлю вопрос именно так. Потому что при таком под­ходе, когда добро и зло опре­де­ля­ются обще­ством, полу­ча­ется, что добро и зло – вещи отно­си­тель­ные. Но, тем не менее, чело­веку свой­ственно отно­ситься к добру и злу как к абсо­лют­ным вели­чи­нам. Люди под­со­зна­тельно так счи­тают, спе­ци­ально этого не обду­мы­вая, зло осуж­дают, а добро оправ­ды­вают. То есть, в любой ситу­а­ции любой чело­век, какое бы обще­ство не было обра­зо­вано, все­гда будет ста­раться делать больше доб­рых вещей, нежели злых. С чем это свя­зано? С тем, что добро и зло опре­де­ля­ются неким осо­бым обра­зом. Добро, с точки зре­ния хри­сти­ан­ства, есть сле­до­ва­ние воле Бога, а зло есть нару­ше­ние воли Бога. Более того, с точки зре­ния хри­сти­ан­ства, добро есть опи­са­ние свойств Божьих, свойств сущ­но­сти Самого Бога. Мы прямо верим, что Бог цело­муд­рен, чист, кро­ток, сми­рен, Бог есть любовь. И поэтому чело­век, кото­рый делает добро, тем самым ста­но­вится похо­жим на Бога. А чело­век, кото­рый не делает добра, он, соот­вет­ственно, ста­но­вится похож на врага рода чело­ве­че­ского. Здесь еще стоит ска­зать несколько слов, что если добро – это свой­ство, сущ­ность, Самого Бога, то зло не имеет своей сущ­но­сти. Это очень важно пом­нить, потому что очень мно­гие люди гово­рят: я напился, потому что водка пло­хая; или, напри­мер, я стал нар­ко­ма­ном, потому что мак плох. Можно ска­зать, что водка плохая?

– Если ее нека­че­ственно сде­лали, то можно.

– Это если нека­че­ственно сде­лали, а нор­маль­ная каче­ствен­ная водка, она пло­хая или хорошая?

– В зави­си­мо­сти от того, как ее упо­треб­лять.

– Да. То есть, по сущ­но­сти ничего злого в ней нет, это очень важ­ная хри­сти­ан­ская норма. Однако мно­гие люди пыта­ются что-то объ­явить злом по сущ­но­сти. Гово­рят, что вот это дело злое, по сущ­но­сти своей злое. Или, напри­мер, люди гово­рят, что какое-то каче­ство тоже злое по своей сущ­но­сти. Это не так, зла по сущ­но­сти нет.

– А сига­реты?

– В прин­ципе сам по себе табак – это рас­те­ние, кото­рое может быть исполь­зо­вано в каче­стве лекар­ства, но куре­ние – это зло­упо­треб­ле­ние таба­ком. Как нар­ко­тик сам по себе хорош для обез­бо­ли­ва­ния, но плох, когда начи­нают исполь­зо­вать его в дру­гих целях. С точки зре­ния хри­сти­ан­ства, вообще любое зло есть извра­ще­ние добра. Вы, ско­рее всего, не встре­чали ни одного чело­века, кото­рый гово­рил бы о себе, что он пол­но­стью добр, без тени зла. Такие люди встре­ча­ются крайне-крайне редко, прак­ти­че­ски нико­гда. Они этим бра­ви­руют, но стоит им ука­зать на их отри­ца­тель­ные каче­ства, они будут отне­ки­ваться, все­гда будут пытаться оправ­даться, обос­но­вать свои поступки. Никто не будет зло счи­тать доб­ром, так как понятно само по себе, что это зло. А, что добро нужно делать – люди пони­мают сами по себе, без какого бы то ни было обос­но­ва­ния. Вот, напри­мер, почему плохо уби­вать? Мно­гие не заду­ма­лись, хотя все, навер­ное, дога­ды­ва­ются, что уби­вать плохо. Почему совер­шать убий­ство плохо?

– Лишать жизни дру­гого чело­века нельзя.

– Почему?

– Не знаю, про­сто нельзя.

– Вот видите, норма есть, а при­чину часто не осмыс­ли­ваем. При­чина, без­условно, есть, она свя­зана с Богом. Почему нельзя уби­вать? Потому что ты узур­пи­ру­ешь право Бога – только Тот, Кто дал жизнь, может ее и отни­мать. Вот это духов­ный корень.

– Но мать тоже дала жизнь ребенку, зна­чит, она имеет право его убивать.

– Мать не дала жизнь ребенку. Ника­кая мать нико­гда никому еще жизнь не дала. Мать – это только ору­дие, с помо­щью кото­рого Бог дает жизнь. Ведь вы не можете дать жизнь кому бы то ни было, создать жизнь твари? Для того, чтобы дать жизнь, надо создать эле­мен­тар­ные частицы, потом из них создать атомы, потом из ато­мов – моле­кулы, потом из моле­кул собрать клетку, ожи­вить ее. Никто этого не может, кроме Бога. Потому что источ­ни­ком жизни явля­ется Бог. И поэтому чело­век, кото­рый отни­мает жизнь, он, есте­ственно, нару­шает законБога.

Теперь давайте пого­во­рим о том, что такое грех. Грех – мятеж про­тив Бога, и грех есть без­за­ко­ние. Грех – нару­ше­ние Закона Бога, а, сле­до­ва­тельно, грех – это род­ствен­ник смерти. Почему? Потому что Закон был создан для жизни.

Десять запо­ве­дей: почи­тай Бога; не сде­лай идола; не про­из­носи имя Бога всуе; почи­тай день суб­бот­ний, шесть дней рабо­тай, седь­мой день – Гос­поду Богу; почи­тай роди­те­лей; не уби­вай; не пре­лю­бо­дей­ствуй; не воруй; не лже­сви­де­тель­ствуй и не зави­дуй. Если бы их соблю­дали все люди на земле, как вы дума­ете, жизнь была бы лучше или хуже?

– Конечно, лучше.

– Да, ника­ких бы войн не было, семьи бы не распадались…

– Тогда бы неин­те­ресно было…

– Не знаю, я пред­по­чел бы такой неин­те­рес­ный вариант.

– Мно­гие, когда об этом захо­дит речь, гово­рят, что неин­те­ресно было бы тогда.

– Я бы так не ска­зал. Это очень зна­чи­мое заблуж­де­ние, кото­рое свя­зано с тем, что люди думают, что грех обо­га­щает жизнь, как гово­рится: запрет­ный плод сла­док. Но раз грех есть без­за­ко­ние, то он, сле­до­ва­тельно, ведет к смерти. Биб­лия гово­рит, грех – это скре­жет зубов, крик, вопль. «И ска­зал Гос­подь: вопль Содом­ский и Гоморр­ский, велик он, и грех их, тяжел он весьма; сойду и посмотрю, точно ли они посту­пают так, каков вопль на них, вос­хо­дя­щий ко Мне, или нет; узнаю» (Быт. 18, 20–21). В Содоме люди зани­ма­лись про­ти­во­есте­ствен­ными гре­хами, и Бог пошел посмот­реть, как в Содоме себя ведут люди. Грех – это блуд. Грех есть тоска, грех есть уны­ние, грех есть нена­висть, грех есть злоба. Грех есть раз­ло­же­ние, гниль, боль, гибель. Это обо­га­щает жизнь?! Грех есть болезнь. Без болез­ней жизнь была бы скуч­ной? Пред­ставьте: никто не болеет, нет гриппа… Как же жить без гриппа, это же совер­шенно невоз­можно! Пред­став­ле­ние о кра­соте греха ложно, по-насто­я­щему люди даже не пред­став­ляют, они даже не заду­мы­ва­ются над тем, что говорят.

Давайте возь­мем обыч­ную нашу реаль­ность, не теле­ви­зи­он­ную, а реаль­ность жизни. Напри­мер, измена мужа жене или жены мужу, – она кра­сива? Чело­век тай­ком изме­няет, обма­ны­вает, лжет, потом боится всего, у него оста­ется ощу­ще­ние грязи, в семье скан­дал, подо­зре­ние, ссоры, драки. Несчаст­ные дети… Это хорошо?! Если не при­укра­ши­вать, то мрач­но­вато. Ничего хоро­шего в этом нет. Грех есть без­за­ко­ние, грех есть то, что раз­ру­шает чело­века. Тот, кто нару­шил законы при­роды, погиб­нет. Если чело­век выпрыг­нет с шест­на­дца­того этажа, он разо­бьется, потому что нару­шил закон при­роды, кото­рый уста­нов­лен, есте­ственно, Богом. То есть чело­век, кото­рый нару­шил запо­ведь Божью – не пре­лю­бо­дей­ствуйте, он тоже погиб­нет, точно так же. Более того, про­сле­жи­ва­ется пря­мая связь между гре­хом и болез­нью. Врачи из опыта своей работы заме­тили сле­ду­ю­щее: алко­го­лики забо­ле­вают цир­ро­зом печени; гор­децы – сума­сше­ствием, очень часто шизо­фре­нией. Люди, кото­рые все время думают о буду­щем, все время нерв­ни­чают, то есть, с точки зре­ния Церкви, попро­сту раз­дра­жи­тельны, они забо­ле­вают язвой желудка. Люди высо­ко­мер­ные, цеп­ля­ю­щи­еся за власть, стра­дают ише­ми­че­ской болез­нью сердца. Меди­цине известны и более нетри­ви­аль­ные вещи. Завист­ли­вый чело­век рис­кует забо­леть онко­ло­ги­че­ским забо­ле­ва­нием. Эта связь очень четко про­сле­жи­ва­ется между мно­гими болез­нями. Это не зна­чит, что любой чело­век, кото­рый болеет раком, явля­ется завист­ни­ком, но, с дру­гой сто­роны, завист­ник, ско­рее всего, забо­леет. Потому что душа и тело чело­века состав­ляют еди­ное целое. Если чело­веку стыдно, у него крас­неет лицо, правда, теперь это очень редко слу­ча­ется, но раньше такое бывало, может быть, кто-то еще пом­нит об этом. Было раньше такое чув­ство – стыд. Если чело­век счаст­лив, он улы­ба­ется, его лицо сияет. Душа с телом свя­заны, это есте­ственно. Поэтому и грех, и добро дей­ствуют на человека.

– Полу­ча­ется, что болезнь – это все­гда след­ствие греха?

– Не все­гда. Бывают болезни по дру­гим при­чи­нам, напри­мер, потому что Бог их попус­кает для славы Божьей, для того, чтобы про­сла­вить имя Свое чудом исце­ле­ния. Бывают болезни для предот­вра­ще­ния греха.

– А если болеет ребенок?

– Бывает, что это послед­ствия гре­хов родителей.

– А в чем тогда ребе­нок виноват?

– Очень про­сто, я при­веду при­мер, как это про­ис­хо­дит кон­кретно: роди­тели кололи себе нар­ко­тики, у них родился боль­ной ребе­нок. Кто виноват?

– Но почему ребе­нок дол­жен иметь какое-то отно­ше­ние к своим родителям?

– Потому что каж­дый чело­век не явля­ется замкну­той авто­ном­ной систе­мой. Он, конечно, не отве­чает за грех роди­те­лей, он не будет за это судим, но послед­ствия греха роди­те­лей на него рас­про­стра­ня­ются, есте­ственно. Это про­ис­хо­дит потому, что люди все между собой свя­заны очень тес­ными узами. Суще­ствует иллю­зия позд­него гума­низма, что люди – это отдель­ные атомы, кото­рые между собой никак не кон­так­ти­руют. Нет, все между собой свя­заны в еди­ное тело. Поэтому любой грех отра­жа­ется на всем миро­зда­нии, пор­тит все миро­зда­ние. С дру­гой сто­роны, любое доб­рое дело улуч­шает все миро­зда­ние. То есть нико­гда ника­кое злое дело или доб­рое дело не оста­нутся на одном чело­веке, они будут рас­про­стра­няться дальше. И грех, по уче­нию Церкви, имеет несколько сту­пе­ней раз­ви­тия. И вы должны опре­де­литься: будете ли вы после Свя­того Кре­ще­ния с гре­хом бороться или не будете?

– Будем стараться.

– Почему я это спра­ши­ваю? Потому что, если чело­век не хочет бороться с гре­хом, то зачем он будет кре­ститься? После Кре­ще­ния борьба с гре­хом идет совсем по-дру­гому: Божья помощь есть, но и напа­де­ния сильнее.

– Сей­час, если кто-то не будет сле­до­вать гре­хам, в обще­стве его могут не понять.

– Это их про­блемы. Если чело­век болеет жел­ту­хой и тре­бует, чтобы все закра­ши­вали в жел­тый цвет, то это его про­блемы. Наша задача сле­до­вать Богу, а уго­ждать обще­ству – это грех чело­ве­ко­уго­дия, идо­ло­по­клон­ство, один из вели­чай­ших грехов.

Так вот, грех у нас про­хо­дит сле­ду­ю­щие ста­дии. Почему мы вообще рас­смат­ри­ваем путь раз­ви­тия греха? Для того, чтобы уметь его диа­гно­сти­ро­вать вовремя. Любая болезнь про­хо­дит несколько ста­дий. И ее легче лечить на ран­них ста­диях, чем на позд­них. Пер­вая ста­дия греха назы­ва­ется при­ло­гом и про­яв­ля­ется в том, что чело­веку при­хо­дит некая мысль. Дело в том, что любой грех имеет источ­ник вне чело­века. Это очень важно пом­нить. Почему для нас воз­можно пока­я­ние? Потому что не чело­век изоб­ре­тает грех. Грех есть изоб­ре­те­ние диа­вола. Потому что диа­вол – про­тив­ник Бога и враг рода чело­ве­че­ского – пер­вый согре­шил. И поэтому чело­век, кото­рый гре­шит, всту­пает в автор­ские отно­ше­ния с диа­во­лом. Он поль­зу­ется тем, что ему пере­да­вал диа­вол. И вот, диа­вол вкла­ды­вает в чело­века мысль. Я думаю, с каж­дым чело­ве­ком это слу­ча­ется – при­хо­дит какая-нибудь гадост­ная мысль, а, может быть, и не гадост­ная, может быть, такая кра­си­вень­кая, при­ят­нень­кая, очень часто именно так полу­ча­ется. Какой при­мер при­ве­дем? Идет пост. Вы зна­ете, что постом пра­во­слав­ные хри­сти­ане не едят мяс­ных и молоч­ных про­дук­тов. Вы при­хо­дите в гости, идете на кухню и видите, что там, напри­мер, кар­бо­над, а кто его не любит? И при­хо­дит мысль: какой, однако же, вкус­ный этот кар­бо­над, как бы мне было бы здо­рово его съесть! Эта мысль – грех или нет?

– Если мысль при­шла, еще не грех.

– Конечно, если мысль еще не при­нята нами, она про­сто к нам вошла, она дверь для того, кто ее под­со­вы­вает, для диавола.

И у нас воз­ни­кают два вари­анта пове­де­ния. Пер­вый– ска­зать: да пошла ты вон, гнус­ная мысль, и все. Об этом так Биб­лия гово­рит, помните: «Бла­жен, кто возь­мет и разо­бьет мла­ден­цев твоих о камень!» (Пс. 136, 9). Эти мла­денцы – зло на самом малень­ком уровне раз­ви­тия. Его нужно взять, о каме­шек раз­бить, и все. О какой камень? О камень имени Хри­ста Спа­си­теля. И зло уйдет, и нам награда будет на Небе­сах. А люди неопыт­ные что делают обычно? Они начи­нают мысль рас­смат­ри­вать. Чело­век начи­нает отвле­каться: да, однако, вкус­ная же это вещь кар­бо­над, эта мысль пра­вильно гово­рит, какой тон­кий аро­мат он имеет. А запах! Как вдохну его…  Это назы­ва­ется сло­же­ние, вто­рая ста­дия греха. Видите, уже раз­ви­тие греха, конечно же, есть. На этой ста­дии грех уже судится, но в зави­си­мо­сти от уровня духов­ного раз­ви­тия чело­века. Для чело­века, нахо­дя­ще­гося на высо­ком уровне подвиж­ни­че­ства, это боль­ший грех. Потом мысль начи­нает захва­ты­вать. Появ­ля­ется сле­ду­ю­щая мысль: ну разве Бог заме­тит, что я съем кусок этого кар­бо­нада, для чего Ему нужно, что Ему, жалко, что ли, будет, если я кусок кар­бо­нада съем? Эта тре­тья ста­дия назы­ва­ется уже захват, то есть сло­же­ние и собе­се­до­ва­ние с этой мыс­лью. Совесть гово­рит: мил чело­век, вспомни, что уже на носу Рож­де­ство Хри­стово, тут уж подо­ждать оста­лось недельку, неужели ты не подо­ждешь ради послу­ша­ния Церкви и для того, чтобы нор­мально Рож­де­ство встре­тить? И начи­на­ется борьба. При­чем надо заме­тить, что Бог все делает так, что у сове­сти и у этой злой мысли все­гда оди­на­ко­вые шансы, пять­де­сят на пять­де­сят. Куда чело­век повер­нет – туда или туда? Если он повер­нет в пра­виль­ном направ­ле­нии и по мере сил своих спра­вится со гре­хом, то ему будет награда в Цар­ствии Небес­ном. А если он не спра­вится, то начи­на­ется сле­ду­ю­щая, чет­вер­тая ста­дия, начи­на­ется дело. И чело­век берет и съе­дает этот кар­бо­над. Потом он гово­рит: ну, все равно я съел, поем еще. Съе­дает весь кар­бо­над, кото­рый есть у гостей, и еще что-нибудь при­хва­тит в кар­ман, чтобы не заме­тили. Это назы­ва­ется дей­ствие, кото­рое, конечно, будет судиться, и за кото­рое чело­век, если не рас­ка­ется, будет нести ответ­ствен­ность на Страш­ном Суде, совер­шенно точно. Конечно, вы пони­ма­ете, что дело не в кар­бо­наде как тако­вом, потому что в кар­бо­наде, есте­ственно, нет ничего пло­хого. Грех именно в том, что чело­век его непра­вильно упо­тре­бил. Далее начи­на­ется сле­ду­ю­щая ста­дия. Чело­век сде­лал, и у него грех начи­нает вхо­дить в при­вычку. Вто­рой раз сде­лать так в этой же ситу­а­ции будет легче, вто­рой раз пост нару­шить легче. В тре­тий раз еще легче. А потом воз­ни­кает то, что назы­ва­ется в Биб­лии «сте­зей», а в нашем рядо­вом пони­ма­нии – колеей. Услов­ный рефлекс начи­на­ется. Напри­мер, когда вы вхо­дите в дом, вы авто­ма­ти­че­ски вклю­ча­ете свет. Так же начи­на­ется и с чело­ве­ком. Он, чело­век, начи­нает авто­ма­ти­че­ски делать грех. Бывает такое, по при­вычке. Напри­мер, в куре­нии это ярче всего про­яв­ля­ется. Чело­век на авто­мате, даже не думая, со стек­лян­ным взо­ром зажи­гает сигарету.

– А куре­ние – это грех?

– Конечно же, само­убий­ство. Самое насто­я­щее. Точно так же алко­го­лик нали­вает одну, дру­гую, тре­тью, чет­вер­тую рюмку – тоже авто­ма­ти­че­ски. Это состо­я­ние назы­ва­ется стра­стью. Слово «страсть» свя­зано со сло­вом «стра­дать», «стра­да­ние».

Стра­сти вызы­вают, без­условно, стра­да­ние, и чело­век, одер­жи­мый стра­стями, хоть одной из стра­стей, кото­рая захва­тила его, сам себя обре­кает на муче­ния. Он нахо­дится в состо­я­нии стра­да­ния. Эле­мен­тар­ный при­мер: куря­щий чело­век, если он не курит неделю, как ему будет, при­ятно? Его будет ломать. А если он умрет в таком состо­я­нии, что ему будет? Его будет ломать вечно. Или нар­ко­ман, или алко­го­лик. Почему? Потому что он пре­бы­вает в зави­си­мо­сти. В этом как раз и нахо­дится корень веч­ных муче­ний, кото­рые охва­ты­вают чело­века. Бог гово­рит: горите в пла­мени и в огне, кото­рый вы сами разо­жгли. Вы сами его разо­жгли, сами и мучай­тесь. «Вот, все вы, кото­рые воз­жи­га­ете огонь, воору­жен­ные зажи­га­тель­ными стре­лами, – идите в пла­мень огня вашего и стрел, рас­ка­лен­ных вами! Это будет вам от руки Моей; в муче­нии умрете» (Ис. 50, 11).

– А обжор­ство? Сколько нужно съе­дать, суще­ствуют какие-нибудь нормы?

– Норма такая – чтобы после еды чело­век хотел молиться, сохра­нил жела­ние молиться.

– Чело­век дол­жен съесть столько, чтобы хоте­лось молиться?

– Да, если после еды хочешь молиться, зна­чит, все пра­вильно. Общей нормы нет. Орга­низмы у всех раз­ные: один чело­век в день съе­дает два-три кило­грамма, дру­гой – пол­кило. То же самое чело­век, кото­рый может выпить ста­кан водки и еще нор­маль­ный будет, а дру­гому пять­де­сят грамм уже будет много.

– А если ты поел и еще хочешь, то это надо прекратить?

– Есть есть люди, кото­рым недо­ста­точно обыч­ной пор­ции еды, так пусть такой поест больше, чем только ходить и об еде думать. Норма – она не такая. Чело­век дол­жен съесть столько, чтобы хотеть молиться, вот именно такой и явля­ется духов­ная норма. Потому что чело­век дол­жен ходить все­гда перед лицом Бога, слу­жить Ему.

Для того, чтобы спра­виться со стра­стью, необ­хо­димо пря­мое вме­ша­тель­ство Бога. Без вме­ша­тель­ства Бога со стра­стью чело­век не спра­вится нико­гда, так как страсть ста­но­вится вто­рой при­ро­дой чело­века. Бывают, конечно, вза­и­мо­вы­год­ные обмены стра­стей: ино­гда стра­сти ухо­дят, чтобы обме­няться на более силь­ную страсть. Это бывает очень про­сто, напри­мер: чело­век бро­сает курить для того, чтобы больше ува­жать себя. Про­ис­хо­дит обмен шила на мыло, меняет мень­шую страсть куре­ния на боль­шую страсть гор­дыни. Можно не иметь ника­ких стра­стей, кроме гор­дыни, но и одной гор­дыни хва­тит для того, чтобы чело­век ушел на дно ада. Если чело­век созна­тельно делает и не рас­ка­и­ва­ется потом, то, конечно, будет за все отвечать.

– Как чело­век отве­чает за все, как это определяется?

– В зави­си­мо­сти от чело­века и опре­де­ля­ется. Для чело­века, кото­рый не знает ничего о посте, для него нару­ше­ние поста гре­хом вообще не явля­ется. А для чело­века, кото­рый знает о посте и созна­тельно его нару­шает, для него, есте­ственно, ответ­ствен­ность больше. Потому что грех не в кар­бо­наде, конечно же, а в том, что его не вовремя употребили.

– А если некий чело­век рабо­тает физи­че­ски, тяже­лым тру­дом, и ему дей­стви­тельно нужно много есть?

– Я вам при­веду совер­шенно кон­крет­ный исто­ри­че­ский при­мер – Илия Муро­мец. Это исто­ри­че­ская лич­ность, он скон­чался в конце один­на­дца­того века, мощи его нахо­дятся в Киево-Печер­ской Лавре, он невы­со­кого роста – два метра два­дцать сан­ти­мет­ров, всего лишь. В ширину у него тоже только пол­тора метра. Вы можете сами схо­дить и посмот­реть на его мощи. Вы зна­ете, как он питался? Об этом есть исто­ри­че­ски дока­зан­ная былина о встрече Илии Муромца с чуди­щем. Под чуди­щем под­ра­зу­ме­ва­ется, ско­рее всего, какой-нибудь вели­кан из Хаза­рии иудей­ской. И спра­ши­вает чудище: «Ты сколько ешь, Илия Муро­мец, что хочешь со мной сра­зиться?» Он ему гово­рит: «Я съем в день калач, выпью чару воды – и сыт». Ну, хилый чело­век, согла­си­тесь. А тот гово­рит: «Ты со мной точно не спра­вишься, я съем пол­быка и пол­ты­сячи кала­чей, вот тогда я сыт». Ну и что? Илия Муро­мец берет его и побеж­дает. Почему? Потому что коли­че­ство кало­рий, кото­рое полу­чает чело­век, зави­сит не от коли­че­ства еды, кото­рую он съест, а от сте­пени усво­я­е­мо­сти. Бывает, чело­век ест-ест, ест-ест, а все голодный.

– Если сте­пень усво­я­е­мо­сти оди­на­ко­вая у тех, кто, допу­стим, ест мяс­ное, и у тех, кто ест не мясное?

– Она раз­ная. Поэтому даже врачи гово­рят, что одному полезно есть мясо, а дру­гому– овощи.

– Каким обра­зом тогда Илия Муро­мец полу­чал необ­хо­ди­мые кало­рии? И почему он не сла­бел физически?

– Так и питался, кала­чом и водой. И побеж­дал. Потому что он Богу слу­жил. Бог ему давал силы. Посты ведь пред­на­зна­чены не для того, чтобы чело­век диету соблю­дал. Что вклю­чает в себя пост? Кроме воз­дер­жа­ния от мяса, молока, яиц, рыбы, что еще пред­по­ла­га­ется ходить больше в храм, больше читать Слово Божие, больше делать доб­рых дел. Тогда Божьи силы будут непо­сред­ственно при­хо­дить. Это не пустые слова, не фан­томы. Божья сила – это реаль­ность, кото­рую даже потро­гать можно. Напри­мер, Анто­ний Вели­кий ел только два раза в неделю в тече­ние сорока лет. Он ни разу не болел, был очень силь­ный физи­че­ски, мог пеш­ком по пол­ты­сячи кило­мет­ров про­хо­дить, чего, я думаю, никто из нас не сде­лает. Он жил в глу­хой пустыне, где до источ­ника ему надо было в один конец идти пол­тора кило­метра, и он носил на себе эту воду сам и дожил до ста трид­цати лет. Все потому что Божья сила на самом деле дей­ствует, пони­ма­ете, – это не фан­та­зии и не сказки. Чело­век же, кото­рый гово­рит, что, мол, мне сил не хва­тит, обычно попро­сту не дове­ряет Богу. Помните, что любой грех свя­зан с непо­слу­ша­нием Богу. В Церкви грех нару­ше­ния поста свя­зан в дан­ном слу­чае с мало­ве­рием. Стра­сти лечатся чем? Лечатся они, конечно, искрен­ним рас­ка­я­нием и силой Бога, кото­рая дается в Таин­стве, Таин­стве Пока­я­ния или Кре­ще­ния. Если чело­век не кре­щен, зна­чит, он кре­стится и полу­чает силу Бога, для того чтобы спра­виться со стра­стями. Кре­ще­ный чело­век для борьбы со стра­стями кается, и при­ча­ща­ется, и также полу­чает силу Бога.

Но нам недо­ста­точно про­сто не делать зло. Зна­ете, часто люди гово­рят: у вас там одно «нельзя» – нельзя то, нельзя это. А что же можно? Есть такая книга, назы­ва­ется «Тво­ре­ния Петра Дамас­кина», там он при­во­дит спи­сок из двух­сот семи­де­сяти шести доб­ро­де­те­лей, кото­рые можно делать вме­сто стра­стей. Навер­ное, доста­точно? И это только началь­ные доб­ро­де­тели. То есть чело­век усва­и­вает себе свой­ства Самого Бога. И эта работа про­дол­жа­ется бес­ко­нечно, бес­ко­неч­ное упо­доб­ле­ние Созда­телю. Но что такое доб­ро­де­тель, как вы дума­ете? Чем доб­ро­де­тель от доб­рого дела отличается?

– Доб­ро­де­тель – это навсе­гда, навер­ное, а доб­рое дело один раз сде­лал, и все.

– Да. Доб­ро­де­тель – это добро, вошед­шее в при­вычку. То есть наша цель – не про­сто сде­лать добро, а сде­лать так, чтобы добро вошло в при­вычку. Напри­мер, если чело­век рас­ка­и­ва­ется в каком-то грехе, что он дол­жен делать? Он дол­жен сде­лать, чтобы про­ти­во­по­лож­ная этому греху доб­ро­де­тель вошла у него в при­вычку. Тогда это будет, соб­ственно, насто­я­щее исправ­ле­ние греха. И когда чело­век создает в себе доб­ро­де­тель, он делает это, конечно, с помо­щью Хри­ста. Гос­подь гово­рит: «…без Меня не можете делать ничего» (Ин.15, 5). И это чистая правда! Потому что сде­лать одно доб­рое дело можно – на энту­зи­азме, еще на чем-то, а сде­лать так, чтобы это было посто­янно, без Хри­ста невоз­можно. Или воз­можно, но только на гор­дыне, но тогда это будет хуже, чем если бы доб­рых дел не было. Потому что «доб­рое» дело на гор­дыне нена­вистно Богу и людям. Вам нра­вится чело­век, кото­рый гор­дится своей праведностью?

– Нет.

– Конечно. Часто люди гово­рят: ну, как же, гор­дость ведь хоро­шее каче­ство. Нет, это не так. Пред­ставьте, что вы обща­е­тесь с чело­ве­ком, кото­рый очень ува­жает себя и имеет высо­кое о себе мне­ние, вам при­ятно с ним будет гово­рить? И чем более уси­ли­ва­ется это каче­ство, тем меньше жела­ние общаться с этим чело­ве­ком. Потому что гор­дыня – это грех, при­чем пер­во­грех, корень всех осталь­ных гре­хов. Сатану погу­била гор­дыня. И на самом деле, то, что чело­век гор­дится собой, имеет чув­ство соб­ствен­ного досто­ин­ства, – это плод недо­мыс­лия. Я вам скажу так: если хочешь гор­диться, пожа­луй­ста, но гор­дись тем, что ты сде­лал без души, потому что душу тебе дал Бог. Гор­дись тем, что ты сде­лал без рук, потому что руки тебе тоже даны Богом. Без ног, без головы, без туло­вища. Все Богом дано. Что ты сде­лал без ума, потому что ум тебе тоже Бог дал. Можешь гор­диться. Все, что оста­нется, – все твое. А что оста­нется? Ничего не оста­нется. Все очень про­сто – можно гор­диться тем, что ты сде­лал до рож­де­ния. Потому что рож­де­ние тоже Богом дано. Какое чув­ство соб­ствен­ного досто­ин­ства, откуда оно, соб­ствен­ное досто­ин­ство, возьмется?

– Но чело­век дол­жен ува­жать себя в каком-то опре­де­лен­ном смысле.

– Зачем? А зачем себя ува­жать, объ­яс­ните, мне про­сто интересно.

– Но на самом деле должно же быть чув­ство соб­ствен­ного достоинства.

– Зачем? Объясните.

– Если чело­век ува­жает себя, он ува­жает других.

– Совер­шенно необя­за­тельно. Наобо­рот. Чем больше чело­век ува­жает себя, тем меньше он ува­жает дру­гих. Давно заме­чено. Я не видел ни одного обрат­ного при­мера. Вы можете вспом­нить такие примеры?

– Нет, но чело­век дол­жен себя ува­жать, но не сильно.

– А насколько «несильно»? Что это за необ­хо­ди­мое каче­ство такое, кото­рое чем его больше, тем чело­век ста­но­вится хуже?

– Ну, почему же, все в разум­ных пределах.

– А чем опре­де­ля­ются разум­ные пре­делы? Напри­мер, у меня зна­ко­мый алко­го­лик был, он так все­гда гово­рил: у меня разум­ные пре­делы, я свою меру знаю, когда я упал, то я больше не пью. Разум­ная мера у каж­дого своя. В том то и дело, что хри­сти­а­нин, хри­сти­а­нин насто­я­щий, не гоня­ется за соб­ствен­ным досто­ин­ством, он не гоня­ется за ува­же­нием к себе, он не пыта­ется дока­зать никому ничего, пони­ма­ете, и поэтому совер­шенно сво­бо­ден. А чело­век, кото­рый гоня­ется за соб­ствен­ным досто­ин­ством, все время дока­зы­вает себе и дру­гим, что он пре­бы­вает в соб­ствен­ном досто­ин­стве, у него есть какие-то права, – такой чело­век совер­шенно не свободен.

– Зна­ете, как гово­рится, так далеко не уйдешь.

– Если таким обра­зом куда-то далеко идти, лучше никуда не идти.

– Нет, ну все-таки жить-то надо как-то.

– А кто мешает жить?

– И если ты себя ува­жать не будешь в обще­стве, то и тебя не будут уважать.

– Если ты будешь насто­я­щим хри­сти­а­ни­ном, то тебе будет про­сто все равно, ува­жают тебя или не ува­жают. Хри­сти­а­нина невоз­можно оби­деть. Сми­рен­ный чело­век, кото­рый не обра­щает вни­ма­ние на то, что о нем дру­гие думают, пло­хого ли, хоро­шего ли, – он абсо­лютно сво­бо­ден. Ну, как его оби­деть? Воз­можно ли?

– Без этого себя любить не будешь и ближ­него, как себя.

– Мы себя и так любим, вопрос заклю­ча­ется не в этом. Я не знаю людей, кото­рые себя не любят. Вопрос заклю­ча­ется не в том, чтобы дру­гих любить, а себя сильно не любить, а вопрос заклю­ча­ется в том, что мы, любя себя непра­вильно, как будем ближ­него любить, как самого себя? Если мы любим себя, это не зна­чит, что мы гово­рим: ах, какой я хоро­шень­кий чело­век, какой я доб­рень­кий чело­век, какой я заме­ча­тель­ный чело­век… Не гово­рим. Мы делаем зло и добро. Но, если мы нор­маль­ные люди, если мы честны перед собой, мы себя злом не оправ­ды­ваем. Точно так же и с ближ­ним своим – мы отде­ляем чело­века от греха, мы любим греш­ника, но нена­ви­дим грех. Вот о чем идет речь. Вот именно об этом гово­рит запо­ведь. А когда чело­век сам с собою носится, как курица с яйцом, это не зна­чит, что он себя любит. Посмот­рите на вашу преж­нюю жизнь, сами для себя загля­ните в про­шлое и поду­майте, насколько меньше шишек вы бы полу­чили, если бы вы со сво­ими пра­вами и досто­ин­ствами не носились.

– А если тебя кто-то сильно оскор­бил на улице, уще­мил чув­ство соб­ствен­ного достоинства?

– А если этого чув­ства нет, то и не оскор­били бы.

Для себя мы должны осо­знать, что есть такая вещь – субъ­ек­ти­визм – это наш враг. К сожа­ле­нию, после гре­хо­па­де­ния Адама и Евы люди живут в состо­я­нии фан­та­сти­че­ском, они страшно неуемно фан­та­зи­руют об окру­жа­ю­щем, они видят не чело­века, и не себя тем более, они видят фан­та­зию, кото­рую они себе выду­мали. Вы не видите себя и не видите внутри тех людей, с кото­рыми обща­е­тесь. Вы только пред­став­ля­ете людей, кото­рые живут рядом с вами. Про­верьте, так ли это или нет. Вот некий чело­век очень себя ува­жает или не ува­жает. Как к нему будут люди отно­ситься? Ува­жи­тельно, если чело­век себя уважает?

– Да, если он это декла­ри­рует.

– А если не декла­ри­рует, то как узнать, ува­жает он себя или нет?

– По нор­маль­ному, хоро­шему отно­ше­нию к окру­жа­ю­щим.

– Пожа­луй­ста, но он, опять-таки, хорошо отно­сится к окру­жа­ю­щим по совсем иной причине.

– Почему?

– Почему хри­сти­ане хорошо отно­сятся к окру­жа­ю­щим, зна­ете? Потому что хри­сти­ане видят в окру­жа­ю­щих образ Божий. Почему мы людям кла­ня­емся при встрече? Потому что мы почи­таем в них образ Божий. Сей­час, к сожа­ле­нию, часто путают хри­сти­ан­скую нрав­ствен­ность со свет­ской. Свет­ская нрав­ствен­ность такая: я тебя не тро­гаю, и ты меня не тро­гай. По боль­шому счету, чело­век чело­веку – волк. Поэтому, пока ты меня не тро­га­ешь, мы друг с дру­гом очень любезны. Мне при­хо­ди­лось бывать на свет­ских фур­ше­тах, слу­шать, как там друг друга про­слав­ляют. Про­тивно слы­шать, потому что те же люди, кото­рые в глаза поют дифи­рамбы, за глаза поли­вают гря­зью. Все постро­ено на самом обыч­ном лице­ме­рии. Хри­сти­ан­ство постро­ено совсем на дру­гом, хри­сти­ан­ство четко отде­ляет грех от греш­ника, и грех оно нико­гда не оправ­дает ни под каким усло­вием, если чело­век в нем не раскаялся.

– А если грех во имя добра?

– Добро, сде­лан­ное злыми сред­ствами, суть зло.

– Но если, напри­мер, неболь­шое зло, но добро очень боль­шое получилось.

– Все равно зло. Все зло­деи именно так и рас­суж­дают, начи­ная от Гит­лера и закан­чи­вая Ста­ли­ным. Надо все­гда пом­нить: добро, сде­лан­ное злыми сред­ствами, по сути – зло. Так что это все само­об­ман, конечно же.

Хри­сти­а­нин в доста­точ­ной сте­пени пес­си­мист, и до Страш­ного Суда мы не ожи­даем, что люди в Анге­лов пре­вра­тятся. И поэтому, есте­ственно, наша мерка осо­бая, мы все срав­ни­ваем сБо­гом. Кто явля­ется для нас нор­маль­ным чело­ве­ком? Любой хри­стиан– нор­маль­ный человек?

– Иисус Хри­стос.

– Иисус Хри­стос, все пра­вильно. Мы и изме­ряем именно этой, един­ствен­ной, меркой.

– А апо­столы?

– Апо­столы – как Ему под­ра­жав­шие. Так же, как и Божия Матерь, и свя­тые, соеди­нив­ши­еся со Христом.

– А свя­щен­ник в церкви?

– В той мере, в какой он может являться обра­зом Хри­ста. Мно­гие явля­лись. Здесь речь именно об этом, мы ори­ен­ти­ру­емся на Хри­ста. При­веду прак­ти­че­ский при­мер как опре­де­лить – доб­рое дело или злое. Хри­стос на вашем месте как бы посту­пил? Как вы дума­ете, Хри­стос носился бы с самоуважением?

– Нет.

– Как вы дума­ете, Он был несчаст­ный Чело­век? Может быть, Он был не прав?

– Если Он жизнь отдал за всех, то по идее Он несчаст­ный человек.

– Он побе­дил, побе­дил смерть, Он – Побе­ди­тель. Пони­ма­ете? Вот в этом и ответ, вся суть хри­сти­ан­ства сво­дится к Хри­сту, к лич­но­сти Хри­ста. Именно поэтому такие пара­док­саль­ные запо­веди дает Еван­ге­лие, напри­мер: тому, кто вас оскор­бил, под­ставьте дру­гую щеку. Скан­даль­ная запо­ведь, без­условно, она была скан­даль­ной все­гда. Я думаю, что рим­ский леги­о­нер не чаще под­став­лял щеку ближ­нему, уда­рив­шему его, чем мы с вами. И запо­ведь совер­шенно не зави­сит от вре­мени. Гос­подь ори­ен­ти­ру­ется не на время. Нрав­ствен­ность никак от вре­мени не зави­сит. Она ори­ен­ти­ру­ется на волю Бога. Все­гда нужно ори­ен­ти­ро­ваться только на нее. Воля Бога выра­жена в Слове Божьем, по кото­рому мы должны посту­пать. Во всех слу­чаях, когда у чело­века воз­ни­кает кон­фликт между его жела­нием и Сло­вом Божьим, он дол­жен сле­до­вать воле Бога, Слову Божьему. И, кстати говоря, прак­тика пока­зы­вает, что такой чело­век нико­гда не про­иг­ры­вает. Мно­гие люди думали, если посту­пить так, меня не пой­мут, обо мне не так поду­мают. Но чело­века, кото­рый реально посту­пал по воле Божьей, Бог все­гда выво­дил и под­ни­мал. А чело­век, кото­рый посту­пал по своей воле, обя­за­тельно все­гда падал. И вот, крат­кое выра­же­ние воли Божьей – это есть заповеди.

Итак, пер­вая запо­ведь такая: «Я Гос­подь, Бог твой, …да не будет у тебя дру­гих богов пред лицем Моим» (Исх. 20, 2–3). Нельзя кла­няться иным богам, кроме Гос­пода, нужно покло­няться Богу, Ему Одному слу­жить. Кстати, поэтому хри­сти­ане, не слу­жат Родине. Они ува­жают Родину, помо­гают ей, но ей не служат.

– Хри­сти­ане не слу­жат Родине?!

– Нет, в армию ходят, при­сягу приносят.

– Но ведь это и зна­чит слу­жить Родине.

– Я вам объ­яс­няю, в чем раз­ница. Слу­жить Родине – это как раз ста­вить Родину на пер­вое место. Хри­сти­а­нин нико­гда Родину на пер­вое место не поста­вит. Когда воз­ник­нет кон­фликт между волей Родины и волей Бога, хри­сти­а­нин после­дует воле Бога. Вот про­стой при­мер: сол­даты рас­стре­ли­вали мир­ных жите­лей. Что дол­жен делать сол­дат-хри­сти­а­нин? Дол­жен отка­заться. Хотя его могут за это под три­бу­нал отдать. Но это его право и обязанность.

– А если, напри­мер, вра­гов Церкви расстреливать?

– На поле боя, сол­дат-хри­сти­а­нин может уби­вать, сра­жаться, потому что он защи­щает своих. Но только в том слу­чае, если война спра­вед­ли­вая. Я не говорю про непра­вед­ные войны.

С точки зре­ния Церкви ком­му­низм, конечно, ересь, в пря­мом смысле этого слова, то есть это невер­ное уче­ние о Боге, мире и чело­веке. О Боге – потому что было отри­ца­ние Его. О мире – потому что были попытки постро­ить Цар­ство Божие без Бога на земле, то есть постро­ить рай на земле без Бога.

– Какое госу­дар­ствен­ное устрой­ство тогда оправдывается?

– Цер­ковь. Это цар­ство, кото­рое не от мира сего. Она, напри­мер, счи­тает, что демо­кра­тия лучше, чем ком­му­низм, а монар­хия лучше, чем демо­кра­тия. Есть раз­ные уровни, но монар­хия тоже не иде­аль­ная форма прав­ле­ния, конечно же.

– Какая форма прав­ле­ния может быть идеальной

– Иде­аль­ной фор­мой прав­ле­ния будет Цар­ство Небесное.

– Все равно монар­хия получается.

– Да, но это монар­хия Бога, а не чело­века. Цер­ковь под­дер­жи­вает любое госу­дар­ство в той мере, в какой госу­дар­ство испол­няет пря­мую запо­ведь Божию, если оно обуз­ды­вает зло. То есть, в той мере, в какой госу­дар­ство за убий­ства, напри­мер, сажало в тюрьмы, в такой мере Цер­ковь его под­дер­жи­вала. В какой мере госу­дар­ство защи­щало своих граж­дан, напри­мер, во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, в той мере Цер­ковь его под­дер­жи­вала. Но Цер­ковь нико­гда не под­дер­жи­вает ника­кое зло.

– Как Цер­ковь отно­сится к смерт­ной казни?

– Вообще-то, это была воля Божия. После все­мир­ного Потопа Бог ска­зал: кто про­лил кровь чело­века, кровь того да будет про­лита рукой чело­века, потому что чело­век создан по образу Божию. То есть чело­век, уби­вая, совер­шает акт ико­но­бор­че­ства, его кровь должна быть про­лита.

– В таком слу­чае Цер­ковь поло­жи­тельно отно­сится к смерт­ной казни?

– Опять-таки, не мы ее уста­нав­ли­вали, не нам к ней как-то отно­ситься. Суще­ствует биб­лей­ская норма – пре­ду­мыш­лен­ный убийца дол­жен быть нака­зан только через смерт­ную казнь. Но только пре­ду­мыш­лен­ный убийца.

– Зна­чит ли это, что тот, кто совер­шает убий­ство, палач, напри­мер, берет на себя грех?

– Нет. Дело в том, что чело­век, кото­рый это совер­шает, испол­няет пря­мое пове­ле­ние Бога. Он совер­шает пра­во­су­дие Божие. Он пред­ста­ви­тель Бога, то есть судья, кото­рый выно­сит смерт­ный при­го­вор, в Биб­лии он даже назы­ва­ется богом с малень­кой буквы. Но опять-таки, если он выно­сит его спра­вед­ливо. Судья же, кото­рый судит неспра­вед­ливо или вопреки закону Божи­ему, явля­ется край­ним пре­ступ­ни­ком, и Бог обе­щает пока­рать его страшно. И такие при­меры бывают. Поэтому, кстати говоря, обще­ствен­ная жизнь небез­раз­лична Богу. Если депу­тат издает закон, про­ти­во­ре­ча­щий воле Бога, или, напри­мер, Чер­но­мыр­дин, кото­рый в законе об аборте уве­ли­чил срок, до кото­рого можно делать аборт – с две­на­дцати до два­дцати недель – он, конечно же, страш­ный пре­ступ­ник перед гла­зами Бога.

– Не суще­ствует разве ситу­а­ции, когда аборт можно оправ­дать каким-либо образом?

Когда можно оправ­дать убий­ство невин­ного без­за­щит­ного человека?

– Ну, сей­час я не могу при­ве­сти пример.

– Цер­ковь раз­ре­шает тер­пимо отно­ситься только к слу­чаям вне­ма­точ­ной бере­мен­но­сти, именно потому, что нет шан­сов выжить ни ребенку, ни матери.

– А при нали­чии у плода тяже­лых пороков?

–Вот очень инте­рес­ная логика, меня все­гда пора­жает: если чело­век с тяже­лым поро­ком, то его надо убить. А давайте лучше взрос­лых с тяже­лыми поро­ками уби­вать. Чело­век остался инва­ли­дом после авто­мо­биль­ной ката­строфы и уже не выздо­ро­веет – давайте его убьем. Логично.

– А кло­ни­ро­ва­ние? Как Цер­ковь к кло­ни­ро­ва­нию относится?

– Плохо отно­сится к кло­ни­ро­ва­нию, без­условно, отрицательно.

Теперь пого­во­рим о запо­ве­дях. Про­тив пер­вой запо­веди гре­шат те, кто не кла­ня­ется Богу, кто почи­тает иных богов, кроме Гос­пода, то есть лже­бо­гов – Перуна, Будду или кого-то еще; те, кто явля­ются ате­и­стами, ере­ти­ками, то есть теми, кто иска­жает Слово Божие, а также те, кто рас­ка­лы­вает Цер­ковь, то есть Тело Хри­стово, ради своих амби­ций. Пони­ма­ете, в чем тут дело? Чело­век под­ни­мает мятеж про­тив Самого Бога. И обычно эти люди плохо кон­чают. Про­тив этой запо­веди также гре­шат те люди, кото­рые кла­ня­ются вме­сто Бога самому себе. Кто эти люди? Гор­децы. Гор­дость – грех про­тив пер­вой заповеди.

– Чело­век может и Богу молиться, и себя ува­жать.

– Нельзя слу­жить двум гос­по­дам. Об этом Гос­подь прямо ска­зал, да и прак­тика пока­зы­вает. Или будешь об одном забо­титься, о дру­гом будешь нера­деть, или об одном забу­дешь, а дру­гому будешь слу­жить. Про­тив этой запо­веди гре­шат тще­слав­ные люди, хва­стуны, кото­рые живут ради лож­ной славы. Хорошо искать славы? Хорошо. Но что это за слава, кото­рая наду­лась и лоп­нула? Обидно, непри­ятно, досадно. Слава должна быть какая? Кото­рая нико­гда не закан­чи­ва­ется. Это слава веч­ная. А кто может дать веч­ную славу? Только Веч­ный Бог. Поэтому Бог ска­зал: «Я про­славлю про­слав­ля­ю­щих Меня, а бес­сла­вя­щие Меня будут посрам­лены» (1Цар. 2, 30). Поэтому, напри­мер, свя­тые – это люди, кото­рые снис­кали насто­я­щей славы, они были истинно слав­ные. А люди, кото­рые ищут славы на земле, глупы, потому что слава их тщетна, и эти люди, конечно же, совер­шают грех. Про­тив этой запо­веди гре­шат чело­ве­ко­угод­ники, то есть те люди, кото­рые посту­пают про­тив воли Божией, про­тив сове­сти, для того, чтобы уго­дить людям. Поэтому у хри­стиан есть такой прин­цип: если какой-то чело­век хочет от нас потре­бо­вать нару­ше­ния воли Божией, мы должны слу­шать Бога, а не чело­века. Каса­ется ли это госу­дар­ства, каса­ется ли это семьи, каса­ется ли это роди­те­лей, каса­ется ли это детей, мужа – неважно. Пони­ма­ете, для нас воля Бога все­гда на пер­вом месте. Все осталь­ное – на втором.

– А почи­тать родителей?

– Почи­та­ние роди­те­лей про­дол­жа­ется ровно до той гра­ницы, пока роди­тель не тре­бует нару­ше­ния воли Бога. Воля Бога все­гда стоит на пер­вом месте, потому что Бог выше всех. Роди­тели нас от смерти не спа­сут, вос­кре­се­ния не дадут. И жизнь не они нам давали, а Бог через них. Поэтому мы, соб­ственно, и почи­таем роди­те­лей как ору­дия, через кото­рые Бог нам дал жизнь.

Сле­ду­ю­щая запо­ведь гла­сит: «Не делай себе кумира и ника­кого изоб­ра­же­ния того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не покло­няйся им и не служи им, ибо Я Гос­подь, Бог твой, Бог рев­ни­тель, нака­зы­ва­ю­щий детей за вину отцов до тре­тьего и чет­вер­того рода, нена­ви­дя­щих Меня, и тво­ря­щий милость до тысячи родов любя­щим Меня и соблю­да­ю­щим запо­веди Мои» (Исх. 20, 4–6). Эта запо­ведь запре­щает кла­няться идо­лам, поэтому нельзя носить ника­ких аму­ле­тов, в доме нельзя иметь исту­ка­нов, каких-либо язы­че­ских богов, тем более совер­шать перед ними жертвы. Идо­лов нельзя дер­жать дома. Прак­тика пока­зы­вает, что у тех, кто дер­жит идо­лов, слу­ча­ются ужасы, начи­на­ются страхи, в квар­тире плохо становится.

– А почи­та­ние артистов?

– Нельзя делать из людей куми­ров. Запо­ведь запре­щает и это. Чело­век, кото­рый делает кумира из арти­стов или фут­боль­ных команд, рок-фанат или фут­боль­ный фанат, он, без­условно, нару­шает эту запо­ведь, он кла­ня­ется вме­сто Творца тво­ре­нию, при­чем, обычно не самому лучшему.

– Даже если про­сто нра­вится артист?

– Нет, если чело­век делает из арти­ста идеал это, без­условно, грех. Если про­сто кто-то нра­вится, тут ничего страш­ного. Пони­ма­ете, грех тогда воз­ни­кает, когда чело­век ста­но­вится фана­том, когда чело­век делает из дру­гого чело­века идеал, пре­кло­ня­ется перед ним. Эта запо­ведь также запре­щает такие страш­ные грехи, как магию всех видов, чаро­дей­ство, хож­де­ние к кол­ду­нам, цели­те­лям, экс­тра­сен­сам, воро­жеям… Бог гово­рит, что про­кляты перед ним тво­ря­щие это, потому что такие люди обща­ются прямо с бесами. Я пре­ду­пре­ждаю, потому что мно­гие люди обра­ща­ются к цели­те­лям, думают, что если эти цели­тели иконы рас­став­ляют, зна­чит, они уже от Бога. Цер­ковь кате­го­ри­че­ски запре­щает обра­щаться к цели­те­лям, по цер­ков­ным пра­ви­лам чело­век, обра­тив­шийся к цели­те­лям, на шесть лет отлу­ча­ется от при­ча­стия. А сам цели­тель отлу­ча­ется на два­дцать пять лет от при­ча­стия. Его грех счи­та­ется тяже­лей, чем грех убий­ства. Цер­ковь запре­щает также зани­маться аст­ро­ло­гией, потому что аст­ро­лог не верит в сво­боду, он фак­ти­че­ски верит, что све­тила управ­ляют миром, он кла­ня­ется вме­сто Бога фона­рям небес­ным. В Новый Год, ника­ких сим­во­лов года – бара­нов или коз­лов – дома у хри­стиан быть не должно. Когда я при­хожу освя­щать квар­тиры, я пер­вым делом сни­маю со стен все эти изображения.

– И нельзя носить с собой знак зодиака?

– Есте­ственно. Или знак зоди­ака, или крест. Нужно выби­рать: или чело­век кла­ня­ется све­тилу, или кла­ня­ется Богу, Творцу све­тил. Бог гово­рит еще в книге про­рока Исаии: «… пусть же высту­пят наблю­да­тели небес и звез­до­четы и пред­ве­ща­тели по ново­лу­ниям, и спа­сут тебя от того, что должно при­клю­читься тебе. Вот они, как солома: огонь сожег их, – не изба­вили души своей от пла­мени; не оста­лось угля, чтобы погреться, ни огня, чтобы поси­деть перед ним» (Ис. 47, 13–14).

– А как же волхвы, кото­рые сле­до­вали звезде?

– Вот именно поэтому они и вер­ну­лись дру­гим путем (Мф. 2, 12). Как ска­зано, поклон­ники звезд были «звез­дой науча­емы кла­няться Тебе Солнцу правды и Тебя знать с высоты востока». Звезда при­вела их ко Хри­сту, чтобы они пере­стали звез­дам покло­няться. То есть задача была именно уйти от аст­ро­ло­гии, уве­сти их от аст­ро­ло­гии, поэтому Бог звез­дой и увел их от покло­не­ния звездам.

Часто люди спра­ши­вают, что зна­чит нака­за­ние детей за грехи отцов. Речь идет о родо­вом грехе, а такие слу­чаи бывают: поко­ле­ние пья­ниц или поко­ле­ние блуд­ни­ков – встре­ча­ется такое, когда роди­тели блу­дят страшно, дети блу­дят страшно и так далее. Вот когда роди­тели впа­дают в смерт­ные грехи, то Бог нака­зы­вает до тре­тьего и чет­вер­того рода, а потом пре­кра­щает род вообще, про­сто пре­се­кает. Вот об этом и гово­рит Писа­ние. Почему? Потому что Бог – Ревнитель.

– А что делать, если чело­век подо­зре­вает, что все его беды свя­заны с какими-то родо­выми гре­хами, к кото­рым он отно­ше­ния не имеет, гре­хами бабушки, дедушки и т.д.

– Все очень про­сто: «Гос­поди, к Тебе при­бе­гох, научи мя тво­рити волю Твою, яко Ты еси Бог мой». Когда чело­век при­хо­дит под защиту Бога, когда он кре­стится, все про­кля­тия пре­кра­щают на него дей­ство­вать. Бог явля­ется Вла­сте­ли­ном, Все­дер­жи­те­лем. И Бог – Вла­сти­тель абсо­лют­ный. И никто не может про­ти­виться руке Его, никто. Ни чело­век, ни Ангел, ни злой дух…

– Но злой дух про­ти­вится Богу…

– Когда Бог захо­чет что-то сде­лать, никто не в силах поме­шать Ему.

– А почему тогда Бог не возь­мет и не уни­что­жит, дья­вола, напри­мер? Тогда бы гре­хов не было.

– Если бы диа­вол застав­лял людей делать грех, тогда, конечно, вопрос был бы логи­чен, но диа­вол никого не застав­ляет, он пред­ла­гает, люди соглашаются.

Сле­ду­ю­щая запо­ведь гла­сит: «Не про­из­носи имени Гос­пода, Бога тво­его, напрасно, ибо Гос­подь не оста­вит без нака­за­ния того, кто про­из­но­сит имя Его напрасно» (Исх. 20, 7). То есть нельзя божиться. Зна­ете, что такое «божиться»? Когда гово­рят: Гос­поди, Боже мой – как связку в пред­ло­же­нии. Имя Божие всуе поми­нают. Этого делать нельзя ни в коем слу­чае. Потому что имя Божие – это свя­тыня. И оно освя­щает чело­века. Если, напри­мер, вы нач­нете икону исполь­зо­вать в каче­стве совка для мусора – это же кощун­ство будет. То же самое и имя Божие, если вы будете им раз­бра­сы­ваться, будет такое же кощун­ство. Эта запо­ведь, конечно, запре­щает также кощун­ство­вать, изде­ваться над Богом, хулить Бога. Она тре­бует бла­го­го­вей­ного отно­ше­ния к имени Божи­ему. Дей­стви­тельно, прак­тика пока­зы­вает, что те люди, кото­рые хулят имя Божие, очень быстро полу­чают нака­за­ние от Бога.

– Бывает, чело­век поте­рял кого-то из близ­ких, кто-то умер, и чело­век гово­рит, что я пере­стал верить в Бога, как Бог мог такое сотво­рить – забрать род­ного мне чело­века. Как помочь людям, кото­рые разо­ча­ро­вы­ва­ются в Боге, когда идет целая полоса неудач?

– Про­стите, а они к Богу до этого ходили, об этом не вспо­ми­нали? Почему Он дол­жен им помо­гать? Это – во-пер­вых, а во-вто­рых, надо пом­нить, что для Бога важ­нее всего состо­я­ние души чело­века. Он поэтому заби­рает чело­века тогда, когда душа или более готова для веч­но­сти, или нахо­дится на грани такого зла, кото­рое должно быть про­сто страшно нака­зано. Бог заби­рает из этих сооб­ра­же­ний, а не из того, чтобы там еще пожил, чтоб детей вырас­тить… Потому что Бог делает все для блага чело­века или для предот­вра­ще­ния боль­шего зла.

– А если авто­мо­биль­ная ката­строфа или еще что-то непред­ви­ден­ное посы­ла­ется чело­веку, неза­ви­симо от него.

– Опять-таки, от чело­века неза­ви­симо, а от Бога зави­симо. Есть Про­мысл Божий, кото­рый нужно про­сто принять.

– Люди часто гово­рят, что Бог заби­рает лучших.

– Не знаю, по-раз­ному бывает. Или луч­ших, или худ­ших. Вот, кстати, инте­ресно, что люди часто гово­рят: как же, вот я осо­бого зла не делал, а на меня вот такие беды напали. Дело в том, что люди, кото­рые так гово­рят, что осо­бого зла, мол, не делали, нахо­дятся в таком состо­я­нии свое­об­раз­ной само­влюб­лен­но­сти, они счи­тают, что у них все нор­мально, и у них про­сто в жизни места для Бога не оста­ется. Богу при­хо­дится раз­би­вать такое состо­я­ние замкну­то­сти чело­века, для того чтобы он при­шел к Нему. Вот в этом цель. Чело­век про­сто живет в своей скор­лупе, как улитка, и Бога не видит. И Бог вытря­хи­вает чело­века из его скор­лупы. Бла­жен­ный Авгу­стин заме­ча­тельно ска­зал: «Мило­серд Ты, Боже, Кото­рый раз­би­вает все планы, кото­рые я строил, чтобы я мог уви­деть Небеса».

Сле­ду­ю­щая запо­ведь гла­сит: «Помни день суб­бот­ний, чтобы свя­тить его; шесть дней рабо­тай и делай [в них] вся­кие дела твои, а день седь­мой – суб­бота Гос­поду, Богу тво­ему: не делай в оный ника­кого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни вся­кий] скот твой, ни при­шлец, кото­рый в жили­щах твоих; ибо в шесть дней создал Гос­подь небо и землю, море и все, что в них, а в день седь­мой почил; посему бла­го­сло­вил Гос­подь день суб­бот­ний и освя­тил его» (Исх. 20, 8–11). Запо­ведь делает обя­за­тель­ным почи­та­ние седь­мого дня. Если в Вет­хом Завете это была суб­бота, то сей­час, после того как Гос­подь вос­крес из мерт­вых и дал нам победу над смер­тью Вос­кре­се­нием из мерт­вых, мы почи­таем за седь­мой день вос­кре­се­нье. Суб­боту мы тоже почи­таем, напри­мер, в суб­боту и вос­кре­се­нье мы не голо­даем. Цер­ковь запре­щает ничего не есть в суб­боту и в вос­кре­се­нье. Ну, понятно, кроме тех слу­чаев, когда только нечего есть. В дан­ном слу­чае созна­тель­ные голо­довки в эти дни запре­щено устра­и­вать. Чело­век, кото­рый постится в суб­боту и вос­кре­се­нье, отлу­ча­ется от причастия.

В суб­боту и вос­кре­се­нье, напри­мер, Рож­де­ствен­ским постом, мы все­гда едим рыбу. Вели­ким постом мы в суб­боту и вос­кре­се­нье едим каль­ма­ров, кра­бов, кре­ве­ток, пост­ное масло. То есть мы все­гда ослаб­ляем пост, потому что выде­ляем как празд­ники суб­боту и вос­кре­се­нье. В суб­боту и вос­кре­се­нье умень­ша­ется коли­че­ство покло­нов, в вос­кре­се­нье вообще запре­щено класть зем­ные поклоны. В суб­боту и вос­кре­се­нье все­гда совер­ша­ется Литур­гия в хра­мах. Есть дни, когда Литур­гия не совер­ша­ется, но в суб­боту и вос­кре­се­нье она совер­ша­ется все­гда. Но запо­ведь Гос­подня глав­ным обра­зом о том, что в эти дни мы не должны делать ника­ких своих дел.

– Что мы тогда должны делать?

– В вос­кре­се­нье мы не должны уби­раться дома, или, напри­мер, вска­пы­вать ого­род. Вос­кре­се­нье мы посвя­щаем Богу.

Вос­крес­ный день начи­на­ется с шести часов вечера суб­боты и длится до вечера вос­кре­се­нья. Все люди, все хри­сти­ане должны в суб­боту вече­ром и в вос­кре­се­нье утром быть в храме. Исклю­че­ния воз­можны для людей, нахо­дя­щихся в тяже­лой болезни и нахо­дя­щихся в том месте, где храм очень далеко, кило­мет­рах в ста. Но и те, кто далеко нахо­дятся от храма, должны в этот день читать Слово Божие. Зна­чит, когда ого­ро­дом зани­маться? Очень про­сто: на ого­роде мы зани­ма­емся, пашем до вечера суб­боты, можем вече­ром в вос­кре­се­нье попа­хать, тогда Бог бла­го­сло­вит нашу работу. А если чело­век будет в вос­кре­се­нье рабо­тать на ого­роде, Бог пошлет какую-нибудь саранчу, замо­розки и тому подоб­ное. Давно известно, когда люди думали, что они будут лучше рабо­тать в вос­кре­се­нье, то полу­ча­лось, что они или сами забо­ле­вали, или Бог нака­зы­вал их через их огород.

– А если нет воз­мож­но­сти в дру­гие дни работать?

– Уж извольте найти такой момент, чтобы вос­крес­ный день посвя­тить Богу. Дру­гое дело, если вы рабо­та­ете на «ско­рой помощи», напри­мер, или у домны, кото­рая не зату­хает, или в мили­ции, где в вос­кре­се­нье ваша смена, тогда вы выхо­дите, есте­ственно, на работу, кото­рую нельзя пере­не­сти на дру­гой день, но вы тогда в дру­гой день идите в храм Божий. Но во всех осталь­ных слу­чаях мы должны, конечно, быть в храме Божием, а не рабо­тать сами для себя, читать Слово Божие. Вы можете рабо­тать, в том числе и тяжело, для боль­ного, для несчаст­ного, для чело­века, кото­рый не может себе помочь, потому что в вос­кре­се­нье нужно делать добро, как гово­рит Гос­подь.

Эта запо­ведь также тре­бует испол­не­ния цер­ков­ных постов и празд­ни­ков. В вели­кие празд­ники, такие как Рож­де­ство, Кре­ще­ние, Пасха, мы при­хо­дим в храм Божий, обя­за­тельно молимся и не рабо­таем точно так же. Вели­ких празд­ни­ков, как вы зна­ете, две­на­дцать: Пре­об­ра­же­ние, Рож­де­ство Бого­ро­дицы, Воз­дви­же­ние, Вве­де­ние во храм Пре­свя­той Бого­ро­дицы, Рож­де­ство, Кре­ще­ние, Сре­те­ние, Бла­го­ве­ще­ние, Вход Гос­по­день в Иеру­са­лим, Воз­не­се­ние, Пяти­де­сят­ница и Успе­ние. Вот две­на­дцать празд­ни­ков. И в посты перед празд­ни­ками Цер­ковь также бла­го­слов­ляет нам поститься, как того запо­ведь тре­бует, то есть не есть мяс­ных и молоч­ных про­дук­тов. Вот четыре поста: Рож­де­ствен­ский, Вели­кий пост, кото­рый идет семь недель до Пасхи, Пет­ров­ский пост, кото­рый начи­на­ется через неделю после Тро­ицы и идет до две­на­дца­того июля, и Успен­ский пост, кото­рый идет с четыр­на­дца­того до два­дцать вось­мого авгу­ста. Постимся также мы каж­дую среду и пят­ницу, кроме сплош­ных сед­миц. В среду мы вспо­ми­наем пре­да­тель­ство Иуды, а в пят­ницу мы вспо­ми­наем рас­пя­тие Господа.

Сле­ду­ю­щая запо­ведь, кото­рая у нас есть, это запо­ведь почи­та­ния роди­те­лей: «Почи­тай отца тво­его и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы про­дли­лись дни твои на земле, кото­рую Гос­подь, Бог твой, дает тебе» (Исх. 20, 12). Нужно почи­тать роди­те­лей, не оби­жать их, ни в коем слу­чае не бить – это смерт­ный грех, Гос­подь за это может пока­рать ужасно. Он сильно нака­зы­вает людей, кото­рые бьют роди­те­лей. Вот у меня друг уехал в Чечню, он рас­ска­зы­вал, что чаще всего поги­бают, даже сго­рают заживо, те сол­даты, про кото­рых известно, что они изби­вали роди­те­лей. Бог Сам карает таких греш­ни­ков, потому что это смерт­ный грех. Потому что Бог дал через роди­те­лей жизнь, а ты, изде­ва­ясь над роди­те­лями, изде­ва­ешься над ору­дием Божиим, над Про­мыс­лом Божиим о тебе. Видите, каким все это обра­зом связано.

– Правда ли, что люди, поги­ба­ю­щие в огне, сразу воз­но­сятся на Небо?

– Нет, это не так. На Небо воз­но­сятся те люди, кото­рые любят Бога. Не меха­ни­че­ски, не потому, что они полу­чают от Него какие-то блага, а потому что они любят Бога, только поэтому.

Кроме того, эта запо­ведь также тре­бует, чтобы мы не хулили вла­сти. Хотя можно их не слу­шать, если они тре­буют нару­шить волю Божию, но мы власть не хулим. В той мере, в какой она выпол­няет волю Божию, она угодна Богу. Поэтому хри­сти­ане бывают мили­ци­о­не­рами, судьями, напри­мер. И, конечно, мы почи­таем свя­щен­ни­ков как слуг Божиих.

Итак, сле­ду­ю­щая запо­ведь гла­сит: «Не уби­вай» (Исх. 20, 13). То есть нельзя уби­вать. Это шестая запо­ведь, не пер­вая, как часто люди думают, а шестая. Есте­ственно, нельзя уби­вать людей, начи­ная с какого момента?

– С рож­де­ния…

– С зача­тия. Чело­век ста­но­вится чело­ве­ком в момент зача­тия; чело­ве­ком, обла­да­ю­щим бес­смерт­ной душой, сво­бод­ной волей. Поэтому чело­веку нельзя уби­вать ника­кого чело­века. И поэтому же смерт­ным гре­хом явля­ется, конечно же, аборт. Пра­ви­лами Церкви за аборт чело­века отлу­чают на семь лет от При­ча­стия. Нельзя при­ме­нять гор­мо­наль­ную кон­тра­цеп­цию, ста­вить спи­рали, это все рав­но­сильно аборту.

– А вообще предо­хра­няться?

– Предо­хра­не­ние – вообще, конечно, от недо­ве­рия Богу. Допус­ка­ется един­ствен­ный спо­соб предо­хра­не­ния – есте­ствен­ный про­цесс, но это опять-таки по снис­хож­де­нию, это не бла­го­слов­ля­ется, но попус­ка­ется, потому что там нет ни аборта, ни каких-то про­ти­во­есте­ствен­ных вещей. Об этом мы ска­жем чуть позже. Бог дает столько детей, сколько нужно. А сей­час такая начи­на­ется исте­рика: ой, как же я их всех про­кормлю. Если Бог дал дыха­ние чело­веку, уж даст, чем про­кор­мить. Веками и тыся­че­ле­ти­ями про­карм­ли­ва­лись, а вот мы почему-то не прокормимся.

– Сей­час время более жесто­кое для вос­пи­та­ния детей, на ули­цах много нищих, кото­рые про­сто не в состо­я­нии про­кор­миться. На пути от Теп­лого Стана до Ясе­нева можно часто встре­тить про­сто умо­ля­ю­щих мате­рей, кото­рые стоят с ребен­ком, таб­лички дер­жат, – мно­го­дет­ные семьи, кото­рые не в состо­я­нии про­кор­мить детей.

– Я сей­час обо всех не скажу, но чаще всего это бывают жулики. Честно говорю, потому что к нам неод­но­кратно при­хо­дят такие, я говорю: пой­демте, я вам сей­час куплю крупы, муки, давайте, я куплю все, что нужно. Денег я вам не дам, зато куплю. Они гово­рят: нет, не надо – и сразу убе­гают. Зна­чит, не про­кор­миться им нужно.

– А вообще, какие люди могут про­сить милостыню?

– Если чело­век нуж­да­ется, то он может про­сить мило­стыню, есте­ственно. И мне попа­да­ются нор­маль­ные люди, кото­рые про­сят мило­стыню. Конечно, я им даю. Обычно я так делаю, кстати, и вам сове­тую: если чело­век про­сит на хлеб, пойти и купить ему хлеба. И мило­стыню пода­дите, и ника­ких у вас не будет сомне­ний, что он потом про­пьет. Даже если он алко­го­лик, то хоть заку­сит нормально.

Эта запо­ведь (не уби­вай) запре­щает не только уби­вать, но и гне­ваться напрасно. Помните, Гос­подь гово­рит: «…вся­кий, гне­ва­ю­щийся на брата сво­его напрасно, под­ле­жит суду» (Мф. 5, 22). Запре­щает ругаться, скан­да­лить, раз­дра­жаться, запре­щает драться, нена­ви­деть. А как опре­де­лять: напрасно гне­ва­ешься или не напрасно, есть гра­ница? Гнев напрас­ный направ­лен на то, что не отде­ляет нас от Бога. Если гнев направ­лен на то, что отде­ляет нас от Бога, то такой гнев – это пра­виль­ная реакция.

– Как запре­тить себе гне­ваться или раз­дра­жаться?

– Надо молиться, эта страсть пре­одо­ле­ва­ется только молит­вой и чте­нием Слова Божия, изле­чи­ва­ется чте­нием Свя­того Еван­ге­лия Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста. Все­гда кре­сти­тесь, когда начи­на­ется всплеск гнева, кре­стите сердце свое, чтобы Гос­подь ото­гнал раз­дра­же­ние, и вы уви­дите, Гос­подь про­го­нит это.

– А гнев на рас­ша­лив­шихся детей пра­вед­ный ?

– Да. Но сна­чала Божией Матери помо­ли­тесь, Хри­сту Спа­си­телю, выпейте свя­той воды, потом при­дите в себя и нака­жите детей.

– Можно детей наказывать?

– Нужно. Ска­зано в Писа­нии: «кто жалеет розги своей, тот нена­ви­дит сына» (Притч. 13, 25). В каких слу­чаях надо нака­зы­вать? Когда ребе­нок бьет ребенка, тогда надо его про­сто выпо­роть. Но любое нака­за­ние должно быть без гнева, учтите. Оно должно удо­вле­тво­рять спра­вед­ли­вость. Часто, к сожа­ле­нию, делают ровно наобо­рот, у нас нака­зы­вают со зло­стью. И что полу­ча­ется? Спра­вед­ли­вость не вос­ста­нов­лена, ребе­нок не поду­мал, что его спра­вед­ливо нака­зали, он поду­мал, что на нем сорвали злость. И дей­стви­тельно, так и есть. Одно зло не обуз­дано, а вы еще доба­вили. А нор­мально как? Нор­мально, когда чело­век успо­ка­и­ва­ется, а потом порет про­ви­нив­ше­гося. Нака­за­ние должно быть неот­вра­тимо. И спра­вед­ливо, заметьте.

Сле­ду­ю­щая запо­ведь гла­сит: «Не пре­лю­бо­дей­ствуй» (Исх. 20, 14). Самая, наверно, непо­пу­ляр­ная сей­час запо­ведь. Но Бог запре­щает изме­нять жене, мужу – это пре­лю­бо­де­я­ние. За пре­лю­бо­де­я­ние пола­га­ется отлу­че­ние от При­ча­стия на пят­на­дцать лет. Потому что это двой­ной грех – это и блуд, и клятвопреступление.

– Если люди только рас­пи­са­лись, но не венчались.

– Все равно пре­лю­бо­де­я­ние. Если была рос­пись, то вы обе­щали друг другу вер­ность, а вы нару­ша­ете слово. Гос­подь запре­щает не только пре­лю­бо­дей­ство­вать, Онго­во­рит: «Вся­кий, кто смот­рит на жен­щину с вожде­ле­нием, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с нею в сердце своем» (Мф.5, 28). Поэтому нужно воз­дер­жи­ваться даже от блуда, кото­рый в мыс­лях. Конечно, не надо читать блуд­ных рас­ска­зов, смот­реть похаб­ных филь­мов, я думаю, это понятно итак. Что есть блуд? Блуд – это поло­вые связи вне­брака. Вот два­че­ло­века, сво­бод­ные от брач­ных обязательств,вступают между собою в поло­вую связь, это назы­ва­ется смерт­ный грех блуда. Он, конечно, нака­зы­ва­ется меньше, чем пре­лю­бо­де­я­ние, – всего семь лет отлу­че­ния от При­ча­стия, но семь тоже немало, согла­си­тесь. А если чело­век не рас­ка­ется в грехе блуда, он умрет, и ска­зано, что уча­стью его будет огонь и сера. «Бояз­ли­вых же и невер­ных, и сквер­ных и убийц, и любо­деев и чаро­деев, и идо­ло­слу­жи­те­лей и всех лже­цов участь в озере, горя­щем огнем и серою. Это смерть вто­рая» (Откр. 21, 8). Чело­век блу­дя­щий соеди­ня­ется совсеми блуд­ни­ками мира в еди­ное тело, это реаль­ность. Чело­век, всту­па­ю­щий в поло­вую связь, дей­стви­тельно всту­пает в еди­ное целое с тем, с кем он блу­дит, это чистая правда. Если он в браке всту­пает в поло­вую связь, он соеди­ня­ется с женой в еди­ное целое, и Бог его бла­го­слов­ляет, потому что его брак освя­щен Богом в Вен­ча­нии. Если чело­век вне брака это делает, то Бог его не бла­го­слов­ляет, а бла­го­слов­ляет его кто? Враг. Поэтому чело­век, кото­рый живет с измен­ни­ком, невольно соеди­ня­ется с сата­ной. По цер­ков­ным пра­ви­лам, свя­щен­ник, если жена ему изме­нила, обя­зан с ней раз­ве­стись, иначе он лиша­ется сана. Конечно, миряне не обя­заны раз­во­диться, но они могут жить с мужем или с женой, кото­рые изме­нили, только при усло­вии, что изме­нив­ший рас­ка­ялся перед Богом, попро­сил про­ще­ния, и дал обя­за­тель­ство больше этого не делать. В про­тив­ном слу­чае жить с таким чело­ве­ком не сле­дует. Потому что вы будете раз­вра­щаться и детей раз­вра­щать. Конечно, если чело­век про­ще­ния про­сит, то мы можем его про­стить, хотя и не обя­заны, но можем.

Эта запо­ведь запре­щает такие страш­ные про­ти­во­есте­ствен­ные грехи, как гомо­сек­су­а­лизм обоих видов; их и упо­ми­нать не хочется, но, к сожа­ле­нию, такие про­ти­во­есте­ствен­ные поло­вые связи суще­ствуют даже в браке: аналь­ный, ораль­ный секс – это назы­ва­ется гре­хами Содома, за это Бог сжег про­кля­тые города. То есть это грехи, вопи­ю­щие к Небу об отмще­нии. Если народ допус­кает такие грехи в каче­стве нормы, то Гос­подь иной раз такой народ с лица земли сти­рает. Как при­мер тому – Содом и Гоморра и недавно слу­чив­ше­еся цунами у бере­гов Таи­ланда. И запре­щает такие вещи, как руко­блу­дие и она­низм. Она­низм про­ис­хо­дит от Онана, был такой чело­век в Вет­хом Завете, кото­рый не закан­чи­вал поло­вой акт, пус­кал семя на землю, для того чтобы не было детей. И ска­зано в Биб­лии: «Зло было пред очами Гос­пода то, что он делал; и Он умерт­вил и его» (Быт. 38, 10). Почему? Потому что Бог – Тво­рец жизни. А кто мешает жизни, тот слу­жит диа­волу. Очень часто такой грех, совер­ша­е­мый муж­чи­ной, закан­чи­ва­ется пси­хо­зом у жен­щин. Здесь начи­нают дей­ство­вать опре­де­лен­ные гор­мо­наль­ные при­чины, кото­рые раз­ру­шают пси­хику. Очень часто это при­во­дит к тому, что у чело­века воз­ни­кает пси­хо­ло­ги­че­ское жела­ние изме­нить, все это накла­ды­ва­ется на пси­хику на уровне физиологии.

Сле­ду­ю­щая запо­ведь гла­сит: «Не кради» (Исх. 20, 15). Красть нельзя потому, что фак­ти­че­ски, может, и не созна­тельно, чело­век гово­рит сле­ду­ю­щее: «Ты, Боже, непра­вильно миром управ­ля­ешь, Ты ему дал, а мне не дал. Я поправлю то, что Ты непра­вильно сде­лал». То есть это мятеж, самый насто­я­щий, клас­си­че­ский. Кому при­над­ле­жит все золото и серебро мира? Тому, Кто их сотво­рил, конечно же. Поэтому Бог имеет право дарить и заби­рать у того, кого поже­лает. Бога­тому для чего дано богат­ство? Чтобы про­ве­рить его мило­сер­дие. Если он на этом сло­мался, то он за это ответит.

– Отни­мут богатство?

– Не в этом дело. Нет, Бог богат­ство дает для того, чтобы про­ве­рить чело­века. Если они не помо­гают людям, если они воры, они за это отве­тят. Как гово­рит один муд­рый гре­че­ский свя­щен­ник, есть два надеж­ных спо­соба полу­чить пулю в лоб или быстро стать бед­ным: воро­вать и рабо­тать в праздники.

– Стре­миться к богат­ству плохо?

– Ну, конечно же. Кто любит серебро, тот не насы­тится сереб­ром (Еккл.5, 9). И это, дей­стви­тельно, правда, разве не так? Есть даже выра­же­ние – денег нико­гда не бывает много.

– А если стре­миться обо­га­титься, чтобы потом бед­ным помогать?

– Нет, это обман, самообман.

– А для того, чтобы существовать?

– Мы рабо­таем и полу­чаем то, что нам нужно. Но мы не при­вя­зы­ва­емся к этому, пони­ма­ете, мы не стре­мимся к этому. Чело­век, кото­рый стре­мится к богат­ству, нико­гда не смо­жет нор­мально жить. Если чело­век рабо­тает нор­мально, стре­мится к Богу, то и богат­ство к нему само поте­чет, это давно заме­чено. А если чело­век стре­мится к богат­ству, оно к нему при­дет, а потом уйдет, про­изой­дет дено­ми­на­ция какая-нибудь, новая тех­ни­че­ская рево­лю­ция – и все деньги уте­кут. Мне рас­ска­зы­вали мои зна­ко­мые: как-то они при­е­хали на дачу и там стали раз­би­рать дро­вя­ник, остав­шийся от преж­них хозяев, кото­рые уже умерли, и в дро­вя­нике нашли мешок с купю­рами по 25 и 50 руб­лей, там лежало пять­де­сят тысяч совет­ских руб­лей. Ну и что, помогли им эти пять­де­сят тысяч руб­лей? Бог все­гда так делает, чтобы чело­век не при­вя­зы­вался к день­гам. Чело­век, при­вя­зан­ный к день­гам, – это самый насто­я­щий покой­ник. Царь Давид гово­рил: «богат­ство течет, не при­кла­ды­вай к нему сердца» (Пс. 48). А чело­век, кото­рый ворует, свою мзду полу­чает от Бога. Самый быст­ро­уми­ра­ю­щий пласт насе­ле­ния в Рос­сии – это воры и бога­теи. Их рас­стре­ли­вают. Я как-то смот­рел кри­ми­наль­ные ново­сти, там гово­ри­лось, что на Руб­лев­ском шоссе в месяц совер­ша­ется в сред­нем по три заказ­ных убий­ства. Это на одном малень­ком шоссе. И это есте­ственно, потому что Бог таким обра­зом наказывает.

Сле­ду­ю­щая запо­ведь гово­рит так: «Не про­из­носи лож­ного сви­де­тель­ства на ближ­него тво­его» (Исх. 20, 16). То есть нельзя ни самому лже­сви­де­тель­ство­вать, ни слу­шать лже­сви­де­тель­ства. Нельзя лже­сви­де­тель­ство­вать на суде, нельзя кле­ве­тать на чело­века, потому что Бог есть Истина, и ложь отвра­ти­тельна для Него. Нельзя чело­веку вообще лгать. Чело­век дол­жен гово­рить правду. Чело­век дол­жен жить в истине. Есте­ственно, нельзя ругаться матом и тому подоб­ное, чтобы не осквер­нять свою речь. Речь – дар Божий, кото­рый дол­жен быть исполь­зо­ван во благо. Эта запо­ведь запре­щает также очень люби­мое барыш­нями заня­тие, такое как «пере­мы­ва­ние костей» дру­зьям и подру­гам, потому что сплет­ни­ча­ние – это один из видов кле­веты и лжи. И эта запо­ведь тре­бует, чтобы чело­век гово­рил правду и истину, жил в истине. Речь нам дана для того, чтобы мы хва­лили Бога и хва­лили ближ­них, но не для того, чтобы мы хва­лили сами себя или лгали и клеветали.

И, нако­нец, послед­няя запо­ведь, тоже очень непо­пу­ляр­ная. Она гла­сит: «Не желай дома ближ­него тво­его; не желай жены ближ­него тво­его, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни вся­кого скота его,] ничего, что у ближ­него тво­его» (Исх. 20, 17). То есть не зави­дуй. Почему? Потому что, если ты зави­ду­ешь, зна­чит, ты опять недо­во­лен Богом: как мне, такому хоро­шему, Бог не дал…

– Но есть белая зависть…

– Да, она зна­ете, где хорошо опи­сана? У Алек­сандра Сер­ге­е­вича Пуш­кина в «Сказке о рыбаке и рыбке». Там клас­си­че­ская белая зависть: я не хочу чужого, я хочу такого же. Это форма белой зависти.

– Нет, когда раду­ешься, что у дру­гих хорошо.

– А вот радость– это хорошо. Смот­рите, когда радость воз­ни­кает, мы узнаем Бога, как источ­ник этой радо­сти и тогда гово­рим: слава Богу! Вот вер­ная при­мета, что это доб­рое чув­ство, что это хорошо.

И как зависть лечится? Что ей про­ти­во­по­ложно? Вот вы видите, напри­мер, у кого-то есть свой лич­ный вер­то­лет, и гово­рите: слава Тебе, Гос­поди, что у него есть лич­ный вер­то­лет! Гос­поди, дай ему еще лич­ный само­лет. Это вот хоро­шее чув­ство. Это назы­ва­ется сора­до­ва­ние. А если я говорю: у тебя есть вер­то­лет, хочу чтобы и у меня такой же был, – это зависть. Зависть, если она есть, лечится сорадованием.

– Разве это зависть, когда жела­ешь, чтобы и у дру­гого оста­лось, и у тебя тоже было?

– Это при­во­дит к тому, к чему при­вело ста­руху: акку­ратно-акку­ратно при­во­дит это к раз­би­тому корыту. Так и про­ис­хо­дит на самом деле, потому что зависть – нена­сыт­ное чув­ство, абсо­лютно нена­сыт­ное. Завист­ник – един­ствен­ный чело­век, кото­рый нико­гда не полу­чит ни малей­шего удо­воль­ствия от сво­его греха. Блуд­ник полу­чит корот­кое удо­воль­ствие, а потом будет долго пла­кать, а вот завист­ник нико­гда не полу­чит. Потому что, если я получу вер­то­лет такой же, как у вас, так сразу захочу такой же, как у вас, само­лет; получу само­лет, захочу такой же, как у вас, дом на Кана­рах и так до бес­ко­неч­но­сти, пока не ока­жусь бом­жом в подъ­езде. Почему так про­ис­хо­дит? Потому что зависть – это вещь, кото­рая уни­что­жает чело­века в бук­валь­ном смысле, так что давайте не зави­до­вать, испол­нять запо­веди Гос­подни, и пусть­бла­го­дать Божия будет с вами.

Это азы, с кото­рых вы начи­на­ете, а вер­шина – свя­тость, в кото­рую вы все при­званы. Вы кре­сти­тесь для этой цели. Бог гово­рит: «Будьте предо Мною святы, ибо Я свят Гос­подь [Бог ваш], и Я отде­лил вас от наро­дов, чтобы вы были Мои» (Лев. 20, 26). «…Будьте совер­шенны, как совер­шен Отец ваш Небес­ный» (Мф. 5, 48).

Готовы идти по пути свя­то­сти? Сред­него не дано! Или ты свят, или ты в аду! Любая неиз­жи­тая страсть, с кото­рой не борешься, тебя раз­ло­жит. С ней надо сра­жаться, и не про­сто сра­жаться, а надо побе­дить! И сра­жаться до самой смерти, тогда будете побе­ди­те­лями. Свя­той чело­век тот, кото­рый охва­чен силами бес­ко­неч­ной Жизни, охва­чен силами Веч­но­сти, поэтому вы должны стре­миться к свя­то­сти, стре­миться к Богу, и Бог будет с вами. Вот этого я вам желаю. Пусть­Дух Гос­по­день, Дух Свя­той, оза­ряет всех вас, и милость Божия с вами да будет. Спаси, Господь!

 

^ Таинство крещения в современной практике

«Те, кто во Хри­ста кре­сти­лись, во Хри­ста облек­лись», – поет Цер­ковь, при­ни­мая в свои недра новых чад Божиих. Дей­стви­тельно, что может быть пре­крас­нее, чем это Таин­ство воз­рож­де­ния? В нем люди очи­ща­ются от всех гре­хов своих. Огонь Свя­того Духа пере­плав­ляет всю их при­роду, выжи­гая заразу древ­ней смерти. Кре­ще­ние – это новое рож­де­ние водою и Духом духов­ного чело­века, уча­стие в смерти и Вос­кре­се­нии Пер­во­род­ного, гибель диа­вола в свя­щен­ных водах, про­ни­ца­ние пол­ноты чело­века сия­нием Боже­ства. По сло­вам свя­ти­теля Гри­го­рия Бого­слова, «про­све­ще­ние есть посо­бие в нашей немощи, отло­же­ние плоти, после­до­ва­ние Духу, обще­ние со Сло­вом, исправ­ле­ние созда­ния, потоп­ле­ние греха, при­ча­стие света, рас­се­я­ние тьмы. Про­све­ще­ние есть колес­ница, воз­но­ся­щая к Богу, сопут­ство­ва­ние Хри­сту, под­креп­ле­ние веры, совер­ше­ние ума, ключ Цар­ства Небес­ного, пере­мена жизни, сня­тие раб­ства, раз­ре­ше­ние от уз, пре­тво­ре­ние состава. Про­све­ще­ние есть луч­ший и вели­че­ствен­ней­ший из даров Божьих».

Но в резуль­тате ком­му­ни­сти­че­ских гоне­ний XX века в Рус­ской Церкви воз­ник ряд прак­тик, грубо нару­ша­ю­щих апо­столь­ское пре­да­ние совер­ше­ния этого Таинства.

Пер­вый вопрос, кото­рый воз­ни­кает: можно ли кре­стить любых детей?

Согласно Кате­хи­зису, дети кре­стятся по вере вос­при­ем­ни­ков и роди­те­лей. При­чем, согласно 7 пра­вилу III Все­лен­ского Собора, мерой этой веры явля­ется Сим­вол Веры Никей­ского Собора. Вот это опре­де­ле­ние: «…свя­тый Собор опре­де­лил: да не будет поз­во­лено никому про­из­но­сить, или писать, или сла­гать иную веру, кроме опре­де­лен­ной от свя­тых Отец, в Никее граде, со Свя­тым Духом собрав­шихся. А кото­рые дерз­нут сла­гать иную веру, или пред­став­лять, или пред­ла­гать хотя­щим обра­титься к позна­нию истины – или от язы­че­ства, или от иудей­ства, или от какой бы то ни было ереси: тако­вые, если суть епи­скопы или при­над­ле­жат к клиру, да будут чужды епи­скопы – епи­скоп­ства, и кли­рики – клира; если же миряне: да будут пре­даны ана­феме». Поэтому тот, кто не при­знает хотя бы одного из дог­ма­тов Сим­вола, не может быть кре­щен, так же как не могут быть кре­щены и его дети.

203 пра­вило Номо­ка­нона при Боль­шом Треб­нике не при­знает дей­стви­тель­ным Кре­ще­ние тех мла­ден­цев, кото­рые были кре­щены по просьбе роди­те­лей мусуль­ман, так как они не верили пра­во­славно, и потому не было испол­нено биб­лей­ское тре­бо­ва­ние «Кто будет веро­вать и кре­ститься, спа­сен будет; а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет» (Мк. 16, 16). Это поста­нов­ле­ние было при­нято Кон­стан­ти­но­поль­ским Собо­ром при пат­ри­архе Луке Хри­со­верге. Оно осно­вано на 8 каноне VII Все­лен­ского Собора, запре­тив­шего кре­стить еврей­ских детей, если их роди­тели неис­кренне при­мут христианство.

Особо ого­ва­ри­ва­ются нормы для достой­ного вос­при­ем­ни­че­ства. По нор­мам Сино­даль­ного пери­ода Рус­ской Церкви, «не могут быть вос­при­ем­ни­ками безум­ные, совер­шенно несве­ду­щие в вере, а также пре­ступ­ники, явные греш­ники и все вообще лица, низко упав­шие в обще­ствен­ном мне­нии по сво­ему нрав­ствен­ному пове­де­нию… Не быв­шие у испо­веди и Свя­того При­ча­стия 5–10 лет, конечно, по нера­де­нию, не могут дать вос­при­ни­ма­е­мым от купели руко­вод­ства и нази­да­ния в своей жизни, что вме­ня­ется в обя­зан­ность восприемникам».

Дети ино­вер­цев, к кото­рым отно­сятся те, кото­рые не при­знают свя­щен­ного Сим­вола веры, кре­стятся только после рас­писки роди­те­лей, что они будут вос­пи­ты­вать их в Пра­во­сла­вии (Указы Синода от 1722. II, 28; 1830, XII, 29; 1844, II, 18). Согласно 1 пра­вилу Тимо­фея Алек­сан­дрий­ского, все дети старше 7 лет должны про­хо­дить огла­ше­ние, кото­рое, согласно указу Синода (от 20.02.1840), должно длиться 6 меся­цев, хотя пра­вя­щему архи­ерею и дано право сокра­тить этот срок в отдель­ных случаях.

Итак, мы видим, что свя­щен­ники порой грубо нару­шают свя­щен­ные пра­вила, если кре­стят всех детей без раз­бора. Они рискуют бро­сить свя­щен­ный дар Кре­ще­ния демо­ни­че­ским псам.

Тем более важ­ным явля­ется вопрос кре­ще­ния взрос­лых. Как же его должно совер­шать по ныне дей­ству­ю­щим цер­ков­ным пра­ви­лам? «Идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­того Духа» (Мф. 28, 19), – таково неиз­мен­ное на все века пове­ле­ние Хри­ста Спа­си­теля. Точно сле­дуя ему, Пра­во­слав­ная Цер­ковь в тече­ние всей своей исто­рии всех взрос­лых, начи­ная с 7‑летнего воз­раста, ищу­щих бла­го­дати свя­той Купели, согласно пра­вилу 1 Тимо­фея Алек­сан­дрий­ского, допус­кала до Кре­ще­ния отнюдь не сразу, а лишь после изу­че­ния ими основ веры (огла­ше­ния) и отре­че­ния от заблуж­де­ний преды­ду­щего веро­ис­по­ве­да­ния. Согласно 2 пра­вилу I Все­лен­ского Собора: «Поелику, по нужде, или по дру­гим побуж­де­ниям чело­ве­ков, мно­гое про­изо­шло не по пра­вилу цер­ков­ному, так что людей, от язы­че­скаго жития недавно при­сту­пив­ших к вере и крат­кое время огла­шен­ными быв­ших, вскоре к духов­ной купели при­во­дят; и тот­час по кре­ще­нии воз­во­дят в епи­скоп­ство, или пре­сви­тер­ство: посему за благо при­знано, дабы впредь ничего тако­вого не было. Поелику и огла­шен­ному потребно время, и по кре­ще­нии даль­ней­шее испы­та­ние. Ибо ясно писа­ние Апо­столь­ское гла­го­лю­щее: не ново­кре­щен­ного, да не раз­гор­див­шись в суд впа­дет, и в сеть диа­волу. Если же в про­дол­же­ние вре­мени душев­ный неко­то­рый грех обре­тен будет в некоем лице, и будет обли­чен двумя или тремя сви­де­те­лями: тако­вой да будет исклю­чен из клира. А посту­па­ю­щий вопреки сему, яко дер­за­ю­щий сопро­тив­ляться вели­кому Собору, под­вер­гает себя опас­но­сти исклю­че­ния из клира». По сви­де­тель­ству литур­ги­ста прот. К. Николь­ского (Учеб­ный Устав Бого­слу­же­ние. СПб.1907, стр. 663–665), чино­по­сле­до­ва­ние Кре­ще­ния, кото­рое при­ве­дено в Треб­нике, явля­ется завер­ше­нием чина При­со­еди­не­ния, и без этого чина совер­ша­ется лишь над мла­ден­цами до 7 лет. Такая прак­тика суще­ство­вала все­гда и везде. И в Рус­ской Церкви она была обще­упо­тре­би­тель­ной вплоть до рево­лю­ции 1917 г.

Так что те, кто кре­стят без огла­ше­ния, под­ле­жат лише­нию сана, согласно этому пра­вилу Никей­ского Собора. Как же должно про­ис­хо­дить огла­ше­ние? Чело­век, жела­ю­щий узнать о хри­сти­ан­стве, при­хо­дит в храм, спра­ши­вает, слу­шает (он может нахо­диться в храме до воз­гласа «елицы огла­ше­нии – изы­дите»). Когда он уже решает при­нять Кре­ще­ние, то пере­хо­дит в раз­ряд «елицы ко про­све­ще­нию». Так как прак­ти­че­ски нико­гда чело­век не при­хо­дит во взрос­лом воз­расте к Кре­ще­нию в пол­но­стью дев­ственно-неве­же­ствен­ном рели­ги­оз­ном состо­я­нии, то ему по пра­ви­лам необ­хо­дим чин При­со­еди­не­ния. Согласно 7 пра­вилу II Все­лен­ского Собора и 95 пра­вилу Трулль­ского Собора, «всех про­чих ере­ти­ков: всех, кото­рые из них желают при­со­еди­нены быть к Пра­во­сла­вию, при­ем­лем, якоже языч­ни­ков. В пер­вый день делаем их хри­сти­а­нами, во вто­рой огла­шен­ными, потом в тре­тий закли­наем их, с трое­крат­ным дуно­ве­нием в лице, и в уши: и тако огла­шаем их, и застав­ляем пре­бы­вать в церкви, и слу­шать Писа­ния, и тогда уже кре­щаем их. Такожде и мани­хеев, вален­ти­ниан, мар­ки­о­ни­тов и им подоб­ных еретиков».

Кстати, тут уместно назвать тех хри­сти­ан­ских ере­ти­ков, кото­рых необ­хо­димо при­ни­мать в Цер­ковь через Свя­тое Кре­ще­ние. Это все про­те­станты, кроме люте­ран, рефор­ма­тов, англи­кан и ста­ро­ка­то­ли­ков. Свя­зано это, во-пер­вых, с тем, что про­те­станты отвер­гают воз­рож­да­ю­щую силу Свя­того Кре­ще­ния. Они убеж­дены, что Кре­ще­ние – лишь обряд вер­но­сти, а не рож­де­ние от воды и Духа. Поэтому мы и не можем при­знать их обряд Таин­ством. Во-вто­рых, бап­ти­сты, пяти­де­сят­ники и дру­гие сек­танты (напри­мер, «Цер­ковь Хри­ста» – так назы­ва­е­мое Бостон­ское дви­же­ние), кото­рые кре­стят в одно погру­же­ние, что прямо запре­ща­ется 7 пра­ви­лом II Все­лен­ского Собора, а дру­гие (напри­мер, мето­ди­сты)  кре­стят окроп­ле­нием так, что часто ни одной капли воды не попа­дает на «кре­ща­е­мого». Также кре­стят адвен­ти­стов, иска­жа­ю­щих уче­ние о Боже­стве Хри­ста, «сви­де­те­лей Иеговы», отвер­га­ю­щих Свя­тую Тро­ицу, и ради­каль­ных ере­ти­ков из Белого Брат­ства и Бого­ро­дич­ного цен­тра, моло­кан, духо­бор­цев и т.п.

Необ­хо­димо кре­стить так назы­ва­е­мых «погру­жен­цев», то есть тех, кто был кре­щен неиз­вестно кем и как в годы гоне­ний. При­зна­вать мирян­ское кре­ще­ние доз­во­ля­ется только тогда, когда четко и досто­верно от сви­де­те­лей известно, что Таин­ство совер­ши­лось в три погру­же­ния с исполь­зо­ва­нием точ­ной кре­щаль­ной фор­мулы. В слу­чае малей­шего сомне­ния Кре­ще­ние должно повторять.

Также не при­зна­ется Кре­ще­ние ста­ро­об­ряд­че­ских начет­чи­ков, если нет чет­ких сви­де­тельств пра­виль­ного совер­ше­ния обряда. Дело в том, что суще­ствует ряд бес­по­пов­ских согла­сий, ради­кально иска­жа­ю­щих форму Таинства.

Что же каса­ется дру­гих ере­ти­ков и рас­коль­ни­ков, то необ­хо­димо при­со­еди­нять их по тому спо­собу, кото­рый уста­нов­лен на дан­ный момент священноначалием.

Тот­час после этого реше­ния свя­щен­ник дол­жен рас­спро­сить, был ли раньше чело­век кре­щен, а также ради ли спа­се­ния своей души, а не ради при­бытка или какой-то вре­мен­ной при­чины (напри­мер, ради здо­ро­вья или брака) он желает кре­ститься. Узнав, что это не так, свя­щен­ник наре­кает огла­шен­ному хри­сти­ан­ское имя. Этот обряд очень важен, потому что он духовно защи­щает огла­шен­ного от атак сатаны, не жела­ю­щего рас­статься со своим рабом. До рево­лю­ции 1917 года Цер­ковь тре­бо­вала, чтобы кре­ща­е­мый нашел себе пору­чи­теля – вос­при­ем­ника, кото­рый готов за него пору­читься. Обряд этот про­ис­хо­дит в при­творе, перед цер­ков­ными две­рями. После него свя­щен­ник вхо­дит в алтарь и с откры­той голо­вой падает ниц перед Пре­сто­лом, бла­го­да­рит Бога об обра­ще­нии его и молится, чтобы ему была дана бла­го­дать про­по­веди и откры­лись его уста, чтобы научить огла­шен­ного пути спа­се­ния. После молитвы свя­щен­ник обла­ча­ется в фелонь (епи­скоп же в ман­тию и берет в руки жезл) и, поце­ло­вав Свя­тую тра­пезу, исхо­дит к цер­ков­ным две­рям. Хор в это время поет 33‑й псалом.

Став внутри хра­мо­вых две­рей, свя­щен­ник спра­ши­вает огла­шен­ного: «Кто ты есть?» Ответ: «Я – жела­ю­щий познать истин­наго Бога и спа­се­ния ищу­щий». Вопрос: «С какою целью при­шел ты ко свя­той Церкви?» Ответ: «Научиться от Нее истин­ной вере и к Ней при­со­еди­ниться». Вопрос:«Какую пользу наде­ешься полу­чить от истин­ной веры?» Ответ: «Жизнь веч­ную и блаженную».

После этого свя­щен­но­дей­ству­ю­щий поучает: «Если хочешь иметь жизнь веч­ную, дол­жен веру пра­во­славно-кафо­ли­че­скую (все­лен­скую) соблю­сти. Вера же сия состоит в том, чтобы испо­ве­до­вать Бога, Еди­ного в Тро­ице, – Отца и Сына и Свя­того Духа, и Тро­ицу во Еди­нице, не сли­вая Лиц, не раз­де­ляя Суще­ство. Потому что Бог есть Отец, Бог Сын, Бог Дух Свя­той: однако не три бога, но един Бог. И о вопло­ще­нии Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста разу­меть, что Он одно­вре­менно есть Бог и Чело­век: Бог, Сын Еди­но­род­ный от Бога Отца, прежде всех век рож­ден­ный, Чело­век же, от Марии Прис­но­девы (Все­гда Девы) плоть нашу вос­при­няв­ший; постра­дал пло­тью и рас­пят на Кре­сте ради нашего спа­се­ния, умер и вос­крес, воз­несся на Небеса и вос­сел по пра­вую сто­рону Бога и Отца; когда же при­дет судить, все вос­крес­нут, и пра­вед­ники жизнь бла­жен­ную насле­дуют, тво­рив­шие же зло при­мут муку веч­ную по делам своим. Эту веру про­по­ве­дали апо­столы, кро­вью своею запе­чат­лели муче­ники, про­воз­ве­стили Соборы и все отцы и учи­теля Цер­ков­ные. Так же и ты, веруя, дол­жен и запо­веди Гос­подни соблю­дать, ибо вера без дел мертва. Древ­ней­шие и наи­боль­шие запо­веди суть: Воз­люби Гос­пода Бога Тво­его всею душою твоею, и ближ­него тво­его, как самого себя. Вну­шая нам хра­нить обе эти запо­веди, Хри­стос Спа­си­тель наш пове­лел нам и вра­гов любить, и всем оби­жа­ю­щим добро тво­рить, и укло­няться от вся­кого зла. Корни же зла суть: гор­дость, жад­ность, похоть плот­ская, зависть, невоз­дер­жа­ние, гнев, леность. Ты же, так как хочешь стать наслед­ни­ком Цар­ствия Небес­ного, побеж­дай их добродетелями:

гор­дость – смирением,

жад­ность – милосердием,

похоть плоти – целомудрием,

зависть – сорадованием,

невоз­дер­жа­ние – трез­во­стью и постом,

леность – усер­дием к молитве, бого­слу­же­нию и про­чим делам благочестия».

Когда же кон­ча­ется это поуче­ние, то свя­щен­ник спра­ши­вает: «Хочешь ли ты сию свя­тую веру серд­цем твоим при­нять и неот­ступно, до кон­чины жизни своей, содер­жать, также и в доб­ро­де­те­лях хри­сти­ан­ских навык­нуть и в них по силе, при помощи Божьей, преуспевать?»

Огла­шен­ный же отве­чает: «Истинно от всего сердца моего хочу веру сию свя­тую содер­жать до послед­него моего изды­ха­ния, доб­ро­де­тель­ное же еван­гель­ское житие при­лежно испол­нять, моля Бога о помощи».

Тогда пред­сто­я­тель гово­рит ему: «Пре­клони колена твои пред Гос­по­дом Богом нашим».

Он же, став на колени и руки кре­сто­об­разно на груди сло­жив, стоит перед дверями.

Пред­сто­я­тель, зна­ме­нуя зна­ком кре­ста голову его три­жды, гово­рит: «Зна­ме­на­ется раб Божий (имя) во имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа».

Диа­кон: «Гос­поду помолимся».

Клир: «Гос­поди, помилуй».

Архи­ерей или иерей, стоя над огла­ша­е­мым, читает молитву сию:

«Бла­го­сло­вен еси, Гос­поди, от всех язык при­зы­ваяй люди избранны, рев­ни­тели доб­рых дел. Ты и ныне при­шед­шаго ко свя­тей Твоей Церкви раба Тво­его (имя) бла­го­слови: отверзи его очи душев­ныя к разу­ме­нию чудесе Тво­его о нас про­мыш­ле­ния, открый слух сердца его ко при­я­тию Боже­ствен­ных сло­вес Твоих, да во время бла­го­при­ятно спо­до­бится бани воз­рож­де­ния и одежди нетле­ния. Ты изъял еси душу сего раба Тво­его от пре­ле­сти лука­ваго; Сам убо сохрани ю невре­диму от навет вра­жиих, и оби­та­лище бла­го­дати Твоея быти удо­стой. Твое бо есть, еже избав­ляти нас от коз­ней лука­ваго, и Тебе славу и бла­го­да­ре­ние при­но­сим, ныне и во веки веков».

Клир: «Аминь».

После этого соб­ственно и начи­на­ется огла­ше­ние. После­ду­ю­щие дни огла­ша­е­мый пре­бы­вает в посте и в молит­вах (в древ­но­сти счи­тался обя­за­тель­ным соро­ка­днев­ный пост, сей­час жела­тельно поститься не менее трех дней). Он при­хо­дит в храм Божий к началу цер­ков­ных служб и там стоит у две­рей цер­ков­ных до воз­гласа диа­кона «огла­шен­ные изы­дите», и с сокру­ше­нием сер­деч­ным о своем преж­нем омра­че­нии воз­ды­хая, со сле­зами молится о том, чтобы спо­до­биться ему при­ня­тия Свя­того Кре­ще­ния. Согласно 19 пра­вилу Лаоди­кий­ского Собора, на Литур­гии огла­шен­ных пола­га­ется гово­рить про­по­ведь по Свя­щен­ному Писа­нию, пони­ма­е­мому согласно Свя­тым Отцам (19 пра­вило Трулль­ского собора): «Подо­бает, во-пер­вых, по бесе­дах епи­скоп­ских, особо тво­рити молитву об огла­шен­ных, а по изше­ствии огла­шен­ных, быти молитве о каю­щихся; когда же и сии при­и­дут под руку, и оты­дут, тогда совер­шати молитвы верных».

8 пра­вило Фео­фила Алек­сан­дрий­ского не раз­ре­шает огла­шен­ным вку­шать просфоры и анти­дор, но при этом древ­няя прак­тика Иеру­са­лим­ской Церкви допус­кала их к лобы­за­нию икон и Живо­тво­ря­щего Древа.

Духов­ный настав­ник дол­жен поучать его вере, объ­яс­нять свя­щен­ные дог­маты, пока­зы­вать силу Свя­тых Таинств, вну­шать ему пови­но­ве­ние запо­ве­дям еван­гель­ским и цер­ков­ным и наедине испы­ты­вать его, по чистому ли жела­нию сердца и без лице­ме­рия ли к вере пра­во­слав­ной при­хо­дит. В Церкви для этого выде­лялся осо­бый кли­рик, име­ю­щий дар слова, кото­рый и дол­жен был обу­чать крещаемых.

Согласно поста­нов­ле­нию Синода (от 20.02.1840), огла­ше­ние должно длиться сорок дней. За это время гото­вя­щийся ко Кре­ще­нию дол­жен испра­вить свое пове­де­ние, уйти с нече­сти­вых работ и поста­раться испра­вить свою жизнь. 5 пра­вило Неоке­са­рий­ского Собора гла­сит, что, если гото­вя­щийся ко Кре­ще­нию сде­лает в это время смерт­ный грех, то его Кре­ще­ние отсро­чи­ва­ется. Согласно 14 пра­вилу I Все­лен­ского Собора, если во время огла­ше­ния катеху­мен, то есть огла­шен­ный, отпа­дает – совер­шает акт идо­ло­по­клон­ства или участ­вует в ином рели­ги­оз­ном обряде – то его Кре­ще­ние откла­ды­ва­ется на три года. Но если воз­ни­кает угроза его жизни, то он дол­жен быть кре­щен немед­ленно, согласно 5 пра­вилу св. Кирилла Алек­сан­дрий­ского.

Если Кре­ще­ние будет совер­шаться в Вели­кую Суб­боту, а это наи­луч­ший день для этого Таин­ства, то запись на Кре­ще­ние завер­ша­ется на вто­рой неделе Вели­кого Поста, по 45 пра­вилу Лаоди­кий­ского Собора.

В тече­ние этого пери­ода огла­шен­ный дол­жен выучить и понять Сим­вол веры, Десять Запо­ве­дей, молитву Гос­подню и Бого­ро­дице Дево. Также он дол­жен дать под­писку в том, что неиз­менно пре­бу­дет чле­ном Церкви. Под­писка должна быть такой: «Ниже­под­пи­сав­шийся (ФИО, веро­ис­по­ве­да­ние) сим изъ­яв­ляю реши­тель­ное наме­ре­ние при­со­еди­ниться к Пра­во­слав­ной Кафо­ли­че­ской Восточ­ной Церкви и обе­щаю пре­бы­вать в послу­ша­нии Ей все­гда неиз­менно». Затем должна быть под­пись, дата, под­пись свя­щен­ника и восприемников.

Каж­дую пят­ницу огла­шен­ный дол­жен отчи­ты­ваться перед епи­ско­пом или свя­щен­ни­ком об узнан­ном, чтобы вели­чай­шее Откро­ве­ние Творца было усво­ено всем разу­мом чело­века. 46 пра­вило Лаоди­кий­ского Собора, 78 пра­вило Трулль­ского Собора гла­сит: «Кре­ща­е­мым должно изу­чать веру и в пятый день сед­мицы давать ответ епи­скопу или пре­сви­те­рам». Так он предо­хра­ня­ется от укло­не­ния в секты.

Согласно 39 посла­нию свт. Афа­на­сия, огла­шен­ным осо­бенно подо­бает изу­чать «вто­ро­ка­но­ни­че­ские книги Писа­ния»: «Есть, кроме сих, и дру­гие книги, не вве­ден­ные в канон, но назна­чен­ные отцами для чте­ния нововсту­па­ю­щим и жела­ю­щим огла­ситься сло­вом бла­го­че­стия: Пре­муд­рость Соло­мо­нова, Пре­муд­рость Сира­хова, Эсфирь, Иудифь, и Товия, и так име­ну­е­мое Уче­ние апо­сто­лов, и Пас­тырь». Древ­ней­шая литур­ги­че­ская прак­тика Пра­во­слав­ной Церкви пове­ле­вает огла­шен­ным изу­чать книги: Бытие, Исход, Притчи, про­ро­ков Исайи, Иезе­ки­иля, Иова. Перед самым Кре­ще­нием про­чи­ты­ва­ется все Еван­ге­лие, а сразу после Таин­ства – Книга Дея­ний (эта прак­тика до сих пор сохра­ни­лась в Уставе Вели­кого Поста).

Надо осо­бенно под­черк­нуть, что недо­пу­стимо сооб­щать огла­шен­ным поря­док Литур­гии вер­ных и сим­во­ли­че­ское зна­че­ние после­до­ва­ния Евха­ри­стии. Ведь Сам Гос­подь пове­лел: «Не давайте свя­тыни псам и не бро­сайте жем­чуга вашего пред сви­ньями, чтоб они не попрали его ногами сво­ими и, обра­тив­шись, не рас­тер­зали вас» (Мф. 7, 6). Эти тайны сооб­щают кре­ще­ному только после Таин­ства. Как пишет свя­ти­тель Кирилл Иеру­са­лим­ский: «Тогда, как гово­рит огла­си­тель­ное поуче­ние, если огла­шен­ный спро­сит тебя, что гово­рили тебе учи­тели? Ты ничего не отве­чай посто­рон­нему. Ибо тайну пре­по­даем тебе, и упо­ва­ние буду­щего века. Храни тайну сию ради Мздо­воз­да­я­теля, и не слу­шай, когда кто ска­жет тебе, что за беда, если и я узнаю? И боль­ные про­сят вина; но если оно без­вре­менно будет дано, то сума­сше­ствие про­из­во­дит; от чего рож­да­ются два зла: и боль­ной уми­рает, и врач оста­ется в бес­сла­вии. Так, если огла­шен­ный услы­шит что-либо от вер­ного, то и огла­шен­ный впа­дает в безу­мие, потому что не пони­мает слы­шан­ного, однако же оное поро­чит и осме­и­вает гово­ри­мое; и вер­ный осуж­да­ется, как пре­да­тель сей тайны. Се ты уже теперь бли­зок к нам; смотри не рас­ска­зы­вай, не потому, чтобы про­по­ве­ду­е­мое здесь не достойно рас­ска­зы­вать; но потому, что слух не достоин слу­ша­ния. Был неко­гда и ты огла­шен­ным; тогда я не сооб­щал тебе, что над­ле­жит сооб­щить. Когда ты опы­том постиг­нешь высоту уче­ния, тогда узна­ешь, что огла­ша­е­мые недо­стойны слу­ша­ния» (Огла­си­тель­ные беседы. 1, 12).

После того, как время огла­ше­ния закон­чи­лось, огла­шен­ный рас­ка­ялся в своих гре­хах, как и ска­зано в Писа­нии: «Покай­тесь, и да кре­стится каж­дый из вас во имя Иисуса Хри­ста» (Деян. 2, 39), насту­пает время пред­кре­щаль­ного испытания.

По про­ше­ствии дней, доста­точ­ных для науче­ния, после вечерни в при­сут­ствии всей общины пред­сто­я­тель обла­ча­ется в свя­щен­ни­че­скую одежду, как уже гово­ри­лось, и, покло­нив­шись три­жды перед Пре­сто­лом и поце­ло­вав край его, выхо­дит из алтаря к две­рям цер­ков­ным. Хор же поет 8‑й псалом.

Огла­ша­е­мый же стоит в паперти, лицом к храму. И пред­сто­я­тель гово­рит к нему: «Вот, чадо, окон­чи­лось время тво­его настав­ле­ния. Так, что если и ты был особо спро­шен, любви ли ради Хри­сто­вой и спа­се­ния души твоей хри­сти­а­ни­ном хочешь быть: сверх того теперь ты дол­жен перед цер­ков­ным собра­нием сия объ­явить, что преж­него лже­ве­рия, в кото­ром ты был, отречься, и веру пра­во­слав­ную ясно исповедать».

После этого кре­ща­е­мый громко отвер­гает лож­ные взгляды той кон­фес­сии, в кото­рой он нахо­дился. Языч­ник отвер­гает почи­та­ние твари вме­сто Творца, обо­го­тво­ре­ние идо­лов, уча­стие в язы­че­ских риту­а­лах (в том числе магии, аст­ро­ло­гии и всего подоб­ного). Мусуль­ма­нин отвер­гает все лож­ные док­трины ислама: бого­дух­но­вен­ность Корана, послан­ни­че­ство Мухам­меда, прак­тику хаджа, мно­го­жен­ство, чув­ствен­ную ислам­скую эсха­то­ло­гию. Иудеи же отвер­гают хулу на Хри­ста, Бого­ро­дицу и свя­тых, необ­хо­ди­мость испол­не­ния Мои­се­ева Закона, тал­му­ди­че­ские басни и ожи­да­ние анти­хри­ста (иудей­ского мни­мого мес­сии). Ере­тики отвер­гают каж­дый свою ересь.

Затем пред­сто­я­тель спра­ши­вает: «Соче­та­ешься ли истинно, нели­це­мерно и, ни в чем не сомне­ва­ясь, всею душею твоею, Еди­ному Истин­ному, в Тро­ице сла­ви­мому Богу, и веру­ешь ли в Него?»

И огла­шен­ный отве­чает: «Соче­та­юсь истинно, нели­це­мерно и без какого-либо сомне­ния, от всей души моей, Еди­ному Истин­ному, в Тро­ице сла­ви­мому Богу, и верую в Него».

После этого настает время вто­рого огла­ше­ния, когда кре­ща­е­мый ясно испо­ве­дует пра­во­слав­ную веру.

Вопрос: «Испо­ве­ду­ешь ли, что Отец, Сын и Свя­той Дух есть Бог Еди­ный, по суще­ству нераз­дель­ный, в трех Лицах? И веру­ешь ли в Него и покло­ня­ешься ли Ему?»

Ответ: «Так верую, испо­ве­дую и Богу три­еди­ному покланяюсь».

Вопрос: «Веру­ешь ли и испо­ве­ду­ешь, что Иисус Хри­стос, Еди­но­род­ный Сын Божий, от Отца прежде всех век рож­ден­ный, вопло­тился от Духа Свя­того и Девы Марии, нашего ради спа­се­ния, и стал чело­ве­ком, не пере­ста­вая быть при этом и Богом, во еди­ной Ипо­стаси, в двух же есте­ствах, Боже­ском и Чело­ве­че­ском, неиз­менно и неслитно?»

Ответ: «Так верую и так исповедую».

Вопрос: «Веру­ешь ли, что Гос­подь Иисус Хри­стос не по необ­хо­ди­мо­сти, но доб­ро­вольно, истинно, а не при­зрачно пло­тью постра­дал за нас, Боже­ством же бес­стра­стен пре­бы­вая, силою Сво­его Боже­ства вос­крес, на Небеса с пло­тью взо­шел, и сидит по пра­вую сто­рону Отца, откуда же снова при­дет судить живых и мерт­вых, и цар­ство­вать будет, и цар­ствию Его не будет конца?»

Ответ: «Так серд­цем верую, и устами нели­це­мерно все сие исповедую».

Вопрос: «Веру­ешь ли, что Дева Мария, родив­шая Хри­ста Бога нашего, все­гда – дев­ственна и воис­тину Бого­ро­дица, и того ради достойно почи­тать Ее как Чест­ней­шую и Пре­выс­шую Сил бес­плот­ных, и покло­няться Ей бла­го­го­вейно, как пер­вей­шей о нас к Богу Ходатаице?»

Ответ: «Все сие о Прис­но­деве Марии испо­ве­дую, яко Божию Матерь сию почи­таю, и в молит­вах при­бе­гаю к Ней».

Вопрос: «Веру­ешь ли, что Крест Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, на нем рас­пя­того, есть уже не ору­дие про­кля­тия и смерт­ной казни, но зна­ме­ние спа­се­ния и жизни веч­ной, кото­рым на себе изоб­ра­жая, сетей вра­жьих избегаем?»

Ответ: «Так о Кре­сте Гос­под­нем верую и сим спа­си­тель­ным зна­ме­нием ограж­дать себя от сетей лука­вого с надеж­дой буду стараться».

Вопрос: «Веру­ешь ли, что в Церкви Своей Свя­той Гос­подь наш Иисус Хри­стос учре­дил семь Таинств, как необ­хо­ди­мые: Кре­ще­ние, Миро­по­ма­за­ние, При­ча­ще­ние, Пока­я­ние, Свя­щен­ство, Брак и Еле­освя­ще­ние, через них же пода­ва­е­мою бла­го­да­тью вер­ные рабы Хри­стовы ста­но­вятся наслед­ни­ками жизни вечной?»

Ответ: «Так о Свя­тых Таин­ствах верую, и что эти семь необ­хо­димы в Церкви Божией для спа­се­ния чад Ее, исповедую».

Вопрос: «Веру­ешь ли, что свя­щен­ное Писа­ние Вет­хого и Нового Завета, Цер­ко­вью содер­жи­мое, свя­тые Божии люди изрекли, от Свя­того Духа про­све­ща­е­мые, и того ради при­ем­лешь ли это Писа­ние, как вдох­нов­лен­ное Богом и спа­си­тель­ное? От тех, кто не при­ни­мает и хулит его, отме­та­ешься ли?»

Ответ: «Писа­ние Свя­щен­ное, Цер­ко­вью содер­жи­мое, как бого­дух­но­вен­ное и свя­тое, я при­ни­маю, как Слово Божие, к спа­се­нию нам дан­ное; не при­ни­ма­ю­щих же и хуля­щих его отметаюсь».

Вопрос: «Апо­столь­ские и свя­тых Отец пре­да­ния, чино­по­ло­же­ния и молит­во­сло­вия, нашей Цер­ко­вью содер­жи­мые, счи­та­ешь ли душе­спа­си­тель­ными и при­ем­лешь ли я?»

Ответ: «Все сие счи­таю душе­спа­си­тель­ным и сле­до­вать им, насколько от меня тре­бу­ется, обещаюсь».

Вопрос: «Веру­ешь ли, что апо­столы, муче­ники и все свя­тые, кото­рых Цер­ковь наша чтит и в молит­вах при­зы­вает, суть воис­тину угод­ники Божии, с Хри­стом во Цар­ствии Небес­ном пре­бы­вают и о нас, греш­ных, молятся?»

Ответ: «Верую, и свя­тых угод­ни­ков Божьих отныне в молит­вах призываю».

Вопрос: «Чест­ные иконы, кото­рые Хри­ста, Бого­ма­терь и свя­тых лики изоб­ра­жают, при­ни­ма­ешь ли к почи­та­нию, как в Церкви Пра­во­слав­ной уста­нов­лено, и хуля­щих их отре­ка­ешься ли?»

Ответ: «Иконы чест­ные при­емлю, по чину цер­ков­ному покло­няться изоб­ра­жен­ным на них свя­тым ликам; хуля­щих же их отрекаюсь».

Вопрос: «Все это, что ты ска­зал сей­час, от всей ли души твоей и от всего помыш­ле­ния тво­его испо­ве­ду­ешь, не по нужде ли ко хри­сти­ан­ской вере при­хо­дишь и от сво­бод­ного ли про­из­во­ле­ния спо­до­биться Свя­того Кре­ще­ния желаешь?»

Ответ: «Истинно все, что я ска­зал, так и испо­ве­дую, и содер­жать до конца жизни моей обе­ща­юсь, от сво­его про­из­во­ле­ния, нели­це­мерно к хри­сти­ан­ской вере при­хожу и спа­си­тель­ное Кре­ще­ние при­нять всею душою желаю».

Тогда пред­сто­я­тель гово­рит: «Если воис­тину так есть, как ты ска­зал, утверди сие перед Цер­ко­вью клятвою».

Он же читает; если же не умеет, вслед за чита­ю­щим вос­при­ем­ни­ком, или кли­ри­ком, каж­дое слово повторяет:

«Я (имя) от маго­ме­тан­ства (или дру­гого испо­ве­да­ния, кото­рое назы­ва­ется) ко хри­сти­ан­ской вере при­хо­дя­щий, ныне перед Все­ви­дя­щим Богом клят­вою моею под­твер­ждаю, что не по при­нуж­де­нию или страху, или через при­тес­не­ние от еди­но­вер­ных моих, и не из-за коры­сти или иной ута­ен­ной мною при­чины, маго­ме­тан­ского (или дру­гого) лже­ве­рия и всех, кото­рые в нем, ере­сей и зло­ху­ле­ний отре­ка­юсь, и ко спа­си­тель­ной хри­сти­ан­ской вере при­хожу, но только ради спа­се­ния души своей, быв самою исти­ною сей веры побеж­ден и любо­вью сердца моего ко Хри­сту Спа­си­телю вле­ком, хри­сти­а­ни­ном быть хочу и Кре­ще­ния Свя­того спо­до­биться желаю. Если же сие с лице­ме­рием ныне испо­ве­дую, а не от жела­ния сердца моего ко Хри­сту Богу при­хожу, и после от веры хри­сти­ан­ской отречься и снова в маго­ме­тан­ство (или в иную веру) воз­вра­титься дерзну, да постиг­нет меня гнев Божий и осуж­де­ние веч­ное. Аминь».

В каче­стве под­твер­жде­ния этой при­сяги огла­шен­ный целует Крест и Еван­ге­лие. После этого свя­щен­ник гово­рит: «Бла­го­сло­вен Бог, хотяй всем чело­ве­ком спа­стися и в разум истины при­ити. Аминь».

Диа­кон: «Огла­шен­нии, главы ваша Гос­по­деви приклоните».

Хор: «Тебе, Господи».

Когда же тот пре­кло­нит голову, диа­кон гово­рит: «Гос­поду помолимся».

Пред­сто­я­тель читает молитву сию: «Боже вели­кий, пер­во­быт­ную тму про­све­ти­вый и Сына Тво­его низ­по­сла­вый во очи­ще­ние пад­шаго есте­ства нашего, Сам и раба Тво­его (имя), под­к­лон­шаго Тебе главу свою, пре­веди от омра­че­ния гре­хов­наго к свету Тво­его бого­ра­зу­мия, очи­сти от скверны, изми от коз­ней сопро­тив­наго и сопри­чти его избран­ному Тво­ему стаду, даруя ему часть и жре­бий в Церкви Твоей свя­тей. Ты бо еси Бог наш, Сый бла­го­сло­вен во веки».

Клир: «Аминь».

После этого, запе­ча­тав крест­ным зна­ме­нием огла­шен­ного и глядя к алтарю, гово­рит эту молитву: «Боже вели­кий и див­ный, при­зы­ваяй заблужд­ших и рекий: Обра­ти­теся ко Мне, и обра­щуся к вам, и обра­ща­ю­ща­гося при­ем­ляй, по слову Тво­ему: Гря­ду­щаго ко Мне не изжену вон! Сам и раба Тво­его сего (имя), при­хо­дя­щаго к Тебе от заблуж­де­ния пути сво­его, при­ими, предъ­у­среть его бла­го­да­тию Твоею, введи его во двор Твой Цер­ков­ный; отверзи ему врата правды, в няже вшед, воз­мо­жет избе­гати вся­кия пре­ле­сти, лжи и неправды; Ангела ему посли, сопут­ству­юща на добрем пути, на немже обрел есть Тебе, Спаса нашего Бога; укрепи веру его, надежду и любовь чистую, и яви лице Твое на нем, яко да спо­до­бится бани паки­бы­тия и одежди нетле­ния, и тако во обнов­ле­нии жизни ходити нач­нет. Твое бо есть, еже мило­вати, про­све­щати и спа­сати нас, и Тебе славу воз­сы­лаем, Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу, ныне же и во веки».

Клир: «Аминь».

Если много огла­шен­ных, то над­ле­жит их всех име­но­вать, и каж­дый ожи­дает Кре­ще­ния. Если чело­век нахо­дится под угро­зой смерти, то кре­стят его при усло­вии его искрен­него пред­ва­ри­тель­ного жела­ния. Даже если чело­век поте­рял здра­вый разум от болезни, но прежде желал кре­ститься, его можно кре­стить по вере род­ных, если он не пре­бы­вает в состо­я­нии бес­но­ва­ния, согласно 4 пра­вилу Тимо­фея Алек­сан­дрий­ского. Бес­ну­ю­щийся огла­шен­ный не дол­жен при­ни­мать Кре­ще­ния, пока из него не изго­нят нечи­стого духа, исклю­че­ние воз­можно только при угрозе его жизни, по 2 пра­вилу Тимо­фея Александрийского.

Кре­ще­ние может быть уско­рено также в слу­чае, если Про­мыс­лом Божьим огла­шен­ный слу­чайно при­ча­стится, в соот­вет­ствии с 1 пра­ви­лом Тимо­фея Алек­сан­дрий­ского. В том слу­чае, если у жен­щины насту­пили месяч­ные, то она должна отло­жить Свя­тое Кре­ще­ние, согласно 6 пра­вилу Тимо­фея Александрийского.

 

^ АПОСТОЛЬСКАЯ ПРАКТИКА СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА И ЕГО ИСКАЖЕНИЕ

Гос­подь Иисус Хри­стос, пове­лев апо­сто­лам воз­рож­дать в Кре­ще­нии людей, дал и пра­вило, как совер­шать это Таин­ство. Сами обряды Кре­ще­ния пере­даны Гос­по­дом после Его Вос­кре­се­ния. Как сви­де­тель­ствует свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий в «Книге о Свя­том Духе»: «из сохра­нен­ных в Церкви дог­ма­тов и про­по­ве­да­ний, неко­то­рые мы имеем от пись­мен­ного настав­ле­ния, а неко­то­рые при­яли от апо­столь­ского пре­да­ния, по пре­ем­ству в тайне, и те и дру­гие имеют одну и ту же силу для бла­го­че­стия. И сему не вос­пре­ко­сло­вит никто, хотя мало све­ду­щий в уста­нов­ле­ниях цер­ков­ных. Ибо аще пред­при­мем отвер­гать непи­сан­ные обы­чаи, аки не вели­кую иму­щие силу, то непри­метно повре­дим Еван­ге­лию в глав­ных пред­ме­тах, или паче сокра­тим про­по­ведь в еди­ное имя без самой вещи… Бла­го­слов­ляем также и воду Кре­ще­ния и елей пома­за­ния, еще же и самого кре­ща­е­мого, по какому писа­нию? Не по пре­да­нию ли, умал­чи­ва­е­мому и тай­ному? И что еще? Самому пома­зы­ва­нию елеем, какое писан­ное слово научило? Откуда и трое­крат­ное погру­же­ние чело­века? И про­чее быва­ю­щее при Кре­ще­нии, отри­цаться сатаны и анге­лов его, из какого взято писа­ния? Не из сего ли не обна­ро­ду­е­мого уче­ния, кото­рое отцы наши сохра­нили в недо­ступ­ном любо­пыт­ству и выве­ды­ва­нию мол­ча­нии, быв здраво научены мол­ча­нием охра­нять свя­тыню Таин­ства? Ибо какое было бы при­ли­чие, писа­нием огла­шать уче­ние о том, на что непо­свя­щен­ным в Таин­ство и воз­зре­ние не поз­во­ли­тельно? И далее. Сия есть вина пре­да­ния без писа­ний, дабы к мно­го­кратно изу­ча­е­мому позна­нию дог­ма­тов не утра­тили мно­гие бла­го­го­ве­ния, по при­вычке. Ибо иное дог­мат, а иное про­по­ве­да­ние. Дог­маты умал­чи­ва­ются, про­по­ве­да­ния же обна­ро­до­ва­ются. Род же умол­ча­ния есть и неяс­ность, кото­рую упо­треб­ляет писа­ние, неудо­босо­зер­ца­е­мым творя разум дог­ма­тов, ради пользы читающих».

Эти слова свя­ти­теля утвер­ждены Цер­ко­вью как 91 кано­ни­че­ское пра­вило. Как гово­рит свя­ти­тель, все эти нормы пре­да­ния дают нема­лую силу Таин­ству. Но, к сожа­ле­нию, бла­го­даря нера­де­нию неко­то­рых свя­щен­ни­ков, эти свя­щен­но­дей­ствия совер­ша­ются иска­женно, так что кре­ща­е­мые тер­пят от таких горе-пас­ты­рей нема­лый духов­ный вред. Изве­стен слу­чай, как несчаст­ная мать при­е­хала к одному старцу в Псково-Печер­ский мона­стырь, чтобы пожа­ло­ваться на сво­его непу­те­вого сына, кото­рого бес носил по раз­ным «злач­ным местам». На это ста­рец отве­чал: «Как пома­зали его, так он и ходит». Дей­стви­тельно, ока­за­лось, что при Кре­ще­нии свя­щен­ник не пома­зал ему елеем ноги и тем самым не предо­хра­нил их от уку­сов древ­него змея.

Поэтому необ­хо­димо рас­смот­реть цер­ков­ные нормы Таинства.

1. Когда поло­жено совер­шать воз­рож­де­ние? Дей­стви­тельно, при угрозе смерти можно кре­стить в любое время дня и ночи. Но если нет этой угрозы, то должно при­дер­жи­ваться цер­ков­ных норм. Номо­ка­нон при Боль­шом Треб­нике гово­рит: «Свя­щен­ник аще яде, да не кре­стит, понеже и то есть служба Божия, обаче сущей нужде да кре­стит» (206); «подобне и в вели­кую Четы­ре­де­сят­ницу кре­щати не подо­бает, кроме вели­кия нужды» (207). «Свя­тое Кре­ще­ние прежде Боже­ствен­ныя Литур­гии должно быти, да при­ча­стится отроча на Литур­гии, егда сице­вое слу­чится время, сиречь, кроме нужды: занеже с Литур­гией должно быти. Имя же отро­чате во Кре­ще­нии нари­ца­ется» (208). Древ­няя Цер­ковь, осно­вы­ва­ясь на сло­вах апо­стола Павла (Рим.6), выде­ляла для этого Таин­ства осо­бенно празд­ник Пасхи. Позже к этому при­ба­ви­лись дни Бого­яв­ле­ния, Пяти­де­сят­ницы, Рож­де­ства Хри­стова и Лаза­ре­вой Суб­боты. До рево­лю­ции Кре­ще­ние взрос­лых обычно совер­ша­лось перед дву­на­де­ся­тыми празд­ни­ками или вос­крес­ной Литур­гией. В 1993 году Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий II бла­го­сло­вил слу­же­ние кре­щаль­ной Литур­гии. Кре­ще­ние должно совер­шаться обя­за­тельно в сослу­же­нии штат­ного диа­кона и причетника.

Дей­стви­тельно, если срав­нить с этими пра­ви­лами совер­ше­ния Таин­ства совре­мен­ную прак­тику, то нельзя не пора­зиться, насколько она ото­шла от того, что тре­бует Цер­ковь. Обычно совер­шенно непод­го­тов­лен­ных людей, с непод­го­тов­лен­ными, полу­ве­ру­ю­щими крест­ными, кре­стят в каком-то закутке. Бес­по­щадно сокра­щен­ный чин, нару­шен­ная форма Таин­ства, гряз­ные невзрач­ные обла­че­ния, ника­кого вни­ма­ния со сто­роны при­хо­жан. При­чем часто, вопреки запрету ряда Рус­ских Собо­ров на «мно­го­гла­сие», одно­вре­менно в одном и том же храме слу­жат и пани­хиду, и моле­бен и совер­шают Кре­ще­ние. Более того, бывает, что и само чино­по­сле­до­ва­ние Таин­ства ком­кают, напри­мер, допус­кая одно­вре­менно с пением «елицы во Хри­ста кре­сти­стеся» апо­столь­ское чте­ние или во время закли­на­тель­ных молитв – Сим­вола веры.

Уди­ви­тельно, что после этого неко­то­рые все же при­хо­дят в храм. Где все­об­щая радость? Где кра­сота Бога, встре­ча­ю­щая ново­рож­ден­ного? Ангелы на Небе­сах раду­ются, а зем­ная Цер­ковь отве­чает мол­ча­нием и суе­той. Совер­шенно необ­хо­димо вос­ста­но­вить нор­маль­ную прак­тику пуб­лич­ного Кре­ще­ния, чтобы вся пра­во­слав­ная община при­вет­ство­вала сво­его нового собрата, чтобы хри­сти­ане не забы­вали ново­кре­щен­ного. Неда­ром свя­той Симеон Солун­ский писал: «Необ­хо­димо, чтобы все вер­ные при­сут­ство­вали тогда с воз­мож­ным бла­го­го­ве­нием и радо­стью, в убеж­де­нии, что им сопри­сут­ствуют Ангелы, раду­ю­щи­еся об еди­ном греш­нике каю­щемся» (Раз­го­вор о свя­тых свя­щен­но­дей­ствиях и Таин­ствах Цер­ков­ных. 30).

2. Закли­на­тель­ные молитвы. Одно из самых страш­ных и духовно опас­ных сокра­ще­ний Свя­щен­ного Таин­ства, встре­ча­ю­ще­еся сей­час в бого­слу­жеб­ной прак­тике, заклю­ча­ется в сокра­ще­нии (частич­ном или даже пол­ном) молитв изгна­ния дья­вола. Свя­зано это и с неве­рием в суще­ство­ва­ние злых духов, и с либе­раль­ным убеж­де­нием, будто детишки вовсе без­грешны и потому злая сила не может на них повли­ять, и с воз­ник­шим бла­го­даря неко­то­рым бого­сло­вам пре­не­бре­же­нием к прак­тике экзор­цизма. При­чи­ной этого неве­рия явля­ется фак­ти­че­ское отри­ца­ние пер­во­род­ного греха.

Но кре­ща­е­мому не легче от того, что в его беде вино­ват свя­щен­ник. Ведь, по сло­вам свт. Симеона Солун­ского, «обя­зу­ется иерей совер­шать свя­щен­ные молитвы и про­из­но­сить со вни­ма­нием, без поспеш­но­сти, если нет край­ней нужды, и читать вслух. Мы слы­шали от Отцов, что те, кото­рых часто устра­шают при­ви­де­ния, тер­пят это оттого, что кре­стив­шие их иереи не со вни­ма­нием про­из­но­сили закли­на­ния и дру­гие свя­щен­ные молитвы» (Раз­го­вор о свя­тых свя­щен­но­дей­ствиях и Таин­ствах Цер­ков­ных. 29). И совре­мен­ная пас­тыр­ская прак­тика ясно под­твер­ждает это.

3. Испо­ве­да­ние Сим­вола веры в совре­мен­ной прак­тике также ото­шло от апо­столь­ской прак­тики. Если при Кре­ще­нии эфи­оп­ского евнуха от кре­ща­е­мого тре­бо­ва­лось испо­ве­да­ние веры во Хри­ста, то сей­час часто это свя­щен­ное испо­ве­да­ние про­чи­ты­ва­ется свя­щен­ни­ком или алтар­ни­ком. Уже нет лич­ного обе­ща­ния вер­но­сти Хри­сту. У кре­ща­е­мого или крест­ного не тре­буют знать Сим­вол веры наизусть и не устра­и­вают экза­мен на его зна­ние. А между тем именно это испо­ве­да­ние обла­дает спа­си­тель­ной силой. Ведь ска­зано у Апо­стола: «Если устами тво­ими будешь испо­ве­до­вать Иисуса Гос­по­дом и серд­цем твоим веро­вать, что Бог вос­кре­сил Его из мерт­вых, то спа­сешься, потому что серд­цем веруют к пра­вед­но­сти, а устами испо­ве­дуют ко спа­се­нию» (Рим. 10, 9–10).

4. Освя­ще­ние воды. Очень часто сей­час вме­сто того, чтобы по Уставу Свя­той Церкви каж­дый раз при совер­ше­нии Таин­ства освя­щать воду, при­бе­гают к раз­лич­ным ухищ­ре­ниям: зара­нее освя­щают воду для Кре­ще­ния и хра­нят ее в осо­бой бутыли, кре­стят в бого­яв­лен­ской воде или даже в воде малого водо­свя­тия. Но все эти спо­собы «сэко­но­мить» пять минут про­ти­во­ре­чат и чино­по­сле­до­ва­нию, и цер­ков­ным поста­нов­ле­ниям. Хра­не­ние воды Кре­ще­ния прямо запре­щено поста­нов­ле­нием Свя­тей­шего Синода 17 и 18 июня 1733 года. А вода Бого­яв­ле­ния и малого водо­свя­тия не имеет той воз­рож­да­ю­щей силы, кото­рая необ­хо­дима для совер­ше­ния Таин­ства. Ведь, по слову Симеона Солун­ского, после устав­ного освя­ще­ния «купель бывает пре­ис­пол­нена Духом, вме­щая освя­щен­ную воду и неви­димо в ней – Хри­ста». Сами молитвы молебна пока­зы­вают, что вода, в нем освя­щен­ная, не имеет силы «воды избав­ле­ния, про­свя­ще­ния душ, бани паки­бы­тия, обнов­ле­ния духа, сыно­по­ло­же­ния даро­ва­ния, оде­я­ния нетле­ния», чтобы погру­жен­ный в нее чело­век был пере­де­лан по образу Созда­теля и совлекся вет­хого чело­века. Она не сра­щи­вает его с подо­бием смерти и не делает участ­ни­ком Вос­кре­се­ния. Все эти дары пода­ются лишь водой, освя­щен­ной по Уставу Таин­ства, кото­рая пре­ис­пол­нена осо­бым наи­тием Свя­того Духа (Посла­ние Восточ­ных Пат­ри­ар­хов). Так что не должно отсту­пать от Свя­щен­ного Устава, учре­жден­ного Свя­тым Духом чрез свя­тых апостолов.

Грех совер­шают те свя­щен­ники, кото­рые сли­вают воду Кре­ще­ния в кана­ли­за­цию. Они нару­шают 199 пра­вило Номо­ка­нона: «да имаши иное место непо­пи­ра­е­мое, на изли­я­ние вели­кие аги­асмы оныя, яже оста­ется от Кре­ще­ния, егда кре­ща­еши детище: ибо вели­кая есть аги­асма» (греч. αγίασμα – свя­тыня; цер­ков­но­слав. – свя­тая вода).

5. Освя­ще­ние масла. Также часто на прак­тике иска­жа­ется свя­щен­ное пома­за­ние елеем закли­на­ния. Велико зна­че­ние этого свя­щен­но­дей­ствия. По сло­вам преп. Иоанна Дамас­кина, «при кре­ще­нии берется елей, обо­зна­ча­ю­щий наше пома­за­ние и дела­ю­щий нас пома­зан­ни­ками и воз­ве­ща­ю­щий нам милость Божию через Свя­того Духа, так как и голубь при­нес мас­лич­ную ветвь спас­шимся от Потопа» (Точ­ное изло­же­ние Пра­во­слав­ной веры. кн. 4,глав. IX. О вере и крещении).

Подроб­нее свт. Кирилл Иеру­са­лим­ский так объ­яс­няет этот обряд: «Потом, совлек­шись, вы были пома­заны елеем закли­на­тель­ным, от верха главы даже до ног, и сде­ла­лись общ­ни­ками доб­рой мас­лины, Иисуса Хри­ста. Ибо отсек­шись от дикой мас­лины, вы при­це­пи­лись к доб­рой мас­лине, и при­об­щи­лись туку доб­рой мас­лины. Итак, закли­на­тель­ный елей озна­чал уча­стие во ума­ще­нии Хри­сто­вом, кото­рое отра­жает вся­кий след сопро­тив­ной силы. Как дуно­ве­ние Свя­тых, подобно силь­ней­шему пла­мени, палит и гонит бесов, так и закли­на­тель­ный сей елей, при­зы­ва­нием Бога и молит­вою такую при­ем­лет силу, что не только, попа­ляя следы гре­хов, очи­щает, но и все неви­ди­мые лука­вого силы изго­няет» (Тай­но­вод­ствен­ное поуче­ние вто­рое. 3).

Понятно, что для того, чтобы сим­во­лизм свя­щен­но­дей­ствия был реа­ли­зо­ван, необ­хо­димо исполь­зо­ва­ние исклю­чи­тельно олив­ко­вого масла. Но, к сожа­ле­нию, часто исполь­зуют вазе­ли­но­вое, под­сол­неч­ное или дру­гое масло, часто с добав­ле­нием аро­ма­ти­за­тора. Часто масло не освя­ща­ется, а исполь­зу­ется елей с все­нощ­ного бде­ния или даже масло из лам­пады. В дру­гих слу­чаях в одна­жды освя­щен­ное масло под­ли­ва­ется неосвя­щен­ное. До рево­лю­ции было нор­мой, что «елей все­гда дол­жен быть чистый, све­жий и не сме­шан­ный ни с какой-либо дру­гой жид­ко­стью. Нельзя упо­треб­лять для этого какое-либо масло, напри­мер, льня­ное, под­сол­неч­ное и даже лам­пад­ное и т.п. Всего лучше в этом слу­чае при­об­ре­тать масло про­ван­ское или оливу, кото­рое и должно освя­щать молит­вой, наро­чито для того пола­га­е­мой в чино­по­сле­до­ва­нии Кре­ще­ния. Упо­треб­лять в Кре­ще­нии елей, освя­щен­ный на все­нощ­ном бде­нии, а также елей, упо­треб­ля­е­мый в Таин­стве Еле­освя­ще­ния или при освя­ще­нии домов, – не сле­дует. Свя­ти­тель Петр Могила в своем Треб­нике гово­рит: «елей к пома­за­нию огла­шен­ных не от епи­скопа, но от иерея освя­ща­ется; сего ради да тщится иерей все­гда све­жий имети елей ко освя­ще­нию, да не един и той же два­жды или мно­же­ственне освя­тит; но ели­жды крат кре­стити будет, иной да освятит».

6. Погру­жа­тель­ное Кре­ще­ние. Одним из самых болез­нен­ных и гру­бых нару­ше­ний при совер­ше­нии Таин­ства Кре­ще­ния явля­ется совер­ше­ние его через обли­ва­ние, или даже окроп­ле­ние, без вся­кой види­мой при­чины. Из-за этого иска­же­ния мно­гие сотни хри­стиан пре­бы­вают в сму­ще­нии отно­си­тельно дей­стви­тель­но­сти сво­его духов­ного рож­де­ния. Мно­гие из-за этого при­ча­ща­ются в суд и осуж­де­ние. Десятки рас­ко­лов спе­ку­ли­руют на этом иска­же­нии, утвер­ждая, что мно­гие хри­сти­ане, в том числе и епи­скопы, на самом деле некре­ще­ные. Пре­ступ­ная лень и без­раз­ли­чие свя­щен­ни­ков вызы­вает кон­фликт между Помест­ными Церк­вами. Эллад­ская и Синай­ская Церкви и свя­тая Гора Афон сомне­ва­ются в дей­стви­тель­но­сти обли­ва­тель­ного (а тем более окро­пи­тель­ного) Кре­ще­ния, а наши тре­бо­ис­пол­ни­тели не желают поста­вить в хра­мах про­стую бочку! И это несмотря на то, что Свя­тей­ший Пат­ри­арх (а вме­сте с ним и мно­гие архи­ереи) уже больше пят­на­дцати лет еже­годно (!) тре­буют кре­стить исклю­чи­тельно погру­же­нием! Но «обли­ва­тели» дерзко утвер­ждают, что ника­кой раз­ницы, как кре­стить, нет, это якобы «обря­до­ве­рие», совер­шенно без­раз­лич­ное для сущ­но­сти Таин­ства. Им без­раз­лично мне­ние и слова Божии, и Пре­да­ние Церкви, и поста­нов­ле­ния соб­ствен­ного свя­щен­но­на­ча­лия. Пожа­луй, только при­ме­не­ние кано­ни­че­ских санк­ций за наг­лое нару­ше­ние воли пра­вя­щего архи­пас­тыря спо­собно изме­нить это поло­же­ние. Что же каса­ется дей­стви­тель­но­сти обли­ва­тель­ного Кре­ще­ния, то те, кого мучает этот вопрос, должны решить его у пра­вя­щего архи­ерея в кон­крет­ном своем слу­чае. Ведь именно епи­скопу при­над­ле­жит судеб­ная власть в своей епархии.

Но пора пока­зать обос­но­ва­ние истин­ного спо­соба совер­ше­ния Таин­ства. Само трое­крат­ное погру­же­ние прямо тре­бу­ется Сло­вом Божьим. Гос­подь наш Иисус Хри­стос при­нял Кре­ще­ние через пол­ное погру­же­ние в воды Иор­дана. Не слу­чайно Еван­ге­лие гово­рит: «И когда выхо­дил из воды, тот­час уви­дел Иоанн раз­вер­за­ю­щи­еся небеса и Духа, как голубя, схо­дя­щего на Него» (Мк. 1, 10; Мф. 3, 16). Само слово «кре­ще­ние», упо­треб­ля­е­мое и в Еван­ге­лии (греч. βάπτισμα – «погру­же­ние в воду»), бук­вально озна­чает «погру­же­ние». Поэтому утвер­жде­ние «погру­же­ние совер­ши­лось через окроп­ле­ние» зву­чит абсурдно. Мы знаем, что свя­тые апо­столы, полу­чив запо­ведь кре­стить все народы (Мф. 28, 19), совер­шали Таин­ство именно через погру­же­ние. Об этом сви­де­тель­ствует и при­мер св. Филиппа, сошед­шего вме­сте с евну­хом в воду для Кре­ще­ния (Деян. 8, 38). Когда сто­рон­ники обли­ва­ния ссы­ла­ются на то, будто в день Пяти­де­сят­ницы апо­столы не могли погру­зить три тысячи чело­век (Деян. 2, 41) и потому обли­вали ново­об­ра­щен­ных, то они совер­шенно не правы. Дело в том, что в каж­дом иудей­ском доме была миква (бас­сейн) для еже­днев­ного риту­аль­ного омо­ве­ния. На Сион­ской горе най­дены остатки десят­ков микв, в кото­рых, видимо, и было совер­шено это пер­во­на­чаль­ное Крещение.

Не слу­чайно именно такой спо­соб Кре­ще­ния, как кано­ни­че­ский, регла­мен­ти­ру­ется пра­ви­лами. Пяти­де­ся­тое пра­вило свя­тых апо­сто­лов гла­сит: «Если кто, епи­скоп или пре­сви­тер, совер­шит не три погру­же­ния еди­ного тай­но­дей­ствия, но одно погру­же­ние, дае­мое в смерть Гос­подню: да будет извер­жен. Ибо не рек Гос­подь: в смерть Мою кре­стите, но: шедше научите все народы, кре­стя их во имя Отца, и Сына, и Свя­того Духа». Также 91 пра­вило св. Васи­лия Вели­кого прямо назы­вает обы­чай трое­крат­ного погру­же­ния тай­ным апо­столь­ским пре­да­нием. Нару­ше­ние этой нормы ере­ти­ками согласно 7 пра­вилу II и 95 пра­вилу VI Все­лен­ских Собо­ров было доста­точ­ным осно­ва­нием для их пере­кре­щи­ва­ния. Дей­стви­тельно, и Пре­да­ние Церкви, и каноны (7 пра­вило Неоке­са­рий­ского Собора) пред­по­ла­гают воз­мож­ность в исклю­чи­тель­ных (и только исклю­чи­тель­ных) слу­чаях кре­стить чело­века через обли­ва­ние. Но любая попытка нор­ма­ли­за­ции этого явле­ния оттор­га­ется Цер­ко­вью как непра­во­мыс­лие. Самым ярким при­ме­ром этого явля­ются поста­нов­ле­ния Кон­стан­ти­но­поль­ского Собора 1755 года (до сих пор дей­ству­ю­щее на Афоне) и Мос­ков­ского Собора 1620 года, отвер­га­ю­щие дей­стви­тель­ность латин­ского Кре­ще­ния именно из-за нор­ма­ли­за­ции Римом обли­ва­тель­ного или даже окро­пи­тель­ного Крещения.

Не слу­чайно Окруж­ное Посла­ние Восточ­ных Пат­ри­ар­хов 1848 года назы­вает вве­де­ние кроп­ле­ния вме­сто погру­же­ния «гнус­ней­шим исча­дием» филио­квист­ской ереси и «новиз­ной, про­ти­во­ре­ча­щей Еван­ге­лию». Точно так же все рос­сий­ские про­ти­во­ка­то­ли­че­ские труды обли­чают это ново­вве­де­ние Запад­ной церкви как непра­во­слав­ное. Пре­по­доб­ные отцы – кол­ли­вады (Нико­дим Свя­то­го­рец, Мака­рий Коринф­ский и дру­гие) именно из-за окро­пи­тель­ной формы Таин­ства не счи­тали воз­мож­ным при­знать като­ли­ков и люте­ран крещеными.

Такое под­чер­ки­ва­ние формы Таин­ства вовсе не явля­ется бес­смыс­лен­ным обря­до­ве­рием. Свя­ти­тель Гри­го­рий Палама так объ­яс­нял зна­че­ние погру­же­ния: «Вода имеет в себе очи­сти­тель­ное свой­ство, но не – в отно­ше­нии душ; и для погру­жа­е­мого в нее она обла­дает свой­ством смыть загряз­не­ния, но не – скверны, про­ис­шед­шие на осно­ва­нии греха; посему – чтобы даро­вать ей такие свой­ства, в нее погру­жа­ется, ради нас, кре­ща­е­мый Врач и душ и Отец духов, взи­ма­ю­щий грех мира Хри­стос, Кре­ще­ние Кото­рого мы и пред­празд­нуем сего­дня. Потому что вме­сте с Собою Он внед­рил в воду бла­го­дать Пре­свя­того Духа, кото­рую при­влек свыше, чтобы для кре­ща­е­мых затем в Него, погру­жа­е­мых в воду, в ней нахо­дился Сам Он и Дух Его, сооб­ща­ю­щий Себя им неиз­ре­ченно и усва­и­ва­е­мый ими и испол­ня­ю­щий очи­сти­тель­ной и про­све­ща­ю­щей разум­ные суще­ства бла­го­да­тью; и это – то, что гово­рит боже­ствен­ный Павел: «Елицы во Хри­ста кре­сти­стеся, во Хри­ста обле­ко­стеся» (Гал. 3, 27). Три погру­же­ния в воду бывают во имя спа­си­тель­ного при­зы­ва­ния Живо­на­чаль­ной Тро­ицы, но и изоб­ра­жают три­днев­ное погре­бе­ние Гос­подне. Погру­же­ниям же сле­дуют рав­но­чис­лен­ные вос­хож­де­ния из воды: потому что иначе не могли бы совер­шаться и три погру­же­ния; в рав­ной же мере озна­чают они и вос­кре­се­ние (или: вос­ста­ние) от греха, трех­част­но­сти души и воз­ве­де­ние в нетле­ние сих трех: ума, души, а также и тела; так что в Боже­ствен­ном Кре­ще­нии можно видеть и смерть, и жизнь, погре­бе­ние и вос­кре­се­ние, по образу Гос­пода, Кото­рый «еже умре еди­ною; а еже живет, Богови живет» (Рим.6, 10); что и Сам Он гово­рит: «Яко гря­дет мира сего князь, и во Мне не обря­щет ниче­соже» (Ин. 14, 30); так дол­жен­ствует быть и по отно­ше­нию к нам, кре­стив­шимся в Его смерть; потому что, путем боже­ствен­ного Кре­ще­нии, уме­рев греху, мы должны жить Богу, путем доб­ро­де­тели, дабы князь мрака, придя и ища, не нашел бы в нас ничего угод­ного ему. И как, после того, как Хри­стос вос­стал от мерт­вых, «смерть Им к тому не обла­дает» (Рим.6, 9), так и нам, после вос­ста­ния, путем боже­ствен­ного Кре­ще­ния, от гре­хов­ного паде­ния, дол­жен­ствует иметь тща­ние больше уже не быть обла­да­е­мыми гре­хом. «Яко елицы во Хри­ста Иисуса кре­сти­хомся, в смерть Его кре­сти­хомся. Спо­гре­бо­хомся убо Ему кре­ще­нием, да якоже воста Хри­стос от мерт­вых сла­вою Отчею, тако и мы во обнов­ле­нии жизни ходити нач­нем» (Рим. 6, 3)» (Беседа о том, что совер­ша­ется в чино­по­сле­до­ва­нии Таин­ства Кре­ще­ния; в ней же гово­рится и о пока­я­нии, и о сло­вах о сем пред­мете, ска­зан­ные Иоан­ном Кре­сти­те­лем. Про­из­не­сена была в наве­че­рии празд­ника Бого­яв­ле­ния. 3).

Свя­ти­тель Кирилл Иеру­са­лим­ский так допол­няет Гри­го­рия: «Вы испо­ве­дали спа­си­тель­ное испо­ве­да­ние, и погру­жа­лись трое­кратно в воду, и паки из воды появ­ля­лись. И здесь вы зна­ме­на­тельно изоб­ра­зили три­днев­ное погре­бе­ние Хри­стово. Ибо как Спа­си­тель три дни и три нощи пре­был во чреве земли (Мф. 12, 40), так и вы пер­вым из воды появ­ле­нием изоб­ра­зили пер­вый день, а погру­же­нием первую ночь Хри­стова пре­бы­ва­ния в земле. Ибо как чело­век ночью более не видит, а днем во свете обра­ща­ется: подобно и в погру­же­нии, как в ночи, вы ничего не видели, а в появ­ле­нии из воды, как во дни были. И в то же время вы уми­рали и рож­да­лись: и оная спа­си­тель­ная вода была вам и гроб и матерь. И что Соло­мон о дру­гих вещах ска­зал, cиe к вам при­ли­че­ствует. Тамо ска­зал: «время раж­да­тися, и время уми­рати» (Еккл. 3, 2); о вас же напро­тив: время уми­рати и время раж­да­тися. И еди­ное время совер­шило и то, и дру­гое: и смерть, и рож­де­ние ваше вкупе стек­лися. О стран­ное и чуд­ное дело! Не истинно мы умерли, не истинно погре­бены были, ниже истинно по рас­пя­тии вос­кресли, но во образе под­ра­жа­ние, а во истине спа­се­ние. Хри­стос был истинно рас­пят, истинно погре­бен, истинно и вос­крес; и все cиe дал нам по бла­го­дати, да подо­бием при­об­щив­шись Его стра­да­ниям, самою исти­ною при­об­ря­щем спа­се­ние. О чело­ве­ко­лю­бие непо­сти­жи­мое! Хри­стос, на пре­чи­стых руках и ногах Своих при­нял гвоз­дие, и пре­тер­пел стра­да­ние; а мне, хотя я не болел и не стра­дал, спа­се­ние дарует по еди­ному обще­нию стра­стей Его» (Тай­но­водс­вен­ное поуче­ние вто­рое. 4–5).

Полу­ча­ется, что тот, кто иска­жает апо­столь­ский образ совер­ше­ния Таин­ства, тот нару­шает и сим­вол воз­рож­де­ния. Но ведь для нас сим­вол не пустой знак. Это уча­стие в реаль­но­сти смерти и Вос­кре­се­ния Гос­пода! Так как же можно счи­тать, будто форма Кре­ще­ния без­раз­лична для спасения?!

Как уже было ска­зано, только совер­шенно экс­тра­ор­ди­нар­ные при­чины могут слу­жить при­чи­ной обли­ва­ния или окроп­ле­ния. Да, и в цер­ков­ной исто­рии, и в житиях свя­тых мы видим при­меры бого­угод­ного Кре­ще­ния этим спо­со­бом. Но все они были свя­заны с болез­нью или суро­выми гоне­ни­ями. Да, по древ­нему пре­да­нию апо­стол Петр кре­стил в Мамер­тин­ской тем­нице уве­ро­вав­ших в изве­ден­ном им из скалы источ­нике, св. Лав­рен­тий обли­ва­нием кре­стил заклю­чен­ных в тюрьме. Обли­ва­нием кре­стили в пустыне, а также во время болез­ней. Но как можно срав­нить с этим прак­тику, когда кре­стят окроп­ле­нием, не раз­де­вая, не сни­мая даже чулок (а потому – не пома­зы­вая ног свя­тым миром), в пол­но­вод­ной Рос­сии, где можно за ничтож­ную цену купить боль­шую бочку (или даже пре­крас­ную купель)?

По моему глу­бо­кому убеж­де­нию, кре­стить обли­ва­нием можно только тяжело боль­ных, кото­рые не могут сво­бодно пере­дви­гаться, заклю­чен­ных в тюрьме, сол­дат, сра­жа­ю­щихся в без­вод­ной мест­но­сти, жите­лей пустынь, если там нет боль­ших источ­ни­ков, или в тундре при сверх­низ­ких тем­пе­ра­ту­рах, когда невоз­можно найти соот­вет­ству­ю­щего теп­лого помещения.

Окроп­ле­нием кре­стить можно лишь боль­ных в реани­ма­ции, кото­рых нельзя пол­но­цен­ным обра­зом облить (напри­мер, уми­ра­ю­щего мла­денца в кювезе). Но и при этом надо ста­раться, чтобы мак­си­мально боль­шая пло­щадь тела была смо­чена свя­той водой.

Во всех осталь­ных слу­чаях надо точно сле­до­вать тре­бо­ва­нию 200 пра­вила Номо­ка­нона: «Отроча же оно, кото­рое кре­ща­ешь, да име­ешь купель или ноч­вицы (корыто) или блюдо, сиречь мису, или иной сосуд соот­вет­ству­ю­щий. И егда вли­ешь елей в купель, якоже пове­ле­вает после­до­ва­ние, возьми от блюда елей тремя пер­стами, и помажь отроча по всех уде­сах, якоже ска­зует устав, и тогда возьми его нагим, и, став прямо, кре­ща­еши в три погру­же­ния, гла­голя сице: кре­ща­ется раб Божий (имя­рек) во имя Отца. Аминь. И низ­во­дишь его в купель, и погру­жа­ешь его, сиречь мочишь его всего. И паки да ста­нешь мало прямо, под­ни­мая отроча, и низ­во­дишь его вто­ри­цею в воду, и мочишь его, гла­голя: и Сына. Аминь. И паки ста­нешь прямо, и низ­во­дишь его тре­ти­цею, и погру­жа­ешь его, подоб­нее гла­голя: и Свя­таго Духа. Аминь. И купа­ешь его конечно. Затем, взяв от купели, даешь его вос­при­ем­нику». Затем кре­щен­ный обла­ча­ется в белые ризы, ему свя­щен­ник наде­вает крест и поет с наро­дом 31‑й пса­лом. Обы­чай петь этот пса­лом вос­хо­дит к Писа­нию, где апо­стол Павел ссы­лает на него, пока­зы­вая бла­жен­ство оправ­дан­ного Хри­стом (Рим. 4, 5–9).

Такова норма Таин­ства, за соблю­де­нием кото­рой должны сле­дить и архи­ереи, и бла­го­чин­ный. Но и цер­ков­ный народ не дол­жен остав­лять без вни­ма­ния этот важ­ней­ший пункт нашей веры. Ведь согласно Окруж­ному Посла­нию Восточ­ных Пат­ри­ар­хов, «у нас ни пат­ри­архи, ни Соборы нико­гда не могли вве­сти что-нибудь новое, потому что хра­ни­тель бла­го­че­стия у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ, кото­рый все­гда желает сохра­нить веру свою неиз­мен­ною и соглас­ною с верою Отцов его» (Окруж­ное посла­ние Еди­ной, Свя­той, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви ко всем пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам 1848 г., п.17). Поэтому, если любой пас­тырь отсту­пает от подоб­ной бого­учре­жден­ной нормы погру­жа­тель­ного Кре­ще­ния, то паства должна, сми­ренно ука­зав ему на ошибку, в слу­чае его упор­ства дове­сти дело до пра­вя­щего архи­ерея, дабы это без­за­ко­ние было окон­ча­тельно истреб­лено в свя­тых Божиих Церк­вах. Это изна­чаль­ное право и обя­зан­ность мирян еще раз были под­твер­ждены Свя­щен­ным Сино­дом (28.12.1998), поста­но­вив­шим «при­звать веру­ю­щих Пра­во­слав­ной Церкви обра­щаться к сво­ему пра­вя­щему архи­ерею во всех слу­чаях, когда пас­тырь-духов­ник пре­вы­сил дан­ную ему Богом власть вязать и решить. Напом­нить пра­во­слав­ной пастве о том, что советы духов­ника не должны про­ти­во­ре­чить Свя­щен­ному Писа­нию, Свя­щен­ному Пре­да­нию, уче­нию свя­тых Отцов и кано­ни­че­ским уста­нов­ле­ниям Пра­во­слав­ной Церкви; в слу­чае же рас­хож­де­ния тако­вых сове­тов с ука­зан­ными уста­нов­ле­ни­ями пред­по­чте­ние должно отда­ваться послед­ним» (п.12).

 

^ ПОДГОТОВКА ВЗРОСЛЫХ К КРЕЩЕНИЮ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

В завер­ше­ние сво­его иссле­до­ва­ния, чтобы не быть голо­слов­ным меч­та­те­лем, при­веду при­мер того, как мы совер­шаем огла­ше­ние уже в тече­ние почти 7 лет на Подво­рье Опти­ной Пустыни в Москве (храм свя­тых апо­сто­лов Петра и Павла в Ясе­нево), а сей­час более года в храме апо­стола Фомы.

Под­го­товка взрос­лого к Кре­ще­нию при нор­маль­ных усло­виях длится пять недель. Каж­дую пят­ницу, после вечер­него бого­слу­же­ния, в храме ста­вятся лавки, и начи­на­ется беседа, для­ща­яся около 2 часов. На ней могут при­сут­ство­вать все жела­ю­щие – и огла­шен­ные, и инте­ре­су­ю­ще­еся, и при­хо­жане. Всех, жела­ю­щих при­нять Кре­ще­ние, запи­сы­вают в книгу, при­чем, обычно берутся теле­фоны для связи. В даль­ней­шем поме­ча­ется, какую беседу про­слу­шал огла­шен­ный. Начи­нать можно с любой беседы, но затем надо про­быть на всех пяти. Чтобы не воз­ни­кала необ­хо­ди­мость в наборе групп, на каж­дой беседе по ходу речи мы вво­дим общие поня­тия (кто такой Бог, что такое грех и добро и т.п.). Про­ве­рено, что если гово­рить чело­веку: при­ходи через месяц, то обычно никто не при­хо­дит. Дру­гое дело, если с чело­ве­ком начи­нают зани­маться сразу. Ему ста­но­вится инте­ресно, и Бог вле­чет его к Себе. Конечно, кате­хи­за­тор обя­за­тельно дол­жен молиться перед нача­лом заня­тий и в труд­ных случаях.

Чтобы люди не ску­чали, и беседа не пре­вра­ща­лась в бес­по­лез­ную лек­цию, необ­хо­димо посто­янно при­во­дить при­меры и спра­ши­вать, как чело­век пони­мает то или иное поня­тие (Бог, Хри­стос, Биб­лия, Цер­ковь, грех, добро). В даль­ней­шем надо вести речь, оттал­ки­ва­ясь из опре­де­ле­ния огла­шен­ного. Если оно пра­вильно, углу­бить его, если нет, то объ­яс­нить, почему нет, и, исходя из этого, пока­зать истину. Надо сле­дить за выра­же­нием лиц слу­ша­те­лей, чтобы не про­пу­стить момент, когда они поте­ряют нить рас­суж­де­ния. Исходя из обсто­я­тельств, можно варьи­ро­вать дли­тель­ность беседы, но не в ущерб пол­ноте пере­дачи материала.

В начале беседы кре­ща­е­мым раз­дают листы с тек­стами, кото­рые они должны выучить наизусть (это Сим­вол веры, молитва Гос­подня и Бого­ро­дице Дево). К каж­дой беседе чита­ется по Еван­ге­лию (или книга Дея­ний), при­чем после беседы надо спро­сить, что пока­за­лось непо­нят­ным в про­чи­тан­ной книге.

Чтобы мате­риал бесед лучше усва­и­вался, мы пока­зы­ваем основ­ные собы­тия Свя­щен­ной Исто­рии на ико­нах и рос­пи­сях храма.

План огла­си­тель­ных бесед:

1) беседа о Боге: Кто такой Бог. Уче­ние о Его при­роде. Дог­мат Свя­той Тро­ицы. Крат­кое уче­ние о бла­го­дати (сущ­ность и энер­гии). Откро­ве­ние и его формы: Писа­ние и Пре­да­ние. Бого­дух­но­вен­ность Биб­лии в отли­чие от дру­гих писа­ний. (В нашем рай­оне при­хо­дит кре­ститься много мусуль­ман, и потому воз­ни­кает необ­хо­ди­мость пока­зать им раз­ницу между Биб­лией и Кораном.)

К этой беседе чита­ется Еван­ге­лие от Иоанна, т.к. оно пре­красно рас­ска­зы­вает о Боже­ствен­ной Природе.

2) беседа о Тво­ре­нии и чело­веке: Тво­ре­ние (с крат­ким опро­вер­же­нием эво­лю­ции). Ангелы: их при­рода. Бунт Ден­ницы. Шесть дней Тво­ре­ния. При­рода чело­века. Гре­хо­па­де­ние пра­ро­ди­те­лей (с подроб­ным ана­ли­зом тек­ста Быт. 3 и его соот­но­ше­ния с обыч­ным пове­де­нием совре­мен­ного чело­века). При­рода пер­во­род­ного греха, иска­же­ние при­роды и попа­да­ние под власть сатаны. Крат­кая исто­рия Вет­хого Завета (Потоп, Вави­лон­ская башня, зна­че­ние Закона, про­ро­че­ства) с ука­за­нием его цели – Рож­де­ния Приснодевы.

К этой беседе читают Еван­ге­лие от Марка.

3) беседа о Хри­сте: Хри­сто­ло­гия. Необ­хо­ди­мость для спа­се­ния именно Бого­во­пло­ще­ния. Бла­го­ве­ще­ние. Уче­ние о един­стве Ипо­стаси и двой­стве при­род во Хри­сте. Вопло­ще­ние как пре­одо­ле­ние «стены при­род» (по св. Нико­лаю Кава­силе). Кре­ще­ние. Иску­ше­ние от сатаны. Хри­стос как Царь, Про­рок и Пер­во­свя­щен­ник. Пре­об­ра­же­ние. Стра­сти (начи­ная с входа во Иеру­са­лим, далее – пре­да­тель­ство Иуды, Тай­ная Вечеря, Геф­си­ма­ния, арест, суд, Гол­гофа, соше­ствие во ад). Искуп­ле­ние гре­хов Заме­сти­тель­ной Жерт­вой. Вос­кре­се­ние как начало победы над смер­тью. Воз­не­се­ние как про­слав­ле­ние чело­ве­че­ской при­роды. При­знаки при­бли­же­ния Вто­рого При­ше­ствия. Анти­христ. Страш­ный Суд. Муче­ние греш­ни­ков и веч­ная жизнь праведников.

К этой беседе читают Еван­ге­лие от Луки, так как в нем наи­бо­лее подробно опи­сы­ва­ются обсто­я­тель­ства зем­ной жизни Господа.

4) беседа о Церкви и Таин­ствах: Цер­ковь. Что это такое. Раз­бор тер­мина. Рож­де­ние Церкви – Пяти­де­сят­ница. Свой­ства Церкви: Един­ство, Свя­тость, Собор­ность, Апо­столь­ство. Цер­ков­ная иерар­хия. Таин­ства. Кре­ще­ние и Миро­по­ма­за­ние (подроб­ное тол­ко­ва­ние чина). При­ча­стие (опре­де­ле­ние и ука­за­ние необ­хо­ди­мо­сти част­ного при­ча­ще­ния). Испо­ведь. Брак (с ука­за­нием важ­ней­ших кано­ни­че­ских пре­пят­ствий и недо­пу­сти­мо­сти раз­вода и абор­тов). Собо­ро­ва­ние. Свя­щен­ство. Что такое мона­ше­ство. Посты и празд­ники. Еже­днев­ная молитва. Чино­по­сле­до­ва­ние Литур­гии не опи­сы­ва­ется, так как для огла­шен­ных это запре­щено, но после Кре­ще­ния два раза в год, на Пасху и Рож­де­ство, про­во­дится тай­но­вод­ствен­ная беседа.

К этой беседе читают Дея­ния Апо­сто­лов, опи­сы­ва­ю­щие рож­де­ние Церкви.

5) беседа о запо­ве­дях: Нрав­ствен­ное уче­ние. Что такое добро и зло. Опи­са­ние воз­ник­но­ве­ния греха в сердце. Страсть как стра­да­ние. Доб­ро­де­тель как добро, вошед­шее в при­вычку и как то, что упо­доб­ляет нас Творцу. Цель хри­сти­а­нина – обо­же­ние. Десять запо­ве­дей (вклю­чая обос­но­ва­ние того, почему тот или иной грех – это зло, с опи­са­нием про­ти­во­по­лож­ной добродетели).

К этой беседе чита­ется Еван­ге­лие от Мат­фея, подроб­нее всего изла­га­ю­щее хри­сти­ан­ское уче­ние о добре.

Всем огла­шен­ным настой­чиво реко­мен­ду­ется молиться и дома (только не молит­вой Гос­под­ней), и как можно чаще посе­щать храм на Литур­гии до воз­гласа «елицы огла­шен­нии, изыдите».

Что каса­ется чис­лен­но­сти кре­щен­ных, то сей­час она состав­ляет больше ста чело­век в год. В сред­нем около 60–70 % слу­ша­те­лей при­ни­мают Свя­тое Кре­ще­ние, а осталь­ные хотя бы узнают о том, что хри­сти­ан­ство от них тре­бует. Были слу­чаи, когда, узнав о вере Церкви, люди созна­тельно отка­зы­ва­лись при­ни­мать Кре­ще­ние, потому что хри­сти­ан­ство про­ти­во­ре­чит их убеж­де­ниям. Думаю, что такое отсе­че­ние пошло Церкви только на пользу, да и сами отка­зав­ши­еся поняли, что их взгляды про­ти­во­ре­чат Слову Божьему. Когда они при­дут в себя, они смо­гут созна­тельно при­нять веру.

Перед Кре­ще­нием обя­за­тельно совер­ша­ется Испо­ведь (без раз­ре­ши­тель­ной молитвы). Само же Таин­ство вне Вели­кого Поста совер­ша­ется во время Кре­щаль­ной Литур­гии. Все при­хо­жане с вели­кой радо­стью при­вет­ствуют ново­кре­щен­ных, и мно­гие потом гово­рят, что само это собы­тие помо­гает и посто­ян­ным при­хо­жа­нам выйти из духов­ной спячки.

Чтобы связь с ново­кре­ще­ными не теря­лась, у нас суще­ствует тра­ди­ция: за несколько дней до Рож­де­ства и Пасхи моло­дежь, ходя­щая в храм, обзва­ни­вает всех, ходив­ших на беседы, и при­гла­шает на празд­нич­ные службы. Кре­щен­ных же при­гла­шают на тай­но­вод­ствен­ную беседу. Этот спо­соб пре­красно помо­гает людям дер­жаться Дома Господня.

Так что в свя­то­оте­че­ской прак­тике Кре­ще­ния сей­час нет ничего невоз­мож­ного. Более того, думаю, что только в ее воз­рож­де­нии залог того, что наша Цер­ковь и в буду­щем будет цве­сти свя­то­стью. И да помо­жет нам в этом Бог Всемогущий!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Кирилл, 24.07.2014

    Реко­мен­дую огла­ша­е­мым эту книгу бесед отца Дани­ила. Можно несколько раз про­чи­тать даже. Живой язык и гра­мот­ная струк­тура изло­же­ния из 5 разделов.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы: