Невежество и безразличие

про­то­и­е­рей Андрей Ткачев

За умение читать нужно бла­го­слов­лять Бога. «Бла­го­сло­вен Ты, Вла­дыко, устро­ив­ший жизнь мою так, что книги могут гово­рить со мной, а я – с кни­гами».

Каждый волен поль­зо­ваться этим навы­ком, как хочет. Но про­све­щен­ный верой чело­век должен пони­мать, что не для чтения одних лишь афиш и кули­нар­ных рецеп­тов дано чело­веку скла­ды­вать буквы в слова. Чело­век может и должен (речь о про­све­щен­ных верой) читать Писа­ние.

Странно, но мас­со­вая негра­мот­ность была до конца побеж­дена совет­ской вла­стью. Той самой вла­стью, кото­рая ото­брала у веру­ю­щих людей Библию. Но сам факт того, что негра­мот­ность исчезла на про­сто­рах самой боль­шой по тер­ри­то­рии страны мира, есть при­зна­ние: перед нами циви­ли­за­ци­он­ный подвиг. Кстати, далеко не един­ствен­ный, если речь о недав­нем про­шлом. И вот отня­тие Библии оста­лось уже в исто­ри­че­ской ретро­спек­тиве, а умение читать пре­бы­вает и ныне с нами. «Бла­го­сло­вен Ты, Вла­дыко, уме­ю­щий зло направ­лять к благим целям».

Есть довольно хорошо извест­ная социо­ло­ги­че­ская гло­баль­ная кар­тинка, в кото­рой пла­нета людей пред­став­лена в виде деревни из 100 жите­лей. Там много любо­пыт­ного, но нас не всё сейчас инте­ре­сует. Инте­ре­сует то, что, согласно под­сче­там, 70 чело­век из 100 жите­лей этой умо­зри­тель­ной деревни не умеют читать. Близко к этим цифрам рас­по­ло­жена инфор­ма­ция о 50 голо­да­ю­щих и 80 лишен­ных всяких сани­тар­ных удобств.

Оче­видно, негра­мот­ность близко при­мы­кает к голоду и анти­са­ни­та­рии, будучи как-то внут­ренне с ними свя­зана. Голод­ный – значит, не чита­ешь. Не чита­ешь – значит, голод­ный. А раз голод­ный и не чита­ешь, то и не моешься, поскольку негде. Теперь стоит огля­нуться вокруг. Увидев хлеб­ницу, полную хлеба, и кухон­ный кран, из кото­рого вода поте­чет, как только его откро­ешь, стоит ска­зать: «Бла­го­сло­вен Ты, Вла­дыко, дающий мне пищу до сыто­сти и удоб­ствами огра­див­ший меня».

Но мы вер­немся к умению читать. Умение есть лишь инстру­мент. Он не решает вопрос, что и зачем читать. Цель умения лежит всегда за пре­де­лами самого умения. Целе­по­ла­га­ние есть акт сво­бод­ный, и никого нельзя заста­вить духовно тру­диться, можно лишь напом­нить или под­ска­зать: «Уме­ю­щий читать хри­сти­а­нин должен изу­чать Писа­ние». В про­тив­ном случае нам угро­жает враг постраш­нее внеш­него агрес­сора – неве­же­ство. Неве­же­ство тем более страш­ное, что к нему можно будет доба­вить слово «доб­ро­воль­ное». По сути, фактом все­об­щей гра­мот­но­сти Бог отнял у нас послед­нее оправ­да­ние в том, что мы не усердны к слы­ша­нию, чтению, запо­ми­на­нию слова Божия и про­ник­но­ве­нию в его смыслы.

Бла­го­че­стие наших пред­ков пита­лось литур­ги­че­ским строем цер­ков­ной жизни, домаш­ним вос­пи­та­нием, добрым при­ме­ром бра­тьев и сестер по вере и учи­тель­ными тру­дами духо­вен­ства. Обрыв любого из зве­ньев мог иметь ката­стро­фи­че­ские послед­ствия. Напри­мер, домаш­нее вос­пи­та­ние у кого-то было ужас­ным. Мало ли что может быть! Отец пьет и бьет, мать плачет, стар­шие братья оби­жают. Вот уже и затруд­ни­тельно ждать бла­го­че­стия на выходе. А если при­ме­ров хоро­ших мало (их вечно мало), а плохих – хоть отбав­ляй? Так было с дере­вен­скими пар­нями и дев­ками, очу­тив­ши­мися в городе на зара­бот­ках. Уско­рен­ное прак­ти­че­ское обу­че­ние всем видам грехов и поро­ков, осо­бенно пьян­ства и раз­врата, было уделом многих. Вче­раш­няя дере­вен­ская, а потом фаб­рич­ная моло­дежь была до рево­лю­ции самой про­блем­ной зоной пас­тыр­ского попе­че­ния.

А теперь пред­ста­вим, что и в храме чело­века не очень-то обу­чали. Ну, не был свя­щен­ник особо учен и усер­ден в трудах с паст­вой. И в сово­куп­но­сти полу­чится, что кре­ще­ный чело­век, при­ви­тый к бла­го­род­ной мас­лине через Таин­ства, растет по жизни лопух лопу­хом. Толком не научен и не вос­пи­тан да еще без хоро­ших при­ме­ров при обилии про­ти­во­по­лож­ного. Тут бы ему и дать в руки Писа­ние, чтобы он оттуда почерп­нул уте­ше­ние, обод­ре­ние, силу и радость. Чтобы он через Писа­ние вос­пол­нил про­белы вос­пи­та­ния и обра­зо­ва­ния, и храм полю­бил, и в грехах пока­ялся. Очень многие из пред­ков наших в истек­шие века были этого лишены. Зато мы не лишены, и насколько легче гра­мот­ному жить, настолько больше и строже будет с него спрос. Мог ведь пить от источ­ника жизни и разума. Почему не пил? Мог ведь вымыться под стру­ями бла­го­дат­ными. Почему не вымылся?

Неве­же­ство при умении читать и доступ­но­сти Писа­ния, при откры­тых храмах и при факте при­над­леж­но­сти к Телу Церкви не изви­ни­тельно. Конечно, не всякий позван в учи­теля, да и спо­соб­но­сти к учению у людей не оди­на­ковы. Но насущ­ность духов­ной жажды и само­сто­я­тель­ный труд совер­шенно необ­хо­димы. Тут вся циви­ли­за­ция с полным арсе­на­лом под­руч­ных средств к нашим услу­гам. Ведь никто не запре­щает слу­шать посла­ния апо­стола Павла через науш­ники при помощи теле­фона по дороге на работу или учебу. И в машине слу­шать не шансон, а аудио-версию Библии тоже никто не запре­щает и не мешает. Так что мы вполне обез­ору­жены по части отго­во­рок.

Но есть какое-то зло­дей­ское без­раз­ли­чие к слу­же­нию Богу. Есть некий тайный холод, кото­рый ско­вы­вает дви­же­ния души. Этот холод, этот лед нужно рас­тап­ли­вать. Цель того достойна. Ведь изу­че­ние Писа­ния чудес­ным обра­зом пло­до­тво­рит из себя испол­не­ние всех запо­ве­дей. Поис­тине, не ищи цело­муд­рия, вер­но­сти, скром­но­сти, воз­дер­жа­ния, при­ми­ре­ния и прочих плодов Духа там, где Писа­ние под­верг­нуто дол­гому и осно­ва­тель­ному забве­нию. Там по инер­ции неко­то­рое время еще будет жить, умень­ша­ясь, доб­ро­де­тель. А затем исчез­нет вовсе. Там же, где Писа­ние заго­во­рит с чело­ве­ком и чело­век начнет вслу­ши­ваться в голос Писа­ния, со вре­ме­нем самым чудес­ным, но и самым неиз­беж­ным обра­зом про­бьются ростки забы­тых доб­ро­де­те­лей. При­чинно-след­ствен­ная связь в этом случае неумо­лима и дей­ствует в одном направ­ле­нии – от Писа­ния к обнов­ле­нию жизни.

Пусть побор­ники «святой про­стоты» спорят о воз­мож­но­сти некоей «глупой свя­то­сти». Пусть спорят. Но само поня­тие «святой про­стоты» взято из Писа­ния, а не с потолка. В исто­рии же бывало так, что доб­ро­де­тель­ные невежды ста­но­ви­лись чест­ными и рев­ност­ными испо­вед­ни­ками самых злых учений. Жар сердца был у них, и искрен­ность была, и жерт­вен­ность, только не было правой веры на твер­дом осно­ва­нии. А значит, искали они осно­ва­тель­ной теории под свою бес­по­кой­ную совесть и нахо­дили ее вне Писа­ния. В этих словах – вся тра­ге­дия двух сто­ле­тий рос­сий­ской исто­рии.

У Н. Лес­кова есть жуткий рас­сказ о кни­го­ноше, раз­да­вав­шем Библии. Дело было во Фран­ции конца XIX века. У ворот завода кни­го­ноша даром раз­да­вал Писа­ние рабо­чим, выхо­див­шим на обе­ден­ный пере­рыв. Один из рабо­чих со смехом взял книгу, сказав, что, мол, после обеда он ею вос­поль­зу­ется для туа­лет­ных нужд. Автор, от лица кото­рого исто­рия напи­сана, спро­сил у кни­го­ноши, не боится ли он раз­да­вать святые книги в руки откро­вен­ных кощун­ни­ков и без­бож­ни­ков. Ведь, не ровен час, дей­стви­тельно рас­ку­рят Библию на само­крутки или порвут на листы и снесут в подлое место. А тот отве­чал: «Я не боюсь ничего. Я и сам прочел первые слова Писа­ния, сидя в отхо­жем месте. Перед моим лицом на гвозде были листы из Еван­ге­лия. Я прочел напи­сан­ное, и там – в убор­ной – были мои первые слезы и первое пока­я­ние».

Так жутко и так чудесно Бог нахо­дит Себе путь к серд­цам чело­ве­че­ским. И если такова сила слов Гос­под­них, то неужели гра­мот­ному и кре­ще­ному чело­веку ждать особых и страш­ных ситу­а­ций для вра­зум­ле­ния? Не лучше ли брать Писа­ние в руки без всякой внеш­ней беды? Брать Писа­ние в руки и читать его поти­хоньку день за днем, выпи­сы­вая то, что понра­ви­лось, и то, что непо­нятно. Запо­ми­нать по кусоч­кам святые тексты и раз­мыш­лять о них на про­тя­же­нии сует­ных дней своих. Рас­ку­сы­вать слово за словом и букву за буквой, опытно пости­гая, насколько благ Гос­подь и насколько сладко слово Его. Ведь не врет Давид, говоря, что оно слаще сото­вого меда. Ей, гла­голю вам, лучше так делать, чем ждать неми­ну­е­мых бед и запоз­дало вопить о про­ще­нии.

Неве­же­ство – грех. Доб­ро­воль­ное неве­же­ство – грех сугу­бый, если не более. И цепи без­раз­ли­чия, цепи само­уве­рен­но­сти, цепи холод­ного пре­зре­ния к знанию нужно рвать. Вот тогда буду­щее явля­ется под знаком радост­ной надежды. И ведь нет пре­пят­ствий для роста. Есть только лень души и сон разума, пло­дя­щий чудо­вищ. И нужно, начи­ная с сего­дняш­него дня, бла­го­сло­вить Бога на всякое время и на всякий час; и взять в руки Писа­ние; и уже не выпус­кать его, как не выпус­кает корм­чий руль, воин – оружие и мать – груд­ного мла­денца.

 Православие.ру

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки