О вечности (заметки о последней книге А.И. Осипова)

игумен Нестор (Кумыш)

Оглав­ле­ние:



Пре­ди­сло­вие

Не так давно вышла в свет книга извест­ного бого­слова совре­мен­но­сти Алек­сея Ильича Оси­пова «Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души». Она про­из­вела широ­кий резо­нанс в нашей Церкви и вызвала раз­но­ре­чи­вые суж­де­ния и вол­не­ния умов. Многие отвергли эту книгу, как про­ти­во­ре­ча­щую учению Пра­во­слав­ной Церкви, но были и такие, кто без­ого­во­рочно принял, отда­вая долж­ное яркому таланту ее автора. Вне вся­кого сомне­ния, книга эта содер­жит в себе мысли и поло­же­ния, кото­рые не согла­су­ются с тра­ди­ци­он­ным уче­нием Пра­во­сла­вия и во многом пред­став­ля­ются спор­ными. Вместе с тем, ника­кого серьез­ного обсуж­де­ния и науч­ного ана­лиза данной работы ува­жа­е­мого про­фес­сора бого­сло­вия так и не было пред­при­нято. В насто­я­щем неболь­шом труде мы осу­ще­ствили попытку вни­ма­тель­ного рас­смот­ре­ния бого­слов­ских взгля­дов Оси­пова, изло­жен­ных в послед­ней его книге. Невольно ока­зался затро­ну­тым вопрос и о методе его бого­слов­ство­ва­ния. Мы не ста­вили перед собой задачу раз­бора всех до одной глав книги Оси­пова, но обра­ти­лись только к тем, кото­рые, на наш взгляд, явля­ются наи­бо­лее спор­ными и отли­ча­ются той новиз­ной, кото­рая многим кажется непри­ем­ле­мой для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина. Раз­би­рая бого­слов­ские воз­зре­ния Алек­сея Ильича и сопо­став­ляя их с обще­при­ня­тым уче­нием Церкви, мы нисколько не пре­тен­дуем на непре­ре­ка­е­мость своих суж­де­ний. Мы только выска­зы­ваем свое част­ное мнение, при­гла­шая цер­ков­ную обще­ствен­ность к про­дол­же­нию обсуж­де­ния тем, затро­ну­тых в послед­ней книге масти­того бого­слова.

Глава 1. «Геенна»

В самом начале главы, говоря о геенне, автор пишет, что этот вопрос связан с уче­нием Откро­ве­ния о вечных муках греш­ни­ков. «Что такое геенна? Каковы муче­ния в ней? Каков ее смысл и назна­че­ние? Вопрос этот вол­нует очень многих. И прежде всего он связан с уче­нием Откро­ве­ния о вечных муках греш­ни­ков» – пишет Алек­сей Ильич в самом начале главы1. Однако в чем именно заклю­ча­ется это учение, и как оно рас­кры­ва­ется Свя­щен­ным Писа­нием, нигде в главе не гово­рится. Но и одна кон­ста­та­ция того, что Боже­ствен­ное Откро­ве­ние содер­жит в себе учение о вечных муках, вполне доста­точна для того, чтобы идея веч­ного нака­за­ния греш­ни­ков была вос­при­нята веру­ю­щим умом как непре­ре­ка­е­мая истина. Ибо кто из верных станет под­вер­гать сомне­нию то, что про­воз­гла­шает Библия? Между тем, вся глава «Геенна» книги Оси­пова посвя­щена дока­за­тель­ству прямо про­ти­во­по­лож­ного, а именно, той мысли, что геенн­ские муче­ния имеют свою конеч­ность.

Начи­нает Алек­сей Ильич свое дока­за­тель­ство с того поло­же­ния, что все веро­учи­тель­ные истины Библии, воз­ве­ща­ю­щие об аде, лишены объ­ек­тив­ного смысла и имеют чисто вос­пи­та­тель­ный харак­тер. «Очень важно понять, – пишет он, – что Бла­го­ве­стие Хри­стово носит харак­тер вос­пи­та­тель­ный, наце­лен­ный исклю­чи­тельно на пре­об­ра­же­ние чело­века, обо­же­ние, а не напол­не­ние его рас­судка инфор­ма­цией о том мире»2. Это утвер­жде­ние вызы­вает недо­уме­ние. С первых же своих стра­ниц Бла­го­ве­стие Хри­стово ставит нас перед лицом боже­ствен­ной тайны. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог», – пишет св. Иоанн Бого­слов в своем Еван­ге­лии (Ин.1:1), и эти пора­зи­тельно дерз­но­вен­ные строки вводят нас в сокро­вен­ную область боже­ствен­ного бытия. «Бога не видел никто нико­гда; Еди­но­род­ный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин.1:18). Хри­сти­ан­ство при­звано уто­лять духов­ный голод чело­ве­че­ства, насы­щать алчу­щий дух чело­века Боже­ством, отве­чать глу­бо­кой потреб­но­сти лич­но­сти знать и любить своего Творца. Неожи­дан­ность хри­сти­ан­ства в том и заклю­ча­ется, что оно пре­по­дает чело­ве­че­ству не истины вос­пи­та­тель­ного свой­ства, но являет чело­веку Живого, воче­ло­ве­чив­ше­гося Бога. Огра­ни­чи­вать Еван­ге­лие педа­го­ги­че­скими сооб­ра­же­ни­ями – значит уни­жать тайну бого­во­пло­ще­ния, низ­во­дить любовь Божию до уровня чело­ве­че­ского пони­ма­ния и под­чи­нять ее зако­нам твар­ного суще­ство­ва­ния. Во Христе Иисусе, с Его при­ше­ствием в мир, чело­веку стала доступ­ной пол­нота бого­ве­де­ния. «Слово стало плотию и оби­тало с нами, полное бла­го­дати и истины» (Ин.1:14). «Я уже не назы­ваю вас рабами, ибо раб не знает, что делает гос­по­дин его; но Я назвал вас дру­зьями, потому что сказал вам всё, что слышал от Отца моего», – гово­рит Спа­си­тель Своим уче­ни­кам (Ин.15:15). В этих словах выра­зи­лась нежная и бес­ко­нечно дове­ри­тель­ная любовь Христа к чело­веку. Пол­нота и искрен­ность боже­ствен­ной любви, как и всякой любви вообще, необ­хо­димо пред­по­ла­гает и пол­ноту само­от­дачи. Истин­ная любовь без остатка сооб­щает себя объ­екту своей любви. В про­тив­ном случае она пере­стает быть любо­вью. «Кто любит Меня, тот соблю­дает слово Мое; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Мы придем к нему и оби­тель у него сотво­рим» (Ин.14:23). Можно ли после этих слов Христа наста­и­вать на вос­пи­та­тель­ном харак­тере Еван­ге­лия? Не погре­шим ли мы в этом случае против без­гра­нич­но­сти боже­ствен­ной любви? Не умалим ли ее дара, уни­каль­ного в исто­рии чело­ве­че­ства?

Воз­ни­кает и другой вопрос: почему Осипов с самого начала выде­ляет именно вос­пи­та­тель­ный аспект еван­гель­ского учения? Ответ на этот вопрос содер­жится в даль­ней­шем ходе рас­суж­де­ний попу­ляр­ного про­фес­сора. Из них мы узнаем, что началь­ный тезис о вос­пи­та­тель­ном зна­че­нии Бла­го­ве­стия Хри­стова необ­хо­дим ему в рабо­чем порядке: он поз­во­ляет Оси­пову отвер­гать прав­ди­вость еван­гель­ских слов о вечном харак­тере геенн­ских муче­ний. Он пишет: «…уста многих Святых Отцов повто­ряют слова Еван­ге­лия: да, для пра­вед­ных будет Цар­ство вечной радо­сти, а нерас­ка­ян­ные пойдут в муку вечную. …Хотя совер­шенно ясно, что Любовь не может совер­шить подоб­ного, что здесь что-то не то»3. В этом месте нельзя не оста­но­виться, чтобы не спро­сить нашего ува­жа­е­мого бого­слова: «Вы и в самом деле пола­га­ете, Алек­сей Ильич, что в Еван­ге­лии и у святых отцов «что-то не то»? Не вкра­лась ли в изда­ние опе­чатка? Вы и вправду так дума­ете? Не страшно ли Вам про­из­но­сить такие слова? Вам ли напо­ми­нать о том, что с такими воз­зре­ни­ями рукой подать до пози­ции Льва Тол­стого. Он ведь начал с тех же сомне­ний («в Еван­ге­лии что-то не то»), а закон­чил свою жизнь, как известно, отлу­че­нием от Церкви. Не самое ли время, Алек­сей Ильич, оста­но­виться у этой опас­ной черты, обра­титься к самому себе и спро­сить: «Может, это в моих рас­суж­де­ниях «что-то не то»? Может, это мой ум, лишив­шись бла­го­го­ве­ния перед тайной Божией, утра­тивши спа­си­тель­ный страх Божий, осме­лился дерзко посяг­нуть на свя­тыню Еван­ге­лия?» Почему бы Вам все­рьез не заду­маться о том, сколь велика ответ­ствен­ность пуб­лич­ных выска­зы­ва­ний подоб­ного рода, поме­ща­е­мых в печат­ных изда­ниях, тира­жи­ру­е­мых на всю Цер­ковь?

Мысль о конеч­но­сти, вре­мен­но­сти геенн­ских муче­ний Осипов начи­нает раз­во­ра­чи­вать изда­лека, с двух цитат из книги преп. Исаака Сирина “О Боже­ствен­ных тайнах и о духов­ной жизни”, издан­ной в 1998‑м году. О сомни­тель­но­сти этого недавно откры­того текста, совер­шенно неиз­вест­ного древ­но­сти, о том, что это не тво­ре­ние прп. Исаака Сирина, а, скорее всего, несто­ри­ан­ский труд псевдо-Исаака, уже доста­точно было ска­зано бого­сло­вами. (См., напри­мер, труд про­то­пре­сви­тера Иоанна Фото­пу­лоса “Прп. Исаак Сирин на при­целе эку­ме­низма”.) Св. Гора Афон не при­няла этой книги и напра­вила про­тест изда­тель­ству, выпу­стив­шему ее в свет. Но допу­стим, что Осипов не знал всего этого, был введен в заблуж­де­ние и опи­рался на это по неве­де­нию. Обра­тимся к самим цита­там.

“Если чело­век гово­рит, что лишь для того, чтобы явлено было дол­го­тер­пе­ние Его, мирится Он с ними (греш­ни­ками) здесь с тем, чтобы без­жа­лостно мучить их там – такой чело­век думает невы­ра­зимо хульно о Боге…”4 Поис­тине спра­вед­ли­вая мысль. Только не в смысле апо­ло­гии вре­мен­ного харак­тера геенны, а совер­шенно в ином – про­ти­во­по­лож­ном – аспекте. Разве может Бог мириться с греш­ни­ками? Разве не влечет Он их всеми воз­мож­ными сред­ствами к пока­я­нию, к остав­ле­нию ими своего греха? Вложив в чело­ве­че­скую душу совесть, мило­сти­вый Бог одним этим актом посто­янно скло­няет чело­ве­че­скую волю к добру. Даже самый закон­чен­ный злодей не в состо­я­нии до конца осво­бо­диться от тихих, без­глас­ных и мучи­тель­ных укоров сове­сти. И если чело­век серьезно пола­гает, что Бог спо­со­бен “мириться с греш­ни­ками”, то он и в самом деле думает о Нем невы­ра­зимо хульно.

Вторая цитата из сомни­тель­ного сочи­не­ния прп. Исаака, при­во­ди­мая Оси­по­вым, пре­тен­дует на несрав­ненно боль­шую бого­слов­скую глу­бину. “Не для того мило­серд­ный Вла­дыка, – цити­рует Осипов, – сотво­рил разум­ные суще­ства, чтобы без­жа­лостно под­верг­нуть их нескон­ча­е­мой скорби – тех, о ком Он знал прежде их созда­ния, во что они пре­вра­тятся после сотво­ре­ния, и кото­рых Он все-таки сотво­рил”5. Но глу­бина и ори­ги­наль­ность этой мысли только кажу­ща­яся. Логи­че­ские постро­е­ния подоб­ного рода давно отверг­нуты свя­тыми отцами Церкви. В ответ на сей сил­ло­гизм они утвер­ждают, что если бы Бог удер­жи­вал Себя от сотво­ре­ния тех, кто в буду­щем избе­рет зло, то в таком случае Он был бы побеж­ден этим злом, был бы при­нуж­даем злой чело­ве­че­ской волей отка­заться от сотво­ре­ния сво­бод­ной и само­опре­де­ля­е­мой лич­но­сти. Эта мысль при­над­ле­жит прп. Иоанну Дамас­кину. 21‑я глава 4‑й книги “Точ­ного изло­же­ния пра­во­слав­ной веры” носит назва­ние: “Зачем Бог, зная напе­ред, сотво­рил име­ю­щих гре­шить и не рас­ка­яваться?” В этой главе он, в част­но­сти, пишет: “Если же имев­шим суще­ство­вать в буду­щем по при­чине бла­го­сти Божией то обсто­я­тель­ство, что они имели ока­заться злыми по своему соб­ствен­ному про­из­во­ле­нию, попре­пят­ство­вало бы, чтоб они про­изо­шли, то зло побеж­дало бы бла­гость Божию”6.

Вслед за цита­тами из источ­ника весьма спор­ного и небез­упреч­ного Алек­сей Ильич в под­твер­жде­ние своей мысли о конеч­но­сти геенн­ских муче­ний ссы­ла­ется на тексты Нового Завета, в част­но­сти, на св. еван­ге­ли­ста Луку и на св. апо­стола Павла. Он пишет: “В Откро­ве­нии мы нахо­дим прямые утвер­жде­ния и о веч­но­сти муче­ний, и одно­вре­менно учение об их конеч­но­сти и спа­се­нии всех чело­ве­ков”7. Но может ли быть, чтобы слово Божие про­ти­во­ре­чило само себе, гово­рило бы то “да”, то “нет”? Обра­тимся к тем тек­стам, на кото­рые ссы­ла­ется Осипов. Вот они:

Раб же тот, кото­рый знал волю гос­по­дина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а кото­рый не знал и сделал достой­ное нака­за­ния, бит будет меньше (Лк.12:47–48).

Посему, как пре­ступ­ле­нием одного всем чело­ве­кам осуж­де­ние, так прав­дою одного всем чело­ве­кам оправ­да­ние к жизни (Рим.5:18).

…каж­дого дело обна­ру­жится; ибо день пока­жет, потому что в огне откры­ва­ется, и огонь испы­ты­вает дело каж­дого, каково оно есть. У кого дело, кото­рое он строил, устоит, тот полу­чит награду. А у кого дело сгорит, тот потер­пит урон; впро­чем сам спа­сется, но так, как бы из огня (1Кор.3:13–15).

Когда же все поко­рит Ему, тогда и Сам Сын поко­рится Поко­рив­шему все Ему, да будет Бог все во всем (1Кор.15:28).

А Хри­стос за всех умер… (2Кор.5:15)

Ибо мы для того и тру­димся и поно­ше­ния терпим, что упо­ваем на Бога живого, Кото­рый есть Спа­си­тель всех чело­ве­ков, а наи­паче верных (1Тим.4:10).

Ибо яви­лась бла­го­дать Божия, спа­си­тель­ная для всех чело­ве­ков (Тит.2:11).

Раз­бе­рем по порядку упо­мя­ну­тые места из Свя­щен­ного Писа­ния и посмот­рим, можно ли на осно­ва­нии их делать те выводы, кото­рые делает Осипов. Итак, вот первая цитата: Раб же тот, кото­рый знал волю гос­по­дина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а кото­рый не знал и сделал достой­ное нака­за­ния, бит будет меньше (Лк.12:47–48).

Чтобы в трак­товке этого места не пола­гаться на свой разум, обра­тимся к свя­то­оте­че­ской мысли. Вот что пишет по поводу этого отрывка учи­тель Церкви блж. Фео­фи­лакт Бол­гар­ский:

“Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет гос­по­дин мой, и начнет бить слуг и слу­жа­нок, есть и пить и напи­ваться, – то придет гос­по­дин раба того в день, в кото­рый он не ожи­дает, и в час, в кото­рый не думает, и рас­се­чет его, и под­верг­нет его одной участи с невер­ными. Горе таким рабам, кото­рые, полу­чив даро­ва­ние духов­ного насто­я­тель­ства, губят вве­рен­ное им домо­стро­и­тель­ство, пьют и упи­ва­ются, будешь ли пони­мать сие о чув­ствен­ном пьян­стве (ибо и это слу­ча­ется с худыми насто­я­те­лями церк­вей, рас­то­ча­ю­щими имение бедных), или будешь разу­меть под пьян­ством раз­вра­ще­ние ума в учении и рас­по­ря­же­нии име­нием. Такие пред­сто­я­тели бьют слуг и слу­жа­нок, то есть, соблаз­няя сла­бей­ших членов церкви, уби­вают их совесть. Ибо слабый и мало­душ­ный, увидев, что я – архи­ерей – веду худую жизнь, соблаз­ня­ется сим и уби­ва­ется сове­стью, при­ни­мает удары в сердце и дела­ется еще сла­бей­шим. А все это слу­ча­ется с лука­вым рабом оттого, что он в сердце своем сказал: «не скоро придет гос­по­дин мой». Ибо такого рода пове­де­ние про­ис­хо­дит от бес­печ­но­сти и нераз­мыш­ле­ния о часе кон­чины. Если же бы мы содер­жали в мысли, что Гос­подь идет, что при дверях кон­чина мира и конец нашей жизни, то мы гре­шили бы менее. …Раб же тот, кото­рый знал волю гос­по­дина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а кото­рый не знал, и сделал достой­ное нака­за­ния, бит будет меньше. И от вся­кого, кому дано много, много и потре­бу­ется, и кому много вве­рено, с того больше взыщут. Здесь Гос­подь пред­став­ляет нам нечто более важное и ужас­ное. Тако­вый, – гово­рит, – не только даро­ва­ния лишится и не найдет в оном посо­бия к осво­бож­де­нию от нака­за­ния, но вели­чие досто­ин­ства сде­лает его повин­ным еще боль­шему осуж­де­нию. Ибо чем более знает согре­ша­ю­щий, тем больше он заслу­жи­вает себе нака­за­ния. – В даль­ней­шей речи рас­кры­вает это еще яснее. Кому, – гово­рит, – дано много, от того много и потре­бу­ется, и кому много вве­рили, с того больше взыщут. Через это Гос­подь пока­зы­вает, что нака­за­ние, заслу­жен­ное учи­те­лями, будет боль­шее”8.

Как видим, тут гово­рится вовсе не о геенне и ее конеч­но­сти. “Гос­поди, к нам ли притчу сию гово­ришь или ко всем?” – спра­ши­вал ап. Петр Христа. В ответ именно на этот вопрос Спа­си­тель и пред­ло­жил апо­сто­лам притчу о бла­го­ра­зум­ном домо­пра­ви­теле. (Лк.12:41). В ней Хри­стос гово­рит не о геенне как тако­вой, а совсем о другом: о сугу­бой ответ­ствен­но­сти тех, кому вве­рено учи­тель­ство, кому отве­дена особая роль в деле спа­се­ния чело­ве­че­ских душ. Если они не только не дер­жатся пра­вого учения, но еще и других вводят в соблазн, то, как гово­рит блж. Фео­фи­лакт, “под­линно, осуж­де­ние их очень тяжело”9.

Перей­дем к сле­ду­ю­щей цитате из Библии, к кото­рой при­бе­гает Осипов, говоря о конеч­но­сти геенн­ских муче­ний и о спа­се­нии всех без исклю­че­ния. Вот этот отры­вок: «Посему, как пре­ступ­ле­нием одного всем чело­ве­кам осуж­де­ние, так прав­дою одного всем чело­ве­кам оправ­да­ние к жизни» (Рим.5:18).

Цитата из апо­стола Павла, к сожа­ле­нию, при­во­дится Оси­по­вым не пол­но­стью, а со слова «посему». Это слово «посему» гово­рит о том, что цити­ру­е­мой фразе пред­ше­ство­вали какие-то рас­суж­де­ния апо­стола, кото­рые Осипов почему-то решил опу­стить. Попро­буем вос­ста­но­вить весь текст и нам станет ясно, почему он это сделал. Вот мысль апо­стола, взятая цели­ком, а не в усе­чен­ном виде: «Ибо если пре­ступ­ле­нием одного смерть цар­ство­вала посред­ством одного, то тем более при­ем­лю­щие обилие бла­го­дати и дар пра­вед­но­сти будут цар­ство­вать в жизни посред­ством еди­ного Иисуса Христа. Посему, как пре­ступ­ле­нием одного всем чело­ве­кам осуж­де­ние, так прав­дою одного всем чело­ве­кам оправ­да­ние к жизни» (Рим.5:17–18). Теперь понятно, почему Осипов привел не всю мысль апо­стола: взятая цели­ком, она не только не дока­зы­вает, но и опро­вер­гает его постро­е­ния. Ибо ока­зы­ва­ется, что апо­стол в своей речи далеко не всех имеет в виду. Он гово­рит о том, что оправ­да­ния к жизни удо­сто­ятся не все вообще без вся­кого раз­бора, а только «при­ем­лю­щие обилие бла­го­дати и дар пра­вед­но­сти». Все тако­вые, при­об­щив­ши­еся Христа, и полу­чат дар новой жизни. Именно в этом смысле, по тол­ко­ва­нию свв. отцов, и надо пони­мать слова апо­стола о том, что «прав­дою одного всем чело­ве­кам оправ­да­ние к жизни». В 10‑й Беседе на Посла­ние апо­стола Павла к Рим­ля­нам св. Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «Итак, не сомне­вайся, чело­век, видя такое богат­ство благ, не спра­ши­вай, как поту­шена искра смерти и греха, как скоро излито на нее целое море бла­го­дат­ных даров. На это и намек­нул Павел, ска­завши, что “при­ем­лю­щие обилие бла­го­дати и дар пра­вед­но­сти будут цар­ство­вать в жизни посред­ством еди­ного Иисуса Христа”. Когда (апо­стол) ясно дока­зал это, он опять упо­треб­ляет преж­нее умо­за­клю­че­ние и уси­ли­вает его повто­ре­нием, говоря, что если все были нака­заны за пре­ступ­ле­ние Адама, то все могут и оправ­даться Хри­стом. Потому и гово­рит: “Посему, как пре­ступ­ле­нием одного всем чело­ве­кам осуж­де­ние; так прав­дою одного всем чело­ве­кам оправ­да­ние к жизни”»10. Все могут оправ­даться Хри­стом – вот в чем заклю­ча­ется неис­ка­жен­ная мысль апо­стола. Итак, если рас­смат­ри­вать при­ве­ден­ный Оси­по­вым 18‑й стих 5‑й главы в кон­тек­сте преды­ду­щей речи апо­стола, то фразу «оправ­да­ние всем чело­ве­кам» нужно пони­мать только в том смысле, что все во Христе Иисусе полу­чили оди­на­ко­вую воз­мож­ность оправ­даться к жизни и могут в равной мере вос­поль­зо­ваться ею, но ника­кой речи о спа­се­нии всех вообще чело­ве­ков, как видим, тут нет, и быть не может.

Третья цитата, при­во­ди­мая Оси­по­вым в дока­за­тель­ство своего мнения о конеч­но­сти мук, вновь взята им из апо­стола Павла, из его 1‑го посла­ния к Корин­фя­нам: …каж­дого дело обна­ру­жится; ибо день пока­жет, потому что в огне откры­ва­ется, и огонь испы­ты­вает дело каж­дого, каково оно есть. У кого дело, кото­рое он строил, устоит, тот полу­чит награду. А у кого дело сгорит, тот потер­пит урон; впро­чем сам спа­сется, но так, как бы из огня (1Кор.3:13–15).

Этот текст явля­ется несколько затруд­нен­ным для пони­ма­ния, однако отцы Церкви вполне еди­но­душны в его трак­товке. Свт. Феофан Затвор­ник, толкуя это место, пишет: «Вот какая кар­тина! Каждый, какой наздал на осно­ва­нии веры домик себе, в том и живет, как здесь, так и за гробом; в том станет он и пред лице огнен­ной реки, теку­щей пред Гос­по­дом. Она пере­ка­тится чрез каж­дого. Чей домик оста­нется цел при пере­ходе чрез него огня, тот полу­чит мзду от Гос­пода Судии; а чей сгорит, тот отще­тится, то есть увидит, что весь труд его был тщетен: напрасно про­тру­дился, тщет­ную питал надежду, сам себя обма­ны­вал, думая, что строит дельно. Оче­видно, кого разу­меет под сими послед­ними Апо­стол и кого под пер­выми. Под этими – таких, кото­рых учение и жизнь – сено и трост­ник, а под теми таких, кото­рых учение и жизнь – золото и серебро. Что же будет тем, кото­рого домик сгорит?! – Он спа­сется, такожде якоже огнем. Место это темно и подало повод к разным тол­ко­ва­ниям. Слово: спа­сется озна­чает, что он оста­нется цел: домик его сгорит, а он не сгорит, не уни­что­жится. Что же будет с ним? Слова: такожде якоже огнем – ука­зы­вают на срав­не­ние. Возь­мем это срав­не­ние, и полу­чим: спа­сется так же, как спа­са­ются те, кото­рых огонь захва­ты­вает в доме. Кругом огонь, надо бежать сквозь него. Что тут бывает? Иной про­бе­жит почти не опа­лен­ный, другие – в разных сте­пе­нях опа­ле­ния, а иной так и оста­ется в огне. Подоб­ное сему будет и с теми, коих на огне суда домики пого­рят. Одни пойдут в огонь, другие полу­чат иные разные сте­пени нака­за­ния; а иные и поми­ло­ваны будут. Ибо хотя все они вино­ваты, что стро­или не из проч­ного мате­ри­ала, но винов­ность их может иметь разные сте­пени. Иной может быть и без вины вино­ват; тру­дился над стро­е­нием непроч­ным, не зная луч­шего образа стро­е­ния; или может быть по обсто­я­тель­ствам не успел взяться за лучшее, или еще почему-либо заслу­жи­вает изви­не­ния»11.

А вот мнение дру­гого Все­лен­ского учи­теля Церкви, свт. Иоанна Зла­то­уста: «Строит ли кто на этом осно­ва­нии из золота, серебра, дра­го­цен­ных камней, дерева, сена, соломы, – каж­дого дело обна­ру­жится; ибо день пока­жет, потому что в огне откры­ва­ется, и огонь испы­тает дело каж­дого, каково оно есть. У кого дело, кото­рое он строил, устоит, тот полу­чит награду. А у кого дело сгорит, тот потер­пит урон; впро­чем сам спа­сется, но так, как бы из огня» (1Кор.3:12–15). Здесь пред­став­ля­ется нам вопрос не мало­важ­ный, но каса­ю­щийся пред­мета самого необ­хо­ди­мого и иссле­ду­е­мый всеми людьми: будет ли иметь конец огонь геен­ский? Хри­стос открыл нам, что этот огонь не имеет конца: «червь их не уми­рает и огонь не уга­сает» (Мк.9:46). …И Павел утвер­ждает, что муче­ние будет нескон­ча­е­мое, когда гово­рит, что греш­ники «под­верг­нутся нака­за­нию, вечной поги­бели» (2Сол.1:9); и еще: не обма­ны­вай­тесь: ни блуд­ники, ни пре­лю­бо­деи, ни мала­кии Цар­ства Божия не насле­дуют» (1Кор.6:9–10). И к евреям он гово­рит: «ста­рай­тесь иметь мир со всеми и свя­тость, без кото­рой никто не увидит Гос­пода» (Евр.12:14). Также Хри­стос на слова: «мы Твоим именем многие чудеса тво­рили», скажет: «отой­дите от Меня дела­ю­щие без­за­ко­ние: не знаю вас» (Мф.7:22–23). И девы, для кото­рых затво­ри­лись двери, уже не могли войти; и о тех, кото­рые не питали Его, Он гово­рит: «пойдут в муку вечную» (Мф.25:46). …Из всего ска­зан­ного оче­видно, что муче­ние будет вечно. Но неко­то­рым кажется, что изре­че­ние Павла про­ти­во­ре­чит этому; потому обра­тимся к его объ­яс­не­нию. Сказав: «у кого дело, кото­рое он строил, устоит, тот полу­чит награду. А у кого дело сгорит, тот потер­пит урон», он при­со­во­ку­пил: «впро­чем сам спа­сется, но так, как бы из огня». …Эти слова озна­чают сле­ду­ю­щее: он сам не погиб­нет, не обра­тится в ничто, но оста­нется в огне. Это апо­стол и назы­вает спа­се­нием; потому не просто сказал: спа­сется, а при­ба­вил: «как бы из огня». Так и мы обык­но­венно гово­рим: в огне сохра­ня­ются – о таких вещах, кото­рые не сго­рают и не вдруг обра­ща­ются в пепел. Потому, слыша об огне, не думай, что сожи­га­е­мые обра­тятся в ничто. Не удив­ляйся и тому, что апо­стол назы­вает такое муче­ние спа­се­нием; он нередко о пред­ме­тах непри­ят­ных упо­треб­ляет хоро­шие выра­же­ния, а о пред­ме­тах при­ят­ных – нехо­ро­шие. Напри­мер, слово плен обо­зна­чает дурной пред­мет; но Павел упо­треб­ляет его по хоро­шему, говоря: «пле­няем всякое помыш­ле­ние в послу­ша­ние Христу» (2Кор.10:5). Также, говоря о худом, упо­треб­ляет хоро­шее выра­же­ние в сле­ду­ю­щих словах: «грех цар­ство­вал» (Рим.5:21); между тем слово цар­ство­ва­ние скорее хорошо звучит. Так и здесь, сказав: спа­сется, он выра­жает не что иное, как про­дол­же­ние нака­за­ния, и как бы так гово­рит: сам же будет мучиться непре­станно»12.

Точно в таком же духе объ­яс­няет это место и бла­жен­ный Фео­фи­лакт:

«Сам он не погиб­нет так, как его дела, не перей­дет то есть в ничто­же­ство, но спа­сется, то есть сохра­нится целым, чтобы гореть ему в огне. И у нас о том дереве, кото­рое не легко сго­рает и обра­ща­ется в пепел, гово­рят обык­но­венно, что оно оста­ется целым в огне, так что для сожже­ния его упо­треб­ля­ется довольно много вре­мени. Итак, греш­ник несет потерю от того, что тру­дился над такими делами, от кото­рых поги­бает, и все свои усилия упо­тре­бил на то, что не имеет бытия и не суще­ствует (ибо всякое зло есть нечто несу­ще­ству­ю­щее), подобно тому, как если бы кто за боль­шую цену купил себе труп вместо живого тела. Между тем сам, то есть греш­ник, спа­сется, то есть сохра­нится целым для вечных муче­ний»13.

Сле­ду­ю­щая цитата опять взята Оси­по­вым из того же 1‑го Посла­ния к Корин­фя­нам: Когда же все поко­рит Ему, тогда и Сам Сын поко­рится Поко­рив­шему все Ему, да будет Бог все во всем (1Кор.15:28).

По поводу этих слов свт. Феофан Затвор­ник пишет: «И будет Бог вся­че­ская во всех». И теперь Он во всех: о Нем бо живем, дви­жемся и есмы. Но тогда это совер­шится и про­яв­лено будет особым некиим обра­зом, столько совер­шен­ней­шим, что насто­я­щее испол­не­ние вся­че­ских Богом срав­ни­тельно с тем есть будто неис­пол­не­ние. И это непо­нятно, но так должно быть и будет. Ибо такие все­мир­ные изме­не­ния, как упразд­не­ние всех врагов добра, истреб­ле­ние всех следов зла из всех обла­стей бытия, с заклю­че­нием про­из­во­ди­те­лей его в одно неис­ход­ное место где-то, как гово­рит святой Зла­то­уст, на послед­них гра­ни­цах сущего, а в заклю­че­ние всего поко­ре­ние Сына Отцу и пре­да­ние Ему Цар­ства (хотя это дей­ствие мы не можем хорошо пред­ста­вить), – такие изме­не­ния не могут не сопро­вож­даться при­ис­крен­ней­шим Бога при­об­ще­нием ко всем могу­щим вме­щать Его обще­ние. …Когда обле­кутся все в нетлен­ные тела, тогда и с чело­ве­че­ством Спа­си­теля соче­та­ются полнее, а чрез Него и с Боже­ством при­ис­крен­нее. Гос­подь Спа­си­тель, как глава, все тело спа­са­е­мых про­ник­нет и с Собою соче­тает, а оно все чрез соче­та­ние с Его чело­ве­че­ством к Боже­ству ближе, живее и суще­ствен­нее при­кос­нется. – Вот это и есть: будет Бог вся­че­ская во всех»14.

Как видно из при­ве­ден­ного отрывка, по тол­ко­ва­нию свт. Фео­фана слова «будет Бог вся­че­ская во всех» озна­чают совсем не то, что все, и веру­ю­щие, и неве­ру­ю­щие, будут избав­лены от вечных муче­ний. Они озна­чают, что пол­нота Боже­ства по вос­кре­се­нии тел сооб­щена будет спа­са­е­мым неким совер­шен­ней­шим обра­зом. Тогда она вос­си­яет явственно и со всей оче­вид­но­стью, без вся­кого изъяна и какого бы то ни было огра­ни­че­ния во всех тех, кто удо­сто­ится вечной жизни со Хри­стом. Апо­стол Павел не писал посла­ний чело­ве­че­ству вообще. Он нази­дал создан­ную им общину в Коринфе, обра­ща­ясь к тем, кто уве­ро­вал в Иисуса, имея ввиду в своей речи только тех, кто принял Христа как своего Спа­си­теля.

Обра­тимся к пятой цитате. Как и преды­ду­щие две, она взята из посла­ния апо­стола Павла к Корин­фя­нам, только не из пер­вого, а из вто­рого. Вот ее текст: А Хри­стос за всех умер… (2Кор.5:15).

И опять мы стал­ки­ва­емся с обо­рван­ной фразой, изъ­ятой Алек­сеем Ильи­чем из кон­тек­ста апо­столь­ской речи. Загля­нем в Новый Завет, и про­ци­ти­руем эту фразу цели­ком, тогда нам все станет ясно. «А Хри­стос за всех умер, чтобы живу­щие уже не для себя жили, но для умер­шего за них и вос­крес­шего» (2Кор.5:15). Ни слова здесь у апо­стола ни о геенне и ее конеч­но­сти, ни о спа­се­нии всех без всяких раз­ли­чий. Мысль у него прямо про­ти­во­по­лож­ная той, кото­рую пыта­ется дока­зы­вать этой цита­той Осипов. Из того, что Хри­стос умер за всех, никак не сле­дует, что теперь всех можно счи­тать спа­сен­ными. Апо­стол пишет, что Крест­ная Жертва, подъ­ятая Спа­си­те­лем за всех, обя­зы­вает людей после ее при­не­се­ния не для себя жить, а для Того, Кто иску­пил весь род чело­ве­че­ский от греха, смерти и про­кля­тия. Чело­ве­че­ство после вос­кре­се­ния Хри­стова обя­зано было пол­но­стью изме­нить цель и содер­жа­ние своего бытия. Вот в чем заклю­ча­ется мысль апо­стола. Бла­жен­ный Фео­фи­лакт пишет: «Мы при­знаем спра­вед­ли­вым жить для Него и вести жизнь по Его запо­ве­дям, потому что к сему обя­зы­вает долг наш пред Ним»15. Иначе говоря, те, кто после вос­кре­се­ния Хри­стова оста­ются в своем преж­нем, без­ре­ли­ги­оз­ном суще­ство­ва­нии, не помыш­ляя ни о Боге, ни о вечной жизни, нисколько не соот­нося свою жизнь со Хри­стом рас­пя­тым и вос­крес­шим, только уве­ли­чи­вают тяжесть своей вины перед Богом и под­ле­жат боль­шему осуж­де­нию.

Перей­дем к сле­ду­ю­щей цитате: Ибо мы для того и тру­димся и поно­ше­ния терпим, что упо­ваем на Бога живого, Кото­рый есть Спа­си­тель всех чело­ве­ков, а наи­паче верных (1Тим.4:10).

По поводу этих слова апо­стола Павла свт. Феофан заме­чает: «Бог есть Спа­си­тель всех чело­ве­ков, – потому что всем чело­ве­ком хощет спа­стися и в разум истины прийти – и не только хочет спа­стися всем, но и устроил дивный образ спа­се­ния, всем откры­тый и всегда силь­ный спасти вся­кого, кто ни захо­чет вос­поль­зо­ваться им. Но почему Он есть Спа­си­тель паче верным? Потому что спа­си­тель­ное Божие хоте­ние, спа­си­тель­ная Божия сила и спа­си­тель­ное Божие устро­е­ние (эко­но­мия спа­се­ния) про­сти­ра­ются на всех и для спа­се­ния всех довле­тельны; но на деле спа­са­ются, или дела­ются при­част­ными сих спа­си­тель­но­стей только верные, то есть только уве­ро­вав­шие в бла­го­ве­стие и по при­ня­тии бла­го­дати живу­щие в духе веры. Так что Бог, и всегда жела­ю­щий и всегда силь­ный спасти всех, в дей­стви­тель­но­сти Спа­си­тель есть только верных. …При­ба­вить же сие: наи­паче верных – нужно было свя­тому Павлу, потому что писал об упо­ва­нии живота веч­ного, кото­рого невер­ные не могут быть при­частны»16. Из этих слова свя­ти­теля можно заклю­чить, что жела­ние спасти всех, име­ю­ще­еся у Бога, и самое спа­се­ние всех и каж­дого – далеко не одно и то же. По учению святых отцов Церкви Бог есть спа­си­тель всех чело­ве­ков в том смысле, что всем и каж­дому не только желает спа­се­ния, но и все необ­хо­ди­мое сделал и делает для вве­де­ния чело­ве­че­ства в жизнь вечную. Но пони­мать эти слова апо­стола в том отно­ше­нии, что, раз Бог назван спа­си­те­лем всех Чело­ве­ков, то, сле­до­ва­тельно, все и спа­сены уже – значит грубо иска­жать мысль свя­того апо­стола Павла. Посла­нием к Тимо­фею апо­стол имел целью укре­пить своего уче­ника в бла­го­че­стии, для сохра­не­ния кото­рого он тру­дился, и поно­ше­ния терпел, и уповал на Бога живого. Какой же смысл во всех этих доб­ро­де­те­лях, и к чему при­зы­вать к ним дру­гого, если, по утвер­жде­нию Оси­пова, можно попасть в число спа­сен­ных и без всего этого?

Послед­няя цитата, на кото­рую опи­ра­ется Осипов при дока­за­тель­стве своего утвер­жде­ния о вре­мен­ном харак­тере загроб­ных муче­ний и о спа­се­нии всех, взята им из посла­ния апо­стола Павла к Титу: Ибо яви­лась бла­го­дать Божия, спа­си­тель­ная для всех чело­ве­ков (Тит.2:11).

И снова Осипов при­во­дит только ту часть речи апо­стола, кото­рая необ­хо­дима ему для обос­но­ва­ния своего бого­слов­ского мнения. В данном случае слова апо­стола о явив­шейся для всех спа­си­тель­ной бла­го­дати стоят в прямой зави­си­мо­сти от преды­ду­щих его настав­ле­ний. В них он убеж­дал Тита непре­станно побуж­дать хри­стиан к бла­го­че­стию: старцы пусть будут бди­тельны и сте­пенны, ста­рицы – учи­тельны, юноши – цело­муд­ренны, рабы – послушны гос­по­дам. И в заклю­че­ние выста­вил при­чину, в силу кото­рой необ­хо­димо всем хри­сти­а­нам укра­шаться делами веры: «Ибо, – гово­рит апо­стол, – яви­лась бла­го­дать Божия, спа­си­тель­ная для всех чело­ве­ков». По поводу этой фразы свт. Феофан Затвор­ник в своем тол­ко­ва­нии заме­чает: «Спа­си­тель­ная бла­го­дать, всех объ­ем­лю­щая, затем и яви­лась, чтоб сде­лать нас рев­ни­те­лями добрых дел»17. Вот, ока­зы­ва­ется, как сле­дует пони­мать эти слова апо­стола. Впро­чем, это ста­но­вится ясно из после­ду­ю­щей речи апо­стола, кото­рую Осипов преду­смот­ри­тельно решил не цити­ро­вать, как раз­ру­ша­ю­щую все его умствен­ные постро­е­ния. Апо­стол пишет: «Ибо яви­лась бла­го­дать Божия, спа­си­тель­ная для всех чело­ве­ков, науча­ю­щая нас, чтобы мы, отверг­нув нече­стие и мир­ские похоти, цело­муд­ренно, пра­ведно и бла­го­че­стиво жили в нынеш­нем веке…» «Для сего-то и вопло­тился Еди­но­род­ный Сын Божий, – пишет бла­жен­ный Фео­фи­лакт, – чтобы всех людей, и господ, и слуг, спо­до­бить спа­се­ния, уго­то­вив их к тому, чтоб вместе с зло­че­стием оста­вили и без­за­кон­ную жизнь»18. Спа­си­тель­ная бла­го­дать Божия явля­ется настой­чи­вым при­зы­вом к доброй жизни – вот в чем ее пред­на­зна­че­ние, а вовсе не в том, чтобы упразд­нять ответ­ствен­ность чело­века за свои поступки и про­щать всех и все без вся­кого раз­бора. «Позна­ние вели­кой бла­го­дати во Христе Иисусе не рас­слаб­ляет, а в напря­же­ние при­во­дит нрав­ствен­ные силы веру­ю­щих, ибо суще­ство бла­го­дати есть – делать нас нрав­ственно во всем исправ­ными» (свт. Феофан Затвор­ник)19. Совер­шенно оче­видно, что вели­чие явив­шейся бла­го­дати необ­хо­димо пред­по­ла­гает и вели­чие ответ­ствен­но­сти перед Богом тех, кому она пред­на­зна­чена. Потому-то св. Иоанн Зла­то­уст в своей беседе на это место гово­рит: «Если бы она (т. е. явив­ша­яся для всех бла­го­дать – и. Н.) избав­ляла дела­ю­щих зло от нака­за­ния навсе­гда, то она была бы не бла­го­да­тию, а неко­то­рым пово­дом к раз­вра­ще­нию и поги­бели»20.

Итак, ни одна из при­во­ди­мых Оси­по­вым цитат из Нового Завета, как выяс­ня­ется, не только не дока­зы­вает вре­мен­ный харак­тер геенн­ских муче­ний, но, по тол­ко­ва­нию святых отцов, сви­де­тель­ствует о про­ти­во­по­лож­ном. Нельзя не отме­тить, что способ исполь­зо­ва­ния Оси­по­вым мест Свя­щен­ного Писа­ния сбли­жает его с древними лже­учи­те­лями, кото­рые «…остав­ляя в сто­роне поря­док слов и связь писа­ний, и сколько можно раз­ры­вая члены истины, пере­став­ляют и пере­ина­чи­вают слова, и из одного делая другое, обо­льщают многих…»21.

После при­ве­де­ния этих мест из Нового Завета Осипов вновь гово­рит о том, что вопрос о геенне, о вре­мен­ном или вечном харак­тере геенн­ских муче­ний «не имеет одно­знач­ного реше­ния» и снова при­зы­вает чита­те­лей к «искрен­нему сми­ре­нию перед этой тайной». Однако, как и в начале главы, сам автор перед этой тайно сми­ряться не очень желает. Он, веро­ятно, – суще­ство исклю­чи­тель­ное, име­ю­щее право не сомне­ваться в том, что для других оста­ется обла­стью неве­до­мого. Он без всяких, сомне­ний судит о том, что ждет чело­века за гробом. «Для каж­дого чело­века, – пишет он, – веч­ность будет прямо соот­вет­ству­ю­щей его духов­ному состо­я­нию, его сво­бод­ному само­опре­де­ле­нию»22. Логи­че­ская несо­об­раз­ность этого утвер­жде­ния оче­видна. Во-первых, духов­ное состо­я­ние души и сво­бода само­опре­де­ле­ния – поня­тия не тож­де­ствен­ные. Уместно ли выстра­и­вать их в единый смыс­ло­вой ряд? А во-вторых, если веч­ность каж­дого обу­слов­лена его духов­ным состо­я­нием, то в этом случае пра­виль­нее будет рас­суж­дать о Боге как мздо­воз­да­я­теле, строго опре­де­ля­ю­щим в веч­но­сти то, что при­об­рел для нее чело­век в земной жизни.

Откуда же у Оси­пова такая неко­леб­ле­мая уве­рен­ность отно­си­тельно того, что будет с чело­ве­ком за гробом? И вновь мы встре­ча­емся со ссыл­кой на сомни­тель­ную книгу, кото­рую неко­то­рые бого­словы свя­зы­вают с именем прп. Исаака. Увы, не Библия, кото­рую Осипов трак­тует очень вольно, явля­ется для него опорой во взгля­дах на область таин­ствен­ного. «Цар­ство и геенна, – цити­рует Осипов, – суть след­ствия мило­сти Божией, кото­рые в своей сущ­но­сти заду­маны Богом по Его вечной бла­го­сти, а не след­ствия воз­да­я­ния, даже если Он и дал им имя воз­да­я­ния»23. После цити­ро­ва­ния этой мысли Осипов, как будто выз­во­лив на сво­боду, нако­нец, долго скры­вав­шу­юся истину, вос­кли­цает: «Вот, дока­зы­ва­ется, почему суще­ствует геенна: не для бес­ко­неч­ного нака­за­ния, а как послед­нее про­мыс­ли­тель­ное сред­ство любви Божией, Кото­рый взи­рает на пользу, кото­рая должна про­изойти от Его дей­ствий. Геенна уго­то­вана Богом не для бес­ко­неч­ных муче­ний чело­века, а для его спа­се­ния! Цар­ство Божие и геенна огнен­ная – суть след­ствия мило­сти, а не воз­да­я­ния!»24 Уж не знаем, как и бла­го­да­рить Оси­пова. Полу­ча­ется, что нас долгое время вво­дила в заблуж­де­ние Библия, когда гово­рила о веч­но­сти геенны, но вот теперь-то мы хорошо знаем, где правда: «геенна уго­то­вана для спа­се­ния чело­века»!

В сноске Алек­сей Ильич ссы­ла­ется еще на учение св. Гри­го­рия Нис­ского о все­об­щем спа­се­нии, кото­рое не было отверг­нуто св. отцами V Все­лен­ского собора, осу­див­шими ори­ге­низм. По его мнению, этот факт дает ему право счи­тать, что наряду с ори­ге­нов­ским уче­нием о все­об­щем спа­се­нии, пред­по­ла­га­ю­щим идею пред­су­ще­ство­ва­ние душ, име­ется и пра­во­слав­ное пони­ма­ние апо­ка­та­с­та­сиса25. Однако ни один Все­лен­ский собор не утвер­ждал такого учения. Суще­ствует только непра­во­слав­ное учение о все­об­щем спа­се­нии. 9‑й ана­фе­ма­тизм V Все­лен­ского собора совер­шенно опре­де­ленно и без всякой дву­смыс­лен­но­сти про­воз­гла­шает: «Если кто гово­рит, что нака­за­ние демо­нов и нече­стив­цев – вре­мен­ное и будет иметь после неко­то­рого срока свой конец, т. е. что будет вос­ста­нов­ле­ние (αποκαταστασιν) демо­нов и нече­сти­вых людей, – ана­фема». Этот ана­фе­ма­тизм впо­след­ствии был под­твер­жден VI и VII Все­лен­скими собо­рами. Что же каса­ется учения св. Гри­го­рия Нис­ского, то св. Марк Эфес­ский, говоря во «Втором слове об очи­сти­тель­ном огне» по поводу тех ошибок, кото­рые име­ются в учении свт. Гри­го­рия Нис­ского, отме­чает: «Боль­шая раз­ница между ска­зан­ным в кано­ни­че­ских писа­ниях и пре­да­нии Церкви, и тем, что было отдель­ным из учи­те­лей част­ным обра­зом напи­сано или даже уче­нием его; так – пер­вому, как пре­дан­ному Богом, мы должны веро­вать.., а вто­рому – мы не должны без­условно веро­вать или при­ни­мать без иссле­до­ва­ния. Ибо воз­можно, что кто-нибудь и учи­те­лем явля­ется, а все же не все гово­рит совер­шенно пра­вильно. Ибо какая нужда была бы отцам во Все­лен­ских Собо­рах, если бы каждый из них не мог ни в чем отсту­пить от истины. В этом, в извест­ной мере, поскольз­ну­лись Дио­ни­сий, епи­скоп Алек­сан­дрий­ский и Гри­го­рий Чудо­тво­рец; хотя один из них понес муче­ни­че­ский венец, а дру­гого самое наиме­но­ва­ние довлеет для хвалы»26. А прп. Вар­са­ну­фий Вели­кий на вопрос об учении св. Гри­го­рия Нис­ского в 610 ответе пове­дал то, что ему открыл Бог об этом вопросе. Смысл его слов сво­дится к тому, что ложное учение об апо­ка­та­с­та­сисе св. Гри­го­рий оши­бочно пере­нял у своего учи­теля.

Вот уже два с лишком тыся­че­ле­тия Цер­ковь Хри­стова испо­ве­дует ту непре­лож­ную истину, что только Крест Хри­стов явля­ется про­мыс­ли­тель­ным сред­ством любви Божией, что только Крест Гос­по­день на все вре­мена до скон­ча­ния века стал ору­дием нашего спа­се­ния. «Иску­пил ны еси от клятвы закон­ныя Чест­ною Твоею Кровию, на Кресте при­гвоз­ди­вся и копием про­бодся, без­смер­тие исто­чил еси чело­ве­ком, Спасе наш, слава Тебе». «Ранами Его вы исце­ли­лись» (1Пет.2:24). Ранами Христа, бес­цен­ной Его Кровию – вот чем мы спа­сены. Никак не опытом геенны, за кото­рым якобы сле­дует само­опре­де­ле­ние. Каждый хри­сти­а­нин носит натель­ный крест как символ един­ствен­ного и дра­го­цен­ного орудия своего спа­се­ние. Не носить ли тогда нам изоб­ра­же­ние геенны, раз и она спа­сает? «Кровь Иисуса Христа очи­щает нас от вся­кого греха» (1Ин.1:7). «Любовь Божия к нам откры­лась в том, что Бог послал в мир Еди­но­род­ного Сына Своего, чтобы мы полу­чили жизнь через Него» (1Ин.4:9). Как же после этих слов иметь дер­зость гово­рить о каком-то ином сред­стве спа­се­ния? «Если отверг­шийся закона Мои­се­ева, при двух или трех сви­де­те­лях, без мило­сер­дия нака­зы­ва­ется смер­тью, то сколь тяг­чай­шему, дума­ете, нака­за­нию пови­нен будет тот, кто попи­рает Сына Божия и не почи­тает за свя­тыню Кровь завета, Кото­рою освя­щен, и Духа бла­го­дати оскорб­ляет? Мы знаем Того, Кто сказал: «у Меня отмще­ние, Я воздам, гово­рит Гос­подь». И еще: «Гос­подь будет судить народ Свой. Страшно впасть в руки Бога Живаго!» (Евр.10:28–31).

А Вам не страшно, Алек­сей Ильич?

Глава 2. «Что нас ждет на Страш­ном суде?»

Главу о Страш­ном суде Осипов начи­нает с про­ти­во­по­став­ле­ния в Боге двух начал: боже­ствен­ной любви, мило­стиво покры­ва­ю­щей все грехи и недо­статки чело­века, – и боже­ствен­ной спра­вед­ли­во­сти, тре­бу­ю­щей стро­гого взыс­ка­ния за каждый про­сту­пок, за всякое без­за­ко­ние, совер­ша­е­мое сынами чело­ве­че­скими. «Не поду­маем, что в тече­ние всей исто­рии Бог был любо­вью, а уж теперь (на Страш­ном суде – и. Н.), изви­ните, – одна спра­вед­ли­вость. Ничего подоб­ного! – несколько пате­ти­че­ски вос­кли­цает Алек­сей Ильич и в под­твер­жде­ние своего мнения ссы­ла­ется на отца Церкви. – «Свт. Иоанн Зла­то­уст очень сильно сказал о Боже­ствен­ной спра­вед­ли­во­сти к чело­веку: «Если ты тре­бу­ешь спра­вед­ли­во­сти, то по закону правды нам сле­до­вало бы еще в начале тотчас погиб­нуть»»27. Но если Адам и был поми­ло­ван Богом после гре­хо­па­де­ния, избе­жав закон­ного пра­во­су­дия, то все же и не остав­лен совсем без нака­за­ния. Никто не станет спо­рить с тем, что в случае с изгна­нием Адама, полу­чив­шим обе­то­ва­ние, дей­ство­вала как боже­ствен­ная спра­вед­ли­вость, так и боже­ствен­ная любовь. Не тотчас Бог изго­няет пер­вого чело­века из рая, но прежде вопро­шает его: «Адам, где ты?» (Быт.3:9), ища в нем рас­ка­я­ния. Не найдя тако­вого, снова обра­ща­ется к нему: «Не ел ли ты от дерева, с кото­рого Я запре­тил тебе есть?» (Быт.3:11). Но опять встре­чает запи­ра­тель­ство, само­оправ­да­ние, поиск винов­ных: «Жена, кото­рую Ты дал мне, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт.3:12). Все эти вопросы сна­чала Адаму, потом жене были не чем иным, как делом чело­ве­ко­лю­бия Божия, пре­вос­хо­дя­щим тре­бо­ва­ние спра­вед­ли­во­сти. И в то же время любовь эта не про­сти­ра­ется в бес­ко­неч­ность, пре­вра­ща­ясь в без­раз­лич­ное все­про­ще­ние, остав­ля­ю­щим чело­века и дальше блуж­дать широ­кими путями нече­стия. «В поте лица твоего будешь есть хлеб твой», – опре­де­ляет пре­муд­рость Божия, пола­га­ю­щая предел сво­боде, упо­треб­лен­ной во зло и на поги­бель (Быт.3:19). Через всю вет­хо­за­вет­ную исто­рию Бог про­яв­ляет Себя и как Спра­вед­ли­вость, и как Любовь. Нака­зы­вая Каина, Бог кладет на лице его зна­ме­ние, чтобы никто не убил его. Опре­де­ляя в Своем совете истре­бить все­мир­ным пото­пом первое миро­вое сооб­ще­ство, Он пове­лел пра­вед­нику на про­тя­же­нии долгих деся­ти­ле­тий стро­ить себе гран­ди­оз­ное, небы­ва­лое убе­жище, стре­мясь тем самым предо­сте­речь чело­ве­че­ство от надви­га­ю­щейся ката­строфы. После страш­ной гибели всего живого Он дает обе­ща­ние Ною, что во все после­ду­ю­щие вре­мена такие гло­баль­ные бед­ствия больше не постиг­нут чело­ве­че­ство. То же соче­та­ние любви и спра­вед­ли­во­сти встре­чаем и в Новом Завете. Умерщ­вле­ние Анании и Сап­фиры, ута­ив­ших часть от про­дан­ного имения (Деян.5:1–11); пре­да­ние сатане того, кто впал в кро­во­сме­ше­ние «во измож­де­ние плоти, чтобы дух был спасен» в день Гос­по­день (1Кор.5:5) – что это, как не дела спра­вед­ли­во­сти, про­ни­зан­ные любо­вью к пер­во­хри­сти­ан­ской общине, под­вер­жен­ной опас­но­сти зара­же­ния нече­стием?

Вряд ли все­рьез можно заяв­лять, что в тече­ние всей исто­рии Бог был одной только снис­хо­ди­тель­ной любо­вью, совер­шенно непри­част­ной спра­вед­ли­во­сти. Свя­щен­ное Писа­ние дает нам вели­кое мно­же­ство при­ме­ров гар­мо­нич­ного соче­та­ния этих двух свойств боже­ствен­ной при­роды, про­яв­ля­ю­щих себя в твар­ном мире не иначе, как только в нераз­рыв­ном един­стве. Ни спра­вед­ли­вость у Бога нико­гда не суще­ство­вала без любви, ни любовь – без спра­вед­ли­во­сти. Таким же – нака­зу­ю­щим и в то же время милу­ю­щим, тре­бу­ю­щим правды и явля­ю­щим любовь, полным состра­да­ния к чело­веку и взыс­ку­ю­щим от него совер­шен­ства – Бог явит Себя чело­ве­че­ству и в послед­ний Судный день. Ибо у Бога нет пере­мены, и суще­ство Его неиз­менно. «Иисус Хри­стос вчера и сего­дня и во веки Тот же» (Евр.13:8).

Для чего же потре­бо­ва­лось Оси­пову это про­ти­во­по­став­ле­ние в Боге любви и спра­вед­ли­во­сти? Для того, чтобы при­ве­сти своих чита­те­лей к мысли о том, что на Страш­ном испы­та­нии чело­ве­че­скую лич­ность ждет одна только все­по­кры­ва­ю­щая, все­про­ща­ю­щая, все­при­ми­ря­ю­щая снис­хо­ди­тель­ность Созда­теля, чуждая «закон­ни­че­ской» спра­вед­ли­во­сти. «Хри­стос и на Послед­нем суде, – пишет бого­слов, – оста­нется неиз­мен­ной Боже­ствен­ной любо­вью и не нару­шит сво­боды чело­ве­че­ской воли»28. В том, что Бог оста­нется Любо­вью и на Страш­ном суде, сомне­ваться не при­хо­дится. Только вот дей­ствия Боже­ствен­ной любви в этот вели­кий и един­ствен­ный день все­мир­ной исто­рии можно пони­мать по-раз­ному. Осипов, напри­мер, счи­тает, что и на Послед­нем суде боже­ствен­ная любовь не нару­шит сво­боды чело­ве­че­ской воли, предо­ста­вив каж­дому «послед­нюю воз­мож­ность обра­ще­ния к Богу». «Отсюда и страш­ность Послед­него суда, – пишет Алек­сей Ильич, – чело­век навсе­гда решает свою вечную участь»29. Мнение же святых апо­сто­лов на этот счет совер­шенно про­ти­во­по­лож­ное: не чело­век, но Сам Бог вершит Свой послед­ний суд над всеми и каждым. У апо­стола Петра читаем: «Они (т. е. без­за­кон­ники – и. Н.) дадут ответ Име­ю­щему вскоре судить живых и мерт­вых» (1Пет.4:5). «А нынеш­ние небеса и земля, содер­жи­мые тем же Словом, сбе­ре­га­ются огню на день суда и поги­бели нече­сти­вых чело­ве­ков»(2Пет.3:7). У апо­стола Павла: «По упор­ству твоему и нерас­ка­ян­ному сердцу ты сам себе соби­ра­ешь гнев на день гнева и откро­ве­ния пра­вед­ного суда от Бога, Кото­рый воз­даст каж­дому по делам его» (Рим.2:5–6). «Все мы пред­ста­нем на суд Хри­стов» (Рим.14:10). «Итак, каждый из нас за себя даст отчет Богу» (Рим.14:12). «Не обма­ны­вай­тесь: ни блуд­ники, ни идо­ло­слу­жи­тели, ни пре­лю­бо­деи, ни мала­кии, ни муже­лож­ники, ни воры, ни лихо­имцы, ни пья­ницы, ни зло­ре­чи­вые, ни хищ­ники – Цар­ства Божия не насле­дуют» (1Кор.6:9–10). «Всем нам должно явиться пред суди­лище Хри­стово, чтобы каж­дому полу­чить соот­вет­ственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое» (2Кор.5:10). «Итак, закли­наю тебя пред Богом и Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом, Кото­рый будет судить живых и мерт­вых в явле­ние Его и Цар­ствие Его: про­по­ве­дуй слово…» (2Тим.4:1–2). «Нет твари, сокро­вен­ной от Него, но все обна­жено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет» (Евр.4:13). Как видим, у святых апо­сто­лов нет ни еди­ного слова о воз­мож­но­сти само­опре­де­ле­ния лич­но­сти в день Судный. Напро­тив, чело­век пред­ста­нет со своим жиз­нен­ным бага­жом пред Богом, от Кото­рого и выйдет окон­ча­тель­ное реше­ние о его вечной участи.

В своих рас­суж­де­ниях Осипов делает раз­ли­чие между Судным днем, на кото­ром окон­ча­тельно реша­ется вечная участь чело­века, и посмерт­ным состо­я­нием души, кото­рое все­цело опре­де­ля­ется харак­те­ром земной жизни чело­века (так назы­ва­е­мый част­ный суд). Он пишет: «По учению Церкви, по все­об­щем вос­кре­се­нии чело­век вновь полу­чает тело, вос­ста­нав­ли­ва­ется пол­нота его духовно-телес­ной при­роды. Это воз­вра­щает чело­веку и волю к само­опре­де­ле­нию, сле­до­ва­тельно, и послед­нюю воз­мож­ность обра­ще­ния к Богу, духов­ного обнов­ле­ния и пол­ного исце­ле­ния – в отли­чие от посмерт­ного состо­я­ния души, кото­рое пол­но­стью опре­де­ля­лось харак­те­ром его земной жизни»30. Но если посмерт­ное состо­я­ние души опре­де­ля­ется тем, как прожил земную жизнь чело­век, то, сле­до­ва­тельно, уже на част­ном суде чело­век лишен воз­мож­но­сти само­опре­де­ле­ния. Почему же тогда на послед­нем, Страш­ном суде он вдруг полу­чит такую неожи­дан­ную при­ви­ле­гию? Осипов пола­гает, что это про­изой­дет в силу «вос­ста­нов­ле­ния пол­ноты духовно-нрав­ствен­ной при­роды чело­века». Однако это вос­ста­нов­ле­ние про­изой­дет не само по себе, не по дей­ствию зако­нов при­роды, а по осо­бому пове­ле­нию Творца, по при­чине исклю­чи­тель­ной и сверхъ­есте­ствен­ной. А посему пола­гать, что чело­веку при вос­кре­се­нии тела вер­нутся все спо­соб­но­сти, данные ему при рож­де­нии в мир, – все равно, что гово­рить о даро­ва­нии ему воз­мож­но­сти повтор­ного бытия. И тогда мы вправе задать Оси­пову тот же вопрос, кото­рый Нико­дим зада­вал Иисусу: «Неужели может он (чело­век – и. Н.) в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?» (Ин.3:4).

«Почему же тогда чело­век вос­крес­нет с телом?» – спро­сит кто-нибудь. На это отве­чает Сам Хри­стос-Истина: «И изыдут тво­рив­шие добро в вос­кре­се­ние жизни, а делав­шие зло – в вос­кре­се­ние осуж­де­ния» (Ин.5:29). По поводу этих еван­гель­ских строк прп. Иоанн Дамас­кин заме­чает: «Конечно, если одна только душа упраж­ня­лась в подви­гах доб­ро­де­тели, то одна только она и будет увен­чана. И если одна только она посто­янно пре­бы­вала в удо­воль­ствиях, то по спра­вед­ли­во­сти одна только она была бы и нака­зы­ва­ема. Но так как ни к доб­ро­де­тели, ни к пороку душа не стре­ми­лась отдельно от тела, то по спра­вед­ли­во­сти та и другое (т. е. душа и тело – и. Н.) вместе полу­чат воз­да­я­ние»31.

Инте­ресно и в то же время пока­за­тельно, что Осипов в главе о Страш­ном суде опро­вер­гает то, что дока­зы­вал в преды­ду­щей главе. В главе «Геенна» он много писал о конеч­ных муче­ниях и о спа­се­нии всех чело­ве­ков, при­во­дил места из Свя­щен­ного Писа­ния и из тво­ре­ний святых отцов, под­твер­жда­ю­щих это поло­же­ние. Здесь же он рас­суж­дает о том, что Бог по Своей бес­ко­неч­ной бла­го­сти предо­ста­вит каж­дому выбрать место своего веч­ного оби­та­ния. Он пишет: «Трудно, конечно, пред­ста­вить, чтобы лич­ность, пере­нес­шая опыт геенны, где была бес­сильна само­сто­я­тельно изба­виться от стра­да­ний, теперь в вос­кре­се­нии, вновь при­об­ретя вожде­лен­ную сво­боду, избрала преж­ний плен. Но это – тайна буду­щего века»32. Нельзя не отме­тить тот факт, что в том месте, где мысль при своем раз­ви­тии захо­дит в тупик, там Осипов при­кры­ва­ется все­мо­гу­щим словом «тайна». Но дело не только в этом. Сво­бода само­опре­де­ле­ния, кото­рую защи­щает Осипов, необ­хо­димо пред­по­ла­гает, что най­дутся те, кто на Страш­ном суде вместо рая выбе­рут ад. И Алек­сей Ильич, пони­мая это, не может обойти мол­ча­нием тех, кто по тем или иным при­чи­нам «не захо­чет» Цар­ства Божия и, подобно Ивану Кара­ма­зову, вернут Творцу свой билет в веч­ность. «Поскольку для злого невы­но­симо пре­бы­ва­ние с Богом, то Гос­подь по Своей бла­го­сти дает ему воз­мож­ность быть вне Себя во тьме внеш­ней», – пишет бого­слов33. Такое вот само­воль­ное и само­хо­те­тель­ное отчуж­де­ние лич­но­сти от Бога. Поль­зу­ясь бла­го­стью Творца, устро­ив­шего геенну вполне снос­ной и весьма бла­го­по­луч­ной, греш­ники без осо­бого ущерба для себя отго­ро­дятся и от пра­вед­ни­ков, и от Все­дер­жи­теля. Однако обра­тим вни­ма­ние вот на что: Осипов, сам того не заме­чая, делает ад насе­лен­ным, геенну оби­та­е­мой. Зачем же он тогда в преды­ду­щей главе так много потра­тил слов на дока­за­тель­ство обрат­ного, на утвер­жде­ние мысли о конеч­но­сти вечных муче­ний и упразд­не­нии геенны?

Итак, по Оси­пову на Страш­ном суде нака­зы­вать никто никого не будет. Каждый сам сво­бодно выбе­рет себе среду оби­та­ния в веч­но­сти. «Воз­можно, что най­дутся такие, – пишет про­фес­сор, – оже­сто­че­ние кото­рых будет не в силах выне­сти сми­ре­ния любви Божией. И Бог не нару­шит их сво­боды»34. Греш­ники не только сво­бодно избе­рут ад, но еще и надежно отго­ро­дятся от Бога, чтобы Он не про­ни­кал в их жизнь. Осипов утвер­ждает: «Потому двери ада могут быть заперты только изнутри самими его оби­та­те­лями, а не запе­ча­таны архан­ге­лом Миха­и­лом семью печа­тями, чтобы оттуда никто не мог выйти, хотя бы и хотел этого»35. Они, оби­та­тели ада, само­вольно выве­дут Бога за область своего суще­ство­ва­ния, изнутри изо­ли­ру­ются от Него. И Тот, Кто явился Винов­ни­ком их бытия, кто имеет ключи от жизни и смерти, не сможет про­явить Свою власть над Своим же тво­ре­нием. Оби­та­тели ада созда­дут свой замкну­тый модус бытия, свою, непод­власт­ную Богу модель суще­ство­ва­ния. Кажется, Алек­сей Ильич настолько сильно про­никся совре­мен­ными идеями демо­кра­тизма, что пере­нес их в область загроб­ного суще­ство­ва­ния.

В под­твер­жде­ние своей мысли Осипов, верный своему прин­ципу, при­во­дит две цитаты из тво­ре­ний святых отцов. Но, как и везде у него, цитаты эти рабо­тают против его же постро­е­ний. «Мысль о том, – пишет Осипов, – что при­чи­ной пре­бы­ва­ния греш­ни­ков в аду, и прежде всего самого дья­вола, явля­ется их сво­бод­ное «не хочу» Бога», выска­зы­вали целый ряд отцов. «Бог и диа­волу всегда предо­став­ляет блага, но тот не хочет при­нять, – пишет прп. Иоанн Дамас­кин. – И в буду­щем веке Бог всем дает блага – ибо Он есть источ­ник благ, на всех изли­ва­ю­щий бла­гость, каждый же при­ча­ща­ется ко благу, насколько сам при­уго­то­вил себя вос­при­ни­ма­ю­щим»»36. Однако из того, что в буду­щем веке Бог предо­ста­вит всем Свои блага, еще совсем не сле­дует, что отка­зав­ши­еся от них, вернее, не вме­ща­ю­щие их в себя, избег­нут вечных муче­ний. И даже наобо­рот. Если в веч­но­сти каждый будет при­ча­щаться бла­го­сти Божией настолько, насколько сам себя при­го­то­вил к этому, то совер­шенно оче­видно, что тот, кто жизнь свою провел в рас­се­я­нии и празд­но­сти, кто истра­тил ее на пустую суету и плот­ские удо­воль­ствия, тот боже­ствен­ному благу ока­жется непри­част­ным и навсе­гда будет отчуж­ден от него. А необ­ра­ти­мое лише­ние бла­го­сти Творца само по себе не есть ли самое гор­чай­шее изо всех мыс­ли­мых стра­да­ний?

И вторая цитата, при­во­ди­мая Оси­по­вым, дока­зы­вает про­тив­ное тому, что он хочет ею утвер­дить. Говоря о пра­вед­ни­ках и бого­про­тив­ни­ках, пре­бы­вав­ших в аде до при­ше­ствия в мир Христа, св. Нико­лай Кава­сила пишет: «И в том раз­ли­чие между пра­вед­ными и злыми, кото­рые в одних нахо­ди­лись узах и тому же под­ле­жали раб­ству, что одни с неудо­воль­ствием пере­но­сили оное пора­бо­ще­ние и раб­ство и моли­лись, чтобы раз­ре­ши­лись оные узы, а другим ничто насто­я­щее не только не каза­лось стран­ным, но они еще уте­ша­лись, нахо­дясь в раб­стве. И в оные бла­жен­ные дни были подоб­ные им, кои не при­няли вос­си­яв­шего в них Солнца, и ста­ра­лись, сколько можно, пога­сить Его, делая все, что, по их мнению, могло уни­что­жить лучи Его. Потому одни осво­бо­ди­лись от раб­ства в аде, когда явился Царь (име­ется ввиду соше­ствие Христа во ад – и. Н.), другие же оста­лись в узах»37. Ни о каком сво­бод­ном выборе рая или ада из этих слов вывод сде­лать невоз­можно. Напро­тив, ад име­ну­ется у св. отца узи­ли­щем, а пре­бы­ва­ние в нем – пора­бо­ще­нием и раб­ством: «… одни осво­бо­ди­лись от раб­ства, другие же оста­лись в узах». О каком же сво­бод­ном «не хочу Бога» в этом случае можно вести речь? Кстати ска­зать, св. Нико­лай Кава­сила кате­го­ри­че­ски не при­ем­лет идеи о созре­ва­нии души в загроб­ном мире, на кото­рую посто­янно опи­ра­ется Осипов в своих постро­е­ниях. Св. отец пишет: «Ибо там нельзя состав­лять дружбу и отвер­зать уши и при­го­тов­лять брач­ную одежду и уго­тов­лять прочее, что нужно в оном брач­ном чер­тоге, но местом для при­го­тов­ле­ния всего этого служит насто­я­щая жизнь, и у кого не будет сего прежде отше­ствия, у тех нет ничего общего с оною жизнию»38.

В завер­ше­ние главы о Страш­ном суде Осипов гово­рит о том, что на нем каж­дому с неве­ро­ят­ной силой «откро­ется нрав­ствен­ное вели­чие крест­ного подвига Иисуса Христа», и что это небы­ва­лое откро­ве­ние поверг­нет все чело­ве­че­ство, пред­став­шее на суд, к стопам Спа­си­теля. «И трудно пред­по­ло­жить, чтобы такая любовь не потрясла сердец вос­крес­ших людей. …Без сомне­ния, это в огром­ной сте­пени опре­де­лит поло­жи­тель­ный выбор вели­кого мно­же­ства людей»39. Однако по учению святых отцов Церкви на Страш­ном суде выбора уже не будет. Для этого дается чело­веку земная жизнь. А если не так, то это зна­чило бы упре­кать Бога в том, что Он не все сделал для того, чтобы Истина стала узна­ва­е­мой на земле, и что Он, сле­до­ва­тельно, пре­кра­тил Свое благое про­мыш­ле­ние о людях.

На самом деле трудно пред­по­ло­жить не то, что кто-то при явле­нии Христа оста­нется рав­но­душ­ным, а пред­ста­вить себе обрат­ное: что все вдруг станут хри­сти­а­нами. Если чело­век всю свою жизнь думал и забо­тился только о земном, о день­гах, карьер­ном росте, квар­ти­рах, дачах, маши­нах, тур­пу­тев­ках, раз­вле­че­ниях, если пол­но­стью рас­тво­рился во всем этом, если без остатка тратил себя на удо­вле­тво­ре­ние своих земных и плот­ских поже­ла­ний, то каким обра­зом он сможет стать хри­сти­а­ни­ном после смерти, когда всякая дея­тель­ность, в том числе и позна­ва­тель­ная, станет для него недо­ступ­ной? Если подвиж­ники бла­го­че­стия при­об­ре­тали любовь к Богу ценой вели­ких трудов и напря­же­ния, то как может при­нять Христа в свою жизнь тот, кто всю свою жизнь созна­тельно провел в грехах, в непре­стан­ной заботе о земном? Душа, отра­вив­шая себя ядом греха и стра­стей и крепко свя­зав­шая себя мир­скими попе­че­ни­ями, по выходе из тела уже не сможет пре­об­ра­зиться для жизни в Боге. Вспом­ним еван­гель­скую притчу о десяти девах, пять из кото­рых навсе­гда оста­лись за закры­тыми две­рями брач­ного тор­же­ства. Вспом­ним слова Христа, кото­рые будут ска­заны тем, кто не совер­шал в земной жизни поступ­ков любви: «Идите от Меня, про­кля­тые, в огонь вечный, уго­то­ван­ный диа­волу и анге­лам его» (Мф.25:41).

Дока­зы­вая, что на Страш­ном суде явле­ние Креста Хри­стова «опре­де­лит поло­жи­тель­ный выбор вели­кого мно­же­ства людей», Осипов в под­твер­жде­ние своей мысли опи­ра­ется на тот широ­кий обще­ствен­ный резо­нанс, кото­рый в недав­нее время про­из­вел нашу­мев­ший фильм «Стра­сти Хри­стовы». «Посмот­рите, – пишет он, – какое силь­ное впе­чат­ле­ние про­из­вел фильм «Стра­сти Хри­стовы» М. Гиб­сона». А здесь (т. е. на Страш­ном суде – и. Н.) перед лицом каж­дого откро­ется сама реаль­ность Креста, вся сила любви Вос­крес­шего»40. Более, чем стран­ной пред­став­ля­ется ссылка на эту кино­кар­тину. Ведь вся совре­мен­ная кино­ин­ду­стрия на то и направ­лена, чтобы про­из­во­дить силь­ное впе­чат­ле­ние. Пре­сы­щен­ному, рав­но­душ­ному, ску­ча­ю­щему обще­ству потре­би­те­лей все равно, чем впе­чат­ляться, лишь бы хоть как-нибудь рас­ше­ве­лить угас­шее чув­ство жизни. А гол­ли­вуд­скому кине­ма­то­графу все равно, чем впе­чат­лять, лишь бы кас­со­вый сбор был. Неужели Вы все­рьез пола­га­ете, Алек­сей Ильич, что если бы на экран вышел фильм, кото­рый рас­кры­вал под­лин­ный смысл хри­сти­ан­ства, а не «поку­пал» мас­со­вого зри­теля деше­выми эффек­тами, неужели Вы дума­ете, что такой фильм вызвал бы широ­кий отклик и принес его созда­телю хоть какую-нибудь выручку? Многим ли в совре­мен­ном мире нужна Еван­гель­ская про­по­ведь с ее при­зы­вами к воз­дер­жа­нию и молитве, к чистоте и цело­муд­рию, к сми­ре­нию и кро­то­сти, к нес­тя­жа­нию и воль­ной нищете, к само­ума­ле­нию и без­ро­пот­ному пере­не­се­нию уни­же­ний, с ее запо­ве­дью о любви к врагам, с ее тре­бо­ва­нием под­став­ле­ния второй щеки? Впе­чат­литься филь­мом Гол­ли­вуда и возы­меть реши­мость во всем сле­до­вать за Хри­стом, вплоть до доб­ро­воль­ного при­ня­тия нис­по­сы­ла­е­мых стра­да­ний, – неужели Вы, Алек­сей Ильич, и в самом деле не пони­ма­ете, сколь глу­бо­кая, непре­одо­ли­мая про­пасть отде­ляет одно от дру­гого?

Глава 3. «Хри­стос – Спа­си­тель всех чело­ве­ков»

Эта глава, в кото­рой Оси­по­вым реша­ется вопрос о спа­се­нии ино­вер­ных, начи­на­ется с цити­ро­ва­ния прп. Исаака Сирина. На этот раз Алек­сей Ильич при­бе­гает к под­лин­ному, несо­мнен­ному прп. Исааку, про­ве­рен­ному долгим опытом про­слав­лен­ных аске­тов-подвиж­ни­ков. Он делает выписку из широко извест­ных «Слов подвиж­ни­че­ских». Однако при цити­ро­ва­нии про­фес­сор допус­кает созна­тель­ное иска­же­ние текста, кото­рое суще­ственно меняет смысл при­во­ди­мой им фразы. Осипов пишет: «Св. Исаак Сирин с полной уве­рен­но­стью писал: «Греш­ник не в состо­я­нии и пред­ста­вить себе бла­го­дать вос­кре­се­ния своего»41. Зная склон­ность Оси­пова к неточ­ному исполь­зо­ва­нию свя­то­оте­че­ских тек­стов, мы про­ве­рили насто­я­щую цитату по тому самому изда­нию, на кото­рое ссы­ла­ется бого­слов, т. е. на изда­ние 1858 года. И обна­ру­жи­лось, что вместо слов «греш­ник не в состо­я­нии пред­ста­вить себе бла­го­дать вос­кре­се­ния своего» в под­лин­нике стоит другая фраза, а именно: «греш­ник не в состо­я­нии пред­ста­вить себе бла­го­дать вос­кре­се­ния Его» (т. е. Христа – и. Н.)42. Конечно, пред­ста­вить себе бла­го­дать вос­кре­се­ния Христа ни один греш­ник не в состо­я­нии. Но ни о каком удив­ле­нии греш­ника перед бла­го­да­тью соб­ствен­ного вос­кре­се­ния у пре­по­доб­ного Исаака нет и намека. Можно было бы пред­по­ло­жить, что эта досад­ная ошибка, в корне меня­ю­щая смысл слов подвиж­ника, лежит на сове­сти изда­те­лей книги, а не ее автора. Однако сде­лать такое пред­по­ло­же­ние мешает тот факт, что Осипов дважды при­бе­гает к этим словам прп. Исаака Сирина и столько же раз «оши­ба­ется» в одном и том же месте. Причем, во второй раз он не просто цити­рует фразу в иска­жен­ном виде. Он выде­ляет ее, как под­твер­жда­ю­щую мысль не только о при­об­ще­нии греш­ника бла­го­дати соб­ствен­ного вос­кре­се­ния, но и дока­зы­ва­ю­щую идею об упразд­не­нии геенны. Как бы удив­ля­ясь дерз­но­вен­но­сти мысли пре­по­доб­ного, Осипов пишет: «Эти слова …конечно же, пора­жают. Еще бы: не пра­вед­ник, а греш­ник не в состо­я­нии и пред­ста­вить себе бла­го­дать вос­кре­се­ния своего»43. С лег­ко­стью решив вопрос об участи греш­ника, созер­ца­ю­щего бла­го­дать вос­кре­се­ния «своего», Осипов сразу же обра­ща­ется к вопросу и о все­об­щем вос­кре­се­нии, при­пи­сы­вал прп. Исааку и в этой обла­сти свои мнения. Он пишет: «Все­об­щее вос­кре­се­ние, убеж­ден св. Исаак, упразд­няет геенну: где геенна, кото­рая могла бы опе­ча­лить нас, греш­ни­ков, – вос­кли­цает он?»44 Но в данном случае речь у прп. Исаака не о всех греш­ни­ках вообще, как рас­ка­яв­шихся при жизни, так и остав­шихся чуж­дыми пока­я­нию. В конце 90-го слова пре­по­доб­ного, из кото­рого Осипов цити­рует нужные ему строки, гово­рится о мило­сер­дии Божием к тем, кто, как и сам автор книги, про­хо­дит подвиж­ни­че­скую жизнь, кто в опыте боре­ния со своими стра­стями не пере­стает ощу­щать себя греш­ни­ком. «Где геенна, кото­рая могла бы опе­ча­лить нас?» – пишет он (слова «греш­ни­ков» в тексте нет, оно добав­лено Оси­по­вым). «Нас» – не всех вообще греш­ни­ков без раз­бора, а только тех, к кому обра­щено слово свя­того, кто объ­еди­нен друг с другом родом духов­ной дея­тель­но­сти. Чуть выше, в этом же слове, св. Исаак, пора­жа­ясь без­мер­ной щед­ро­сти Гос­пода, в свя­щен­ном вос­торге вос­кли­цает: «О, как изу­ми­тельна бла­го­дать Бога и Творца нашего! Какая без­мер­ная бла­гость, по кото­рой Он есте­ство наше в нас, греш­ных, снова воз­во­дит к вос­со­зда­нию!»45 «В нас» – то есть во всех тех, кто по-хри­сти­ан­ски, в непре­рыв­ном духов­ном труде над собой стре­мится к вос­со­зда­нию своего есте­ства.

Что же каса­ется самой геенны, то, конечно, прп. Исаак, в отли­чие от Оси­пова, нико­гда не под­вер­гал сомне­нию истин­ность еван­гель­ских слов и был уверен в ее нескон­ча­е­мо­сти. Вот что он пишет в 58‑м слове своей книги, на кото­рую ссы­ла­ется Осипов: «…что несмыс­лен­нее или нера­зум­нее такой речи: «Довольно для меня избе­жать геенны, о том же, чтоб войти в Цар­ство, не забо­чусь»? Ибо избе­жать геенны и значит это самое – войти в Цар­ство; равно как лишиться Цар­ства – значит войти в геенну. Писа­ние не ука­зало нам трех стран, но что гово­рит? Егда при­и­дет Сын чело­ве­че­ский в славе Своей… и поста­вит овцы одес­ную Себе, а коз­лища ошуюю (Мф.25:31, 33)46. Не три наиме­но­вал сонма, но два – один одес­ную, другой ошуюю. И раз­де­лил пре­делы раз­лич­ных оби­те­лей их, сказав: И идут сии, то есть греш­ники, в муку вечную, пра­вед­ницы же в живот вечный (Мф.25:46)».

После «цити­ро­ва­ния» прп. Исаака Сирина Осипов ставит вопрос о спа­се­нии ино­вер­ных и неве­ру­ю­щих. В каче­стве отправ­ного пункта своих рас­суж­де­ний Алек­сей Ильич зада­ется вопро­сом нрав­ствен­ного харак­тера: если Бог есть Любовь, то как Он допус­кает вечную поги­бель тех, кто не явля­ется пра­во­слав­ными? «Так что же, – вопро­шает Алек­сей Ильич от лица не познав­ших Христа, – спа­са­ются одни пра­во­слав­ные? А из пра­во­слав­ных – только пра­вед­ные, то есть тысяч­ная или мил­ли­он­ная доля про­цента чело­ве­че­ства? А все пойдут в муку вечную? Неужели Бог, когда творил чело­века, не знал этого? А вы еще гово­рите, что Он – Любовь. Какая же это любовь – хуже не при­ду­ма­ешь!»47

Вопрос этот, кото­рый Осипов назы­вает «боль­ным», на самом деле носит спе­ку­ля­тив­ный харак­тер48. Люди, чуждые Христа, любят при­бе­гать к подоб­ным вопро­сам, чтобы оправ­дать свою без­от­вет­ствен­ную и нрав­ственно бес­по­ря­доч­ную жизнь. «Бог не может отсы­лать всех в муку», – гово­рят они себе и про­дол­жают спо­койно жить по своим при­хо­тям, нисколько не сверяя свою жизнь с Откро­ве­нием Божиим. Зачем? Бог – Любовь, всё и всех про­стит и поми­лует. Как гово­рит Хри­стос в Еван­ге­лии от Иоанна: «люди более воз­лю­били тьму, нежели свет» (Ин.3:19), потому и обстав­ляют свою жизнь вопро­сами подоб­ного рода, ограж­дая ими свою совесть. Им так удоб­нее. О таких людях Спа­си­тель в беседе с Нико­ди­мом гово­рил: «Всякий, дела­ю­щий зло, нена­ви­дит свет и не идет к свету, чтобы не обли­чи­лись дела его, потому что они злы» (Ин.3:20). Для тех же, кто при­няли Христа и полу­чали от Него «власть быть чадами Божи­ими», рож­ден­ными от Бога, тут нет ника­ких затруд­не­ний. Из Свя­щен­ного Писа­ния и из сокро­вен­ного опыта своей духов­ной жизни они хорошо знают, что Любовь Божия к роду чело­ве­че­скому про­явила себя вовсе не в упразд­не­нии ада или в предо­став­ле­нии каж­дому права решать свою загроб­ную участь. «Любовь Божия к нам откры­лась в том, что Бог послал в мир Еди­но­род­ного Сына Своего, чтобы мы полу­чили жизнь через Него» (1Ин.4:9). «Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал…» (Ин.3:16). Без­условно, знал Бог напе­ред судьбу чело­ве­че­ства, кото­рое сотво­рил. Знал и то, каким бес­пре­це­дент­ным путем изба­вит мир сей от греха, про­кля­тия и смерти. Бес­ко­неч­ный и всё пре­вос­хо­дя­щий Бог стал чело­ве­ком и пре­тер­пел от Своего созда­ния уни­чи­же­ние, отвер­же­ние и страш­ную смерть. Хри­стос не только принял муки ради тех, кто Его не принял. Идя на Гол­гофу, Он пред­ви­дел всё буду­щее глум­ле­ние чело­ве­че­ства над Кре­стом Своим и все-таки взошел на него, про­яв­ляя вели­чай­шую, боже­ствен­ную заботу о душе чело­ве­че­ской. При­гвож­да­ясь доб­ро­вольно ко Кресту, Он слышал не только вопли собрав­шейся черни: «Распни Его!», но и буду­щих руга­те­лей Своих: «Отмени для нас ад, тогда мы уве­руем в то, что Ты дей­стви­тельно Любовь». Но все эти изде­ва­тель­ства гря­ду­щего чело­ве­че­ства, все эти цинич­ные плевки в сто­рону Креста не оста­но­вили Его. Не взирая ни на что, Он мол­ча­ливо рас­пялся, откры­вая чело­веку воз­мож­ность вхож­де­ния в область новой, бла­го­дат­ной жизни. Что же еще должен был совер­шить чело­ве­ко­лю­би­вый Бог для спа­се­ния гре­хо­лю­би­вого чело­ве­че­ства?

Не только пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин ока­зался неверно про­ци­ти­ро­ван­ным Оси­по­вым в этой главе. Вслед за ним такой же участи под­вергся и св. Ириней Лион­ский. Дока­зы­вая, что спа­са­ются не одни только пра­во­слав­ные, Алек­сей Ильич при­во­дит цитату из тво­ре­ний этого свя­того: «Хри­стос пришел не ради тех только, кото­рые уве­ро­вали в Него, но для всех вообще людей, кото­рые … желали видеть Христа и слы­шать Его голос. Посему всех тако­вых Он во Втором при­ше­ствии Своем прежде воз­двиг­нет… вос­кре­сит и поста­вит в Свое Цар­ство»49. Вни­ма­тель­ное про­чте­ние этого «отре­дак­ти­ро­ван­ного» Оси­по­вым текста вызы­вает недо­умен­ный вопрос: о ком здесь идет речь? О тех, кто желал видеть и слы­шать Христа, но по каким-то при­чи­нам так и не уве­ро­вал в Него? И каким обра­зом Хри­стос «поста­вит» тако­вых «в Свое Цар­ство»? Совер­шая над ними наси­лие? Может ли так мыс­лить св. учи­тель Церкви? После обра­ще­ния к пол­ноте текста, из кото­рого Осипов фор­ми­рует свою «цитату», все вопросы отпа­дают сами собой. Ста­но­вится совер­шенно оче­видно, что Алек­сей Ильич в оче­ред­ной раз иска­зил мысль св. отца. Вот под­лин­ные слова св. Иринея Лион­ского: «Ибо Хри­стос пришел не ради тех только, кото­рые во вре­мена Тиве­рия кесаря уве­ро­вали в Него, и Отец оказал Свое про­мыш­ле­ние не ради ныне только живу­щих людей. Но для всех вообще людей, кото­рые от начала в своем поко­ле­нии по силе боя­лись и любили Бога и пра­ведно и бла­го­че­стиво вели себя в отно­ше­нии к ближ­ним и желали видеть Христа и слы­шать Его голос. Посему всех тако­вых Он во втором при­ше­ствии Своем прежде воз­двиг­нет от сна и как их, так и прочих, име­ю­щих судиться, вос­кре­сит и поста­вит в Свое Цар­ство»50. Вот, ока­зы­ва­ется, о каких всех шла речь у св. Иринея, – о всех бояв­шихся и любив­ших Бога, о всех пра­ведно и бла­го­че­стиво посту­пав­ших по отно­ше­нию к ближ­ним.

Не постес­нялся Алек­сей Ильич несколько «под­ре­дак­ти­ро­вать» и св. Иустина Фило­софа. Из его сочи­не­ний он при­во­дит две уре­зан­ные и потому иско­вер­кан­ные в смыс­ло­вом отно­ше­нии цитаты, кото­рые ловко встра­и­вает в свою кон­цеп­цию. «Мы научены, – цити­рует Осипов св. отца, – что Хри­стос есть пер­во­рож­ден­ный Бога, и мы выше объ­явили, что Он есть Слово, Коему при­ча­стен весь род чело­ве­че­ский. Те, кото­рые жили согласно с Словом, суть хри­сти­ане, хотя бы счи­та­лись за без­бож­ни­ков: таковы между элли­нами – Сократ и Герак­лит и им подоб­ные, а из вар­ва­ров – Авраам, Анания, Азария и Мисаил, и Илия и многие другие»51. В таком виде слова св. Иустина дей­стви­тельно можно бы исполь­зо­вать для дока­за­тель­ства поло­же­ния о спа­се­нии неве­ру­ю­щих. Но если обра­титься к речи св. отца, взятой во всем ее объеме, то ока­жется, что мысль в ней содер­жится совсем иная. Поз­во­лим себе про­ци­ти­ро­вать ее цели­ком: «Но чтобы кто, для отвра­ще­ния людей от нашего учения не сделал нера­зум­ного воз­ра­же­ния, что, по нашим словам, Хри­стос родился за 150 лет при Кви­рине, а пре­по­да­вал поуче­ние, кото­рое мы при­пи­сы­ваем Ему, немного после Понтия Пилата, и не заклю­чил отсюда, что нисколько невинны все те люди, до Него родив­ши­еся, я пред­ва­ри­тельно раз­решу это затруд­не­ние. Мы научены, что Хри­стос есть пер­во­рож­ден­ный Бога, и мы выше объ­явили, что Он есть Слово, Коему при­ча­стен весь род чело­ве­че­ский. Те, кото­рые жили согласно с Словом, суть хри­сти­ане, хотя бы счи­та­лись за без­бож­ни­ков: таковы между элли­нами – Сократ и Герак­лит и им подоб­ные, а из вар­ва­ров – Авраам, Анания, Азария и Мисаил, и Илия и многие другие. Таким обра­зом, те прежде бывшие, кото­рые жили про­тивно Слову, были бес­чест­ными, враж­деб­ными Христу и убий­цами людей, живших согласно с Словом, а те, кото­рые жили и ныне живут согласно с ним, суть хри­сти­ане, бес­страшны и спо­койны»52. Из при­ве­ден­ных слов отчет­ливо видно, что св. Иустин дока­зы­вал совсем не ту мысль, что весь род чело­ве­че­ский будет спасен, как ока­зав­шийся при­част­ным Слову. Он, напро­тив, дока­зы­вает, что те, кто жил до Христа бес­честно и бес­со­вестно, не будут осво­бож­дены от ответ­ствен­но­сти за свою жизнь на том только осно­ва­нии, что нико­гда не слы­шали Христа. По убеж­де­нию св. Иустина, тож­де­ствен­ного учению ап. Павла, и до при­ше­ствия Христа в мир можно было жить в согла­сии со Словом (см., напр., Рим.1:20: «Ибо неви­ди­мое Его, вечная сила Его и Боже­ство, от созда­ния мира через рас­смат­ри­ва­ние тво­ре­ний видимы, так что они без­от­ветны»).

Вторая цитата из сочи­не­ний св. Иустина, при­во­ди­мая Оси­по­вым для дока­за­тель­ства мысли о спа­се­нии «всех чело­ве­ков», иска­жена им еще силь­нее. В ее конце, кото­рый Осипов опус­кает по той при­чине, что кон­цовка эта про­ти­во­ре­чит его бого­слов­ским постро­е­ниям, содер­жится прямое, недву­смыс­лен­ное ука­за­ние св. отца на суще­ство­ва­ние вечных муче­ний. При­ве­дем сна­чала цитату Оси­пова: «Поскольку те, кото­рые делали все­об­щее, есте­ствен­ное и вечное добро, при­ятны Богу, то и они, подобно прежде их жившим пра­вед­ни­кам Ною, Еноху, Иакову и другим, во время вос­кре­се­ния спа­сутся через Христа нашего вместе с теми, кото­рые этого Христа при­знали Сыном Божиим»53. А вот мысль св. Иустина, взятая цели­ком, без «наре­зок» Алек­сея Ильича: «Скажи мне, спро­сил Трифон: те, кото­рые жили по закону, дан­ному Мои­сеем, будут ли жить в вос­кре­се­ние мерт­вых, подобно Иакову, Еноху и Ною, или нет? Госу­дарь мой, отве­чал я: когда я при­во­дил слова Иезе­ки­иля: «хотя Ной и Даниил и Иаков будут про­сить за сынов и доче­рей, не дастся им», но каждый оче­видно спа­сется соб­ствен­ною своею прав­дою, то гово­рил, что и жившие по закону Мои­се­еву также спа­сутся. Ибо в законе Мои­се­е­вом запо­ве­дано пови­ну­ю­щимся ему испол­нять то, что по при­роде хорошо, свято и спра­вед­ливо, и сверх того пред­пи­сано делать и то, что уза­ко­нено по жесто­ко­сер­дию народа; это и испол­нили люди под­за­кон­ные. Поскольку те, кото­рые делали все­об­щее, есте­ствен­ное и вечное добро, при­ятны Богу, то и они, подобно прежде их жившим пра­вед­ни­кам Ною, Еноху, Иакову и другим, во время вос­кре­се­ния спа­сутся через Христа нашего вместе с теми, кото­рые этого Христа при­знали Сыном Божиим, Кото­рый был прежде утрен­ней звезды и луны и потом бла­го­во­лил вопло­титься и родиться от Девы из рода Дави­дова для того, чтобы чрез такое домо­стро­и­тель­ство побе­дить ковар­ство­вав­шего из начала змия и упо­до­бив­шихся ему анге­лов, чтобы смерть была попрана и во время вто­рого при­ше­ствия Самого Христа совер­шенно поте­ряла всякую силу над веру­ю­щими в Него и бла­го­угодно живу­щими и потом уже не суще­ство­вала, когда одни будут посланы непре­станно мучиться на суд и осуж­де­ние огнен­ное, а другие будут жить вместе, сво­бод­ные от стра­да­ний и тления, без печали и в бес­смер­тии»54. Итак, у св. отца речь идет только о спа­се­нии тех, кто жил по закону Мои­се­еву, а в конце рас­суж­де­ния гово­рится и о веч­но­сти геенны. Трудно пред­по­ло­жить, чтобы Осипов не дочи­тал до точки того пред­ло­же­ния, кото­рое сам же и цити­рует. Вот так, без­жа­лостно кром­сая свя­то­оте­че­ский текст, отбра­сы­вая то, что не вме­ща­ется в его кон­цеп­цию и спе­ку­ли­руя на «обрез­ках» живой мысли, Осипов не только выстра­и­вает и про­па­ган­ди­рует свои воз­зре­ния, но еще и святым отцам навя­зы­вает то самое, против чего они писали свои сочи­не­ния.

Не посчаст­ли­ви­лось и свт. Гри­го­рию Бого­слову, ибо и его Осипов запи­сал в сто­рон­ники своего учения о спа­се­нии всех вообще людей и об упразд­не­нии вечных муче­ний. И как всегда, Алек­сей Ильич, при­водя слова свя­того отца, сохра­няет только види­мость их соот­вет­ствия со своими бого­слов­скими постро­е­ни­ями. Вот слова св. Гри­го­рия, на кото­рые он ссы­ла­ется: «Как многие из нас бывают не от нас, потому что жизнь делает их чуж­дыми общему телу; так многие из не при­над­ле­жа­щих к нам бывают нашими, поскольку доб­рыми нра­вами пред­ва­ряют веру и, обла­дая самою вещью, не имеют только имени хри­стиан»55. Свя­ти­тель, кажется, доста­точно ясно гово­рит о том, что добрые нравы неко­то­рых неве­ру­ю­щих лишь пред­ва­ряют веру, но никак не могут ее заме­нить. Но Осипов счи­тает, что у свя­того отца здесь речь идет о том, что можно оста­ваться только по нраву хри­сти­а­ни­ном, а не по кре­ще­нию, и этого вполне доста­точно для спа­се­ния. Однако если обра­титься ко всей речи Гри­го­рия Бого­слова, то выяс­нится, что в этом слове гово­рится об отце свя­ти­теля, о том пути, кото­рый тот про­де­лал до при­ня­тия кре­ще­ния, и кото­рый завер­шился омо­ве­нием во святой купели. Добрые нравы отца свя­ти­теля помогли ему обре­сти Христа и при­нять таин­ство кре­ще­ния – вот какова была мысль св. Гри­го­рия. Здесь нет и намека на то, что для спа­се­ния доста­точно иметь только добрые нравы. «Самую веру, как рас­суж­даю, полу­чил он в награду за сии доб­ро­де­тели (цело­муд­рие, скром­ность, прав­ди­вость, бла­го­ра­зу­мие – и. Н.)»56. «Роди­тель при­сту­пает к воз­рож­де­нию водою и духом, через кото­рое, как испо­ве­дуем пред Богом, обра­зу­ется и совер­ша­ется чело­век Хри­стов, земное пре­ла­га­ется в дух и вос­со­зи­да­ется. …При выходе из воды оси­я­вает его свет и слава, достой­ная того рас­по­ло­же­ния, с каким он при­сту­пил к даро­ва­нию веры»57. Таким обра­зом, в данном случае мы вновь стал­ки­ва­емся с оче­ред­ной под­та­сов­кой г‑на Оси­пова, с выры­ва­нием фразы из кон­тек­ста и при­да­нием ей своего соб­ствен­ного смысла. Конечно, таким спо­со­бом можно дока­зать все, что угодно.

Но более всего воз­му­ти­тельно мани­пу­ли­ро­ва­ние Оси­по­вым еван­гель­скими тек­стами. Даже слова Спа­си­теля он не стра­шится пере­ина­чи­вать таким обра­зом, чтобы и они дока­зы­вали его анти­биб­лей­ские воз­зре­ния. Так, в словах Христа о хуле на Духа Свя­того, кото­рая не про­ща­ется ни в сем веке, ни в буду­щем, Алек­сей Ильич стран­ным обра­зом усмат­ри­вает под­твер­жде­ние своей мысли о том, что спа­са­ются все, в том числе и не при­няв­шие кре­ще­ния. По его мнению слова Христа о том, что всякий грех про­стится чело­веку, нужно пони­мать в том смысле, что все греш­ники, избе­жав­шие хулы на Духа Свя­того, даже не воз­рож­ден­ные к новой жизни во святой купели кре­ще­ния, будут без­ого­во­рочно про­щены Хри­стом и вве­дены Им в область боже­ствен­ной жизни. Он пишет: «Одним словом, в этих словах Хри­сто­вых заклю­чена та мысль, что для всех, в том числе и для не при­няв­ших в земной жизни таин­ства кре­ще­ния, но не поху­лив­ших Духа Свя­того, сохра­ня­ется воз­мож­ность спа­се­ния, то есть воз­мож­ность стать чле­нами Тела Хри­стова – Церкви»58. Ни один тол­ко­ва­тель Еван­ге­лия не трак­то­вал эти слова Христа столь широко, как это делает Осипов. В самом деле, мог ли Тот, Кто сказал, что за всякое слово празд­ное люди дадут ответ на Страш­ном суде, пол­но­стью осво­бож­дать чело­века от ответ­ствен­но­сти за свои поступки на том только осно­ва­нии, что в них не содер­жится хулы на Духа Свя­того? «Не обма­ны­вай­тесь: ни блуд­ники, ни идо­ло­слу­жи­тели, ни пре­лю­бо­деи, ни мала­кии, ни муже­лож­ники, ни воры, ни лихо­имцы, ни пья­ницы, ни зло­ре­чи­вые, ни хищ­ники – Цар­ства Божия не насле­дуют» (1Кор.6:9–10). А как быть со сло­вами Гос­пода: «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Цар­ствие Божие» (Ин.3:5)? Стоит ли гово­рить и о том, что все святые тол­ко­ва­тели Еван­ге­лия еди­но­душно при­зна­вали, что все вообще грехи чело­ве­че­ские тре­буют рас­ка­я­ния, и что хула на Духа Свя­того есть такая послед­няя сте­пень бого­от­ступ­ни­че­ства и бого­бор­че­ства, после кото­рой пока­я­ние уже ста­но­вится невоз­мож­ным? В этом отно­ше­нии созна­тель­ное и целе­на­прав­лен­ное иска­же­ние смысла еван­гель­ских слов теми, кто дос­ко­нально изучил святое Пра­во­сла­вие, кто постав­лен Богом блюсти Истину, не будет ли тож­де­ствен­ным хуле на Духа Свя­того?

И в завер­ше­ние несколько слов о Нине­вии. Алек­сей Ильич в своей книге наглядно про­де­мон­стри­ро­вал свою спо­соб­ность выстра­и­вать на биб­лей­ском и свя­то­оте­че­ском мате­ри­але то, чему Цер­ковь Хри­стова нико­гда не учила. Но его рас­суж­де­ния о нине­ви­тя­нах, пока­яв­шихся от про­по­веди св. Ионы, настолько ори­ги­нальны, что заслу­жи­вают отдель­ного упо­ми­на­ния. По мысли Оси­пова, нине­ви­тяне, оста­ва­ясь языч­ни­ками по вере, после про­ро­че­ских обли­че­ний Ионы, про­зву­чав­ших на весь древ­ний город, полу­чили вечное спа­се­ние и навсе­гда избегли геенны. «Кто же кре­стил нине­вий­ских языч­ни­ков, и насколько пра­во­слав­ной была их вера, что Бог принял их пока­я­ние и поми­ло­вал не только здесь, но, без сомне­ния, и в веч­но­сти?» – вопро­шает Осипов, стре­мясь убе­дить чита­те­лей своей книги в том, что спа­се­ние вполне воз­можно и для ино­вер­ных, совер­шенно чуждых Пра­во­сла­вию59. Но, во-первых, как же можно языч­ни­ками назы­вать тех, кто внял голосу вет­хо­за­вет­ного про­рока? Ведь не перед Астар­той или Ваалом, не перед Моло­хом или Даго­ном при­зы­вал каяться св. Иона жите­лей Нине­вии. Ведь он не просто с при­зы­вами к пока­я­нию пришел, но и с про­по­ве­дью об Истин­ном Боге, сотво­рив­шим небо и землю. И если пока­я­ние нине­ви­тян было при­нято Все­выш­ним, если мино­вал их гнев Гос­по­день, то это озна­чает, что в акте пока­я­ния они при­об­щи­лись самой истин­ной вере, отверг­нув свои язы­че­ские заблуж­де­ния. Можно ли после этого назы­вать их абсо­лют­ными языч­ни­ками? «Насколько пра­во­слав­ной была их вера?» Вполне доста­точ­ной для того, чтобы отвра­тить от себя пра­вед­ный гнев Божий и улу­чить милость небес. Ибо вместе с пока­я­нием они достигли и чистого бого­ве­де­ния. «Кто же кре­стил нине­вий­ских языч­ни­ков?» Как кто? Их кре­стил не кто иной, как св. пророк Иона своей про­по­ве­дью об Истин­ном Боге. Ибо, по апо­столу, вера от слы­ша­ния. А что не водным было их кре­ще­ние, то об этом и гово­рить как-то неловко про­фес­сору бого­сло­вия. До при­ше­ствия в мир Христа-Спа­си­теля о каком же кре­ще­нии могла идти речь? Тогда гос­под­ство­вали иные бого­уста­нов­лен­ные формы цер­ков­ной жизни. Равно как и после Его при­ше­ствия в мир как можно вести речь о под­линно хри­сти­ан­ской жизни вне таин­ства кре­ще­ния? Для чего же тогда принял кре­ще­ние Сам Спа­си­тель, как не для того только, чтобы через это открылся путь всякой плоти к боже­ствен­ной жизни? Или Его выход на Иордан был лишен дей­ствен­ной, пре­об­ра­жа­ю­щей силы и не имел той таин­ствен­ной бла­го­дати, кото­рая в корне меняет жизнь чело­ве­че­ства?

Мы не знаем, удо­сто­и­лись ли нине­ви­тяне веч­ного спа­се­ния. Нам, в отли­чие от Оси­пова, не дано знать вещей глу­боко таин­ствен­ных, нахо­дя­щихся в сокро­вен­ном веде­нии боже­ствен­ного Разума. Несо­мненно лишь одно: среди нине­ви­тян были те, кто при­об­щился через про­по­ведь Ионы бого­от­кро­вен­ной вере, подобно тому, как среди жите­лей Иери­хона обре­лась Раав-блуд­ница, опе­ре­див­шая в бого­по­зна­нии своих еди­но­пле­мен­ни­ков, или как царица Сав­ская, при­хо­див­шая «от пре­де­лов земли» послу­шать муд­ро­сти Соло­мона. Ради таких людей, отклик­нув­шихся на голос Божий, и был послан пророк в Нине­вию. Нико­гда не остав­ляет Гос­подь тех, кто имеет в себе рас­по­ло­жен­ность к истин­ной вере и бого­по­чи­та­нию, нико­гда не попус­кает погиб­нуть им вместе с бого­хуль­ни­ками, окон­ча­тельно закос­нев­шими в пороке и наглухо затво­рив­шими свое сердце для зова Божия. К таким-то людям, при­няв­шим Бога во тьме язы­че­ства, и была обра­щена про­по­ведь Христа во аде. Их-то всех и вывел Иисус из плена, как поется об этом в вос­крес­ном кондаке 7‑го гласа: «… свя­зуем бывает ад, про­роцы согласно раду­ются: пред­ста, гла­го­люще, Спас сущим в вере, изы­дите вернии в вос­кре­се­ние».

Глава 4. «Зачем Хри­стос нис­хо­дил в ад?»

В этой главе Осипов дока­зы­вает мысль о совер­шен­ном упразд­не­нии ада. Именно ради этого, по мнению про­фес­сора, Спа­си­тель и нис­хо­дил в пре­ис­под­нюю после Своего рас­пя­тия. Начи­нает Алек­сей Ильич свои рас­суж­де­ния с цитаты из 1‑го посла­ния ап. Петра «Апо­стол Петр пишет: Хри­стос… нахо­дя­щимся в тем­нице… сойдя, про­по­ве­дал (1Пет.3:19). Эта про­по­ведь Спа­си­теля была обра­щена не только к пра­вед­ни­кам, но и к неко­гда непо­кор­ным ожи­дав­шему их Божию дол­го­тер­пе­нию и погиб­шим при потопе во дни Ноя, мерт­вым и ко всем усоп­шим от начала бытия чело­ве­че­ского и до его конца»60. С послед­ними сло­вами ува­жа­е­мого бого­слова, о том, что про­по­ведь во аде будет про­дол­жаться до конца мира согла­ситься никак нельзя. Ибо если Хри­стос не еди­но­жды сошел во ад, но про­дол­жает дело про­по­веди в пре­ис­под­ней и до сего дня, то для чего тогда Он с такой тща­тель­но­стью и забо­той устро­яет дело про­по­веди Еван­ге­лия среди живу­щих на земле? Для чего велел апо­сто­лам: «Идите по всему миру и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари» (Мк.16:15)? Для чего сооб­щил им дар гово­ре­ния на разных языках? Для чего испол­нил их вели­ким дерз­но­ве­нием и необы­чай­ной силой, так что даже и тень про­хо­дя­щего апо­стола совер­шала чудеса? Сея­тель, бро­са­ю­щий семя, бро­сает его в землю с тем, чтобы колос вос­хо­дил здесь, на земле. В про­тив­ном случае труды его не ока­жутся ли бес­по­лез­ными и тщет­ными? И бла­го­дать Свя­того Духа, сози­да­ю­щая дело про­по­веди, не будет ли в этом случае рас­то­чать Себя пона­прасну? А самая про­по­ведь не будет ли тогда обес­це­нена? Стоило ли апо­сто­лам тру­диться, не покла­дая рук, не зная отдыха и с огром­ным риском для жизни, если бла­го­ве­стие раз­да­ется Самим Хри­стом, да еще в тех местах, где уже нет ни шума мир­ской суеты, ни мощ­ного водо­во­рота стра­стей, ни бес­ко­неч­ных пре­сле­до­ва­ний?

Отры­вок, взятый Оси­по­вым из посла­ния апо­стола Петра для дока­за­тель­ства своей мысли, нельзя при­знать удач­ным. Уже тот святой тол­ко­ва­тель, на кото­рого опи­ра­ется про­фес­сор, а именно прп. Максим Испо­вед­ник, дает два его тол­ко­ва­ния (Осипов второе игно­ри­рует). Причем, и то, и другое гово­рит явно не в пользу кон­цеп­ции Оси­пова. Алек­сей Ильич цити­рует: «Прп. Максим Испо­вед­ник, объ­яс­няя эти слова апо­стола Петра о соше­ствии Христа в ад, писал: «… Писа­ние назы­вает «мерт­выми» людей, скон­чав­шихся до при­ше­ствия Христа, напри­мер, бывших при потопе, во время стол­по­тво­ре­ния, в Содоме, Египте, а также и в других, при­няв­ших в разные вре­мена и раз­лич­ными спо­со­бами мно­го­об­раз­ное воз­мез­дие и страш­ные беды боже­ствен­ных при­го­во­ров. Эти люди под­верг­лись нака­за­нию не столько за неве­де­ние Бога, сколько за обиды, при­чи­нен­ные друг другу. Им и была бла­го­вест­ву­ема, по словам ап. Петра, вели­кая про­по­ведь спа­се­ния – когда они уже были осуж­дены по чело­веку плотию, то есть вос­при­няли, через жизнь во плоти, нака­за­ние за пре­ступ­ле­ния друг против друга – для того, чтобы жили по Богу духом, то есть, будучи во аде, вос­при­няли про­по­ведь Бого­ве­де­ния, веруя во Спа­си­теля, сошед­шего во ад спасти мерт­вых»61. «Совер­шенно оче­видно, – ком­мен­ти­рует эти слова Осипов, – что слова «сошед­шего во ад спасти мерт­вых» гово­рят о спа­се­нии не пра­вед­ни­ков, а духовно мерт­вых, то есть греш­ни­ков, как тех, так и всех после­ду­ю­щих времен, кото­рые также, «будучи во аде и вос­при­няв про­по­ведь Бого­ве­де­ния», полу­чат воз­мож­ность «жить по Богу духом»62.

Однако у прп. Мак­сима речь идет не о всех вообще языч­ни­ках, отвер­гав­ших Истин­ного Бога, и не о тех нерас­ка­ян­ных греш­ни­ках, кото­рые, подобно содом­ля­нам или совре­мен­ни­кам Ноя, про­во­дили свою жизнь в срам­ных похо­тях («эти люди под­верг­лись нака­за­нию не за неве­де­ние Бога»), а о тех верных, т. е. ведав­ших Бога, кто по немощи своей, по при­чине нрав­ствен­ного несо­вер­шен­ства, не во всем были без­упречны по отно­ше­нию к другим людям («сколько за обиды, при­чи­нен­ные друг другу»). Прп. Максим утвер­ждает здесь мысль не о все­про­ще­нии Божием и совер­шен­ном упразд­не­нии ада, а, напро­тив, рас­кры­вает тайну той тре­бо­ва­тель­но­сти, с кото­рой пра­во­су­дие Божие отно­сится к каждой чело­ве­че­ской лич­но­сти. Даже те из зна­ю­щих Бога, кто нахо­дился в плот­ном кольце язы­че­ского нече­стия, но про­явили неспра­вед­ли­вость к ближ­нему, при­чи­няли людям ту или иную боль, даже и они не ока­жутся сво­бод­ными от ответ­ствен­но­сти за свои поступки. Иначе говоря, одна при­над­леж­ность истин­ной вере, в каком бы окру­же­нии ни про­во­дил чело­век свою жизнь, еще не спа­сает его от адовых про­па­стей.

Кроме этого, прп. Максим, трак­туя эти труд­ные для пони­ма­ния слова апо­стола Петра о про­по­веди мерт­вым, делает суще­ствен­ную ого­ворку. Он начи­нает свое объ­яс­не­ние слов ап. Петра с пред­ва­ри­тель­ного заме­ча­ния: «Неко­то­рые гово­рят, что Писа­ние назы­вает мерт­выми людей, скон­чав­шихся до Христа…» Мысль его осто­рожна и имеет пред­по­ло­жи­тель­ный харак­тер. Осипов же пред­на­ме­ренно опус­кает эти ввод­ные слова св. Мак­сима и иска­жает цитату таким обра­зом, что полу­ча­ется прямое утвер­жде­ние со ссыл­кой на авто­ри­тет Библии: «… Писа­ние назы­вает мерт­выми людей…» Опять мы стал­ки­ва­емся с фаль­си­фи­ка­цией свя­то­оте­че­ского текста, пред­при­ня­той Оси­по­вым в угоду своим постро­е­ниям. Более того, он ни слова не гово­рит о том, что в том же VII ответе Фал­ла­сию у прп. Мак­сима име­ется и совер­шенно иное тол­ко­ва­ние цити­ру­е­мой речи апо­стола. Оно начи­на­ется со слов «Или, быть может, [Свя­щен­ное Писа­ние] при­кро­венно назы­вает “мерт­выми” тех, кто носит в теле мертв ость Гос­пода Иисуса (2Кор.4:10)». Конечно, Оси­пову не по вкусу это второе тол­ко­ва­ние прп. Мак­сима, ибо оно никак не вме­ща­ется в его кон­цеп­цию об упразд­не­нии ада. Потому он и опус­кает его, как не суще­ству­ю­щее. Можно ли отно­ситься с дове­рием к иссле­до­ва­телю, кото­рый про­во­дит свой бого­слов­ский поиск столь пред­взято? Когда бого­слов пред­ла­гает свою трак­товку извест­ного апо­столь­ского изре­че­ния и на ее осно­ва­нии выстра­и­вает новое и весьма спор­ное учение, не сов­па­да­ю­щее с уче­нием Церкви, то, конечно, он обязан про­смот­реть всю пол­ноту свя­то­оте­че­ской мысли по поводу цити­ру­е­мого апо­столь­ского текста. И если бы Алек­сей Ильич хотя отча­сти выпол­нил эту работу, то ему с первых же шагов при­шлось бы всту­пить в поле­мику не только с прп. Мак­си­мом Испо­вед­ни­ком, на кото­рого он опи­ра­ется, но и с блж. Фео­фи­лак­том Бол­гар­ским, кото­рый пони­мал отры­вок из апо­стола Петра о про­по­веди мерт­вым не только не «по-оси­пов­ски», а и прямо про­ти­во­по­лож­ным обра­зом. Вот как тол­кует ап. Петра этот обра­зо­ван­ный и глу­боко ува­жа­е­мый иерарх, заслу­жив­ший своими тру­дами по тол­ко­ва­нию Свя­щен­ного Писа­ния широ­кую извест­ность во Все­лен­ской Церкви:

«Быв умерщ­влен по плоти, но ожив духом, кото­рым Он и нахо­дя­щимся в тем­нице духам, сойдя, про­по­ве­дал.

Дойдя до сего, апо­стол должен был еще объ­яс­нить, как смерть Хри­стова полезна была для прежде усоп­ших, и решить вопрос: если воче­ло­ве­че­ние Гос­пода было для спа­се­ния всех, то какое спа­се­ние полу­чили прежде умер­шие?» Он сразу раз­ре­шает то и другое и гово­рит, что смерть Хри­стова про­из­вела то и другое вместе, надежду вос­кре­се­ния чрез Его вос­кре­се­ние и спа­се­ние усоп­ших прежде. Ибо те, кото­рые хорошо про­вели время своей жизни, и тогда полу­чили спа­се­ние чрез соше­ствие Гос­пода во ад, как думает святой Гри­го­рий. Он гово­рит: «Хри­стос, явив­шись к нахо­дя­щимся во аде, спа­сает не всех без изъ­я­тия, но одних веру­ю­щих».

Неко­гда непо­кор­ным ожи­дав­шему их Божию дол­го­тер­пе­нию, во дни Ноя, во время стро­е­ния ков­чега, в кото­ром немно­гие, то есть восемь душ, спас­лись от воды.

Апо­стол под­твер­ждает непо­кор­ность из Писа­ния, и не со времен про­ро­ков, но почти от самого сотво­ре­ния мира. Отсюда он пред­ста­вил, что спа­се­ние про­по­ве­до­ва­лось людям от начала, но они по наклон­но­сти своей к суете пре­не­бре­гали им, и в то время, как людей было бес­чис­лен­ное мно­же­ство, только восемь душ поко­ри­лись про­по­веди и спас­лись в устро­ен­ном ков­чеге.

Они (языч­ники – и. Н) дадут ответ Име­ю­щему вскоре судить живых и мерт­вых.

Связь такая: эти, зло­сло­вя­щие вас, дадут ответ Судя­щему всех живых и мерт­вых. Судятся и мерт­вые. Это видно из соше­ствия Гос­пода во ад. Ибо, явив­шись туда после крест­ной смерти, Он про­по­ве­дал и там, как на земле, про­по­ве­дал не словом, а делом. И как пре­бы­ва­ние Его в мире для тех, кото­рые с готов­но­стью при­знали Его, послу­жило в оправ­да­ние, а для тех, кото­рые не при­знали Его, в осуж­де­ние; так и из содер­жи­мых во аде тем, кото­рые жили по плоти, Он явился на осуж­де­ние, а тем, кото­рые жили по духу, т. е. вели жизнь духов­ную и доб­ро­де­тель­ную – на славу и спа­се­ние. Посему и спра­вед­ливо назы­ва­ется Судиею живых и мерт­вых.

Ибо для того и мерт­вым было бла­го­вест­ву­емо.

Так как перед этим апо­стол сказал: Име­ю­щему судить живых и мерт­вых, а на это могли воз­ра­зить: где же судятся живые, и где мерт­вые, – то он и под­твер­ждает это ска­зан­ным выше, тем, что Он и нахо­дя­щимся в тем­нице духам про­по­ве­дал, и что про­по­ведь эта была в суде, то есть в осуж­де­ние. Одни, те, кото­рые созна­вали свою жизнь доброй, когда яви­лась туда Бла­гость, тотчас соеди­ни­лись с Нею; а те, кото­рые злы, от этого напол­ни­лись стыдом, и при­няли себе осуж­де­ние. Вот что значит: Судия мерт­вых. Судия живых: когда Гос­подь пришел в тлен­ную жизнь сию, то люди нашли в при­ше­ствии Его осуж­де­ние себе. Одни, добрые, с усер­дием при­няли Его учение, а другие, злые, отка­за­лись от истины и сами сомкнули себе глаза от нее. Почему и ска­зано: на суд, то есть на осуж­де­ние, пришел Я в мир сей (Ин.9:39). Так Хри­стос есть Судия живых и мерт­вых!»

Вообще, все утвер­жде­ния Оси­пова о том, что многие святые отцы под­дер­жи­вали учение о совер­шен­ном упразд­не­нии ада носят чисто голо­слов­ный харак­тер. В отли­чие от Оси­пова, святые отцы никак не могли откро­венно идти против внят­ного и здра­вого учения апо­сто­лов. Как можно учить о вре­мен­ном харак­тере геенны после, напри­мер, таких слов апо­стола Павла: «Ибо пра­ведно пред Богом – оскорб­ля­ю­щим вас воз­дать скор­бью, а вам, оскорб­ля­е­мым, отра­дою вместе с нами, в явле­ние Гос­пода Иисуса с неба, с Анге­лами силы Его, в пла­ме­не­ю­щем огне совер­ша­ю­щего отмще­ние не познав­шим Бога и не поко­ря­ю­щимся бла­го­вест­во­ва­нию Гос­пода нашего Иисуса Христа, кото­рые под­верг­нутся нака­за­нию, вечной поги­бели, от лица Гос­пода и от славы могу­ще­ства Его» (2Сол.1:6–9)? Тот же апо­стол пре­ду­пре­ждал: «Ибо будет время, когда здра­вого учения при­ни­мать не будут, но по своим при­хо­тям будут изби­рать себе учи­те­лей, кото­рые льстили бы слуху; и от истины отвра­тят слух и обра­тятся к басням» (2Тим.4:3–4).

Не только святых отцов Церкви, но и бого­слу­жеб­ную лите­ра­туру Осипов пыта­ется исполь­зо­вать для под­твер­жде­ния своей идеи о полном упразд­не­нии ада и об уни­что­же­нии вечных муче­ний. Он пишет: «По учению Церкви Вос­кре­се­нием Хри­сто­вым ад, как закры­тая, образно говоря тюрьма, пере­стал суще­ство­вать, раз­ру­шены были «вереи адовы». В после­до­ва­нии утрени Страст­ной Пят­ницы слышим такие слова: «Руко­пи­са­ние наше на Кресте рас­тер­зал еси, Гос­поди, и вме­ни­вся в мерт­вых, тамош­него мучи­теля связал еси, избавль всех от уз смерт­ных вос­кре­се­нием Твоим…» В Вели­кую Суб­боту: «Цар­ствует ад, но не веч­нует над родом чело­ве­че­ским…» Эта же мысль звучит во мно­же­стве бого­слу­жеб­ных тек­стов Окто­иха, Триоди пост­ной и цвет­ной и др.»63. Однако не стоит забы­вать о том, что цер­ков­ная поэзия, вос­пе­ва­ю­щая победу Хри­стову над смер­тью и адом, делает это по-осо­бому, исполь­зуя язык свя­щен­ной сим­во­лики. Когда она утвер­ждает, что Хри­стос изба­вил всех от уз смерт­ных, то имеет в виду всех тех, кто при­об­рел в земной жизни живую и дей­ствен­ную веру во Христа. А когда гово­рит о спа­се­нии всего рода чело­ве­че­ского, то под­ра­зу­ме­вает под этим все ново­за­вет­ное чело­ве­че­ство, обра­зу­ю­щее единую Цер­ковь Хри­стову. Так, в кондаке седь­мого гласа мы слышим такие слова: «… свя­зуем бывает ад, про­роцы согласно раду­ются, пред­ста, гла­го­люще, Спас сущим в вере: изы­дите, вернии, в вос­кре­се­ние».

Не сле­дует упус­кать из виду и того, что вос­крес­ные бого­слу­жеб­ные тексты, оза­рен­ные светом Хри­сто­вой победы, акцен­ти­руют вни­ма­ние моля­щихся прежде всего на поло­жи­тель­ной ее сто­роне. Тем не менее, в то же время в них изредка нахо­дит свое отра­же­ние и дог­ма­ти­че­ская мысль про­ти­во­по­лож­ного харак­тера. В синак­саре Вели­кой Суб­боты, в кото­ром про­странно гово­рится о соше­ствии Христа во ад, читаем: «Не бо во аде Гос­подня душа, якоже других святых души, удер­жана бысть». А в синак­саре на Святую Пасху, когда Цер­ковь, каза­лось бы, ничего не испы­ты­вает, кроме радо­сти о Вос­крес­шем Христе, когда Она пере­пол­ня­ется лью­щейся через край боже­ствен­ной жизнью, вдруг посреди все­об­щего лико­ва­ния звучат слова: «… и ныне, из адовых сокро­вищ чело­ве­че­ское есте­ство все исхи­тив, на небеса воз­веде и к древ­нему досто­я­нию при­веде нетле­ния. Обаче, сошед во ад, не всех вос­креси, но елицы веро­вати Ему изво­лиша…» Да и самое начало Святой Пасхи, как это ни пока­жется стран­ным, не к идее ли вечных муче­ний греш­ни­ков обра­щено? Ибо что мы слышим сразу же после пения пас­халь­ного тро­паря? Стихи сле­ду­ю­щего содер­жа­ния: «да вос­крес­нет Бог и рас­то­чатся врази Его, и да бежат от лица Его нена­ви­дя­щие Его», «яко исче­зает дым, да исчез­нут, яко тает воск от лица огня», «тако да погиб­нут греш­ницы от лица Божия, а пра­вед­ницы да воз­ве­се­лятся». Так что и на бого­слу­жеб­ных текстах, взятых в их пол­ноте, никак нельзя утвер­дить учение о совер­шен­ном упразд­не­нии ада.

При­бег­нув к авто­ри­тету Свя­щен­ного Писа­ния и бого­слу­жеб­ной лите­ра­туры, Осипов, как и в других главах своей книги, при­во­дит цитаты из тво­ре­ний святых отцов, под­твер­жда­ю­щих его поло­же­ние о полном упразд­не­нии ада. Он ссы­ла­ется на таких учи­те­лей Церкви, как свв. Иоанн Зла­то­уст, Епи­фа­ний Кипр­ский, Амфи­ло­хий Ико­ний­ский, Афа­на­сий Вели­кий, Ефрем Сирин, Игна­тий Брян­ча­ни­нов, Инно­кен­тий Хер­сон­ский (Бори­сов). Рас­смот­рим при­во­ди­мые им ссылки.

Вот цитата из тво­ре­ний св. Афа­на­сия Вели­кого: «Свт. Афа­на­сий Вели­кий в Пас­халь­ном посла­нии гово­рит: «Он Тот, Кото­рый древле вывел народ из Египта, а напо­сле­док и всех нас или, лучше ска­зать, весь род чело­ве­че­ский иску­пил от смерти и возвел из ада»64. Эти слова свя­ти­теля об искуп­ле­нии всего рода чело­ве­че­ского должно пони­мать в том смысле, что Хри­стос даро­вал чело­ве­че­ству воз­мож­ность избав­ле­ния от ада. Предо­став­лен­ная чело­ве­че­скому роду воз­мож­ность сама по себе никого не делает наслед­ни­ком Цар­ства Хри­стова в обя­за­тель­ном порядке и уж, конечно, вовсе не исклю­чает вечных муче­ний. И свя­ти­тель не упус­кает случая напом­нить об этом. В том же Пас­халь­ном посла­нии, откуда Осипов берет цитату, св. Афа­на­сий, рас­суж­дая как о про­тив­ни­ках Христа, так и всех тех, кто больше, чем Истину, воз­лю­бил век сей вре­мен­ный, утвер­ди­тельно гово­рит о том, что все они, по при­чине своего про­тив­ле­ния Богу и бес­по­ря­доч­ной любви к мир­ским удо­воль­ствиям, ока­жутся навсе­гда лишен­ными бла­жен­ной веч­но­сти и будут отверг­нуты Цар­ства Небес­ного. Он пишет: «… посту­пив­шие против Гос­пода умерли, лишь крат­кое время насла­див­шись сею сует­но­стью и чрез то лишив­шись веч­но­сти. Ибо и в этом заблуж­да­лись они, что не вре­мен­ное рос­ко­ше­ство, но надежда на вечную жизнь имеет залог бес­смер­тия. Мно­гими скор­бями, бед­стви­ями и стра­да­ни­ями шествует пра­вед­ник в Цар­ство Небес­ное, а когда он придет туда, откуда отбеже болезнь и печаль и воз­ды­ха­ние (Ис.35:10), тогда он обре­тет отраду, подобно Иову, здесь пре­тер­пев­шему иску­ше­ние, а там сде­лав­ше­муся другом Гос­пода. Кто любит рос­кошь, лишь крат­кое время насла­жда­ется, а затем про­во­дит горест­ное житие, подобно Исаву, здесь полу­чив­шему вре­мен­ную снедь, там же отвер­жен­ному»65.

Точно также подо­брана цитата из свт. Епи­фа­ния Кипр­ского. Осипов цити­рует только ту часть текста, где есть слова о том, что Хри­стос, сошедши в пре­ис­под­нюю, сломил «ада­ман­товы запоры», вывел оттуда плен­ные души «… и ад соде­лал пустым»66. Эти строки взяты из извест­ной книги св. Епи­фа­ния о ересях, кото­рая назы­ва­ется «Пана­рион». В ней есть глава о васи­ли­ди­а­нах. В этой-то главе Алек­сей Ильич и отыс­кал нужные ему слова об уни­что­же­нии ада. Но, конечно, автор, соста­вив­ший книгу о раз­лич­ных лже­уче­ниях и ере­ти­ках, извра­щав­ших Истину самым неве­ро­ят­ным обра­зом, никак не мог раз­де­лять «оси­пов­ские» взгляды на вре­мен­ный харак­тер геенн­ского огня. Так, напри­мер, тот самый Васи­лид, о кото­ром пишет свт. Епи­фа­ний, рас­про­стра­нял учение о том, что на Гол­гофе не Хри­стос принял муки, а Симон Кири­ней­ский, кото­рому пору­чили нести крест Спа­си­теля. Для избе­жа­ния рас­пя­тий Хри­стос якобы пре­об­ра­зил Симона в Свой вид, а Себя в вид Симо­нов, и его вместо Себя предал на рас­пя­тие. Вместе с тем сей Васи­лид «… доз­во­ляет уча­щимся у него совер­шать вся­каго рода дурныя дела и непо­треб­ства, учит мужчин, вве­рив­шихся ему, по какому-то дур­ному пра­вилу, сме­ше­нию со мно­гими жен­щи­нами». Мог ли св. Епи­фа­ний ста­вить вопрос о вечном бла­жен­стве таких людей? Напро­тив, в том же слове о Васи­лиде, он при­во­дит слова из Нового Завета об участи всех ере­ти­ков: «Апо­стол гово­рит на них и на подоб­ных им: откры­ва­ется гнев Божий и пра­вед­ный суд на содер­жа­щих истину в неправде (Рим.1:18). Ибо по сей при­чине, то есть по сла­до­стра­стию, многие впа­дают в ересь, находя в ней воз­мож­ность небо­яз­ненно в удо­воль­ствие свое совер­шать дела срам­ныя». А в конце главы об этом самом Васи­лиде св. Епи­фа­ний выра­жает несо­мнен­ную уве­рен­ность в том, что «… рог греш­ных Гос­подь сокру­шил, воз­не­сется же только рог пра­вед­наго (Пс.74:11)».

Вот выписка из тво­ре­ний свт. Игна­тия Брян­ча­ни­нова: «Лишен­ные славы хри­сти­ан­ства не лишены другой славы, полу­чен­ной при созда­нии: они – образ Божий»67. Осипов трак­тует эти слова так, что ино­вер­ные, лишен­ные славы хри­сти­ан­ства, будут иметь какую-то иную славу в бла­жен­ной веч­но­сти. Но такое пони­ма­ние – не что иное, как обыч­ная для Оси­пова под­та­совка. Эти строки взяты из 1‑го тома тво­ре­ний свя­ти­теля, из той ее главы, кото­рая назы­ва­ется «О любви к ближ­нему». В ней св. Игна­тий убеж­дает своего чита­теля вся­че­ски воз­гре­вать в себе любовь к ближ­нему. «И сле­пому, и про­ка­жен­ному, и повре­жден­ному рас­суд­ком, и груд­ному мла­денцу, и уго­лов­ному пре­ступ­нику, и языч­нику, – пишет свя­ти­тель, – окажи почте­ние, как образу Божию. Что тебе до их немо­щей и недо­стат­ков! Наблю­дай за собою, чтобы тебе не иметь недо­статка в любви». Люби всех, уве­щает свя­ти­тель, даже тех, кто не при­над­ле­жит Церкви Хри­сто­вой. Каждый чело­век, неза­ви­симо от своих веро­ва­ний, образа мыслей и пове­де­ния, являет собой образ Божий – вот в чем заклю­ча­ется неис­ка­жен­ная мысль свя­ти­теля. «Лишен­ные славы хри­сти­ан­ства не лишены другой славы, полу­чен­ной при созда­нии: они – образ Божий». Ни о какой загроб­ной славе греш­ни­ков или ино­вер­ных тут вообще нет речи. Здесь выстав­ля­ется только довод в пользу того, что хри­сти­а­нин должен любить вся­кого чело­века.

В том же духе под­би­ра­ется цитата из сочи­не­ний прп. Ефрема Сирина. Осипов заяв­ляет: «Св. Ефрем Сирин не сомне­ва­ется, что «во гласе Гос­пода ад полу­чил предуве­дом­ле­ние при­го­то­виться к после­ду­ю­щему Его гласу, кото­рый совер­шенно упразд­нит его»68. На осно­ва­нии этих слов Алек­сей Ильич при­пи­сы­вает св. отцу мысль о полном упразд­не­нии ада. Но для кого ад ока­жется упразд­нен­ным? Для тех, кого Хри­стос вывел из гробов после того, как умер на Кресте, – для пра­вед­ни­ков. Ибо, как пишет еван­ге­лист, «… гробы отверз­лись, и многие тела усоп­ших святых вос­кресли» (Мф.27:52). Об этом же гово­рит и прп. Ефрем Сирин, причем, в том же самом месте, откуда Осипов «извле­кает» нужную ему цитату. «Если тело мерт­вого, – пишет он, – кото­рое не любо­вью и чув­ством при­кос­ну­лось к костям Елисея, извлекло из них новую жизнь, побе­див­шую смерть, то насколько же более веру­ю­щие будут полу­чать жизнь бес­смер­тия от тела Сына?» Нужно совсем не иметь сове­сти, чтобы вели­кому учи­телю пока­я­ния при­пи­сы­вать мысль об упразд­не­нии ада. Чуть ли не в каждом своем слове о Втором при­ше­ствии Гос­пода прп. Ефрем с при­су­щей ему страст­но­стью гово­рит о суде и геенне. Поз­во­лим себе только одну выписку. «Разные есть роды муче­ний, как слы­шали мы в Еван­ге­лии. Естьтма кро­меш­ная (Мф.8:12), а из этого видно, что есть и другая тьма – глу­бо­чай­шая; геенна огнен­ная (Мф.5:22) – иное место муче­ния; скре­жет зубом (Мф.13:42) – также особое место; червь неусы­па­ю­щий (Мк.9:48) – в другом месте; езеро огнен­ное (Откр.19:20) – опять иное место; тартар – также свое место; огнь неуга­са­ю­щий (Мк.9:43) – особая страна; пре­ис­под­няя (Флп.2:10) и пагуба (Мф.7:13) – на своих местах; дол­ней­шыя страны земли (Еф.4:9) – вновь другое место; ад, где пре­бы­вают греш­ники, и дно адово – самое мучи­тель­ное место. На эти-то муче­ния рас­пре­де­лены будут несчаст­ные, каждый по мере грехов своих, или более тяжких, или более снос­ных, по напи­сан­ному: пше­ни­цами же своих, грехов кийждо затя­за­ется (Притч.5:22)». И далее, в том же слове, как будто спе­ци­ально для таких, как Осипов, пре­по­доб­ный Ефрем пишет: «Вот, вы …узнали, каким посме­ши­щем будут изде­ва­ю­щи­еся над Боже­ствен­ными Писа­ни­ями. Никто да не вда­ется в обман, бла­го­сло­вен­ные воз­люб­лен­ные мои, никто да не оста­ется в неве­рии, будто бы ска­зан­ное о Суде – одни пустые слова. Напро­тив того, в точ­но­сти и несо­мненно будем все верить Гос­поду, Его Боже­ствен­ным Писа­ниям, что есть вос­кре­се­ние мерт­вых и Суд, и воз­да­я­ние за добрые и худые дела»69.

Другую свою ссылку Осипов делает на свт. Инно­кен­тия (Бори­сова). Перед цити­ро­ва­нием он заяв­ляет, что архи­епи­скоп Хер­сон­ский был того мнения, что Хри­стос, сойдя во ад, вывел оттуда даже самые упор­ные души. В одной из своих про­по­ве­дей в Вели­кую Суб­боту свя­ти­тель гово­рит: «Что было пред­ме­том про­по­веди во аде? Апо­стол не гово­рит об этом прямо. Но что другое могло быть пред­ме­том про­по­веди Спа­си­теля, кроме спа­се­ния? Конец дела пока­зы­вает и суще­ство его. А концом про­по­веди во аде для самых упор­ных душ, каковы совре­мен­ники Ноя, дол­жен­ство­вало быть то, что они, суд прияв – во время потопа – по чело­веку плотию, пожили теперь – после про­по­веди Хри­сто­вой – духом (1Пет.4:6). Те, кои ожили духом, не могли уже быть остав­лен­ными среди жилища смерти, и Побе­ди­тель смерти, сошедши во ад Один, дол­жен­ство­вал изве­сти с Собою многих»70. Никто не может усо­мниться в этом, про­дол­жает свя­ти­тель, ибо Цер­ковь несо­мненно вос­пе­вает, что «соше­ствием Боже­ствен­ного Жениха во ад «исто­щены вся адова цар­ствия»71. Но если вни­ма­тельно про­честь эту цитату, то станет оче­вид­ным, что св. Инно­кен­тий, говоря о соше­ствии Христа во ад, отнюдь не утвер­ждал, что спа­сутся все, даже самые упор­ные души. Он гово­рит только о том, что про­по­ведь Спа­си­теля дол­жен­ство­вала изве­сти нахо­див­шихся там, но не всех, а только многих. А если бы Осипов довел свое цити­ро­ва­ние про­по­веди свя­ти­теля до конца, то обна­ру­жил прямо про­ти­во­по­лож­ное тому, что пыта­ется ею дока­зать. Ибо св. Инно­кен­тий в той же беседе на Вели­кую Суб­боту гово­рит: «Гос­подь во аде: снидем и мы за Ним мыс­лимо во ад, дабы не сойти неко­гда туда самим делом; поста­вим себя на время в состо­я­ние тех, кои были заклю­чены в тем­нице духов, и научимся соде­вать свое спа­се­ние со стра­хом и тре­пе­том. …Насто­я­щая про­по­ведь Христа во аде явно есть про­по­ведь не повто­ря­е­мая: ибо не повто­ря­емо раз­лу­че­ние души Его с телом. Посему лучше и без­опас­нее всего соде­вать свое спа­се­ние, дон­деже день есть, ибо при­и­дет для каж­дого нощь, в кото­рую, по слову Самого непре­ста­ю­щего Дея­теля, никто же может деяти (Ин.9:4)»72.

Как видим, слова Гос­пода о вечном муче­нии непо­кор­ных Еван­ге­лию для свя­ти­теля Инно­кен­тия, в отли­чие от Оси­пова, явля­ются не сред­ством вос­пи­та­ния «нера­ди­вых», но непре­лож­ной исти­ной. «Исто­ща­ние адова цар­ствия» вовсе не озна­чает для свя­ти­теля упразд­не­ние вечных мук. Об этом же он гово­рит и в другой своей про­по­веди на Вели­кую Суб­боту: «Ибо где смерть поте­ряла жало свое, как не в гробе Гос­пода, и когда ад про­иг­рал победу, как не во время смерти Его? …Поэтому на гробе Гос­пода Ангел мог воз­гла­сить и начер­тать: Смерть! где твое жало ? ад! где твоя победа? (Ос.13:14). Но Ангел, братья, а не мы! – Смерть и без жала для нас еще столь сильна, что вслед­ствие грехов наших низ­во­дит каж­дого из нас во гроб. Ад и с раз­ру­шен­ными сте­нами и с упразд­нен­ными вра­тами еще про­дол­жает снова напол­няться теми, кото­рые, оста­вив цар­ский тесный путь креста, веду­щий в рай, идут всю жизнь путем широ­ким, кото­рого послед­ние зрят во дно адово. Итак, для Гос­пода время, а для нас, братья, рано, рано еще вос­пе­вать от своего лица песнь победы над смер­тью, рано вызы­вать против себя на сра­же­ние ад. Поспе­шим лучше в мол­ча­нии уда­литься от этих врагов, истреб­лять в себе все тлен­ное, не могу­щее насле­до­вать Цар­ствия Божия, изго­нять из себя все адское, неспо­соб­ное быть в раю. А когда при помощи веры и бла­го­дати прой­дем без­опасно сенью смерт­ною, когда увидим, как ад и смерть ввер­жены будут в озеро огнен­ное (Откр.20:14), тогда в честь Спа­си­теля нашего вместе со всеми свя­тыми не пре­ми­нем вос­клик­нуть: Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? (Ос.13:14)».

Вот, ока­зы­ва­ется, о какой послед­ней смерти ада, о каком его нис­про­вер­же­нии вос­кли­цал пророк! Он созер­цал не столько соше­ствие Христа во ад, сколько то буду­щее ввер­же­ние ада и смерти в озеро огнен­ное, кото­рое совер­шится при послед­нем Вели­ком суде. «И увидел я мерт­вых, малых и вели­ких, сто­я­щих пред Богом, и книги рас­крыты были, и иная книга рас­крыта, кото­рая есть книга жизни; и судимы были мерт­вые по напи­сан­ному в книгах, сооб­разно с делами своими. Тогда отдало море мерт­вых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мерт­вых, кото­рые были в них; и судим был каждый по делам своим. И смерть и ад повер­жены в озеро огнен­ное. Это смерть вторая. И кто не был запи­сан в книге жизни, тот был брошен в озеро огнен­ное» (Откр.20:12–15). Именно эту окон­ча­тель­ную победу над смер­тью и созер­цает Пас­халь­ная служба, когда устами про­рока вос­кли­цает: «Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа?» На таком пони­ма­нии пас­халь­ного текста наста­и­вал и свт. Инно­кен­тий, когда в своей про­по­веди на Вели­кую Суб­боту гово­рил, что про­роки «…смот­рели в буду­щее, еще не суще­ство­вав­шее и, несмотря на его отда­лен­ность, видели многое гораздо лучше нас, хотя мы смот­рим в про­шед­шее, уже совер­шив­ше­еся. Так, один из них как будто стоял над самим гробом Гос­пода и видел Его вос­кре­се­ние, когда вос­клик­нул: Смерть! где твое жало ? ад! где твоя победа? (Ос.13:14)». Как видим, и в случае со свт. Инно­кен­тием Осипов выбрал из тво­ре­ний только то, что соот­вет­ствует его, мягко говоря, нетра­ди­ци­он­ным постро­е­ниям.

Инте­ресно, что сразу же за цити­ро­ва­нием свт. Инно­кен­тия Алек­сей Ильич выска­зы­вает еще одну весьма спор­ную мысль о том, что соше­ствие во ад было актом вне­вре­мен­ным и, сле­до­ва­тельно, «… с этого исто­ри­че­ского момента Хри­стос стал досту­пен всем туда схо­дя­щим»73. Эта мысль, как можно было видеть, опро­вер­га­ется все тем же тек­стом свт. Инно­кен­тия, состав­лен­ным на Вели­кую Суб­боту, кото­рый только выбо­рочно цити­ру­ется Оси­по­вым. Ибо в этом самом же поуче­нии св. Инно­кен­тий гово­рит: «Насто­я­щая про­по­ведь Христа во аде явно есть про­по­ведь не повто­ря­е­мая: ибо не повто­ря­емо раз­лу­че­ние души Его с телом». А в другом своем слове на Вели­кую Суб­боту свя­ти­тель про­из­но­сит: «Будем ли ожи­дать, чтобы и нам когда-либо, подобно совре­мен­ни­кам Ноевым, про­из­не­сена была про­по­ведь уже не на земли, а во аде? Но воз­люб­лен­ный Спа­си­тель наш, Кото­рый един имеет ключи ада и смерти, раз только, по уве­ре­нию слова Божия, сходил во ад со Креста, в день насто­я­щий. Будем ли вооб­ра­жать, что Он для нас паки сойдет туда уже не со Креста, а с пре­стола славы Своея? Нет, Он явится всем уже тогда, как пред­ста­нет пред Ним на Суд весь род чело­ве­че­ский, в конце мира; явится уже не для про­по­веди, а для про­из­не­се­ния суда послед­него»74.

Мысль о том, что соше­ствие Спа­си­теля во ад есть непре­станно повто­ря­ю­ще­еся дей­ствие, нужна Алек­сею Ильичу не сама по себе, а для про­дол­же­ния своей теории об упразд­не­нии вечных мук. Ибо если Хри­стос и в самом деле пери­о­ди­че­ски нис­хо­дит во ад, то у его оби­та­те­лей появ­ля­ется реаль­ная воз­мож­ность быть оттуда выве­ден­ными. Осипов пишет: «Потому и перед теми, кото­рые по объ­ек­тив­ным при­чи­нам не смогли в своей земной жизни уве­ро­вать в при­шед­шего Христа и при­нять здесь Таин­ство Кре­ще­ния, откры­ва­ется, как видим, воз­мож­ность по молит­вам Церкви войти в нее там путем вет­хо­за­вет­ного чело­ве­че­ства – путем, как осто­рожно выска­зался свт. Гри­го­рий Бого­слов, огнен­ного кре­ще­ния»75. И опять мы встре­ча­емся с неволь­ным отри­ца­нием Оси­по­вым Гол­гоф­ской Жертвы. Ибо если и после явле­ния в мир Бого­че­ло­века оста­ется воз­мож­ность достичь Цар­ства Божия путем вет­хо­за­вет­ного чело­ве­че­ства, то зачем нужно было Его рож­де­ство, Его про­по­ведь, Его чудо­тво­ре­ния, Его крест­ные стра­да­ния, Его слав­ное трех­днев­ное вос­кре­се­ние и на небеса вос­хож­де­ние? И что это за путь вет­хо­за­вет­ного чело­ве­че­ства? Обре­за­ние и при­ня­тие закона Мои­се­ева? Но не сказал ли апо­стол, что «делами закона не оправ­да­ется ника­кая плоть» (Гал.2:16), и «если зако­ном оправ­да­ние, то Хри­стос напрасно умер» (Гал.2:21)? И что за вет­хо­за­вет­ное огнен­ное кре­ще­ние? Кто и когда был крещен этим кре­ще­нием в Ветхом Завете? Писа­ние нигде не гово­рит о нем. Что же такое известно масти­тому лек­тору, о чем совер­шенно умал­чи­вает Библия? Ничего не говоря об этом, никак не пояс­няя своего более, чем стран­ного выска­зы­ва­ния, Осипов делает сто­рон­ни­ком своих заяв­ле­ний не кого-нибудь, а самого св. Гри­го­рия Бого­слова. «Может быть, – цити­рует Осипов учи­теля Церкви, – они будут там кре­щены огнем – этим послед­ним кре­ще­нием, самым труд­ным и про­дол­жи­тель­ным, кото­рое поядает веще­ство, как сено, и потреб­ляет лег­ко­вес­ность вся­кого греха»76. Алек­сей Ильич так ловко встроил слова св. Гри­го­рия в свои рас­суж­де­ния, что полу­ча­ется, что в них речь идет о тех, кто не принял кре­ще­ния при жизни, и что их кре­ще­ние дей­стви­тельно про­изой­дет в местах адских муче­ний. На самом же деле мысль у св. Гри­го­рия совер­шенно иная, ничего общего не име­ю­щая с бого­слов­скими постро­е­ни­ями Оси­пова. В данном месте своего слова свя­ти­тель ведет раз­го­вор только о при­вер­жен­цах ереси Новата, и только их под­ра­зу­ме­вает, когда упо­треб­ляет место­име­ние «они». Вот его речь: «Но гово­рят, что Новат не при­ни­мал тех, кото­рые пали во время гоне­ния. Что ж из этого? Если не рас­ка­яв­шихся, спра­вед­ливо. И я не при­ни­маю таких… А если Новат не при­ни­мал истек­ших сле­зами, не стану ему под­ра­жать. …Никто из вас, хотя бы и слиш­ком на себя наде­ялся, да не дерз­нет гово­рить: «Не под­ходи ко мне, потому что я свят для тебя (Ис.65:5), и кто чист настолько, как я?» …Итак, эти (т. е. нова­ти­ане – и. Н.), если хотят, пусть идут нашим путем и Хри­сто­вым (т. е. путем мило­сти к падшим и потом рас­ка­яв­шимся – и. Н.); если же нет, то своим. Может быть, они будут там (т. е. на этом пути – и. Н.) кре­щены огнем – этим послед­ним кре­ще­нием, самым труд­ным и про­дол­жи­тель­ным, кото­рое поедает веще­ство, как сено, и потреб­ляет лег­ко­вес­ность вся­кого греха». Всякий, кто не разу­чился читать по-русски, увидит в этих словах св. Гри­го­рия только то, что он хотел ими ска­зать, а именно, выра­же­ние надежды свя­ти­теля на то, что после­до­ва­тели ереси Новата, если оста­нутся при своих заблуж­де­ниях и, несмотря на реак­цию Церкви, все-таки оста­нутся при своем, то, может быть, на этом ложном пути и будут «кре­щены огнем», иначе говоря, будут оста­нов­лены и вра­зум­лены каким-нибудь чрез­вы­чай­ным дей­ствием Божиим, кото­рое свя­ти­тель назы­вает «кре­ще­нием огнем». Таким обра­зом, слово «там» в речи св. Гри­го­рия Бого­слова озна­чает вовсе не место вечных муче­ний, а тот путь заблуж­де­ний, по кото­рому шли после­до­ва­тели ере­ти­че­ского учения. Конечно, у тех, кто оши­ба­ется и заблуж­да­ется искренно, такая воз­мож­ность, без­условно, име­ется. Но что гово­рить о тех, кто вполне созна­тельно иска­жает истину, исполь­зуя при этом с воз­му­ти­тель­ной лжи­во­стью свя­то­оте­че­ское насле­дие Церкви?

Про­ана­ли­зи­руем и вторую цитату из свт. Гри­го­рия Бого­слова. Если первая взята из его 39-го слова, то после­ду­ю­щая совсем из дру­гого – из 40-го, посвя­щен­ного своей теме. Но Осипов ничего не гово­рит об этом и фор­ми­рует фразу так, как будто вторая цитата явля­ется логи­че­ским про­дол­же­нием первой. И даже не столько про­дол­же­нием, сколько ее пояс­не­нием. Закон­чив цити­ро­ва­ние фразы из текста о нова­ти­а­нах, Осипов без вся­кого пере­хода при­во­дит цитату из дру­гого текста и пишет: «И объ­яс­няет (име­ется в виду, что св. Гри­го­рий сам объ­яс­няет свою же мысль, только что про­ци­ти­ро­ван­ную Оси­по­вым, – и. Н.): «Иные даже не имеют воз­мож­но­сти при­нять дара (кре­ще­ния), или, может быть, по мало­лет­ству, или по какому-то совер­шенно не зави­ся­щему от них сте­че­нию обсто­я­тельств, по кото­рому не спо­доб­ля­ются при­нять бла­го­дати… послед­ние не при­няв­шие кре­ще­ния не будут у пра­вед­ного Судии ни про­слав­лены, ни нака­заны, потому что хотя и не запе­чат­лены, однако же и не худы… Ибо не всякий… недо­стой­ный чести достоин уже нака­за­ния»77. В данном месте 40-го слова свт. Гри­го­рий гово­рит уже не о нова­ти­а­нах, а о тех, кто бес­ко­нечно отла­гает кре­ще­ние и при этом оправ­ды­вает себя тем, что Бог при­ни­мает наме­ре­ние как и самое дело. Он убеж­дает тако­вых не откла­ды­вать кре­ще­ние, не зани­маться само­оправ­да­нием и не упо­вать на чрез­мер­ную милость Божию. Если ты, гово­рит он далее, «не счи­та­ешь убий­цей того, кто только наме­ре­вался убить, то почему счи­та­ешь кре­стив­шимся того, кто только соби­рался это делать?» Почему ста­вишь его в один ряд с удо­сто­ив­ши­мися Цар­ства? У Бога не может быть так, чтобы «с вошед­шим в Цар­ствие Небес­ное равен» был «и тот, кто желает только полу­чить оное, хотя и не творит дел Цар­ствия». «Если доста­точно жела­ния вместо силы Кре­ще­ния, и за одно жела­ние при­суж­да­ешь себе славу, то и вместо славы доволь­ствуйся одним жела­нием». Иными сло­вами, тот, кто лишает себя кре­ще­ния, лишает себя и буду­щей боже­ствен­ной славы. Что может быть страш­нее этой пер­спек­тивы? «При­мите про­све­ще­ние, пока есть время, да тма вас не пре­сле­дует и не имет (Ин.12:35), удалив от про­све­ще­ния, – убеж­дает свя­ти­тель в этом же слове. – Насту­пит ночь, и тогда – по отше­ствии отсюда никто не может делать. Первое есть слово Давида, а послед­нее – Истин­ного Света, про­све­ща­ю­щаго вся­кого чело­веке, гря­ду­щего в мир (Ин.1:9)». «Но что ска­жешь о тех, кото­рые еще мла­денцы, не чув­ствуют ни вреда, ни бла­го­дати? Кре­стить ли нам и их? – Непре­менно, если настоит опас­ность. Ибо лучше без созна­ния освя­титься, нежели уме­реть неза­пе­чат­лен­ным и несо­вер­шен­ным». Таким обра­зом, ника­кого дока­за­тель­ства о воз­мож­но­сти при­нять таин­ство кре­ще­ния в загроб­ной жизни из этого слова свя­ти­теля Гри­го­рия сде­лать невоз­можно. Напро­тив, св. Гри­го­рий в своем пла­мен­ном и про­стран­ном слове о кре­ще­нии убеж­дает своих слу­ша­те­лей не откла­ды­вать при­ня­тия таин­ства и не играть своей веч­но­стью, не вовле­кать себя в нега­си­мый огнь, кото­рый непре­менно постиг­нет всех тех, кто созна­тельно отвер­гает Истину. «Знаю огнь… кара­тель­ный, или Содом­ский, кото­рый на всех греш­ни­ков одо­ждит Гос­подь …Есть еще и сих ужас­ней­ший огонь, кото­рый заодно дей­ствует с червем неусы­па­ю­щим, не угасим, но уве­ко­ве­чен для злых», – гово­рит в том же 40‑м слове свя­ти­тель Гри­го­рий. Если и есть те из не при­няв­ших кре­ще­ния, кото­рые избег­нут муче­ний, то из этого совсем не сле­дует, что эти муче­ния станут необя­за­тель­ными и для всех осталь­ных, и что для них будет уста­нов­лено какое-то иное кре­ще­ние «огнем», о кото­ром ничего не гово­рится ни в Еван­ге­лии, ни в трудах святых отцов.

Извра­тив тексты отцов Церкви до неузна­ва­е­мо­сти, пре­вра­тив сокро­вищ­ницу свя­то­оте­че­ской мысли в урод­ли­вую кари­ка­туру, Осипов в завер­ше­ние своих постро­е­ний делает сле­ду­ю­щий вывод. При­ве­ден­ные им тексты, по его мнению, дока­зы­вают, что все непо­кор­ные Истине «… были и будут осво­бож­дены из ада. Все они, пройдя в нем огнен­ный искус стра­стей, при­няли и примут Спа­си­теля, полу­чат дар бла­го­дати Кре­ще­ния и, таким обра­зом, став чле­нами Церкви Хри­сто­вой, спа­сутся»78. Опро­вер­гать этот тезис нет ника­кой необ­хо­ди­мо­сти. Для вся­кого, кто хотя бы один раз про­чи­тал Еван­ге­лие, совер­шенно оче­видно, что данное утвер­жде­ние нахо­дится в явном несо­от­вет­ствии с бого­от­кро­вен­ной Исти­ной. Как, напри­мер, быть с пове­ле­нием Христа адре­со­ван­ным апо­сто­лам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Свя­того Духа» (Мф.28:19)? Зачем же идти в народы, если, по Оси­пову, и кре­ститься, и послу­шать про­по­ведь, и даже стать членом Церкви можно и в аду?

Вышед­шая в свет книга Оси­пова о посмерт­ной жизни души ставит ее чита­те­лей перед вопро­сом и более серьез­ного харак­тера. Не ста­но­вимся ли мы сви­де­те­лями и оче­вид­цами посте­пен­ного фор­ми­ро­ва­ния в лоне Пра­во­сла­вия учения о какой-то новой церкви? По месту нахож­де­ния ее можно было бы име­но­вать цер­ко­вью ада. Веро­ятно, для того, чтобы войти в нее, доста­точно в земной жизни жить в соот­вет­ствии со своими стра­стями и похо­тями, бес­стыдно и нагло попи­рать свою совесть, откро­венно ругаться Церкви Божией, без­за­стен­чиво глу­миться над запо­ве­дями Христа и дог­ма­тами свя­того Пра­во­сла­вия. И тогда вся­кому, ока­зы­ва­ю­ще­муся в местах геенны, будет открыта широ­кая воз­мож­ность адского «огнен­ного» кре­ще­ния и после­ду­ю­щего вхож­де­ния в число тех избран­ных, кто нашел свое спа­се­ние в пре­ис­под­ней.

В завер­ше­ние очерка хоте­лось бы поже­лать, чтобы все­ми­ло­сти­вый Бог изба­вил вся­кого пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, и в первую оче­редь, самого «раз­ра­бот­чика» этого нового учения, Алек­сея Ильича Оси­пова, от вхож­де­ния в такую цер­ковь.


При­ме­ча­ния:

1 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 94. В даль­ней­шем в тексте сноски на это изда­ние при­во­дятся только с ука­за­нием стра­ницы.
2 Там же. С. 96.
3 Там же. С. 96.
4 Там же, С. 96–97.
5 Там же. С. 97.
6 Св. Иоанн Дамас­кин. Точное изло­же­ние Пра­во­слав­ной веры. М. 1998. С. 326.
7 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 97.
8 Блж. Фео­фи­лакт, архиеп. Бол­гар­ский. Бла­го­вест­ник или тол­ко­ва­ние на Св. Еван­ге­лие. М. 1993. С. 126–127.
9 Блж. Фео­фи­лакт. Ук. соч. С. 128.
10 Свт. Иоанн Зла­то­уст. Полн. собр. Соч. Минск. 2005. Т. 9. С. 1195.
11 Свт. Феофан-Затвор­ник. Тол­ко­ва­ния посла­ний апо­стола Павла. Первое посла­ние к Корин­фя­нам. М., 1998. С. 144.
12 Свт. Иоанн Зла­то­уст. Ук. соч. Т. 10. С. 42–44.
13 Блж. Фео­фи­лакт, архиеп. Бол­гар­ский. Тол­ко­ва­ние на посла­ния апо­стола Павла. М. 1993. С. 123.
14 Свт. Феофан Затвор­ник. Ук. соч. С. 561–562.
15 Цит. по кн.: Свт. Феофан Затвор­ник. Тол­ко­ва­ния посла­ний апо­стола Павла. Второе посла­ние к Корин­фя­нам. М., 1998. С. 195.
16 Свт. Феофан Затвор­ник. Тол­ко­ва­ние на посла­ния апо­стола Павла. Пас­тыр­ские посла­ния. М. 1998. С. 347–348.
17 Там же. С. 112.
18 Там же. С. 113.
19 Там же. С. 114.
20 Свт. Иоанн Зла­то­уст. Ук. соч. Т. 11. С. 886.
21 Св. Ефрем Сирин. Тво­ре­ния. М. 1993. Т. 1. С. 279.
22 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 98–99.
23 Там же. С. 99–100.
24 Там же. С. 99–100.
25 Апо­ка­та­с­та­сис – греч. вос­ста­нов­ле­ние. Учение о все­об­щем спа­се­нии. (Ред.)
26 Архим. Амвро­сий (Пого­дин), Святой Марк Эфес­ский и Фло­рен­тий­ская Уния. 1994. С.128
27 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 102–103.
28 Там же. С. 103.
29 Там же. С. 103.
30 Там же. С. 103.
31 Св. Иоанн Дамас­кин. Ук. соч. С. 340.
32 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 103–104.
33 Там же. С. 104.
34 Пора­бо­щен­ность оже­сто­че­нием Осипов назы­вает сво­бо­дой. Весьма сомни­тельна такая сво­бода.
35 Осипов А И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 105.
36 Там же. С. 105.
37 Там же. С. 106.
38 Св. Нико­лай Кава­сила. Семь слов о жизни во Христе. М. 1874. С. 2.
39 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 106–107.
40 Там же. С. 106–107.
41 Там же. С. 108.
42 Прп. Исаак Сирин. Слова подвиж­ни­че­ские. М. 1858. С. 615.
43 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 106 107.
44 Там же. С. 108.
45 Прп. Исаак Сирин. Слова подвиж­ни­че­ские. М. 1854. С. 520.
46 Там же. С. 377–378.
47 Там же. С. 109.
48 Само упо­треб­ле­ние сло­во­со­че­та­ния «боль­ной вопрос» в отно­ше­нии веро­уче­ния Церкви наво­дит на мысль о том, что автор этих слов при­знает нали­чие в нем тех или иных изъ­я­нов. (авт.)
49 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 113.
50 Ириней Лион­ский, свт. Тво­ре­ния. СПб., 1900. Кн. 4. С. 381.
51 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 113–114.
52 Иустин Фило­соф, мч. Сочи­не­ния. М., 1892. С. 76–77.
53 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 114.
54 Иустин Фило­соф, мч. Сочи­не­ния. М., 1892. С. 202–203.
55 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 114–115.
56 Гри­го­рий Бого­слов, свт. Тво­ре­ния. СПб., 1912. Т. 1. Сл. 18. С. 265.
57 Там же. С. 269.
58 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 117.
59 Там же. С. 114.
60 Там же. С. 118.
61 Там же. С. 119.
62 Там же. С. 119.
63 Там же. С. 119.
64 Там же. С. 120–121.
65 Афа­на­сий Вели­кий, свт. Тво­ре­ния. М. 1994. Т. 3. С. 459–460.
66 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 120.
67 Там же. С. 122.
68 Там же. С. 121.
69 Св. Ефрем Сирин. Тво­ре­ния. М. 1993. Т. 2. С. 227–228.
70 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 123.
71 Там же. С. 123.
72 Инно­кен­тий, архиеп. Хер­сон­ский и Таври­че­ский. Слово в Вели­кую Суб­боту. Сочи­не­ния. СПб. – М., 1870. Т. 4. С. 269–270.
73 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 123.
74 Инно­кен­тий, архиеп. Хер­сон­ский и Таври­че­ский. Слово в Вели­кую Суб­боту. Сочи­не­ния. СПб. – М., 1908. Т. 4. С. 253–254
75 Осипов А. И. Из вре­мени в веч­ность: посмерт­ная жизнь души. М. 2011. С. 123.
76 Там же. С. 123–124.
77 Там же. С. 124.
78 Там же. С. 124.

СПб.: Изд-во «САТИСЪ», 2013

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки