профессор Алексей Иванович Сидоров

Георгий, архиеп. Александрийский. Повествование или житие и чудеса во святых отца нашего и вселенского учителя и архиепископа Константинопольского Иоанна Златоуста

 

 1. Вступление. Источники, использованные автором.

Одни из древних историографов передавали рассказы о каких-либо событиях по своим древним записям, другие по слухам, иные же – будучи свидетелями дел. Ибо великий среди пророков Моисей изъяснил происхождение мира1087, от начала созданного Богом, будучи тайноводимым Им, ничего из того, что создавалось, не видев чувственными очами. Затем, после этой книги, он написал и другую, [историю] исхода из Египта и освобождения от рабства фараону своего народа1088 (о той части евреев, которая прежде него жила в Египте, он слышал, большинство же из них он видел своими глазами). Затем по порядку он, вплоть до своей кончины, написал остальные три книги иудейского закона1089. А после него вновь были описаны события, произошедшие с последующими поколениями при Иисусе, сыне Навина1090, и при судьях Израильского народа, [описаны] множество военных [походов] иудеев1091 и даже некоторые истории других племен1092. После них были написаны иные книги о бывшем при их царях1093, затем пророчества святых и благочестивых мужей1094, книги Псалмов1095, Премудрости1096 и Притч1097, а еще – ο произошедших у иудеев страшных событиях, причиной которых были персы, мидяне и римляне1098. Кто-то найдет множество некоторых других разных повествований в Ветхом Завете, изложенных спустя различное время, чтобы их узнали и уразумели последующие поколения. А после них Писания Ветхого Завета исполнило славное пришествие Господа Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа, чтобы весна всякого духовного благовония, послав благоухание, прогнала всякое телесное нечестие, а особенно незнание, и просветила помыслы верующих в Него через то, что Он дал своим божественным евангелистам и апостолам, Он просветил и святых мучеников истины, подвижников и не имеющее предела множество богоносных мужей, оказавшихся среди других наиболее любящими подвиги во славу Божию, а также для напоминания об их житии и подражания ему. И вновь это было передано теми историографами соборной Церкви, так что они записали совершившееся прежде них и при них для пользы просящих. И таким образом вновь произросли эллинские поэты и историографы, сами создающие свои произведения в согласии со своим выбором, Книги некоторых из них были утеряны со временем, другие же сохранились до наших дней.

 Из всех них мы создали воспоминание и сделали. его общим достоянием не необдуманно, не как пришлось, но желая изложить то, что произошло со святым и всесвятейшим и всей вселенной учителем и просветителем блаженным Иоанном, направлявшим и украшавшим Константинопольский престол во времена царей Аркадия и Гонория1099, для пользы просящих, ничего из произошедших событий не видев своими глазами, но собрав это из того, что было написано. Некоторые факты мы почерпнули из известного диалога епископа Палладия с диаконом Римской Церкви Феодором, поскольку этот епископ в то время находился в Константинополе и следовал всему написанному раньше, впоследствии же, вернувшись в тот город, где был епископом1100, гнушался даже общения с составившими заговор против блаженного Иоанна, а тем более их главы1101 и не канонично осудивших eгo, А некоторые – из сочинений церковного историка Сократа, но и из других списков1102, некоторые же – из рассказов верных иереев и богобоязненных мирян, удостоверивших страшными клятвами, которые мы получили письменно, то, о чем они нам рассказывали.1103 Ибо был этот муж для всех приятен и любезен, так что все имели желание не только слышать рассказы о его жизни, но и изложить их в письменных воспоминаниях. Мы же, со всеми ними встретившись, считаем несправедливым изображать таковые его добродетели по отдельности, но, прежде всего, [считаем необходимым] сплести рассказ в некое единое целое, чтобы к связанному золотыми узами ничего из них не прибавить. Если же записи о его добродетели являются по большей части простыми, но, тем не менее, удовлетворяют благоразумно слушающих, то и таковые показывают горение святого ceгo к божественной ревности, его незапятнанность, доблестный образ его жизни и то, как он был попечителем человеческих душ, будучи во всем подражателем святейшего апостола Павла и безукоризненным толкователем Божественных Писаний, истолковывая их и проливая свет на непонятное для многих. Подобным образом были найдены и другие сочинения, написанные некими трудолюбивыми [людьми], оставшимися неизвестными для нас1104, которых побудило [к этому] дивное житие этого мужа. И ни одному да не будет оказано недоверие, но да будет благоразумно и оно принято. С этого места я сотворю начало богодухновенного повествования и доблестного жития, начав с юного возраста, как мы переняли от тех, кто прежде нас составлял повествования.

 2. Детство святого. Итак, сей святейший, мудрейший и достойный удивления Иоанн происходил из Антиохии Киликийской в Сирии1105. Был же он сыном известных в этом городе родителей: отца, по имени Секунд, выделяющегося большим богатством и должностью воеводы1106, и матери, именуемой Анфисой, которая и сама была дочерью первых людей в городе. Сам же Иоанн с малого возраста был весьма прекрасен нравом, а по образу жизни больше всего интересовался учением, всегда удерживаясь от детских игрушек. Был он своими родителями воспитан в добре, как подобало и приличествовало их благородству. Все же они были язычниками1107. Когда же Мелетий, исповедник из Армении1108, занял престол Антиохии, первым крестился божественный Иоанн, а впоследствии и его родители. Ибо не допустил Бог лишить родителей такового светила и учителя Церкви возможности веры в Себя и познания через крещение.

Поскольку же Иоанн преуспевал в возрасте и отныне был способен к изучению святых и наилучших книг, его отдают для обучения некоему учителю1109. Отрок, показав природные способности, все изучил в малое время. Ибо он чрезвычайно любил учение, имея в себе и страх Божий, и великое смирение, посвящая дни и ночи своим наукам. Но природа человека, в особенности того, кто отличается богатством, каким-то образом питает расположение к надмению и представляет, что богатство вечно. Поэтому его родители1110, когда он отправлялся в училище, приставили к нему лошадь, чтобы он на ней ездил, и слуг, чтобы они сопровождали его [вместе] с наставником и множеством копьеносцев. Он же не только не прилепился к этим проходящим мимо и утекающим [благам], но поступал противоположным образом, презирая и не желая делать того, что приводит к безумию, так как он жил в великом смирении. Однако, когда многие из его сверстников с большой пышностью приходили в школу, они порицали его за его простоту, которую он выказывал. Он же вовсе не заботился об этом, но принуждал мысль охотно пребывать среди наук, никак не выставляя себе положение. Наставник же и бывшие с ним слуги, увидев, что он живет так, принуждали его повиноваться тому, что ему приказали его родители. Но он не потерпел этого. Кто-то из них через несколько дней, вновь подойдя к нему, говорит: «Господин, наши господа и твои родители приказали нам сотворить тебе эту службу в похвалу и славу их чести. Поскольку же ты не терпишь нас, ты навлекаешь на нас неминуемую опасность и исходящий от них гнев. Ибо они прогневались, подумав, что мы не исполняем их приказ, пренебрегая их мнением, и изгнали нас из-за тебя. Но снизойди теперь на нашу мольбу и спаси нас от несчастия, согласившись, чтобы мы служили тебе, как они приказали». Мудрейший Иоанн, отвечая им с великой твердостью и кротостью, сказал: «Даже если дело обстоит так, как вы сказали, мне, тем не менее, следует, как об этом сказано в Священном Писании, иметь смирение и подражать остальным моим простым школьным товарищам, чтобы в моем сердце пустило корни учение, чтобы плодоносило оно в помысле моем и чтобы гордостью и пышностью я не смутил ум бесполезными делами, которые не дозволяются. Ибо превозношение является матерью неразумных и приближающийся к нему погибает, а смирение все исправляет, достигая стяжающих его и находя к ним путь. Какая будет мне прибавлена польза от тех, кто неразумен, что я буду садиться на лошадей или осла и утруждать вас, сопровождающих меня пешком? Кто же из благомыслящих не будет порицать меня, видя, что я совершаю такие дела? Итак, воистину я показал то, что решило мое благомыслие, и избрал то, что подобает мне».

 Тогда они, увидев непреклонный его разум и неизменное стремление, уйдя, тайно возвещают родителям его обо всем этом и о том, что он вовсе не помышляет о всяческой славе или превозношении мира ceгo, но является одним из простых людей. Услышав это от них, родители его, призвав его, сказали ему: «По какой причине, чадо, так презрев нашу честь и достоинство, не следуя обычаям, подобающим богатым в городе сем, ты умеряешь нашу известность через твое смирение? Или ты не знаешь, что ты являешься сыном столь знатных родителей? Удались от такого поведения и делай то, что подобает нам». Сей же мудрый Иоанн, отвечая им, кротко сказал: «Вы никогда не слышали Священного Писания, провозглашающего, что нужно жить в смирении, и презирающего тех, кто живет в гордости и суете. Разве я лучше Даниила или трех отроков, живших в смиренном образе в израильском плену в Вавилоне? Из них один спасся, будучи ввергнут в ров львиный, а другие три погасили пещь огненную так разожженную, что огонь поднимался даже в высоту1111. Неужели они получили эти великие и славные награды из-за презрения и гордости, и не произошло или все это из-за воздержания и смирения, так что в той стране они стали управляющими самими царскими делами? Им я и подражаю, зная, что происходящее от этих благ слабее наука и не только не приносит пользы самим пользующимся, но даже неизбежный вред тем, кто на них полагается. Пусть лучше я сделаю все, что подобает для тех, кто благочестив, надеясь получить от богатого дарами Бога во много раз больше лошадей, слуг, чести и земного великолепия, которые Он дает любящим Его согласно написанному: Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов (Иак. 1:17). Ибо невозможно, чтобы кто-то доставлял себе самому славу, если она не дана ему Богом. Ибо кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится (Мф. 23:12). Поэтому невозможно желающему достичь доблестного жития и исправить его, прежде чем он не смирит самого себя, в согласии со сказанным в Псалтири: Благо мне, что смирил меня, чтобы мне изучить повеления Твои (Пс. 1.18:71). Таким образом, благо и мне, что я унизил себя, чтобы в необходимое время я был бы возвышен Богом». Этими и подобными этим словами обращаясь к своим родителям, блаженный Иоанн изумил их своими речами, которые были приправлены божественной солью, и поэтому, подчинившись его словам, они согласились на то, чтобы он поступал, как хотел, прося его согласиться, чтобы хотя бы один из слуг сопровождал его, когда он ходил в школу, чтобы он не один совершал путь. Он же, убежденный ими, решил это сделать. Стало это известно всему городу тому, так что все слушающие удивлялись и были поражены, какая мудрость сохранена в этом отроке, и говорили: «Что будет он?»

 3. Смерть отца. Ученик Ливания и Андрагафия. Спустя немного времени скончался его отец1112, оставив его сиротой у матери. Мать же его, внезапно овдовев, недавно выйдя девой1113 из отеческого дома, будучи неопытной в делах, была охвачена невыносимой печалью и одержима бесчисленным множеством скорбей, подвергаясь которым, одинокие вдовы могли бы во всех подробностях познать пороки, ибо никакое слово не могло бы описать ту зиму и напор волн, которым подвергаются в особенности те женщины, которые благоразумно сохраняют верность супругу в единобрачии. Ибо было необходимо иметь попечение и о возрасте, и, что еще труднее, стать выше своей природы, с одной стороны, отвращая слуг от легкомыслия, наблюдая за их порочными делами, а с другой, наоборот, отражая козни родственников, мужественно переносить притеснения управляющих общественными делами и их строгие требования при уплате податей. И не только об этих делах заботилась блаженная, но одновременное с ними имела попечение о сыне, когда каждый день ее наполняло бесчисленное количество страхов и множество забот, чтобы дать ему хорошее воспитание. Поскольку она хотела видеть его таким, чтобы никто в городе сем не превосходил его разумом, мудростью и поведением, она по отношению к нему не ошиблась в выборе своей цели и в своем стремлении, что всем о нем хорошо известно. А воспитывала она его среди роскоши, заботы, телесных наслаждений, соответствующих привычному для них высокому положению. Многие из его сверстников предлагали ему бесстыдно проводить время в безумных театральных зрелищах и на ипподромах и не чувствовать вместе с ними различия между добром и злом. Он же принуждал свою мысль пребывать в молчании среди наук и никоим образом не отступать от своего образа жизни и образа мысли. Окончив изучение грамматики, он становится учеником софиста Ливания, мужа в высшей степени искусного в обучении грамматике, софистике и риторике. Делается он и слушателем философа Андрагафия, ибо они1114 в те времена выделялись среди всех мудрецов в Антиохии. Блаженный Иоанн предал себя познанию и изучению всех книг, чтобы через непродолжительное время изумляться множеству сочинений древних, которые многие с большими трудами и усилиями способны читать лишь спустя долгое время, разумея прочитанное и осмеивая языческую мифологию божественной мудростью, поселившейся в нем. С одной стороны, он получал от них пользу, с другой же, наоборот, отвращался, словно от терний. И все жители города изумлялись, видя его делающим такие успехи в учении.

 4. Жизнь в Афинах. Обращение языческого философа Антемия. Поскольку это было им в совершенстве изучено, и он наконец достиг цветущего возраста, то уезжает из Антиохии и пребывает в Афины1115, желая дополнить оставшееся образование, чтобы ни в чем не иметь недостатка. И усердно проводя там время в занятии чтением многих и различных по содержанию книг, за короткое время привлекает, как губка воду, внимание афинян, превзойдя всех, учившихся прежде него, так что там вновь ему удивлялись жители города и говорили, что в него вселился один из древних риторов. Начали ему завидовать и некоторые из его соучеников, ибо афиняне не хотели, чтобы кто-нибудь превосходил их знанием и мудростью, в особенности живший в их городе чужестранец.

Был в Афинах некий муж, по имени Анфимий1116, в высшей степени образованный во всей книжной мудрости, так что по этой причине ему даже воздвигли статую в Афинах и в Риме. Когда он проходил (по улице), следовали за ним знатные люди, не только [желая] видеть его, но и страстно стремясь сделаться его слушателями. Он же пребывал в великой гордости, почитаемый всем народом, ктиторами и начальниками города и его окраине. Мудрейший же Иоанн был исполнен не только человеческой мудрости, но божественного знания, благодати и мира, особенно любя всегда проводить умеренную, простую и тихую жизнь. Был он любим и всеми гражданами за то смирение, которое он стяжал.

 Однажды, когда все собрались вместе с префектом города в одном известном месте в знаменитый день, посылает префект города к блаженному Иоанну колесницу, чтобы, взойдя на нее, он прибыл к нему на собрание, ибо он слышал о находящейся в нем мудрости и хотел своими глазами его увидеть. Блаженный же Иоанн отказался сделать это, а посланным к нему, которые сопровождали колесницу, ответил, сказав: «Если слуги сопровождали меня на моей родине, я не переносил этого потому, что это выглядело тщеславным. Каким же образом смогу я прийти к префекту с таким великолепным сопровождением, в особенности в чужой стране? Итак, приняв это на ум, отыдите, а я отправлюсь воздать ему честь пешком. Ибо, являясь учеником Христа Бога моего и научившись у Него не помышлять о том, что служит преткновением к тщеславию, не могу находиться вне божественных Его заповедей». Когда посланные префектом, вернувшись, рассказали ему все, что услышали от блаженного Иоанна, он весьма удивился сам в себе его рассуждению. Еще больше желая его [видеть], он оглядывается вокруг и видит, что он идет к нему. Префект же, которого звали Демосфен1117 был язычником. Блаженный же Иоанн не замедлил, но тотчас подошел к собранию. Увидев его, префект сразу вышел к нему навстречу, а также все его вельможи и мудрецы города Афины, находившиеся с ним. Иоанн же, преклонив свою голову, поклонился прежде всех префекту и затем таким же образом всем. Увидев его столь великое смирение и что он пришел к ним, как один из простых людей, они весьма удивились добродетели и мудрости его. Будучи приглашен префектом сесть вместе с ним в собрании, он, пойдя, сел на самое низкое место. Его принуждали сесть среди них, и, наконец, с трудом и многими просьбами они смогли убедить его согласиться сделать это.

 Находился в собрании и философ Анфимий. Увидев почесть, которую воздал Иоанну префект и бывшие с ним, и услышав, как они говорили о разуме и мудрости его, исполнившись ревности и сильного гнева и, выйдя на середину, он сказал: «Как я вижу, в обычаях этого города произошли изменения, и в нем появились новые законы, о которых мы не слышали, что они были до нас, и но видели их. Ибо некоторые чужестранцы, придя сюда, осмелились похитить почетные степени тех, кто прежде них отличался в нашей школе, и низвергнуть их обычай, но я не потерплю таковых беззаконных дел. Ибо все находящиеся в училище, согласно своему чину в науках, имеют степени, которые они занимают в школе, и никто не переходит из своей степени, если только он действительно не превзойдет знанием тех, кто преуспевает в науках лучше него. Итак, каким образом, когда пришел Иоанн, вы ему сразу же предоставляете первое место, не сохраняя подобающий и установленный порядок? Воистину, погублена чистота законов, попирается честь школы, презирается благопристойность степеней». Сетуя такими и подобными словами, Анфимий доставил этим самому себе немалый убыток. Ибо правитель и первые граждане города больше не воздали ему прежней его чести, поняв, что он заботится не о школе, но сказал эти слова, будучи враждебно настроен по отношению к Иоанну. Отвечая, префект сказал: «Следует тебе, о философ, будучи философом, и говорить, и делать то, что подобает философу, и, не носить лишь имя, но совершать и дела и не рассуждать о том, что сограждане поступают вопреки законам, существующим среди этого собрания, и не кричать так, будто кто-то из крестьян выгоняет на поле скот или ограблен разбойниками. Ибо если сей мудрый Иоанн и почтен нами, мы сделали это не потому, что ему это не подобает, поскольку, во-первых, он сын великого воеводы в Антиохии, и нам следует воздать ему подобающую его достоинству честь; но, кроме того, потому что он оказался славным и мудрым и не только выше многих своих сверстников, но и тех, кто превосходит его возрастом и временем нахождения в этой школе. Кроме того, он не сам захотел это сделать, но мы принудили его, видя чрезвычайное его смирение».

Блаженный же Иоанн, совершенно ни на что при этом не негодуя и не гневаясь, но, напротив, радуясь, кротко отвечая сдержанным голосом, сказал ему: «Анфимий, на этом ли окончилась твоя мудрость, достигнув того, что ты с гневом порицал нас, хотя я ни в чем тебя не оскорбил и не по своему желанию прибыл на это собрание? Я пришел по приказанию префекта. Какую же почетную степень похитил я, так ты, дерзко выступив против нас, сказал? Или я по своей воле сел впереди? Или префект оказал мне честь за золото или серебро? Или он облачил меня в одежды, которые носят знатные люди? Прекрати впредь завидовать и не гневайся необдуманно. Ибо я как ученик Христа моего, придя, хотел говорить слушающим о том, что служит к пользе и спасению души, не нуждаясь в колесницах или кафедрах для пустой похвальбы перед теми, кто широко отверзает уста, чтобы поносить нас. Ибо я научился быть облеченным в смирение Господа нашего Иисуса Христа от Него [Самого], всех благоразумно слушать и всем подчиняться, в особенности тем, кто отличается начальственным положением и властью, что не позволит нам сделать ничего, направленного на вред души». Когда блаженный Иоанн сказал эти и подобные этим слова, все стали рукоплескать его мудрости и учению. Ибо его душа и лицо озарились благодатью Святого Духа.

 После того, как умолк Иоанн, префект, отвечая, сказал: «Воистину, не согласуется языческое воспитание с христианским учением. Ибо одно – законы Христа, а другое, в сравнение с ними, – языческих богов, и они весьма отличаются друг от друга. Ибо насколько законы язычников устанавливают властолюбие и любят презрение, настолько учителя христиан учат всех следовать смирению, непамятозлобию и простой жизни». Тогда блаженный Иоанн, отвечая, сказал: «Да, воистину великое несоответствие между нами, рабами Христовыми, и вами, воздающими почитание идолам и называющими их богами. Что общего у света с тьмою? (2Кор. 6:14) Или какое согласие между Христом и Велиаром? (2Кор. 6:15) Ибо скверные языческие писания излагают некие нечестивые и распутные мифы, соблазны демонов, священные обряды колдунов и заклинателей и другие душепагубные козни. Поэтому они и являются суетными и достойными осмеяния и не только не согласуются с нашим учением, но одно разрушается другим через то, что содержится в этих рассказах. Кроме того, собрание этих мифов приводит к такому безрассудству, чтобы возвеличивать распутство, почитать магию и колдовство и устанавливать стелы всяческих чудищ и зверей из дерева, камня и всякого другого материала и не только [совершать] его вплоть до наших дней, но и воздвигать величайшие храмы Аполлону, Зевсу, Кроносу, Гермесу, Афродите, Гере и другим вашим мертвым богам, которые в своей жизни не научились естественной добродетели и дела которых, изображающиеся в комедиях, оскверняют сам эфир. Афиняне же почитают Афину и Артемиду, которые в этом городе воздвигают стелы, и мудрые эллины как богам воздают поклонение этим блудницам, совершая им жертвы и возлияния, не зная, что хитрость их заключается в искусстве магии и демонском действии и не имеет никакой силы. Наша же христианская вера заключена в божественной силе Отца и Сына и Святого Духа, Единого триипостасного Божества, невидимого и вечного, не имеющего ни начала дней, ни конца бытия. Но об этом не подобает мудрствовать в этом собрании; я введу вас в это таинственное знание в подобающее время и приведу к истинному пути, если вы захотите спастись и освободиться от суетных ваших идолов». Такова была первая проповедь Иоанна, которую он дерзновенно произнес перед собранием. Префект с Анфимием и бывшие вместе с ними, услышав это, одни, те, которые были христианами, весьма возрадовались словам благодати, исходящим из уст его через просвещение Всесвятого Духа; а идолопоклонники были приведены ими в гнев и без удовольствия слушали, когда он говорил об этом. Отвечая ему, префект сказал: «Пусть ты не учишь во имя богов, но почему ты представляешь их мерзкими, отвергая любовь к ним? Или ты не знаешь, что афиняне поклоняются им больше, чем все другие люди на земле? Поэтому прекрати, хотя бы сейчас, таковые речи. Ибо, если бы ты не был почитаем нами, мы бы не перенесли, когда ты поносил их. Однако мы не чтим тебя больше, чем их».

 Когда префект сказал это, Анфимий, поскольку отношение к Иоанну изменилось, став посреди собрания, сказал префекту: «Мы нашли многих благодетелей благодаря вашей помощи, почему вы и получили эту власть; поэтому мы не прекращаем возвещать повсюду благодарение вам, прося и благочестивейшего нашего царя да позволят нам, чтобы ты, будучи у власти на долгие времена, исправлял жизнь на нашей родине. И да не будет небезызвестно твоему превосходству, что всякий человек, находящийся в школе этого города, воздает подобающую честь и почитание богам, входя в храм великой богини Афины, припадая к ней и прося у нее умудрить его разум для принятия знаний. Поэтому те, кто получил это благодаря ее заступничеству, уходят восвояси, прося ее о больших благодеяниях. Лишь Иоанн сей, пришедший сюда, в совершенстве наученный всей книжной мудрости силой и попечением богини Афины, почитаемый и гражданами, и вашим величием выше всех тех, кто раньше него находился в школе, не только не воздал подобающее и необходимое вознаграждение и благодарение городу и облагодетельствовавшим его, но поносил наших богов, оскверняя сами священные догматы, называя их мифами. И отныне все, оставив храм великой Афины, будут уловляемы им в его учения, и все наши древние святыни будут попраны христианами». Префект, отвечая, сказал: «Почитаемые нами императоры являются христианами, и были изданы законы не поклоняться никакому другому Богу, кроме Христа, Которому они поклоняются и в Κοтορο­го верят; и, зная это, те, кто предан языческому богопочитанию, совершают его тайно, и совершающие его здесь, если о них узнают самодержцы, будут уничтожены ими и погублены как презревшие их божественное и непреложное повеление. Итак, отныне прекрати, Анфимий, чтобы, когда ты простираешь слово об этом, оно не достигло честного их слуха, и не только не было нам запрещено это малое и тайное служение богам, но не подверглись бы мы ужасным опасностям и лишениям, потому что по всей истине каждый человек и каждая страна, находящаяся: под их властью, поклоняются Христу, и все почитают Его. Ибо сегодня возвысилось царство их и слава, и они подчинили множество варварских племен; и они подклонили им выю, поскольку Римские императоры уверовали во Христа. Я и сам присоединился к вере их, прежде чем мне вступить на эту должность. Итак, довольствуясь тем, что ты сказал, помолчи об этом». Услышав это, Антемий, будучи посрамлен, и охваченный одновременно страхом, умолк. Блаженный же Иоанн, приняв слово, сказал: «Воистину, не солгал префект. Ибо где сегодня существует такое место, где не поклоняются Христу? И какой народ не исповедует Бога? Ибо все племена язычников (Пс. 95:7) славят Его с Отцом и Святым Его Духом по всей вселенной, вплоть до крайних пределов ее. И если вы хотите узнать, что испытали те, кто прибег к вере в Heгo, и те, кто отказался от Царства Его, спросите, каким несчастьям подверглись бывшие в Иерусалиме иудеи, когда их город был осажден римлянами после славного Его и тридневного Воскресения1118, так что некоторые из них от лишений голода вместо хлеба ели плоть своих младенцев. Если же отныне вы хотите отвратиться от суетного вашего заблуждения, пойдите к святейшему епископу города и придите к нему с доброй совестью, и он наставит вас на путь к истине. Ибо зачем вам Афина и храм ceй, а лучше сказать, [что он] – пустой и нечистый? Впрочем, вот, я свидетельствую вам, что, если вы, покаявшись, не креститесь и не будете веровать во Христа, я сообщу об этом благочестивым нашим императорам, что вы не послушали их приказаний, но отвергаете их, и вы увидите быструю, преждевременную и насильственную смерть, нашедшую на вас, и все имущество ваше будет разграблено. Итак, лучше для вас, подчинившись Христу, Сущей Жизни, отказаться от временной жизни, чем жить, хуля Его через ваше идолослужение, и раздражать питающего вас, не подражая даже собакам, ибо те сохраняют доброе отношение и любовь к питающим их и господствующим над ними; и воистину и некие из диких зверей и птиц, укрощенные людьми, научены этому и, проводя с ними время и получая от них пищу, слушаются их и подчиняются им; и, будучи отпущены в поля, вновь возвращаются к отпустившим их с великой готовностью и радостью. Вы же не только более дикие и необузданные, чем они, но являетесь и более бесчувственными и неразумными по отношению к Господу и Богу всех видимых и невидимых и Подателю нетленных благ».

Услышав это, Анфимий вновь бесстыдно ответил святому Иоанну, говоря: «Не Христос питает нас, но производит плоды земля, которую возделывают и засевают земледельцы, а воздух взращивает и питает, утучняя их по приказанию и попечению богов». Тогда вдруг внезапно Анфимий, пораженный нечистым духом, упал на пол и был мучим безжалостным демоном, вывернув глаза и тело, и из его уст вырывались безумные [слова], так что все, стоящие на том мe­стe, были охвачены великим страхом и бросились в бегство. Блаженного Иоанна просят его исцелить. Он же, отвечая, сказал: «Если он не покается перед Христом, Которого он похулил, не смогу его исцелить». Анфимий же, еще мучимый демоном, тотчас вскричал: «Исповедую, что нет бога на земле и на небе, кроме Бога христиан, в Которого верит святой Иоанн». Когда он это исповедал, в тот же час сделался здоров и, поднявшись, стал на ноги свои, так что все были поражены такой его полной перемене. Блаженный же Иоанн говорит ему: «Анфимий, научился ли ты из того, что претерпел, не злословить Бога Живого? Почему не помогли тебе Афина, Артемида, Зевс и остальные ложные боги?» Внимательно посмотрев на святого Иоанна, он сказал ему: «Благодарю тебя, господин мой Иоанн, наставивший меня на путь истины. Но вновь прошу тебя сказать мне, что должно мне делать, чтобы я полностью избавился от случившегося со мной несчастья и спас себя и свою душу». Он же отвечал: « Иди в церковь ко святому отцу нашему епископу, и он тебя научит, что следует делать, чтобы этого больше не случилось с тобой». Префект же и все бывшие с ним, увидев все произошедшее, со страхом и трепетом единодушно вскричали словно едиными устами: «Велик Бог христианский, творящий чудеса Един. Какой бог может сотворить таковые знамения, как Христос, Которого почитают христиане? Велика вера их. Воистину, заблуждаемся мы, почитая богов, не могущих принести пользу или вред».

Анфимий же, вернувшись в дом свой, берет жену свою, и чад своих, и слуг, и служанок и идет к епископу. И, пав пред ногами его, умоляет его взять жертвенный во Христе нож, крестить его и всех домашних его и умолить Бога предоставить ему прощение за прежние хулы на Него. Епископ же, увидев внезапную перемену этого мужа к лучшему и что он столь ревностно прибег ко Христу, воздал великую благодарность человеколюбивому Богу, призвавшему его к истине и просветившему его разум. Итак, он тотчас, нисколько не медля, огласил их всех и удостоил святого крещения, заповедав им сохранять заповеди Господа и больше не приступать к нечистым идолам, но лучше проводить время в святой церкви и в чтении Священного Писания, сказав, как Господь расслабленному: Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин. 5:14). Это рассказ об Анфимии.

Префект же, и ктиторы, и заведующие казной, и большие толпы городских жителей, услышав, что Анфимий уверовал во Христа и все из дома его крестились, бегом бросились в церковь к епископу и стали просить его сделать их христианами. Тогда он не крестил префекта, потому что однажды уже крестил его, но огласил согласно последованию церковных канонов и сотворив над ним необходимую молитву, сделал причастником страшных Таин. Всех же остальных, огласив, крестил. Многие же жители, ее быв тогда в городе, но придя позже и узнав о произошедшем, пришли к вере и были крещены, говоря: «Если бы всяческим образом и префект, и Анфимий, и знатные люди города нашего не были бы удостоверены, что вера христиан является лучше всех вероисповеданий, не оставили бы мы Афину, чтобы прийти ко Христу». Ибо сам Анфимий был ее великим почитателем, веегда принося ее идолу жертвы и совершая обряды. И была во всей церкви Божией великая радостъ и веселье, когда собрался народ и каялся в том, что согрешил, поклоняясь раньше бездушным идолам, так что исполнилось сказанное в псалме: Ибо всех веселящихся жилище в Тебе (Пс. 86:7). Епископ же не знал раньше, что исправление это произошло благодаря блаженному Иоанну, Узнав же, он захотел рукоположить его и оставить в Афинах, чтобы сделать его своим преемником на епископском престоле Афин. Ибо сам епископ находился в летах преклонных, Узнав об этом, блаженный Иоанн тайно ушел оттуда и прибыл на свою родину в Антиохию1119.

 5. Возвращение в Антиохию. Желание стать монахом и возражение матери. Поскольку его имя благодаря разуму и смирению сделалось известным во всей той окрестной стране и поскольку он в совершенстве изощрился во всей эллинской образованности (потому что ничто не смогло укрыть его), народ города хочет возвести его в чин декана1120 Он же, зная о порочной жизни в судах и более всего желая предаться непрерывному молчанию, держа в уме монашеское житие и всегда ублажая могущих таким образом подвизаться, сказал так: «Я стремлюсь следовать молчальнической жизни Евагрия»1121 (он был учеником софиста Ливания и философа Андрагафия, у которых учился и блаженный Иоанн). Тотчас переменив внешний вид и походку, он направил свой ум1122 изощренный для понимания и составления государственных документов, к божественному чтению Священногo Писания. Ибо, когда ему было восемнадцатъ лет, (и сбросил ярмо словесных ухищрений софиста. Блаженный же Мелетий, направив даровитого юношу, позволил ему постоянно находиться подле себя и в церкви, радуясь красоте его сердца и пророческим взглядом провидев исход блаженного. Когда он посвятил себя церковным трудам, то убеждает Феодора и Максима1123, своих товарищей, учившихся с ним у софиста Ливания, переменить богатую жизнь па простую. Из их числа Феодор сделался епископом Мопсуэстийской Церкви, Максим – Седевкийской в Исаврии. Блаженный же Иоанн вместе с Василием, в то время поставленным Мелетием диаконом1124 а после этого сделавшимся епископом Кесарии Каппадокийской1125 много времени проводили вместе, так как он являлся его близким другом. Ибо блаженный Иоанн имел многих истинных и близких друзей, знающих законы дружбы и тщательно хранящих их, но всех их превзошел по своей любви к нему этот Василий, следуя за ним все время, поскольку они учились одним и тем же наукам. И было у них одно желание и одна ревность о словах, над которыми они трудились. Поскольку сам Василий ушел из мира раньше, он просит этого блаженного следовать монашеской жизни.1126

Когда он согласился с ним и решил что сделать, то встретил препятствие в настойчивых просьбах матери. Ибо, когда она узнала1127, что он хочет этого, она, возложив на него правую руку, повела его в свою спальню. Сев вблизи ложа, на котором она родила его, и, источая источники слез, прибавляя к ним самые жалостные слова, плача, она говорила ему: «Я не наслаждалась в течение долгого времени добродетелью твоего отца, когда Бог приказал, чтобы ты принял после его смерти сиротство, а я – вдовство. Однако ни однo­гo из сопутствующих мне зол не случилось со мной. Она вступила во второй брак и не привела молодого супруга в дом твоего отца, но осталась среди бури и беспокойства и в печи девства была предана Промыслу Божию. И оттого, что я постоянно вместо твоего отца видела твой облик, одушевленный образ, отделанный с величайшей точностью и сохpa­нeнный для меня, я получала от этого большое утешение и облегчение. В добавление к этому, я не растратила имущество твоего отца на нужды вдовства и из-за необходимости расходов, но сохранила его для тебя неповрежденным. И из того, что было истрачено на твое наилучшее воспитание, из него ничего не пропало, но я употребляла на эти расходы средства моих родителей. Итак, молю тебя, чадо, не ввергай меня во второе вдовство и вновь своим уходом не пробуждай печаль по усопшему. Но подожди моего отшествия, может быть, я уйду спустя немного времени. Ибо молодые надеются достичь глубокой старости, мы же, старики, ничего другого кроме смерти не ожидаем. Когда же предашь меня земле и соединишь с костями своего отца, предпринимай далекие путешествия и переплывай море какое хочешь. Тогда не будет тебе никакого препятствия. Пока же я живу, пребудь со мной дома. Ты не захочешь, чадо, прогневить Бога тщетно и напрасно, подвергая таким бедствиям меня, не сделавшую тебе никакого зла». Это и подобное этому говоря ему, мать убедила его не покидать ее, и остаться с ней в городе. Однако, поступив так, он не оставил того намерения, которое имел, но попрал все мирские вожделения и, будучи очень богатым, раздал свое богатство, обменяв его на радость смирения. Ибо он был чист от всякого превозношения и чужд всякого надмения, отторгнув от своих уст всякое излишество в пище.

Когда епископ Зенон возвращался в Иерусалим, он рукоположил блаженного Иоанна чтецом Антиохийской Церкви1128. Будучи рукоположен в эту степень и еще более возмужав умом, он составляет шесть слов «Против иудеев»1129. Сразу же после рукоположения в чтецы, еще будучи в городе приступает к подвигу, проводя строгий образ жизни, испытывая самого себя в монашеской жизни, которой желал с юного возраста.

 6. Смерть матери. Уход из мира. После того, как промчалось немного времени, скончалась блаженная его мать, оставив ему большое богатство золотом, серебром, одеждой, недвижимостью, рабами, домашним скотом и многими дpy­гими вещами. Благочестиво и с заботой он, в согласии с повелением святой своей матери, вынеся ее, положил в гроб, где был погребен его отец. Сразу же он раздал деньги нуждающимся, а золото и серебро, на которых не было чеканки, разделил между церквами и монастырями, находившимися в городской округе, для изготовления драгоценных сосудов. Слуг же и служанок он освободил от уз рабства, даровав всем свободу и дав им содержание из преизобиловавших богатств. Недвижимость же и домашний скот он отдал для нужд города. Все это устроив таким образом, подвижник истины в большом отдохновении проводил время, предаваясь попечению о чтении Священного Писания, будучи бодрствующим стражем своего тела, особенно избегая и прогоняя раздражение и неподобное смешение с порочными желаниями, а сожительствовал в теле своем, словно в святом храме, с девством и непорочностью. Побуждаемый совестью не довольствоваться трудами в городе, поскольку он был исполнен жизненных сил юности, хотя и был невредим разумом, достигает ближнего к городу монастыря1130 и, уйдя из своего города и со своей родины, получил гражданство вышнего Иерусалима, куда он спешил и где стремился стать известным. И, конечно, он начал там придерживаться своего подвига и бдения, преумножая их и не давая себе отдыха, всегда проводя время в молитве, и, не ослабляя [трудов] ни ночью, ни днем, совершал это, словно только что начал, и, забывая заднее, простирался вперед (Флп. 3:13), являясь подражателем мудрейшего Павла. Бывшие же в монастыре, увидев, что он проводил такой образ жизни, умоляют его сделаться их предстоятелем и учить их тому, что полезно для души. Но он не мог перенести того, чтобы предводительствовать ими, поскольку это отвлекало его от заботы о братии, но дал им правила воздержания, молитвы, подвига, изучения Священного Писания, безмолвного жития, нестяжательной жизни, чин стояния в церкви во время ночного псалмопения и каждодневной молитвы, удержания языка и обуздания его, чтобы не произносить ничего неподобающего, побуждая их противостоять противнику и различать его замыслы и злые помыслы, которые он внушает людям. И умащал их увещеваниями подражать житию святых, особенно пророков Илии и Елисея, которые через великое нестяжание достигли небесного царства, будучи земными ангелами; и не заботиться о роскошных яствах на трапезе, но лишь о необходимом для телесных нужд, уделять часть от своих трудов нуждающимся, ожидая за это вознаграждения от подателя богатств Бога. При этом те, которые стояли твердо, утвердились еще более, а колеблющиеся перестали колебаться, и постоянно произносил он слова о суде, о воздаянии, геенне и наказании; и, напротив, – [приводил] образы упокоения и царства небесного, через которые побуждал к подвигу тех, которые не радели о себе, и приводил их к покаянию, а более совершенных возводил к большему совершенству. И все время их уча таковыми и подобными этим словами, он побуждал к пользе души не только их, но и всех приходящих в монастырь, будучи столпом учения для всех жителей Антиохийской страны, и был он любим ими. И со страхом и благоговением приходили к нему не только монахи, но и народ, и клирики, и те, кто был облечен властью, чтобы послушать мудрые его наставления. Ибо он имел живущего в себе Святого Духа, изливающего из уст его божественные глаголы. И все, радуясь и получив пользу для души, возвращались восвояси, благодаря Бога. Слава же о нем бежала повсюду, ибо он был удостоен от Бога такой благодати разумения Священного Писания, толкования его, изложения и изъяснения непонятных его высказываний, составляя и книги для пользы тех, кто стремился ее получить, что многие даже переписывали их, брали на свою родину и непрерывно изучали их и восхищались ими.

7. Видение монаха Исихия. В монастыре том был отшельник, родом сириец, по имени Исихий1131, достигший глубокой старости, проведший долгое время в подвиге и имевший строгий образ жизни. Был у него в [дар] провидения божественных откровений. Ему подражал блаженный Иоанн в обычае, нраве и воздержании. Однажды ночью, когда он бодрствовал и молился, он увидел двух мужей1132, входящих к блаженному Иоанну в то время, как он совершал свои молитвы, облеченных в белые одежды, священнолепных и, одновременно, украшенных неизреченной славой, одного державшего в руке написанную книгу, другого – ключи. Увидев их, Иоанн, будучи в страхе, поспешил пасть перед ними на землю. Они же, взяв его за руку, воздвигли его, говоря: «Дерзай и не бойся». Он же отвечал им: «Кто вы, господа мои, что удостоили вашего раба прийти к нему в таковом сиянии? Ибо я никогда не видел никого, имеющего таковую славу, какую я вижу у вас». Отвечая, они сказали ему вновь: «Не бойся, муж желаний (Дан. 9:23), новый Даниил, в котором соблаговолил жить Святой Дух из-за чистоты твоего сердца. Ибо мы посланы к тебе великим Учителем и Спасителем нашим Иисусом Христом возвестить тебе великую радость, которая будет всем избранным Божиим». Первый, протянув свою руку, дал ему написанную книгу, которую держал, сказав: «Прими эту хартию из моей руки. Ибо я есть Иоанн, припавший к груди Γοспода на Тайной Вечере, почерпнув там источники богословия, и сказавший слова: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог (Им. 1:1). И тебе Господь Истины даровал язык для того, чтобы питать устами твоими все народы пищей нетленной, но ведущей в жизнь вечную1133 и заградить уста еретиков, эллинов и иудеев, говорящих беззаконное против Бога нашего». Другой же, протянув руку, передал ему те ключи, которые держал, говоря: «Прими и это. Я Петр, горячий в вере и исповедник Господа Иисуса Христа, Сына Бога Живого1134, и из-за этого мне были вверены ключи Царства Небесного. И тебе Господь вверил ключи святых Своих церквей, чтобы то, что ты свяжешь на земле связано было и на небе, и то, что ты разрешишь на земле, разрешено будет и на небе»1135. Вновь преклонив свои колени, блаженный Иоанн поклонился, сказав: «Кто я есть, господа мои, чтобы я мог иметь достаточно сил для того, что вы сказали, грешник и наименьший из всех людей? Я недостоин такового величия и страшного служения и не могу дерзнуть на него». Они же, тотчас взяв его за правую руку, подняли его, говоря: «Стань на ноги свои, будь сильным, мужайся и делай все, что мы заповедали тебе. Не скрывай данную тебе от Бога благодать для проповеди, просвещения и утверждения народа Eго в учении твоем. Ради тех, за кого Он и Свою собственную кровь пролил, чтобы спасти их от соблазна, говори Слово Божие без сомнения. Помни Господа, сказавшего: Не бойся, малое стадо! ибо Отец, ваш, благоволил дать вам Царство (Лк. 12:32) небесное. И ты не бойся, ибо благоволил Христос и Бог наш через тебя просветить многие души и привести их в познание Себя. Будь готов к скорбям и опасностям ради исправления души твоей, но пребудь как благородный боец, ибо через это ты наследуешь Царство Небесное». После того, как они это сказали и положили печать на лоб его и на все члены, дав ему приветствие от Господа, отошли.

 Святой Исихий, увидев это, в течение долгого времени ничего не слышал, изумляясь видению и будучи устрашенным им. Когда же наступило утро, он пошел в церковь и нашел братию, собравшуюся там. Сев среди них, он вновь стал разговаривать сам с собой и изумлялся, обдумывая видение, которое он видел. Когда же находящиеся рядом с ним увидели, что он находился в таком состоянии, подойдя к нему, просили возвестить им причину. Он же, громко стеная из глубины сердца и качая головой, сказал им со слезами: «О чада, скольких тайных слуг, которых весь мир не был достоин (Евр. 11:38), имеет Бог, Воистину, дивны пути Твои, Господи, и неисследимы дела Твои»1136. Когда же братия настойчиво просила его сказать им причину, то Исихий, отвечая им, сказал: «Тайну цареву прилично хранить (Тов. 12:7), поскольку это навлекает тяжелое наказание. Сокрытие же тайн Божиих равным образом влечет за собой опасность, даже еще большую, поскольку она простирается и на душу и поэтому навлекает и вечное наказание. Поэтому не следует скрывать это, и особенно то, что Он хочет, чтобы было известно о слугах Его для ревности и духовного стремления искренне к Нему привязанных и подвизающихся ради своего спасения. Но прошу вас верно и благоразумно послушать то, что будет мною сказано, ибо совесть моя свидетельствует, что я не лгу». Тогда он изложил им все видение, попросив их не делать это известным блаженному Иоанну, чтобы он не ушел из монастыря и чтобы не было потеряно это великое сокровище. Они же, услышав это, изумились, прославив Бога. Блаженный же Иоанн, ни от кого об этом не узнав, не не радел о подвиге и о попечении о Священном Писании и бдении в молитвах и молениях, неся в уме Новый и Ветхий Заветы, восторгаясь ими и истолковывая их. Многие из окрестных монастырей, видя его чистейшую жизнь, стремились к его житию и добродетели и плодоносили для Бога многими подвигами. Слава о нем бежала по всей стране, даже в отдаленных епархиях. И приходили к нему, чтобы увидеть его и услышать поучения. его, поскольку он написал подвижнические слова и послал их желающим подражать ангельской жизни для наставления и утверждении их1137. Ибо он был далеко не меньшим верой среди всех святых, а по делам и по дерзновению, приняв на себя нестяжательную, суровую и стесненную жизнь, и много большим. Ибо он сохранял Божественные слова, из-за которых приходил в благоговение. И он всячески хотел следовать таковому житию. Вспоминал он и сказавшего в 118 псалме: Заповедей Твоих взыскал, и говорил о свидетельствах Твоих пред царями и не стыдился. И упражнялся в заповедях Твоих, которые возлюбил крепко (Пс. 118:45–47).

 8. Исцеление богатого антиохийца1138. Поскольку Господь исполняет желания боящихся Его (Пс. 144:19) и сверх того ему была дана от Него вместе с благодатью слова и власть над болезнями, не подобает медлить, но немного рассказать о малом числе его многочисленных деяний и показать славное житие этого мужа. Ибо у некоего жителя Антиохии, весьма богатого и знатного, занедуговала половина головы, так что от тяжелой болезни его правый глаз выпал и висел на щеке. Он потратил много денег на врачей и знахарей, но не достиг больше ничего. Услышав от многих об Иоанне, он, восстав, с верой пошел к нему в монастырь и, придя, ухватился за его святые руки и целовал их, говоря: «Благослови меня, отче, и помолись обо мне Господу, чтобы исцелиться мне через тебя, и да освобожусь от постигшей меня кары, потому что, сделав все возможное, я не был в состоянии получить себе исцеление. Ибо, если бы я нашел того, кто может меня исцелить, я бы охотно отдал ему все мое имущество и, если бы имел возможность, саму душу». Отвечая, блаженный Иоанн сказал ему: «Такие несчастия происходят с людьми из-за их черствой души и слабой веры во Христа. Итак, если ты ото всей души веруешь, что силен исцелить тебя Бог, и отступишь от прежних твоих злых обычаев, то увидишь славу Божию» (Ин. 11:40), Человек отвечал: «Верую, господин, и исполню все, что будет повелено мне тобой». И, сказав это, он накинул на себя одежды блаженного Иоанна, в которые тот был облачен, и приложил их и своей голове и больному глазу, и тотчас болезнь головы его прекратилась и оказался глаз его на своем месте, именно так, как был раньше, и он сделался полностью здоров, словно никогда не болел. И ушел человек в дом свой, славя Бога, даровавшего ему здоровье через исцелившего его Иоанна. И рассказывал oн всем жителям Антиохии о произошедшем с ним чуде, и все изумлялись необычайному зрелищу.

 9. Исцеление Архелая, богатого прокаженного. В Антиохии жил один человек по имени Архелай. Он был очень знатными занимал первое место среди жителей города. Итак, на его лицо расцвела проказа, и, приложив большие усилия, он не мог от нее очиститься; таким образом, он сильно мучился не только от болезни, но и от позора, поскольку она находилась на заметном месте и у него не было возможности скрыть ее, так что большей частью он проводил время в своем доме, поскольку так его никто не мог увидеть. Навещал же его близкий его друг и скорбел, видя его в таком состоянии. Однажды, придя в его дом, подвигнутый Промыслом Божиим, он говорит ему: «Послушай моего совета, давай пойдем в монастырь к [Иоанну] с верой и чистой совестью и попросим его помолиться о тебе и уверуем в Бога, Которому он служит, чтобы не вернуться нам от него без результата». Архелай, услышав это, уверовал в Бога и в слово своего друга. И, встав утром, оба ревностно пошли в монастырь и, придя к блаженному Иоанну, нашли его сидящим под кровлей ворот. Простершись возле честных его ног, они просили его сотворить молитву. Он же, встав, спросил их о причине, из-за которой они пришли. И Архелай, отвечая, сказал: «Честной отче, умоли Бога удалить от меня эту болезнь. Ибо я знаю, что не презрит тебя Бог в том, о чем бы ты ни попросил Его». Он же, отвечая, говорит ему с радостным лицом: «О человек, кто есть я, наименьший из всех людей и живущих здесь братьев, чтобы мне молиться о тебе и силой моления моего исцелить тебя?» Он же вместе со своим другом еще усердней умоляет его со многими слезами снизойти к их просьбе, чтобы не уйти им ни с чем и не потерять надежды. Итак, поскольку он увидел, что у них есть настоящая вера, то говорит Архелаю: «Войди в завет с Богом, сотвори угодное Ему и наполни руки нищих из имений твоих, веруя, что Он может исцелить тебя, и Он устранит твою болезнь». Архелай же, отвечая, сказал ему: «Все приказанное мне твоей святостью я совершу и, если у кого-то незаконно что-то отнял, воздам ему вдвое. Только исцели меня, отче святой». Тогда блаженный Иоанн говорит предстоящим: «Возьмите его и омойте в воде пруда, из которого пьют братия, во Имя Господа нашего Иисуса Христа, и он будет исцелен». Итак, они, взяв его, сотворили так, как он заповедал им, и в тот же час очистилась проказа на лице его. Человек же вернулся к блаженному Иоанну, благодаря Бога и его, припав к ногам его и свидетельствуя об исцелении. Он же, отвечая, говорит ему: «Отныне храни себя оттого, чтобы обижать бедных. Ибо есть Бог, их помощник и попечитель, и Он не перенесет, если ты будешь оскорблять и обижать их. И достаточно для тебя, чтобы удостовериться в сказанном в притче о богаче и Лазаре1139, каким образом из-за бесчеловечного и лишенного милости духа он был без милости мучим, – и у него не было ничего из того, что он похитил у него, поскольку он ничего не мог взять, – другой же на лоне Авраамовом, радуясь, нашел упокоение. Ибо богатый, каждый день веселясь блистательно, пренебрегал нищим, терпящим голод и желающим насытиться хотя бы крошками от трапезы его, но не находя их. Итак, если через это тот претерпел эти бесчисленные несчастья, чему подвергнемся мы, обкрадывая нищих, снедая их и лишая одежды, имущества и самой насущной пищи? Каковое ожидает нас место, если не то, где плач и скрежет зубов? Итак, возблагодари Бога, научившего тебя здесь через эту кратковременную болезнь, приключившуюся с тобой, ибо, если бы не произошло с тобой этого несчастья, ты был бы приговорен к вечному наказанию по образу того богача. Воздай отныне славу Богу, умилостив Его благими делами, исполнив все, что я приказал сделать ради Него для нищих». Архелай же, отвечая, говорит ему: «Поистине говорю тебе, отче святой, что слова твои вошли в сердце мое, словно обоюдоострый меч, и я воспринял их так, словно Сам Христос говорил со мной. Итак, я ухожу в город и продаю все мое имущество и раздаю его нуждающимся. И, вернувшись сюда, проведу остаток моей жизни подле ног твоего блаженства. Итак, прошу тебя, честной отче, молись обо мне и вспоминай меня пред Господом, чтобы укрепил меня Бог исполнить все, о чем я условился с Ним и с вами». Блаженный Иоанн, отвечая, сказал ему: «Иди, чадо, в мире. Господь споспешествует пути твоему и решение твое исполнит во благо». Архелай же, вернувшись в город, совершил все, что изошло из уст его. И, вернувшись в монастырь, отрекся от мирской жизни и сделался совершенным подвижником, воздерживаясь от всяких соблазнов вплоть до самой смерти. И упокоился он в этом монастыре, благодаря Бога, святого Иоанна и своего друга, поскольку он дал этот совет, который привел к такому житию.

 10. Феодор и многие другие приходят в монастырь. Был некий человек но имени Феодор1140, отличающийся родом и богатством. Услышав, что сделал Архелай, отрекшись от мира, и возжелав избрать монашескую жизнь, он приходит в монастырь к блаженному Иоанну и, восприняв ангельское житие, сделался известным подвижником. И многие из города Антиохии, возревновав о монашеской жизни, отказались от своего имущества и сделались монахами, некоторые – придя в монастырь, где проводил жизнь блаженный Иоанн, другие же – в монастыри, находящиеся около города; и подвизался каждый из них против общего врага диавола, преуспевая в совершенстве добродетели, когда одни, затворившись в тесной келье, совершенно ни с кем не встречались, другие же, уйдя в затвор, не препятствовали другим приходить к себе, а иные иным образом проводили подвижническое житие, собирая от него венцы каждый по своей силе. Причиной же всех этих благ при Божией помощи был Иоанн, ибо он всех увещевал и учил тому, что сказано в Священном Писании, навещая ушедших в затвор и немощных, умащая их утешительными словами терпеть поношения врага. И все называли его отцом, открывая ему приходящие к ним помыслы, и, получив от него разрешение, уходили восвояси, воссылая славу облагодетельствовавшему их Богу через мудрость Иоанна. И это делали не только монашествующие, но и многие из тех, кто боролся с помыслами в миру, приходили к нему и открывали язвы души, словно недугующие телом болезни врачам, и, получая для исцеления соответствующие душеполезные пластыри, уходили радуясь.

 Была же во всех тех монастырях великая любовь друг ко другу, и они жили в мире; и не было у них ни раздоров, ни обмана ни объядения пищей, ни непрекращающегося смеха, ни соблазнов, ни вражды, ни зависти и ничего другого из [дел] лукавства. Ибо все это было устранено благодаря постоянному изучению божественных глаголов и заботе, и кротости Иоанна.

 11. Исцеление одноглазого Евклея. Еще один человек, по имени Евклей, по диавольскому действу потерял правый глаз. Он приходит к Иоанну для того, чтобы посвятить себя монашеской жизни. Когда он был пострижен и облачен в монашеские одежды, Иоанн помолился о нем, сказав: «Бог, брат, просветил твою душу и телесные чувства для принесения плодов в исполнении божественных Его заповедей». Когда он это сказал, тотчас открылся глаз его и стал как другой. Братия, увидев произошедшее чудо, удивились, говоря: «Воистину он раб Божий, и Дух Святой живет в нем, давая ему и благодать исцелений, точно так же, как и святым апостолам». И, видя, какие чудеса через него творит Бог, они еще больше со страхом и любовью устремлялись к нему.

 12. Исцеление кровоточивой жены. Некая жена по имени Христина страдала кровотечением в течение семи лет. И хотя она, заботясь о своем выздоровлении, много своих средств израсходовала на врачей, но не смогла ничего сделать, что облегчило бы ее болезнь. Она, услышав о том, что совершал блаженный Иоанн, просит своего мужа отвести ее к нему. Ибо она уверовала, говоря: «Может быть, я и не достойна увидеть ангельский его облик, но знаю, что он не оттолкнет меня и не погнушается грехом, подражая общему всех Владыке и Господу, не отвергшему кровоточивую жену, страдавшую той же болезнью, что и я, но исцелившего ее через прикосновение к краю одежды Его». Итак, ее супруг, посадив ее на вьючного осла, повез в монастырь и, оставив ее за воротами вместе с пришедшими с ней, вошел к великому Иоанну и, простершись возле ног святого, просит со слезами, говоря: «Отче святой, помоги нам при содействии помощи Божией». Одновременно он возвестил ему и причину, и болезнь жены. Блаженный же Иоанн, отвечая с великой кротостью, говорит ему: «Я поражен бесчувственности тех, кто полагает, что в нашей силе находится власть предоставлять людям такие исцеления. Какая у меня, грешного, сила творить исцеления? Кроме того, разве вы не знаете, что через происходящее с нами Бог учит нас, одних отвращая от многих грехов, которые они совершают, других – испытывая, с благодарением ли они принимают вразумления Его? Ибо Он причиняет раны, и Сам обвязывает их (Иов. 0:18). Итак, скажи своей супруге, чтобы она оставила сию постыдную мысль и своеволие, которые она приобрела себе в наперсницы, зная, что в действительности она поступает под воздействием свойств их природы, когда они соединяются, и даже если в жизни сей госпожа слушает их, смерть, тем не менее, все уничтожает, в равной мере побеждая обеих. И еще скажи ей, чтобы она пеклась о своей душе, заботясь о бедных и храня положенные и определенные дни святых и досточтимых постов, и не оскверняла себя объядением и небрежением к церковным службам. И если она услышит и сохранит это, Бог дарует ей исцеление». Выйдя от него, муж ее возвестил ей все это. Она же громким голосом сказала: «Отче честной, сохраню все честные и богоприличные твои повеления вплоть до последнего моего вздоха». Муж ее, вернувшись к святому, говорит ему: «Вот, отче, она согласилась сделать все, что заповедано ей твоей святостью; да не вернемся мы отныне назад, потеряв надежду нашу». Тогда блаженный Иоанн, отвечая, сказал человеку тому: «Идите в мире. Господ наш Иисус Христос исцелит ее от недуга, который она имеет». И тотчас течение крови у ней остановилось (Лк. 8:44), и она почувствовала, что здорова. И все бывшие с ней благодарили Господа, и они вернулись в свой дом в великой радости, возвещая о благодеянии и чуде Божием, произошедшем с ними через святого раба Его Иоанна.

 13. Лев, умерщвленный знамением Креста. Господь по молитвам Иоанна совершил и следующее превосходное чудо. Ибо в тех краях жил лев, очень страшный и кровожадный, который в окрестных местах растерзал много скота и похищал людей, проходивших тем путем. Часто, когда мимо шли вооруженные солдаты и у них были обнаженные мечи и заряженные луки, зверь, выходя из лесной чащи, показывая свою ярость и силу, наступал на них и рассеивал и одних убивал, других ранил, а иных, схватив, приносил в свою пещеру и там съедал, поскольку никто не дерзал освободить кого-то из тех, кто был им схвачен. И страх перед ним охватил всех, так что земледельцы бежали и оставляли неохраняемыми свои посевы на полях; и всех остальных животных, вышедших из пустыни, он съел и истребил. И многие бежали из той страны и, придя в окрестные деревни, жили там. Некоторые же, отклоняясь от своего пути, шли по бездорожью и непроходимым местам, подвергая опасности свою жизнь, Итак, проходившие через то место пребывали в великом унынии и скорби, не зная, что сделать с этим страшным зверем; и, конечно, собравшись в церковь, все единодушно молили Бога показать им способ погубить его. Один же из них, отвечая, сказал: «Пойдемте к святому отцу нашему Иоанну и с верой попросим его помолиться Богу и умилостивить Его по поводу этого. И, конечно, Он послушает егo и укажет способ, как погубить зверя этого, и спасет от него свой народ». И все согласно, словно едиными устами ответили сказав: «Воистину теперь захотел Бог гибели льва». Итак, все, встав, единодушно с ревностью о вере пошли в монастырь к великому Иоанну и, припав к нему, кричали со слезами и говорили: «Помилуй нас, отче святой, и избавь нас от постоянной скорби». Он же, восстав, спросил их о причине. И они возвестили ему о льве, рассказав обо всех беспорядках, которые он учинял. Тогда, отвечая, духоносный отец Иоанн говорит им: «Это случилось с вами, поскольку вы маловерны. Ибо, если бы вы имели твердую веру во Христа, он не мог бы вредить вам, поскольку Господь дал власть истинно верующим в Него наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью; и ничто не повредит (Лк. 10:19) им, и не только это, но если и горе сей скажете: поднимись и ввергнись в море (Мф. 21:21), будете услышаны Им». Когда он это говорил, всех охватил страх и изумление. Итак, честной отец, взяв крест, дал им, говоря: «Возвратившись, установите его на месте, где приходящий лев совершает бесчинства, ни в чем не сомневаясь. И ни один из вас пусть не остается там. И я верю Господу нашему Иисусу Христу, что Он покажет вам чудеса Свои на нем и в будущем не позволит, чтобы вы были мучимы им. Но вы постоянно посещайте святые Божии храмы, принося Ему молитвы и исповедания и прося прощения ваших прегрешений, прекратив отныне грешить, чтобы не случилось с вами чего хуже» (Ин. 5:14). Они же, взяв необоримое оружие, знамение креста, с великой радостью и верой и, одновременно, получив пользу от его наставления, вернулись и совершили то, что приказал им воспеваемый нами отец, и, установив крест, ушли. Рано утром люди пришли на то место, куда приходил лев, и нашли льва простертым на земле под непобедимым крестом мертвым. И все вскричали, говоря: «Христос поразил льва крестом Своим по молитвам служителя Его Иоанна». И собралось очень много мужей и жен со всей окрестности, чтобы посмотреть на мертвого зверя. И, увидев его под животворящим крестом, верили в Бога. И великое множество неверующих крестилось и возвещало славу Его, благодаря Его, давшего им повод для освобождения от напрасного идолослужения и сотворившего эти дивные дела через избранников Своих.

14. Иоанн проводит два года в пещере. Поскольку блаженный сей любил проводить время в полном безмолвии и жить сосредоточенно, чтобы иметь возможность пребывать в молитве и чтении Священного Писания, то он, конечно, тяготился, когда видел, что ему постоянно докучают приходящие к нему отовсюду монахи, миряне и правители, но, с другой стороны, он неохотно отказывал тем, кто приходил к нему, ясно сознавая, что они получат всяческую пользу от его наставления, однако он и не скрывался от них, чтобы они не обвинили бы его в тщеславии из-за того, что он так поступает, и вместо пользы не получили бы вреда – ибо это дело он называл злой подозрительностью. И он сознает [необходимость] уйти в другое место и находиться одному, чтобы быть совершенно скрытым от многих и устроить и те, и другие дела. Ибо он уже в течение четырех лет жил в том месте, сражаясь с силами сластолюбия, и легко одержал над ними верх не столько трудом, сколько словом. Таким образом, он уходит оттуда, когда об этом никто не знал, и приходит в некую пещеру, один наслаждаясь безмолвием. Проведя там два года, он постоянно пребывал без сна, изучая, по большей части, Заветы Христа для изгнания неведения. Не ложась в течение двух лет ни ночью, ни днем, он умерщвляет то, что находится под чревом, сокрушив холодом силы органов вокруг почек. Не будучи в состоянии приносить себе пользу по причине болезни, он вновь возвращается в город и достигает церковной гавани. И это произошло для пользы Церкви по Промыслу Спасителя, из-за болезни завершившего его монашеские труды, чтобы, связанный бессилием, он воздержался от жизни в пещере1141.

15. Рукоположение в диаконы. Спустя немного времени он вкушает диаконского достоинства, будучи рукоположен Мелетием, служа жертвеннику дважды по три года1142. В тот час воссиявает добродетель его учительства, и весь народ при встрече с ним наслаждается от соли его жизни. Он составил шесть слов «О священстве»1143 и издал три утешительных слова «К Стагирию»1144, некоему человеку, одержимому демонами. Еще он составил шесть слов «О непостижимом против аномеев»1145 и «О сведенных вместе»1146. После этого, когда Мелетий скончался1147 в Константинополе, ибо он отправился туда из-за назначения великого Григория Назианзина1148, Иоанн, удалившись и выйдя из города, вновь приходит в монастырь, где был раньше, и остается там в безмолвии в течение целых трех лет. Увидев его, монахи монастыря: возрадовались радостью весьма великой и совершили духовное празднество в честь его прибытия, вкушая от его обычных поучений и будучи орошаемы, словно из источника, от постоянно текущего потока православных догматов, исполненного благочестивых учений.

 16. Рукоположение в сан пресвитера. Когда епископ Мелетий скончался и Антиохийский престол наследовал Флавиан1149, он рукополагает блаженного Иоанна во пресвитера этого города. Когда упомянутый выше Флавиан, проводя время в церковном епископском доме, совершал ночные правила и псалмопения, явился ему ангел Божий1150, говоря: «Восстав утром, иди в монастырь, где находится избранник Божий Иоанн, и, приведя его в город, рукоположи во пресвитера. Ибо через него Бог хочет просветить большой народ, привести к знанию и показать его как иного нового апостола, ибо Он избрал его, И се, я послан Богом заповедать я ему, чтобы он не преслушался тебя, но сделал все, что будет сказано ему тобой. Блаженный же Иоанн был в тот час в отшельнической своей келье, завершая положенные ему молитвы и моления к Богу. Внезапно предстал ему ангел Господень в одежде сверкающей. Увидев его и сильно испугавшись, он упал на землю весь дрожа. Ангел, взяв его за руку, поднял, говоря: «Встань и не бойся». И внезапно ангел преобразился в человеческий облик. Иоанн, подойдя к нему, говорит ему: «Кто ты, господин, что твое явление смутило меня и ужас нашел на меня?» Он же, отвечая, сказал ему: «Я ангел Господень и послан от Heгo сказать тебе и напомнить слова Его, которые Он сказал к Иудеям, что не здоровые имеют нужду во враче, но больные (Лк. 5:31). Данная тебе от Него мудрость, украсившая монашеский образ, наполнила монастырь подвижниками и дала им монашеские правила. Но тебе нет необходимости находиться здесь, но [нужно] пойти в другое место и украсить Церковь Божию твоими толкованиями, чтобы привести множество народа к вере во Христа и спасти от идольского соблазна; и не только, но многих других научить покаянию и отвратить от первых их грехов и достичь Царства Небесного. Ибо в концы вселенной речи их (Пс. 18:5) и даже до крайних пределов земли, и многие возжелают услышать их». Блаженный же Иоанн, упав подле ног его, говорит: «Молю тебя, господин мой, не отчуждай и не отделяй меня от равноангельского этого жития и собрания братии сей. Ибо я не способен совершить сие служение, будучи немощен». Отвечая, ангел сказал ему: «Разве ты не читал в Писании сказанного Богом Моисею, когда Он послал его к фараону, царю египетскому, вывести Израиль: «Я поставил тебя Богом фараону (Исх. 7:1) и дал тебе силу во всяком деле». И тебе он даст силу и благодать служения Своего в деле, которое вручит тебе. Но, восстав, выбери двух монахов, которых укажет тебе Бог, угодивших Ему, и поставь их руководить братией монастыря, ибо они будут подражать твоему житию и заботиться о живущих в нем. Ты же последуй за епископом Флавианом в город не сомневаясь и делай все, что он повелит тебе. Ибо уже и ему открыто о тебе, и вот, он идет с клиром города взять тебя и город». Произнеся это, ангел сказал ему: «Мир тебе, будь сильным и мужайся». Когда же настало утро, блаженный Иоанн собрал всю братию и, избрав из них двоих, отличающихся подвижнической жизнью и украшенных великой добродетелью, поставил их игуменами над ними, приказав им подчиняться им во всем в страхе Господнем и не пренебрегать их увещеваниями. « Ибо, – сказал он, – кто преслушает их или презрит приказание их, будет презрен и Господом. Ибо мне повелено покинуть этот монастырь и переселиться в тο место, которое назначает мне Бог по воле Своей».

Когда он таким образом наставлял братию, в монастырь пошли два клирика, посланные епископом, объявляя о его прибытии. И великий Иоанн вместе со всей братией, выйдя из монастыря, пошли ему навстречу и, поклонившись ему, ввели его в монастырь. После того, как они, помолившись в церкви, сели, епископ, внимательно посмотрев на Иоанна, сказал: «Давно желал я увидеть твой честной облик, отче Иоанне, но попечения и заботы о церковных делах доныне препятствовали мне в этом. Но сегодня, получив от Бога приказание это сделать, я не дерзнул откладывать. Поэтому радуйся, верный иерей святой Церкви Божией; мир тебе, попечителю о недугующих душой и телом, подражатель святых апостолов; мир тебе, низвергшему общего нашего лукавого врага диавола верой в Святую Троицу, как и Давид в давнее время низверг в борьбе ударом трех камней, выпущенных из пращи, иноплеменника Голиафа1151. Радуйся, убивший свирепого и кровожадного льва силой Креста Христова и пребывающей в тебе силой Всесвятого Духа. Блажен город Антиохии, какое древо, приносящее разнообразные плоды праведности, ты произрастил! И вновь говорю: блажен ты еси; какую духовную сокровищницу, доверху полную драгоценных камней, ты нам открыл! Блаженны все, вкусившие духовной трапезы твоих божественных слов и в благомыслии пиющие из рога твоего учения». Когда епископ это сказал, все слушающие были поражены. И вновь епископ говорит ему: «Иоанн, которого Бог почтил и возвысил через твои доблестные дела, дай вам возможность быстро исполнить приказание Господа, ибо к этому нас побуждает то, что написано: Так надлежит нам исполнить всякую правду (Мф. 3:15). Восстань и идем отсюда, чтобы нам исполнить повеление Господне относительно тебя, в согласии с тем, что Он заповедал нам». Иоанн же ответил епископу, сказав: «Отче честной, мы просим твою святость остаться в монастыре и совершить с нами бескровную жертву и преподать нам страшные тайны Христа Бога нашего. И таким образом я сразу беспрекословно исполню все, что повелела мне твоя святость». И в тот день епископ остался в монастыре и, совершив божественное таинство, преподал всем честные Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа. На следующий день Иоанн просит епископа о двух игуменах, которых он поставил в монастырь, чтобы передать им руководство над братиями и чтобы они заботились о них и о монастыре. Епископ же, побеседовав с ними и со всей братией, повелел обоим совершать то, что подобает для дела спасения, и, помолившись о них и возложив на них руки, поставил их игуменами. Вся же братия горько плакала, изливая на землю слезы, крича и говоря: «Увы нам, кого мы лишены ныне? Где отныне найдем того, кто умастит и исцелит раны наших душ? Кто будет учить и увещевать нас к спасению? Кто поведет наши души к пользе? Воистину, мы лишены великого блага и становимся никому не нужными, поскольку уходит от нас пастырь наш, и мы без отца нашего осиротели». И сказали они святому Иоанну: «И мы без тебя уйдем из монастыря. Ибо больше не выдержим в нем, не видя тебя». Сам же блаженный Иоанн, плача, говорит им: «Воистину, отцы и братия мои, и я не хочу покидать святое ваше и честное собрание и много молился об этом, но не мог исполнить того, что было у меня в мыслях. И что буду делать, я не знаю, ибо я раб Господа и Бога моего Иисуса Христа и не дерзну даже попробовать противиться повелению Его. Кроме того, вот, у вас есть игумены ваши, мужи благочестивые и отличающиеся добродетельной жизнью, слушайтесь их, как отцов. Господь же и Бог наш благословит вас и пошлет вам Всесвятого Своего Духа руководить вами в согласии со святой Eгo волей, Он будет наставлять вас и страху Его и спасет от всякого диавольского искушения».

Таковыми и подобными словами утешая их, он попросил епископа сотворить с ними молитву, прежде чем покинуть монастырь. Когда он помолился и все сказали «аминь», вышли и епископ, и великий Иоанн, и вся братия, оставив монастырь, вышла вместе с ними, никто не остался там. Иоанн, увидев это, попросил епископа вернуть их обратно, но они не согласились. Увидев их твердость, он наложил на них епитимию, отлучив ослушников от Святых Таин. Итак, тогда братия по необходимости вернулись в монастырь, ударяя себя в грудь и рыдая о своем одиночестве. Когда же они шли вдвоем – епископ и Иоанн, то беседовали друг с другом, как некогда пророки Илия и Елисей. Когда же они приблизились к городу, то было возвещено об их прибытии. Жители города, услышав о том, что пришел святой, вышли навстречу ему, желая видеть его. Знатные же женщины, стыдясь идти вместе с толпой, тайком выглядывали из дверей своих домов, чтобы увидеть его и получить его благословение. Ибо говорили сами в себе, что благословением будет даже увидеть его. И была великая радость в городе в день тот. Когда же они с подобающими почестями пришли в церковь, то провели всю ночь до самого утра в бдении и молитвах. А когда наступило утро, собрался весь клир города, множество облеченных властью и простых людей, и военных, и знатных, и не только из числа верных, воспитанных в Церкви, но и язычников, чтобы увидеть его.

Вся церковь была наполнена народом, мужами, женами и отроками, так что они теснились, и более нельзя было найти места, где сесть или встать1152. Когда же совершилось обычное последование приношения1153 и время наконец призвало к желаемому, приводят святого Иоанна для хиротонии в степень пресвитера. В тот час совершилось особенное чудо: когда он наклонил голову и епископ возложил на него руки и начал молитву хиротонии, вдруг золотой голубь, спустившись сверху, сел на голову блаженного. Увидев это, епископ и все присутствующие, будучи изумлены, на долгое время вышли из себя. И рассказ этот был возвещен во всем городе, во всей окрестной стране и по всей Сирии, и были поражены в сердца свои все слушающие это, говоря: «Что же будет с ним? Ибо, вот, от начала явилась на нем слава Господня». Проведя в Антиохийской Церкви двенадцать лет, он прославил ее священство строгостью жизни, одних освещая целомудрием, других просвещая учением1154.

 Был же он, как говорят, крайне суров из-за ревности к целомудрию и по большей части, как сказал один из очень близких к нему людей, с юности давал гневу волю больше, чем милосердию. И по правоте жизни он не обеспечивал себя на время будущее, а по простоте был весьма доступен и, с кем случалось, без меры пользовался свободой речи. И учением он приносил большую пользу для нравов слушающих, но, будучи таковым по характеру, в собраниях для не знающих его он казался гордым1155.

 17. Иоанн истолковывает Священное Писание. Епископ Флавиан, увидев благодать Святого Духа, которую он источал, просит его истолковывать для народа слова Писания для исправления и спасения души. Сам же он очень не хотел этого делать, избегая похвалы от людей, но, одновременно, зная о непослушании и имея в сердце приказания ангела, принудил самого себя делать это посредством записей. И по большей части его толкования читались в церкви тайно в присутствии епископа, клира и некоторых горожан, но часто их прочитывали и с амвона, и все, радуясь, уходили домой, исполненные Святого Духа. За трапезами и на площадях народ изъяснял друг другу эти его толкования: одни – запоминая наизусть, другие для памяти переписывали на хартиях, постоянно передавая друг другу. Многие из толкований он создал в Антиохии, прежде чем сделался епископом Константинопольским. Многие из них были сохранены в епископской резиденции в Константинополе, а также у наиболее ревностных мирян1156. Сначала епископ Флавиан побуждал его, взойдя на амвон, без подготовки, а не по записи давать толкования народу, но он, со своей стороны, не был доволен этим и просил снисхождения. Но тот весьма принуждал его. Теснимый своей совестью и имея в себе, благодаря чистоте сердца, силу Святого Духа, он впервые восходит на амвон и начинает речь перед множеством собравшихся и, прежде всего, перед епископом, начало которой такое: «Неужели истинно то, что случилось со мной»1157. Все, увидев что он не имеет в руках ни дощечки, ни книги, но беседует с ними без подготовки, весьма изумились, прославляя его многими рукоплесканиями и похвалами. Ибо они никогда не видели и не слышали, чтобы в их городе было что-либо подобное прежде него. Когда толпы народа узнавали, что Иоанн собирается проповедовать, все ревностно сбегались в церковь. Ремесленники приходили, оставляя свои дела, а облеченные властью быстро сбегались, презрев свои обязанности. И казалось, что в тот день театр или ипподром окончили свое существование, и все, оставив князя [мира сего], сатанинские дудки, развратные комедии и демонские вакханалии, стремительно бежали в церковь, чтобы не лишить себя, если кратко сказать, ни одного его слова, считая это [для себя] большим убытком, и, слушая его медоточивые речи, возвращались назад, воссылая славу человеколюбивому Богу, ибо таковую благодать даровал ему Бог, чтобы беспрепятственно возвещать Его великие дела. Узнал о нем император Аркадий1158 и захотел увидеть его и услышать превосходнейшую его мудрость. Епископ, увидев, что он столь преуспевает в угождении Богу и вере и пребывает во Святом Духе, просит его встать во главе церковных дел и принять на себя управление клиром1159, предполагая, что после своей смерти он поставит его наследником Антиохийского престола. Он же не принял этого, сказав: «Снизойди ко мне, отче, ибо я вовсе не способен усердно заниматься и мирскими делами, и спасением своей души. Ибо, желая приобрести ее, я отрешился от всего наследственного имущества, которое было велико, и оставил мир». Епископ, увидев, что он непреклонен, не желая вновь смущать его помысел суетой дел и мешать ему питать народ духовным пиром Господа через свои богодухновенные и превосходные проповеди, уступил ему. И это произошло по воле Божией, совершившей [это] для пользы души, сохранив его, очевидно, для наилучшего дела епископства и служения Господу.

 18. Исцеление сына Эвклеи1160. Некая жена по имени Эвклея, будучи замужем за одним из первых людей в Антиохии, имела единственного сына. Он, заболев горячкой и находясь в опасности, думал, что разлучится с жизнью. Мать его, увидев, что он пребывает в отчаянии, взяв его, поспешно повела в церковь и, повергши его к ногам Иоанна, не будучи в силах удержать слез, стала просить его, говоря: «Господин мой, умоли Господа помиловать сына, он у меня единственный и уже почти вошел в двери ада. Ибо я верю Богу, что, чего бы ты ни попросил у Нeгo, Он даст тебе. Впрочем, ты не презришь меня, находящуюся в таком горе, отче святой». Отвечая, Иоанн говорит ей: «О женщина, не от нас зависит дать это тем, кому мы хотим, и не те, кто желает, могут получить, но это дело Божие (Ин. 6:29), согласно тому, как мы научены апостолом. Итак, веруй в Бога от всей души и с покаянием проси Его, и Он даст твоему сыну здоровье. Кроме того, впредь воздержись от прежних твоих грехов и заключи завет со Христом, чтобы отныне проводить жизнь в покаянии; и вообще то, что случилось с твоим сыном, не мучает тебя, поскольку четверо умерли, но ты хочешь и его похоронить твоими грехами и грехами твоего мужа. Ибо Господь учит вас через потерю ваших детей, чтобы вы воздержались от порочных ваших дел, но вы не отказываетесь от них, но, не переставая, совершаете худшее. Итак, если бы вы, наконец, хотя бы сейчас пришли в себя, не только был бы дарован вам сын, но вы удостоились бы и царства небесного». Отвечая ему, женщина и ее муж в великом сокрушении сказали ему: «Веруем в Господа нашего и Бога Иисуса Христа, могущего исцелять всякую немощь, и отныне воздерживаемся от прежних наших дел, делая Бога поручителем в этом». Блаженный, увидев их смирение и быструю перемену к лучшему, взяв воды и освятив ее, сказал: «Во Имя Отца и Сына и Святого Духа по благоприятным молитвам честного отца нашего и епископа да будет вода сия во отражение всякой болезни». И окропил отрока водой три раза, и в тот же час горячка оставила его (Мф. 8:15). И, восстав, он встал на ноги свои здоровым, не имея в себе никакого следа болезни. Итак, родители его, взяв его, вернулись дом свой с великой радостью и великим благомыслием, славя и воспевая Бога за бывшее чудо исцеления. Отец же его, тотчас принеся много золота, положил у ног блаженного Иоанна, говоря: «Приими это, отче, от меня, раба твоего, за спасение сына моего». Он же, отвечая, сказал ему: «Раб Божий не нуждается в них и не просит, ибо не за деньги продается дар Божий людям, но дается по вере. Итак, взяв это, иди отдай их тем, кого ты обидел, а что ты имеешь сверх необходимости, раздай тем, кто нуждается: слепым, хромым, увечным, отныне храня самих себя от того, чтобы не впасть в прежние ваши прегрешения. Ибо научил вас Господь не потому, что ненавидит [вас], но потому, что желает спасения ваших душ через наилучшее обращение к Нему и покаяние». И, таким образом, он отпустил его.

19. Исцеление маркионитки, жены губернатора Антиохии. В те дни была расставлена диавольская западня в Антиохии и во всей окрестной стране, и многие попадались в нее. Ибо тогда открыто проповедовалась ересь маркионитов1161, и приверженцы этой ереси имели молитвенные собрания, вовлекая многих из самых простых людей в свой соблазн. И даже правитель города принадлежал к их нечестивой секте, и через него многие, отрекшись от православной веры, подчинились им. Бог же, желающий, чтобы все пришли к познанию Его1162, и всегда спасающий человеческий род, используя любой повод, сотворил им это знамение через святого своего Иоанна, чтобы вырвать многие души из их ереси и заблуждения. Ибо жена упоминаемого правителя заболела дизентерией и очень страдала поносом, вовсе не имея облегчения ни ночью, ни днем. Осматривали же ее все врачи в городе, показав на ней все усердие и попечение своего искусства, чтобы вылечить ее. Ей же день ото дня становилось все хуже и хуже. Врачи, таким образом, находясь в недоумении и более не зная, что делать, чтобы победить болезнь, отказались от нее. Супруг же ее, увидев неудачу врачей, пригласил в свой дом последователей ереси, которой он придерживался, умоляя помочь ей и попросить исцеления. И они делали это с большим старанием, молясь о ней непрестанно в течение трех дней. Когда же оказалось, что и они не смогли ничего сделать своими напрасными молитвами, женщина призывает своего мужа и говорит ему: «Благодарю тебя, господин мой, за то, что ты старался спасти меня. Ведь ты собрал и множество врачей, и призвал большое число маркионитов, но я не чувствую себя лучше, Теперь же я боюсь, чтобы ты не отказался от того, о чем я прошу тебя, ибо я воистину уверена, что, (если) ты выслушаешь рабу твою, я буду полностью исцелена». Он же, отвечая, сказал ей: «Если ты попросишь меня дать все имение мое для того, чтобы ты выздоровела от этой болезни, не презрю просьбы твоей». Она же, сев на постели, наклонила к нему голову и сказала: «Я слышала о каком-то Иоанне, которого призвал епископ Флавиан, что он ученик Христа и все, чего ни попросит, Он даст ему. Итак, отведи меня к нему, чтобы он помолился обо мне, поскольку я слышала, что он сотворил многие чудеса во имя Христа. Ибо если бы у маркионитов была всяческая сила, могущая помочь, и истинная вера, были бы услышаны молитвы их. И по правде сказать, мне известно, что многие из этого города гнушаются ими из-за их порочных дел, но я не слышала ни о ком, кого бы они исцелили». Отвечая, муж ее сказал ей: «Не подобает нам оскорблять этих людей, служащих Христу. Однако пойдем к этому человеку и попросим его о тебе, и, если исцелит тебя Бог через него, мы больше не вернемся к маркионитам, но выйдем из их сообщества. Ибо правота обеих вер раскроется через твое выздоровление». В тот же час, посадив жену на колесницу, он отправился к блаженному Иоанну. И сопровождал ее муж ее и все из полка претории. Когда же они пришли к церкви, то остановились перед ее дверями, и епископу и блаженному Иоанну было объявлено об их приходе, а также о причине, из-за которой они пришли. Оба же, словно одними устами отвечая, сказали: «Они недостойны войти в церковь Божию, но пусть ждут вне, и мы встретимся с ними, выйдя к ним позже». Когда же они пришли к ним, то сели, и, тотчас припав к их ногам, они поклонились им в землю, говоря: «Мы пришли, отцы святые, к вашему блаженству умолять вас, чтобы через живущего в вас Духа Святого вы дали нам здоровье и удалили охватившее нас тягчайшее горе, ибо мы потратили большие деньги на врачей и некоторых других, и все это было бесполезно. Но мы услышали о вас, что вы являетесь совершенными учениками Христа и Бога и во всяком прошении, чего ни попросите у Него, Он даст вам. И мы ревностно пришли к вам, чтобы, увидев наше несчастное положение, вы сжалились над нами и помиловали нас». Отвечая, великий Иоанн сказал мужу ее: «Вы пришли сюда, желая нас испытать, и ты говоришь, что мы совершенные ученики Христовы и Он ни в чем не преслушает нас, почему же ты сам не пришел к Нему и через безукоризненную веру не сделался Его учеником, ведь никто не смог бы тебе помешать, если бы ты хотел быть спасенным, ноты остаешься в нечистой ереси маркионитов и, следуя их бесстыдному пустословию и надеясь на их молитвы, привел их в свой дом, думая, что от них твоя супруга получит исцеление. И так, снова собери в своем доме еще большее число их, чем раньше, и заставь их помолиться о ней, может быть, они послушаются. Не хромай на оба колена (3Цар. 18:21). Ибо ты не можешь пользоваться славой христианина, принадлежа к ереси маркионитов». Отвечая, супруг ее сказал: «Я с младых ногтей получил это исповедание, родившись в семье, исповедующей эту веру, следуя ей до настоящего времени, полагая, что является благочестивым не отступать от родительской веры. Тем не менее, господин мой, прости мне мое неведение и наставь меня в православной вере». Посмотрев на него внимательно, блаженный Иоанн говорит ему: «Существует путь, ведущий к жизни, а другой – ведущий к погибели, им идут многие люди, считая его хорошим, но он является путем неправды, ведя тех, кто его избрал, на дно ада. Ты находился, как ты сам сказал, в неведении, греша вплоть до нынешнего дня, однако теперь познай истину; соединитесь оба с Богом, чтобы впредь отречься от той ереси, произнеся анафему на Маркиона, на его писания и всех соблазненных и соблазняемых и не обратившихся ото всей души к истине. И Сам Бог, в Которого вы уверовали, явным образом даст ей здоровье одновременно с тем, что вы получаете и жизнь вечную». Женщина, услышав это, с готовностью вскричала, сочетавшись, по слову Иоанна, с Богом, что она никогда не будет иметь общения с маркионитами, но соединится со вселенской Церковью. Это же самое сделал и ее муж, и они, как сам муж, так и жена его, просили их быть ходатаями за них Богу, чтобы Он даровал им оставление грехов. Тогда епископ обратился к блаженному Иоанну с просьбой молиться за нее Господу. Он же приказывает принести воды и, дав епископу, сказал: «Запечатлей это своими руками, отче святой, чтобы именем Господа нашего Иисуса Христа она была ей во исцеление по всесвятым твоим молитвам». Он же, отвечая, сказал ему: «Тебе подобает благодать исцеления». Святой же Иоанн не позволил дать воду женщине, пока ее не благословил епископ. Когда же это действительно произошло, блаженный Иоанн приказал окропить ее ею, говоря: «Во Имя Господа нашего Иисуса Христа да будет тебе вода сия во исцеление». И в тот же час исцелилась женщина от бича своего и стала на ноги здоровая, не чувствуя никакой болезни и прославляя Бога со всеми пришедшими туда. Муж же ее, увидев произошедшее чудо, припал к стопам блаженного, настойчиво прося его молиться о нем, чтобы ему был дан повод освободиться от суеты государственных дел и посвятить свое время спасению души. Великий же Иоанн, отвечая, сказал ему; «Господь наставляет нас к нашей пользе. Но вы более всего дорожите тем, что соединились со Христом и отреклись от нечестия ереси маркионитов». Когда же они вернулись в дом свой с большой радостью и великим весельем, то раздали свои деньги нуждающимся. И отреклись от прежней ереси и присоединились ко вселенской Церкви, проводя все дни в церковном собрании и чтении Священного Писания. Они дали также в странноприимницу тридцать литров серебра для расходов на приходящих и на нужды больных. И услышали находившиеся в ереси той, что отрекся от них правитель и сделался сообщником Иоанна и его епископа, и пришли в великое уныние и скорбь. Когда же наступил святой день Господень и не было его в их собрании, они пришли к нему со слезами, прося его не отрекаться от их родного исповедания и не оставлять их сиротами. Он же, отвечая им, сказал: «Отныне я не буду иметь отношения к вашей ереси. Достаточно того, что я находился в соблазне до настоящего времени. И мы нашли того, кто ведет нас в Царство Небесное через правую веру». Услышав это, они ушли с великим позором (скрежеща зубами своими на блаженного Иоанна. И, обходя город, обвиняли его, называя колдуном, что «с помощью колдовства своего он соблазнил нашего правителя, а также жену его обратил в иную веру». Иоанн, узнав об этих речах, никоим образом не разгневался, но, напротив, опечалился, оплакивая их заблуждение. И сказал присутствующим: «Разве беззаконные иудеи не называли Господа этим именем, говоря, что Он изгоняет бесов силою веельзевула, князя бесовского (Лк. 11:15)? Однако я верю Господу Богу моему. Которому служу ночью и днем, что Он может быстро показать верному народу своему падение тех и их богохульство, чтобы через них спаслись и другие, чтобы они больше не называли рабов Божиих колдунами и заблуждающимися». И внезапно в ту же ночь весь город подвергся землетрясению, так что должен был разрушиться. Молитвенный же дом тех еретиков охватила беспросветная тьма и разрушила его вплоть до основания. И умерли все находящиеся там, и многие дома их обрушились и убили живущих в них, и дома их стали для них могилами, согласно слову пророка1163, в то время как никто из православных не претерпел вреда, и ни дома их, ни кладбище не были разрушены таковым ниспосланным Богом гневом. Верный же народ, увидев это знамение, весьма убоялся страхом великим, прославляя милостивого Бога, оправдавшего святого Иоанна в том, в чем обвиняли его еретики. Спасшиеся же от гнева сего маркиониты отказались от своей веры и присоединились к православию. И была великая радость во всем городе, поскольку народ умножался каждый день. Вот рассказ о том, что было с блаженным Иоанном в Антиохии.

 20. Призванный в Константинополь императором Аркадием, Иоанн рукополагается во епископа. Спустя немного времени, в консульство Кесария и Аттика, двадцать второго сентября1164, умирает Нектарий, епископ Константинопольский1165. Тотчас все устремились к епископской хиротонии, и в то время, когда от иных требовали инот, сбежались некоторые нежелательные (люди), домогающиеся предстоятельства, евнухи, не являющиеся мужами, по чину – пресвитеры, но недостойные священнослужения. Одни – проводящие время в претории, получая взятки, другие склоняющие колени перед народом. При этих обстоятельствах начинает волноваться православный народ, доставляя неприятности императору, требуя опытного в священстве. Поскольку по этому поводу часто собирался совет, было принято решение прислать из Антиохии Иоанна, пресвитера церкви, ибо о нем господствовала молва, что там он является знаменитым учителем. Поэтому и евнух Евтропий1166, в то время начальник царских спален, желая предложить его городу и будучи сведущ в его добродетели, поскольку поручение императора увело его на более отдаленный Восток, приготовляет императора Аркадия, как я сказал, по общему решению всех вместе клириков и мирян начертать письмо Флавиану, епископу Антиохии, чтобы он послал к нему блаженного Иоанна тихо, чтобы не взволновать Антиохию1167, разослав таковые письма через клириков и некоторых облеченных властью из царского дворца, содержащие следующий приказ: «Аркадий и Гонорий, победители, обращающие врагов в бегство, верные во Христе Иисусе Господе нашем императоры ромеев, возлюбленному отцу нашему епископу Флавиану – радоваться. Ничто не является для нас столь желанным, как забота о святых церквах и самое крепкое утверждение веры во Христа, через которую мы спасаемся и через которую нам подчиняются варварские народы, ибо если мы совершаем не своей силой и не могуществом конницы, боевых колесниц и множества войска, но устраиваем все дела для нашей пользы, будучи укрепляемы силой Господа. И воистину это письмо об этом. Твоя отеческая святость слышала, конечно, что Нектарий, бывший епископом святой Константинопольской Церкви, достиг конца жизни. И она не может вдовствовать без епископа, особенно в столь великом царствующем граде. Итак, нами решен вопрос о назначении туда пресвитера Иоанна, и мы посылаем к твоей святости этих благочестивых клириков, а кроме того, наших самых знатных вельмож, чтобы с их помощью он был послан к нам как тот, кто должен украшать здешнюю святую Церковь. Ибо не подобает вам вкушать этой доблестной мудрости в то время, когда мы лишены ее. Но совершенно незамедлительно исполните наше приказание в тот момент, когда тебе будет прочтено наше письмо. Будь здрав, молясь о нас».

 Епископ, подучив и прочтя императорские послания, передал их блаженному Иоанну. Он же, узнав о содержащемся в их приказе, вздохнув из глубины своего сердца, сказал епископу: «Кто есть я, жалкий, чтобы мне дерзнуть стать во главе столь большого и многолюдного города?» Епископ, отвечая, сказал ему: «То, что Бог предопределил, несомненно, должно осуществиться и исполниться». И, приказав, чтобы прибывшие от императора люди отдохнули в гостиницах города, епископ принял их радушно, приказав, чтобы все необходимое на их издержки было предоставлено им из средств святых церквей. Город же Антиохия, узнав причину, из-за которой прибыли посланные от императора, весь единодушно собрался в церкви, возмущаясь и взывая к императору и епископу, говоря: «Мы не согласимся, если только мы все не умрем и от нас не останется ни одного человека, чтобы дар, который даровал нам Бог, ушел из нашего города в другой, ведь человек, занимающий епископскую кафедру Константинополя, должен неотлучно пребывать с императором». Епископ же хотел оправдаться перед народом, но они не обращали на него внимания и не слушали его слов, но еще больше возвысили свои голоса, чтобы, увидев беспорядок, посланные от императора решили покориться. Епископ, увидев, что смятение происходит в присутствии посланных императором и боясь, чтобы среди народа не было кровопролития, возвратившись в епископский дом, приказывает укрепить его двери и охранять их с помощью церковных служащих и ликторов. Тотчас призвав к себе некоторых из несущих первые должности в городе, он приказывает им разогнать народ и ответить, что не следует обсуждать приказ императора, но когда они вышли и обо всем этом рассказали, то народ продолжал очень громко кричать, так что [люди] приблизились к самим дверям епископского дома, чтобы выломать их и похитить из епископского дома Иоанна. Когда епископ увидел это и что ничего не помогает, но смятение граждан и жителей соседней местности делается в церкви еще больше, дал им клятву, что он не вышлет его из города, сказав: «Даже сам император не хочет вас огорчать этим, поскольку так неприятно для вас отпустить его». Таковыми и подобными словами он убеждал народ до тех пор, пока не смог полностью удостовериться, что он успокоился. Однако когда это произошло, они не ушли от церкви, но сели вокруг нее, охраняя ее выход, чтобы откуда-нибудь он не был выведен тайно. И день от дня они требовали увидеть его. Тогда епископ начертал ответы императору, показав посланным все, что произошло из-за любви народа к Иоанну, сказав, что он заклинает их страшными клятвами не отбирать его, прося, одновременно, и принять извинения от него из-за его бессилия в этом деле и не принуждать его давать ложную клятву. Они же, взяв письма епископа, отбыли в столицу. И, придя к императору, передали ему послания и громким голосом, поскольку собралось множество народа, возвестили обо всем произошедшем. Услышав это, император удивился и, созвав весь синклит, приказал прочитать им письма епископа и чтобы посланные им за блаженным Иоанном объяснили, все, что и было объяснено императору. И все слушающие изумлялись, говоря, что он достоин управлять престолом царственного града, И еще сильнее было выражено желание императора и всех остальных относительно него, и они рассуждали, каким образом привести его. Тогда император решил написать комиту Антиохии послать его к нему тайно ото всех и от самого Иоанна, чтобы не произвести беспорядка в городе1168. Комит1169, получив письмо императора, просит Иоанна быть вне города у мартирия вблизи ворот, называемых романскими. И когда он взошел на общественную колесницу, передает его посланному вместе с солдатом магистра евнуху. Когда они приблизились к городу, императору было объявлено о его прибытии, и он в тот же час приказывает, чтобы навстречу ему собрался весь синклит, первенствующие люди города и клир и ввели его со всеми почестями в церковь. Тогда все, слышав о нем, ревностно вышли и встретили его за шесть миль до города. Ибо все желали видеть его1170. А Император приказал, чтобы он находился в епископском доме и о нем заботились вплоть до хиротонии. По приказу императора для того, чтобы хиротония была достойна доверия, прибыли и мнo­гиe другие епископы и епископ Александрии Феофил, который приложил старание1171, чтобы уничтожить славу, приблизившуюся к нему благодаря его образу жизни и непреклонности в дерзновении. Он поступил таким образом, поскольку у него был обычай1172 не рукополагать разумных, если только в чем-либо он не ошибется, желая властвовать над ними как над неразумными, полагая, что лучше управлять ими, чем слушать умных, если только, вольно или невольно, он не побеждается Промыслом Спасителя. Притом он спешил, поскольку для епископской хиротонии он имел при себе некоего пресвитера Исидора. Ибо Феофил его весьма любил1173, поскольку тот претерпел за него одно опасное предприятие, о котором здесь будет рассказано. Когда император Феодосий сражался с тираном Максимом, Феофил, послав императору подарок через этого Исидора, вручил ему два письма, повелев преподнести и дар и грамоту победителю. Имея такое поручение и достигнув Рима, Исидор стал ждать победы. Но произошедшее находилось втайне не долго, поскольку бывший с ним чтец выкрал письма, и поэтому Исидор, будучи охвачен страхом, бежал в Александрию. По этой причине Феофил проявлял заботу об Исидоре. Однако император предпочел Иоанна. Поскольку же против Феофила было выдвинуто множество обвинений, и жалобы предоставляют присутствующим епископам против него одно обвинение за другим, упомянутый Евтропий, царский постельничий, взяв список обвинений, передал их Феофилу, сказав, что [это] закончится или хиротонией Иоанна, или приведет к возбуждению против него по этим обвинениям судебного разбирательства. Испугавшись этого, Феофил рукоположил его. Сразу же после хиротонии он стал думать, как построить против него козни и кому из присутствующих тайно об этом рассказать, ибо многим, даже находящимся далеко от дома, он сообщил свой замысел, поскольку после [хиротонии] его опечалило дерзновение Иоанна. Рукополагается же он в епископский сан1174 и возводится на престол двадцать шестого февраля. В Риме правление совершал по порядку император Гонорий, а в Константинополе в то время – Евтихиан, императорский префект.

 21. Беседа нового епископа с императором. На следующий день приходит император вместе с синклитом в святую церковь получить благословение Иоанна1175. Он же вышел навстречу императору, и с ним весь клир, и поклонились ему. Подобным же образом и тот, и все пришедшие с ним склонили колени перед Иоанном, прося благословить их. Он же пожелал императору и императрице, а также всему народу блага и после обычного «аминь» сел. И, отверзши уста свои, сказал императору: «Тяжело для меня епископское достоинство, о благочестивый государь, ибо это было установлено сверх меры моей и сверх дел моих, поскольку я – наименьший из всех», Отвечая ему, император сказал: «Господь Иисус Христос, Который избрал Себе учеников и апостолов, послав их в мир просвещать помраченных и наставлять на путь заблудших, избрал и тебя, чтобы ты был для нас священником и пастырем, будучи достоин таковой чести, подражая доброму и истинному пастырю, душу Свою положившему за словесных овец»1176. Тогда блаженный сказал императору: «Благочестие ваше стоит, поскольку священники совершают свое служение, во всем исполняя божественные заповеди Спасителя. Но если они не будут думать о своем спасения, отвращая через увещевание паствы от кривой стези, обличения и порицания, но позволят каждому идти своим путем, они за них дадут отчет в тот день воздаяния, будучи приговорены к наказанию, поскольку скрыли в земле талант Господа своего1177. Итак, чтобы не быть ответственными за это обвинение, прошу всех вас преуспевать в безупречных делах, воздерживаться от порочного образа жизни и проводить время в молитвах и молениях в святых Божиих, церквах, не оскорблять Святого Духа во гневе вашем1178 и не приводить в уныние смиренную мою душу. Но узнайте и вот что, чтобы не потворствовать никому, кто нуждается в наставлении, но изобличать его для пользы его души. Ибо некогда и царь Давид, согрешив, был изобличен пророком Пафаном и, приняв смертельный удар, благоразумно произнес исповедание, сказав: Согрешил я пред Господом. Откуда и произошло вдруг исцеление через плоды покаяния. И в награду он получил прощение греха. Ибо сказал ему Пафан: Господь снял с тебя грех твои (2Цар. 12:13). Да будет это для вас примером спасения, чтобы, будучи обличены в грехах, вы не приходили в негодование, но покаялись со страхом Божиим, отвращаясь от злых ваших дел».

 Отвечая, император и все остальные сказали ему: «Мы выслушали твои слова, отче честной. Поступай во всем так, как угодно очам твоим. Ибо никто не нарушит повеления твоего, но все, что будет приказано тобой нам, мы ревностно исполним, повинуясь словам твоим, словно от Самого Христа услышав их». И все дивились, слушая его. После этого, ненадолго прекратив речь, вновь, вдохновляемый Святым Духом, отверзши уста свои, он учил их тому, что провозглашено Господом Богом всяческих и говорит: «От всякого, кому дано много, много и потребуется (Лк. 12:48). И еще: Ибо меньший заслуживает помилования, а сильные сильно будут истязаны (Прем. 6:6). Мы же, иереи, клирики и даже начальствующие из мирян, должны быть сильно избиты, так как мы согрешили сознательно и не имеем снисхождения, поскольку нам вверены многие души, а мы не заботимся об их здравии, так как не подумали, что доходы, которые получает Церковь, она получает ради нищих и слепых и не следует нам расточать на самих себя и на недолжные дела их достояние. Ибо следует епископу быть безукоризненным, как наиудивительнейший Павел написал к Тимофею»1179. Говорил он им и дальше, присоединяя к настоящему слову и многое другое, и, конечно, из послания к евреям следующее: Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу. Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны; ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно (Евр. 13: 16–17). И, истолковывая эти слова, ои учил мирян и всех находящихся под властью священника совершать дела милосердия и мира и не нерадеть об участии в богослужении и о почитании священников. Священников же (он учил) постоянному бдению, молитвам за народ и наставлениям, попечению, твердости в Боге и надежде на воскресение, поскольку они стремятся не для себя только устроить жизнь, но для тех, над кем поставлены начальствовать. «Ибо, – сказал он, – написано и следующее: Горе вам, потерявшим терпение! Что будете вы делать, когда Господь посетит? (Сир. 2:14), а также слово апостольское: Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа (Евр. 12:14)».

Поскольку и иереям, и находящимся у власти мирянам было вверено дело надзирать и начальствовать, он содействовал им и увещеванием, что подобает более не вспоминать прошлую дружбу и вражду, кто свой, а кто чужой, но, напротив, кто добрый, и кто злой, обо всех думать справедливо и иметь попечение о спасении всех, а порочных в согласии с Писанием, которое говорит: обличай, запрещай, увещевай (2Тим. 4:2), молитвой и наставлением [убеждать] переменить [свой] безрассудный выбор и совершать благие дела. Ибо нет ничего великого в том, чтобы воздерживаться от зла, но великое заключается в творении добра и стремлении в каждом деле говорить только благое, чтобы не случилось сделать что-либо не боголюбивое, – как мог бы сказать римский император Тит: «Сегодня мы не царствуем»1180, ведь если мы не стремимся ни в чем совершать блага, мы не делаем ничего достойного [звания] императора, – чтобы не прийти нам к тому, что еще более пагубно в сравнении с тем, что заключено в строках, написанных о Тите. Когда он еще беседовал с ними, им захотелось, чтобы Бог открыл всю добродетель этого святого, и вот, был приведен в церковь какой-то человек, одержимый нечистым духом, и приведшие его просят ceгo блаженного помолиться о нем, чтобы он был исцелен, ибо он испускал пену, высунув язык изо рта. Иоанн, отвечая, сказал им: «Если вы верите, что может Христос исцелить его, получите его здоровым». И они вскричали, словно одними устами: «Веруем, господин». Тогда он приблизился к одержимому и, запечатлев его крестом во имя Отца и Сына и Святого Духа, сказал: По вере вашей да будет вам (Мф. 9:29). И тотчас демон, повергши его на землю, вышел из него. Тогда Иоанн, обратившись к нему, сказал: «Прекрати, чадо, произносить хулы на Бога, но приобщись сегодня же святых Господних Taйн, проводя все время в святой церкви. Ибо это случилось с тобой, потому что ты нерадел о своей душе. Итак, если ты послушаешь моего совета, не будешь отныне искушаем нечистым демоном». Тогда император и весь находившийся в церкви народ и клирики, увидев необычайное чудо и услышав все то, чему он учил их, воздали славу человеколюбивому Богу за то, что Он удостоил их такого светильника и духовного, а также телесного врача, и так разошлись по домам, дивясь всему этому.

 22. Пастырская ревность. Итак, получив кормило Церкви, он приступает к управлению делами1181, начав испытание дел иногда пользуясь словесной свирелью. С помощью же обличительного посоха он простирает слово против притворства братского сожительства, поистине же – против непристойного скверножительства, высказывая по поводу тех, кого называли «сведенные вместе», мнение, что при выборе из двух зол меньшим являются содержатели публичных домов: ведь они, находясь вдали от лечебницы, имеют при себе болезнь лишь для желающих; эти же, живя и находясь внутри мастерской спасения, и здоровых призывают к болезни. С того времени начинает притесняться нe имеющая любви к Богу часть клира, пылающая страстью. После этого он начинает речь против несправедливости, обращая укрепление зол любостяжания в домостроительство праведности, ибо мудрым строителям свойственно прежде всего разрушить построение лжи, а затем класть основание истины, как сказано у пророка: Смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтобы искоренить и разорять, созидать и насаждать (Иер. 1:10), одно свойственно земледельцу, а другое – строителю дома. В результате этого вновь пришла в смятение часть тех, кто смотрит в кошелек. После этого он начинает заботиться об их образе жизни, убеждая довольствоваться церковной пищей и не стремиться к запаху, который издает стол богатых, чтобы, не имея дыма факелоносца, они не предались бы огню невоздержания, стремясь к образу жизни льстецов и паразитов. Затем разоблачается большая часть чревоугодников, которые впоследствии примкнули к изобретателю обвинения [против Иоанна].

Просит oн и тех, кто совершенно погряз в грехах, чтобы они отступили от первоначальных своих заблуждений и достигли гавани покаяния. Изобличал он и любостяжателей, которые имеют по большей части позорную славу, что кого-то полностью обобрали, но предоставляют тем, кто надеется с их помощью незаконно обогатиться, почти что воздавать им хвалу. Обуздывал он своей неустанной проповедью и наставлением сластолюбцев, чтобы они в основном воздерживались даже от законного брака. Однако сам он этот не запрещал, но всегда заповедовал хранить честной брак и ложе непорочное. Во множестве своих проповедей он напоминал о [необходимости] заботиться о бедных, порицая богатых, поскольку они были весьма безжалостны к нищим, всегда напоминая им слова Господа, который сказал: Так, как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25:40). И многие благодаря этому умягчали свое жестокосердие, как свеча размягчается от огня, и немедленно тратили свое имущество, раздавая его нуждающимся, так что многие, бывшие ранее бедными, благодаря учению Иоанна и совершенному благодеянию впоследствии сделались богатыми и освободились от своего несчастья. Поэтому и был Иоанн прозван милостивым. Низложил он и умножение обмана и от негo, главным образом, происходящее надмение, воздавая хвалы смиренномудрию и тем, что с ним свято сожительствует, так что благодаря этому те, кто прежде обладал большим богатством, приходя в церкви, на площади и в бани, довольствовались, чтобы их сопровождал один или два слуги, но и это по причине какой-то, вероятно, побуждающей к этому необходимости. В добавление к этому он говорил, что святость и чистота тела и души должна быть равноангельской, а доносы и клевета друг на друга – это занятие диавола и демонов, ибо благодаря этому диавол и был назван таковым1182, поскольку он оклеветал Бога перед Адамом и Иова перед Бoгoм, и поэтому доносчик подобен убийце. Просит он любить и почитать друг друга во время восседания и возлежания и трапезой, но не любить предвозлежания1183. В различных обстоятельствах своей жизни он вспоминал жития святых отцов и отшельников и образ их жизни и добродетели, чтобы от многих их слов прийти в сокрушение и извести множество слез из глаз своих, возжелать перейти к монашеской жизни и расстаться с суетой и смятением. Увещевал он также, чтобы они любили странноприимство и особенно приходящих монахов, радушно ο них заботились и так обращались с ними, словно они принимают Самого Христа, как, – говорил он, – и Сам Христос сказал: был странником, а вы приняли Меня (Мф. 25:35). И вновь напоминал он им изречение, сказанное апостолом, где говорится: «Весьма часто чe­peз него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам» (Евр. 13:2). «Ибо, – говорил он, – откуда вы знаете, не Сам ли Христос принял образ человека и таким образом вас испытывает?» И вновь учил их вместо развратной музыки и песен изучать Псалтырь и воспевать духовные слова на всяком месте, где окажутся: в пути ли, в плавании ли, на площадях или в домах. И, многими другими поучениями наставляя народ и беседуя с ним, не умолкал, не только в церквах проповедуя перед народом, но и в потаенных местах, и находясь в епископском доме, имея в сердце неумирающую благодать Святого Духа, изливающуюся из него божественными речами.

 23. Ревность в проповедовании веры. Поэтому он оказывал такое попечение не только о своей Церкви, но и о Церквах всей Фракии, от главенства второй она и отделилась1184, и всей Азии – она управляется одиннадцатью правителями, и, конечно, он украсил таковыми знаниями Понт – имеет и он равночисленное Азии количество правителей. Узнав, что Финикия еще пребывает в языческой вере, он избрал монахов, воспламененных божественной ревностью, и отправил их туда, вооружив царскими законами против идольских капищ. Деньги на издержки мастеровым в их помощникам для их уничтожения он брал и расточал не из императорской сокровищницы, нo убедил женщин, выделявшихся богатством и сиявших верой, щедро их предоставить, доказывая, что эта помощь рождает благословение. И оставшиеся храмы, в которых служили демонам, он, таким образом, уничтожил до основания1185. Увидев кельтские народы1186, похищенные сетями ариан, он, со своей стороны, сам придумал и изобрел средство для улова. Выдвинув пресвитеров, диаконов и чтецов, говорящих на одном языке с ними, он уделил им одну церковь, и благодаря этому многие из соблазненных были уловлены, ибо он и сам, входя туда, беседовал, используя переводчиков, которые знали оба языка, и готовил для исполнения этого тех, которые обладали искусством говорить.

Совершая это таким образом, он пребывал в городе и уловил многих приходящих, показывая истину апостольского благовествования. Узнав же, что некоторые из кочевников-скифов1187, живших на Истре, жаждали спасения, но были лишены предложенной влаги, он нашел людей, ревнующих об апостольской мудрости, и послал их к ним. Haчертал он и письма Леонтию, епископу Анкирскому1188, в которых он объявил о перемене среди скифов и о том, что он счел справедливым послать для их просвещения знающих людей. Узнав о том, что в восточных частях [империи) в некоторых деревнях [имеет место] болезнь Маркиона1189, он опять послал [письма], возложив поручение на тех, кто в то время совершал попечение о церквах, и обратился к ним с просьбой исцелить болезнь, предоставляя и поддержку императорских указов. И поистине, чтобы учить всему этому, он носил в душе заботу о церквах (2Кор. 11:28) в согласии с божественным апостолом.

Иоанн уменьшает траты на содержание епископа1190. <...> И это было очевидным основанием для того, чтобы не жить ни с кем вместе, а сказать поистине, он это делал из-за чрезвычайного подвижничества, ибо он был нестяжателен, а также для того, чтобы во всем быть целомудренным и смиренным – ведь все это прежде всего является венцом священника, – а помимо этого и для воспитания проповедью, для увещевания и убеждения, для того, чтобы не заботиться ни о чем своем, но иметь попечение о справедливости и доброй славе, предстательствовать за вдов и сирот и оказывать милость нищим и больным. Но из-за этого он многим из клира казался суровым, они обвиняли его, ненавидели его и отошли от него, поскольку он обличал их за их дела.

25. Диакон Серапион и Севериан Гавальский1191.

26. Епископ Иоанн как проповедник. Враждующие же против Иоанна делают вот что, как обыкновенно случается при подобных побуждениях у тех, кто находится у власти: они составили на него донос и оклеветали его перед народом. Впрочем, народ благодаря произносимым им в церкви поучениям много рукоплескал ему и любил этого человека1192. Он же мало беспокоился из-за тех, кто стремился обвинять eгo. В малое время побежала о нем молва по ближайшим странам, городам и островам, так что всех достигло желание видеть его и слышать его поучения. И часто из Константинополя он писал блаженному Иннокентию, а также от него получал письма, соглашаясь с образом мыслей и учением его1193. О том же, каковы были изданные им и записанные скорописцами с его слов поучения, насколько они ясны и убедительны, зачем сейчас говорить? Желающим подобает их читать и получать от них обильную пользу1194. Ибо он был весьма искусен в том, чтобы пространное рассуждение изложить кратко и легко, а краткое увеличить и придать ему прекрасную форму, так что после Афанасия, епископа Александрийского, Василия, епископа Касарии Каппадокийской, и Григория, епископа Назианского, достойных памяти и безукоризненных в том, чтобы учить, сочинять, догматствовать и не давать никому никакого повода против своих слов, был он большим и наиболее ярким почти из всех иереев. В добавление к этому он имел силу, с помощью всех своих достойных удивления трудов, делать острыми, бодрствующими и рассудительными ленивых умом, сонных и легкомысленных побуждать к подвигам, ленивых и неискусных – к трудам и бдениям, главным образом благодаря тому, что он сам никогда не пренебрегал ночными, утренними и дневными богослужениями, а также вечерним псалмопением, и ревновал о том, чтобы никто не встал раньше него и не отпер церкви. Кого бы он ни встретил из числа тех, кто обладал богатыми сокровищами достославных речей и более достославной, чем слова, жизнью, он тотчас пленяется любовью к этому человеку, чтобы навсегда сохранить неизменным мнение о нем и еще лучше думать о многих, возвышающихся среди священства. И хотя те отцы, которые были до него, и те, которые – после него, не уступали ему, но, тем не менее, он имеет особую благодать, так как даже в ссылке он нисколько не беспокоился о себе, как многие другие, но всегда воспевал двадцать третий псалом: Господня земля и что наполняет ее, вселенная и все живущие в ней (Пс. 23:1).

27. Златоуст толкует послания апостола Павла. Видение придверника Прокла1195. Блаженный Иоанн очень любил послания мудрейшего апостола Павла и всегда под руками имел его книги, встречаясь с находящейся в них богодухновенной мудростью и удивляясь ей, рассуждая о чистоте его души и незапятнанности тела, не сомневаясь сам в себе, что, если бы благодать Святого Духа не помогала бы ему произносить таковые изречения, он не были бы очищены от всей мирской нечистоты, постоянно неся в памяти изречение Спасителя, в котором сказано: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5:8). Когда же он от телесной немощи отдыхал недолгое время, ибо он бодрствовал сверх природы, то имел [перед собой] на иконе изображение самого апостола. И, когда он читал его послания, он смотрел на него, словно если бы он был жив, чтобы таким образом соединиться с ним, ублажая его размышления, и весь его ум простирался к нему, представляя, что через созерцание его он беседует с ним. И таким образом он приходит к тому, чтобы разъяснить веем божественную добродетель этого мужа, полагая, что не подобает лишать Церковь столь великих даров, но следует отдать их приобретающим от них пользу, чтобы они были совершенно понятны, что он и сделал1196. Ибо с наступлением вечера, когда пришло время отдыха в епископском доме и не было никого, кто бы мог помешать, он ушел в свою удаленную спальню и, сев в кресло, зажег перед собой свечу и взял в руки дощечки, на которых по собственному побуждению писал изречения апостола и их толкования. И никто не дерзал ни войти к нему, ни встать за дверями и говорить, чтобы не помешать его мысли, когда он принимался что-то писать. Итак, хотя он истолковал множество посланий апостола, ему в этом сопутствовало что-то человеческое, и он печалился, говоря сам к себе: «Кто знает, угодно ли это Богу, истолковано ли это безукоризненно и понял ли я цель такового мудрого мужа?» И он просил, чтобы ему был дан образ божественного подтверждения. И вскоре просимое было получено, чтобы побудить его не только исполнить это свое намерение, но посвятить себя и другим толкованиям.

Один человек, принадлежащий к числу городской знати, оклеветанный перед императором завистливыми людьми, использовавшими как предлог какое-то обвинение, подвергся гневу и изгоняется из дворца, будучи лишен своего звания. Итак, будучи в большой скорби, он не находил способа изменить отношение к себе императора, поскольку никто не мог попросить за него, и, вспомнив о дерзновении Иоанна перед императором, ибо [император] никоим образом не преслушает его, если он будет просить вновь вернуть ему благоволение, призывает одного из своих близких приближенных, сообщает ему свою мысль и просит его, чтобы он пошел к святому Иоанну, но он пришел в смущение и предложил ему самому пойти к нему и возвестить ему самое главное из того, что с ним произошло. Конечно, он боялся днем идти к Иоанну, чтобы его не увидел кто-либо из его врагов и вновь не было отправлено императору ходатайство с требованием лишить его милости. Итак, тотчас идет его друг к блаженному Иоанну и возвещает ему это, прося его поручить кому-нибудь из находящихся подле него возвестить ему этой ночью, что тот придет к нему. Он же, будучи готов во всякой скорби протянуть руку помощи, призывает некоего Прокла, в обязанности которого как раз это и входило1197, мужа богобоязненного и украшенного всякой добродетелью, и дает ему указание о нем. Иоанн же вновь, будучи охвачен страхом, а лучше сказать, будучи на это подвигнут Богом для восполнения того, что было им уже истолковано, в эту ночь, взяв в руки дощечки, усердно принялся за толкования апостола. Когда же человек тот приходит, как было уговорено, чтобы встретиться с ним, Прокл встает и идет к двери спальни и заглянув через замочную скважину, видит Иоанна сидящего в своем кресле и пишущего, а святого Павла – склонившегося из-за кресла к его голове м приблизившего уста свои к его правому уху и беседующего с ним; ибо обликом он был подобен Елисею, а борода была густая и широкая. И, желая услышать что-нибудь из того, что он говорил, и прислушавшись, он не услышал ничего. Отойдя, таким образом, от двери, говорит он человеку: «Потерпи немного, другой пришел прежде тебя и говорит с ним, я не могу ввести тебя прежде, чем тот не уйдет, он не захочет, чтобы было известно, кто он, как и ты не хочешь, чтобы тебя кто-то увидел». Прокл же был в сильном исступлении, недоумевая относительно того, каким образом он смог войти к Иоанну, когда он его не заметил, поскольку никто не мог войти в спальню его, если не будет прежде об этом возвещено Проклом. Итак, после того, как этот человек прождал достаточно времени, вновь просит бодрствующего Прокла объявить о нем. Он же, отвечая, говорит ему: «Вот, сколько времени мы здесь находимся, и разве вышел человек, пришедший к нему? И я не могу этого сделать, но все равно, чтобы ты удостоверился, вот, я: приоткрываю дверь и вновь заглядываю через щелку, может быть, кончилась их встреча, и они отдыхают». Итак, подойдя и вновь заглянув, он увидел, что они опять беседуют так же, как и раньше. Таким образом, вновь вернувшись назад, он сел, размышляя об этом. Спустя же немного времени, вновь докучаемый этим человеком, встав и заглянув через замочную скважину, он обнаружил их за тем же занятием и того, кто пришел, говорящим на ухо блаженному Иоанну. После этого говорит человеку Прокл: «Воистину, брат, не знаю, что сказать об этом важном лице, ибо, как я полагаю, не хочет Бог, чтобы ты получил облегчение от охватившей тебя скорби, ибо, вот, я в третий раз возвращаюсь, желая узнать, свободен ли он, и нахожу их точно так же беседующими друг с другом: того, кто пришел к епископу, говорящим ему на ухо, а его – вовсе не отказывающимся от этого, но наклонившимся и пишущим». Человек же, отвечая, сказал Проклу: «Следовало тебе, отче, не вводить к нему кого-то прежде меня, зная, что я нахожусь в великой скорби, принимая каждый день смерть, и, если Господь через сего святого не спасет меня, я погибну». Отвечая, Прокл сказал ему: «Поверь, брат, я не вводил его и также не знаю, каким образом он вошел к нему, но, может быть, есть другой вход, ведущий к нему в спальню, кроме этого. Но потерпи, ибо в любом случае тот выйдет, и тогда я введу тебя к нему». Когда они так говорили, церковное било возвестило об утреннем песнопении. Тогда Прокл говорит человеку: «Встав, иди в мире, ибо с наступлением времени ночной молитвы он, продолжая ее до утра, ни с кем не встречается и не решает никаких дел. Ты же опять приходи к нам следующей ночью, и мы, безусловно, объявим и тебе раньше другого человека». Итак, этот человек, встав, ушел с великой скорбью и многими слезами, Иоанн же, в свою очередь, ничего из этого не узнал, а также не узнал и Прокл, кто был говорящий с ним.

Следующей ночью вновь приходит человек в епископский дом, и, встав, Прокл поступил так, как и прошлой ночью, и вновь увидел самого апостола говорящего с блаженным Иоанном в том же образе, как и прежде, и вернулся, не дерзнувши объявить ему. Когда же настало время и прозвучало церковное било, человек этот ушел в дом свой в скорби, Прокл, таким образом, весьма изумившись, пришел в волнение по поводу того, что никого не было – ибо он и не мог никого видеть, – возложив вину на самого себя, что это произошло из-за его нерадения, и дал себе самому клятву не есть, не пить, не спать и не отходить от дверей спальни блаженного Иоанна до тех пор, пока не введет того человека к блаженному Иоанну или не узнает, кто ввел беседующего с ним в две прошлые ночи. Итак, сделав это, он остался, бодрствуя у двери, не отходя по обыкновению от замочной скважины. Человек тот вновь приходит в епископский дом. Прокл же, будучи уверенным, что никто не пришел к нему, говорит человеку: «Воистину, господин брат, ради тебя я не сходил с этого места. Сейчас я объявлю ему о тебе». Итак, встав, приблизившись к двери, заглянув, он вновь видит их обоих таким же образом беседующих друг с другом, как и раньше. Тогда он говорит человеку: «Встань, брат, и иди в дом твой, а я буду просить Бога помочь тебе. Ибо, как я вижу, говорящий с епископом послан от Бога, поэтому он и приходит к нему невидимым образом, поскольку через эту дверь никто не входил к нему». Он же, встав, ушел плача, отчаявшись в своем спасении.

Когда же наступило утро, блаженный Иоанн вспомнил о том человеке и, призвав Прокла, говорит ему: «Не приходил ли сюда тот, кто объявил нам, что придет?» Он же, отвечая, говорит ему: «Да, воистину, отче, вот сегодня он приходит третью ночь». Он же говорит: «И почему ты не возвестил мне о нем?» Отвечая, Прокл сказал ему: «Потому что ты беседовал с кем-то другим, и я от неожиданности не знал, что делать». Он же говорит: «С кем? Никто не приходил ко мне». Тогда Прокл рассказал ему об одежде и облике виденного им и как он приложив уста свои к его уху и тайно говорил с ним, когда блаженнейший писал. Он же весьма удивился, услышав от него об этом. Когда же Прокл кончил говорить, то, внимательно посмотрев на икону и узрев облик подобный тому, что был у того, кого он видел, упал в покаянии перед Иоанном и сказал, указывая на образ: «Прости меня, отче, тот, кого я видел говорящим с тобой, подобен этому, я думаю, что это он и есть». Тогда мудрейший Иоанн, узнав, что Бог услышал его и удостоверил, что он правильно толкует апостола, повелев, чтобы сам апостол истолковал свои послания через Иоанна, приказал Проклу немного подождать за дверью, заперев ее, упал на пол перед образом, благодаря человеколюбивого Бога, молясь со слезами и стенаниями продолжительное время. После же того, как он кончил, призвав Прокла, говорит ему: «Объяви тому человеку, чтобы он пришел ко мне этой ночью. Ибо ты больше не увидишь того, кого ты видел говорящим со мной». Тогда он возвещает этому человеку, чтобы он пришел к нему. И когда он пришел ночью, Прокл, встав, увидел, что Иоанн один сидит и пишет. И объявил о человеке. Итак, войдя к нему, он возвестил ему обо всем, что произошло с ним.

Когда же наступило утро, Иоанн пошел к императору и просил его о нем. Он же приказал исполнить все, о чем просил блаженный Иоанн, и человеку были возвращены его прежнее достоинство и честь. После того, как Иоанн таким образом получил удостоверение, он, взяв первую дощечку со своими толкованиями, вновь начал их писать и, руководимый благодатью Всесвятого Духа, в одном случае восполнил то, что было не окончено, а в другом, поскольку он был укреплен как подобает для последующего слова, не сомневаясь, толковал остальные его послания. Обвинители же человека, призванного императором, узнав, что по просьбе блаженного Иоанна было исправлено его дело, весьма сильно вознегодовали против него и собираются на собрания, имея главой этой драмы помогающего и содействующего им диавола, и хотели любым образом отомстить ему. Сильный же разумом и великий добродетелями Иоанн знал об этом, но мало думал о них.

 28. Первые столкновения с императрицей Евдоксией. Дело патриция Феодориха. Императрица Евдоксия была очень сребролюбива и с помощью многочисленных неправедных дел начала собирать весьма большие богатства. Блаженный же сей часто в различных своих проповедях напоминал о столь порочном желании, упрекая стремившихся к этому, называя их идолослужителями и желая таким образом пробудить совесть императрицы и уничтожить приобретенную ею страсть. Однако он не называл никого в лицо1198, но имеющий болезнь и ее гнилость понимал, что он намекает на него, и негодовал на него из-за таких его бесед.

Был же в Константинополе некий человек, патриций по имени Феодорих1199, богатый и первый из царедворцев. Против него часто строила замыслы императрица, желая захватить его имущество. И поскольку она не нашла способа, с помощью которого могла бы это сделать, то была очень недовольна. Ибо он был человеком, проводящим жизнь в великом целомудрии. Итак, однажды она призывает его во дворец и объявляет ему через некоего силенциария1200, сказав: «Знает твоя слава, что государство непрерывно совершает большие траты на содержание войска, а также на другие непредвиденные расходы. И не только это, но и давая дань противникам, чтобы привлечь их к миру с нами. И ныне наши дела находятся в большом стеснении. Итак, дай в долг государству какую-нибудь часть твоего состояния, по твоему расчету необходимую для выхода из этого положения, чтобы ты в наивысшей степени наслаждался нашим расположением и большим успехом. После же ты снова получишь в целости то, что тобою было любезно нам даровано. Теперь же не медли, чтобы всяческим образом щедро послужить нам твоей богодухновенной и пламенной ревностью». Услышав это, Феодорих приходит в большое смятение и, выйдя из дворца, охваченный большой скорбью, достигает тихой церковной гавани, (прибегнув) к держащему ее кормило блаженному Иоанну, и рассказывает ему обо всем случившемся, изливая обильные слезы, обхватив его ноги и моля его о заступничестве при Божией помощи. Он же, будучи ко всем сострадателен и увидев, что тот в большом горе, сжалившись, тотчас посылает к императрице двух клириков, вручив им послание, которое содержало следующее: «Как я вижу, именно то, что я спешу сотворить для спасения твоей боголюбивой души, ты не боишься прежде всего отвергнуть. Ибо я молюсь не только о том, чтобы ты в плодоносной старости наслаждалась этим временным царством, но чтобы через твою добродетель ты получила наследие вечного и нескончаемого Царства Небесного. Ибо имеем ли мы какое-нибудь всем известное основание хвалиться, что ваше благородство проводит жизнь в благочестии и совершении справедливых дел? Но я воистину поражен и изумлен, услышав сказанное вами сегодня патрицию Феодориху, мужу, живущему по Богу, так как Бог поставил вас властителями всей земли и моря, а государство не имеет нужды в его имуществе, особенно поскольку он не совершил перед ним никакой вины. Итак, прошу ваше боголюбие ничего из того, о чем вы сказали ему, не требовать у него, но простить ему все и приказать, чтобы он безбоязненно принимал участие в государственных делах. Господь же наш и Бог Иисус Христос исполнит все прошения ваши ко благу, когда Он увидит, что вы христолюбивы. Будь здрава, на многие лета оставаясь во главе государства ромеев». Когда это было прочтено в присутствии самой императрицы, она, поняв, что ей стыдно предстать перед ним, отвечает ему через одного царедворца, сказав: «То, что ты велишь нам сделать, отче, мы сделаем. Мы не только ничего не возьмем у него, но безопасно введем в город и во дворец, ничего плохого не имея в виду, как вчера, так и третьего дня, и нет ничего, о чем бы ему стоило беспокоиться относительно этого дела». Когда посланный императрицей пришел к Иоанну, тот, внимательно посмотрев на Феодориха, сказал ему: « Если императрица конфискует твое имущество, то она не оставит тебе больше ничего. Каким образом сможешь ты собрать [другое имущество] вместо того? Ибо ты не только не находишься в безопасности, но даже не можешь рассчитывать на воздаяние от Бога. Если же ты отдашь имущество Христу, оно вернется к тебе в Царстве Небесном, умноженное в бесчисленное количество раз, и ты наследуешь жизнь вечную, ибо благотворящий бедному дает взаймы. Господу (Притч. 19:17), и Сам Господь учит, говоря: Приготовляйте себе вместилища неветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах» (Лк. 12:33). Отвечая, Феодорих сказал ему: «Вот, все имение мое я отдаю на церковную странноприимницу ради нужды бедных и странников, сохраняя лишь немногое ради того, чтобы содержать себя и своих детей. Отдаю же и должникам моим все, что я должен им стремясь вернуть долг достаточным количеством золотых монет». Итак, муж сей уйдя и исполнив все, что обещал блаженному Иоанну, придя к нему, просит помолиться за него Богу, чтобы Он простил ему все его грехи и принял дела его милосердия. Он же, отвечая, сказал ему: « Что касается прежних твоих грехов, то, дерзая на милосердие нашего Господа и Бога, я отвечаю тебе, что ты уже получил от Него оставление их. Но отныне храни самого себя, чтобы не согрешить перед Ним, чтобы Он сотворил тебя достойным Царствия Небесного, искупив от вечного осуждения. Ибо дело твоего милосердия принято, подобно тому, как было c сотником Корнилием»1201. Императрица же Евдоксия, узнав о произошедшем с Феодорихом весьма опечалилась. И, призвав к себе одного из первых царедворцев, приказывает, чтобы он пошел к великому Иоанну и сказал ему следующее: «По приказанию твоему я освободила патриция Феодориха, не причинив ему вреда и не взяв у него ничего, хотя государство имеет нужду из-за внезапно появившихся различных расходов. Ты же похитил его вместе с его имуществом, получив имущество в свое пользование, хотя это приличествует нам, поскольку он приобрел его, служа на государственной службе. Но следовало тебе этого делать, но лучше подражать нам, подобно тому, как мы ничего не взяли у него, так и тебе не следовало брать». Но сей мудрец, взяв хартию и чернила, написал ей следующее: «Я думаю, не скрыты от твоего боголюбия благородство моих родителей, их богатство и их известное общественное положение. С другой же стороны, поскольку я никогда не любил богатства и не был устремлен к обладанию имуществом и славой человеческой, то и им часто советовал освободиться от такового тщетного попечения и заботиться о своем спасении, раздав его бедным, чтобы приобрести Царство Небесное. Как могу я желать богатства, всегда увещевая и порицая в своих проповедях стяжающих его, но не очищающих через руки бедных? Мне же из-за телесной немощи для поддержания жизни достаточно немного хлеба с солью и малое количество овощей. О Феодорихе же ты объявила, что я присвоил себе его имущество для своей выгоды. Да будет же тебе известно, что мне он вовсе ничего не дал, но, если бы он и дал, я никогда у него ничего и не взял бы, если он что-либо и имел. Но теперь он дал в долг Христу свое имущество, отдав его в руки бедных, чтобы от Него получить его в будущем веке многократно умноженным1202. Если бы ты и сама к Нему устремилась, то истощила бы свои богатства в вечных сокровищницах, где ни моль, ни ржа не истребляют, и где воры не подкапывают и не крадут (Мф. 6:20). Ибо он отдал имущество на нужды церковной странноприимницы, чтобы с его помощью совершалось попечение о нуждающихся. Если же ты захочешь его отнять и оскорбить Христа, ты увидишь, поверь мне, что, если сделаешь это, Он будет оскорблен тобой». Когда это было прочтено императрице, она пришла в скорбь из-за страсти и гнева и рассудила сама в себе любым способом причинить зло Иоанну. Феодорих же, проводя время в посте и молитве, постоянно пребывал в церкви Божией, так что во многих местах был известен его доблестный образ жизни.

 29. Своим дерзновением словом против всяческих пороков Иоанн вызвал к себе вражду и клевету. Беседа против Евтропия. Великий сей вселенский светильник и учитель не страшился обличать несправедливости, которые совершали некоторые люди, и подобающим образом давал советы и императору с императрицей, и от иереев требовал, чтобы они жили по положенным законам. Тем же из них, которые дерзали их нарушать и устремлялись к роскошным хоромам, он чинил препятствия, говоря, что не следует иереям услаждаться славой и истинным священникам стремиться к богатству. Пока он был недоволен клиром1203, козни против него были слабы. Когда же он начал изобличать в неподобающих делах и многих из высших должностных лиц, тогда нерасположение к нему воспламенилось еще больше и охватило мысли возненавидевших его пастырей1204. И не будучи в состоянии превзойти его, поскольку они не призвали укротителя зависти, Спасителя, то сплетают клевету против святого, переделав некоторые из его бесед так, будто он выступал против императрицы и некоторых других царедворцев. Говорилось против него многое, и большая часть вызывала доверие у слушающих, беседа же, некогда сказанная им против Евтропия, была искажена клеветой1205. Ибо сей Евтропий, о котором мы упоминали выше, был главным евнухом императорской спальни и первый из евнухов получил от императора звание консула. Желая отомстить некоторым, прибегающим к церкви1206, он приложил старание, чтобы от [имени] императора издать закон, повелевающий, чтобы никто не искал убежища в церквах, а тех, кто уже укрылся там, выдавать. Но тотчас последовало возмездие. Ибо закон был приготовлен, а спустя немного времени Евтропий, поссорившись с императором, был изгнан. Блаженный же Иоанн, когда Евтропий лежал под престолом и был подавлен страхом, сев на амвоне, где имел обыкновение и раньше произносить свои беседы, поскольку оттуда его было хорошо слышно, простер против него изобличительное слово. При этом некоторым показалось, что он имеет еще большую вражду против него, поскольку он не только не жалеет несчастного, но, напротив, обличает1207. И иного из находящихся у власти он изобличил с большим дерзновением по другой причине, из-за чего для многих сделался врагом. Поэтому и епископ Феофил Александрийский так относился к нему. Но сам он не давал объяснений по поводу таковых суждений, всегда имея в уме слово апостола, сказавшего: Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал. 1:10).

 30. Изгнание ариан. В то время ариане имели свой молитвенный дом в городе1208, и об этом очень беспокоился епископ Иоанн, моля Бога дать ему силу навсегда изгнать их из города, что именно Он и совершил, призрев на мольбы своего искреннего раба, следующим образом. Когда наступил праздник Святого Богоявления, именуемый Просвещением, пришел император Аркадий вместе с августой1209 в святую церковь, чтобы принять участие в богослужении и приобщиться страшных и животворящих Таин Христа Бога нашего. После того как они пришли к епископу и, приняв святые его молитвы, сели, император, внимательно посмотрев на него, говорит ему: «Воистину, отче, со времен великого императора Константина еще не удостаивался град сей епископа и учителя, равного тебе по святости и поэтому мы благодарим человеколюбивого Бога за то, что Он послал тебя нам как руководителя в полезных делах. Итак, будь сильным и мужайся, раб Божий и новый апостол». Блаженный же Иоанн, вдохновленный Духом Святым, сказал императору: «Имею слово к тебе, благочестивый государь». Он же отвечал ему: «Говори, отче честной». Тот же, отвечая, сказал ему притчей: «Тому, кто носит царский венец и собирает для его устроения драгоценные камни, не следует смешивать и соединять с ними [камни] видом темные и мрачные и заглушать славное и яркое сияние, чтобы не посрамить этим всю красоту венца. Таким же самым образом и желающие сплести себе небесные венцы не должны допускать, чтобы они в чем-либо имели недостаток. В свою очередь и Сам Господь говорит: Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани (Мф. 9:16), и еще: Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). Отвечая, император сказал ему: «Истолкуй нам эту притчу». Тогда он говорит ему: «Вот, как видишь, господин и государь, ныне весь город пребывает в благочестии и православии, воздерживаясь вовсе от всех прежних вредоносных дел. Но в нем находится нечестие арианской ереси, помрачающей души самых простых людей, будучи для них соблазном и преткновением, приводя в него неподобающую дерзость, так что многие неразумно говорят, что если бы император не знал, что они правильно поклоняются: [Богу], то воспретил бы им и ниспроверг это предприятие. Итак, да прикажет наша власть, чтобы они, покаявшись в богохульстве своем, пришли к православной вере, или чтобы были изгнаны из города и вне его совершали свои собрания, или чтобы совсем были бы высланы и из города, и из государства, [управляемого] вашей кротостью, и тотчас были бы уничтожены их преступные собрания. Поистине, я прошу и умоляю твою кротость приказать, чтобы это было совершено, и не позволять, чтобы во всесвятом твоем царстве ими хулился Сын Божий, да не навлечем на самих себя гнев. Ибо Он не будет до конца терпеть, когда мы так поступаем, и в особенности легко это сделать с помощью силы твоей власти». Император, услышав это, приказал, чтобы были приведены их предстоятели. После того, как они тотчас прибыли, их попросили произнести их исповедание перед епископом. Они же произнесли слова, исполненные хулы и зловерия. Тогда император, охваченный гневом, приказывает, чтобы они тотчас были изгнаны из города и собрания их охранялись до того времени, как будет рассмотрено, что предпринять по отношению к ним, ибо ожидали, что они переменятся к лучшему, Тогда многие из них, увидев произошедшее с ними, оставили нечестивую их ересь и пошли в святую церковь. Приказал император, чтобы был издан указ по всем городам, содержащий приказание, чтобы не желающий покаяться и обратиться от этой ереси в православную веру, но пребывающий в своем заблуждении был изгнан из города, а имущество его было конфисковано. После того, как прошло некоторое время, и ариане проводили свои собрания вне города, вновь из-за некоторых царедворцев, заступавшихся за них, они начали говорить с полной свободой. Ибо они1210 каждую неделю отмечали праздники, я имею в виду субботу и воскресенье, в которые имели обыкновение в церквах проводить собрания, сами собираясь внутри города около ворот портика, воспевали антифонные песнопения, составленные для прославления арианства. И делали они это в течение большей части ночи. Утром же, воспевая эти антифоны, они через город выходили из ворот и приходили к месту своего собрания. Так как они не прекратили воспевать возмутительные песнопения против мыслящих в согласии с учением о единосущем, ибо они часто воспевали такое песнопение: «Где называющие Троицу единой силой?» – то и Иоанн, остерегаясь, чтобы чего-либо из самых простых слов этих песнопений не вкусила Церковь, противопоставил им свой собственный народ, чтобы и они, предаваясь по ночам молитвам, затмевали тех своей ревностью и делали своих ближних твердыми в вере их. Но, хотя цель Иоанна показалась хорошей, вскоре при исполнении ее встретились и опасности. Ибо, поскольку самые яркие гимны в честь единосущия воспевались во время ночных песнословий, было задумано нести серебряные кресты, освещаемые светом светильников из горящих свечей, так как императрица Евдоксия предоставила средства на эти издержки, – и множество последователей Ария совершали нападения из зависти и вражды. Ибо они были разгорячены к битве еще предшествовавшими руководителями и презирали православных. И, таким образом, однажды ночью не замедлило произойти столкновение, и камнем попали в лоб Брисону, евнуху императрицы, который тогда руководил певцами. Были убиты и несколько человек с обеих сторон. Подвигнутый этим, император вновь запретил арианам совершать песнопения в общественных местах. Рассказано и по какой причине в церкви возник обычай антифонного пения. Игнатий, третий после апостола Петра, епископ Антиохии Сирийской, который жил среди самих апостолов, видел явление ангелов, антифонами песнословящих Пресвятую Троицу, и передал образ молитвы Антиохийской Церкви. Потом, этот обычай был передан и другим Церквам.

31. Гот Гайна. Был в Константинополе некто именем Гайна1211, родом кельт1212 и нравом варвар. Он находился под началом у римлян, служил в войске и, быстро преуспев, был, наконец, назначен римским военачальником над конницей и пехотой. Сей, принимая участие в арианском зле, осмелился просить императора отдать один из христианских храмов, находящихся внутри города, своим единоверцам. Тот же сказал, что подумает, и приказал позаботиться о нем. Послав за божественным Иоанном, он изложил ему просьбу, напомнил о силе [варвара], намекнул на то, что он стремится к власти, и попросил через этот дар обуздать варварскую ярость. Благородный же сей муж сказал: «Государь, пообещай этого и не приказывай давать святыни псам (Мф. 7:6). Ибо я не потерплю, чтобы богословствующие о Боге Слове и песнословящие Его были изгнаны, а хулящим Его был отдан храм Божий. И не бойся варвара, государь, но, призвав одновременно меня и его, молчи и слушай, когда мы будем говорить. Я же обуздаю его язык и уговорю вовсе не просить того, чего не подобает давать».

Услышав эти слова, император обрадовался и на следующий день призвал обоих; тот требовал исполнения обещания, великий же Иоанн начал возражать, говоря, что не следует императору, избирающему благочестие, дерзать против божественных храмов. Когда же он сказал, что, по словам императора, следует им иметь молитвенный дом, божественный Иоанн сказал: «Для тебя открыт всякий дом верных, и никто не воспрепятствует тебе ревностно молиться». «Но я, – говорит Гайна, – отношусь к другому вероисповеданию и прошу, чтобы мы совместно имели один божественный храм. И я прошу весьма справедливо, поскольку я участвовал во многих сражениях на стороне римлян». «Но ты имеешь, – сказал он, – многие воздаяния за труды, ибо ты являешься полководцем и удостоен консульского звания. И тебе следует посмотреть на то, кем ты был раньше и кем стал теперь, в какой ты раньше находился бедности, и какое приобрел богатство, и в какое ты одевался платье, прежде чем перешел Истр, и в какое ты облачаешься ныне. Итак, посмотри, что труды твои малы, а дары велики. И не будь неблагодарным к тем, кто тебя одарил»1213. Такими словами вселенский учитель заставил умолкнуть Гайну, так что император дивился мудрости Иоанна, как он с помощью краткого слова смог победить этого жестокого и дикого варвара и заградить его хулу божественными устами.

По прошествии же времени Гайна сделал явным задуманный еще раньше мятеж и, собрав во Фракии войско, разграбил и опустошил множество селений. Узнав об этом, пришли в страх все правители и власть имущие, и никто не хотел ни вступать с ним в бой, ни бесстрашно принять на себя посольство, ибо каждый подозревал его в намерении, свойственном варварам. Тогда, оставив всех прочих, поскольку они устрашились, убедили ceгo великого подвижника1214 совершить к нему посольство. Он же, не рассуждая о бывшем мятеже и не делая его основанием для раздора, решительно устремился во Фракию. А тот, узнав посла и помыслив о его бесстрашии, происходящем от его благочестия, издали вышел к нему навстречу, наложил свою правую руку на глаза и привел слуг к священным его коленям. По этой причине он и совершил угодное ему, тотчас заключив перемирие с римлянами, прекратив все враждебные действия до зимы и заключив мир с императором. Таким образом произросла добродетель, чтобы устыдить и внушить страх даже самым злым врагам. Спустя немного времени1215 Гайна, при бегстве через всю Фракию, встретил римское войско и был побежден вместе со своими варварами. Об этой войне издано другое сочинение другими авторами.

32. Дело Антонина Эфесского и низложение епископов Азии, виновных в симонии1216. <…> ибо он согласно с решением суда рукоположил для митрополий самых лучших и нестяжательных епископов, с одной стороны, не подлежащих обвинениям, а с другой – проводящих достойную уважения жизнь и в этом отношении не могущих ни с кем сравниться. Но, хотя рукоположенные и были таковы, тем не менее, он был верен присяге и выносил решение, прежде всего произнося слова святейшего Павла из первого послания к Тимофею о епископах и клириках, среди которых есть и такое; Рук ни на кого не возлагай поспешно, и не делайся участником в чужих грехах. Храни себя чистым (1Тим. 5:22).

 Поскольку блаженный Иоанн исправил в Азии эти дела, начались поиски епископа для рукоположения в Эфес вместо умершего епископа Антонина, и были предложены сначала одни, которые стремились к этому, а затем другие. Сам же Иоанн выдвинул в епископы своего диакона Ираклида, родом кипрянина. Поскольку при этом в Эфесе был немалый бунт, так как Ираклид не был желательной кандидатурой в епископы, была необходимость, чтобы Иоанн задержался в Эфесе.

 33. Севериан Гавальский и Антиох Птолемаидский. Пока он находился там, Севериан в Константинополе был в высшей степени желанен слушателям, и это не укрылось от Иоанна. Ему быстро возвестили об этом. И он, конечно, оставив многие церкви новатиан1217 и четыредесятников1218, возвращается в Константинополь. И вновь сам стал совершать подобающее попечение о церквах, приводя народ к пользе и спасению души. Следует рассказать и каким образом Севериан оказался в Константинополе. Ибо в те дни Антиох1219, епископ Птолемаиды Финикийской, владея искусством красноречия, прибыл в город, так что временами он произносил поучения в церквах, и, заработав на этом много денег, вернулся в свой город. Сам же Севериан1220, будучи искусен в красноречии и думая исправить не очень хорошее произношение, усовершенствовался в греческом языке, но все равно он произносил греческие слова с сирийским акцентом. Узнав, что Антиох собрал в Константинополе много денег, он захотел и сам таким образом потрудиться. Поупражнявшись1221 и сочинив проповеди, он на долгое время отправляется в Константинополь и, приветливо принятый Иоанном, будучи любим и уважаем им, находился на вершине славы и своим учением сделался известным многим вельможам и самому императору.

 34. Вдова Каллитропа, обиженная Павлакием и императрицей Евдоксией, спасена Иоанном. Одна вдова, бывшая замужем за первым капитаном корабля неким Александром, по диавольской зависти со стороны своих сограждан была оклеветана перед военачальником Павлакием1222, которому в то время была вручена от императора власть в том городе, что она владеет большим богатством. Итак, приведя ее, он принудил ее дать пятьсот золотых монет. Она же, будучи бедна, чтобы отдать это, заложила все свое имущество. Он же, взяв пятьсот монет, отпустил ее. А те, кому она отдала под залог свое имущество, оскорбляли ее, издеваясь над ней, и порицали, сильно притесняя ее. После того, как прошло два года, Павлакий был отстранен от власти и возвратился в Константинополь дать отчет о своем управлении. Восстав, та несчастная вдова и сама отплыла ему вслед, направляясь в столицу, чтобы прибыть туда после него. Император, узнав об этом, приказывает префекту города, чтобы он отстранил его, пока он не отдаст то, что забрал у вдовы. Префект же оклеветал ее, ибо он был покровителем Павлакия, и поэтому с самого начала удержал при себе это обвинение. Женщина же, увидев, что ею таким образом пренебрегли, приходит к некоему жителю Константинополя, одному из капитанов кораблей императрицы, рассказав ему все, что с ней произошло. Он же, сжалившись над ней, поскольку он имел дерзновение говорить перед императрицей, привел ее к ней. Сразу же императрица посылает двух экскубитов1223 привести к ней Павлакия. Когда он прибыл, она говорит ему: «Ты ли разоряешь Александрийскую митрополию в Египте, вместо того чтобы устраивать и заселять ее, как это приказано нами?» Он же, отвечая, сказал: «Госпожа, я никого не разорял, никого не выселял, никого не обижал». Она же отвечает ему: «Вот здесь присутствует одна из обиженных тобой, у которой ты попросил пятьсот монет. Сможешь ли ты в ответ на это без затруднений оправдаться?» Он же ответил: «Твоя власть не знает, что я приобрел в государственной казне то, что полагается военачальнику, прежде, чем получил власть над тем городом». Она отвечает: «Я не верю ничему из того, что ты говоришь. Но поклянись спасением самодержцев, а иначе я не отпущу тебя, прежде чем от тебя не будет потребовано сто литров золота». Сказав это, она приказала стражникам пытать его, пока он не отдаст эту сумму. Павлакий, узнав о ее приказе и не имея ответа, отдал таковую сумму золота и был отпущен. Она же, получив деньги, отдала из них вдове тридцать шесть монет и прогнала ее от себя. Женщина вышла плача и рыдая из-за неожиданно приключившейся с ней несправедливости и постигшего ее второго несчастья. Услышав же о блаженном Иоанне, поскольку он принимал участие в делах страждущих и, в особенности, не имеющих никакой помощи, припадает к нему, сообщив все, что произошло из-за нее между Павлакием и императрицей и что, надеясь получить от нее милость и справедливость, она была еще больше обижена. Иоанн, узнав об этoм, пожалев ее, особенно когда она сказала, что должна платить своим кредиторам в Александрии проценты золотом, посылает привести Павлакия в церковь и говорит ему: «Ты, по-видимому, думаешь оскорбить Бога, Отца сирот и Судию вдов, не зная, что трудно тебе идти против рожна (Деян. 26:14). Итак, сейчас же отдай смиренной вдове сей пятьсот монет, которые ты незаконно потребовал у нее, чтобы таковым количеством удовлетворить Господа и ее с ее детьми освободить от охватившей ее скорби и себя избавить от уз беззакония». Павлакий же, отвечая, сказал ему: «Она уже приходила к августе с жалобой на меня и причинила мне убыток выше головы моей на сто литров золота. Итак, пусть она, придя к ней, получит от нее, если ты меня в чемлибо обвиняешь». Отвечая, Иоанн сказал ему: «Если августа и потребовала с тебя столь большую сумму денег, как ты говоришь, то ты терпишь это из-за беззакония, которое ты совершил своей властью. Я же из-за этогo не презрю права этой бедной женщины. Впрочем, дай ей, если ты что-либо взял у нее, и не выставляй августу как повод для оправдания. Ибо я говорю тебе: Ты не выйдешь отсюда, пока не отдашь до последнего кодранта (Мф. 5:26). У нее же пусть останутся в качестве издержки и тридцать шесть монет, данные ей по слову императрицы».

Императрица, узнав об этом, объявляет Иоанну следующее: «Отпусти Павлакия, ибо я уже достаточно потребовала от него по этому делу». Иоанн же, со своей стороны, объявляет ей через посланного к нему: «Поверь мне, говорящему: он не будет отпущен отсюда, не возвратив того, чего потребовал от этой странницы и в высшей степени бедной женщины». Вновь отвечает ему императрица, говоря: «Отпусти этого человека». Иоанн же на это: «Если ты приказываешь, чтобы он был отпущен, верни вдове пятьсот монет. Ибо, если ты и сделаешь это, ты не сделаешь ничего особенного: (выставив) ее как предлог, ты потребовала у Павлакия сто литров золота». Императрица, услышав это от своего посланника, исполнившись гнева, сказала: «Как вижу, он прибыл из Антиохии, чтобы делать бесполезными приказы монархов». В тот же час она приказывает послать двух сотников с двумястами солдат в церковь, повелев им войти и силой вывести Павлакия из епископского дома и отпустить его в дом его. Когда они приблизились к церковным дверям и хотели войти, се, ангел Господень, встав перед вратами, имея в руке своей обнаженный меч, загородил им вход. Итак, увидев это, они весьма устрашились, вернулись к императрице, дрожа от страха, я возвестили ей о видении ангела и о том, каким образом он поднял против них меч. Услышав об этом, императрица испугалась и одновременно пришла в изумление. Тем не менее она все отложила от души свою вражду, которую имела против Иоанна, но сохраняла против него памятозлобие. Итак, императрица вновь послала одного знатного человека по имени Фрументий, полагая, что он убедит отпустить Павлакия, обольстив Иоанна. Но великий Иоанн не был убежден его лестью, но остался при своем, говоря: «Я не стремлюсь к тому, чтобы подчиниться ей, а делаю это, желая прежде всего освободить эту несчастную вдову от уз несправедливости, через которую он нанес ей оскорбление. Впрочем, я пекусь и о спасении души императрицы». Павлакий, увидев бесполезность этого дела, посылает к себе домой принести пятьсот монет и отдать их вдове, находящейся у епископа. И она, таким образом освобожденная, отправилась домой. И возвратилась женщина в город свой, прославляя Бога, оказавшего ей помощь через покровительство епископа Иоанна.

 35. Епископ продолжает упрекать императрицу за сребролюбие. Он же, проводя время в своих наставлениях, учил народ полностью оставить болезнь сребролюбия. Спустя несколько дней императрица вновь объявляет Иоанну через некоторых царедворцев, частично угрожая, а частично льстя и побуждая его, чтобы он прекратил противодействовать ей, говоря следующее: «Прекрати вообще вмешиваться в царские дела, которые тебя не касаются, отойди от таковых предприятий таким же образом, как и императрица отойдет от церковных дел, уступив тебе дорогу в управлении ими, прекрати публично по церквам поносить меня и, прибегнув к притче, верни мне перед всеми [твое] прежнее расположение. Ибо я не перестала считать тебя отцом и почитать как отца. Впрочем, хотя бы теперь, взирая на лучшее из двух, выбери подобающее, предстательствуя за церковные дела и не ввергая самого себя в дела государственные и общественные. Ибо я не буду препятствовать тебе в этих делах».

Блаженный же Иоанн, услышав это, сильно опечалился и стал рассуждать сам с собою, говоря: «Итак, что будет с ней, столь бесстыдной и своими делами совершающей поругание Христа?» И, тяжело вздохнув, он, отвечая, сказал посланным: «Если бы я угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1:10). И вновь он говорит: «Обличай, запрещай, увещевай» (2Тим. 4:2), и еще: «Говорить для меня не тягостно, а для вас назидательно (Флп. 3:1). Кроме того, я весьма тщусь, чтобы мне не подвергнуться разнообразным насмешкам или порицаниям, но чтобы охранял меня Божественный Промысл незапятнанным вплоть до моего последнего вздоха. И если даже я обличил ее в проповедях, не должно ей ни оскорблять, ни притеснять меня. Ибо я вижу, что она пребывает вне того, как подобает поступать, и вне заповедей Христа. И хотя в лицо я ни ее, ни кого другого не порицал, ибо этого мне не позволено от Господа, но я не переставал и не перестану обличать тех, кто одержим сребролюбием. Если же она свободна от этой страсти, тем более следовало бы ей, поскольку эта страсть ей чужда, радоваться. Если же она подвержена названным страстям и одержима ими, то пусть знает, что я обличаю или оскорбляю не ее, а ее дела. Ибо всякий, делающий грех, есть раб греха, как вас научил апостол (Ин. 8:34), Ибо что мешает ей творить добро? Или какую она получит пользу, если приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26).

Таковыми многочисленными словами поучения изумив [этих] людей, он отпустил их с миром, чтобы они возвестили ей то, что услышали от него. Они же, услышав и записав все сказанное, возвестили ей: «Мы слышали сегодня слова человека, который не страшится ни смерти от меча, ни потопления в море, но все это почитает за ничто и имеет лишь одну заботу: обличать и порицать тех, кто поступает не так, как подобает. И, вообще, его ни в чем нельзя обвинить». И, призвав одного из своих асикритов, она прочитала то, что было записано. Узнав же содержание, она еще больше исполнилась яростью и гневом.

 36. Заговор врагов Иоанна1224. ...> не перенесла зависть блистания его любомудрия, но, использовав для своих козней царствующий град, а лучше, всю вселенную, лишилась своего языка и ума. Ибо некоторые, имея различные поводы для вражды, не хотели видеть сверкающий светильник этого мужа и его добродетель. И, найдя жалкие обвинения и видя явную клевету, они осмелились неправедно поступить с ним.

 37. Феофил Александрийский изгоняет двух своих пресвитеров, Исидора и Петра1225.

 38. Феофил изгоняет из Египта «длинных братьев»1226 Они тотчас, взяв милоти1227, отправились в Александрию1228 и, обнаженные, плача, обошли кругом город и широкую улицу, будучи опоясаны лишь полотенцем. Узнав об этом, некоторые горожане собрались все вместе держа в руках факелы. И пришли и епископский дом, туда, где жил Феофил, и подожгли его, грабя все, что находилось в епископском доме. Поскольку они намеревались насильно похитить сокровища, правитель, устрашенный опасностью, убежал от них, желая оправдаться перед ними. Они же не имели ничего против него, беспрерывно крича и производя беспорядки, направленные против Феофила. Правитель же, будучи готов к войне, попытался отдать Феофила в руки народа, но тот бегством приобрел спасение, ибо скрылся из вида в потаенном месте епископского дворца. А правитель, пригласив к себе монахов, облачил их в одежды и отвел в преторию, прося их, выступив перед народом, успокоить смятение. Они, выступив, успокоили народ, и многие кричали, бросая одежды в воздух. Правитель же, выйдя из претории и став около двери, предал себя в их руки, молча показывая, что просит прощения. Когда же они немного успокоились, он поклялся им, говоря: «Клянусь победой благих наших господ, что Феофил не доверял мне своего замысла1229, но взял себе в помощь солдат под предлогом того, что некоторые еретики ниспровергают веру, желая их вернуть в православие1230. Если бы я знал, что существует замысел это сделать, я бы ни солдат ему не предоставил, ни выйти из города нe позволил бы ему». И, таким образом успокоенные, все разошлись. Феофил же, услужив правителю тем, что у негo было, наполнив его руки многими дарами, и, одновременно, позаботившись о гражданах и богато почтив первых из них, вновь ничего не опасаясь, возвратился на свой престол, хотя и ненавидели его как те, кто был им подкуплен, так и большинство жителей города.

 39. «Длинные братья» приходят в Константинополь, чтобы жаловаться епископу и императору. Император созывает собор для суда над Феофилом1231.

<...> Таким образом в Александрию был послан Элафий, немного раньше бывший принцепсом1232, с письмами от императора к августалу города с просьбой привести Феофила, содержащими следующий приказ:1233 «От тебя вовсе не скрыто, что тирания и вседозволенность прежних архиереев погубили народ и распространились по всей вселенной. Однако же, как мы видим, недавно, по всей очевидности, произошло и что-то новое, о чем если мы умолчим, то оно, благодаря столь великому умножающемуся злу, склонит к худшему и империю, и всех подданных. И это мы пишем, порицая твое недостойное поведение, поскольку, имея пред собой наши власть и могущество, ты ни в чем не стараешься подражать нашим нравам, но, получив подарки, пренебрегаешь нашими приказами и всю нашу известность и славу почитаешь ничем. Поэтому не минует тебя наш гнев, поскольку ты пренебрегаешь нашей кротостью. Итак, сразу же, оставив всякое промедление, пришли к нам епископа Феофила, потому что он подлежит суду, не воздавая ему никакой подобающей ему чести и внимания, зная, что если ты этого так или иначе не исполнишь, то подвергнешь большой опасности свою жизнь и одновременно будешь лишен своей должности. Обвинения же против него, выдвинутые епископами и клириками, а также Феодоту, сестру правителя Феодора, пришли нам вместе с ним».

Итак, августал, получив письма императора, призвав Феофила, сильно гневаясь, стал угрожать ему за то, что он в своих сокровищницах хранит множество богатств, принадлежавших язычникам, а также, что, осмелившись на это, он дерзает? совершать такие дела по отношению к подчиненным ему клирикам и монахам, После того, как он сказал эти и другие подобные этим слова; он показывает ему приказ императора, сказав, чтобы он как можно скорее отплывал в столицу. Феофил же вновь с помощью Георгия, брата правителя, щедро наполнил деньгами кошельки обоих и, кроме того, когда прибыл Элафий, чтобы увезти его, задержался до того времени, пока не собрал самые лучшие яства и ароматы Египта и Индии и не взял их с собой в Константинополь. Это то, что касается Феофила1234.

Император же Аркадий пишет римскому папе Иннокентию письмо, в котором было сказано следующее:1235 «Победитель, обращающий в бегство врагов, Аркадий отцу нашему, римскому папе Иннокентию – здравствовать. Некоторые из египетских монахов, достигнув царствующего града, пожаловались нам на Феофила, епископа Александрийского, и подали нам против него письменные обвинения. Итак, мы приказали послать его сюда вместе с некой женщиной по имени Феодота, которая, как говорят, знает основание всего дела, а кроме того вместе с епископами и клириками, предполагающими выдвинуть против него обвинения, и всеми, нуждающимися в том, чтобы их рассудил Бог в присутствии епископов. Ибо такой собор, который мы собираем, оставляет в стороне всякое порочное подозрение и, одновременно, без всякого сочувствия и пристрастия возвещает справедливость обеим сторонам. Итак, да сочтет справедливым твоя отеческая святость написать в каждый город, как обычно, тем, кто приходит на постоянно созываемые соборы, чтобы они собрались в самом царственном граде. И вместе с ними я собираю посланников апостольского престола, которые должны сидеть вместе с нашими боголюбивыми епископами и высказывать суждения обо всем, что касается церковных канонов и установлений. Ибо мы не допускаем, что такая тема является непродуманной и нежелательной, но изложим ее яснейшим образом. Будь здрав, молясь за нас, честной отче».

Пишет он также и своему брату Гонорию следующее1236: «Поскольку вероятно, когда мы были заняты делами империи, Феофил, епископ Александрийский, втайне поторопился лишить нас империи и чести с помощью обмана, совершенного им вопреки канонам на территории его епископии (ибо некоторые монахи из египетских монастырей пришли к нам и передали нам немало жалоб и письменных обвинений против него, и мы не считаем, что возможно пройти мимо хоть одной из глав, не подвергнув ее судебному разбирательству1237, то пусть твоя кротость позаботится об этом и подготовит папу Иннокентия к тому, чтобы он послал епископов Галлии вместе с его посланниками, чтобы мы, взыскав суда с епископами наших епархий, вынесли нелицеприятное решение».

Итак, [папа], получив оба эти письма, не связанные друг с другом, ждет от императора Аркадия следующего письма, которое возвестило бы им о прибытии остальных епископов, чтобы подготовить тех, кто должен отправиться: в Константинополь, дабы римляне, поскольку другие епископы не имели нужды в путешествии по морю, не тратили бы времени в Константинополе. Приняв такое решение, папа Иннокентий сразу же посылает письма епископам Италии и Галлии, среди которых были Хроматий Аквилейский, Венерий Медиоланский, Эмилий Веневентский, Кифигий и Гавденций, епископы Галлии, приказав им нисколько не медля готовиться к поездке в Константинополь, чтобы, когда они получат второй ответ, это не было бы для них неожиданным. То же самое он поручает Валентину и Бонифатию, пресвитерам Римской Церкви1238. Однако император Аркадий больше не намеревался писать им об этом. Но, хотя он не знал того, что они решили, он, тем не менее, ожидал их прибытия. Однако они тогда в Константинополь не прибыли.

 40. Феофил склоняет на свою сторону Епифания Кипрского. Когда дела обстояли таким образом, до Феофила дошел ложный слух1239, что Иоанн принял монахов в евхаристическое общение и готов оказывать им покровительство. И он всячески старался не только защититься от Диоскора и Исидора, но и Иоанна низложить с престола. Но, хотя Феофил сделал вид, что виноваты клирики, на самом деле он исполнил лишь веление собственного гнева. Ибо было ли делом дружбы сказать с упреком в присутствии благочестивых епископов: «Брат Иоанн, заметил ли ты, что ты совершил это?», чтобы Иоанну пришлось бы или оправдываться, что он не в курсе дела, или просить прощения, если он вообще сделал по отношению к ним то, в чем его обвиняли1240. Феофил же послал1241 по городам послания к епископам, скрыв свое истинное намерение, порицая, разумеется, одни лишь книги Оригена, с помощью которых еще раньше часто свидетельствовал свою веру Афанасий1242 в словах, сказанных против ариан. Он подружился с Епифанием, блаженнейшим епископом Констанции на острове Кипр1243, мужем святым, возглавляющим церковь тридцать шесть лет, известным во времена Дамаса и блаженного Сирика1244, сочинителем книги о еретиках, хотя раньше он спорил с ним из-за того, что Епифаний не придерживался учения Оригe­нa, а отвергал его1245. <...>

 41. Виноградник Феогноста и императрица Евдоксия. Иоанн же мало заботился об обвинениях против себя со стороны Епифания и самого Феофила, направляя свой ум к церковным поучениям, и имел обыкновение проповедовать1246. Был же в городе некий муж, член сената, по имени Феогност. Он, будучи христолюбив, постоянно имел страх Божий пред очами своими и был по этой причине весьма возлюблен императором. Другой же человек, тоже член сената, по имени Гай, был по вероисповеданию арианин. Он, будучи охвачен завистью, оклеветал перед императором Феогноста как оскорбившего и его, и августу, якобы обозвав ее язвой и алчной в приобретении богатств, Поэтому император приказывает, чтобы Феогност был тотчас изгнан в Фессалоники, а все его имущество было конфисковано, за исключением одного виноградника, находящегося вне города, оставленного по договоренности его жене и детям для их содержания. По дороге в ссылку Феогност, будучи разбит горем, заболев, умер. Жена же eгo, узнав о внезапной смерти своего мужа, весьма опасаясь несчастия, что у них будет отнято их состояние, объятая невыразимым страхом, взяв с собой своих детей, приходит в церковь к блаженному Иоанну и возвещает ему все бывшее. Епископ, имеющий ко всем сострадание, услышав об этом, весьма опечалился и начал ее утешать, говоря: «Не печалься, но лучше прими с благодарностью случившееся с тобой и с твоим супругом. Ибо ты имеешь Бога Судией над твоим вдовством и Отцом твоих детей. Ибо Он знает все и имеет попечение обо всем, что случается с нами, как со своими слугами. Поэтому хотя и несправедливо Феогност умер в ссылке, но смерть для него является приобщением к вечной жизни, а для его обвинителей – гибелью и осуждением без милости». Таковыми и подобными словами утешив ее, он отпустил ее в дом ее и приказал предоставить ей и ее детям из церковной странноприимницы необходимую помощь для пропитания, нося в мыслях, каким образом он будет просить императора вернуть ей ее имущество и имущество ее мужа. Но, когда он еще обдумывал это, лукавый кинулся в бой против несчастной женщины, ее детей и самого блаженного Иоанна. И при наступлении времени сбора урожая, когда все отправились в пригород собирать виноград в своих виноградниках, отправилась и императрица, чтобы сделать смотр императорских предместий. Прибыв, она вошла в предместье Феогноста, своими руками сорвала гроздь винограда и съела ее. Стоявшие вокруг сказали ей: «Госпожа, это чужой виноградник». Существовал же императорский закон, содержащий постановление, что если император или императрица придут в предместье, будут ходить по нему или вкусят плодов из него, то хозяин этого места больше не будет иметь над ним власти, то оно переходит под власть императоров, а его хозяин взамен своего места получает или другое место из владений императора, куда он еще не вступал, или цену своего имущества для нового и справедливого возмещения [убытка]1247. И августа приказала приписать предместье Феогноста к своим по двум причинам: частью желая притеснить вдову и ее детей, поскольку она гневалась на нее из-за того, что она пошла к Иоанну; частью же ища повода, под предлогом которого она могла бы поссориться с ним и улучить подходящий момент, чтобы изгнать его из церкви, ибо она знала о его сострадательности в такого рода делах и что, если он услышит о произошедшем, он не презрит обиженную вдову и ее сирот и, несомненно, из этого что-то должно произойти, чтобы содействовать ей в том, чего она хочет. Что и случилось. Блаженный Иоанн, узнав об этом, объявляет ей через своего архидиакона Евтиха1248, человека украшенного и словом, и доблестной жизнью, следующее: «Христолюбивая вера и образ жизни ваших родителей для всех очевидны. Поэтому по их молитвам и за нравственное их совершенство Бог с надеждой вручил тебе скипетр земного царства, ожидая, что через дела твои Он объявит тебя наследницей и Царства Небесного. Ибо не богатство, почести и мирская слава будут нам полезны в страшный день суда, но лишь праведная жизнь, являемая через наши дела. Поэтому не забывай ни об этом, ни о страхе Божием, ясно сознавая, что дыхание каждого из нас находится в Его руках, и кому-то Он прибавляет, а у кого хочет, отнимает. Землей и прахом мы являемся и после малого времени, проведенного на земле, погружаемся в темные и мрачные места, как и все цари и властители, властвовавшие прежде нас. Воззри на царей, которые правили прежде вас, что было тогда и что стало теперь. Послушай, как каждый восхваляет и ублажает их и их благородные деяния, а тех, кто совершает злые дела, все вечно вспоминают с постоянными проклятиями, и часто многие даже не называют их имен, особенно те, кому они принесли зло. Да вспомнит ваше христолюбивое благочестие тех, кто сохраняет неповрежденной веру и благой подвиг1249, прошедших по этой жизни посредством благих дел, и прикажет вернуть бедной жене Феогноста и ее детям их виноградник, который они имели как утешение. Ибо довольно с нее постигших ее скорбей и несчастий, когда он скончался в ссылке и они лишились опоры в жизни. Право, я прошу тебя, оставь свое злопамятство по отношению к ней, вспоминая, когда Спаситель в Евангелии благовествовал нам: Солнце да не зайдem во гневе вашем (Еф. 4:26), и еще, когда Он со всею определенностью простер слово к тому богачу и сказал: Безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя: кому же достанется то, что ты заготовил? (Лк. 12:20) Ибо разве сойдет с ним (Пс. 48:18) в ад сладость виноградного плода, или приятность смоквы, или масло маслины, или деньги и имущество, или превосходящая их почесть власти? Разве не оставив все мы отойдем туда нагие и незащищенные? Итак, вспомнив обо всем этом, позволь вернуть виноградник, чтобы тебе было хорошо в день суда». Таковые и подобные этим слова он послал возвестить ей через Евтиха. И он, придя к императрице, возвестил ей все. Она же, услышав это, пишет ему следующее: «Ты упорствовал в своем требовании, осудив меня как поступающую неправедно и нечестиво, не зная царских законов и постановлений и не воздал мне честь, которую подобает воздавать царям, но высказал мне презрение. Но я не буду терпеть тебя, будучи окончательно оскорблена тобой, Что же касается виноградника Феогноста, ты совершенно не знаешь, что законы Римской империи повелевают относительно этого. Если же ты не знаешь, изучи то, что было законоположено издревле. Итак, то, что вдове нравится, пусть она выберет из двух: или другое место, где она захочет, подобно ее винограднику, или его стоимость. Ибо нарушать древние царские законы я не хочу и не допущу совершить ничего такого». Когда блаженный Иоанн узнал об этом, он, встав, пошел к ней во дворец и, сов, начал вновь говорить многие увещевательные речи подобные тем, что он сказал раньше. И после этого он говорит: «Отдай вдове виноградник и не стремись пользоваться славой ее обидчицы». Она же сказала: «Я уже написала тебе, что определено царскими законами относительно таковых мест, дав ей возможность или выбрать другой виноградник вместо того, или получить за него деньги». Иоанн же отвечал ей: «Я сказал тебе, и вновь говорю: отдай вдове ее виноградник. Ибо ничего другого я не требую от тебя». Императрица же говорит ему: «Не отвечай так императрице. Тебе этого не подобает». Он же, отвечая, вновь говорит ей: «Отдай виноградник и не стремись ссылаться на древние законы, и особенно объявленные теми, кто не был крещен. Ибо императорам также следует подчиняться законам, и не подобает тебе обращаться к нечестивым законам и постановлениям, будучи императрицей и женой императора. Впрочем, ты не захочешь прослыть новой Иезавелью и возвести на себя проклятие, равное ее проклятию». Когда же он это произнес, императрица, исполнившись гнева, приказывает силой изгнать Иоанна из дворца, показав скрытую в ее сердце стрелу против праведника, сказав пророчески: «В этом я отомщу за себя. И ни виноградника не отдам, ни цены его. И ты не сможешь победить меня и заставить сделать то, чего я не хочу. Но я научу тебя не противиться мне».

 42. Епископ запрещает императрице войти в церковь. Иоанн же, выйдя из дворца, призвав к себе Евтиха, приказывает ему, говоря: «Скажи придверникам, чтобы, когда придет императрица в церковь, были заперты перед ней двери и чтобы не было дозволено войти ни ей, ни бывшим с ней, но скажи им: «Иоанн поручил нам сделать это». Смотрите, не совершите преслушания». Когда настал праздник Честного и Животворящего Креста1250, собрался весь народ в церковь, и император, и с ним синклит, и городская окрестность, и пришельцы, жившие в городе не только ради праздника, но и ради того, чтобы послушать проповеди Иоанна. Сам же Иоанн, будучи просвещен действием Святого Духа, обратился к народу с многими поучениями. Все удивлялись данной ему от Бога мудрости и как он раскрыл им трудные для истолкования и понимания места из Священного Писания; и рукоплескали ему одни, поднимая в воздух свои одежды, другие – хитоны, иные же – рукавицы, а еще иные свои тюрбаны, крича: «Воистину ты достоин священства сего, тринадцатый из апостолов. Христос послал тебя к нам спасти души наши и напоить из источников спасения, которое Он Сам даровал тебе». Находилось там и множество ученых, скорописцев и трудолюбцев, получающих от него проповеди [для переписывания], и они изумлялись, как он не вносил в свою речь варваризмов и не говорил запутанно, как другие, но соединяя слова в стройное целое.

Когда все это происходило таким образом и все радовались его поучениям, чтобы исполниться на нем пророческим глаголам; ибо всех веселящихся жилище в Тебе (Пс. 86:7), к церковным дверям прибыла и императрица со множеством своих копьеносцев, кубикуляриев и отрядом войска, желая войти. Придверники же церковные в точности совершили то, что было им приказано Иоанном через Евтиха, его архидиакона, и заперли перед ней ворота, не дозволяя ей войти. Она же, исполнившись стыда и гнева, закричала: «Узнайте все, какую ненависть против меня имеет человек сей, потому что все беспрепятственно вошли в святую церковь и лишь мне одной он воспрещает войти. Разве я не могу тотчас низвергнуть его с престола?» Бывшие же с ней, стоя у врат, сказали придверникам: «Отворите госпоже и не думайте безумствовать». Отвечая, те оказали им: «Мы сделали это не по своей воле, но поскольку мы получили приказание от епископа, мы не дерзаем без его приказа привести ее туда». Тогда один из присутствующих, держа в руке меч, простер его, желая ударить по церковным вратам. И тотчас высохла его рука и сделалась как мертвая. Увидев это, императрица и все бывшие с ней весьма испугались и возвратились во дворец. Имевший же сухую руку вошел в церковь и стал посреди народа, когда все видели его, и закричал: «Помилуй меня, господин мой, отче святой, и исцели мою иссохшую руку, неразумно дерзнувшую против святого храма. Согрешил я, смилуйся надо мною». Блаженный Иоанн, узнав духом, по какой причине это произошло, говорит ему: «Пойди, омой твою руку в церковной купели и веруй во Христа, и по вере твоей да будет тебе» (Мф. 9:29). Итак, человек пошел, омылся и сделался здоров и пришел к народу, благодаря и славя Бога. И все, видя его здоровым, совместно вознесли хвалу Христу Богу, даровавшему Иоанну дар исцелений.

Обо всем этом было известно императору, но он решил не обращать внимания на произошедшее с императрицей, зная ее неизменно жестокий нрав; в то же время он любил Иоанна и с большим удовольствием слушал его (Мк. 6:20)1251. Императрица же старалась вовсе изгнать его с епископского престола, что именно она и сделала немного позже. Но тогда у нее не было возможности этого сделать, поскольку отсутствовали те, кто легко и вопреки канонам согласился бы с ней в том, что было противозаконно; боялась она и города, поскольку Иоанн был приятен многим и особенно множеству народа своими толкованиями Писания и проповедями в церквах, но некоторые монастыри и мартирии1252 были опекаемы императрицей и из-за нее не поддерживали Иоанна.

 43. Св. Епифаний собирает в Константинополе антиоригенистский собор, направленный против св. Иоанна Златоуста. Протесты Златоуста1253.

 44. Евдоксия пытается заставить Епифания Кипрского осудить Иоанна. Императрица, узнав о размолвке между Епифанием и Иоанном, призывает к себе Епифания и говорит ему: «Отче Епифаний, да будет тебе известно, что вся Римская империя находится в моей власти. И вот сегодня я даю тебе всю власть над священством и Церковью, если ты послушаешь меня в том, что я тебе говорю, и исцелишь боль моей души». Отвечал великий Епифаний: «Говори, чадо, и то, что можем, мы сотворим для устроения спасения твоей души». Тогда она, решив обмануть его и завлечь в свой замысел, сказала ему: «Поскольку Иоанн сей, будучи чуждым достоинства священства, неуважительно относится к монархам, не воздавая нам должной чести, и даже говорят, что он уже долгое время пребывает в какой-то ереси против нашей веры, меня не оставляет мысль собрать собор и, объявив об этом, лишить его священного сана и вместо него возвести на престол другого, могущего быть преданным этому служению, чтобы отныне мое царство во всем сохраняло мир». И когда императрица говорила это Епифанию, она была возмущена великим гневом. И вновь она сказала ему: «Поскольку по Божией помощи здесь присутствует твоя отеческая святость, вовсе нет нужды даже ввергать в этот труд других отцов и приводить сюда. Впрочем, если Бог открывает тебе кого-то, того поставь епископом, а сего извергни из Церкви. Я же подготовлю всех, чтобы они подчинялись тебе». Епифаний же ответил: «Чадо, выслушай терпеливо твоего отца». Она же сказала: «Говори, отче, что прикажешь, а я во всем послужу своему отцу». После этого сказал ей великий Епифаний: «Если Иоанн обвиняется в той ереси, о которой ты говоришь, и не приходит, оправдывая свой грех, к покаянию, он не достоин священнослужения и что вы прикажете, мы сделаем. Если же из-за вашей гордости ты стремишься изгнать Иоанна из церкви, Епифаний не согласится на это, и, чадо, поскольку царям свойственно превозноситься и многое позволять себе и поскольку вы имеете Царя на небесах, перед Которым вы обычно согрешаете. Он обращается главным образом к вам, когда говорит словами святых Евангелий: Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6:36), Вновь обратилась императрица к Епифанию: «Если ты будешь чинить препятствия, отче, в изгнании Иоанна, я отворю храмы идолов и сделаю так, что народ будет им поклоняться и будет последнее хуже первого» (Мф. 12:45) . И когда она это говорила, у нее от гнева текли из глаз слезы. Епифаний же ответил:«Невиновен я в этом решении» (Мф. 27:24). И, сказав это, ушел из дворца1254.

И по всему городу пробежала молва, говорящая, что Епифаний, иерей и епископ острова Кипра, пришел к императрице и совершил низложение Иоанна. Иоанн же, взяв диптих, написал Епифанию: «Мудрый Епифаний, ты согласился с моим изгнанием? Да не будешь ты больше занимать твой престол». Подобным же образом и Епифаний написал Иоанну: «Борись, терпи удары и побеждай. Ты не достигнешь места твоей ссылки»1255. Итак, никто да не бросит Епифанию этого упрека, ибо столь прекрасно подвизавшийся не мог упасть в столь великую пропасть и такового светильника вселенной низложить без всякой вины. И при всем том оба имели таковой конец: ни Епифаний в настоящей жизни не достиг Кипра, ибо умер, взойдя на корабль, ни Иоанн, немного позже низложенный с престола, не достиг места второй ссылки, что сделает ясным последующий рассказ.

 45. Оскорбленная проповедями Иоанна, императрица собирает собор для его осуждения1256. <..> Императрица, узнав об этом, пожаловалась императору на оскорбление, назвав свое оскорбление его оскорблением, и готовит императора1257 издать приказ о созыве собора против Иоанна, чтобы изгнать его из Церкви, Посылает она письмо и Феофилу, епископу Александрийскому, чтобы он, ничего не боясь, скорее пришел в Константинополь и собрал множество епископов, дабы состоялся собор против Иоанна1258. Она также готовит к этому и Севериана Гавальского, ибо он еще сохранял на него обиду. Через короткое время1259 прибыл к ним и Феофил с кораблями, нагруженными сокровищами Египта и самой Индии1260. <...>

Когда все собрались в Константинополе, ни папские легаты, ни епископы Римской Церкви не прибыли. Император же Аркадий вообще не пришел встретиться с Феофилом, недоумевая по поводу отсутствия римлян, но не зная, что они не получили другие его письма, которые должны были объявить о прибытии восточных епископов. Императрица же Евдоксия, призвав к себе Феофила с прибывшими вместе с ним епископами, поручила им, чтобы они выполнили ее желание относительно Иоанна – низложить его с престола любым способом, которым они захотят, уговорившись с ними склонить императора присоединиться к их суду. Обнаружив, что и они жаждут [исполнения] плана, который она составила для его низложения, наградив их дарами и получив от них подтверждение относительно всего этого, она отослала их из дворца. Аркадий, впрочем, ничего об этом не знал.

Иоанн же, узнав о намерении епископов и о том, что было им поручено императрицей, произнося в церкви одну проповедь, сказал против них так: «Собрались против меня священники, вкушающие от нечестивой трапезы Иезавели, чтобы я мог сказать им. Долго ли вам хромать на оба колена? Если Господь есть Бог, то последуйте Ему (3Цар. 18:21), если же трапеза Иезавели является вашим богом, вы, вкусив ее, изблюете»1261. Одновременно и против Феофила он сказал следующее:«Кто из египтян когда-либо, подобно Феофилу, следовал на привязи за невоздержанными женщинами? Кто из тех истинных боголюбцев не гнушался той нечестивой Евдоксией, словно Иосиф славы Пентефры?1262 Феофил и бывшие с ним епископы, узнав об этом, пришли к императору Аркадию, показав ему списки проповедей Иоанна. Император весьма опечалился, преимущественно из-за Евдоксии, и обращает негодование Феофила на Иоанна; и приказывает Феофилу и иже с ним собрать против него собор, еще сильнее подталкиваемый императрицей. Сама же императрица выдала замуж Феодоту, давшую тысячу монет странноприимцу Исидору для передачи бедным, за Климентина, префекта города, и, собрав прибывших из Египта епископов и клириков, настроенных против Феофила, призывает отказаться от обвинений против него. Тех, кто послушался и уступил просьбе, она одарила богатыми дарами, а непокорных выслала в Фессалоники. Итак, таким образом она освободила Феофила от обвинений против него и без всяких помех вооружилась против блаженного Иоанна1263, <...>

Когда же Феофил, стремясь низложить с епископского престола Иоанна, сделался для многих известен, тогда и те, кто был враждебно настроен к Иоанну, не вызывая подозрения, вступили против него в заговор. И многие, с одной стороны из клира, а с другой – из числа находящихся у власти, обдумывали время, когда они выступят против него, и, будучи научены императрицей и все больше угождая ей, вместе устремились к этому и приготовили в Константинополе большой собор против него, одни обвинения разослав письменно, а другие передав устно. Тогда Феофил ищет диавольскую личину для исполнения этой драмы, которую он и нашел1264. <...>

 46. Собор «у Дуба»1265.

 47. Письма Феофила к папе. Реакция Иннокентия І1266.

 48. Осуждение Ираклида Эфесского. Бегство Феофила. Смерть Диоскора1267.

 49. Ссыльный возвращается в Константинополь. Император же Гонорий, узнав у папы Иннокентия о произошедшем с блаженным Иоанном и что сторонники Феофила, сделав угодное императрице Евдоксии, незаконно, без всякой причины, низложили его, был весьма опечален. Ибо он слышал о его доблестном житии и о его духовном учении и хотел видеть его. Итак, он тотчас пишет письма своему брату императору Аркадию, порицая его, что он позволил, чтобы этот святой муж, о котором было засвидетельствовано всеми, был низложен, а того, которого в недавнее время порицал сам Аркадий как не канонично совершающего беззакония в подвластной ему епархии, поставил судьей1268 безупречному человеку и вселенскому учителю и, самое главное, сделал это без согласования с посланниками Апостольского Престола и римскими епископами.

Император Аркадий, получив письма, опечалился и стал искать способ его возвращения1269. Ибо он знал, что блаженный Иоанн был сильно оклеветан и неправедно осужден Феофилом. Когда же ночью в городе произошло сильное землетрясение и страх охватил императрицу из-за некоего происшествия в императорской спальне1270, народ в городе начал сильно возмущаться, крича, что если не придет Иоанн, незаконно изгнанный из Церкви, то весь город восстанет1271. Тогда император быстро приказал призвать его1272. <…>

 50. Диаконисса Олимпиада1273.

<...> В то время в Константинополе жила некая жена по имени Олимпиада, известная родом, богатством и образованием, выделяющаяся красотой и цветущим возрастом. <…>

Она с радостью оказывала гостеприимство всем приходящим в Константинополь епископам, подвижникам и монахам, в согласии с тем как учит предшествующее слово.

Я думаю, что не будет неубедительным хоть в какой-то степени вспомнить добродетель тех святых, которых Феофил низложил, а она приняла1274 для духовной ревности желающих избрать их житие. <...>

Зная о ее добродетели, Иоанн удостоил ее двух писем из своей второй ссылки1275. Мы вспомнили обо всех них не тщетно и не случайно, но желая показать житие и воздержание тех святых, а также великодушие святой Олимпиады, ее образ мыслей, согласный с Богом, и богатую благотворительность нищим, священникам и всем остальным.

 51. Серебряная статуя императрицы Евдоксии. Иоанн Златоуст сравнивает императрицу с Иродиадой1276.

 52. Собор вновь осуждает Златоуста1277.

 53. Император утверждает приговор1278.

 54. Сторонники Златоуста празднуют Пасху. Они разогнаны с помощью армии1279.

 55. Собрание трех тысяч новокрещеных разогнано солдатами1280.

 56. Прощание Иоанна перед отьездом во вторую ссылку1281. <...> Тогда Иоанн, встав, по обыкновенно произнес перед оказавшимися там обычное поучение, передав им символ трехсот восемнадцати святых отцов1282, заповедал беречься от ересей маркионитов1283, новатиан1284 и ариан, которые подобны украшенным гробам1285, а внутри полны мертвой веры и всякой хулы и зловония. И тотчас кто-то из боголюбивых вельмож сделал знак Иоанну.

 57. Пожар в храме св. Софии Константинопольской1286.

 58. Отъезд Иоанна во вторую ссылку. Его пребывание в Кукузе1287 . <...> Принял его в своем доме некий человек по имени Адельфий, имеющий страх Божий, который после этого был избран епископом Арабисса1288. Именно он был удостоен видения о самом Иоанне, как расскажет об этом последующее слово.

 59. Исцеление расслабленного. Проповедь Евангелия среди язычников1289. В той стране было множество людей, из которых одни поклонялись идолам, другие – деревьям и рощам, иные солнцу, не знающих Бога, Которому следует поклоняться, но служащих твари вместо Творца (Рим. 1:25)1290. Услышав же о блаженном Иоанне, что он является великим рабом Божиим и совершает великие чудеса, они принесли к нему одного человека, расслабленного, положенного на постели (Мф. 9:2), и попросили исцелить его1291. Ибо они сказали сами в себе: «Если он исцелит его, мы все поверим в Бога его и будем слушать его во всем, что он заповедает нам». Иоанн, отверзши уста свои, говорит расслабленному:.«Как давно это сделалось (Мк. 9:21) с тобой?». Тот отвечает через переводчика: «Восемь лет». Вновь говорит ему [Иоанн]: «К какой ты принадлежишь вере?» Он отвечает: «Я поклоняюсь солнцу». Отвечая, Иоанн сказал ему: «Почему солнце не исцелит тебя, будучи богом твоим?» «Поистине, – возражает больной, – оно не может этого сделать без Бога. Ибо мы знаем, что оно само имеет Бога, которому поклоняется». Итак, тотчас отвечает Иоанн: «Если ты знаешь, что оно имеет Бога и, служа, подчиняется ему, почему же и вы не следуете ему и не служите Богу, Которому служит само солнце?» «Мы, – отвечает народ, страшась, не дерзаем этого делать, поскольку, как нам говорят некоторые, Он велик, и, если человек не будет достоин и чист от скверны греховной, он не может прикоснуться к Нему, но тотчас, будучи сожжен, умирает». Тогда говорит мудрый о Господе Иоанн: «О человек, эти слова являются баснями, измышлениями диавола, подброшенными нам от него для гибели душ наших. Ибо Бог является Создателем и солнца, и нас, и всего видимого и невидимого, и приходящих и верующих в Него радостно принимает и никого хотящего спастись не отвергает, не отворачивается и не гнушается, если даже они грешники; но ждет их покаяния и изменения к лучшему, Итак, веруй и ты в Него и тотчас увидишь, что ради имени Его Он сразу же вернет тебе здоровье». Он же, отвечая, сказал: «Верую, господин мой, во все, что ты мне сказал, и отныне не буду служить иному богу, кроме Него». Тогда блаженный Иоанн наложил печать на все его члены, говоря: «Господи Иисусе, Христе, исцеливший того расслабленного, которого спустили к Тебе через крышу дома, лежащего на постели1292, и ныне исцели этого, чтобы все, увидев, признали Тебя Спасителем Богом и уверовали во Имя Твое». Когда он это произнес, тотчас человек был исцелен от болезни своей и стал здоров.

Итак, народ, увидев внезапно совершенное им чудесное знамение, весь единодушно уверовал в Господа, и крестилось бесчисленное множество. Он рукоположил для них шесть епископов и множество пресвитеров и диаконов1293, чтобы их было достаточно множеству народа для церковного богослужения и принесения бескровной жертвы, заповедав им и правило псалмопения и дав им божественное тайноводство. Ибо, по благодати Божией, он обнаружил, что некоторые из них знают греческий язык, и подготовил их для перевода Нового Завета и Псалтири на их собственные языки, чтобы они получили знание Божественных Писаний1294. Приказал он им изучить и Псалтирь, чтобы в церквах они воспевали ее песни, сказав: «Они частично содержат в себе Ветхий Завет, чтобы сделать его понятным для вас». В течение немногих дней они расцвели для спасительной веры, чтобы превзойти многих уверовавших раньше. Блаженный же Иоанн радовался, видя их ревность и усердие в вере. И привели к нему многих, охваченных различными болезнями, и он, исцелив всех именем Господа нашего Иисуса Христа, отпустил их.

 60. Гонения на сторонников Златоуста, После того, как блаженный Иоанн был сослан в Кукуз, епископы из числа его сторонников и борцы за истину1295, как вначале ходила молва, были утоплены в море <...> А вот это мы написали о том, о чем не имели возможности узнать. Смогли кто-нибудь рассказать со всей точностью, сколь многие из числа других епископов ради блаженного Иоанна были изгнаны из церквей и поселились в самых отдаленных местах вселенной и сколь многие из возлюбивших подвижническую мудрость подверглись таким же несчастьям? Ибо они были высланы не из одного или из другого места, чтобы можно было точно написать о том, что произошло с ними, но почти изо всей вселенной.

 61–63. Друзья и враги Иоанна пишут папе. Короткий епископат Арсакия, незаконного наследника Иоанна. Аттик заменяет Арсакия. Низложение Ираклида. Порфирий Антиохийский1296. Акакий и Антиох1297, увидев, что народ уходит от них, и испугавшись, что император разгневается и призовет Иоанна из ссылки, смогли убедить некоторых царедворцев подготовить императора издать указ по всему городу против тех, кто избегал общения с Арсакием, Феофилом и епископами1298, которые были их сторонниками. Итак, когда они были изданы, полные устрашений и угроз, имевшие вражду к Иоанну возрадовались и устремились в церковь, а те, кто воистину был противником зла, будучи преданы правителям, держась веры святых мучеников и их исповедания, остались непреклонными, получив с ними равные венцы веры; иные же, склонившись перед страхом пыток, предались бегству и в этом были верны тому, что возвещено Спасителем: Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой (Мф. 10:23).

 64. Папа и император Гонорий осуждают ссылку Иоанна. Евдоксия арестовала их послов. После того, как в Рим прибыли из Константинополя по какой-то необходимости некие люди1299, папа Иннокентий, узнав об их прибытии, призывает их к себе, спрашивая о положении дел в Церкви и о блаженном Иоанне, где он находится, ибо он еще не слышал о его второй ссылке, но радовался, думая, что он возглавляет кафедру как раньше, будучи призван императором. Они же, горько стеная и источая слезы, возвестили ему все о второй его ссылке. Он же, услышав и весьма огорчившись, сообщает императору Гонорию о том, что услышал от ниx. При этом известии император, опечалившись, написал своему брату Аркадию другие обличительные письма: «Я недоволен, брат, первым грехом, который ты совершил, неправедно и незаконно отправив в ссылку Иоанна, епископа Константинопольского, из-за которого тот божественный гнев поразил город1300, но ты вновь поверил его противникам, враждебно к нему настроенным, поскольку в церковных проповедях он изобличил их в том, что они совершили несправедливо и без всякого удержу. Ты не только низложил его с епископской кафедры, но изгнал из города, навлекши на нас и на наше царство наказание за невинно пролитую кровь1301, за которую Господь Бог взыщет оправдания в день Суда от тех, кто привел тебя в гнев, и, особенно, с тех, кто сбил тебя с пути. Итак, поскольку это несчастье случилось с тобой и ты оказался соблазнен ими тем же образом, как Адам Евой1302, ныне будем трезвиться, покаявшись в том, в чем согрешили, чтобы нам умилостивить Бога, уничтожив грязь и позор греха. Итак, да прикажет Твоя Тишина вернуть епископа Иоанна в город. И я посылаю моих западных клириков1303, известных своей безупречностью, которые должны оказаться вместе с теми, кто осудил его, и исследовать причины, по которым он был изгнан с епископской кафедры. И если окажется, что это было совершено разумно, и я присоединяюсь к решению о его низложении, если же окажется, что эта драма произошла иным образом, совершившие это, являются ли они епископами или клириками, да будут не только извержены из Церкви, но лишены и самой жизни. Ибо таким образом и наше государство вкусит мира», Узнав об этом, императрица Евдоксия убеждает императора пока не призывать Иоанна из ссылки, но ждать прибытия римлян, чтобы, когда он вернется в город, не произошло восстания народа и они более не допустили бы впредь, чтобы он был изгнан, даже если для этого и будет разумная причина. Подготовила же она и других царедворцев, с которыми император прежде всего совещался, сказать ему то же самое. И посылает Марина, управляющего ее делами, и поручает ему охранять пристани, Авид1304 и все остальные места, через которые могут прибыть римляне, и не допустить, чтобы кто-нибудь из них вошел в Константинополь и передал императору те письма, которые они везут, но отнять их у них, а самих, после того как они будут подвергнуты многим пыткам, отправить обратно в Рим. Итак, Марин тотчас посылает для этого солдат и своих сыновей во все указанные места1305. Император же Аркадий этого не знал, поскольку императрица совершила эти приготовления втайне от него, ясно сознавая, что, когда прибудут западные епископы и клирики, начнут исследовать обвинения против благочестивого Иоанна и сделается ясной правда, ему навсегда будет возвращен его престол. Это весьма мучило ее, и она старалась, чтобы он не был призван. Вот рассказ о том, как во второй раз1306 написал император Гонорий своему брату Аркадию и о том, как вновь императрица вооружилась против блаженного Иоанна после того, как он был сослан.

 65. Выпадение сильного града. Многие друзья Иоанна прибывают в Рим. Собор епископов Италии. Проект собора в Фессалониках1307.

 66. Гонорий и папа пишут Аркадию. Их письма перехвачены1308. <.. .> Спустя четыре месяца они1309, не приняв участия в соборе, а также не привезя ответа о том, что произошло с Димитрием, Кириаком, Эвлисием и Палладием, посланными с ними из Рима с письмами императора Гонория и папы Иннокентия, вернулись в Рим, возвестив папе Иннокентию о случившемся с ними; не могли они также узнать и то, что произошло с блаженным Иоанном, Вот рассказ о епископах, посланных из Рима, и о заговоре, произошедшем против них из-за того, что Аркадий ничего об этом не узнал»1310.

 67. Письма Иоанна своим друзьям в Константинополь. Явление апостолов Петра и Иоанна. Кончина в Команах. Блаженный же Иоанн1311, прожив в Кукузе в доме Адельфия1312 год, многих бедных Армении питал не столько хлебом, сколько словом, ибо в то время случился великий голод в той стране; таким же образом он питал словом и Константинополь. Вновь окормляя там народ, он не оставил его своими поучениями, утешая и увещевая его и обращаясь к нему с различными посланиями. И, прежде всего, он сочинил слово «К соблазняющимся»1313 по поводу происходящих беззаконий, гонения, совращения народа и многих иереев, состоящее из двадцати четырех глав, начало которого такое: «Врачи, чада, когда хотят лечить находящегося в горячке или страждущего какой-либо другой болезнью, прежде всего стараются видеть самих страждущих» и так далее, то, что следует прочитать терпящему страдания и получить из этого пользу. И еще он посылает епископу Кириаку два письма, начало первого из которых такое: «Дай я опять облегчу рану твоего уныния и рассею помыслы, собравшие это мрачное облако»1314 и так далее. В начале же второго письма вновь говорится: «И тела, охваченные сильной горячкой», а также другие утешительные речи. Точно так же он снова посылает письма пресвитеру Констанцию1315 и Олимпиаде, благочестивой деве и диакониссе1316. И это мы собрали из числа многого, показывая заботу того святого мужа о народе, которую он всегда имел в сердце. Он, будучи подражателем Павла, не только находясь на своем престоле, но и в ссылке ничего не сохранял для себя1317. <...>

Когда он находился в пути, за несколько дней до того, как достичь определенного ему места ссылки, ночью, когда он бодрствовал и воспевал Богу обычные псалмопения и молитвы, пришли к нему святые апостолы Петр и Иоанн, которых он видел, когда был еще в Антиохии. И говорят они ему: «Радуйся, добрый пастырь словесных Христовых овец, доблестнейший подвижник, мы посланы к тебе общим нашим повелителем и Господом Иисусом Христом, чтобы укрепить и утешить тебя в твоих несчастьях, которые ты переносишь благодаря чистоте твоей совести. Ибо ты обличил царей, живущих нечестиво, будучи подражателем Иоанна Крестителя, изобличившего Ирода из-за Иродиады, жены Филиппа, брата своего1318. Поэтому будь сильным и мужайся, ибо награда твоя велика в Царстве Небесном. Поэтому мы благовествуем тебе великую радость, ибо еще пройдут немногие дни, и ты переселишься к Господу Богу твоему и найдешь упокоение вместе с нами в Царстве Небесном на бесконечные веки. Итак, дерзай, ибо ты победил врагов твоих и ненавидящих тебя посрамил, попрал борющего тебя диавола и восторжествовал над бывшими с ним демонами. Евдоксия же будет извергать червей и искать твоей помощи, но не найдет тебя и умрет от болезни своей в больших страданиях, ибо она заболеет неизлечимой болезнью, потому что ее поразит Господь»1319. Они дали ему и пищи, сказав: «Прими и ешь это, и другая пища тебе не понадобится в этой жизни, ибо этой тебе хватит вплоть до того, как ты предашь дух свой в руки Господа». Он же, взяв, ел пред ними. Были же с ним в ссылке два пресвитера и один диакон, которые следовали за ним от Константинополя, удерживаемые любовью к нему. Они услышали эти слова от святых апостолов, когда они беседовали с блаженным Иоанном, и очень обрадовались, весьма возвеселившись и возликовав, поскольку они страдали вместе с этим мужем, о котором имел попечение Господь, и были удостоены не только слышать слова, но воочию видеть самих святых апостолов, ибо они сами бодрствовали и, имея отверстыми телесные очи, все точно запомнили1320. <...>

<...> приложившись1321 ко всем святым, угодившим Богу: отцам, патриархам, апостолам и мученикам, четырнадцатого сентября, когда честное древо Животворящего Креста Христа Бога нашего воздвигается, с одной стороны, для спасения право верующих в Распятого на нем, а с другой – для гибели хулящих его, [в самом Христе, Господе нашем, Которому слава и держава со Безначальным Отцом и Всесвятым, Благим и Животворящим Духом, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь]. В следующее правление, которое было седьмым годом правления Гонория и вторым – Феодосия, он, отрясши прах1322 <...>

Итак, он, быв изгнан из-за дерзновенного слова, получил равные и подобающие прославляемым и доблестным мученикам венцы и был приведен к изначальному состоянию, как свидетельствуют его дела и благое преставление к тамошней жизни.

68. Негодование Запада. Папа лишает общения Аркадия и Евдоксию. Письмо Гонория брату. Этим нечестием1323 особенно гнушались епископы Европы, ибо они отделились от общения с теми, кто это совершил, и все иллирийцы были на их стороне; из городов же Востока большинство бежало от незаконного общения1324, но не разделило тела Церкви. Цель же Римской Церкви была такой:1325 до конца не иметь общения с восточными епископами, особенно с Феофилом, вплоть до собрания вселенского собора, который уврачует сгнившие члены сотворивших это. Ибо если и почил блаженный Иоанн, нo бодрствует истина, ради которой и будет проведено расследование. Когда же скончался великий вселенский учитель, прибыли два епископа и диакон, бывшие с ним в ссылке, в Рим, к папе Иннокентию и рассказали обо всем произошедшем с блаженным Иоанном в ссылке, и как он страдал от сопровождавших его от места к месту солдат, и о народе, спасенном от поклонения солнцу благодаря помощи Божией, произошедшей через него, и об уверовавшем в Бога, а еще – о видении Петра и Иоанна, святых апостолов, и о сказанном ему ими, и о кончине его, и о видении мученика Василиска1326, предупредившего его о ней. Папа, услышав об этом, изумился и, одновременно, опечалившись, говорит присутствующим: «Вы видите, какой столп Церкви и светильник веры незаконно изгнали восточные епископы. Что будет с ними в нынешнем веке и что ожидает в будущем? И какое приемлемое оправдание они могут дать Судии в страшный день, когда они предстанут перед непреклонным судейским седалищем Христовым?» Сказав это, он идет к императору Гонорию и возвещает ему все то, что сказали ему клирики, и еще об императрице Евдоксии, как она не оставила памятозлобия, которое имела против Иоанна, вплоть до того времени, когда, наконец, не сделала его явным, низложив Иоанна с епископского престола с помощью тех негодных людей, которые ей в этом помогали, поскольку он изобличил ее в том, что делал, неудержимо похищая деньги и имущество ближних, совершая убийства и многочисленные беззакония. Император, услышав это, сильно опечалился душой, ибо он был весьма благочестив, проводя все время своей жизни в молитве, посте, бдении, чтении Священного Писания, весьма стремясь к спасению души. И, отвечая, он сказал папе: «Вся земля и все море поражены злыми делами этой женщины, ибо по большей части [известия: о них] дошли до моего слуха, и мы, заткнувши уши, отвернулись в отвращении от этого, не желая вовсе слушать таковые порочные слова. И что делать, я не знаю. Ибо я много раз писал о ней моему брату Аркадию, чтобы он отвратил ее от этих дел, дабы не навлечь на нас и на детей ваших ее грехов, как на священника Илия и на дом его и отца его – гнев Божий ради грехов Офни и Финееса, детей его1327, но он не послушал меня, как, впрочем, не слушал и тот. Но ты напиши ему, ибо подобает, чтобы он послушался хотя бы тебя и исправился».

Тогда папа Иннокентий написал императору Аркадию письмо следующего содержания: «Глас крови брата моего Иоанна вопиет к Богу против тебя, государь, как некогда – праведного Авеля против братоубийцы Каина1328, и всяческим образом он будет отмщен. И ты сделал не только это, но в мирное время поднял великое гонение против Церкви Божией и ее священнослужителей, без суда изгнав с престола великого вселенского учителя, подвергнув вместе с ним преследованию и Христа. Ведь я скорблю даже не о нем, ибо сей удостоился удела вместе со святыми апостолами в Царство Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, если даже и была трудной его судьба. Но я скорблю, беспокоясь, прежде всего, о спасении ваших душ, а также о тех, кто терпит лишения и голод без того всемудрого и духовного божественного учения и наставления. Ибо не только Константинопольская Церковь потерпела убыток без того медоточивого языка, но овдовела вся находящаяся под солнцем вселенная, лишившись этого богодухновенного человека, [когда] по приказаниям одной женщины вы разрешили, чтобы совершилось задуманное. Однако она примет последующее наказание и будущую нескончаемую муку, что случится с ней в скором времени. Ибо, если блаженный Иоанн и оставил жизнь, сохранив веру и утвердив колеблющихся, он наследовал на бесконечные веки неистощаемую пищу и бесконечную жизнь, новая же Далила, которая понемногу бритвой соблазна обрила тебя1329, навлекла на себя проклятье многих уст, связав тяжелое и неудобоносимое бремя грехов, присоединив это к прежним своим согрешениям. Поэтому я, наименьший и грешный, как наследник престола апостола Петра, отлучаю тебя и ее от общения пречистых Таин Христа Бога нашего, и не только, но и всякий епископ или клирик, принадлежащий к святой Церкви, дерзнувший причастить вас, с того времени, как вы прочтете настоящее отлучение, подпадет под низложение. Если же вы, будучи облечены властью, силой заставите кого-то это сделать и преступите каноны, данные вам Спасителем через святых Его апостолов, знайте, что, прежде всего, это будет для вас немалый грех в страшный день суда, когда мирское достоинство не сможет ни в чем принести пользы, и выпадут внутренности (Деян. 1:18) ваши на землю для примера всем. Епископа Арсакия же, которого вы воззрели на престол вместо великого Иоанна, мы низлагаем даже после его смерти вместе со всеми епископами, которые намеренно имели с ним общение, и да не будет вписано его имя во святые диптихи, ибо он не достоин епископства, как прелюбодей, ибо всякое растение, которое не Отец наш Небесный насадил, искоренится (Мф. 16:13). Мы присоединяем к низложению и отлучение и проклятие Феофила и полностью лишаем его звания христианина».

Написал же и Гонорий Аркадию следующее: «Я не знаю, какая противная сила соблазнила тебя подчиниться женщине и сотворить эти злые дела, которых не совершал ни один христианский царь. Ибо все местные святые епископы обвиняют ваше царство, что посланников святой Римской Церкви, которые были посланы к вашей чести для укрепления. собираемого ими собора, поместив в различные тесные крепости, вы приказали уморить голодом1330. По отношению к ним вы не выказали человеколюбия, дружелюбно приняв их (забота о них не обременила бы ваше царство, но, напротив, умножила бы богатые благодеяния нам от Бoгa, и добавление к этому предоставившего нам от главы Христа и искушение от прегрешений), вы же, не побоявшись сделать противоположное, те деньги, которые они принесли с собой для того, чтобы потратить на телесные нужды, поспешили похитить, дав им основание оплакивать вас перед Господом Богом нашим, не обдумав слов, сказанных мудрейшим сочинителем Притч: не давай человеку повода проклинать тебя; ибо, когда оп в горести души своей будет проклинать тебя, Сотворивший его услышит моление его (Сир. 4:5–6). Сверх этого, и своим решением, и своим судом изгнав епископов и возводя на престол иных, ты пренебрег честью апостольского престола1331. Все же это несет немалую опасность от Бoгa и возбуждает порицания людей. Итак, спеши не словами, но делами исцелить гниющие члены и дай нам всем полное удовлетворение, наказав тех людей, зная, что молитвы иереев укрепляют наше царство»1332.

 69. Аркадий наказывает виновных, включая императрицу. Император Аркадий, получив эти письма, пришел в полное отчаяние и, приготовившись к борьбе, приказывает, если кто-то есть из участвовавших в заговоре против блаженного Иоанна, найти их. В городе случайно оказались Мина, Феотекн и Исхирион, родственники Феофила Александрийского, и Акакий Верийский с Северианом Гавальским. Император, узнав о них, приказывает, чтобы они были со всяческим бесчестием арестованы и заключены в темницу, пока он не увидит, что делать с ними. Тогда он, конечно, разыскивает и тех, кто дурно поступил с римскими епископами и посланниками папы, о чем было ему возвещено письмами его брата Гонория, и, услышав, что это было сделано Марином, человеком императрицы, и его сыновьями, приказывает предать их смерти через усечение мечом и тела, их сжечь на костре; и всех приближенных, или родственников, или людей императрицы, оказавшихся виновными в этом заговоре, приказал одних, имевших звания, лишить должности и отобрать у них имущество; других же уничтожить через избиения, пытки и тюрьмы, а императрицу Евдоксию он приказывает заключить в какой-нибудь спальне дворца и никому не входить к ней, кроме, конечно, ее служанок, и ей никуда не выходить. Она, пораженная скорбью и стыдом, заболела болезнью чрева, называемой врачами кровотечением. Обо всем этом узнали магистры, доставившие письма императора из Рима. Император же Аркадий после того, как он наказал тех, кто совершил заговор против блаженного Иоанна, отвечает папе Иннокентию следующее: «Все благомыслящие люди знают, что произошедшее по незнанию не наказывают ни Бог, ни люди, и никто не подвергается суду за вину другого. Поэтому я и написал это, уверенный в вашей отеческой любви, как свидетельствует человеколюбивый Бог, не зная ничего о произошедшем с вашими епископами и клириками и неповинный в этом. Но, узнав об этом недавно, я полностью отомстил за них совершившим по отношению к ним дело, неугодное Богу. Ибо, если я и был их соучастником в этом, я не хотел оскорбить тех. О блаженном же во святой памяти Иоанне, который был епископом Константинопольской Церкви, то, что произошло с ним, произошло не по нашей вине, но из-за епископов, сказавших, что он совершил нововведение в канонах святого Никейского собора и что он достоин низложения, и возложивших вину за это низложение на свою голову. Таким образом, повинуясь их словам, как словам епископов, я решил из-за одного человека1333 не раскалывать Церкви и не отсекать от нее члены. И если вообще кого-то должно отлучить от Страшных Таин, то достойны этого наказания те, как поступившие против него незаконно, поскольку они дерзнули это сделать. В чем же мы согрешили, если священники лгали и отвергали истину? Кроме того, находившихся здесь из их числа я послал к вашей святости и обязал возвестить вам все за этим последовавшее, и виновен ли я в этом деле, и был ли посвящен в их замысел? Если же они достойны воздаяния, как доносчики, обойдись с ними, как повелишь, поскольку и мы этого хотим, и другие желают этого для исправления. Впрочем, да утешится твоя отеческая святость и не постановит, чтобы мы были лишены общения и страшного причащения Честного Тела и Крови Его и изгнаны из Христова стада в то время, как все удостоены этого общения. Ибо если мы и согласились по неведению, чтобы это произошло с блаженным Иоанном, то просим прощения у вас в том, в чем согрешили. Если же, тем не менее, необходимо, чтобы наказание через какую-нибудь болезнь пришло к ним для вразумления согрешивших, мы не будем избегать этого, но с готовностью претерпим вразумление Господне, не будучи им обессилены. Ибо Господь, кого любит, того наказывает, по слову апостола (Евр. 12:6); только да не будем мы лишены спасительных Таин. О дочери же твоей Евдоксии знай, отче, что и ей я немало воздал, в соответствии с ее падением, так что от этой скорби и печали она впала в тяжелейшую болезнь. Итак, удостой и ее не быть лишенной Святых Таин Спасителя и Бога нашего. Не наказывай за это, ибо не поражает Господь дважды за одно и то же».

Написала ему и императрица, оправдываясь в тех различных бесчинствах, которые ею были наведены на Церковь и задуманы по отношению к блаженному Иоанну. Ибо тот блаженный никогда никого не оскорблял в лицо, но обличал лишь грехи ошибавшихся, и совершившие их тотчас понимали сказанное; поэтому многие, сразу осознав свои прегрешения, воздерживались [от них], частью придя в страх Божий, частью же стыдясь перед людьми и перед теми его укоризнами, [которые были сказаны] в церкви; иные же от таких обличений не преуспевали к лучшему, но даже питали к нему вражду, чтобы исполнилось на каждом сказанное: обличай мудрого, и он возлюбит тебя, а не кощунника, чтобы он не возненавидел тебя (Притч. 9:8–9). Отвечает же император Аркадий Гонорию, брату своему, то же самое, что написал папе Иннокентию, оправдываясь относительно блаженного Иоанна и относительно епископов и римских легатов, прося его об утешении, чтобы дать им разрешение от епитимии: запрета приступать к Святым Таинам.

 70. Папа смягчается. Он назначает Прокла руководить Церковью столицы, прощает Севериана и Акакия, требует, чтобы император написал Феофилу. Его кончина. Получив оба письма Аркадия и прочитав их, папа Иннокентий удивился покаянию императора и его смирению. И, узнав у магистров, что наказание за блаженного Иоанна по отношению к преследовавшим его было исполнено, пишет Проклу, святейшему епископу Кизика1334, чтобы он пришел в Константинополь и преподал императору и императрице Страшные Тайны и пас его церковь до тех пор, пока не будет расследовано дело Аттика, который был удостоен, чтобы ему было вверено епископство того города. Итак, Прокл, приняв письма папы, поставил в церкви Кизика верных и святых клириков своими викариями и отправляется в Константинополь. Совершив божественное таинство, он преподал им бескровную жертву. Проведя несколько дней в городе, проповедуя в церквах народу, он отчасти утешил их. Ибо он нашел, что они охвачены неутешной скорбью, поскольку они были лишены медоточивого языка Иоанна и божественных и духовных его наставлений. И сказал он им: «Братия! Я в сравнении с блаженным Иоанном таков, каков источник в сравнении с морем и ручей – с рекой. Ибо кто может быть подобным ему в проповеди?»

И вновь папа пишет императору Аркадию и Евдоксии следующее: «Я принял ваше усердие ради Господа, которое и вы показали ради имени Его, поэтому. освобожденные от священных уз, твердо приступите к Господним Таинам. Дайте предписание, чтобы имя Иоанна было вписано в священные диптихи. Ибо это является справедливым, чтобы не лишить Церковь достойного поминовения его имени. Сочтите достойным написать Феофилу, чтобы он был готов к готовящемуся по повелению Бога в Фессалониках, находящихся посредине между нами и восточными епископами, вселенскому собору. Ибо, если он является другом Божиим, я ради него приду на этот собор, расследуя то, как он жестоко и незаконно поступил с подвластными ему овцами, а также с епископом Иоанном и Исидором, священным странноприимцем александрийским, и другими подвижниками, и мы, имея власть первоверховного апостола Петра, научим его быть боголюбцем и не называться тем, чем он не является. Бог, чада, Да сохранит вас; я постоянно молюсь, чтобы вы были крепки, пребывая в Римском царстве, благодаря за все».

Призвав же Акакия и Севериана, папа; пристально посмотрев на них, охваченных страхом и обуреваемых многими помыслами, какой приговор он намеревается вынести против них, сказал: «Вы, низложив того святого славного мужа и вселенского учителя, возложили и вину за его низложение на свою собственную голову. Вы видите, что вы сделали, ибо эти слова, исполненные великого безрассудства, принесли и немалое наказание дерзнувшим так поступить по отношению к праведнику, восприняв образ мыслей диких волков».Они же молчали, ничего не отвечая в свое оправдание. И вновь он им говорит: «Бог, чада, если угодно Ему, еще простит вам грех ваш. Скажите же Феофилу: «Ты никоим образом не освобождаешься от сурового наказания и приготовься быть осужденным собором, оказавшись на нем по повелению Божию благодаря лишь собственной вине». Ибо это я написал и самому благочестивейшему императору Аркадию».

Император, получив письмо папы Иннокентия, очень обрадовался и поспешил исполнить его повеление и [содействовать] eгo заботе о созыве собора. И тотчас написал Феофилу следующее; «Ты привел в смятение все страны вселенной и, подготовив их иереев, ты захватил царство, не зная, что подлежишь и Божественной деснице, и нашему пленению, из которого невозможно тебе спастись ни по какому морю. Итак, намереваясь принять суд и приговор относительно того, на что ты дерзнул, будь готов быстро, раньше всех прибыть в Фессалоники, чтобы там, подвергнувшись суду вместе с твоими сообщниками, если что-то будет найдено, вы были бы, согласно канонам, низложены. Итак, повинуясь нашим приказам, не оказывая никакого сопротивления даже физическому принуждению, быстро покинув город Александрию, кратчайшим путем приди в указанный город, чтобы все, что тобой было незаконно совершено, Бог рассудил через нас»; Итак, Феофил, получив это приказание, почувствовал, что у него потемнело в глазах, и он посылает епископов вместе со своим племянником Кириллом1335 на Нитрийскую гору просить Исидора и тех монахов, которых он преследовал, составить посольство, чтобы ходатайствовать за него. Они же ответили им: «Возвестите ему, отцы, чтобы он не пребывал в нерадении: этому никогда не исполниться, ибо окончилось время жизни Иннокентия, и полностью кончается смута, Итак, не беспокоясь о теперешней печали, ты воспримешь суд Божий»1336. Услышав это, Феофил перестал тревожиться. Ибо спустя немного времени в согласии с пророчеством святых отцов умер папа Иннокентий. После же кончины папы Иннокентия было решено дело епископа Аттика, получившего престол после Арсакия, бывшего епископом до него. По этому поводу скорбели многие, а лишь немногие радовались, но все равно они были сильнее большинства. Ведь некоторые из них, которые и подчинили себе народ, и заставили его молчать, были из императорского двора.

 71. Видение епископа Адельфия. Адельфий же, епископ Арабисса1337, который в те времена принял в своем доме блаженного Иоанна в Кукузе, был мужем, имеющим дар чудотворений. Он имел к нему любовь и великое дерзновение. Услышав о кончине его, произошедшей в ссылке, он был невыносимо опечален, и его мучили помыслы, каким образом сей муж, вселенский учитель, украсивший проповедями Церковь Божию и возвеселивший народ, при попущении Бога окончил жизнь вдали от своего престола и, главное, в ссылке. Итак, он со многими слезами молил Господа показать ему, в каком положении [Иоанн] находится у Бога и пребывает ли он среди патриархов.

Итак, спустя долгое время, однажды когда он молился, то пришел в исступление и видит мужа благовидного, держащего его правую руку и возводящего его в светлое и славное место, показывая ему учителей Церкви. Когда он осмотрелся, как он рассказывал, чтобы увидеть того, о ком он думал, своего возлюбленного великого Иоанна, то не увидел его, ибо он показал ему всех, называя имя каждого, и, вновь держа его за руку, вывел из этого места; и он последовал за ним, будучи опечаленным, что не увидел блаженного Иоанна среди остальных отцов.. Итак, когда он шел, остановившийся у двери задержал его и сказал ему: «Что с тобой? Почему ты печалишься?» Итак, поскольку он не отвечал ему, он вновь говорит ему: «Никто, входящий сюда, не уходит опечаленным». Тогда говорит ему епископ: «Моя печаль заключается в том, что я не вижу среди учителей Церкви моего возлюбленного Иоанна, патриарха Константинопольского». Он же, отвечая, сказал ему: «Ты говоришь об Иоанне, провозвестнике покаяния?» Он говорит ему: «Да». Он же, отвечая, сказал: «Человек, находясь в теле, не может видеть его. Ибо он предстоит там, где находится престол Господа». Итак, вполне убедившись этим, Адельфий прославил Бога, открывшего ему эту тайну и претворившего его печаль в радость1338.

 72. Имя Иоанна вписано в диптихи. Небесные кары на его врагов. Западные епископы вступили в общение с епископами в Египте, на Востоке, на Босфоре и во Фракии не раньше, чем имя того блаженного Иоанна было поставлено в ряд с [именами] уже скончавшихся епископов, а Арсакия, бывшего после Иоанна, в согласии с повелением Иннокентия, они не удостоили [поминовения]; Аттик же, увидев, что Церковь раздирается из-за того, что те, которые имели общение с Иоанном, находились вне ее, приказал совершать его поминовение в молитвах1339, чтобы поступать по обычаю других епископов, находящихся в общении, и чтобы ради этого многие, получив надежду, пришли в церковь, Западные епископы приняли его, поскольку он вписал имя Иоанна в священные диптихи и часто бывал послом, нередко водворяя мир. Александр же, блюдущий престол Антиохии после Порфирия, жил в соответствии с архиерейским саном, проводя время до рукоположения во епископа на поприще подвига, и, долгое время подвизаясь, сделался доблестным подвижником, уча словом и словом же укрепляя жизнь. Он первый вписал славное имя Иоанна в церковные диптихи1340.

Но не подобает умолчать и предать забвению ужасные несчастья, произошедшие с составившими заговор против святого Иоанна, чтобы не думали многие, что они совершили что-то незначительное, но на примере того, что несправедливо произошло с подвижником Его Иоанном, показать долготерпение Божие и Его снисхождение, чтобы его, подобно благородному Иову, явить самым твердым и, наоборот, их – принявшими на себя временно бывшее воздаяние и вечное неотвратимое наказание. Ибо подвижник Аммоний1341 <…>

<...> Кирин же, епископ Халкидонский, на ногу которого нечаянно наступил Маруфа, епископ Месопотамский, пришел в столь плохое состояние, что поневоле началось гниение и пришлось отнять ногу; но произошло это не сразу, но ногу пилили много раз; ибо болезнь распространилась на все тело, так что и другую заболевшую ногу [пришлось] подвергнуть тому же самому. Ради чего мы вспоминаем об этом? Потому что многие говорили, что Кирин потерпел это из-за того, что возводил хулу на Иоанна1342, поэтому обычно его звали безногим, о чем я и раньше сказал.

Умножила речи об Иоанне и мучительная смерть императрицы Евдоксии. Ибо после того, как она заболела болезнью кровотечения1343, о чем мы сказали еще раньше, выведшей кровеносную жилу в ее естественные отправления, тело ее было снедаемо червями, как предсказали апостолы Петр и Иоанн славному Иоанну, когда он направлялся в ссылку. Хотя ее старались спасти многие врачи, они не могли вылечить болезнь. Ибо она распространяла такой запах, что не было возможности кому-либо перенести ее зловоние. Они желали победить исходящий от нее невыразимо ужасный запах при помощи изобилия ароматов, но не смогли. И сказала она врачам: «Почему вы не можете победить мою болезнь?» Они же остерегались ответить ей, зная, что болезнь неизлечима. Она, отвечая, говорит им: «Если вы не знаете причины, я вам скажу: эта болезнь ниспослана Богом из-за греха, который я совершила по отношению к епископу Иоанну, и, если οн не заступится за меня перед Богом, я не выздоровлю». Отягощенная болезнью и потерявшая надежду на выздоровление, она возвращает детям Феогноста их виноградник. И не только это, но и многим, по отношению к кому она поступила несправедливо, она вернула деньги и имущество1344. И император Аркадий, немного прожив после смерти святого Иоанна, достиг конца жизни1345, и воцарился вместо него Феодосий, сын его. Вскоре и Феофил, заболев из-за образовавшихся в организме камней, скончался1346, и взошел на престол Александрийской Церкви его племянник Кирилл.

73. Мощи святого епископа, умершего в ссылке, возвращены в Константинополь. Конечно, в скором времени останки блаженного Иоанна были перенесены и царствующий град1347. Ибо когда Прокл, епископ Кизика, по какой-то необходимости прибыл в Кοнстантинополь1348, то он, увидев, что многие отделились от Церкви из-за низложения Иоанна, спустя тридцать пять лет после его кончины1349 убеждает императора Феодосия1350 перенести мощи, похороненного в Команах, благоразумно утешив их в их скорби, происходящей от печали. Император же, послав войско, клириков, подвижническая жизнь которых была засвидетельствована, и некоторых из самых ревностных монахов, приказал им перенести мощи со всяческими почестями и благоговением, дав им и раку, достойную для погребения останков. Когда они прибыли в Команы, они перенесли честные и святые его мощи из гробницы, чтобы похоронить их, как повелел им император. Когда их несли, все, оказавшиеся в церкви, сбежались, чтобы поклониться ему. Был там один человек, которого в ногу укусила змея, и он был хромой; он постоянно пребывал в церкви в молитве. Итак, восстав, пошел и он со всеми для поклонения мощам. И, взяв малую частицу ткани от гроба, обернул ее вокруг хромой ноги, и тотчас выпрямилась нога его и стала здорова, словно никогда не болела, и он тогда, вбежав в церковь, бегал там, славя Бога, будучи подражателем хромого, некогда сидевшего у Красных ворот и исцеленного святыми апостолами Петром и Иоанном1351. Когда же люди из того места увидели произошедшее удивительное чудо, каждый оторвал [кусочек] от ткани, которая была на гробе, в котором находились святые мощи, и взял в качестве благословения и для исцеления больных. Принесли они и разноцветные ткани и облачили его. Собралась огромная толпа мужчин, женщин и детей, и они препятствовали посланникам императора увезти его, крича громким голосом и говоря: «Не допустим, чтобы того, кого Господь послал нам как спасителя и целителя, отняли у нас». Итак, когда произошло большое волнение среди них, воины и бывшие с ними, увидев это, объявили им постановление императора, которое содержало приказ, чтобы никто не дерзал мешать им нести блаженную скинию святого. Итак, им с большим трудом едва удалось убедить их позволить им взять его, и таким образом они принесли его в Константинополь. Прежде чем его принесли в город, толпа верных на лодках превратила море в сушу, покрыв проход в Пропонтиду светильниками1352. И когда наконец его святые мощи прибыли в город, пронесенные копьеносцами с великой почестью, то с великим почетом были помещены в гробнице церкви, носящей имя Апостолов. Итак, те, кто был отделен от Церкви, убежденные этим, присоединившись к ней. Произошло же это в шестнадцатый год правления императора Феодосия, двадцать седьмого января. Император же, приложившись ко гробу святого очами и лбом, принес молитву за случившееся, прося дать прощение согрешившим по неведению1353.

Когда же толпа разошлась, принесли какого-то человека, у которого болели руки и ноги и который долгое время не мог ходить и ничего не мог держать в руках, но провел большую часть жизни будучи носим и поворачиваем другими, ибо пальцы его ног и рук были вывернуты и голени были высохшими и тонкими словно тростник. Его положили рядом с гробницей святого, и он, охваченный верой, смотрел на него, крича и говоря со слезами: «Отче святой, посмотри на смирение мое и виждь скорбь мою и узы охватившей меня болезни; умоли обо мне Бога, Которому ты всяческим образом послужил, даровать мне исцеление». И, когда он это произнес, прикоснулся ногами и руками к гробнице с мощами, и в тот же час были исцелены ноги его. Восстав и став на них прямо, он протянул руки над гробницей и много раз целовал ее прося со слезами дать ему исцеление. Тотчас же руки его были исцелены, и пальцы были возвращены в первоначальное положение, и сделался он полностью здоровым, прославляя и славословя Бога и дар Его святого. И все, видевшие его так разом исцеленного, изумились, хваля и славя Бога.

 74. Упреки ответственным за смерть Златоуста. Заключительное прославление святого. Таково житие блаженного Иоанна, и таков, согласно написанному, его конец, и таковы бывшие против него козни. Тем же, кто совершил это в церкви, кто угодно справедливо скажет1354 <...>

<...> Ибо кто был таким, каким был блаженный сей учитель, толкователь, возница апостольской православной веры, учивший посту, возвещавший воздержание, низложивший гордость, прославивший смиренномудрие, убедивший людей оставить театры и Олимпийские состязания, прийти в церкви, забыть развратные и распущенные песни и выучить псалмы, гимны и Священное Писание? Ты превратил дома в церкви, сделав, благодаря псалмопению, дороги равными монастырям. Ты облачился во Христа, научив уста свои проповедовать Его заповеди. Сладость твоих слов наполнила вселенную. Во всю землю вышел голос их и в концах вселенной речи их (Пс. 18:4), Ты сделался заступником обиженных и провозглашен предстателем угнетенных. Ты был борцом за истину вплоть до смерти. Ты словно облекся в двойную правду1355. Ты привел в замешательство диавола, похитив его многочисленное сильное оружие. Ты обуздал неистовый блуд и вспугнул тайное блудодеяние. Ты низверг ереси и изгнал нечестие их, Ты привел великое множество ко Христу через веру и лишил силы триумфаторов-демонов. Ты был учителем, и своими трудами ты сотворил [других] учителей. Кто как подобает изъяснит твои добродетели? Он не имеет силы, не будучи в состоянии достойным образом сказать об этом. Воссияла твоя добродетель на небесах, словно солнце, являясь не только в мире, но и среди ангелов. Ты подражал апостолам в твоем благовестии. Ты обличал царей мудростью, и бедный народ благословил тебя. Ты был провозглашен знаменосцем и возлюбил нестяжание, не беспокоясь о временной жизни, а заботясь о будущей. Кто так нелицеприятен, как ты, в дерзновенном слове, обличая падших для обращения и спасения их души? Ты сражался ради веры и получил награду праведности ради твоих дел и чистого и безукоризненного твоего жития. Ты сплел себе неувядающие венцы благодаря твердости и напряжению в подвиге. Ты напитал всех людей, одних – через духовные беседы, других через их телесные нужды; ты одел нагих и согрел тех, кто находился в опасности от холода и льда, трудящихся ты упокоил, скорбящих утешил, одних освободил от горя и тяжелейшей бедности, подав им как помощь пищу, других избавил от бремени греха через свое духовное учение. Словно муж, ты хранил своим попечением вдов и заботился о сиротах, словно отец. Будучи кормильцем всех, ты всех исполнил своих благословений. Ты научил монастыри безукоризненному подвигу. Служащих в церкви ты сделал ангелами, предложив всем твердое стояние и чин церковный. Ты научил города быть благочестивыми и сделал философами не знающих грамоты. Ты наказал беззаконие и изгнал бесчинство. Тебя раздражали противные силы, воздвигая против тебя многие несчастья, чтобы низвергнуть тебя, столп веры. Им же это было на падение, когда ты воспевал вместе с пророком Давидом и говорил: Эти споткнулись и упали, мы же встали и распрямились (Пс. 19:9). Ты был явлен вторым Моисеем, изнурив на земле своим учением диавола, как тот войско фараона в Чермном море, вырвав от него множество и приведя ко Христу, всех подвигнув к желанию стяжать и проводить ангельское житие.

Таковы слова и дела мудрого вселенского учителя и светильника Церкви; таковы слова овцелюбивого пастыря к своему стаду, когда незаконное сборище восстало на него, желая низложить его с епископского престола; утешая народ и радуясь вере и успехам его, он видел свою славу в своем попечении о них.

О подвигах же святейшей памяти Вавилы, которые он совершил в жизни и даже после того, как он оставил жизнь в теле, красноречиво составил рассказ и весьма благочестиво написал сей священной и боголюбивой памяти священномученик Иоанн1356.

Но вспоминай и о нас, преданных твоей божественной любви, отче святой, предстоящий страшному и славному престолу Божию, прося у Него для нас прощения прегрешений и великой милости душам нашим, ибо Ему подобает слава, могущество и великолепие, всегда, ныне и во веки веков. Аминь.

* * *

1094

См.: Книги пророков Исаии, Иеремеии, Иезекеиля, Даниила, Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии, Аггея, Захарии,Малахии.

1099

Аркадий и Гонорей – сыновья императора Феодосия I (379–395). Аркадий (395–408) – император восточной части империи, Гонорей (395–423) – западной.

1100

Гергий Александрийский ошибается. Палладий был епископом Еленопольским, но после низложения св. Иоанна Златоуста он не возвратился в Еленополис. Как сторонник изгнанного святителя он был сослан в Сиену и только после смерти Феофила Александрийского был возвращен из ссылки и назначен епископом Аспуна Галатийского.

1101

Не вполне понятно, кого подразумевает автор, вероятно, Феофила Александрийского.

1102

Георгий Александрийский использует в своем сочинении творения самого св. Иоанна Златоуста, а так же «Церковную историю» блж. Феодорита Кирского.

1103

Имеются в виду устные народные предания или легенды.

1104

Скорее всего имеются в виду записанные легенды и рассказы о св. Иоанне Златоусте.

1105

Эти сведения заимствованы из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 241.)

1106

Сведения о том, что отец св. Иоанна Златоуста был воеводой, то есть военным губернатором, впервые появляются у Георгия Александрийского. В более ранних текстах они отсутствуют. Палладий пишет только о том, что Иоанн «происходил из семьи, выделяющейся своим благородным положением, находясь на службе у сирийского воеводы». (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 74.) Сократ сообщает лишь, что «отец его Секунд и мать Анфиса принадлежали к тамошнему благородному сословию». (См.: Сократ. Указ. соч. С. 241.) Созомен также не упоминает о Секунде как о военном губернаторе. То, что Георгий Александрийский называет отца Златоуста сирийским воеводой, следует отнести к характерной для него тенденции преувеличены с целью возвышения своего героя. Версии Георгия следуют более поздние агиографы, в том числе Симеон Метафраст. На самом деле Секунд был гражданским лицом. (См. прим. 111 к «Диалогу» Палладия.)

1107

Ошибка агиографа. Родители св. Иоанна были христианами. Об этом есть свидетельства самого св. Иоанна Златоуста. В словах «О священстве» Златоуст передает слова матери, и эти слова свидетельствуют о ее глубокой христианской вере. Сначала она говорит о тех опасностях, которые подстерегают молодую вдову, затем продолжает: «Однако же ничто из всего этого не заставило меня вступить во второй брак и ввести другого супруга в дом отца твоего; посреди смятений и беспокойств я терпела и не убежала из жестокой пещи вдовства; меня, во-первых, подкрепляла вышняя помощь, а затем немалое утешение в этих горестях мне доставляло то, что я постоянно взирала на твое лицо и видела в нем живой и вернейший образ умершего». (См.: Св. Иоанн Златоуст. О священстве / Творения. Т. 1. Кн. 2. С. 405.) Другое свидетельство Златоуста – его послание «К молодой вдове», где он свидетельствует о своей матери как о христианке. (См.: Св. Иоанн Златоуст. К молодой вдове / Творения. T. 1. Кн. 1. С. 367.)

1108

См.: прим. 117 к «Диалогу» Палладия.

1109

Скорее всего, имеется в виду наставник св. Иоанна в изучении Священного Писания. В ранних источниках не существует никакого упоминания о нем.

1110

Весь рассказ до конца третьей главы является агиографической легендой. Достоверных свидетельств исторических источников об этом эпизоде жизни святого не существует.

1112

По свидетельству самого св. Иоанна Златоуста, его отец умер сразу после его рождения. (См.: прим. 21.)

1113

Отсюда и до слов «нести благородно» – заимствование из 1 слова св. Иоанна Златоуста «О священстве». (См.: Св. Иоанн Златоуст. О священстве / Творения. T. 1. Кн. 2. С. 405.)

1114

Сведения о Ливании и Андрагафии заимствованы из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 241.)

1115

Не существует никаких свидетельств о пребывании молодого Иоанна в Афинах. По мнению издателя «Жития» Ф. Алкэна, вся эта глава является вымыслом агиографа. (См.: Douze réсіts... P. 78, n. 7.) Можно предположить, что на возникновение этого повествования оказало влияние «Житие Василия Великого», где рассказывается о его благочестивой жизни вместе с Григорием Богословом в Афинах. (См.: Житие св. Василия Великого / Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Минеях св. Димитрия Ростовского. Кн. 5. Ч. 1. M., 1993. С. 16–17.) Помимо этого, здесь нельзя отрицать определенной параллели с проповедью апостола Павла в Ареопаге. (См.: Деян. 17:15–34.)

1116

Персонаж неизвестный и, по всей вероятности, вымышленный. (См.: Douze récits... P. 78, n. 7.)

1117

Также неизвестный персонаж. (См.: Douze recits... P. 79, n, 7.)

1118

Разрушение Иерусалима было начато императором Becпaсианом и окончено императором Титом (69–70 гг.).

1119

Возможно, это место является отголоском того обстоятельства, что св. Иоанна Златоуста действительно хотели рукоположить во епископа в Антиохии, но он, сочтя себя недостойным, скрылся. Об этом нам св. Иоанн рассказывает в 1 слове «О священстве». (См.: Св. Иоанн Златоуст. О священстве / Творения. T. 1. Кн. 2. С. 406–407)

1120

Декан церковная должность, на которую избирались главным образом представители мирян. В обязанности деканов входила охрана храмов, они также были церковными тюремщиками. (См.: История Византии. T. 1. С. 158.)

1121

Возможно, имеется в виду антиохийский епископ Евагрий (388–392). (См. прим. 161 к «Диалогу» Палладия.)

1122

Отсюда и до слов «исход блаженного» заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 74.).

1123

О Феодоре и Максиме сообщает Сократ. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242.)

1124

О возведении Мелетием Антиохийским Василия в сан диакона сообщает Сократ. Сам св. Иоанн Златоуст не подтверждает этого: в словах «О священстве» он говорит о том, что Василий был рукоположен во епископа. (См.: Св. Иоанн Златоуст. О священстве / Творения. Т. 1. Кн. 2. C. 404–407.)

1125

О Василии также сообщает Сократ. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242.) Однако Сократ ошибочно считает этого Василия Василием Великим, епископом Кесарии Каппадокийской. Ошибка Сократа перешла в «Житие» Георгия Александрийского.

1126

Рассказ о дружбе с Василием, начиная со слов «ибо блаженный Иоанн», является непрямым заимствованием из слов «О священстве». (См.: Св. Иоанн Златоуст. О священстве / Творения. Т. 1. Кн. 2. С. 403–404.)

1127

С этих слов и до слов «это я подобное этому говоря ему, мать...» – заимствование из 1 слова «О священстве». (См.: Св. Иоанн Златоуст. О священстве / Творения. Т. 1. Кн. 2. С. 404–406.)

1128

Вся первая фраза абзаца является заимствованием из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242.)

1129

Заимствовано из «Церковной истории» Сократа. Однако Сократ говорит не о шести книгах, а просто о книге против иудеев. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242.)

1130

Со слов «побуждаемый совестью» и до слов «ближнего к городу монастыря» заимствованные из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 74.) У Палладия вместо «ближнего к городу монастыря» – «ближних гор».

1131

Не вполне понятно, откуда появляется это имя. Возможно, что оно содержалось в каком-нибудь утерянном источнике, но возможно также, что оно явилось плодом фантазии самого агиографа. (См.: Douze récits... P. 93, n. 15.) Баур предполагает, что этого наставника можно отождествить с Картерием, настоятелем одного Из антиохийских монастырей. (См.: Ваиr Ch. John Chrysostom and His Time. V. 1. P. 109–110.)

1132

Рассказ o явлении св. Иоанну Златоусту апостолов Петра и Иоанна, по всей вероятности, является агиографической легендой. Повествование о чудесном поставлении ими св. Иоанна на пастырское и проповедническое служение должно подчеркнуть его исключительность и избранность. (См.: Полякова C. В. Указ. соч. С. 258.) То, что святому являются именно апостолы Петр и Иоанн, не является случайностью. Апостол Петр, как получивший ключи от Царствия Божия (Мф. 16:19), символизирует священническую власть, а апостол Иоанн, написавший «В начале было Слово» (Ин. 1:1), – проповеднический дар.

1137

Взгляды св. Иоанна Златоуста на монашество находятся в следующих его творениях: «К Димитрию монаху о сокрушении» (после 375 г.), «К Стелехию о сокрушении» (после 375 г.), «К верующему отцу» (ок. 376 г.), «К враждующим против тех, которые привлекают к монашеской жизни» (ок. 376 г.), «К неверующему отцу» (ок. 376 г.), три слова «К Стагирию подвижнику». (См.: Соколов Л. В. Указ. соч. С. 48.)

1138

Повествования о чудесах св. Иоанна Златоуста носят характер легенды. Ни в одном из ранних житийных повествований о св. Иоанне Златоусте о них нет упоминаний. (См.: Ваиr Ch. Georgius Alexandrinus. P. 8; a также: Douze récits... P. 97, n. 16.) C другой стороны, рассказ o чудесах является обязательной нормой агиографического канона. (См.: Поляков C. В. Указ. соч. С. 258; Лопарев X. М. Указ. соч. С. 30–35.)

1140

Возможно, автор имеет в виду Феодора, будущего епископа Мопсуэстийского, бывшего другом молодости св. Иоанна Златоуста. О нем известно, что он решил оставить монашескую жизнь и вернуться в мир. Св. Иоанн Златоуст написал ему два увещания, прося его не изменять своему духовному призванию, что помогло Феодору преодолеть искушение. (См.: Св. Иоанн Златоуст; К Феодору падшему / Творения. T. 1. Кн. 1. С. 1–35; Он же. К тому же Феодору / Творения. T. 1. Кн. 1. С. 36–43.)

1141

Со слов «сражаясь с шипами сластолюбия» и до слов «от жизни в пещере» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 74.) Согласно логике Палладия, Златоуст удаляется в монастырь, поскольку он, будучи полон жизненных сил, стремился преодолеть некую страстность своей души. Монашеская жизнь св. Иоанна была подготовкой к будущему священническому служению. (См.: Соколов Л. В. Указ. соч. С. 68, 70.) После того, как он, новоначальный монах, приобрел достаточный опыт для отшельнической жизни, он удаляется в пещеру. В этом смысле следует и понимать слова Палладия о стремлении к неизвестности (δηλία). Интерпретацию Георгием Александрийским ухода Златоуста в пещеру следует объяснить перенесением на св. Иоанна Златоуста типологических черт, характерных для монашеского подвига. Мотив ухода из монастыря, где монах тяготится общением с многочисленными приходящими к нему людьми, является общим местом в агиографическом каноне. (См.: Лопарев Х. М. Указ. соч. С. 27.)

1142

Со слов «служа жертвеннику дважды по три года» и до слов «соли его жизни» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 74–75.)

1143

На самом деле слова «О священстве» св. Иоанн Златоуст написал в 390/391 г. в Антиохии. (См.: Kelly J.N.D. Op.cit. P. 83.)

1144

Πо словам Келли, послания «К Стагирию» действительно написаны в годы диаконского служения св. Иоанна Златоуста. (См.: Kelly J.N.D. Op. cit. P. 40.)

1145

Существует двенадцать слов «Против аномеев». (См.: прим. 29 к «Житию» Псевдо-Мартирия.)

1146

Имеются в виду творения св. Иоанна «Слово к жившим вместе с девственницами» и «Слово к девственницам, жившим вместе с мужчинами». О времени их создания см.: прим. 141 к «Диалогу» Палладия. Сведения о творениях св. Иоанна Златоуста во время диаконского служения Георгий Александрийский заимствовал из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242.)

1147

Со слов «когда Мелетий скончался» и до слов «целых трех лет» – заимствование из Сократа с небольшими дополнениями и изменениями. У Сократа читаем: «Потом, когда Мелетий скончался в Константинополе, куда приезжал для рукоположения Григория Назианзина, Иоанн оставил общество мелетиан и, прервав сношения с Павлином, целые три года провел в уединении...» (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242.) Георгий Александрийский не повторяет ошибки Сократа об общении св. Иоанна Златоуста с Павлином. Он следует за ним лишь в том, что святой удаляется из города. Мелетий Антиохийский скончался в Константинополе в 381 г., будучи председателем II Вселенского собора. Палладий ничего не сообщает об удалении св. Иоанна Златоуста из Антиохии после его кончины.

1148

Одним из дел, подлежащих рассмотрению II Вселенского собора, был вопрос о признании Григория Назианзина епископом Константинопольским. (См.: Болотов B. В. Указ. соч. Т. 4. С. 108.)

1149

Флавиан – преемник Мелетия Антиохийского, епископ Антиохийский с 381 по 404 гг. О рукоположении св. Иоанна Златоуста во пресвитера см. прим. 129 к «Диалогу» Палладия.

1150

Рассказ о явлении ангела епископу Флавиану и св. Иоанну Златоусту и обо всех событиях, предшествовавших хиротонии св. Иоанна, отсутствует в «Диалоге Палладия», «Церковной истории» Сократа, «Церковной истории» Созомена, «Церковной истории» Феодорита Кирского. Это повествование носит характер легенды. Согласно «Диалогу...», св. Иоанн Златоуст рукополагается во пресвитера после того, как он стал известен как наставник в слове Божием. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 44.) В этом вторит Палладию Псевдо-Мартирий Антиохийский. Он добавляет, что народ требовал у епископа рукоположения св. Иоанна. (См.: Псевдо-Мартирий Антиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 160.)

1151

См.: 1Цар. 17:49. Священное Писание указывает, что камней было пять (1Цар. 17:40).

1152

Об обстоятельствах пресвитерской хиротонии св. Иоанна Златоуста ранние источники молчат. Лишь Псевдо-Мартирий Антиохийский упоминает о том, что она была «славной». (См.: Псевдо-Мартирий Антиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 186.)

1153

Имеется в виду последование совершения Евхаристии, то есть приношения Святых Даров, после чего совершается таинство священнической хиротонии.

1154

Последнее предложение – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладuй Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 75.) У Палладия вместо «двенадцать лет» – «трижды по четыре года».

1155

Весь последний абзац заимствован из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242.)

1156

Эти слова являются свидетельством о том, как сохранялись творения св. Иоанна Златоуста.

1157

Эта беседа была произнесена в начале 386 г. сразу после пресвитерской хиротонии, совершенной епископом Флавианом. Георгий Александрийский говорит, что эта проповедь была сказана Златоустом много позже его хиротонии, поскольку первоначально он, по глубочайшему смирению, избегал публичных выступлений. Это находится в противоречии со смыслом и содержанием самой проповеди, так как в ней недвусмысленно указано Златоустом, что хиротония произошла только что. «Неужели истинно, что случилось со мной? – говорит Златоуст. Действительно ли совершилось то, что совершилось, и я не обманываюсь?.. Кто поверил бы тому, что днем, когда люди не спали и бодрствовали, смиренный и презренный юноша вознесся на такую высоту власти?» (См.: Св. Иоанн Златоуст. Беседа по рукоположении во пресвитера / Творения. T. 1. Кн. 2. С. 485.) В конце проповеди св. Иоанн просит молитв: «Помолитесь о ниспослании мне великой помощи свыше. Я нуждался в защите и прежде, когда жил сам по себе покойною жизнью; когда же я выведен на середину – не говорю как, человеческим ли содействием или Божественной благодатью; не рассуждаю с вами об этом, чтобы не сказал кто-нибудь, будто говорю притворно, – но когда я выведем и принял на себя это крепкое и тяжелое иго, то мне нужно много рук помощи, нужны бесчисленные молитвы, чтобы я мог в целости возвратить залог давшему его Владыке в тот день когда получившие таланты будут позваны и приведены и должны будут дать в них отчет». (Там же. С. 491–492.) В словах проповеди чувствуется непосредственное переживание только что произошедшего великого для человека события, которое вряд ли могло бы быть воспроизведено спустя длительный отрезок времени. Вообще следует отметить, что рукоположение св. Иоанна Златоуста во пресвитерский сан было совершено прежде всего для того, чтобы вручить ему служение проповедника. Как отмечал один русский патролог, пресвитерство было для Златоуста призванием на учительское поприще, и епископ Флавиан поставил своего ученика на должность пресвитера-проповедника. (См.: Малышевский. И. Указ. соч. С. 32–35.)

1158

Никаких конкретных сведений о том, что император Аркадий узнал о ев. Иоанне прежде, чем встал вопрос о преемнике покойного епископа Нектария и евнух Евтропий, который лично знал Златоуста, не указал на него императору, источники не сообщают. Палладий говорит, что идея о рукоположении св. Иоанна во епископа Константинопольского принадлежит евнуху Евтропию. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 75.) Сократ же свидетельствует только, что о Златоусте «распространилась молва как о человеке учительном и красноречивом». (См.: Сократ. Указ. соч. С. 240.)

1159

Об этом факте нет упоминания ни у Палладия, ни у Созомена, ни у Сократа.

1160

Об этих чудесах, сотворенных св. Иоанном Златоустом во время его пресвитерского служения в Антиохии, не упоминает ни один из ранних источников.

1161

Маркион – еретик-гностик, живший во II в. В своем лжеучении он отрицал Ветхий Завет. По словам B. В. Болотова, «маркионитство оказалось по своей церковной организации более, чем другие секты, устойчивым. ... B IV в. маркионитство составляло значительную силу не только на Востоке, но и на Западе». (См.: Болотов B. В. Указ. соч. Т. 2. С. 226–230.)

1164

Сведения о времени кончины епископа Нектария заимствованы у Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 240.)

1165

Со слов «Нектарий, епископ Константинопольский» и до слов «опытного в священстве» – заимствование из «Диалога...» Палладия, (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 44).

1166

Со слов «евнух Евтропий» и до слов «приготовляет императора» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 75.)

1167

Слова «чтобы не взволновать Антиохию» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 75.)

1168

Рассказ о мятеже в Антиохии вполне искусственно вставлен в текст Палладия между словами «взволновать Антиохию» и «комит, получив письмо...», Этим рассказом агиограф стремится подчеркнуть всеобычайную народную любовь к пастырю, и поэтому в отрывок, заимствованный у Палладия, он включает повествование о вспыхнувшем в Антиохии мятеже. Помимо того, что о мятеже ничего не говорит Палладий, на то, что его удалось избежать, указывает и Созомен. Говоря о действиях правителя Востока Астерия, которому было поручено увезти св. Иоанна из Антиохии, он пишет: «Хорошо, что вздумал он распорядиться этим делом прежде, чем узнали столь склонные к возмущению антиохийцы. Известно, что по своей воле она никак не отпустил бы Иоанна, пока не потерпели бы сами, либо не сделали бы чего другим». (См.: Созомен. Указ. соч. С. 549–550.) Естественно, можно предположить, что после того, как св. Иоанн был увезен из Антиохии, в городе могло возникнуть недовольство народа, что и нашло отражение в этом повествовании.

1169

Со слова «комит» и до слова «евнуху» – заимствование из «Диалога» Палладия, за исключением слов «получил письмо императора». (См. Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 75.)

1170

Эти слова не вполне согласуются со свидетельством Псевдо-Мартирия об отношении к св. Иоанну Златоусту в среде константинопольской знати. Он говорит, что возражающих против его хиротонии было много и среди лиц светских, и среди духовенства. (См.: Псевдо-Мартирий Антиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 187.)

1171

С этих слов и до слов «непреклонности в дерзновении» – заимствование из «Диалога» Палладия с небольшими изменениями. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 75.)

1172

С этого слова и до слов «Промыслом Спасителя» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 76.)

1173

Со слова «любил» и до слов «рукоположил его» – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 241.)

1174

Со слов «в епископский сан» и до конца главы – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 241.)

1175

Об этой беседе с императором не сообщают ни Палладий, ни Сократ, ни Созомен.

1178

См.: Еф: 4, 30, 26.

1179

1Тим. 3:2: «Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, страннолюбив, учителен».

1180

Это выражение приводит Иоанн Зонара в «Аналлах». (См.: Douze récits.... P. 131, n. 60.)

1181

От слов «приступает к управлению делами» до слов «к изобретателю обвинений» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 76–77.)

1182

Диавол (διάβολος) в переводе с древнегреческого – клеветник.

1183

Лк. 20:46: «Остерегайтесь книжников, которые любят ходить в длинных одеждах, и любят приветствия в народных собраниях, председания в синагогах и предвозлежания на пиршествах (πρωτοϰαϑεδρίας ν τάς ουναγωγας ϰαί πρωτοϰλισίας ν τος δεπνοις)».

1184

Эта фраза является непрямым заимствованием из «Церковной истории» блж. Феодорита. Ср.: «И такое попечение он имел не только о своем городе, но и о всей Фракии, которая разделена была на шесть епархий...» (См.: Феодорит. Церковная история. С. 204.)

1185

Рассказ о разрушении языческих храмов в Финикии является литературно обработанным заимствованием из «Церковной истории» блж. Феодорита Кирского. Блж. Феодорит говорит, что св. Иоанн «собрал пламеневших божественной ревностью подвижников и, уполномочив их императорскими указами, послал для сокрушения идольских капищ. <...> Деньги на издержки он брал у женщин, изобиловавших богатством и сиявших верою. Таким образом идольские капища он разрушил до основания». (См.: Феодорит. Церковная история. С. 205.)

1186

Под кельтскими народами имеются в виду готы. О миссионерской деятельности св. Иоанна Златоуста среди готов и других язычников см.: Ваиr Ch. John Chrysostom and His Time. V. 2. P. 392.

1187

Вновь литературно обработанное заимствование из блж. Феодорита. У Феодорита читаем: «Узнав, что некоторые алчущие скифы, стоявшие тогда лагерем при Истре, жаждут спасения, но не имеют никого, кто принес бы им воды, Иоанн отыскал мужей с ревностью к апостольским трудам и отправил их к скифам. Я читал послание, написанное им к анкирскому епископу Леонтию, в котором он извещал его об извращении фактов и просил послать людей, способных руководить ими». (См.: Феодорит. Церковная история. С. 205.)

1188

Леонтий, епископ Анкиры Галатийской, о котором как об одном из врагов св. Иоанна Златоуста говорят и Палладий, и Псевдо-Мартирий.

1189

См. прим. 75.

1190

Вся глава, кроме приведенного абзаца, является заимствованием из 5, 12, 13, 17 и 18 глав «Диалога» Палладия.

1191

Глава полностью заимствована из «Церковной истории» Сократа – кн. VI, г.гл. 4,11. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 242–243; 253–254.)

1192

Со слов «впрочем» и до конца предложения – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 243.)

1193

Блаженный Иннокентий папа Римский. (См. прим. 28 к «Диалогу» Палладия.) Высказывание, содержащееся в «Житии», свидетельствует о ромофильской позиции автора. На то, что автор «Жития» – приверженец Рима, обращает внимание Баур. (См.: Baur Ch. John Chrysostom and His Time. V. 1. P. XXXIV.)

1194

Co слова «каковы» и до слова «пользу» – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 243.)

1195

Подлинность рассказа о видении придверника Прокла не находит подтверждения в ранних источниках. Скорее всего, он является образным свидетельством необычайной любви св. Иоанна Златоуста к апостолу Павлу и его посланиям. Приведем несколько примеров, говорящих об этом. Например, в первой беседе «О перемене имен» св. Иоанн Златоуст пишет: «Вот почему я, оставив начало книги (Деяний. – А.Б.), спешу перейти к середине ее. Павел и любовь к Павлу заставили меня сделать этот скачок. Да, Павел и любовь к Павлу! Простите мне, а лучше не простите, а соревнуйте мне в этой любви. Кто любит нечистою любовью, тот имеет причину просить прощения; но кто любит такою (как я) любовью, тот должен красоваться ею, должен делать многих сообщниками этого расположения и в тысячах людей возбуждать подобную любовь». (См.: Св. Иоанн Златоуст. Беседа 1 о перемене имен / Творения. Т. 3. Кн. 1. С. 105.) В толковании на книгу Бытия Златоуст также выражает свое преклонение перед любимым апостолом: «Не одного ли с вами естества был блаженный Павел? Пламенею любовью к этому мужу: поэтому непрестанно обращаюсь к нему и, взирая на его душу, как на некий первообраз, удивляюсь в нем господству над страстями, высокому мужеству, пламенной любви к Богу и размышляю, как один человек по своему усердию приобрел всю совокупность добродетелей». (См.: Св. Иоанн Златоуст. Беседа II на книгу Бытия / Творения. Т. 4. Кн. 1. С. 89–90.) Рассказ о видении придверника Прокла также свидетельствует о том, что Иоанн Златоуст считался и с превзойденным толкователем посланий апостола Павла. Следует, однако, отметить, что толкования на большую часть посланий апостола Павла Иоанн Златоуст создал в Антиохии, а не в Константинополе, как это утверждается в этом «Житии». (См.: Ваиr Ch. John Chrysostom and His Time. V. 1. P. 288–289.)

1196

B предисловии на послание к римлянам св. Иоанн Златоуст говорил: «Я скорблю и сокрушаюсь тем, что не все знают этого мужа так, как должно знать, а некоторые находятся в таком неведении, что не знают ясно и числа его посланий». (См.: Св. Иоанн Златоуст. Предисловие к беседам на Послание к Римлянам / Творения. Т. 9. Кн. 2. С. 484.)

1197

Сократ не сообщает о том, что Прокл был келейником св. Иоанна Златоуста. Напротив, он говорит, что Прокл был секретарем епископа Аттика и сделал на этой должности большие успехи, так что Аттик вскоре возвел его в диаконский, а затем и в пресвитерский сан. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 304.)

1198

Это утверждение, в отличие от многих других, содержащихся в «Житии», согласуется со словами Палладия о необходимости анонимных обличений. «Если бы обвинения были произнесены частным образом в присутствии слуг, друзей или ближних, перед которыми трудно краснеть, равным образом был бы виноват говорящий дерзновенно, не узнав ни времени, ни места. Если же в церкви, подобно тому как на рынке, существуют похвалы для исправляющихся и порицания для нерадивых, почему мы сердимся на обвинения, обращенные к нам анонимно и для пользы?» (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 151.) То обстоятельство, что в одном литературном памятнике существуют противоречащие друг другу позиции, говорит о том, что агиограф опирался на различные источники, не всегда согласующиеся друг с другом.

1199

Этот патриций не известен по другим источникам. Вероятно, он либо вымышлен самим агиографом, либо он почерпнул сведения о нем из народных сказаний. (См.: Douze récits... P. 148, n. 41.)

1200

Силенциарий – одна из придворных должностей в Византийcкой империи. (См.: История Византии. Т. 1. С. 209.)

1203

Со слов «пока он был недоволен клиром» и до слов «нерасположение к нему воспламенилось еще больше» – заимствование им «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 243.)

1204

Со слов «возненавидевших его пастырей» и до слов «некоторых других царедворцев» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 78.) У Палладия – «мыслями наемных пастырей».

1205

Повествование о Евтропии заимствовано из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 243–244.)

1206

Имеется в виду право убежища, которым обладала Церковь. Епископы имели право ходатайствовать о тех, кто прибег под их защиту. (См. прим. 166 к «Диалогу» Палладия.)

1207

Сократ, а вслед за ним и Георгий Александрийский передают то предвзятое мнение, которое сложилось об этом слове Златоуста у его врагов.

1208

Арианский епископ Демофил был изгнан из Константинополя указом императора Феодосия I в 381 г., и арианам было запрещено иметь свои храмы в черте столицы. (См.: Постнов М. Э. Указ. соч. С. 386; Сократ. Указ. соч. С. 250.) Агиограф приписывает изгнание ариан св. Иоанну Златоусту с целью еще большего его возвышения.

1209

Императрица Евдоксия получила титул августы в 400 г.

1210

Со слов «ибо они» и до конца главы – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 250–251.)

1211

Повествование о Гайне с некоторыми изменениями заимствовано из «Церковной истории» блж. Феодорита Кирского. (См.: Феодорит. Церковная история. С. 206.) О требовании Гайны отдать ему один арианский храм в черте Константинополя сообщает также и Созомен. (См.: Созомен. Указ соч. С. 552–557.)

1212

Кельтами Георгий Александрийский называет готов. (См. прим. 100.)

1213

Псевдо-Мартирий Антиохийский подробно передает речь св. Иоанна Златоуста. (См.: Псевдо-Мартирий Антиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 205.)

1214

Имеется в виду св. Иоанн Златоуст. Рассказ о посольстве св. Иоанна Златоуста к Гайне заимствован из «Церковной истории» блж. Феодорита. (См.: Феодорит. Церковная история. С. 207.)

1215

С этих слов и до конца главы – несколько измененное заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 274.)

1216

Вся глава, за исключением приведенных отрывков, является заимствованием из 13, 14, 15 и 20 глав «Диалога» Палладия.

1217

Новатиане – последователи пресвитера Новатиана, отвергавшего возможность принятия в Церковь падших во время гонений. Новатианский раскол существовал до VII в. Одновременно со Златоустом в Константинополе был новатианский епископ Сисиний. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 263–264.)

1218

Четыредесятники – приверженцы малоазийской практики празднования Пасхи 14 нисана. После того, как I Вселенский собор положил конец пасхальным спорам, четыредесятники превратились в секту, просуществовавшую до V в. (См.: Болотов В. В. Указ. соч. Т. 2. C. 435.) Говоря о новатианах и четыредесятниках, агиограф имеет в виду, что св. Иоанн Златоуст противодействовал этим сектам во время поездки в Малую Азию.

1219

Со слова «Антиох» и до слов «вернулся в свой город» – заимствование из Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 233.)

1220

Со слова «Севериан» и до слов «с сирийским акцентом» – заимствование из Сократа. См.: (Сократ. Указ. соч. С. 253.)

1221

С этого слова и до слов «самому императору» – заимствование из Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 233.)

1222

Персонажи этого повествования Каллитропа, Павлакий и Фрументий неизвестны по другим источникам.

1223

Экскубиты – особый отряд императорской гвардии из исаврийцев, набранный императором Львом I. (См.: Иcтории Византии. Т. 1. С. 202.) В «Житии» Георгия Александрийского упоминание об экскубитах является явным анахронизмом.

1224

Вся глава, за исключением приведенного ниже отрывка является заимствованием из 4, 5 и 6 глав «Диалога» Палладия.

1225

Вся глава практически полностью является заимствованием из 6 главы «Диалога» Палладия и 9 главы «Церковной истории» Сократа.

1226

Большая часть этой главы, кроме приведенного отрывка, заимствована из 6–7 глав «Диалога» Палладия.

1227

Слова «они тотчас, взяв милоти» заимствованы из «Диалога». (См.: Палладий Еленопольский. Диалог. / Наст. изд. С. 83.)

1228

Подлинность приведенного ниже повествования о приходе изгнанных Феофилом Александрийским из Египта нитрийских монахов в Александрию и о народном восстании против Феофила Александрийского вызывает сомнение, поскольку находится в противоречии со свидетельством Исторических источников, и прежде всего Палладия. Палладий говорит о приходе монахов в Александрию но после того, как было совершено нападение на монастыри, а до этого, тогда, когда там укрылся Исидор Странноприимец, и Феофил приказывал изгнать наиболее авторитетных монахов, стоящих во главе монастырей горы и внутренней пустыни. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 81.) Таким образом, монахи отправились к епископу, чтобы узнать, за что они подвергаются таким гонениям. Не получив ответа, они вернулись в свои монастыри. Этот отрывок из «Диалога» включен в «Житие», и, таким образом, получается, что монахи приходили в Александрию дважды: первый раз – до нападения на монастыри, а второй – после. В рассказе Палладия не существует даже намека на народное восстание и гонение на Феофила. Напротив, Феофил, чувствуя свою полную безнаказанность, оскорбил и унизил монахов. Что касается того, что произошло после нападения на монастыри, то Палладий: говорит о том, что сам Феофил после этого удалился в Александрию, а монахи рассеялись по разным местам. (Там же.) Кроме того, вызывает сомнение тот факт, что Феофил мог страшиться префекта Александрии и скрываться от его гнева в потаенном месте. Известно, что Феофил, пользовался большим влиянием при дворе, поддержку которого он получал за взятки, и по большей части определял действия александрийских префектов. (См.: Гидулянов. П. В. Указ. соч. С. 562–563.)

1229

Имеется в виду нападение Феофила на монастыри Нитрийской горы с помощью военной силы, предоставленной префектом Александрии.

1230

Имеются в виду нитрийские монахи, обвиненные в ереси оригенизма. Об этом рассказывается во включенном в главу заимствование из Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 247–249.)

1231

Большая часть этой главы, за исключением приведенного отрывка, заимствована из 7 и 8 глав «Диалога» Палладия и 7 главы «Церковной истории» Сократа.

1232

После этих слов кончается заимствование из «Диалога» Палладия.

1233

Далее следует текст письма императора. В «Житии» Георгия Александрийского находятся пять писем, написанных от лица императора Аркадия, императрицы Евдоксии, императора Гонория, папы. Иннокентия, епископа Феофила. Баур утверждает, что источником, из которого были заимствованы тексты этих писем, является «Житие Иоанна Златоуста» Феодора Тримифунтского, в котором их содержится одиннадцать. Он считает, что эти письма были либо составлены самим Феодором, либо, в свою очередь заимствованы из какого-то более раннего источника. (См.: Baur Ch. John Chrysostom and His Time. V. 1. P. ХХХIII.)

1234

Между словами «Феофила» и «император» находится заимствование из «Диалога» Палладия.

1235

Далее следует переписка императора Аркадия с папой Иннокентием и императором Гонорием по поводу созыва собора для суда над Феофилом. Ни у Палладия, ни у Сократа, ни у Созомена не существует указания на то, что на этот собор были приглашены представители Рима.

1236

См.: прим. 147.

1237

Имеются в виду нитрийские монахи, прибывшие в Константинополь, где oни подали жалобы на действия Феофила Александрийского императору. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 86.)

1238

Пять западных епископов: Хроматий Аквилейский, Венерий Медиоланскнй, Эмилий Веневентский, Гавденций Брешийский и Кифигий, а также римские пресвитеры Бонифатий и Валентин упоминаются Палладием в начале 4 главы «Диалога». (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 69.) Однако Палладий упоминает о них в связи с так называемым римским посольством, посланным в Константинополь после второго низложения Златоуста с целью созыва вселенского собора, который должен был беспристрастно рассмотреть дело Златоуста. Перед нами пример того, как легенда, используя подлинный исторический факт, трансформирует его.

1239

Со слов «до Феофила дошел ложный слух» и до слов «низложить с престола» – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 251.)

1240

Этот отрывок – косвенное заимствование из «Диалога» Палладия; «Разве не было более понуждающим к ссоре то, – пишет Палладий, – что, обвинив его перед благочестивыми епископами, он сказал: “Брат Иоанн, заметил ли ты, что сделал я то или то?”, и что Иоанн, оправдываясь, ответил, что он не знает, о чем тот говорит?» (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 79.) Феофил обвинял св. Иоанна Златоуста, что тот принял в евхаристическое общение низложенных им нитрийских монахов. Св. Иоанн этого не делал. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 85.)

1241

Со слов «Феофил же послал» и до слов «против ариан» – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 251–252.)

1242

Св. Афанасий Александрийский, возглавивший борьбу с арианством.

1243

Фраза «Он подружился с Епифанием, блаженнейшим епископом Констанции на острове Кипр» – несколько измененное заимствование из Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 252.)

1244

Слова «мужем святым, возглавляющим церковь тридцать шесть лет, известным во времена Дамаса и блаженного Сирика» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 134.)

1245

Далее, до конца главы заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 252.)

1246

С начала главы я до слов «обыкновение проповедовать» – заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 252.)

1247

Такого закона в действительности не существовало. (См.: Douzt récits... P. 193, n. 89.)

1248

Из других источников о нем ничего не известно. (См.: Douze récits... P. 193, n. 90.)

1249

2Тим. 4:7: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил».

1250

Празднование Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня во времена св. Иоанна Златоуста совершалось на второй день после Пасхи. На 14 (27) сентября оно было перенесено во времена императора Ираклия. (См.: Филарет. (Гумилевский), архиеп. Историческое учение об отцах Церкви. M., 1996. Т. 2. С. 207, прим. 99.)

1251

Эти евангельские слова относятся к царю Ироду, по приказанию которого был казнен св. Иоанн Креститель. Агиограф намекает на аналогию между Иродом и безвольным императором Аркадием и императрицей Евдоксией и Иродиадой, которая заставила Ирода казнить Иоанна Крестителя. Св. Иоанн Златоуст уподобляется Иоанну Крестителю. Аналогия между Иоанном Крестителем и Иоанном Златоустом проводится в «Житии» Псевдо-Мартирия Антиохийского. (См.: Псевдо-Мартирий Антиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 180.) Эта аналогия свидетельствует о том, что данная параллель существовала в среде сторонников Златоуста, однако его врагами она использовалась для клеветы на святого, что нашло отражение в «Церковной истории» Сократа, выражавшего позицию партии противников Златоуста. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 260–261.) Таким образом точка зрения враждебной Златоусту партии косвенно оказывает влияние и на «Житие» Георгия Александрийского.

1252

Мартирии – храмы, выстроенные в честь мучеников. (См.: прим. 133 к «Диалогу» Палладия.)

1253

Глава полностью заимствована из 12 и 14 глав «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 254–255; 256–257.)

1254

Повествование о разговоре императрицы Евдоксии со св. Епифанием Кипрским противоречит историческим фактам, сообщенным Сократом. В легендарном повествовании включенном Георгием Александрийским в «Житие», св. Епифаний Кипрский ведет себя по отношению к св. Иоанну Златоусту очень благородно. Сократ, напротив, сообщает, что, прибыв в город, находящийся в юрисдикции другого епископа, он не только не вступает с этим епископом в общение но верит клевете на негo и обвиняет его в ереси, а также вопреки церковным канонам совершает богослужение на чужой канонической территории без благословения правящего епископа. По предположению Баура, легенда, включенная Георгием Александрийским в «Житии», возникла на Кипре, место почитания св. Епифания Кипрского. (См.: Baur Ch. John Chrysostom and His Time. V. 1. P. XXXIV.) Почитание св. Епифания не позволяет сознанию церковного народа допустить столь неправильного поведения святителя.

1255

Сократ так передает этот диалог между св. Иоанном Златоустом и св. Епифанием Кипрским: «Некоторые говорят, будто перед самым отплытием он так сказал Иоанну: “Надеюсь, что ты не умрешь епископом”, на что Иоанн отвечал: “ Надеюсь, что ты не достигнешь отечества». (См.: Сократ. Указ. соч. С. 256.) В версии Созомена позиция св. Епифания смягчена. Покидая Константинополь, он говорит провожающим его епископам: «Оставляю вам город и дворец и место действия, а сам удаляюсь и спешу, очень спешу». (См.: Созомен. Указ. соч. С. 587.) Таким образом, существует две версии отношения св. Епифания к св. Иоанну Златоусту. Одна, переданная Сократом, говорит о том, что св. Епифаний был враждебно настроен по отношению к св. Иоанну. Другая, версия Созомена, указывает на то, что св. Епифаний, увидев грязные интриги, плетущиеся вокруг св. Иоанна, предпочитает не принимать в них участия и покидает столицу. Позиция агиографа ближе к Созомену, чем к Сократу.

1256

Начало главы заимствовано из 15 главы «Церковной истоpии» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 257–258.)

1257

Отрывок, начинающийся со слов «готовит императора» до слов «он еще сохранял на него обиду» является дополнением Георгия Александрийского к тексту Сократа. Согласно Сократу, собор против Златоуста собирает император. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 257.) Георгий передает инициативу в руки императрицы.

1258

О сношениях императрицы с Феофилом Александрийским говорятся и в «Житии» Псевдо-Мартирия. «Вошедши в словесное общение и дав обещание той, которая в то время находилась у власти, что любым путем совершит его низложение, и получив ответ, что, сделав это, он не будет ни опозорен, ни когда-либо предан суду, сам переправляется на другой берег...» (См.: Псевдо-Mapmupuй Антиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 201.)

1259

Продолжение заимствования у Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 257.)

1260

Слова «сокровищами Египта и самой Индии» заимствованы из Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 87.) Далее, до слов «когда все собрались в Константинополе» – заимствование из Сократа, которое мы пропускаем. (См.: Сократ.. Указ. соч. С. 257.)

1261

Приведенная Георгием Александрийским проповедь – скорее всего отголосок инсинуаций врагов св. Иоанна Златоуста, о которых говорит Палладий. «Ведь оскорблением величества была клевета oб императрице, поскольку они донесли, что Иоанн назвал ее Иезавелью». (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 92.) Таким образом, влияние слухов, распускаемых противной Златоусту партией, нашло отражение в легенде, включенной Георгием Александрийским в «Житие», на что обратил внимание Ф. Оммеслеге. (См.: Ommeslaeghe F. van. Jean Chrysostome et l’impératrice Eudoxie. P. 158–159.)

1263

Далее заимствование из Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 87.)

1264

Далее, до конца главы, заимствование из Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 87.)

1265

Глава практически полностью заимствована из 8 и 9 глав «Диалога» Палладия и 13 – 16 глав «Церковной истории» Сократа.

1266

Глава заимствована из 1, 3 и 13 глав «Диалога» Палладия. В отрывках, которые заимствованы из «Диалога», идет речь о событиях, произошедших после окончательного изгнания св. Иоанна Златоуста из Константинополя. Они датируются июнем-июлем 404 г. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 63–70.) Георгий Александрийский относит их ко времени собора «у Дуба».

1267

За исключением начальных строк: «Тогда Феофил, получив послания и прочитав их, не захотел писать блаженному Иннокентию, но начал расследование хиротонии Ираклида, рукоположенного Иоанном в Эфесе», глава заимствована из 9 главы «Диалога» и 17 главы «Церковной истории» Сократа.

1268

Имеется в виду Феофил Александрийский.

1269

Причину возвращения св. Иоанна Златоуста из первой ссылки разные источники объясняют по-разному у Сократ видит ее в народных волнениях. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 258–259.) Блж. Феодорит говорит о величайшем землетрясении в Константинополе. (См.: Феодорит. Церковная история. С. 208). Палладий объясняет причину быстрого возвращения св. Иоанна таинственным происшествием в спальне императрицы. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 92.) Псевдо-Мартирий конкретизирует информацию Палладия: вскоре после изгнания Златоуста из Константинополя у императрицы произошел выкидыш, что она расценила как проявление гнева Божия за изгнание св. Иоанна, и повелела вернуть его. (См.: Псевдо-Мартирий Антиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 213.) Согласно «Житию» Георгия Александрийского, причиной возвращения Златоуста яз ссылки было недовольство императора Западной части империи Гонория ссылкой св. Иоанна. Гонорий пишет Аркадию письмо с порицанием его действий, и Аркадий начинает искать способ возвращения св. Иоанна. Это повествование заключает в себе некоторое противоречие: сначала агиограф сообщает, что Аркадий, разгневавшись на проповедь Златоуста против императрицы, приказывает собрать против него собор, а затем говорит, что император знал о том, что Златоуст был оклеветан и неправедно осужден Феофилом. Таким образом, либо агиограф сознательно хочет показать, что император Аркадий был совершенно безвольным человеком – этот тезис вызывает сомнение, либо он некритически соединяет противоречащие друг другу повествования.

1270

Слова «из-за некоего происшествия в императорской спальне» заимствованы у Палладия. (См.: прим. 183.)

1271

О волнении народа из-за ссылки св. Иоанна сообщает Сократ. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 258.)

1272

Далее до конца главы заимствование из «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 259–260.)

1273

Глава практически полностью, за исключением приведенных отрывков, заимствована из 17 главы «Диалога» Палладия.

1274

Речь идет о нитрийских монахах, низложенных Феофилом по обвинению в оригенизме.

1275

Писем св. Иоанна Златоуста к Олимпиаде из ссылки насчитывается семнадцать. (См.: Св. Иоанн Златоуст. Письма к Олимпиаде, 1–17 / Творения. Т. 3. Кн. 2. С. 565–650.)

1276

Глава заимствована из 18 главы «Церковной истории» Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 260–261.)

1277

Глава заимствована из 9 главы «Диалога» Палладия.

1278

Глава заимствована из 9 главы « Диалога» Палладия.

1279

Глава заимствована из 9 главы «Диалога» Палладия и 18 главы «Церковной истории» Сократа.

1280

Глава заимствована из 9 главы «Диалога» Палладия.

1281

Глава заимствована из 9 главы «Диалога» Палладия, за исключением приведенного отрывка.

1282

Имеется в виду Никео-Константинопольский Символ веры.

1283

См. прим. 75.

1284

См. прим. 131.

1286

Глава заимствована из 10 главы «Диалога» Палладия и 18 главы «Церковной истории» Сократа.

1287

Глава, за исключением приведенного отрывка, заимствована из 9 и 20 глав «Диалога» Палладия.

1288

В действительности Адельфий был епископом Арабисса с 451 по 458 гг. Сказание о жизни св. Иоанна Златоуста в доме Адельфия находится в «Луге духовном» Иоанна Мосха. По предположению Баура, Иоанн Мосх заимствовал этот рассказ у Георгия Александрийского. (См.: Baur Ch. John Chrysostome and His Time. V. I. P. XLI.) Сам св. Иоанн Златоуст в 13 письме к диакониссе Олимпиаде говорит о том, что остановился в доме человека по имени Диоскор. (См.: Св. Иоанн Златоуст. Письмо 13, к Олимпиаде / Творения. Т. 3. Кн. 2. С. 636.)

1289

Издатель текста «Жития» Франсуа Алкэн полагает, что «вся эта глава не имеет иного источника, кроме воображения Георгия Александрийского». (См.: Douze récits... P. 237, n. 2.)

1290

Ο миссионерской работе св. Иоанна Златоуста во время его жизни в ссылке свидетельствуют Палладий и Созомен. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 104; Созомен. Указ. соч. С. 605.)

1291

Ни в одном из ранних источников не упоминается об этом чуде.

1293

Этот факт не находит никакого подтверждения в ранних источниках.

1294

По поводу рассказа о переводе св. Иоанном Златоустом Священного Писания Баур замечает: «Действительно, перевод Библии на армянский язык начинается в первой половине V в. и был сделан с греческого языка при содействии греческого переводчика. То, что этим переводчиком был св. Иоанн Златоуст, сосланный во Вторую Армению, насколько я знаю, утверждается только Георгием Александрийским. Около 404 г. Месроп основал армянскую письменность. Этот год признается годом рождения армянской литературы». (См.: Baur Ch. John Chrysostom and His Time. London, 1960. P. 393, n. 3.)

1295

Далее, до слов «a вот это мы написали...», следует заимствование из 20 главы «Диалога» Палладия (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 159.)

1296

Главы, за исключением приведенного отрывка из 62 главы, заимствованы из 3, 9, 15, 16 глав «Диалога» Палладия и 20 главы «Церковной истории» Сократа.

1297

Имеются в виду Акакий Верийский и Антиох Птолемаидский.

1298

Известны несколько указов, изданных константинопольскими властями против сторонников св. Иоанна Златоуста: первый из них был издан в начале лета 404 г., два других – 29 августа и 18 ноября того же года. (См. прим. 52, 54 к «Диалогу» Палладия.)

1299

Палладий сообщает, что это были за люди, Он говорит об «исходе» из Константинополя сторонников св. Иоанна, которые бежали в Рим. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 64–67.) Выше (гл. 61) Георгий приводит эти главы Палладия. Таким образом, об одном и том же событии Георгий Александрийский рассказывает дважды: один раз словами, заимствованными у Палладия, а другой – используя легендарное повествование.

1300

Имеется в виду сильное землетрясение, произошедшее после первой ссылки св. Иоанна Златоуста.

1302

В «Житии» Псевдо-Мартирия Антиохийского есть сравнение императора с Адамом, а императрицы – с Евой. (См.: Псевдо-Мартирий Антиохийский. Житие... / Haст. изд. С. 221.) Ф. Оммеслеге, говоря о слухах, существовавших в Константинополе вокруг имени св. Иоанна, упоминает и этот. (См.: Ommeslaeghe F. Jean Chrysostomе et l’impératrice Eudoxie. P. 153.) Возможно, что эта молва сохранилась в народной памяти и нашла свое выражение в легенде о святом, которая послужила источником Георгию Александрийскому.

1303

Начиная с этих слов текст письма императора Гонория, приводимый Георгием Александрийским, по содержанию весьма близок к тексту, приводимому Палладием. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 68.) Однако у Палладия отсутствуют слова о необходимости их извержения из Церкви и предания смертной казни».

1304

Сторожевая крепость в проливе Дарданеллы.

1305

Очевидно, что исторической основой этого повествования является рассказ Палладия о римском посольстве. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 69–70.) Ранее мотивы этого рассказа появлялись в повествовании о соборе «у Дуба» при упоминании имен римских епископов, которые должны были прибыть в столицу для участия в соборе. (См. прим. 152.) В отличие от рассказа Георгия Александрийского, Палладий говорит, что члены посольства были задержаны вблизи Константинополя в предместье Виктора начальником гавани, а затем к ним явился нотарий Патрикий, а вслед за ним – офицер Валериан Каппадокиец. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 69.) Палладий ничего не сообщает об участии императрицы Евдоксии в аресте послов, он говорит лишь, что римские епископы не знали, от кого исходил приказ об их задержании, вероятно, имея в виду императора Аркадия. (См.: Dialogue. Т. 1. Р. 88, n. 2.)

1306

Палладий сообщает, что Гонорий пишет Аркадию в третий раз. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 68.) См. также прим. 70, 72 к «Диалогу» Палладия.

1307

Глава полностью заимствована из 3 главы «Диалога» Палладия и 19 главы «Церковной истории» Сократа.

1308

За исключением приведенного отрывка, глава полностью заимствована из 3 и 4 глав «Диалога» Палладия.

1309

Имеются в виду западные епископы, посланные императором Гонорием и папой Иннокентием в Константинополь.

1310

Слова «спустя четыре месяца <...> вернулись в Рим», а также, «что произошло с Дмитрием, Кириаком, Эвлисием и Палладием, посланными с ними из Рима», а также, «что произошло с блаженным Иоанном» явно имеют своим источником 4 главу «Диалога» Палладия. Палладий сообщает, что «отправившись в Константинополь <...> они через четыре месяца вернулись». Конец же этой главы такой: « Больше они ничего не могли сказать, ни о судьбе епископа Иоанна, ни где находятся Димитрий, Кириак, Эвлисий и Палладий, посланные в посольство вместе с нашими епископами». (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 69–70.)

1311

С этих слов и до слов «в той стране» – заимствование из «Диалога» Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 103.)

1312

Адельфий не упоминается Палладием. Это вставка Георгия Александрийского. Об Адельфии см. прим. 202.

1313

См.: Св. Иоанн Златоуст. Слово к тем, которые соблазняются происшедшими несчастиями, а также о гонении и бедствии народа и многих священников, о непостижимом и против иудеев / Творения. Т. 3. Кн. 3. С. 497–549.

1314

Св. Иоанн Златоуст. Письмо к епископу Кириаку, находящемуся также в изгнании, а также комментарии к письму. (См.: Св. Иоанн Златоуст. Письмо к епископу Кириаку, находящемуся также в изгнании / Творения. Т. 3. Кн. 2. С. 724–729.) Это письмо, по всей вероятности, не подлинно и представляет собой компиляцию из других творений св. Иоанна. Содержание письма резко отличается от всех других творений святого. О компилятивном характере письма к Кириаку говорит и Ф. Оммеслеге. (См.: Ommeslaeghe F. Jean Chrysostome et l’impéralrice Eudoxie. P. 157.)

1315

См.: Св. Иоанн Златоуст. Письмо к пресвитеру Констанцию / Творения. Т. 3. Кн. 2. С. 794–795.

1316

См.: прим. 189.

1317

Имеются в виду следующие слова апостола Павла: «Так и Господь повелел проповедующим евангелие жить от благовествования. Но я не пользовался ничем таковым» (1Кор. 9:14–15). Далее следует отрывок, заимствованный у Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 104.) В этом отрывке речь идет о решении сослать св. Иоанна в Питиунт.

1319

Согласно приведенному повествованию, императрица Евдоксия к моменту кончины св. Иоанна Златоуста, то есть к сентябрю 407 г., была жива. Ha самом дело она умерла в октябре 404 г. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 262.)

1320

Далее следует заимствование из Палладия, в котором описывается кончина св. Иоанна Златоуста. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог.... / Наст. изд. С. 105–106.) В текст Палладия включена фраза, заимствованная из «Церковной истории» блж. Феодорита Киpcкoгo: «Человеколюбивый Бог не допустил победоносного подвижника вселить в то скопище». (См.: Феодорит. Церковная история. С. 208.)

1321

Приведенный ниже отрывок является вставкой Георгия Александрийского в заимствованный им текст «Диалога» Палладия.

1322

Далее следует продолжение заимствования из Палладия.

1323

С этих слов и до слов «но не разделило» – заимствование из «Церковной истории» блж. Феодорита Кирского. См.: Феодорит. Церковная история. С. 208.

1324

Римская Церковь разорвала евхаристическое общение с Константинополем и теми Церквами, которые находились с ним в общении.

1325

С этих слов и до слова «расследование» – заимствование из Палладия. (См.: Палладии Еленопольский, Диалог... / Наст. изд. С. 170.)

1326

См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 105.

1330

Римские епископы, участвовавшие в посольстве, не были заключены в крепости и тюрьмы, а отправлены обратно и Рим. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 69–70.) Аресту и ссылкам подверглись восточные епископы – сторонники Иоанна Златоуста.

1331

Эти слова в очередной раз свидетельствуют о ромофильской позиции Григория Александрийского, для которого Римский папа является eріscopus unіversalis. (См.: Болотов B. В. Указ. соч. Т. 3. С. 273.)

1332

О событиях, рассказанных в этой и в двух последующих главах, не упоминает ни один из ранних источников. Историческим ядром этого повествования можно считать историю обращения св. Иоанна Златоуста к папе Иннокентию с просьбой о помощи, когда папа, признав правоту Златоуста, сделал все от него зависящее для восстановления справедливости. Вероятно, версия «Жития», представляющая папу как верховного судью и карателя врагов св. Иоанна Златоуста, и появилась вследствие того, что папа сделал попытку спасти св. Иоанна. Однако в действительности он не был столь всесилен.

1333

Эти слова схожи со словами «Диалога». Палладий рассказывает, как епископы приходят к императору и говорят: «На нашей голове низложение Иоанна. Не щади одного человека, не пощадив всех нас». (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 99.)

1334

Имеется в виду Прокл, нареченный епископ Кизический, будущий архиепископ Константинопольский. То, что рассказано о Прокле в этой главе, носит легендарный характер. Сократ сообщает, что при жизни епископа Аттика Прокл был сначала диаконом, а затем константинопольским пресвитером. Во епископа Кизического Прокл был рукоположен преемником Аттика на константинопольской кафедре епископом Сисинием уже после смерти Аттика. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 304.) Чисто хронологически Прокл никак не мог в качестве епископа причастить императора с императрицей. Возможно, в данном случае рассказ о Прокле – отголосок того, что он в качестве нареченного епископа Кизического проповедовал в Константинополе. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 293. )

1336

Имеется в виду близкая кончина Феофила Александрийского, последовавшая в 412 г.

1337

О епископе Адельфии см. прим. 202.

1339

Имя св. Иоанна Златоуста было восстановлено в диптихах Константинопольской Церкви под давлением народа в 417 г. епископом Аттиком. (См.: Болотов Β. В. Указ. соч. Т. 4. С. 174.) О том, что Аттик внес в церковные диптихи имя св. Иоанна Златоуста, сообщает и Сократ. «Зная о разделении Церкви, – пишет он, – поскольку иоанниты собирались вне ее, он приказал поминать в молитвах Иоанна, подобно тому как делается поминовение и о других усопших епископах, в той надежде, что через это многие возвратятся в Церковь». (См.: Сократ. Указ. соч. С. 290.)

1340

Александр Антиохийский внес имя Златоуста в церковные диптихи в 414 г. Именно он, отправившись в Константинополь вдохновил народ требовать восстановления имени Златоуста в диптихах. (См.: Карташев А. В. Указ. соч. С. 184–185.) Рассказ о внесении в диптихи имени св. Иоанна Златоуста с некоторыми изменениями заимствован Георгием Александрийским из «Церковной истории» блж. Феодорита Кирского. (См.: Феодорит. Церковная история. С. 208–209.)

1341

Далее следует заимствование из Палладия. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 139–140.)

1342

Приведенный отрывок о Кирине заимствован из Сократа. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 262.) Палладий упоминает о болезни Кирина, не называя его пишет: «Еще у одного, пока он был еще жив, в течение трех лет понемногу отсекали ноги до колен», (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 140.) См. также прим. 19 к «Житию» Псевдо-Мартирия Антиохийского.

1343

Псевдо-Мартирий Антиохийский говорит, что причиной болезни императрицы были неудачные роды. (См.: Псевдо-Мартирий Аитиохийский. Житие... / Наст. изд. С. 234–236.)

1344

Версия смерти императрицы Евдоксии в «Житии» Георгия Александрийского непоследовательна и противоречива. С одной стороны, под влиянием болезни Евдоксия сознает свою вину, раскаивается в грехах. вернув имущество тем, у кого она его отняла, и тем самым искупи свою вину перед св. Иоанном Златоустом. Но он, с другой стороны, не прощает и не исцеляет ее. В легенде о смерти императрицы сделана попытка соединить несоединимое: праведный гнев Божий и наказание Евдоксии и ее покаяние и восстановление ею справедливости по отношению к тем, кого она обидела. Св. Иоанн Златоуст представлен здесь жестоким и лишенным милосердия, и это находится в русле той трактовки образа св. Иоанна, которая появляется как в случае с затворением Златоустом церковных врат перед императрицей, так и в случае с той проповедью, в которой он сравнивает ее с жестокой Иезавелью. Вся линия взаимоотношений Златоуста и императрицы в «Житии» показывает его суровым, жестоким и непримиримым в большей степени, чем кротким и милосердным, что созвучно с позицией его врагов.

1345

Император Аркадий умер в 408 г.

1346

Смерть Феофила последовала в 412 г.

1347

О перенесении мощей св. Иоанна Златоуста см.: Феодорит. Церковная история. С. 209–210, а также Сократ. Указ. соч. С. 306.

1348

Прокл был возведен в сан епископа Константинополя по воле императора Феодосия II ок. 437 г. Он занимал церковную кафедру столицы до 448 г. (См.: Сократ. Указ. соч. С. 303–304.)

1349

Мощи св. Иоанна Златоуста были перенесены в Константинополь в 438 г. Сократ сообщает: «Прокл своим благоразумием утешал и возвратил в Церковь тех, которые отделились от нее по случаю низвержения епископа Иоанна.... Прокл убедил царя в тридцать пятый год по низложении Иоанна перенести его в Константинополь и с великой честью при всенародном торжестве положил в церкви соименной Апостолам. Этим отделившиеся приверженцы Иоанновы были тронуты и присоединились к Церкви». (См.: Сократ. Указ. соч. С. 306.)

1350

Имеется в виду Феодосий II, сын императора Аркадия.

1352

Эта фраза с небольшими изменениями заимствована из «Церковной истории» блж. Феодорита Кирского. (См.: Феодорит. Церковная история. С. 209–210.)

1353

Последняя фраза также с небольшими изменениями заимствована из «Церковной истории» блж. Феодорита Кирского. (См.: Феодорит. Церковная история. С. 210.)

1354

Далее следует заимствование из Палладия, содержанием которого является прославление святого. (См.: Палладий Еленопольский. Диалог... / Наст. изд. С. 170.)

1356

Абзац, начинающийся со слов: «О подвигах» и кончающийся словами «священномученик Иоанн», но всей вероятности, является вставкой в текст «Жития», сделанной каким-то почитателем св. Вавилы. Обращает на себя внимание титул «священномученик», данный Златоусту. (См.: Douze récits... P. 285, n. 186.)


Источник: Древние жития Святителя Иоанна Златоуста : тексты и комментарий / [общ. ред. А. И. Сидорова ; пер., вступ. ст., коммент.: А. С. Балаховская]. - Москва : Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Ун-т, 2007. - 523, [3] с. : ил. ISBN 978-5-7429-0267-6.

Комментарии для сайта Cackle