Акафист священноисповеднику Сергию Касимовскому (Правдолюбову)


Священноисповедник Сергий Касимовский (Правдолюбов)

Кондак 1

Избран­ный слу­го Царя Небес­на­го / Богом дан­ный покро­ви­те­лю гра­да тво­е­го / преб­ла­женне отче наш Сергие/ Пра­во­сла­вия изряд­ный про­по­вед­ни­че / сон­ма испо­вед­ни­ков Рос­сий­ских сопри­част­ни­че / при­и­ми от нас сие бла­го­да­ре­ние / и пред­стоя пре­сто­лу сла­вы Божия / не пре­стай моля­ся о чту­щих память твою и зову­щих ти://

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, / Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Икос 1

Анге­ли и пра­вед­ных дуси воз­ра­до­ва­ша­ся, сре­тив на небе­сех велий сонм ново­му­че­ни­ков и испо­вед­ни­ков Рос­сий­ских. И мы, немощ­нии и греш­нии, оба­че небес­ную радость улу­чи­ти жела­ю­щии, тебе, свя­те Сер­гие, яко еди­но­му от сон­ма их радост­но глаголем:

Радуй­ся, доб­рая отрас­ле роди­те­лей благочестивых.

Радуй­ся, гра­ду тво­е­му радость и утверждение.

Радуй­ся, Бого­сло­вию усерд­но учивыйся.

Радуй­ся, сло­во Божие до смерт­на­го часа проповедавый.

Радуй­ся, себе сама­го все­це­ло в волю Божию предавый.

Радуй­ся, и прис­ных тво­их Гос­по­ду Богу поручивый.

Радуй­ся, без­ро­пот­но­му тер­пе­нию их учивый.

Радуй­ся, мно­га­жды тем­нич­ное заклю­че­ние со бла­го­да­ре­ни­ем Гос­по­ду терпевый.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 2

Видя веру и бла­го­че­стие роди­те­лей и срод­ни­ков тво­их, свя­те Сер­гие, измла­да пот­щал­ся еси под­ра­жа­те­лем сих быти, пра­ви­ла житель­ства хри­сти­ан­ско­го ими вну­ша­е­мыя рев­ност­но соблю­дая и с любо­вию взы­вая Богу: Аллилуия.

Икос 2

Разум бого­про­све­щен име­ти желая, книж­но­му уче­нию, свя­те Сер­гие, усерд­но при­ле­жал еси, и в три­ех гра­дех: Каси­мо­ве, Ряза­ни и Кие­ве – Бога в Тро­и­це сла­ви­ма­го пра­во­слав­но чти­ти поучал­ся еси, и сие богат­ство, тобою собран­ное усерд­но­му слу­же­нию Церк­ви Божи­ей посвя­тил еси. Сего ради при­и­ми от нас похваль­ная сия:

Радуй­ся, книж­но­му уче­нию усерд­но прилежавый.

Радуй­ся, все утро жития тво­е­го тому отдавый.

Радуй­ся, доб­рый и искус­ный Богослове.

Радуй­ся, свя­тыя Тро­и­цы слу­жи­те­лю верный.

Радуй­ся, про­ти­ву непра­во во Хри­ста веру­ю­щих труд свой написавый.

Радуй­ся, тем писа­ни­ем лож­на­го бого­сло­ва обличивый.

Радуй­ся, вни­ма­ю­щих доб­ро­му уче­нию к усер­дию призываяй.

Радуй­ся, им молит­вою тво­ею в тру­дах их помогаяй.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 3

Силою бла­го­да­ти Божия в таин­стве свя­щен­ства обле­чен, послан был еси, свя­те, в малый град обла­сти Вят­ския, свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние совер­ша­ти, сло­во Божие про­по­ве­да­ти и сон­мом свя­щен­но­слу­жи­те­лей руко­во­ди­ти, с ними­же соглас­но вос­пе­вал еси Богу хва­леб­ную песнь: Аллилуия.

Икос 3

Име­яй неусып­ное попе­че­ние о слу­же­нии тво­ем, отче Сер­гие, пот­щал­ся еси о бла­го­ле­пии свя­щен­но­дей­ствий, про­по­ве­да­нии сло­ва Божия и о доб­ром вос­пи­та­нии юных душ, вве­рен­ных тебе. Убла­жа­ю­ще тру­ды твоя, вопи­ем ти сице:

Радуй­ся, усерд­ный слу­жи­те­лю олта­ря Господня.

Радуй­ся тор­же­ствен­ных бого­слу­же­ний совершителю.

Радуй­ся, рев­ност­ный про­по­вед­ни­че сло­ва Божия.

Радуй­ся, учи­вый паст­ву твою сло­вом и жити­ем твоим.

Радуй­ся, детей уча­щих­ся в законе Божи­ем наставниче.

Радуй­ся, от соблаз­нов мира сего их усерд­ный охранителю.

Радуй­ся, пас­тыр­ска­го слу­же­ния правило.

Радуй­ся, сослу­жи­те­лей тво­их вдохновителю.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 4

Буря ярост­ная без­бо­жия на Руси наста и мно­гих умерт­ви. Тогда и ты, свя­те Сер­гие, три­кра­ты ко вра­том смерт­ным при­водйм был еси, но стра­хом Божи­им страх смерт­ный побе­див, до кон­ца дней тво­их Бога в Тро­и­це сла­ви­ма­го муже­ствен­но испо­ве­дал еси, поя Ему, Аллилуия.

Икос 4

Слы­шав­ше бла­го­че­сти­вии людие о твер­дом и побе­до­нос­ном тво­ем сто­я­нии про­ти­ву без­бож­ных, пону­див­ших тя на сло­во­пре­ние, воз­ра­до­ва­ша­ся и воз­бла­го­да­ри­ша Бога. И мы, лику­ю­ще о сем, побед­ная воз­гла­ша­ем ти:

Радуй­ся, послу­ша­ние вла­с­тем пре­дер­жа­щим явивый.

Радуй­ся, по воле их на сло­во­пре­ние изшедый.

Радуй­ся, молит­вою в силу Божию облёкшийся.

Радуй­ся, уста и пре­муд­рость от Гос­по­да приявый.

Радуй­ся, сими про­тй­вя­щих­ся ти победивый.

Радуй­ся, мно­га­жды их к мол­ча­нию приводивый.

Радуй­ся, вер­ных серд­ца сло­вом тво­им возвеселивый.

Радуй­ся, муже­ствен­но­му сто­я­нию в вере их научивый.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 5

Божи­ей воле все­го себе пре­да­вый, роди­те­лю тво­е­му послу­ша­ние явил еси и во град Каси­мов ко хра­му Свя­тыя Тро­и­цы пре­се­лил­ся еси, да буде­ши помо­га­яй в тру­дах отцу тво­е­му и куп­но с ним вос­по­е­ши Богу: Аллилуия.

Икос 5

Виде­ша свя­щен­ни­цы и людие гра­да тво­е­го тя, свя­те Сер­гие, образ добра­го пас­ты­ря им явля­ю­ща, в сла­дость послу­ша­ша муд­рыя и крот­кия сло­ве­са твоя и тако ти возгласиша:

Радуй­ся, пас­ты­ре­на­чаль­ни­ка Хри­ста подражателю.

Радуй­ся, уче­ния Его усерд­ный изъяснителю.

Радуй­ся, мала­го ста­да Хри­сто­ва вер­ный блюстителю.

Радуй­ся, оное от неве­рия и рас­ко­лов охраняяй.

Радуй­ся, свя­щен­но­на­ча­лие от кле­вет защищаяй.

Радуй­ся, в послу­ша­нии ему быти вер­ныя люди научаяй.

Радуй­ся, един­ства цер­ков­на­го ревнителю.

Радуй­ся, лож­ных побор­ни­ков чисто­ты цер­ков­ныя обличителю.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 6

Про­по­ве­дию тво­ею, свя­те Сер­гие, отступль­ша­го от веры сына отцу его, скор­бя­ще­му стар­цу пре­сви­те­ру, в лоно Церк­ви Хри­сто­вы воз­вра­тил еси, и общею молит­вою пред ико­ной Божи­ей Мате­ри «Взыс­ка­ние погиб­ших» мно­гия колеб­лю­щи­и­ся души в пра­во­ве­рии укре­пил еси и научил еси их с несум­нен­ною верою пети Богу, Аллилуия.

Икос 6

Воз­сия во мра­це неве­рия и раз­вра­ще­ния тихий и крот­кий свет веры и доб­ро­де­те­ли вер­ных рабов Божи­их. Его­же пога­си­ти жела­ю­ще без­бож­нии вла­сти­те­ли жесто­кое и мно­го хит­рост­ное гоне­ние воз­дви­го­ша на Цер­ковь Божию и мно­гих души устра­ши­ша и поко­ле­ба­ша. Оба­че вер­нии, взи­ра­ю­ще на твое, отче Сер­гие, муже­ство и тер­пе­ние, бла­го­дар­но вос­пе­ша ти:

Радуй­ся, без­бо­яз­нен­ный испо­вед­ни­че веры Христовы.

Радуй­ся, мно­гия на испо­ве­да­ние веры подвигнувый.

Радуй­ся, рас­хи­ще­ние име­ний со бла­го­ду­ши­ем приявый.

Радуй­ся, не име­вый, где гла­ву подклонити.

Радуй­ся, яко ради Хри­ста в тем­ни­цу заклю­ча­ем был еси.

Радуй­ся, яко тамо поно­ше­ние и муки тер­пел еси.

Радуй­ся, вопро­ше­ния мучи­те­лей муд­ро­стию побеждавший.

Радуй­ся, коз­ни их мол­ча­ни­ем и тер­пе­ни­ем низлагавый.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвинниче.

Кондак 7

Хотя све­тиль­ник веры уга­си­ти без­бож­нии вла­сти­те­лие на лета мно­га изгна­ша тя и бра­та и сына тво­е­го на ост­ро­ва Соло­вец­кия и послеж­де в дебри лес­ныя, и тамо под стра­жею содер­жи­мых хотя­ху гла­дом и тяж­ки­ми тру­да­ми умо­ри­ти. Но ты, свя­те Сер­гие, изне­мо­гая под тяже­стию скор­би сея не пере­стал еси укреп­ля­ти бра­тию твою и Богу взы­ва­ти: Аллилуя.

Икос 7

Нова­го чудо­твор­ца яви в себе Все­ми­ло­сти­вый Гос­подь во уте­ше­ние и обод­ре­ние страж­ду­щих с тобою. И мы, бла­го­да­ре­ние Богу при­но­ся­ще о мило­стех Его вели­цых, умиль­но вопи­ем ти:

Радуй­ся, тер­пе­ни­ем скор­би побеждавший.

Радуй­ся, все­це­ло на помощь Божию упо­ва­ние полагавый.

Радуй­ся, о спа­се­нии блуж­да­ю­щих во мра­це бур­на­го моря усерд­но моливыйся.

Радуй­ся, свет, ука­зу­ю­щий им спа­си­тель­ный путь, у Бога испросивый.

Радуй­ся, гор­да­го гада­те­ля отвративыйся.

Радуй­ся, силою Божи­ею дей­ствия его прекративый

Радуй­ся, коз­ни неви­ди­ма­го духа зло­бы уведевый.

Радуй­ся, прис­ных тво­их от коз­ней его оградивый.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 8

Стран­но и горест­но бе виде­ти хра­мы Божия без пения сто­я­щия и разо­ре­нию пре­да­ва­е­мыя. Во вре­мя сие ты, отче Сер­гие, из изгна­ния воз­вра­щен­ный, в пота­ен­ных мёстех служ­бу Божию совер­шал еси, скор­бя о разо­ре­нии хра­мов Божи­их. Оба­че свя­ти­тель Нико­лай укре­пи рабу Божию Ана­ста­сию пре­зре­ти пре­ще­ния вра­гов Хри­сто­вых и храм его от разо­ре­ния изба­ви­ти, да воз­гла­сит­ся в нем во вре­мя бла­го­по­треб­но хва­леб­ная песнь, Аллилуия.

Икос 8

Все­го себе и прис­ных тво­их Хри­сту Богу пре­дал еси, преб­ла­женне отче наш Сер­гие. По воз­вра­ще­нии бо тво­ем из изгна­ния и нище­ту и паки тем­нич­ное заклю­че­ние пре­тер­пел еси. Последй же спо­до­би тя мило­сти­вый Гос­подь преж­де заклю­чен­ный храм свя­ти­те­ля и чудо­твор­ца Нико­лая откры­ти и в нем пер­вым свя­щен­но­слу­жи­те­лем быти. Сего ради при­и­ми от нас похва­лы сия:

Радуй­ся, яко во всех житей­ских обсто­я­ни­их воле Божи­ей поко­рен был еси.

Радуй­ся, яко и прис­ных тво­их вся скор­би бла­го­душ­но тер­пе­ти при­зы­вал еси.

Радуй­ся, новое тем­нич­ное заклю­че­ние претерпевый.

Радуй­ся, и в послед­няя дни жития тво­е­го сим не устрашивыйся.

Радуй­ся, радость пред­сто­я­ния пре­сто­лу Божию от Гос­по­да приявый.

Радуй­ся, храм свя­ти­те­ля Нико­лая паки освятивый.

Радуй­ся, видяй, яко и по днесь в нем сла­во­сло­вие Богу приносится.

Радуй­ся, о моля­щих­ся в нем пред Богом ходатаю.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 9

Вся­кия скор­би и мно­го­раз­лич­ная стра­да­ния доб­ле­ственне пре­тер­пел еси отче наш Сер­гие. Не могу­щии бо тер­пе­ти тво­е­го в хра­ме свя­ти­те­ля Нико­лая слу­же­ния без­бож­нии вла­сти­те­лие тя, тем­нич­ны­ми тру­да­ми измо­ре­на, к воин­ско­му зва­нию при­что­ша, да тру­да­ми воин­ски­ми умо­рен буде­ши. Ты же, гото­вый за Хри­ста и в тем­ни­цу, и в смерть ити, бла­го­дар­но вос­пел еси мно­га­ми скор­бь­ми спа­са­ю­ще­му тя Богу, Аллилуия.

Икос 9

Витий­ская ухищ­ре­ния небре­гл еси, егда у врат смерт­ных пред­стоя, стра­хом о спа­се­нии чад тво­их содер­жимь, напи­сал еси им пред­смерт­ное нази­да­ние твое, еже последй, Богу ти содей­ству­ю­щу и еще сед­ми­цу лет даро­вав­шу ти, про­стран­нее изло­жил еси. О нем­же бла­го­да­рим тя сице:

Радуй­ся, учи­те­лю терпения.

Радуй­ся, в скор­би поль­зу духов­ную иска­ти внушаяй.

Радуй­ся, уста­вов Церкве Пра­во­слав­ныя ревнителю.

Радуй­ся, пост­на­го подви­га наставниче.

Радуй­ся, посту телес­но­му пост духов­ный при­ла­га­ти научаяй.

Радуй­ся, при­сту­па­ти ко при­ча­стию Свя­тых Хри­сто­вых Таин побуждаяй.

Радуй­ся, Пас­хою день при­ча­ще­ния именуяй.

Радуй­ся, в сло­ве Божи­ем усерд­но поуча­ти­ся наставляяй.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 10

Спа­сый тя, свя­те Сер­гие, от вне­зап­ныя смер­ти Гос­подь, все­лй тя в место тихое и уеди­нен­ное, иде­же ты, пустын­но­жи­те­лем под­ра­жая и в тво­ре­ни­их тех поуча­яй­ся, в тайне же Бого­слу­же­ния совер­шая, непре­стан­но пел еси Богу, Аллилуия.

Икос 10

Сте­на и забра­ло, свя­те Сер­гие, от Бога ти даде­ся свя­ти­тель и чудо­тво­рец Нико­лай, близ бо его памя­ти ты от смер­ти спа­сен был еси, и четы­рем летом минув­шим в память его при­ве­де тя Бог в послед­нее место тво­е­го слу­же­ния, и еще три­ем летом про­шед­шим пред памя­тию свя­ти­те­ля Нико­лая свя­тая твоя душа в рай­ская пре­се­ли­ся селе­ния. Удив­ля­ю­ще­ся сему зовем ти:

Радуй­ся, дру­же святых.

Радуй­ся, свя­ти­те­ля Нико­лая послушниче.

Радуй­ся, свя­щен­но­му­че­ни­ков и муче­ни­ка сыне и брате.

Радуй­ся, Арка­дия, епи­ско­па и свя­щен­но­му­че­ни­ка собе­сед­ни­че и сотаинниче.

Радуй­ся, Мате­ри Божи­ей все­гда служивый.

Радуй­ся, тую о взыс­ка­нии мно­гих погиб­ших умоливый.

Радуй­ся, Цар­ствия Небес­на­го наследниче.

Радуй­ся, радо­сти всех свя­тых сопричастниче.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 11

Пение бла­го­дар­ствен­ное при­несл еси Богу вся­че­ских, егда, свя­те Сер­гие, сына, с ним­же преж­де в изгна­нии куп­но стра­дал еси, сослу­жа­ща ти у пре­сто­ла Божия узрел еси, пою­ща с тобою, Аллилуия.

Икос 11

Све­том Хри­сто­вым про­све­щен, яко све­тиль­ник воз­си­ял еси в послед­нем месте зем­на­го слу­же­ния тво­е­го. И тамо сущии вер­нии раби Божии тако ти возгласиша:

Радуй­ся, рас­при и нестро­е­ния в при­чте цер­ков­ном кро­то­стию утишивый.

Радуй­ся, кле­ве­ты, доса­жде­ния, уко­ре­ния за сие до кон­ца дней тво­их терпевый.

Радуй­ся, уста­вов цер­ков­ных рачителю

Радуй­ся, небрег­ших о сем с пожда­ни­ем и тер­пе­ни­ем увещавый.

Радуй­ся, посты соблю­да­ти рев­ност­но учивый.

Радуй­ся, оправ­ды­ва­ю­щих нару­ше­ние поста крот­ко обличивый.

Радуй­ся, бого­слу­же­ний усерд­ный совершителю.

Радуй­ся, сим люди к цер­ков­ной молит­ве привлекий.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 12

Бла­го­дать ти даде­ся, преб­ла­женне отче Сер­гие, слу­жи­те­лем быти Свя­тыя Тро­и­цы. Яко­же бо преж­де во хра­мех Свя­тыя Тро­и­цы слу­жил еси, тако и на новом месте слу­же­ния тво­е­го в три послед­няя лета пред чудо­твор­ным, реко­мым «ябло­не­вым» обра­зом Свя­тыя Тро­и­цы вос­пе­вал еси Трии­по­стас­но­му Богу, Аллилуия.

Икос 12

Пою­ще свя­тыя подви­ги твоя, сла­вя­ще мно­го­труд­ное и мно­госкорб­ное житие твое, тор­же­ству­ем сие, яко свя­ты­ми тво­и­ми моща­ми во оте­че­ство твое, ото­ну­ду­же преж­де изгнан был еси, с честию воз­вра­тил­ся еси. Пред­стоя ныне пре­сто­лу Божию, моли­ся о тако сла­вя­щих тя:

Радуй­ся, от утра до вече­ра жития тво­е­го верен Богу бывый.

Радуй­ся, Церк­ви Его усерд­но послуживый.

Радуй­ся, про­по­вед­ни­че и защит­ни­че Православия.

Радуй­ся, делом сло­во твое исполнивый.

Радуй­ся, поно­ше­ния имене ради Хри­сто­ва приявый.

Радуй­ся, мно­га­жды на смерть ради Хри­ста готовый.

Радуй­ся, прав­ды ради из гра­да тво­е­го изгнанный.

Радуй­ся, ныне во сла­ве свя­тых в него возвративыйся.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 13

О Тро­и­це, Боже наш, Отче, Сыне и Душе Свя­тый! Молит­ва­ми вер­на­го раба Тво­е­го свя­та­го испо­вед­ни­ка Сер­гия спо­до­би нас подви­гом доб­рым под­ви­за­ти­ся и к све­ту сла­вы Цар­ствия Тво­е­го дой­ти и куп­но с ним и со все­ми свя­ты­ми ангель­ское сла­во­сло­вие Ти воз­не­сти, прис­но поя: Алли­лу­ия, Алли­лу­ия, Аллилуия.

[Се́й конда́к глаго́лется три́жды.]
[Далее повто­ря­ем 1‑е икос и кондак:]

Икос 1

Анге­ли и пра­вед­ных дуси воз­ра­до­ва­ша­ся, сре­тив на небе­сех велий сонм ново­му­че­ни­ков и испо­вед­ни­ков Рос­сий­ских. И мы, немощ­нии и греш­нии, оба­че небес­ную радость улу­чи­ти жела­ю­щии, тебе, свя­те Сер­гие, яко еди­но­му от сон­ма их радост­но глаголем:

Радуй­ся, доб­рая отрас­ле роди­те­лей благочестивых.

Радуй­ся, гра­ду тво­е­му радость и утверждение.

Радуй­ся, Бого­сло­вию усерд­но учивыйся.

Радуй­ся, сло­во Божие до смерт­на­го часа проповедавый.

Радуй­ся, себе сама­го все­це­ло в волю Божию предавый.

Радуй­ся, и прис­ных тво­их Гос­по­ду Богу поручивый.

Радуй­ся, без­ро­пот­но­му тер­пе­нию их учивый.

Радуй­ся, мно­га­жды тем­нич­ное заклю­че­ние со бла­го­да­ре­ни­ем Гос­по­ду терпевый.

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Кондак 1

Избран­ный слу­го Царя Небес­на­го / Богом дан­ный покро­ви­те­лю гра­да тво­е­го / преб­ла­женне отче наш Сергие/ Пра­во­сла­вия изряд­ный про­по­вед­ни­че / сон­ма испо­вед­ни­ков Рос­сий­ских сопри­част­ни­че / при­и­ми от нас сие бла­го­да­ре­ние / и пред­стоя пре­сто­лу сла­вы Божия / не пре­стай моля­ся о чту­щих память твою и зову­щих ти://

Радуй­ся, Сер­гие Испо­вед­ни­че, / Тро­и­це Свя­тей о нас молитвенниче.

Молитва

О Свя­тый угод­ни­че Божий и испо­вед­ни­че Сер­гие! Подви­гом доб­рым под­ви­зав­ся на зем­ли, вос­при­ял еси на небе­сех венец прав­ды, его же уго­то­вал Гос­подь всем любя­щим его. Сего ради и мы, духов­ная чада твоя, раду­ем­ся о пре­слав­ном скон­ча­нии житель­ства тво­е­го и чтим свя­тую память твою. Ты же, пред­стоя пре­сто­лу Божию, при­и­ми моле­ния наша и ко Все­ми­ло­сти­во­му Богу при­не­си, о еже про­сти­ти нам вся­кое пре­гре­ше­ние и помо­щи нам ста­ти про­ти­ву коз­нем диа­воль­ским, да избав­ль­ше­ся от скор­бей, болез­ней, бед и напа­стей и вся­ко­го зла, бла­го­чест­но и пра­вед­но пожи­вем в нынеш­нем веце и спо­до­бим­ся пред­ста­тель­ством тво­им, аще и недо­стой­ни есмы, виде­ти бла­гая на зем­ли живых, сла­вя­ще Еди­на­го во свя­тых сво­их сла­ви­ма­го Бога, Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и во веки веков. Аминь.

Пояснения к акафисту священноисповеднику Сергию Касимовскому

Прот. Вла­ди­мир Правдолюбов

Ака­фист состав­лен после­до­ва­тель­но по фак­там жиз­ни свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ка Сер­гия и пояс­не­ния к нему дают свое­об­раз­ное изло­же­ние его жития.

К конда­ку 2‑му

Все извест­ные нам пред­ки муж­чи­ны у о. Сер­гия, родив­ше­го­ся 26 июня 1890 года, были свя­щен­ни­ка­ми, кро­ме одно­го пра­де­да, чте­ца Симео­на Правдолюбова.

К ико­су 2‑му

О. Сер­гий учил­ся в Каси­мов­ском Духов­ном учи­ли­ще, Рязан­ской Семи­на­рии и Киев­ской Духов­ной Ака­де­мии, кото­рую окон­чил с уче­ной сте­пе­нью Кан­ди­да­та Бого­сло­вия. Его кан­ди­дат­ская рабо­та была напи­са­на в опро­вер­же­ние пуб­ли­ка­ций сек­то­ве­да Вла­ди­ми­ра Дмит­ри­е­ви­ча Бонч-Бру­е­ви­ча, кото­рый, как потом ока­за­лось, был про­фес­си­о­наль­ным рево­лю­ци­о­не­ром. Кста­ти, здесь умест­на исто­рия, кото­рую мне рас­ска­зал о. Петр Чель­цов, ныне про­слав­лен­ный в лике свя­тых. Я был у него в гостях в 1967 году, когда празд­но­ва­лось 50-летие совет­ской вла­сти. Он за чаш­кой чая ска­зал мне: «Это наш с тобой празд­ник!» Когда я отве­тил, что мы — зако­но­по­слуш­ные граж­дане и граж­дан­ский празд­ник — наш празд­ник, он ска­зал: «Это прав­да, но не толь­ко в этом дело. Я был участ­ни­ком Собо­ра 1917–18 гг. – тогда из двор­цо­вых Церк­вей анти­мин­сы выбра­сы­ва­ли на мосто­вую. Собор выра­бо­тал пети­цию про­те­ста и послал с ней солид­ную деле­га­цию к Лени­ну. Их при­нял Бонч-Бру­е­вич и ска­зал: «Вла­ди­мир Ильич занят важ­ны­ми госу­дар­ствен­ны­ми дела­ми и вас — есте­ствен­но — при­нять не может. Эту вашу бумаж­ку я ему, конеч­но, пере­дам, но напрас­но вы ста­ра­е­тесь: уж если мы взя­ли власть в свои руки, через пять лет от вас ниче­го не оста­нет­ся». Про­шло 50 лет, – закон­чил о. Петр, – а мы с тобой два попа, ста­рый и моло­дой, сидим и чаёк попиваем».

К конда­ку 3‑му.

Послу­жив неко­то­рое вре­мя (в 1915 году) пса­лом­щи­ком в Кие­ве, о. Сер­гий в этом же году был послан в Вят­скую епар­хию, 26-го октяб­ря руко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и назна­чен к Спас­ской церк­ви сло­бо­ды Кукар­ка (после пере­име­но­ва­на в город Советск). После ухо­да за штат о. про­то­по­па был назна­чен на его место насто­я­те­лем Тро­иц­ко­го собора.

К ико­су 3‑му.

До рево­лю­ции о. Сер­гий был еще и зако­но­учи­те­лем и, будучи по долж­но­сти пред­се­да­те­лем педа­го­ги­че­ско­го сове­та, про­смат­ри­вал филь­мы (тогда они уже появи­лись), отби­рая те из них, кото­рые мож­но было пока­зы­вать учащимся.

К конда­ку 4‑му.

Каки­ми были три угро­зы смер­ти? 1) Меж­ду фев­ра­лем и октяб­рем 1917 года на собра­нии каде­тов, куда была при­гла­ше­на интел­ли­ген­ция горо­да, о. Сер­гию при выхо­де была вру­че­на кадет­ская бро­шю­ра, кото­рую он, при­дя домой, бро­сил свер­ху в ящик пись­мен­но­го сто­ла. После рево­лю­ции за такие бро­шюр­ки без суда и след­ствия рас­стре­ли­ва­ли. При обыс­ке ящик выдер­ну­ли из сто­ла, и содер­жи­мое выва­ли­ли на пол. Бро­шюр­ка, быв­шая свер­ху, ока­за­лась вни­зу, и до нее не докопались.

2) Мно­гие в горо­де были аре­сто­ва­ны и води­мы под кон­во­ем на раз­лич­ные рабо­ты. Это назы­ва­лось «тру­до­вым опол­че­ни­ем», хотя на самом деле было тюрем­ным заклю­че­ни­ем, про­дол­жав­шим­ся, по сло­ву о. Сер­гия, два с поло­ви­ной меся­ца. (Впро­чем воз­мож­но, что тюрем­ное заклю­че­ние было само по себе, а тру­до­вое опол­че­ние – само по себе. Как было на самом деле, сей­час не установишь).

Одна­жды (види­мо, в каче­стве акции устра­ше­ния) груп­пу аре­сто­ван­ных, в кото­рую о. Сер­гий не вошел, выве­ли в лес, заста­ви­ли копать тран­шею, а потом рас­стре­ля­ли и в эту тран­шею зако­па­ли. Вско­ре выве­ли в лес сле­ду­ю­щую пар­тию заклю­чен­ных, в кото­рую вошел и о. Сер­гий. Пока копа­ли тран­шею, моли­лись, что­бы Бог при­нял их души с миром. Когда тран­шея была гото­ва, по ока­зав­шим­ся рядом рель­сам подо­шел товар­ный поезд с тух­лой рыбой. Их заста­ви­ли эту рыбу выгру­зить в тран­шею и зако­пать. Страш­ная вонь не поме­ша­ла от души бла­го­да­рить Бога за спасение.

3) Когда о. Сер­гия поста­ви­ли насто­я­те­лем собо­ра, один его сослу­жи­вец ска­зал: «Какой это про­то­поп? Ни воло­са, ни голо­са!» Но лыси­на и малень­кая бород­ка помог­ли ему спа­стись от рас­стре­ла. Вре­мя было голод­ное, и семья о. Сер­гия дер­жа­ла коро­ву. Это тоже помог­ло. В город при­был отряд кара­те­лей, мно­гих рас­стре­ля­ли. При­шли и к о. Сер­гию с вопро­сом: «Где здесь глав­ный поп?» Он в это вре­мя чистил навоз­ный хлев. Вышел к ним и ска­зал: «Это я». Они не пове­ри­ли и ушли. (По дру­гой вер­сии они спро­си­ли: «Ты про­стой поп?»

он отве­тил: «Про­стой, про­стой»). Рас­стре­ля­ли заштат­но­го про­то­по­па. Его, кажет­ся, зва­ли о. Алек­сий, так как в сино­ди­ке у о. Сер­гия был запи­сан род­ным неиз­вест­ный уби­ен­ный про­то­и­е­рей Алексий.

К ико­су 4‑му.

В нем речь о дис­пу­тах. Пона­ча­лу само­уве­рен­ные ате­и­сты обя­зы­ва­ли свя­щен­но­слу­жи­те­лей в них участ­во­вать, но посто­ян­ные побе­ды на них свя­щен­но­слу­жи­те­лей при­ве­ли к тому, что власть запре­ти­ла их проводить.

К конда­ку 5‑му.

Пере­езд о. Сер­гия из Совет­ска в Каси­мов про­изо­шел в 1923 году.

К ико­су 5‑му.

В Каси­мо­ве о. Сер­гий сра­зу стал авто­ри­тет­ным свя­щен­ни­ком. Его про­по­ве­ди дру­гие батюш­ки пере­пи­сы­ва­ли и про­чи­ты­ва­ли в сво­их хра­мах. И в смут­ное вре­мя (обнов­лен­цев в Каси­мо­ве не при­ня­ли, и они доволь­но ско­ро из горо­да убра­лись, но сму­ща­ю­щим слу­хам о Мит­ро­по­ли­те Сер­гии Стра­го­род­ском кое-кто верил), о. Сер­гий убеж­дал и свя­щен­ни­ков, и мирян почи­тать как гла­ву Церк­ви и поми­нать Мит­ро­по­ли­та Сер­гая, счи­тая это зало­гом цер­ков­но­го един­ства, предо­хра­ня­ю­щим Цер­ковь от раз­бро­да и уничтожения.

К конда­ку 6‑му.

Сын отца Лео­ни­да Крас­но­ва, про­то­по­па г. Спас­ска-Рязан­ско­го, стал чле­ном Сою­за воин­ству­ю­щих без­бож­ни­ков и как выхо­дец из цер­ков­ной сре­ды — что пред­по­ла­га­ло в нем спе­ци­а­ли­ста — послан был в Каси­мов про­ти­во­дей­ство­вать про­по­ве­дям о. Сер­гия. Послу­шав их, он вер­нул­ся к вере. По втор­ни­кам (под сре­ду) в Тро­иц­ком хра­ме по ини­ци­а­ти­ве о. Сер­гия слу­жи­лись молеб­ны пред ико­ной Божи­ей Мате­ри, име­ну­е­мой «Взыс­ка­ние погиб­ших». О. Сер­гий и сам молил­ся, и людям вну­шал молить­ся о впав­ших в неве­рие. Эта беда вошла во мно­гие семьи, и роди­те­ли, опла­ки­ва­ю­щие без­бо­жие сво­их детей, во мно­же­стве соби­ра­лись на эти молеб­ны и доволь­но часто полу­ча­ли про­си­мое. А уже Оте­че­ствен­ная вой­на всё поста­ви­ла на место — без­бож­ни­ков оста­лось очень мало.

К ико­су 6‑му.

За годы 1923–1935 было мно­го обыс­ков, кон­фис­ка­ций, допро­сов. На допро­сах о. Сер­гий гово­рил мало, в основ­ном «да» или «нет», чем при­во­дил сле­до­ва­те­лей в ярость и одно­вре­мен­но вызы­вал к себе ува­же­ние. Где-то в рай­оне 1929–1931г.г. о. Сер­гий был аре­сто­ван и, по его сло­ву, про­вел в тюрь­ме 3,5 меся­ца, хотя был осуж­ден – по одним дан­ным — на 2 года, а по дру­гим – на 10 лет. Но здесь есть какая-то неяс­ность. По вос­по­ми­на­ни­ям его доче­ри Веры (ей в ту пору было от 7 до 9 лет), во-пер­вых, в семье вол­но­ва­лись, как бы потря­се­ние, свя­зан­ное с аре­стом о. Сер­гия, не ска­за­лось на пло­де в утро­бе матуш­ки Лидии – (это был я, родив­ший­ся в июне 1931 года). Во-вто­рых, она отчет­ли­во пом­нит, как они с дво­ю­род­ной сест­рой, кото­рая зва­ла о. Сер­гия «дядя Бом» (по зво­ну коло­ко­ла), ходи­ли наве­щать его в тюрь­му летом. И, нако­нец, она пом­нит, как меня соби­ра­ли с ее уча­сти­ем, что­бы пока­зать папе, кото­рый был в тюрь­ме. Оде­ва­ли меня в зим­ние одеж­ки. Види­мо, о. Сер­гия несколь­ко раз аре­сто­вы­ва­ли и отпус­ка­ли. Вид­но еще и то, что тюрем­ный режим был в то вре­мя отно­си­тель­но мяг­ким. Когда о. Сер­гий был аре­сто­ван в 1942‑м году, не гово­ря уже о ссыл­ке 1935–40 гг., ни о каких сви­да­ни­ях не мог­ло быть и речи.

К конда­ку 7‑му.

В 1935 году летом в одну ночь были аре­сто­ва­ны о. Сер­гий и сле­ду­ю­щий за ним по воз­рас­ту его брат — иерей Нико­лай (ныне свя­щен­но­му­че­ник). Чуть поз­же был аре­сто­ван и стар­ший сын о. Сер­гия, в ту пору чтец — Ана­то­лий. Когда мили­ци­о­нер уво­дил его из дедо­ва дома, его дед (ныне свя­щен­но­му­че­ник) про­то­и­е­рей Ана­то­лий вдо­гон­ку ска­зал ему: «Помни, Ана­то­лий — «воз­ра­дуй­те­ся в той день и взыг­рай­те!». (Лк.6:23). Эти сло­ва поло­же­ны в осно­ву тро­па­ря свя­щен­но­му­че­ни­ку Анатолию.

К ико­су 7‑му.

Явле­ния чудес­но­го харак­те­ра опи­са­ны в бро­шю­ре прот. Ана­то­лия Прав­до­лю­бо­ва «Соло­вец­кие рас­ска­зы». Упо­ми­на­е­мые в ико­се собы­тия изло­же­ны в рас­ска­зах: «Чудес­ное спа­се­ние», «Сча­стье про­ро­ка», «Вле­тел». Вот их крат­кое содер­жа­ние: 1) О. Сер­гий был на боль­шом Заяц­ком ост­ро­ве, а его брат и сын с бри­га­дой уплы­ли на малый. Они запозд­ни­лись обрат­но и в тем­но­те поте­ря­ли направ­ле­ние на боль­шой ост­ров. О. Сер­гий усерд­но молил­ся о их бла­го­по­луч­ном воз­вра­ще­нии. И на боль­шом ост­ро­ве заго­рел­ся какой-то свет. Они поплы­ли на этот свет и бла­го­по­луч­но добра­лись до места. И там узна­ли, что ника­ко­го осо­бо ярко­го све­та на ост­ро­ве не было, так что спас­лись они чудес­ным образом.

2) Один узбек пред­ло­жил о. Сер­гию пога­дать на него. О. Сер­гий отка­зал­ся. Тогда узбек стал гадать само­воль­но, мет­нул шари­ки, кото­ры­ми гадал — и изме­нил­ся в лице! Подо­шёл к О. Сер­гию и гово­рит: «Раз­ре­ши­те про­дол­жать гада­ние»! О. Сер­гий отве­тил отка­зом. Все ста­ли гово­рить: «Что ты на него смот­ришь — гадай»! Узбек отве­тил: «Без его раз­ре­ше­ния нель­зя — ему выпа­ло СЧАСТЬЕ ПРОРОКА».

3) Заклю­чён­ные, в том чис­ле и трое Прав­до­лю­бо­вых, нахо­ди­лись в боль­шой каме­ре, обстав­лен­ной по кру­гу двухъ­ярус­ны­ми нара­ми, и спо­кой­но зани­ма­лись сво­и­ми дела­ми. Вдруг О. Сер­гий сказал:

– Вле­тел!

– Кто? — спро­сил его сын.

– Нечи­стый дух! Видишь, у две­рей нача­ли ссориться?

После это­го, неза­ви­си­мо от пер­вых, нача­ли ссо­рить­ся их сосе­ди. Ссо­ра пошла по кру­гу и дошла до Прав­до­лю­бо­вых. О. Сер­гий ска­зал: «Если бы я вас не пре­ду­пре­дил — и мы бы с вами поссорились»!

К конда­ку 8‑му.

В 1941 году остав­ши­е­ся церк­ви — Николь­ская, Бла­го­ве­щен­ская и Ильин­ская — были закры­ты. О. Сер­гий изред­ка слу­жил литур­гии у себя дома. Раба Божия Ана­ста­сия — это Ана­ста­сия Авде­ев­на Вере­и­на, ста­ро­ста Николь­ской церк­ви при ее закры­тии. Ее вызы­ва­ли в испол­ком и тре­бо­ва­ли сдать клю­чи от церк­ви, угро­жая ссыл­кой и рас­стре­лом. Она отка­за­лась отдать клю­чи и, когда вла­сти слег­ка успо­ко­и­лись, ходи­ла по домам с салаз­ка­ми, соби­ра­ла пожерт­во­ван­ные дро­ва и под­тап­ли­ва­ла цер­ковь, что­бы не испор­ти­лись иконы.

К ико­су 8‑му.

Когда о. Сер­гий вер­нул­ся из ссыл­ки (1940 г.), слу­жить его нику­да не взя­ли, физи­че­ским тру­дом из-за нажи­той в лаге­рях сер­деч­ной недо­ста­точ­но­сти зани­мать­ся не мог, на кон­тор­скую рабо­ту не бра­ли. Семья жила на скуд­ную зар­пла­ту матуш­ки Лидии Дмит­ри­ев­ны и на пода­я­ния веру­ю­щих, кото­рые тогда и сами жили скуд­но. Впро­чем, бед­ность была для семьи уже при­выч­ной. В авгу­сте 1942 года — новый арест! «За нару­ше­ние пра­вил све­то­мас­ки­ров­ки» (кото­ро­го он, кста­ти гово­ря, не совер­шал) пола­га­лись адми­ни­стра­тив­ные (без след­ствия и суда) нака­за­ния. Выс­шее — 6 меся­цев тюрь­мы. Вот их ему и дали. В фев­ра­ле 1943 года — осво­бо­ди­ли. А в нача­ле мар­та Ана­ста­сию Авде­ев­ну вызва­ли в испол­ком. Она реши­ла, что её аре­сту­ют, попро­ща­лась с род­ны­ми, попла­ка­ла, помо­ли­лась — и пошла. При­хо­дит, спра­ши­ва­ет: «Зва­ли? — Зва­ли! — Зачем пона­до­би­лась? — Цер­ковь откры­вать хоти­те? — А мож­но? — Ищи­те попа, реги­стри­руй­те у нас — и слу­жи­те»! Ана­ста­сия Авде­ев­на при­шла к о. Сер­гию. Он в прин­ци­пе согла­сил­ся, но ска­зал, что у него нече­го обуть. Ана­ста­сия Авде­ев­на при­бе­жа­ла домой, схва­ти­ла серые вален­ки, при­над­ле­жав­шие ее доче­ри Алек­сан­дре Алек­сан­дровне, и когда та спро­си­ла — куда, отве­ти­ла: «Мол­чи, мол­чи, они нуж­ны о. Сер­гию». Пошли в испол­ком, заре­ги­стри­ро­ва­лись. 10 мар­та 1943 года был отслу­жен водо­свят­ный моле­бен, и нача­лось чте­ние Вели­ко­го канона.

К конда­ку 9‑му.

В 1943 году граж­да­нин г. Каси­мо­ва, по болез­ни к воин­ской служ­бе негод­ный — Нико­лай Яко­вле­вич Аксе­нов — был (думаю, что за отказ быть сек­со­том) отправ­лен на тру­до­вой фронт и про­пал без вести. Этот слу­чай взвол­но­вал горо­жан. И когда повест­ка на тру­до­вой фронт при­шла о. Сер­гию (это было в декаб­ре 1943 года), все — и он в том чис­ле — были уве­ре­ны, что его посы­ла­ют на вер­ную смерть.

На 18‑е декаб­ря была назна­че­на отправ­ка. С утра о. Сер­гия остриг­ли (усы и боро­ду, прав­да, поче­му-то оста­ви­ли). У воен­ко­ма­та собрал­ся народ — узнать, куда посы­ла­ют о. Сер­гия. А отправ­ки все нет. После 4 часов дня тол­па уве­ли­чи­лась — при­шли люди с молеб­на (в 3 часа нака­нуне хра­мо­во­го празд­ни­ка слу­жи­лась малая вечер­ня и моле­бен с ака­фи­стом). Види­мо, эта тол­па напу­га­ла вла­сти, и о. Сер­гий вме­сто отправ­ки куда-то дале­ко был назна­чен ноч­ным сто­ро­жем на Мале­ев­ский карьер — эта долж­ность не суще­ство­ва­ла до о. Сер­гия, т.к. там нече­го было сто­ро­жить, и была лик­ви­ди­ро­ва­на после его демо­би­ли­за­ции. Сам о. Сер­гий и все, кто его знал, уви­де­ли в этом чудо свя­ти­те­ля Нико­лая, что под­твер­ди­ли и даль­ней­шие собы­тия в жиз­ни о. Сер­гия, слу­чив­ши­е­ся 18 и 19 декабря.

К ико­су 9‑му.

17 декаб­ря 1943 года, уве­рен­ный, что 18-го его отпра­вят на вер­ную смерть, о. Сер­гий напи­сал духов­ное заве­ща­ние, в кото­ром при­зы­вал детей быть вер­ны­ми Хри­сту, не боясь лише­ний, мук и самой смер­ти. Но ему было дано еще семь лет жиз­ни — он скон­чал­ся 18 декаб­ря 1950 года — и он, будучи сто­ро­жем на Мале­ев­ском карье­ре, рас­ши­рил свое заве­ща­ние и оза­гла­вил его так: «Моим детям и вну­кам о том, как про­во­дить посты и гото­вить­ся к при­ня­тию Свя­тых Хри­сто­вых Таин».

К конда­ку 10-му.

В Мале­е­ве о. Сер­гий усерд­но изу­чал Доб­ро­то­лю­бие и дру­гие тво­ре­ния аске­тов; ночи на дежур­стве про­во­дил в молит­ве, при­чем, под­вер­гал­ся бесов­ским стра­хо­ва­ни­ям. Ино­гда слу­жил празд­нич­ные все­нощ­ные, за кото­ры­ми пел хор, орга­ни­зо­ван­ный ссыль­ным цер­ков­ным реген­том (на карье­ре рабо­та­ли ссыль­ные, но рас­кон­во­и­ро­ван­ные) — и никто из участ­ни­ков не выдал совер­ши­те­лей бого­слу­же­ний. Прав­да, к кон­цу вой­ны со всем этим ста­ло полегче.

К ико­су 10-му.

18 декаб­ря 1943 года о. Сер­гий был избав­лен от отправ­ки на тру­до­вой фронт и 19-го при­сту­пил к рабо­те в Мале­е­ве. 18 декаб­ря 1947 года, он при­был на послед­нее место сво­е­го слу­же­ния, и 19-го — на память свя­ти­те­ля Нико­лая — отслу­жил в г. Лебе­дя­ни первую служ­бу, а через 3 года — 18 декаб­ря 1950 года — скон­чал­ся, и гроб с его телом был вне­сен в цер­ковь 19 декаб­ря. Об отно­ше­ни­ях о. Сер­гия и епи­ско­па Арка­дия Осталь­ско­го в Солов­ках, см. «Соло­вец­кие рас­ска­зы», а имен­но — рас­сказ «Духов­ная и телес­ная помощь». Вско­ре епи­скоп Арка­дий осво­бо­дил­ся и при­е­хал в Каси­мов, что­бы рас­ска­зать род­ным о ссыль­ных Прав­до­лю­бо­вых. Вско­ре его вновь аре­сто­ва­ли и рас­стре­ля­ли в Буто­ве под Моск­вой. Ныне священномученик.

К конда­ку 11-му.

Вес­ной 1947 года о. Сер­гий был назна­чен в г. Спасск-Рязан­ский и слу­жил там до декаб­ря, когда был назна­чен в г. Лебе­дянь. Летом (на Казан­скую) его сын Ана­то­лий был руко­по­ло­жен во диа­ко­на, а на память муч. Ека­те­ри­ны — во свя­щен­ни­ка — и был назна­чен на место отца насто­я­те­лем и бла­го­чин­ным. Так Вла­ды­ка Иеро­ним, вынуж­ден­ный послать о. Сер­гия в Лебе­дянь, поста­рал­ся воз­ме­стить неспра­вед­ли­вость пере­во­да отца поче­том сыну.

К ико­су 11-му.

В Лебе­дя­ни цер­ков­ная жизнь была в серьез­ном рас­строй­стве. В при­чте — ссо­ры, дохо­дя­щие до скан­да­лов, небреж­ность во всем. Один батюш­ка, напри­мер, ска­зал о постах: «Что, Бог в киш­ках, что ли, копать­ся будет?». Без­об­раз­ные ссо­ры в при­чте пре­кра­ти­лись, но на о. Сер­гия непре­рыв­но кле­ве­та­ли и наро­ду, и Вла­ды­ке. К сожа­ле­нию, Вла­ды­ка Фила­рет верил кле­ве­те и устра­и­вал о. Сер­гию раз­но­сы. В част­но­сти, были настой­чи­вые жало­бы на то, что о. Сер­гий ленит­ся выез­жать на тре­бы. Для про­вер­ки этой жало­бы при­ез­жал из Ранен­бур­га (ныне Чаплы­гин) бла­го­чин­ный о. Алек­сей Хва­тов, родом из Каси­мо­ва. И каж­дый раз не заста­вал дома (так уж сов­па­да­ло) о. Сер­гия, кото­рый был на тре­бах. За десять дней до смер­ти, когда у о. Сер­гия было очень пло­хо с серд­цем, при­е­ха­ли из дерев­ни, в кото­рой нуж­но было отпеть покой­ни­ка и, кста­ти, при­ча­стить несколь­ких чело­век, из кото­рых один был при смер­ти, а всю жизнь не при­ча­щал­ся. Харак­тер­но, что он умер вско­ре после при­ча­ще­ния, и его отпе­ва­ли в тот же день, когда отпе­ва­ли о. Сер­гия. И о. Сер­гий, попы­тав­шись без успе­ха про­во­дить на эту тре­бу кого-нибудь из сослу­жив­цев, поехал сам — и сопро­вож­дав­шая его дочь, видя, как он то и дело кла­дет под язык нит­ро­гли­це­рин, обли­ва­ла всю доро­гу сле­за­ми. Вер­нув­шись, он слег и вско­ре скон­чал­ся. Так что Лебе­дянь была для о. Сер­гия свое­об­раз­ной Голгофой.

К конда­ку 12-му.

В Лебе­дя­ни был когда-то Тро­и­це-Ябло­не­вый мона­стырь, кото­рый полу­чил такое назва­ние сле­ду­ю­щим обра­зом. По мало­люд­ству Тро­иц­кий Лебе­дян­ский мона­стырь закры­ли (навер­ное, при Ека­те­рине II), а мона­хов и чудо­твор­ную ико­ну св. Тро­и­цы пере­ме­сти­ли в г. Елец в Тро­иц­кий же мона­стырь. Ико­на отту­да исчез­ла и была най­де­на на яблоне в мона­стыр­ском саду в Лебе­дя­ни. Неиз­вест­но, сколь­ко раз ее пере­ме­ща­ли, но она каж­дый раз сама воз­вра­ща­лась на ябло­ню в Лебе­дянь. При­шлось мона­хов вер­нуть обрат­но. Эта ико­на была (и сей­час нахо­дит­ся) в хра­ме, где слу­жил о. Сергий.

К ико­су 12-му.

В декаб­ре 2000 года, спу­стя пять­де­сят лет после кон­чи­ны о. Сер­гий был кано­ни­зо­ван в лике испо­вед­ни­ков. (Вооб­ще, даты его жиз­ни инте­рес­ны: в 25 лет — свя­щен­ник, в 50 лет вер­нул­ся из ссыл­ки, через 10 лет скон­чал­ся, через 50 лет по кон­чине — кано­ни­зо­ван). 4 октяб­ря 2001 года остан­ки о. Сер­гия по бла­го­сло­ве­нию свя­щен­но­на­ча­лия были под­ня­ты из моги­лы и пере­ве­зе­ны в Спас­скую цер­ковь села Мак­ка­ве­е­ва (пос. Сын­тул). Его Свя­тей­ше­ство бла­го­сло­вил остан­ки о. Сер­гия счи­тать свя­ты­ми моща­ми и воз­да­вать им долж­ное почи­та­ние. 5 фев­ра­ля 2002 года (даты при­во­дят­ся по ново­му сти­лю) Высо­ко­прео­свя­щен­ней­ший Мит­ро­по­лит Симон Рязан­ский и Каси­мов­ский (ныне – на покое) встре­тил в Николь­ской церк­ви г. Каси­мо­ва мощи о. Сер­гия, а после литур­гии и чте­ния акта о почи­та­нии мощей совер­шил пред ними моле­бен с ака­фи­стом. 15 сен­тяб­ря 2002 года мит­ро­по­лит Симон и его вика­рий епи­скоп Шац­кий Иосиф совер­ши­ли освя­ще­ние Тро­иц­кой церк­ви г. Каси­мо­ва, в кото­рую в тот же день были пере­не­се­ны мощи испо­вед­ни­ка пре­сви­те­ра Сер­гия. С тех пор каж­дый вечер втор­ни­ка (если нет сов­па­де­ния с празд­ни­ком) у мощей Свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ка чита­ет­ся акафист.

К ико­су 13-му.

Обра­ще­ние к Богу — не ново­вве­де­ние. Так сде­ла­но в кон­це молит­вы апо­сто­лу и еван­ге­ли­сту Иоан­ну Богослову.

Комментировать

*

«Азбука молитвы»
в Telegram.
t.me/azprayer
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки