архиепископ Алексий (Дородницын)

О возрождении крещением

Содержание

Вместо предисловия I. Место св. крещения в деле спасения человека, по учению Иисуса Христа и Апостолов II. Аналогия между Иисусом Христом и Адамом III. Возрождение, рождение от воды и Духа IV. Возрождение младенцев святым крещением V. Значение обрезания в жизни евреев, как избранного народа Божия VI. Апостольское учение о благодати крещение А) по I-му посланию к Коринфянам В) по посланием к Римлянам и Колоссянам С) по посланию к Галатам D) по посланию к Ефесянам Е) по прочим посланием ап. Павла и соборным VII. О благодати Крещения по притчам Спасителя VII. Опровержение возражений VIII. О предопределены и отношении его к возрождению Крещением Ветхий Завет Новый Завет IX. Оправдание верою и отношение его к возрождению крещением X. Нравственное приложение догмата о возрождении Крещением XI. Краткое повторение вышесказанного и заключение  

 

Вместо предисловия

В самом начале моей полемической деятельности против баптистов в должности противосектантского миссионера (1886 по 1900 г.г.) у меня созрело твердое намерение дат православной полемической литературе сочинение по вопросу о крещении младенцев против баптистов. В полемике с этими сектантами догмат о крещении младенцев является основным пунктом, который отрицается сектантами и на котором должно быт сосредоточено особое внимание православного апологета. В самом деле, баптисты (или анабаптисты – у католиков) потому и «баптисты», что отрицают крещение младенцев, как не действительное, и перекрещивают всех вступающих в их секту. Опровергнут заблуждения баптистов в этом вопросе, это значит разрушить всю систему баптизма в самых ее основах. Естественно, что все удары православных полемистов должны направляться в эту именно сторону. В свое время я обращался с просьбой к некоторым преподавателям духовных семинарий взят на себя труд составления такого сочинения, а когда был ректором Казанской духовной академии (1905–1912 г.г.) предлагал некоторым профессорам ее взяться за my-же работу, но мои попытки остались тщетными. Теперь, когда я чувствую, что дни «странствования моего на земле» близятся к концу, я решил объединит в одном очерке все то, что мне приходилось читать и слышать от других полемистов по вопросу о крещении младенцев против баптистов. Сюда вошли мысли из святоотеческих творений, сочинений православных и западных преимущественно англиканских богословов. Из числа последних могу назвать:

Kemmler. Der Kindertaufe Recht und Kraft. Stuttgart. 1890.

Fillers. Das neue Testament und die Taufe. Giessen. 1890. Greenwald E. The baptism of Children. Filadelphia. 1875.

Sadler. The Second Adam and the new birth. London. 1899, – сочинение давшее мне много ценных мыслей по вопросу о возрождении крещением.

Climent R. Etude biblique sur le bapteme du le pedobaptisme et I’ Eglise. Loosanne. 1857.

Weber A. Le saint bapteme. Paris. 1881.

В заключение выражаю мое глубокое желание, чтобы этот кардинальный вопрос в противобаптистической полемике получил дальнейшую разработку в нашей православной богословской литературе.

Архиепископ Алексий

Флорищева пустынь

Владимирской епархии,

30-го июля 1916 г.

I. Место св. крещения в деле спасения человека, по учению Иисуса Христа и Апостолов

Предвечное Слово Бога Отца, Сын Божий, воплотился, чтобы быть нашим Вторым Адамом. «Первый человек из земли перстный; второй человек Господь с неба» (1Кор.15:41). Он положил начало новому человечеству: «кто во Христе, тот новая тварь» (2Кор.5:17). – «Во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь» (Гал.6:15). Для сего Он принял на себя человеческую плоть, кроме греха, жил на земле безгрешно, умер и воскрес. Он в преизбытке получил дары Св. Духа, чтобы освятить братий Своих. «Освящающий и освящаемые – все от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: «возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя» (Евр.2:11–12; сн. Рим.8:9). Религия, которую Господь наш Иисус Христос принес на землю, есть религия духовная не в том, конечно, смысле, как это понимают, так называемые, духовные христиане, т. е. как религия, чуждая всякой обрядности, но в том, что религия Христа требует сердечной проникновенной веры в Бога, смиренного повиновения воле Его и сознательного служения Ему: «Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин.4:24).

Но замечательно, что, так сказать, во главу угла Своей духовной религии воплотившаяся Премудрость, Господь наш Иисус Христос, полагает акт, который нельзя назвать только духовным, так как он настолько же относится к нашему телу, как и к душе. Посылая, после Своего воскресения, учеников на проповедь, Господь наш Иисус Христос условием вступления в Его Царство ставит не только веру, но и акт чисто внешний – крещение. Он говорит, что спасется не тот, кто только «будет веровать», но присовокупляет: «и крещен будет» (Мк.16:16). Должно при этом принять во внимание то, что Иисус Христос дает эту заповедь при обстоятельствах особенно торжественных: Он дает ее, как последнее завещание Своим ученикам пред Своим вознесением на небо, когда Он должен был оставить землю – место Своего уничижения. Естественно, возникает вопрос: почему Спаситель в Своих последних словах, сказанных на земле, соединил два совершенно различных действия, как «веровать» и «креститься»: одно, сознательное действие бессмертного человеческого духа, познающего своего Спасителя и добровольно подчиняющего себя Его святым заповедям, другое, по внешнему своему виду, есть простое омовение бренной плоти? Это недоумение увеличивается, если мы припомним, что Иисус Христос сошел на землю для того, чтобы отменить религию образов и символов и дать религию истины и правды. Зачем же было Ему ставить символ, если это только символ, как то утверждают протестанты, в основу Своего духовного учения? И это Он делает не только теперь пред Своим вознесением на небо, но и раньше Иисус Христос всегда указывал на крещение, как на необходимое условие вступления в Его царство. Однажды старейшина еврейского народа, Никодим, просил Иисуса Христа объяснить ему сущность Его учения. Спаситель благоволил открыть Никодиму главную «тайну» Своего царства – новое рождение. «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше (ἄνωθεν) не может увидеть царствия Божия» (Ин.3:3). В чем же состоит это новое рождение? Есть ли это действие чисто духовное, как думают духовные христиане, т. е. действие Духа Божия на нашу душу, независимое от какой бы то ни было формы, обряда, стихии внешнего мира, – действие вполне исчерпывающееся тем таинственным нравственным переворотом в жизни человека, как это утверждают духовные христиане, по которому нечестивые – делаются благочестивыми и христиане только по имени – истинными христианами? Достойно особого внимания, что Иисус Христос это новое рождение соединяет с водою: "истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в царствие Божие» (Ин.3:5). И тоже самое крещение водою, как мы видели, дает как последнюю заповедь Своим ученикам, которые должны были строить Его царство на земле. «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа» (Мф.28:19). Иисус Христос вознесся на небо и ниспослал Духа Святого на Своих учеников, давая этим самым им власть созидать Его церковь на земле, пасти и наставлять ее в духе истины. Когда в день Пятидесятницы, люди, обращенные ко Христу вдохновленною речью апостола Петра, стали спрашивать: «люди и братья, что нам делать», то замечательно, что в ответе, который был дан апостолом Петром, не от себя, но по внушению Св. Духа, снова указано крещение водою: «покайтеся, и да крестится каждый из вас (Деян.2:38)». Здесь было положено начало церкви Христовой на земле. Отсюда начинается новая эпоха в истории божественного домостроительства нашего спасения, новый завет между Богом и людьми.

Плоды искупительных заслуг Господа нашего Иисуса Христа не ограничиваются одним каким-нибудь народом, но о них должно было проповедывать всем людям, чтобы всех привести к вере во Христа. Для этой цели Господу угодно было воздвигнуть нового, великого апостола христианской проповеди – Савла Тарсянина. Он был обращен чудесным видением Господа Иисуса Христа. Когда он в трепете и ужасе спросил: «Господи, что повелишь мне «делать», – то, получил, в ответ: «встань и иди в город и сказано будет тебе, что тебе надобно делать» (Деян.9:6). И снова вода и крещение. Тому, кто так ревностно впоследствии, по повелению Бога, ратовал за свободу язычников, свободу от ветхозаветного обрядового закона (Рим.7–8; Кол.2:15–23 и др.), было повелено: «встань, крестись и омой грехи свои, призвав имя Господне» (Деян.22:16). В своих посланиях апостол Павел дает схему христианского учения. Так, напр., послание его к Римлянам представляет собой очерк спасения человека, одинаково замечательный как по богатству содержания, так и по глубине мысли. В начале послания (гл. гл. 1–5) апостол Павел рассматривает спасение человека, как дело благости и милосердия Божия, далее (гл. гл. 8–11), как предвечное определение Божие и, наконец, (гл. гл. 12–14) говорит о христианской любви и благочестии. Но в центре этой схемы ап. Павел поставляет крещение и соединенную с ним божественную благодать, и он делает это с той весьма важной практической целью, чтобы удержать христиан от пагубных для них злоупотреблений божественной благодатью, подаваемой преизобильно и даром. – «Что же скажем? оставаться ли нам во грехе, чтобы умножилась благодать? Никак. Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? Неужели не знаете, что все мы крестившиеся во Христа Иисуса в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим.6:1–4). В послании к Галатам, в котором апостол Павел утверждает свободу христиан от ветхозаветного закона, мы находим свидетельство в пользу того высокого значения, которое он придавал крещению: «все вы во Христа крестившиеся во Христа облеклись» (Гал.3:27). Тот же взгляд на благодать крещения ап. Павел высказывает, почти в аналогичных выражениях, и в другом своем послании: «бывши погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых» (Кол.2:12). В послании к Ефесянам, которое также является систематическим начертанием христианского вероучения, хотя и не так полным, как послание к Римлянам, дважды упоминается о крещении. Первое упоминание о крещении сделано ап. Павлом, когда он увещевает Ефесян пребывать в единении веры и любви. – «Итак, я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостию и долготерпением, снисходя друг к другу любовию, стараясь сохранить единство духа в союзе мира. Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и чрез всех, и во всех нас» (Еф.4:1–6). Приведенными словами ап. Павел убеждает чад Ефесской церкви пребывать в единении: основание для этого единения апостол указывает в единстве Божественных Лиц и тех духовных уз, которые соединяют христиан. Единый Отец, от Которого исходит всякая благодать, единый Господь Спаситель Искупитель человеческого рода, единый освящающий Св. Дух, одно тело – церковь, одна оживляющая всех надежда, одна исповедуемая всеми вера и в центре всего этого одно крещение, как основание, почему христиане должны быть едино. Очевидно, ап. Павел придавал великое значение крещению, если он соединяет его с единой верой, единой надеждой, и единым телом – церковью Христовой. В другом месте того же послания ап. Павел упоминает о крещении, как об орудии, которым Бог очищает Свою Церковь, «что бы освятить ее, очистив банею водною посредством слова» (Еф.5:26). В послании к Титу ап. Павел говорит, что Бог «спас нас по своей милости банею возрождения» (3:4), ясно указывая этими словами на крещение и соединенную с ним благодать Св. Духа. Наконец, в послании к Евреям учение о крещении включено в число начатков Христова учения, т. е. первоначальных и существенных христианских догматов. «Оставивши начатки учения Христова, поспешим к совершенству; и не станем снова полагать основание обращению от мертвых дел и вере в Бога, учению о крещениях, о возложении рук, о воскресении мертвых и о суде вечном» (Евр.6:1–2). Из сказанного нами следует, что как бы ни было духовно христианское учение, но бесконечная Премудрость Божия связала с этой духовностью всемогущую божественную благодать актом крещения, который нельзя назвать чисто духовным, в котором участвует не только душа, но и тело. Где же ключ к раскрытию этой тайны?

Прежде чем ответить на этот вопрос, мы должны сделать небольшое отступление.

Когда пришло время выступить Господу нашему Иисусу Христу на общественное служение, на берегах Иордана появился человек, рождение которого было чудесно и который был исполнен Духа Святого. Это был Иоанн, Предтеча и Креститель Господа нашего Иисуса Христа, Он открыл свою проповедь призывом людей к покаянию и основной чертой его учения было крещение водою (Мф.3:6,11). Иисус Христос смиренно принял это крещение от руки Своего раба и эта покорность Сына Божия так была благоугодна Богу-Отцу, что крещение Господа сопровождалось сошествием на Него Духа Божия и свидетельством Отца: «"Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мк.1:11). Достойно при этом особенного внимания то, какое важное значение евангелисты придают факту крещения Иоанном Иисуса Христа. О нем говорят все четыре евангелиста: Матфей и Лука подробно передают самое событие, Марк начинает свое евангелие описанием его, Иоанн в первой же главе своего евангелия говорит, что первым свидетельством о мессианском достоинстве Иисуса Христа было свидетельство Иоанна Крестителя, видевшего сходящего на Иисуса Христа Святого Духа во время крещения. Ясно, что каждым из четырех евангелистов подразумевается мысль, что крещение Иисуса Христа Иоанном было дверью, чрез которую Спаситель вступил на поприще Своего общественного служения. Отсюда сама собой вытекает и другая мысль: если так было прославлено крещение раба-Иоанна, крещение только водою, а потому несовершенное, которое нужно было повторять (Деян.1:3; 19:4–5), то, как высоко и свято мы должны почитать наше крещение, которое есть крещение Господа и Владыки? Это обязывает нас глубже вникнуть в вопрос: почему Иисус Христос поставил на такое высокое место крещение, акт, который нельзя назвать чисто духовным?

II. Аналогия между Иисусом Христом и Адамом

Человек не есть существо только духовное, но и телесное, и чисто духовным существом он никогда не был и не будет. Каков Христос, Глава наша, такими будем и мы. Он Сын Божий пребывает теперь в прославленном Теле одесную Бога Отца, не как дух только, а облеченный тою плотию, в которой обитает полнота Божества. И мы в царстве славы, после своего воскресения, будем тоже тело и дух, наши тела будут, правда, духовны и прославлены, но все же они будут телами. Эта вера Церкви основывается на том догмате, что Иисус Христос есть наш второй Адам и что в Нем получили спасение не только души наши, но и тела людей. Эта мысль заслуживает особого внимания, и мы должны остановиться на ней подробнее.

Бог в Своем предвечном совете определил, чтобы род человеческий произошел от одного родоначальника. Адам был тем источником, из которого истекала вся река человеческих существ. Он был корнем, из которого долженствовало произрасти все дерево человеческой жизни. По Божественному установлению Адам должен был передать свое человеческое естество, каково бы оно ни было, своему потомству: если бы он не согрешил и продолжал жить свято, он передал бы ему святое естество, но так как он согрешил, то необходимо, чтобы он передал ему естество греховное. По своей свободной воле Адам вкусил запрещенного плода и впал в грех еще до рождения им детей, так что когда он родил детей, он передал им не безгрешное естество, которое было у него первоначально, но греховное, которое он получил с момента грехопадения. Итак, источник бытия сделался зараженным в самом своем начале, корень человеческого естества сделался отравленным ранее, чем хоть одна ветвь или почка произросла от него. Таким образом, когда от Адама произошли дети, то они были подобием его. – «Я в беззаконии зачат и во грехе родила меня мать моя» (Пс.50:7). Это подтверждается и опытом. Мы видим, что дурной характер и наклонности проявляются в детях самопроизвольно, когда они еще не подвергались никакому соблазну и не видели никакого дурного примера. Дети даже благочестивых родителей, видевшие от них только добрые примеры, проявляют те же действия греха, как и дети нечестивых родителей. Следовательно, здесь действует зло сокрытое в самом существе человека, которое проникло в него вместе с семенем его бытия, когда он находился в бессознательном состоянии. Это учение о передаче греховного естества чрез естественное рождение и есть то, что называется в догматических системах учением о первородном грехе. Это вполне подтверждается и Св. Писанием. «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть; так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. Однако же, смерть царствовала от Адама до Моисея и над не согрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего. Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие» (Рим.5:12, 14, 19).

Наконец, Бог во исполнение Своего обетования послал избавление людям. Он явил любовь к людям превосходящую всякое разумение: «Слово плоть бысть и вселися в ны» (Ин.1:14). По исполнении времен, Единородный Сын Божий был зачат и рожден, не естественным образом, но чудесно, не в грехе, как рождаются все прочие люди, но безгрешным. Родился Единый, о Котором нельзя было сказать, что Он «в беззакониях зачат и во грехе родила Его, Его Мать». Он единый безгрешный послан был в мир Богом, чтобы спасти Своих грешных братьев. Для того, чтобы быть полным Избавителем людей, Господь Иисус Христос должен был дать им два великих дара: прошение и новое естество, – прощение прежних грехов и новое естество, чтобы сделать их способными жить по заповедям Бога, пребывать в Боге, быть Его чадами. Если бы искупление ограничивалось только одним прощением, оно было бы не полно и бесполезно для людей, так как люди продолжали бы жить прежнею греховною жизнью, оставаясь в узах греха. Для того, чтобы быть вторым Адамом, Иисус Христос должен быть не только искуплением нашим (1Кор.1:30), но должен быть для нас и источником новой жизни и духовного оздоровления, в противодействие тому духовному и плотскому тлению, которым отравил человеческое естество первородный грех.

Но как мог Иисус Христос совершить все это для нас? Как Он, единственный в Своей святости во всем мире, мог быть искуплением людей столь многочисленных, как песок на берегу моря? Как Он один мог стать Примирителем с Богом всех людей?       Мы знаем, что когда Бог благоволил искупить род человеческий, Он послал Своего Единородного Сына в мир, уготовав Ему тело (Евр.10:5). «Слово плоть бысть». Бог послал Сына Своего в подобии «греховной плоти» (Рим.8:3). Единство божества и человечества в Иисусе Христе таково, что Бог и человек есть единый Господь наш Иисус Христос, пострадавший ради нашего спасения. Только этот единый Богочеловек и мог искупить нас, так как Божество, нераздельно соединенное в Нем с человечеством, сообщало страданиям Его высочайшее значение; Его предвечное Божество сообщало такое величайшее достоинство человеческому естеству, принятому Им на Себя, что страдания этого (т. е. человеческого естества) послужили искуплением всего мира.

Но второй Адам имел не только искупить людей от их грехов, но также сделаться источником исцеления для своих братий, подобно тому, как первообраз Его был источником испорченности – тления их. Как это могло произойти, если второй Адам пришел на землю тогда, когда она уже была наполнена великим множеством грешных потомков первого Адама? Конечно, это не могло произойти естественным образом, потому что человечество могло произойти только от одного человека, так как Бог в начале сотворил только одного человека – и от другого оно, естественно, произойти не могло. И посему Иисус Христос мог быть вторым Адамом, мог сообщить человечеству или части его Свое безгрешное чистое естество, которое сделалось источником новой жизни, разрушившим смерть, унаследованную от растленного грехом естества первого Адама не естественным путем, а совершенно сверхестественно. Если это так, то естество Господа нашего Иисуса Христа должно быть таково, чтобы оно могло быть сообщено людям, могло, так сказать, быть разлитым среди «братий Христа». Что естество Иисуса Христа по воскресении обладало именно этим свойством, мы находим ясное тому подтверждение в 1Кор.15:45: «Первый человек Адам стал душею живущею, а последний Адам есть дух животворящий» (т. е. сообщающий, дарующий жизнь). Что же разумеется под словами «дух животворящий»? Конечно, не только то, что Иисус Христос сообщает людям веру и знание истин христианского учения; если бы только это, то Иисус Христос не был бы вторым Адамом. Адам сообщил своим потомкам не только знание веры, но и свое естество. Тот же св. ап. Павел дает вполне определенное разъяснение этих слов. Иисус Христос имел плоть во всех отношениях подобную нашей, кроме греховной скверны. Эта плоть была пригвождена ко кресту, по воскресении ученики осязали ее, потому что Сам Иисус Христос предложил им осязать Его и при этом сказал: «дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня» (Лк.24:39) Каким же образом Иисус Христос, как второй Адам, сделался «духом» и не просто духом, но духом животворящим (πνεμα ζωοποιον)? Это значит, что Тело Его по всемогуществу Божию получило не только свойства духа, но что вся Его богочеловеческая природа сделалась разливающею жизнь – животворящею. Что таков смысл рассматриваемого текста, видно из того, что он следует за словами: «есть тело душевное, есть тело и духовное» (1Кор.15:44). Ап. Павел говорит о той перемене, которая произойдет с нашими воскресшими телами. В ответ на вопрос; «как воскреснут мертвые и в каком теле приидут» (1Кор.15:35), он приглашает рассмотреть разницу между посеянным зерном и выросшим из него растением. Далее он говорит о различных свойствах тел небесных и земных и о различной славе уготованной им: «Так и при воскресении мертвых. Сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе» (1Кор.15:42–43) и потом заключает словами: «Есть тело душевное, есть тело и духовное». Мы не знаем существа этого духовного тела; мы знаем только некоторые его свойства: оно будет нетленно, прославленно и могущественно. На основании тех уподоблений, которыми пользуется св. ап. Павел, мы можем заключить, что оно настолько будет превосходить наши настоящие тела, насколько растение одетое листьями и украшенное цветами превосходит то, по-видимому, безжизненное и часто безобразное семя, из которого оно выросло. Итак, если наши испорченные греховные тела восстанут в такой славе, озаренные такими превосходными свойствами, то это потому, что они восстанут телами духовными.

На основании приведенных рассуждений, мы можем считать твердо установленным то положение, что Тело Христово, как Тело второго Адама, воскресло Телом духовным, обладающим силою бесконечно изливать людям Свою жизнь, другими словами – жизнедательным, животворящим.

Но как может быть то, что естество Иисуса Христа сообщается людям и становится в них началом новой жизни, обнимающим все их существо: дух, душу и тело? Отвечаем: силою Святого Духа. Главное действие Св. Духа в деле домостроительства нашего спасения состоит в том, чтобы привить людей ко Христу, сделать их причастниками божеского естества и чрез это ввести их в вечное блаженство. В этом Своем действии Св. Дух не непосредственно возрождает и укрепляет человека, но чрез святые таинства, чрез привитие его ко Христу, Второму Адаму, Который есть совершенный Бог и совершенный человек (см. Ин.14:16–20, 15:1–10; 2Пет.1:4). Это привитие ко Христу, соединение с Ним не есть только присутствие Его в нашем сердце на подобие того, как образ одного друга присутствует в сердце другого, какое сравнение обыкновенно употребляют баптисты, когда говорят о своей любви ко Христу; но по Своей неизглаголанной и недомыслимой благости Христос умаляет Себя, плототворит Себя, срастворяется с верными и любящими Его, бывает с ними един Дух (1Кор.6:17), душа, так сказать, в душу и ипостась в ипостась, чтобы таковая душа могла жить Его Божеством, достигнуть бессмертной жизни и наслаждаться не растленным удовольствием и неизреченной славой. Одного «представления» Иисуса Христа, ношения Его в сердце, как друга, о чем так любят распространяться баптисты, не достаточно для того, чтобы Он был нашим Вторым Адамом. Мы пали, мы сделались растленными грехом не потому, что имеем в своем уме образ падшего Адама и даже не потому, что мы подражаем ему, но потому, что мы родились от Адама и чрез это наследовали от него грех и смерть (Деян.17: 26; Рим.5:12–14). Бог даровал нам Второго Адама в лице Своего Единородного Сына, Господа нашего Иисуса Христа; Он даровал нам в Нем безгрешное человеческое естество; сообщение нам этого естества, невозможное путем естественным, подается благодатию Св. Духа в святых таинствах крещения и причащения. Итак, тайна сообщения роду человеческому греховной природы первого Адама путем естественного рождения подготовляет нас к признанию и другой тайны, – тайны сообщения людям безгрешного естества Богочеловека в св. таинстве нового рождения – крещении.

Такой взгляд на усвоение христианского естества Иисуса Христа находит себе подтверждение и у священных писателей первых веков христианства, которых баптисты в последнее время стали призывать в качестве свидетелей достоверности их заблуждений. Св. Кирилл Иерусалимский († 18 март. 386 г.), объясняя слова Евангелия: «как Отец имеет жизнь в Самом Себе; так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Ин.5:26), говорит, что здесь идет речь не о тех свойствах, которые Сын имел едино с Отцем от начала веков, но о тех, которыми Он обладал во плоти, в которой явился. Этими словами Иисус Христос показывает, что в Его Богочеловеческой природе обитает полнота жизни, так что каждый причащающийся Тела и Крови Его делается причастником и Его жизни. Эту мысль можно пояснить примером. Подобно тому, как воду источника в одном месте пьют, в другом черпают для разных нужд, в третьем отводят трубами для орошения полей, но вся она имеет своим началом неиссякаемый источник, так и Плоть Христова подобно изобильному неистощимому источнику, изливающему в нас жизнь, истекающую в нее из Божества. А посему кто не внушит, что приобщение Тела и Крови Христовых, а равно, присовокупим от себя и крещение, необходимо каждому человеку, стремящемуся к небесной жизни? Посему со всею уверенностью будем причащаться сего, как Тела Христова и как Крови Христовой; потому что под образом хлеба дается тебе Тело и под образом вина дается тебе Кровь, чтобы, причастившись Тела Христова и Крови Христовой, соделаться тебе стелесником и единокровным Христу. Так делаемся мы Христоносцами; потому что Тело и Кровь Христовы сообщены нашим членам. Так, по словам блаженного Петра бываем Божественного причастницы естества» (2Пет.1:4). (См. Слова огласительные. Изд. второе стр. 293). Отсюда становятся вполне понятными и имеют свой глубокий смысл выражения ап. Павла: «Церковь есть Тело Христово, полнота Наполняющего все во всем» (Еф.1:23); «Дабы мы истинною любовию все возращали в Того, который есть глава, Христос» (Еф.4:15); «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!» (1Кор.6:15), а равно и следующие слова, указывающие на теснейшее единение наше с Телом Иисуса Христа: «Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф.5:30). Все это возможно, все это понятно, если Господь наш Иисус Христос соединяется с нами в святых таинствах всею Своею Богочеловеческою природою.

III. Возрождение, рождение от воды и Духа

Соединение со Христом, привитие к Нему, как Лозе Истинной, совершается в Церкви Христовой чрез возрождение в таинстве крещения. Благодать возрождения в царстве Божием есть то, что соответствует первородному греху в царстве греха.

Как первородный грех есть причастие естеству Адама, так возрождение есть причастие естеству Христову.

Нам предстоит теперь рассмотреть способы сообщения этого дара человеку и отличие его от всех других благодатных даров, получаемых человеком в святых таинствах Церкви Христовой.

Но прежде чем приступить к рассмотрению способов, которыми мы получаем этот дар Божий – благодать возрождения, вспомним, каким образом мы сделались причастниками ветхого естества греховного и смертного, противоядием которому долженствует служить возрождение.

Мы получаем естество первого Адама с появлением на свет, с жизнью, с человеческим естеством нашим, при рождении и получаем его, находясь в бессознательном состоянии. Мы получаем его не чрез отдельный какой-либо акт нашего нравственного падения, благодаря какому-либо искушению или соблазну, но пассивно, через плоть и кровь, которые мы наследуем от наших родителей. По происхождению и рождению нашему мы делаемся наследниками греховного естества первого Адама. Естественно ожидать нечто соответствующее этому в тех средствах, которые установлены Богом для того, чтобы сделать нас причастниками Второго Адама.

Тайна нашего возрождения, или нового рождения изъясняется Спасителем в Евангелии от Ин.3:1–5: «Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников Иудейских. Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты – Учитель, пришедший от Бога, ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог. Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствие Божие. Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие».

Спаситель в этих словах изъясняет возрождение, или «рождение снова» рождением от воды и Духа. Этим Он учит нас, когда бывает это новое рождение и как его отличить от всякой другой перемены, происходящей в духовном состоянии человека. Никодим был благочестивый, богобоязненный еврей, который был поражен силою, проявлявшеюся в чудесах, творимых Спасителем. Он пришел к Иисусу, признавая Его за Учителя, пришедшего от Бога. «Равви, мы знаем, что Ты Учитель, пришедший от Бога». Иисус говорит ему, что от желающих войти в Царство Его требуется нечто большее, чем только слушать слова Его и повиноваться Ему, как учителю. Требуется живая связь с Ним, новое рождение в Него: «Если человек не родится снова (πάλινdenuo), он не может увидеть Царствие Божие». Никодим не понимает этого и спрашивает: «Как может человек родиться снова, когда он стар? Неужели может он другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Спаситель объясняет значение слов Своих ответом: «Если человек не родится от воды и Духа, он не может войти в Царствие Божие».

Всякий легко может понять, что второй ответ Спасителя «Если человек не родится от воды и Духа», должен быть принят за пояснение Его первого ответа: «Если человек не родится снова». Рождение есть действие «единичное», всегда имеющее место и определенное время. Итак, если Спаситель поясняет слова «родится снова» соответствующими словами «родится от воды и Духа»; если Он под выражением «родиться снова» подразумевает действие, бывающее только однажды, Он необходимо должен и под словами «родиться от воды и Духа» подразумевать действие, бывающее только однажды.

Разделять то, что И. Христос соединил, т. е. «воду» и «Дух», значит сомневаться в Его божественной мудрости, соединившей их.

Когда бы, значит, челочек не «родился снова», он необходимо должен «родиться от воды и Духа». Оба т. е. вода и Дух должны быть вместе, иначе мы не будем иметь рождение, указанного Спасителем. Нельзя представит себе никакого другого времени, когда это происходит, исключая времени вступление человека в Церковь Христову чрез Крещение. Нет другого пути родиться снова, родиться от воды и Духа, как только посредством таинства Крещение.

Св. Дух различными путями действует на сердца людей. Иногда Он действует написанным словом Божиим, иногда посредством проповеди его, иногда путем скорбей, близостью смерти, употребляя все это, как орудие для пробуждение человека, чтобы привести его к вечной жизни; но только однажды Он действует посредством воды, и это тогда, когда Он Крещением прививает человека к Телу Христову.

То, что Спаситель говорит здесь о какой-то перемене долженствующей произойти в человеческом существе, если человек будет принят в Царство Христово, этого никто из богословов не отрицал, и никогда до появления баптистов не было разногласие насчет сущности этой перемены или времени, когда она происходит. Только в это время был поднят вопрос, есть ли эта вышеупомянутая перемена привитие к Телу Христову, происходящее в таинстве Крещение, или же это есть только перемена взглядов, привязанностей, желаний, целей и убеждений, являющаяся у христианина, когда он сознает своею греховность пред Богом и пожелает воспользоваться уготованным для него Богом спасением. Нет оснований думать, что Спаситель разумел это последнее, т. е. перемену в настроении христианина, по двум соображением: во 1-х, если Он имел в виду только сознательную нравственную перемену в человеке, то зачем было Ему подобную перемену соединять с водою? «Если человек не родится от воды и Духа». Какое отношение имела вода к этой перемене? Множество причин могут привести человека к серьезному обсуждению его душевного состояние и пробудить в нем покаянные чувства: проповедь, духовная книга, глубокое горе, потеря родных, болезнь, угрожающая смертью, но только не вода. Если возрождение или рождение от воды и Духа есть обращение к Богу, после которого у баптистов бывает крещение, то получается, что ни один баптист не возрожден, так как у них между обращением и крещением (рождением от воды и Духа) проходят недели, месяцы, а иногда и годы, а Спаситель учит, что возрождение, рождение от воды и Духа совершается в момент крещение. Далее, при том предположении, что возрождение есть обращение, окажутся не возрожденными и все крещенные младенцы, так как между их рождением от воды и Духа и тем настроением, которое переживает христианин во время обращение к Богу, проходят также целые годы.

Итак, утверждать, что «возрождение» есть обращение, или «христианское покаяние», как это делают баптисты, есть заблуждение и заблуждение не маловажное, ибо заменить «возрождение», акт божественной благодати, обращением, актом, который, хотя и при содействии божественной благодати, создается усилиями воли человека, значит оскорблять Духа благодать (Евр.10:29), благодать, которая дается людям, как основание, как корень «обновленной жизни», постоянного, ежедневного обращение к Богу: «Все мы, говорит ап. Павел, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились. Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим.6:3–5). Далее возрождение и обращение два совершенно различных понятие: одно – рождение при начале жизни, другое – поворот среди пути. Они никогда не употребляются одно вместо другого в Св. Писании. Это обстоятельство снова заставляет нас признать, что под возрождением Церковь всегда разумела привитие ко Христу в таинстве Крещения.

Другое основание, почему Спаситель не мог подразумевать под переменой, происходящей в рождении от воды и Духа, перемену в настроении христианина, называемую обращением, явствует из того, что Он говорит Никодиму о «новом рождении», как о тайне, новом даре, вступлении в новое состояние, Царство Божие, – понятие совершенно неприменимые к обращению. Если бы Спаситель подразумевал под новым рождением искреннее раскаяние, или душевную перемену, которую испытывает каждый человек, когда становится истинным христианином, Он мог бы, конечно, сразу же объяснить это такому искреннему совопроснику, как Никодим.

Некоторые псалмы, как напр. 29-й, 50-й, 85-й изобилуют выражениями сокрушения о грехе и стремлением к Богу и благочестию, которые могли бы уяснить Никодиму природу возрождение, если бы оно было тоже самое, что обращение, или сознание нашей греховности. Обращение – просто «поворот», отвращение от греха и обращение к Богу. Еврейское слово, соответствующее этому понятию, одно из самых употребительных в Ветхом Завете. Оно встречается в 50-м псалме: «нечестивые к Тебе обратятся», и на протяжении этого псалма, а равно как и во многих других, мы имеем все значение понятие обращение: «Тебе, Тебе Единому согрешил я» – здесь пред нами исповедание во грехе, как оскорблении Бога; «Отврати лице Твое от грехов моих» – тут скорбь и сокрушение за грехи; «Сердце чистое созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» – тут стремление души очиститься и освободиться от греховных страстей и т. д. Обращение тоже, что возвращение к Богу, и половина псалмов полна выражениями, указывающими на это состояние души: «Боже, Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я, Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной» (63:2) и др.

Итак, мы находим, что учение об обращении проникает все содержание одной из важнейших книг Ветхого Завета. Ни один псалом не может быть уяснен или понят без него. Итак, если бы Спаситель хотел просто направить Никодима искать чистого сердца, то целесообразно ли было, чтобы Он выразил такую старую истину такими новыми словами? И когда Никодим, по-видимому, искренно желавший научиться истинам нового учение, попросил разъяснения, то Спаситель в ответ только увеличил затруднение в понимании Его слов, соединив с Духом воду, как необходимый элемент для рождения свыше.

В обращении нет другой тайны, кроме той, которая соединяется с действием одного духа на другой, – Духа Божие на душу человека.

Но с возрождением, если оно действительно состоит в сообщении человеку нового естества Спасителя, что бы совлечься нам ветхого человека с делами его (Кол.3:9), что бы умертвить в нас ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях (Еф.4:22), связана непостижимая тайна, ибо оно есть таинственное насаждение того обновленного и святого естества, которое служит семенем святой жизни для души и тела.

Но некоторые толковали это место, как исключающее Крещение водою. Они утверждали, что Спаситель, употребляя слово «вода», на самом деле не подразумевал ничего подобного.

Они утверждают, что Спаситель, говоря: «Если человек не родится от воды и Духа», подразумевал: «Если человек не родится от очищающего Духа», «Духа, действующего подобно воде». Конечно при таком способе истолкования, словам Воплощенной Премудрости можно придать, какой угодно смысл. Подобное толкование покажется просто чудовищным, когда мы припомним, что в следующих стихах этой главы мы видим постоянное упоминание о Крещении и воде, как внешнем элементе его. Два стиха, следующие за окончанием беседы с Никодимом, читаются так: «После сего пришел Иисус с учениками своими в землю Иудейскую, и там жил с ними и крестил. А Иоанн тоже крестил в Еноне близ Салима, потому что там было много воды и приходили туда и крестились» (22–23 ст.). Какое поразительное замечание св. Апостола: Св. Дух как бы с нарочитой целью вдохновил Апостола включить эти слова, в которых заключается такое неоспоримое указание на вещественную воду, тотчас вслед за беседой с Никодимом, чтобы предохранить Христовых «малых сих» от того ложного толкования, которое придают этим словам социниане, арминиане, баптисты и др.

Однако могут спросить: «если возрождение есть нечто новое, сообщение нового естества, особенная благодать нового царства, то почему Спаситель ожидал, что это должно быть известно Никодиму, когда предложил ему вопрос: «Ты учитель Израилев, и этого ли не знаешь?»

На это мы ответим: как учитель Израилев, т. е. человек очень сведущий в Св. Писании и Иудейских преданиях о Мессии, Никодим имел много оснований, чтобы       подготовить себя к воспринятию учения о новом рождении.

На основании всего, что он знал из еврейских священных книг о первом Адаме, о наследовании через него родом человеческим греха, о власти последнего над ветхим естеством человека, Никодиму надлежало скорее приветствовать, чем видеть в ней камень преткновение, тайну нового рождение, через которое долженствовало привиться ко Христу все человеческое естество, и посредством которого оно должно было получить обновление.

Древние евреи сознавали необходимость для себя этого нового рождение и надеялись, что Мессия удовлетворит их ожидание; у раввинов была старая пословица: «Тайна Адамова есть тайна Мессии»; к той же мысли их могли приводить прообразы крещение.

Существует и другое объяснение вышеуказанного обстоятельства: Спаситель здесь, очевидно, излагает то, что долженствует служить входом в Его Царство, дверью, через которую всякий человек должен пройти при начале жизненного пути, и подобно тому, как обрезание служило знаком вступление в семью избранного «святого» народа – для Иудеев, так рождение от воды и Духа долженствовало служить посвящением при вступлении в Царство Христово. Царство это основано было внешним образом в день Пятидесятницы. В продолжение 40 дней между Воскресением Спасителя и Вознесением Его, нам говорят, что Он поучал о предметах, относящихся к Царству Божию.

И вот, хотя Спаситель несколько времени тому назад говорил Никодиму о чем-то важном, что Он называл новым рождением, «рождением от воды и Духа», как о входе в Царство Свое, однако, в беседах с учениками между Воскресением и Вознесением, хотя все они относились к «Царству Божию», ничего, ни одним словом не упоминается о новом рождении от воды и Духа. Но в то же время мы находим, что Господь заповедал Крещение, как единственный способ вступление в Его Царство: «Итак, идите и научите все народы, крестя их (буквально с греческого: «Идите и научите все народы крещением или посредством крещение их») во имя Отца и Сына и Св. Духа». (βαπτίξοντες μαϑητεύσατε – сначала вступление в Церковь чрез крещение, а потом научение вере).

Далее, условие вступление в Царствие Божие были провозглашены ап. Петром в день Пятидесятницы в таких словах: «Покайтесь и да крестится каждый из вас во Имя Иисуса Христа, во оставление грехов». На протяжении всей книги «Деяние св. Апостолов», когда только дело идет о Царстве Божием, всегда ясно упоминается о Крещении, как служащем входом в него. Нигде во всех Деяниях мы не находим упоминание ни единым словом о рождении от воды и духа, как о входе в это Царство. Обстоятельство достойное особого внимания, так как оно ясно доказывает что то, что Иисус Христос в беседе с Никодимом называет рождением свыше, рождением опт воды и Духа, и что служит неизбежным условием вступление в Его Царство и есть именно крещение, иначе пришлось бы допустить крайне нечестивое предположение, что Спаситель за очень короткое время забыл то, что Он называл условием вступление в Его Царство и что Сам же и, Его Апостолы предали забвению, когда настало время на самом деле принимать в это Царство.

Некоторых соблазняет соединение двух совершенно противоположных предметов воды и Духа в учении Спасителя о возрождении. Что общего у третьей Ипостаси Св. Троицы с предметом, хотя текучим и прозрачным, но все же материальным? Посему они склонны признавать крещение Св. Духом, а крещение водою, считают только назидательным обрядом.

Это разделение «воды» и «Духа», это противоположение крещение водою крещению Духом защищают люди совершенно непонимающие самых простых выражений Св. Писание относительно различных действий Св. Духа.

Предполагают, что так как Св. Дух есть Дух, то и действие Его может быть только духовное или моральное, т.-е. действие на душу или разум человека. Но что говорит Св. Писание? Первое действие Св. Духа, упоминаемое в Слове Божием, находим во 2-м стихе 1-й главы Библии: «Дух Божий носился над водою». Можем ли мы назвать это действием только духовным?

Ближайшее упоминание о действии Св. Духа, которое можно назвать духовным, находится в книге Бытие VI, 3, «не вечно Духу Моему быть пренебрегаемому человеками». Здесь имеется в виду действие Св. Духа на совесть человека.

Следующее действие Духа мы находим Исх.31:3: Господь говорит Моисею, что Он исполнил Духом Божиим Веселиила, чтобы он мог искусно работать из золота, серебра и меди, для устроения скинии. Здесь мы видим действие Духа на один только разум, может быть на низшие способности его.

Мы имеем в Св. Писании пример, когда Бог наделяет человека одним из высших даров, чисто духовного качества и не действует соответственно этому на душу его. Это было, когда Дух Божий сошел на отступника пророка Валаама, и он произнес притчу свою и предсказал славу, в которой ему «не было части» (Числ. 24. Следующее действие Св. Духа опять совсем иное: Дух Божий сошел на Самсона и наделил его сверхестественною силою телесною, для избавления народа Божие. (Суд. 15:6–19; 15:14).

Итак, мы имеем отделение вод, борьбу с совестью людей, искусство Веселиила, пророчество нечестивого прозорливца и силу Самсона, – все это действие одного того же Духа Божие.

Обратимся теперь к Новому Завету. Первое действие Духа Божия, записанное в нем, есть величайшее из упоминаемых и прославляемых действий Божиих, величайшее, чем сотворение мира. Это было зачатие в утробе Девы Марии Того безгрешного человеческого естества, в котором Вечное Слово долженствовало обитать во веки веков. «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим. (Ев. Лк.1:35).

Далее, мы видим, что Спаситель, находясь в человеческом образе, творил Свои чудеса, обращал грешников и даже такие, как изгнание бесов, силою Духа Святого. «Если же Я, Духом Божиим изгоняю бесов» и проч. (Мф.12:28).

В день Пятидесятницы Дух Св. ниспослан был, чтобы создать Церковь Христову. С тех пор началось раздаяние даров Св. Духа, царство благодати, в котором мы живем и ныне.

Действует ли Св. Дух в настоящее время только на сердце и разум, как то утверждают духовные христиане?

Обратимся к 12-й главе 1-го Послания Ап.. Павла к Коринфянам и мы увидим, что всякий дар, от которого зависит существование и благосостояние Церкви Христовой, есть дар Духа Божие, начиная с первоначального дара веры, который внушает человеку называть только имя Христово (1Кор.XII:3), до «любви неоскудевающей во веки», – все это дары Духа: слово мудрости, слово познания, вера, дар исцеления, творения чудес, дар пророческий, различения духов, дар языков, истолкования различных языков, – одни действием своим касаются ума, другие нравственных качеств, третьи сердца, иные – тела, но все они одинаково суть действие Духа Божия.

Каждое действие Божие на отдельную личность христианина, от первого внушение ему начальных оснований веры, научающей его исповедать, что Иисус есть Христос (1Кор.12:3), до оживления его мертвенного тела в последний день (Рим.8:11), все это действие Св. Духа.

Но между этими действиями Св. Духа стоят особо два, требующие внимательного различение их от всех прочих Его действий, это действие – клонящиеся к осуществлению до конца мира слов и обетований Христовых, относящихся к двум таинствам, с которыми И. Христос соединил особую, только им присущую благодать, которой нельзя получить каким-нибудь другим способом – благодать единения с Ним, как с вторым Адамом. Это таинства – крещение и Причащение.

Итак, ясно, что если одним действием Дух убеждает человека в греховности его, другим воскрешает его мертвое тело, то также совершенно особое действие Св. Духа проявляется в привитии человека к Телу Христову, ибо Апостол говорит: «одним Духом мы все крестились в одно Тело" (1Кор.12:13). В другом месте ап. Павел говорит, что Церковь – разумеется вся Церковь, во всей ее цело купи ости, освящена банею водною (Еф.5:26). Следовательно, если привитие к Телу Христову совершается чрез крещение, если к Церкви можно принадлежать только будучи крещенным, то младенцы должны быть крещенными, иначе они останутся вне Церкви не привитыми к Телу Христову, т. е. вне спасения.

Таинства Крещение и Причащение отличаются от всего другого в христианской религии тем, что они суть действия Самого Спасителя и, таким образом, получают свою обязательность не только как заповеди Его, но и потому, что являются «действиями» Им Самим совершенными.

Поэтому мы не должны смотреть на руки или уста крестящего священника, погружающего тело младенца в небольшой сосуд с водой и произносящего несколько слов, но во всем этом должны видеть и ценить заповедь и действия Бога, могуществом и повелением Которого преподается Крещение, Бога Учредителя и Совершителя сего Таинства, Который, поистине, Сам есть Крещающий. И поэтому-то крещение обладает такой благодатью и силою, что, как свидетельствует Св. Дух устами ап. Павла, оно есть баня возрождения (Тим.3:5) и обновления Св. Духом, каковою банею греховное и осужденное на смерть естество наше, унаследованное нами от Адама, исправляется и преобразуется в естество Нового Адама – Христа.

Полагаем, что теперь достаточно ясно показано, что слова Спасителя Никодиму указывают на необходимость существенной перемены в человеке, производимой Св. Духом в таинстве Крещения, что всякое другое изъяснение этих слов будет искажением истинного смысла их.

Остается рассмотреть еще одно возражение. Часто возражают, что Спаситель не мог указывать на Крещение, ибо оно (т.-е. христианское Крещение) не было еще тогда установлено.

Странным кажется, что люди стараются убедить себя в том, что Спаситель не указывает в этих словах на единое Крещение в Свое Тело и приводят для этого самые неубедительные доказательства. Разве Спаситель не говорит в этой же самой беседе о вещах будущих, как бы уже бывших или долженствовавших вскоре совершиться? В стихе 13-м Он говорит о вознесении Своем. как о событии уже прошедшем: «никто же не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий сущий на небесах». Далее, в стихе 14-м Он говорит о том, что «должно вознесену быти Сыну Человеческому, дабы всякий верующий в Него не погиб», как бы уже о совершившемся факте. Далее, что представляют из себя притчи Спасителя, как не указание на царство Его, долженствующее быть основанным в близком будущем, как будто бы оно уже было основано? Спаситель постоянно говорил о Своем будущем царстве, как будто оно уже было в настоящем, о действиях этого царства, как будто они уже происходили, о дарах его, как будто Он уже владел ими. Ясное доказательство этого встречается у Ев. Ин.7:37, 38: «кто жаждет, иди ко Мне и пей, кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». Эти слова, по-видимому, относятся ко времени, когда Он говорил это, и обещали дар, который могли тотчас же получить все слушавшие Его; но если справимся с ближайшим текстом, мы увидим, что предлагаемый дар был не в настоящем, но в будущем. «Сие сказал Он о Духе, которого имели принять верующие в Него, ибо еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен». Во многих местах Он говорит, что христиане должны быть бдительны и ожидать Его второго пришествие, этот долг значит тогда уже возложен был на Его последователей; между тем, конечно, долг этот не мог еще лежать на них до Его вознесения: «Да будут чресла ваши препоясаны, и светильники горящи, и вы будете подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака». (Лк.12:35).

В смысле необходимости внутренней существенной перемены в человеке,рождение от воды и Духа истолковывалось начиная с первых веков христианства, и почти всеми великими экзегетами Св. Писание Мы находим указание на него в творениях муч. Иустина, жившего в отечестве Спасителя и только через 100 лет после Его смерти, который мог беседовать с людьми, знавшими Апостолов, и который запечатлел свое исповедание мученической смертью. Этот св. мученик написал Апологию (защиту) христианской религии, и в ней он описывает обряд крещение в таких словах. «Кто убедится и поверит, что это учение и слова наши истинны, и обещается, что может жить сообразно с ним, тех учат, чтобы они с молитвою и постом просили у Бога отпущение прежних грехов, и мы молимся и постимся с ними. Потом мы приводим их туда, где есть вода, и они возрождаются таким же образом, как сами мы возродились, то есть омываются тогда водою во имя Бога Отца и владыки всего, и «Спасителя нашего Иисуса Христа, и Духа Святого. Ибо Христос сказал: «если не родитесь снова, то не войдете в «царство небесное» (Памятники древней христианской письменности т. III, стр. 101). Это место имеет решающее значение относительно взгляда христиан первых веков на существенную разницу между возрождением и обращением. Лица, упоминаемые здесь св. Иустином, проявили все видимые доказательства обращения, они веровали в Евангелие, они решили жить согласно с ним, они были обучены молитвам и молили Бога в посте и молитве об отпущении грехов своих; но они возродились только после того, как были приведены к воде.

Мы видим такой же точно порядок действий при совершении таинства св. крещение, преподаваемого взрослым, в православном требнике. Канонические правила предписывают священнику употреблять всякое старание для наставления их в вере и правилах благочестия. Пред совершением крещения, они дают торжественные обеты раскаяться и веровать во Христа, но они снова родятся только после того, как фактически получат Св. Крещение.

Нам остается еще внимательно и подробно рассмотреть толкование, которые даются словам Спасителя, обращенным к Никодиму (Ин.3:3–5). Мы остановимся на трех типах этих толкований: 1) толкование, которое исключает из слов Спасителя всякую мысль о крещении водой. По этому толкованию, в словах к Никодиму Спаситель говорит о необходимости духовного обновление или истинной духовной религии и повелевает Никодиму искать этого духовного обновление, ибо он еще суетный, необратившийся к Богу человек.

2) Второе толкование предполагает, что Господь говорит о необходимости двух отличных одно от другого рождений: рождение от воды чрез крещение, и рождение от Духа при обращении к Богу.

3) Третье толкование – это толкование Церкви. Оно говорит, что Спаситель в словах к Никодиму утверждает необходимость особой перемены в духовном состоянии человека, которая состоит в обновлении всего человека. Эту перемену производит Св. Дух в таинстве крещения. Рассмотрим внимательно все основания, имеющиеся для каждого из этих толкований.

Принимающие первое толкование совсем не упоминают о воде крещения и только иногда говорят о ней в качестве отдаленного символического намека и полагают, что Спаситель этими словами внушал своим последователям потребность иметь сердце обновленное любовью к Богу.

Возражением, в корне опровергающим это толкование, служит, прежде всего, упоминание Спасителя о воде. Если бы Спаситель имел в виду просто побудить Никодима искать обновленной жизни, – упоминание о воде представляется совершенно неуместным. Оно вносит превратное понятие и путаницу идей в самое простое и ясное действие, так как ничего не может быть проще и яснее, чем идея обращение и раскаяние, или обновление сердца. Это значит, что человек должен сердцем и душою обратиться к Богу чрез посредничество Христа. Ничего не может быть яснее такого настроение человека. Соединять такую перемену с водою, это значило бы ставить ненужный камень преткновение на пути людей, ясно постигших «основную» истину христианства, заключающуюся в покаянии и стремлении к обновленной жизни и искренно стремящихся к ней. Нет оснований предполагать, что есть что-нибудь трудное или таинственное в учении о сущности и потребности сердечного раскаяние. Психология его самая простая: представление о небе, как жилище Всесвятого Бога, святых ангелов и святых угодников, созерцающих величие Божие и славящих Бога, внушает суетному и грешному человеку мысль о необходимости полной перемены в своем душевном настроении и в своей жизни, если он желает наслаждаться небесным блаженством. Далее он убеждается, что для спасения не достаточно перестать делать дурные дела, что для этого человек должен еще любить Бога, любить добродетель, веровать в Бога, покланяться Ему, любить своего ближнего и помогать ему. Все это достигается путем усиленной борьбы со грехом, и если бы благодать Божие не помогала человеку, то своими личными усилиями он никогда не победил бы греха. Но человеку приходит на помощь благодать Божие, она помогает ему осуществить его добрые намерения, объемлет его сердце и устремляет его к Богу. Это состояние и есть то, которое в Св. Писании и у святых отцов называется новым сердцем, сердцем очищенным от греха.

Из сказанного следует, что выражение «новое сердце» не означает того, что должен измениться телесный орган кровообращения, но что это есть состояние высшей любви, состояние сердечного умиления, как дар божественной благодати, когда сердце человека исполнено бывает любви к Богу, к людям и ко всей окружающей природе, когда в сердце человека упокоевается Бог и вся небесная церковь (Прп. Макарий.).

Итак, если мы вспомним, что во время беседы с Никодимом Спаситель имел пред собою всю будущность своей церкви, которая была открыта для Его всеведение, правдоподобно ли, чтобы Он, желая уяснить Никодиму необходимость для блаженства покаяние, употребил слово («вода»), которое необходимо должно было сделаться источником всевозможных ложных толкований такого на самом деле ясного предмета, как покаяние?

Слово «вода» сразу вводит, и, по-видимому, без всякой цели, новый ряд понятий, соединенных с внешним обрядом, – обрядом, которому Спаситель, указал такое важное место в Своем учении о спасении. «Если кто не родится от воды и Духа, не может внити в царство небесное». Спаситель, конечно, предвидел, что это ясное указание Его на воду многих приведет в соблазн и поставит на путь ложных толкований. Неужели Он благий и премудрый не дал бы указание, что Он под водой разумеет покаяние, если бы Он действительно разумел его?

И на самом деле, для какого множества людей это слово «вода» послужило камнем преткновения, которые, действительно, этим обстоятельством были приведены к истолкованию этого замечательного места, как утверждающего необходимость внутренней перемены, соединенной с крещением водою. Это были: св.св. Ерм, мученик – Иустин, Ириней, Климент, Тертуллиан, Ориген, Киприан, Афанасий, Амвросий, Златоуст, Августин и др.

Все Отцы Церкви первых трех столетий, без исключение, в века, когда быть христианином значило каждую минуту быть готовым отказаться от богатства, доброго имени, семейства, свободы, – все они упоминание Спасителя о воде истолковывали в смысле необходимости нового рождения чрез таинство крещения и привития к Церкви Христовой.

Так, Св. Ерм ( Пастырь, кн. III Подобие IX гл. XVI.) «Это запечатление водою, в которую люди входят обреченными смерти, а выходят предназначающимися к жизни. По каковой причине эта печать и была проповедана и поэтому также и они приняли ее, чтобы войти в Царство Божие».

Иустин Мученик. См. выше стр. 27.

Ириней. Contra Haereses, lib. Ill гл. XVII, I (XIX) Migne. «Когда Он дал ученикам Своим заповедь возрождать людей в Боге, Он сказал им: «Идите и научите все народы, крестя их и т д."

Климент Александрийский. Paedag. I гл. XII «Для меня очевидно, что Он сотворил человека из праха, возродил его водою, возрастил его Духом Своим и научил его Словом Своим».

Тертуллиан. De Baptismo, 13. «Когда с этим законом сравнивается такое ограничение: «Если человек не родится от воды и Духа, он не может войти в Царство Божие», оно делает для человека обязательной веру в необходимость крещения».

Ориген. Homil XIV in Lucam. tom. III, p. 948, изд. Бенедиктинцев. «И так как Таинством Крещение омывается скверна нашего земного рождение, потому и младенцы также крещаются, ибо «Если человек не родится от воды и Духа, он не может войти в Царствие Божие».

Св. Ипполит. Homilia in Theophania § VIII. «Как мы будем проведены»? – спрашивают. «Водою и Духом Святым. Это та самая вода, которою в общении с Духом Святым орошается рай, обогащается земля, питаются растения, порождаются животные и, одним словом, человек родится снова и оживотворяется, в которой крестился Христос», и т. д.

Св. Киприан. Epist. LXXII, 1. «Ибо только тогда они вполне освятятся и сделаются сынами Божиими, когда родятся от каждого Таинства, как написано: «Если человек не родится от воды и Духа, он не может войти в Царство Божие».

Все это свидетельства, предшествующие Никейскому собору с которого, по мнению баптистов, началось искажение учения Христова. Это свидетельства людей, из которых каждый жил в постоянной опасности, угрожавшей его жизни за исповедание им Христа. Из того, что дошло до нас, из их той же самой третьей главе (23 ст.) видим ясное указание на внешнюю водную стихию: «Иоанн крестил в Еноне, близ Салима, ибо там было много воды».

Итак, в высшей степени невероятно, чтобы Спаситель, если Он хотел просто указать на необходимость обновленного сердца, вставил в свое указание символический намек, подающий повод к таким ложным толкованиям.

Некоторые из баптистов склонны понимать слова Спасителя о рождении от воды и Духа в том смысле, что Спаситель указывает ими на необходимость двух отличных рождений: рождение от воды при крещении и рождение от Духа при обращении.

По этому толкованию получается, что человек рождается дважды: сначала он рождается (речь идет о взрослых) от Духа при обращении к Богу, а затем от воды во время крещения, которое является только знаком, печатью исповедание веры в Бога. Спаситель, значит, согласно этому толкованию признавал одинаковую необходимость двух различных действий: крещения водою, как только наружной печати принадлежности к Церкви, и воздействия на человека Св. Духа, как обновителя и очистителя сердца. Но такое толкование находится в явном противоречии с евангельским текстом. Евангелие ясно говорит, что второй ответ Спасителя Никодиму служит пояснением первого: словами »неродится от воды и Духа» (ст. 5), Спаситель поясняет слова: «родится снова» (ст. 3). Следовательно, здесь и речи не может быть о двух различных действиях.

Далее с понятием «рождение» мы неизбежно соединяем идею единства. Рождение по своей природе действие единичное. Его невозможно разделить так, чтобы оно происходило в два различных момента времени. Итак, если Спаситель слова: «родится снова», поясняет соответственными словами: «родится от воды и Духа», если Он подразумевает действие единичное под «рождением снова», Он должен подразумевать то же единичное действие и под словами: «родится от воды и Духа». Далее, если рождение от воды есть только внешний знак исповедание веры, а рождение от Духа действие внутреннее, существенно отличное от первого, то зачем было Спасителю соединять два действия так глубоко различных по своей важности для жизни человека? Рождение от Духа, которое производит перемену в сердце человека, стоит так неизмеримо высоко, а рождение от воды, которое является простым знаком или печатью принадлежности к религиозному обществу, есть такая бесконечно малая вещь по сравнению с первым, что невозможно найти удовлетворительного объяснения, почему Спаситель в Своем учении о спасении соединил эти два действия. Если согласиться с баптистами, что словами: «родится от воды и Духа» Спаситель устанавливает необходимость крещения водою per se (самого по себе) и крещения Св. Духом (обращения) также per se, причем оба называются рождением, хотя могут и по большей части и происходят в разное время, то мы придем к богохульному выводу, что Спаситель, отделив крещение водою от духовной благодати его, вознес простой внешний обряд на одну высоту с тем духовным состоянием, которое Сам же назвал новым рождением. Если мы удалим из воды крещение благодать Св. Духа, действующего в ней и чрез нее, то тогда наше крещение чем выше будет стоять ветхозаветного обрезание, которое также было дверью, вводящею в ветхозаветную церковь? Не значит ли это, один простой обряд заменить другим (обрезание безблагодатным крещением)? Не значит ли это, наконец, впадать в грех Галатов, которые начав духом окончили плотью (Гал.3:3). Эти соображения должны заставить баптистов задуматься над тем, в какую глубокую пропасть толкает их произвольное изъяснение ими Св. Писания.

Наконец, толкование приведенных слов, единственно согласующееся со Св. Писанием и с здравым смыслом, это толкование Св. православной Церкви, заключающееся в творениях святых отцов и учителей ее. Оно говорит, что Спаситель словами «родится от воды и Духа» устанавливает необходимость того особого действие Духа Святого, которое Ему по Его великой милости к людям угодно было соединить с св. таинством Крещения.

Это особое действие есть привитие человека к Телу Христову и приобщение его к новому духовному родству со Вторым Адамом, соответствующему в царстве благодати его природному родству с Первым Адамом – в царстве греха.

Бог по высочайшей премудрости Своей определил, чтобы эта великая перемена в духовном состоянии человека происходила в определенное время и соединялась бы с известными внешними действиями: погружением в воду с призыванием Имени Всесвятой Троицы.

Почему Богу угодно было установить св. таинство крещения, мы можем ответить только одно, что на это была Его святая воля. Мы в смиренном сознании своей ограниченности можем делать только предположение. Отцы св. Церкви полагают, что Богом установлено св. таинство крещения для того, чтобы люди, существа ограниченные, слабые, подверженные влиянию и заблуждениям собственного разума, знали, что их близость к Богу, сыновство Ему, принадлежность к Его Церкви, что, вообще, все дело спасения их зависит не от их чувств, которые могут изменяться и постоянно колеблются, но от того, что в известное время они пришли в соприкосновение с внешним видимым установлением Бога, которое Ему благоугодно было установить для распространения царства Своего между людьми. Это действие и есть св. крещение, установленное Его Сыном, как средство соединить людей в Свою Церковь, которая не есть человеческая община, но таинственное Тело Его, ветви Его Лозы Истинной, корни которой сокрыты в тайне Его воплощения. Этой Церкви назначено Ее Божественным Основателем принять в свои объятие весь мир и всякое существо, живущее в нем.

Так св. православная Церковь понимает слова Спасителя, в которых Он говорит о новом рождении «от воды и Духа». Этими словами Он указывает на принятие в Царство Божие, каковое Царство есть внешне и видимо, и в то же время внутренне и духовно: внешне и видимо – поскольку жизнь его проявляется во внешних действиях и символах, отличающих его от разных других обществ, внутренно и духовно, так как оно живет дарами божественной благодати и имеет общение с Богом и с горним миром.

Таким образом, Спаситель установил, как вход в Свое Царство, св. таинство, соответствующее двойственной сущности самого Царства. Оно (т.е. таинство) внешне, так как в нем применяется вода с произнесением известных слов; но в то же время с ним соединяется духовное действие: «Одним Духом мы все крестились в одно Тело», так как все члены того Царства, в которое вход открывает таинство крещения, состоят в невидимом духовном родстве со Вторым Адамом, Новым Главою человечества. Только при таком понимании св. крещения, для нас будут понятны все те многочисленные места Св. Писание Нового Завета, в которых таинству крещения приписываются чрезвычайные духовные дары. Так, оно называется смертью, погребением и воскресением со Христом (Рим.6:3,4; Колос.2:11, 12), облечением во Христа (Гал.3:27), средством для получение отпущения грехов и омытия Кровью Спасителя (Деян.2:38; 22:16; Ефес.5:26), банею возрождения ведущею ко спасению (Тит.3:5), духовным избавлением, соответствующим избавлению Ноя в ковчеге (1Пет.3:21) и Израильтян во время перехода через Чермное море (1Кор.10:1–10). Только держась церковного толкования слов Спасителя, говорящего, что в Крещении и посредством его, Дух Св. совершает особое присущее Ему действие привития человека ко Христу, мы можем уразуметь истинный смысл этих текстов.

IV. Возрождение младенцев святым крещением

Теперь рассмотрим: «кому надлежало принимать св. таинство возрождения, которое Господь наш установил как средство, чрез которое люди прививались бы к Телу Его?» Отвечаем: всем причастным естеству ветхого Адама. «Если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного человека Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни». (Рим.5:15–18).

Итак, все наследники осуждение первого Адама имеют право на этот дар. Но все ли они достойны приятия его? Конечно, нет. Два рода людей можно считать достойными его: во-1-х, младенцев, во-2-х тех взрослых, которые не получили крещения во младенчестве, но раскаялись и уверовали во Христа.

Баптисты утверждают, что должно крестить только взрослых, так как в Новом Завете ясно говорится только о крещении взрослых.

Это утверждение баптистов совершенно не оправдывается Св. Писанием: 1) если должно сделать вывод из слов Спасителя и действий Его, относящихся ко младенцам, то он будет тот, что дети более достойны принять от Бога благодать, чем взрослые верующие. Спаситель не только не препятствует приводить к Себе детей, но строго порицает тех, кто желает удалить их от Него (Мф.19:14; Мк.10:14; Лк.18:16). Не ясно ли, что этим Спаситель подтверждает, что дети могут приближаться к Нему, Чье величие они еще не постигают, – что они могут получать от Него благодать чрез крещение, хотя они еще и не в состоянии уяснить себе то, что они получают. Далее, Спаситель дает нам объяснение, почему дети могут быть приводимы к Нему: «Таковых бо есть Царство Небесное», и прибавляет, что если взрослые верующие не сделаются подобны младенцам, они не могут войти в Царство небесное (Мф.18:3). И это Он говорит таким верующим, как Его Апостолы, – тем, которые уже сознательно приняли Его, Он говорит, что от них требуется дальнейшее обращение, т.е. что они также не рассуждая, без колебания, должны воспринимать глубокие таинства Царства Его, как бы они ни противоречили их предрассудкам и насколько бы не стояли выше их понимания, как дети должны воспринимать то, чему их учат, хотя бы в то же время они и не понимали смысла преподаваемого; 2) учение Иисуса Христа тогда проповедовалось людям, слышавшим его в первый раз. Люди эти должны были воспринять Евангельскую проповедь, и креститься в совершенном возрасте, ибо, когда они были детьми, самое имя Христа было еще неизвестно. Но это не означало того, что таковой порядок долженствовал оставаться навсегда, как нормальное положение вещей. Напротив, чем быстрее шло распространение христианства среди народов, тем скорее подобное положение вещей должно было уступить место такому, при котором люди, вместо того, чтобы впервые услышать о Христе и уверовать в Него в совершенном возрасте, могли бы с самого раннего детства слышать о Нем и веровать, что Он есть Спаситель. Это означает, что дети с самого раннего детства должны быть введены в Церковь Христову, как ее члены тем единственным входом в нее, который открывается чрез таинство крещения.

      Если в Новом Завете упоминается о крещении взрослых, то в данном случае мы имеем то, что делается во всякой миссионерской записи. Подобные записи естественно останавливаются на замечательных случаях обращения, в которых обращали на себя преимущественное внимание те обстоятельства, которые привели то или другое лицо к крещению. Однако и на крещение младенцев в Новом Завете встречаются ясные указания.

Книга Деяний Св. Апостолов, единственная имеющаяся у нас боговдохновенная запись о самой ранней миссионерской деятельности церкви, сохранила упоминание о крещении младенцев в словах Ап. Петра в день Пятидесятницы: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас,.. ибо вам принадлежит обетование, и детям вашим» (2:38–39). Люди должны были креститься для получение «обетование», но обетование это в равной мере принадлежало и детям их, следовательно, и крещение, как печать обетования, долженствовала одинаково принадлежать и детям их. И несомненно, что слушатели ап. Петра так именно поняли его слова: они, как евреи, были воспитаны в религии, первым правилом которой было, чтобы дети получали «печать обетования» Божьего (т.е. обрезание) на восьмой день от рождения.

После упоминания о первом крещении в день Пятидесятницы, упоминаются очень немногие случаи действительного преподания его. Два из них: крещение Ефиопского евнуха и Корнилия, приводятся с особенной целью, – а именно, чтобы отметить развитие определения Божьего относительно обращения язычников.

В дополнение ко всему сказанному, надобно постоянно помнить, что христианство не было новой религией, ни понятия, которые оно вносило в жизнь людей, ни язык, которым оно выражало их, не были новыми.

Зачаток его, и гораздо более чем зачаток, содержался в той религиозной системе, которую оно заменило: Бог был тот же самый, и нравственные законы Его те же самые. Существовали те же самые понятия об искуплении и жертвоприношении, только в Новом Завете все это раскрыто яснее и полнее. Воплощение, жертва Единого за грехи всех, сошествие Св. Духа, действие Его, проявляющееся во внешних чудесах и в сердцах, – все это было предсказано в самых ясных выражениях в книгах Ветхого Завета.

Даже Таинства Крещения и Причащения, которые составляют отличительные особенности христианства, не были новы, конечно, только с внешней стороны: «Вечеря Господня» была принадлежностью пасхального торжества, освященного Господом, в высших целях, а крещение, снова повторяем только с внешней стороны, имело своим прототипом практиковавшееся у евреев крещение прозелитов.

Евреи, которые первыми уверовали во Христа и приняли св. крещение, перешли в христианство с теми понятиями, в которых они были воспитаны в Ветхом Завете, а в Ветхом Завете младенцы считались участниками в обетованиях Божиих, для чего был установлен обряд обрезания, и младенчество не только не считалось препятствием к получению этих обетований, но скорее необходимым условием, потребным качеством для получения ветхозаветных благ. Крещение заменило обрезание, естественно, что оно совершалось с самого начала и над младенцами, так как это не только требовалось учением И. Христа, но и всем духовным укладом жизни христианина – из евреев. Если Новый Завет не упоминает особо о крещении младенцев, когда говорит о крещении дома Корнилиева, Лидии, Стефанинова, то потому, что это само собой подразумевалось так же, как и в тех случаях, когда говорится об обрезании всего народа израильского и не упоминается об обрезании младенцев (Нав.5:1–4).

Если бы должна была быть какая-нибудь разница между Ветхим Заветом и заменившим его Новым относительно того, что считалось в Ветхом Завете основным правилом (участие младенцев в обетованиях Божиих), несомненно, мы от Спасителя и Его учеников слышали бы об этом. Нам, конечно, сказали бы, например, что в трех семействах, о крещении которых мы имеем упоминание в книге Деяний, не было детей, или что крещение этих детей было отложено. И это необходимо было сказать, так как Новый Завет написан для людей, которые были ознакомлены с учением Ветхого, и, между прочим, с учением об участии младенцев в обетованиях Ветхого Завета.

Итак, если бы было несогласно с волею Божественного Основателя, чтобы дети получали крещение, то христиане, конечно, были бы предупреждены об этом, как это новозаветные писатели делали в других случаях. Есть, напр., три послания, называемые пастырскими, заключающие в себе уставы и правила для поддержания порядка в христианской общине. Некоторые из этих постановлений относятся к тому, что мы называем делами обычными, не имеющими высокой важности. В первом послании к Тимофею (5: 9) Апостол повелевает, чтобы вдовы не принимались на служение церкви ранее 60 лет и до тех пор, пока они не докажут благочестием своим, что они истинные последовательницы Христа.

Итак, если бы дети христиан лишены были крещения в состоянии младенчества, то нам следовало бы ожидать от святых Апостолов какого-нибудь правила или указания относительно возраста и степени сознательности, при которых их можно было бы допускать до крещения. Если ап. Павел признал нужным дать повеление о недопущении вдов жить на подаяние церкви (1Тим.5:16), то неужели он прошел бы молчанием такой важный вопрос, как вопрос о привитии ко Христу младенцев чрез св. крещение? Мы могли бы ожидать какого-нибудь постановления в роде: «Не крестите ребенка, пока ему не исполнится столько-то лет, пока он не получит известного религиозного образования, пока он не докажет своим поведением искреннего обращения к Богу» и проч. Итак, если крещение младенцев противно Божией воле, то отсутствие в Новом Завете всякого предостережения против такого всеобщего обычая, обычая, который так быстро и естественно заменил крещение взрослых, совершенно непостижимо.

Но при этом невольно возникает недоумение: если должно крестить младенцев, то конечно для того, чтобы привить их ко Христу, сообщить им естество Нового Адама, но спрашивается, не препятствует ли этому привитию несмысленность младенцев, не позволяющая им проявлять раскаяние?

Мы уверены, что следующее соображение, если внимательно вникнуть в него, навсегда успокоит наше сомнение, так как оно убедит нас, что согласно с милостью и благостью Божией, чтобы несмысленные младенцы крещением соделывались общниками Второго Адама. Вот, оно. В каком состоянии делаются дети наследниками естества первого Адама? Они делаются причастниками его греховного естества в состоянии полной бессознательности. Когда они еще не могут действительно согрешать, ибо находятся, так сказать, только в зародыше бытия, они уже делаются причастниками Адамова смертного и греховного естества.

Итак, если Бог даровал нам Второго Адама, то почему бы младенцам в таком же состоянии бессознательности не получить посредством крещения естество этого Второго Адама, как противоядие греху, и обновление естества бессознательно полученного ими от первого Адама?

«Возрождение» есть коррелятив и противоположность первородного греха. Как первородный грех есть сообщение человеку злого греховного свойства, так и возрождение есть сообщение свойства доброго, как первородный грех унаследован нами без личного нашего участия, как рожденными от плоти, так и возрождение даруется без личной нашей заслуги, как рожденным от Духа, как в наследовании первородного греха мы бездейственны и бессознательны, так и при возрождении, когда мы крещаемся в младенческом возрасте, мы также пассивно и бессознательно получаем новое естество.

Если бы это было не так, Христос не был бы Вторым Адамом, Главою нового народа в том смысле, как был первый Адам, который передает естество свое всем несмысленным младенцам, рождающимся от Него. Итак, признавая, что Второй Адам не только человек, но Богочеловек, и помня что Он сказал о детях, можем ли мы даже осмелиться думать, что несмысленность детей служит препятствием для них сделаться причастниками естества Его путем, Им Самим установленным? Но продолжим наши рассуждения по сему весьма важному вопросу.

Когда Спаситель сделал упрек Своим Апостолам за то, что они полагали, что несмысленность детей служила препятствием для получения благословения от Него, Он сказал о детях: «Таковых бо есть Царствие Божие». Нельзя не видеть, читая эти торжественные слова Спасителя, что смысл их простирается далеко за пределы того обстоятельства, по которому они были сказаны. Когда нибудь в будущем должен был возникнуть вопрос: можно ли в Новом Завете в союз с Богом принимать несмысленных младенцев, подобно тому, как они принималися в Ветхом Завете? Могут ли дети, когда Господа нашего И. Христа нет на земле, приводиться к Нему, посвящаться на служение Ему и делаться участниками Его благодати? Господь наш И. Христос предвидел, что гордый человеческий разум этот вопрос непременно поставит и заранее дает Церкви ответ на него, на все будущие времена. Не только малые дети могут приходить к Нему, но что касается нас, созревших для прихождения к Нему, мы должны для этого отбросить все, чем зрелость наша делает нас непохожими на детей и сделаться подобными им. Крещение младенцев не только оправдывается, но есть, так сказать, нормальный образец всякого крещения. Никто не может войти в Царство Божия, если он не уподобится младенцу. При случаях крещения взрослых, мы требуем от них, чтобы они имели то состояние простодушие и сходства с ребенком, которое в младенце мы имеем пред собою готовым и несомненным.

« Пустите детей приходит ко мне: таковых есть Царствие Божие» (Мф.19:14). Что такое это Царство Божие?

Это не простая система учение или религии: оно небесное, духовное состояние вещей, установленное Спасителем в целях противодействия плотскому, греховному состоянию вещей, введенному в мир грехом первого Адама. Плотское, греховное состояние вещей имеет корень свой в том таинственном наследовании греха от отца сыном, в силу которого, говоря словами Апостола, «мы все по естеству суть чада гнева». Здесь, на земле, следовательно, – царство греха и смерти, в которое каждый человек вступает вместе с естественным рождением своим. Он рождается на свет для жизни вечной, а жизнь в мире, в который он вступает, служит только временем испытание, и оттого, на пользу или во вред себе употребит он это время, зависит блаженство или мучение его в вечности. Но он приходит в этот мир, имея в себе семя греха, которое есть врожденная склонность ко греху, естественное отвращение от Бога и добра, которое живет в глубине сердца несмысленного младенца, подобно тому как скрытый зародыш наследственной болезни может таиться в теле его. Без противодействия божественной благодати, это скрытое греховное начало будет расти вместе с ним, развиваться, по мере того, как развиваются ею душевные способности и когда он выступит на мирское поприще, он найдет там подходящую сферу для дальнейшего развитие своего. Какое бы положение человек не занимал на свете, низкое или высокое, будет ли он жить в богатстве или бедности, – все равно его постоянно будут держать в рабстве вожделения плоти, похоти очей и житейская гордость, которые будут все более и более удалять его от Бога, пока он, наконец, не перейдет в вечность, проведя все время своей земной жизни в питании и укреплении греховного начала, полученного им при появлении на свет.

Таково было бы состояние всего без исключения человечества, если бы не милосердное заступничество Господа Бога. Этим заступничеством был ниспослан нам Второй Адам, Господь наш И. Христос, чтобы дать нам жизнь, праведность и спасение, подобно тому, как первый Адам послужил для нашего греха, смерти и осуждения.

Новое положение вещей, созданное Вторым Адамом, чтобы противодействовать и уничтожить власть греха и смерти, называется «Царством Божиим». И Слово Воплощенное, Глава этого духовного Царства, подтвердил право детей на часть в нем, словами Своими: «таковых бо есть Царство Божие».

Словами этими Он показал, что они достойные сограждане того Царства благодати, которое Он сошел устроить на земле.

Но ранее этого Спаситель постановил, что долженствует быть только один вход в это Царство благодати: «Если человек не родится от воды и Духа, он не может войти в Царство Небесное». Итак, допустим, что младенцы по причине своей несмысленности, как то утверждают баптисты, при крещении не прививаются к Новому Адаму, тогда Царство возлюбленного Сына Божия в преподании благ своих стояло бы несравненно ниже царства греха, в котором осуждение передается и несмысленным младенцам – царство благодати оказалось бы ниже царства греха. Оно стояло бы значительно ниже по отношению к тем самым существам, которых Спаситель признал самыми достойными быть чадами Его. Если только все младенцы крещением не прививаются ко Христу, значит, нельзя сказать об искуплении И. Христом совершенном, что «когда умножился грех, стала преизобиловат благодать (Рим.5:20), так как, по толкованию баптистов, выходит, что где первородный грех умножился, возрождающая благодать оказывается недостаточной: в Царстве Сына Божия, по учению баптистов, нет сообщения благодати младенцам, которая уничтожала бы первородный грех, получаемый каждым младенцем при входе в царство греха. Второй Адам, в деле сообщения своего нового и безгрешного естества, стоял бы ниже первого в деле передачи им его греха, так как в то время, как первый Адам передает свое естество всем рождающимся от него, Второй Адам, если только крещение не возрождает всех детей, не передавал бы своего высшего естества всем вступающим в Его Царство.

Но это невозможно: первое царство греха и смерти имело корнем своего греховного состояния простого человека, ни в каком отношении не стоявшего выше греховных существ, произошедших от него; между тем как царство благодати имеет Главою своею Воплощенное Слово, равное Богу по Своему достоинству, явившегося во плоти Бога. Поэтому, в установленном Им Царстве мы имеем преизбыток благодати. Мы не можем представить себе, чтобы законы сообщение людям в Царстве Возлюбленного Сына Божия благодатных даров стояли бы ниже законов передачи людям греха, проклятие и смерти в царстве греха. Итак, простой здравый взгляд на крещение младенцев не только оправдывает его, но доказывает необходимость его.

Если крещение есть только обряд, символизирующий известные блага, но не сообщающий их, как утверждают баптисты, то конечно, его лучше отложить до времени, когда младенец получит способность уяснить себе значение его; но если крещение, как об этом ясно учит Св. Писание, служит средством единения со Христом, Вторым Адамом, в целях уничтожения гибельных последствий единства с первым Адамом, – тогда чем ранее младенец сделается участником такого блага, тем лучше для него. Так как баптисты пытаются доказать, что в первые века христианства не было обыкновения крестить младенцев, то нам остается еще показать, что писатели первых веков смотрят на крещение младенцев, как на обыкновенное явление в жизни христиан их времени. Баптисты забывают, что молчание того или иного писателя об известном лице или событии еще не есть доказательство против существования их в его дни, так как чем более обыкновенно и само по себе разумеется какое-нибудь действие, тем менее вероятности, что оно будет отмечено в письменах.

Достаточно будет привести взгляды немногих из писателей первых веков, чьи творения дошли до нас.

Если мы обратимся ко времени Св. Киприана, мы не можем иметь никаких сомнений относительно всеобщего крещения младенцев в его дни. Под его председательством был созван (в 253 году) в Карфагене собор епископов, на котором обсуждался вопрос, можно ли крестить новорожденных младенцев до восьми дней от рождения и, основываясь на широком толковании того, что Христос пришел взыскать и спасти погибших, решено было, что младенца можно крестить тотчас же по рождении его. Киприан объявил решение собора в таких словах: «Но что касается до младенцев, между тем как вы считаете, что они не должны быть крещаемы в течение двух или трех дней по рождении, и что правило об обрезании должно соблюдаться так, чтобы ни один не был крещен или освящен до восьмого дня от рождения; мы все, члены нашего собора, были противного мнения. Ибо, что касается до того, что вы считали пристойным (что следовало так делать), ни один из нас не был согласен с вами, но все мы, напротив, рассуждали, что в милости и благодати Божией не должно быть отказано ни единому родившемуся на свет. Ибо, так как Спаситель в Евангелии Своем говорит: «Сын Человеческий пришел не погубить живущих, но спасти их», то, поскольку это зависит от нас, ни единая душа по возможности не должна погибнуть».

Следующие четыре писателя, жившие ранее св. Киприана, также упоминают о крещении младенцев.

Ириней пишет: «Он (Христос) пришел для того, чтобы Собою спасти всех людей; разумею всех, кто через Него возродился для Бога: младенцев и детей, отроков, и юношей и старцев». Когда мы обратим внимание на то, как одинаково все Отцы этого века не только соединяют, но так сказать отождествляют, возрождение с крещением, то не может быть никакого сомнение, что Ириней в этом месте подразумевает «возродился Крещением».

Климент Александрийский говорит о «детях поднимаемых или вынимаемых из воды», (Paedagog. lib. HI, с. 2). Эти слова нельзя иначе истолковать, как только в том смысле, что они говорят о вынутии «детей» из купели крещения.

Ориген. В беседе на Левит, гл. 4, говорит: «Кроме всего этого, пусть размыслят, какая причина того, что в то время как церковное крещение дается во оставление грехов, младенцы тоже крещаются по обыкновению церкви, хотя, если бы во младенцах не было ничего нуждающегося в крещении и милосердии, – благодать Крещения была бы не нужна им». Также в поучении на послание к Римлянам: «Ибо церковь тоже имела от Апостолов предание преподавать Крещение младенцам».

Наконец, нам остается еще рассмотреть свидетельство Тертуллиана. Хотя оно и чрезвычайно решительно говорит в пользу того факта, что Крещение младенцев имело самое широкое распространение в его время, однако, из него был сделан вывод, совершенно, по нашему мнению, противоположный тому, что дозволяет здравая логика. Вот, слова его (Трактат о Крещении гл. XVIII). «Отсрочка Крещения более полезна, сообразно состоянию и наклонностям, и кроме того возрасту каждого лица, но особенно относительно младенцев. Ибо нет в этом (т.е. крещении младенцев) настоятельной необходимости, то зачем же подвергать восприемников опасности? Может случиться, что или они сами могут не сдержать своих обетов, или могут обмануться в ожиданиях, видя развивающиеся дурные наклонности (своих крестных детей). Правда, Господь сказал: «Оставьте их приходить ко Мне». Пусть же они приходят, когда будут в более зрелых летах... Не менее основательно было бы также удалять лиц, не состоящих в браке, в которых уже таится искушение: в девицах по причине их зрелого возраста, во вдовах по причине их вдовства, до тех пор, пока они не выйдут замуж, или утвердятся в воздержании. Понимающие важную сущность Крещения будут скорее бояться получения его, чем отсрочки».

Из вышеприведенных слов, как нельзя яснее, видно, что Крещение младенцев было обыкновенным явлением во времена Тертуллиана; он отчасти порицает это явление; но на каком основании советует он откладывать его? На основании крайней опасности впасть в грех после Крещения и трудности получить отпущение его. Тертуллиан, что достойно особого внимания, предлагает отсрочку крещения не только относительно детей, но и взрослых, не состоящих в браке, пока они не выйдут замуж или не утвердятся в воздержании. Несомненно, что в данном случае мы встречаемся с указанием на начало того опаснейшего для церкви мнения, что грех совершенный после крещения, почти не прощается и что, следовательно, чем позднее в жизни наступит время крещения, тем менее опасности будет для крещаемого.

Итак, те, кто надеется найти здесь указание на то, что Крещение младенцев не было еще окончательно принято во время бл. Тертуллиана Церковью, по нашему мнению, сильно ошибаются в своем выводе, так как в таком случае пришлось бы допустить, что и не состоящие в браке не считались тогда Церковью достойными принять крещение, что явно противоречит Св. Писанию.1

V. Значение обрезания в жизни евреев, как избранного народа Божия

Баптисты утверждают, что в союз с Богом могут вступать люди сознательно верующие в Бога и давшие обет оставаться верными учению И. Христа, печатью какового обещание и является крещение. Но так как младенцы не могут сознательно веровать и дать за себя обещание Богу оставаться Ему верными, то и в союз с Богом они вступать не могут, а потому и крестит их не следует. Все блага этого союза принадлежат только лицам, сознательно верующим, и они составляют общество «святых», все прочие люди, будут ли они язычники или христиане, а равно и несмысленные младенцы, находятся вне этого союза и к обществу святых, какими считают себя баптисты, не принадлежат. Это учение баптистов находится в явном противоречии с тем, чему учит нас Св. Писания.

По учению св. Церкви, как оно выражено в творениях боговдохновенных и священных писателей, христианин, однажды получивший св. крещение, будет ли он потом христианином только по имени, или истинно верующим, вступает в состояние благодати. То, как он воспользуется дарами благодати, от него зависит и он один является ответственным за это. В этом отношении Ветхий и Новый Завет находятся в полном соответствии между собою. Ветхий Завет, который служил детоводителем ко Христу, приготовлял людей к принятию тайн искупления, учит, что весь Израильский народ через обрезание вступал в действительное, самое близкое родство с Богом, и новозаветные писатели: святые Апостолы и святые отцы Церкви, когда говорят с новозаветном благодатном союзе людей с Богом, в который они вступают через таинство крещения, буквально без всякого изменение пользуются выражениями Ветхого Завета.

Начнем с Ветхого Завета. Он занимается исключительно историей одного избранного народа, для которого Бог творил великие чудеса, которому подчинял языческие народы, ради спасения которого посылал пророков и проч. Когда этот народ был в рабстве в Египте, Бог сказал Фараону: «Израиль сын Мой, и первенец Мой» (Исх.4:22) Здесь Бог весь в совокупности народ называет Своими детьми. Равным образом во Второзаконии (14:1): «Мы – сыны Господа, Бога нашего» и 32:19: «Господь увидел и (вознегодовал) и в негодовании пренебрег сынов Своих и дочерей Своих». Далее, у Исаии Бог говорит о всем народе: «Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня» (1:2).

Но в каком смысле Израильтяне называются сынами Божиими? Конечно, не в том, в каком все люди, как творения Божии, называются сынами Божиими, так как в Св. Писании мы имеем множество мест, в которых Израильтяне называются сынами Божиими в совершенно особом смысле, в каком не называется никакой другой народ. Конечно, они не были сынами и в том лучшем смысле, в каком И. Христос употребляет это выражение в Своей Нагорной проповеди: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас, и молитеся за обижающих вас и гонящих вас; да будете сынами Отца Вашего небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми, и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:44–45). История этого народа, полная кровавых войн с иноплеменниками, лучшее тему доказательство. Наконец, они не были сынами Божиими и в том смысл, что они любили Бога и повиновались Ему. Следующие слова Св. Писания ясно доказывают это: «Сорок лет Ты питал их в пустыне; они ни в чем не терпели недостатка, одежды их не ветшали, и ноги их не пухли. И Ты дал им царства и народы и разделил им, и они овладели землею Сигона, и землею царя Есевонского и землею Ога, царя Васанского... и сделались упорны и возмутились против Тебя, и презрели закон Твой, убивали пророков Твоих, которые увещевали их обратиться к тебе, и делали великие оскорбления» (Неем.9:21, 22 и 26). Итак, в каком же смысле Израильтяне называются в Св. Писании сынами Божиими?

Ап. Павел говорит, что они были сынами Божиими по усыновлению: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление, и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение и обетования (Рим.9:3,4). Достойно (...)2 словах ап. Павел говорит не об Израильтянах по духу, которые приняли Христа, но об Израиле по плоти, который отверг Христа и о котором ап. Павел носил в своем сердце всегдашнюю скорбь. Далее, Израильтяне называются народом святым, т. е. избранным народом Божиим: «Ты народ святый у Господа, Бога твоего, и тебя избрал Господь, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле» (Втор.14:2).

Но также достоверно и то, что когда ветхозаветные пророки обращаются к своим соотечественникам или только говорят о них, они имеют в виду весь народ Израильский: «часть Господа народ Его; Иаков наследственный удел Его» (Втор.32:9). «Господь же не оставит народа Своего ради великого имени Своего, ибо Господу угодно было избрать вас народом Своим» (1Цар.12: 22).

Затем, в Псалтири (80:12–13) читаем: «Но народ мой не слушал гласа Моего и Израиль не покорялся Мне. Потому Я оставил их упорству сердца их, пусть ходят по своим помыслам. О, если бы народ Мой слушал меня».

Далее у Исаии (1:3): «Израиль не знает Меня, народ мой не разумеет». Также у Иеремии (2:13): «ибо два зла сделал народ мой: Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды».

Главный смысл приведенных слов, очевидно, состоит в том, что возмущение сынов Израилевых было тем преступнее, что оно было возмущением «народа Божьего».

Если бы выражение народ Божий на пространстве всей Библии означало только оставшихся верными Богу, семь тысяч человек, не преклонивших колен перед Ваалом, тех, кто не отпал от Бога, тогда можно ли было бы приведенные выражения употреблять о таком (т.е. святом) народе Израильском? Но боговдохновенные пророки еще сильнее укоряют Израильтян в таких выражениях, которые указывают на более близкое родство всего обрезанного народа с Богом, а именно на такую близость, какая существует между женою и супругом. Так у Иеремии (2:2) читаем: «Иди и возгласи в уши дщери Иерусалима, так говорит Господь: Я вспоминаю о дружестве юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою, когда последовала за Мною в пустыню». Но, главным образом, сюда относятся слова пророка Иезекииля из 16 и 23 гл.гл. «И проходил Я мимо тебя, и увидел тебя, брошенную на поругание в кровях твоих, и сказал тебе: в кровях твоих живи! Так Я сказал тебе: в кровях твоих живи. Умножил тебя, как полевые растения, ты выросла и стала большая и достигла превосходной красоты: поднялись груди и волоса у тебя выросли, но ты была нага и непокрыта. И проходил Я мимо тебя, и увидел тебя, и вот это было время твое, время любви; и простер Я воскрилия риз Моих на тебя, и покрыл наготу твою, и поклялся тебе и вступил в союз с тобою, говорит Господь Бог; и ты стала Моею. Омыл Я тебя водою... и надел на тебя узорчатое платье... и нарядил тебя в наряды... возложил на главу твою прекрасный венец... И пронеслась по народам слава твоя, ради красоты твоей, потому что она была вполне совершенна при том великолепном наряде, который Я возложил на тебя, говорит Господь Бог» (16:6–14). Далее, Всемогущий продолжает укорять возлюбленную и взлелеянную им за распутство и неверность ее, обвиняет ее не в блудодеянии только, но в прелюбодействе: «Как истомлено должно быть сердце твое, говорит Господь Бог, когда ты делала все это, как необузданная блудница... как прелюбодейная жена, принимающая вместо своего мужа чужих». «Я буду судить тебя судом прелюбодейц и проливающих кровь» (16, 30, 38).

Приведенные тексты, полагаем, ясно указывают на близость и реальность того родства, какое существовало между Богом и Иудейской Церковью, иначе пророк говорил бы только о блуде, а о прелюбодеянии. И надо полагать, что родство это было установлено Богом между Им и всем видимым обществом, ибо вся видимая Иудейская Церковь, во всей целости, отступила от Бога, что и вызвало у пророка строгие обличение. Далее, мы находим, что Бог обещает пребывать среди сынов Израилевых; многократно говорит им, что Он обитает среди них, несмотря на все их уклонения от Его заповедей и что это самое присутствие Его между ними в высшей степени увеличивало вину многократного отпадение от Него.

Израильтяне не только являлись ослушниками Закона, некогда данного им чрез Моисея, но не веровали в него, и даже пренебрегали действительным постоянным присутствием и пребыванием Бога, для которого Он избрал храм их, который был жилищем и святилищем Его, а главный город их – градом Великого Царя». Вот, слова Св. Писания, подтверждающие эти мысли: Исх.15:17: «Введи его и насади его на горе достояния Твоего, на месте, которое Ты сделал жилищем Себе, Господи, во святилище, которое создали руки Твои, Владыка!» Исх.29:45: "И буду обитать среди сынов Израилевых и буду им Богом»; Исх.35:8: «И устроят они мне святилище, и буду (дабы) обитать среди их», Числ.35:34: «Не должно осквернять землю, на которой вы живете, среди которой обитаю Я, ибо Я Господ обитаю среди сынов Израилевых», Второз.6:15: «Господь Бог твой, Который среди тебя, есть Бог ревнитель, чтобы не воспламенился гнев Господа Бога твоего на тебя»; 3Цар.8:13: «Я построил храм, в жилище Тебе, место чтобы пребывать Тебе вовеки», 4Цар.1:3: «Тогда Ангел Господень сказал Илии Фесвитянину: встань, пойди на встречу посланным от Царя Самарийского и скажи им: разве нет Бога в Израиле, что вы идете вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское»? 2Парал.36:15: «И посылал к ним Господь Бог отцев их посланников своих от раннего утра, потому что Он жалел Свой народ и Свое жилище»; Псалом 45:3: «И было в Салиме жилище Его, и пребывание Его на Сионе».

Итак, мы видим, что Бог пребывает среди Израильтян в самое мрачное время их изменчивой и полной падений истории, и это было пребывание действительное, хотя и невидимое, которое продолжалось в течение многих веков. И, однако, это пребывание Бога не изменило нравственного характера тех, среди которых оно утвердилось; оно не побудило их быть добродетельными и праведными. Бог поистине и на самом деле находился среди народа Израильского и, однако, они могли не верить Ему и даже оскорблять Его присутствие. Достойно внимание то обстоятельство, что когда Бог угрожает строжайшим наказанием сынам Израилевым и Иудиным, как блудницам, изменившим данным Ему брачным обетам, Он называет их «Оголива» – «Мое святилище в ней» (Иез.23:4).

По причине этого пребывание Бога среди Израильтян, весь народ Израильский «свят», конечно не в том высоком смысле, что он был свободен от грехов. Этот самый народ, называемый в некоторых местах «святым Господу» (перед Господом) в других называется «жестоковыйным» и «необрезанным в сердцах и ушах своих». Евреи могли быть «праведны», или «святы» только в смысле «посвящения Богу», как «избранные для служения Ему»: истинно и верно ли они Ему служили, это совершенно другое дело. Должно также заметить, что это значение «святый», как «посвященный», «отделенный», «избранный», есть почти единственное значение, в котором это слово и родственный ему глагол «освящать» употребляются во всем Ветхом Завете. Оно встречается в первый раз в книге Бытия 2:3, где оно, очевидно, значит просто: «отделение» или «посвящение». И благословил Бог седьмой день и освятил его. Также мы видим в книгах Исхода, Левита и Числ, что понятие: «освятить», «посвятить» и «святой», прилагаются к сосудам скинии, мясу жертв, фактически, – ко всему, что так или иначе избрано для служения Богу. Особенно эти выражения прилагаются к священнослужителям, Аарону и сыновьям его, без всякого дальнейшего отношения ко внутренней жизни их. Так, в Исходе 29, 37, 43: «Семь дней очищай жертвенник и будет жертвенник святыня великая, все прикасающееся к жертвеннику освятится. (Сравн. Мф.17:19: «жертвенник освящающий дар»). «Там буду открываться сынам Израилевым и освятится место сие Славою Моею».освящу скинию собрание и жертвенник, и Аарона и сынов его освящу, чтобы они священнодействовали Мне».

Далее весь обрезанный народ называется народом избавленным, искупленным, спасенным. Так, Исх.15:13, 16: «Ты ведешь милостию Твоею, народ сей, который Ты избавил, доколе проходит народ Твой, который Ты приобрел; Втор.9:26: «Владыко, Господи, не погубляй народа Твоего, и удела Твоего, который Ты избавил»; 32:6, 9: «Сие ли воздаете вы Господу, народ глупый и несмысленный. Не Он ли Отец твой, который усвоил тебя?.. Ибо часть Господа народ Его, Иаков наследственный удел Его»; 33:29: «Блажен ты, Израиль! кто подобен тебе, народ хранимый Господом!"

Нельзя найти выражений, которые полнее применялись бы ко всему народу и, однако, эти милости и благодать не принадлежали им настолько, чтобы они не могли их лишиться: Пс.105:40: «И воспылал гнев Господень на народ Его, и возгнушался Он наследием Своим», Ис.47:6: «Я прогневался на народ мой, уничижил наследие Мое», Иер.12:7Я оставил дом Мой, покинул удел Мой, самое любезное для души Моей отдал в руки врагов его». Далее, весь обрезанный народ «избран» Богом, «призван» Им, это Его «избранник»: «Не потому чтобы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь и избрал вас», ...но потому что любит вас Господь, но для того чтобы сохранить клятву, которою Он клялся отцам вашим... Но только отцев твоих принял Господь, и возлюбил вас и избрал вас, семя их после них, из всех народов, как ныне видим» (Втор.7; 7–8, 10, 15).

Но хотя израильтяне и были призваны, однако, вся история их показывает, что они не настолько были избраны, чтобы не могли отпасть. Они обязаны были продолжать жить по заповедям Божиим, а этого они не делали. Нигде мы не находим ни малейшего намека на то, чтобы все эти великие дела, все эти милостивые слова относились только к невидимому «праведному» меньшинству. Нигде мы не находим указаний, чтобы избрание это ограничивалось теми праведными, которые были между ними.

Должно также обратить внимание и на то, что избрание Богом своего народа в одном смысле, безусловно, в другом – условно. Оно, безусловно, так как Бог избрал их в лице отцев их, не за их будущие добродетели и праведность, но только по Своей любви и милости:, и все таки их избрание было условно, ибо они должны были «пребывать в благости Божией», «пребывать в любви Его» (Рим.11:22; Ин.15:1–10). «Вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас, (как бы) на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. Итак, если вы будете слушаться гласа Моего, и соблюдать Завет Мой» (т.е. говоря языком Нового Завета: «если вы сделаете твердым ваше звание и избрание» 2Пет.1:10), то вы будете у меня царством священников и народом святым» (Исх.19:4, 5). Далее. Втор.28:9: «поставит тебя Господь Бог народом святым Своим, как Он клялся тебе, если ты будешь соблюдать заповеди Господа Бога твоего». Это место достойно особенного примечания, так как сыны Израилевы в других местах называются святыми, святым народом Господним, однако, здесь Бог обещает, если они будут повиноваться Ему, утвердить их в этом звании. Они уже были Его народом, но как бы в том смысле, что были еще только на испытании.

Мы остановимся еще на некоторых уподоблениях, показывающих, ясно насколько только может выразить человеческий язык, любовь Бога к Израильскому народу, заботы Его о нем, и теснейшую близость, которою он соединил его с Собою. Во Второзаконии 32:9–12, под образом птицы воспитывающей птенцов своих, Бог показывает нежную любовь и заботливость свою о народе Израилевом: «Ибо часть Господня народ Его, Израиль наследственный удел Его». Он нашел его в пустыне, в степи печальной и дикой, ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего. «Как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит на перьях своих, так Господ один водил его». И, однако, вся эта любовь и забота были некоторым образом напрасны по отношению к неблагодарному народу, ибо через несколько стихов мы читаем: «и оставил он Бога создавшего его, и презрел твердыню спасения своего» (ст. 15).

Далее, вспоминая величайшие заботы Свои об израильтянах, которыми Он окружил их, чтобы они принесли достойные плоды праведности, Бог говорит о них у Исаии (5:1, 7), как о винограднике Своем, огражденном, очищенном от камней, насажденном отборными лозами. Он спрашивает: «Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего я не сделал ему? Почему, когда я ожидал, что он принесет добрые грозды, он принес дикие ягоды? Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды, любимое насаждение Его. И ждал Он правосудия, но вот кровопролитие, ждал правды и, вот, вопль». В подобии пояса, который Он велел Иеремии положить на чресла его, и затем спрятать его у Евфрата, пока он не «испортится», Бог поучает нас, как тесно соединил он с Собою сынов израилевых, и с какою целью он сделал это: «Как пояс близко лежит к чреслам человека, так Я приблизил к Себе весь дом Израилев, и весь дом Иудин, говорит Господь, чтобы они были Моим народом и Моею славою, хвалою и украшением... но они не послушались» (Иер.13:11).

Но могут сказать, что Бог действительно намеревался облагодетельствовать своею милостью только некоторых, но не всех называвшихся сынами Его. Такая мысль находится в явном противоречии с выраженным желанием Бога: «О если бы сердце у них было таково, чтобы бояться Меня и соблюдать все заповеди Мои, во все дни, дабы хорошо было им». «О если бы они рассудили, подумали о сем, уразумели». В псалме 80:14: «О если бы Израиль слушал меня и Израиль ходил моими путями» (Втор.5:29; 32: 29).

Как неизмеримо глубока тайна того, что Бог мог дозволять людям отвергать Его любовь и противодействовать Его милосердным намерением, что Он мог терпеть, чтобы они отвергали Его благий промысл о них, выраженный в словах Его Сына, но слова Св. Писание уверяют нас в этом!

Невольно при этом припоминаются слезы Спасителя, оплакивающего Иерусалим: «Если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему». «Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели" (Лк.19: 42; 13: 34).

Из всех этих слов нельзя не видеть, с какою неизменною любовью Бог относился к Церкви Ветхого Завета. В какой бы то ни было период истории избранного народа, какое бы ни было поведение его, в самые блестящие, равно как и в самые мрачные времена его истории, Бог вдохновлял пророков Своих обращаться к израильтянам, как детям Своим, народу Своему, избраннику Своему, невесте Своей.

Но каким образом Евреи стали народом Божиим? Каким образом люди каждого последующего поколения вступали в союз с Богом и принимали на себя обязательства В. Завета? Чрез обрезание, совершавшееся над каждым в восьмой день. Так постановил Бог вначале, когда избрал Евреев в лице их праотца Авраама. «Ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их... Да будет у вас обрезан весь мужеский пол... осьми дней от рождения, да будет у вас обрезан всякий младенец мужеского пола... и будет завет Мой на теле вашем заветом вечным» (Быт.17:9, 10, 12:13). И это было в силе до тех пор, пока не пришла «полнота» времен, и пока не явился на землю Сын Божий и обрезание не было заменено крещением.

VI. Апостольское учение о благодати крещение

А) по I-му посланию к Коринфянам

Закон Моисеев был временным. Он должен был «прейти», потерять свое значение, когда явился Тот, о Котором свидетельствовали все символы его и в Ком они все получили свое исполнение.

Когда пришла «полнота времени», Иисус Христос, Семя обетования, Второй Адам, явился на землю. Он пришел для того, чтобы установить новый порядок, Царство Божия. Он пришел не для того только, чтобы основать религию, или совершить искупление, но чтобы основать Царство, Царем которого долженствовал быть Сам Он.

И это Царство долженствовало быть особым Царством: оно долженствовало быть Церковью, обществом людей верующих в Него и крестившихся в Тело Его Оно должно не только иметь Его Царем своим, поучаться от Него, как от пророка своего, получать через Него примирение с Богом, как через своего первосвященника, но главное, и выше всего, оно должно быть чудесным образом соединено с Ним союзом таким родственным и тесным, что ему соответствует только то единство, какое существует между членами человеческого тела и главою его, или между лозою и ветвями, составляющими часть ее. Он же, Царь этого нового Царства, Глава этого нового Тела, был никто иной, как Единородный Сын Божий. Для основание этого царства было совершено самое изумительное чудо, когда-либо виденное миром: Бог соделался человеком, не переставая быть Богом, – человечество было принято на Себя Богом.

Какова же долженствовала быть сущность этого нового Царства, учрежденного Христом? Если бы нам был известен один только тот факт, что это Царство учредил Сын Божий, мы могли бы сказать, что оно долженствовало бы быть состоянием добра без всякой примеси зла, что оно должно быть земным раем, что никакая скверна не может войти в него. Если бы мы жили во времена до христианские и веровали бы, что предвечное Слово, Единородный

Сын Божий имеет воплотиться, чтобы основать новое Царство, мы сказали бы, что Спаситель непременно создаст безгрешное царство, совершенную Церковь в смысле чистоты и святости всех ее членов. Но из уст Самого Великого Главы Церкви мы слышим предсказание о том, каково будет состояние Его Церкви, и как эти предсказание разнятся от того, что мы могли бы ожидать. Вместо того, чтобы быть царством чистой правды, Церковь Его – это поле, где плевелы смешались с пшеницею: «Царствие Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем. Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы, и ушел» (Мф.13: 24, 25). Далее Спаситель в той же главе (ст. 47–48) сравнивает его с неводом, заброшенным в море и наполнившимся хорошими и худыми рыбами. И чтобы не дать людям основание думать, что все это описание только внешнего порядка вещей, только внешней и видимой Церкви, И. Христос употребляет другой символ, подтверждающий тоже смешанное состояние членов Церкви, рассматриваемой, как таинственное Тело Его: «Я есмь Истинная Виноградная Лоза, а Отец Мой – виноградарь. Всякую ветвь у Меня, не приносящую плода, Он отсекает... кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь и засохнет» (Ин.15:1–6). Эта Церковь была основана Господом нашим И. Христом, и вера, и благочестие, дотоле никогда не виденные миром, начали расти и процветать на земле. Сошел Дух Святый и соединил людей в Тело Христово. Но едва только Церковь утвердилась на земле, как слова о ней Спасителя сбылись: плевелы примешались к пшенице, невод собрал рыб разного рода, Лоза имела ветви, из которых некоторые приносили плоды, другие были бесплодны, а некоторые засохли. И все это было не только во время процветания и сравнительного спокойствия Церкви, но во времена гонений, когда вера в Господа нашего И. Христа горела пламенем.

Доказательства этого находятся в посланиях Апостолов, и особенно у ап. Павла. Из его посланий мы почерпаем глубокое знакомство с положением и характером Церкви первых веков, и это вполне понятно, так как многие из них были написаны к церквам им самим насажденным и окруженным его заботами, таковы два послания к Коринфянам, послания: к Галатам, Ефессянам, Филиппийцам и Фессалоникийцам.

Обратим теперь внимание на то, как Апостол обращается к рабам Царства Христова, членам различных церквей, которым он писал свои послания.

Ап. Павел обращается ко всем христианам, как находящимся в действительном состоянии благодати, как к общникам Духа Святого, и получившим от Него (т.е. Святого Духа) Крещение в Тело Христово, не в простое внешнее, видимое общество, но в таинственное Тело Его. Он укоряет некоторых из христиан за грехи, и предостерегает всех их от совершения в будущем больших и смертных грехов. И он доказывает, что эта греховность некоторых из них, впадших в грех, увеличивается от того, что они действительно и истинно находятся уже в том состоянии благодати, в котором они должны быть, как получившие крещение. Он обращается к христианам совершенно так же, как обращались, как это мы видели, к Иудеям пророки, с тою только разницею, что пророки предполагали, что грешные Иудеи составляли большинство в Иудейской церкви, а ап. Павел предполагает, за исключением, может быть, Коринфской и Галатской церквей, что грешники составляли в это время – меньшинство. Но все же способ обращения в обоих случаях одинаков. Пророки укоряли большинство Израильтян за то, что после того как Бог сделал их народом Своим, они возмущались против Него, Апостол говорит о своевольных грешниках, которые далеко не составляли большинства Коринфян, что они тем более оскорбили Христа грехами своими, что уже были привиты к Телу Его.

В доказательство этого, рассмотрим сначала 1-е послание к Коринфянам, в котором Апостол самым подробным образом входит в характер и, обстоятельства жизни приведенных им в церковь Коринфян.

Он обращается в нем «к Церкви Божией, находящейся в Коринфе», к «освященным во Иисусе, призванным святым». И во всем этом послании Апостол обращается ко всем членам этой Церкви, как к находящимся на одной и той же степени благодати. Вот, тому доказательства: «От Него», т.е. Бога «и вы во Христе Иисусе» (1Кор.1:30). «Ибо мы соработники у Бога», (1Кор.3:9), (ср. притчу Господню о «поле» Мф.13: 24), «вы Божие строение» (ср. Ефес.2:21, 22). «Разве вы не знаете, что вы храм Божий и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят, а этот храм вы» (1Кор.3:14, 17). В главе 5:12, он говорит о «внутренних» и «внешних», подразумевая под первыми всю вообще Церковь, а под последними – язычников, и убеждает их извергнуть из среды своей (отлучить) некоего великого грешника. В главе 6:11: «вы омылись, освятились, оправдались Именем Господа нашего И. Христа, и Духом Бога нашего». Далее в ст. 15: «разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христовы»?

Еще: далее: «не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Св. Духа?» Еще: «вы не свои, ибо вы куплены дорогою ценою». Далее в главе 8:12 Апостол считает самого немощного между ними, до такой степени дорогим членом Христа, что согрешить против него то же, что согрешить против Христа. В начале 10-й гл. он настаивает на замечательном сходстве между крещением во Христа всего общества Коринфян и «крещением» всего народа Израильского в Моисея «во облаке и в море». Он делает это с тою практической целью, чтобы предостеречь новообращенных Коринфян, что великие блага, соединяющиеся с избранием их и особенные права, даваемые им искуплением, суть также условны, как и у Израильтян. Точно также, как Бог привел всех Израильтян, в положение сравнительной свободы и спасение, посредством перехода их через Чермное море, привел Он и всех Коринфян в соответственное состояние спасения посредством Крещения их; но так как первые, по причине своих грехов, не достигли цели, к которой вело их избавление, то вторые должны остерегаться, чтобы самим не пасть через подобное же неверие (2Кор. 6:1; Евр.3: 4; passim, Иуд. 5).

Сравнение делается между всем народом Израильским и тем как он воспользовался присвоенными ему общими правами, с одной стороны, и всей Коринфской церковью и тем, как она воспользовалась или злоупотребляла своими преимуществами с другой стороны. Подобно тому, как переход через Чермное море, сделал всех (взрослых и младенцев) Израильтян участниками в общем избавлении от рабства, так и христианское Крещение, иначе аналогия не выдерживалась бы, сделало Коринфян участниками общей им всем благодати во Христе.

В 12-й главе ап. Павел говорит о Церкви, как о Теле Христовом. Он начинает упоминанием о великом разнообразии духовных даров Церкви, и перечислив некоторые из них, которые не были общими всем Коринфянам, Апостол отмечает действие Святого Духа, как общее всем: «Одним Духом мы все крестились в одно Тело» (ст. 13) и, приведя замечательное и прекрасное сравнение между телом человеческим и таинственным Телом Спасителя, он делает заключение: «и вы тело Христово, а порознь члены» (ст. 27).

Таковы выражения Апостола в обращении его ко всей Коринфской Церкви. Дают ли эти выражение право утверждать, что все те, к кому Апостол писал, жили достойно их призвание? Далеко нет: все послание наполнено укорами им не за мелкие прегрешение или за грехи, сделанные по немощи человеческой, но за тяжкие и смертные грехи. «Вы еще плотские; ибо, если между вами зависть, споры и разногласия, не плотские ли вы и не по человеческому ли обычаю поступаете»? (1Кор.3:3), в 17-м стихе, как мы видим, он говорит о разорении ими храма Божьего, «а этот храм», прибавляет он – »вы».

В 5-й главе Апостол упрекает Коринфян за покровительство тяжкому греху: «Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и при том такое, какого не слышно даже у язычников, что некто, вместо жены, имеет жену отца своего». «Но вы сами обижаете и отнимаете и при том у братьев. Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют»? (1Кор.6:8, 9). Далее, вся последняя часть 6-й главы наполнена выражениями заключающими в себе мысль, что все Коринфские христиане были членами Христа, однако же, некоторые из них на деле впадали в очень тяжкие грехи. «Разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христа! Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет»... «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого вы имеете от Бога»? (1Кор.6:15, 19).

В главе 8-й мы находим свидетельство о крайне несовершенном духовном состоянии некоторых из этих Коринфян, которые были еще так немощны в вере, что не уясняли себе вполне ничтожества языческих идолов: «Но не у всех такое познание (т.е. Бога Отца и Иисуса Христа), некоторые (т.е. некоторые христиане) и доныне, с совестью, признающею идолов, едят идоложертвенное, как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется». И, однако, такие из «братии», не смотря на то, что они были достойны сожаления, как слабо усвоившие духовную истину, были так дороги, что грех против них отождествляется Апостолом с грехом против Христа: «А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа» (ст. 12). В 10-й главе Апостол предостерегает новообращенных примером Израильтян, пораженных в пустыне за свои многократные грехи, чтобы они тоже не отпадали от Христа чрез идолопоклонство, блудодеяние, искушение Христа и ропот. В 11-й главе мы видим, что некоторые из них очень грубо унижают «Вечерю Господню». В 15-й главе находим, что некоторые из Коринфян (ст. 12) отвергали воскресение мертвых, что для других обетование Евангельское так мало значило, что они говорили с идолопоклонниками: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем» и что иные (ст. 34) были так бесчувственны, что Апостол должен был возбуждать их словами: «Отрезвитесь, как должно и не грешите, ибо к стыду вашему скажу, некоторые из вас не знают Бога».

Сделаем вывод из сказанного. Во-первых, способ обращения Св. Павла к христианам только по имени вполне соответствует тому, как обращались пророки к евреям – но имени. Как пророки, так и ап. Павел, настаивают на действительном сообщении тем, к кому они обращались, преимуществ даваемых тем, или другим Заветом, чтобы убедить их в том, что грех их тем тяжелее, тем «грешнее», что они не хотят жить достойно обещаний и благ, соединяемых с тем или иным Заветом. Благо Нового Завета, причастниками которого сделались Коринфяне, т.е. привитие ко Христу, было бесконечно высшим духовным благом, чем получаемое еврейским младенцем при обрезании и, однако, в одном важном отношении, они соответствовали друг другу: они накладывали на получающего их обязательства, от которых он не мог освободиться и которые могли послужить к строжайшему осуждению его.

Обратим внимание также на то, как велик был страх ап. Павла за обращенных им. Он страшился не того, что некоторые из них могут считать себя членами Христа, когда они не были таковыми, но того, чтобы те, кто все сделались членами Христа, недостаточно веровали во Христа. У него нет и тени сомнения в их привитии ко Христу, напротив, он считает всех ответственными за благодать, ибо все они были привиты ко Христу.

В устах ап. Павла, если бы он полагал, что Коринфяне не все получили благодать Св. Духа и не все были привиты ко Христу, вполне понятна была иная речь Он мог бы сказать им: «вашими распрями, терпимым вами блудодеянием некоторых из вас, идолопоклонством других, вашим соблазнительным поруганием Вечери Христовой, недостатком милосердия, вашим тщеславием дарами духовными и отрицанием такого основного правила веры, как воскресение мертвых, вы ясно доказываете, что многие из вас не суть члены Христа и никогда ими не были. Одним Духом вы, очевидно, не все были крещены в одно тело. Вы может быть и крестились водою, но этим, очевидно, никто подобный вам не привился к Телу Христа». Но какую противоположность представляют его настоящие слова. Мы не находим в них и тени сомнения или колебания относительно получения благодати всеми Коринфянами: «Разве вы не знаете, что тела ваши храм Духа Святого живущего в вас». «Вы Тело Христово» и т. д. Греховность коринфских христиан во всей их совокупности оттого именно и увеличивалась, что они все чрез таинство крещения сделались членами Христа.

В) по посланием к Римлянам и Колоссянам

В обоих названных посланиях союз со Христом представляется, как погребение и воскресение со Христом. Мы соединены с Ним, не как только с Адамом, но как с распятым, погребенным и воскресшим Адамом. Привитием нашим к Нему, мы делаемся участниками Его смерти и воскресения так, что то же Крещение, которое привело нас к Нему, есть вместе и средство, которым мы погребаемся и воскресаем с Ним.

В 5-й гл. послания к Римлянам пространно излагается аналогия между двумя Адамами, а равно между осуждением, которое дает первый Адам, и оправданием, которое дает Второй Адам, Господь И. Христос. В ст. 12-м читаем: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла на всех человеков, потому что в нем все согрешили». «Ибо если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого И. Христа». Далее в ст. 8-м: «Посему как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного, всем человекам оправдание в жизни». В ст. 19-м: «Как непослушанием одного человека многие сделались грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие». Из приведенных стихов следует, что смерть и осуждение, перешедшие от первого Адама, заглажены праведностью и жизнью получаемыми от Христа – Второго Адама. Также из приведенных слов ясно выступает и та мысль, что никто рожденный от Адама не может не считаться осужденным, и что никто не может сделаться свободным от осуждения иначе, как родившись снова во Христе.

Но тотчас же перед Апостолом встает вопрос: не опасно ли такое учение для благочестия христиан? Если там, где грех чрез первого Адама избыточествовал, благодать чрез Второго Адама преизбыточествует, то не будем ли мы продолжать вести греховную жизнь, чтобы благодать Божия еще более умножилась? Никак, отвечает он, не следует ни на одну минуту думать так, ибо Второй Адам, в которого мы крестились, был распят за грех. Он подверг себя смерти, чтобы искупить грех и избавить нас от него. Неужели же мы будем жить под властью этого зла, пригвоздившего нашего Спасителя ко Кресту? Мы не должны поступать так, ибо Крещение наше было привитием ко Христу, претерпевшему за грех смерть, погребенному за него, и воскресшему для того, чтобы даровать нам Свою благодать для уничтожение в нас греха.

Таков смысл замечательных слов Апостола, «Мы умерли для греха, как же нам жить в нем? Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых Славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни».

Апостол смотрит на крещение всех Римских христиан, без исключения, как на союз со Христом, привитие к Нему, как ко Второму Адаму, погребение с Ним погребением Его, и восстание с Ним в воскресении Его. Он употребляет самый определенный термин: «все мы». "Неужели не знаете, что все мы крестившиеся во И. Христа, в смерть Его крестились»?

Эти слова Апостола точно соответствуют тем, с которыми он обращался к Коринфянам, и имеют то же значение: «Или не знаете, что члены ваши суть члены Тела Христова»? «Одним Духом мы все крестились в одно тело»; «вы Тело Христово» (1Кор.6:15; 12:13)

Истолкование этой важнейшей в практическом отношении главы всегда представляло большую трудность вследствие неправильного понимания слов «смерть для греха», упоминаемых в начале ее: «Мы умерли для греха, как же нам жить в нем», и в 11 ст.: «Так и вы, почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем». Смерть есть состояние полнейшего бесстрастия. Мертвое тело или мертвые члены одинако нечувствительны как к удовольствиям, так и к страданиям. И далее, естественная смерть не допускает степеней, человек может быть мертвым или живым. Но смерть для греха, на которую ссылается здесь апостол, не может быть состояниям нечувствительности ко греху, так как Апостол предостерегает умерших для греха, чтобы они не впали в него. Нельзя предостерегать от опасности мертвого человека. Однако, Апостол говорит: «Почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога, во Христе Иисусе, Господе нашем». И этим самым людям, таким образом, мертвым, он говорит в следующем стихе: «Итак, да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его, и не предавайте членов ваших греху, в орудие неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых» (Рим.6:11–13).

Итак, здесь мы видим совершившуюся в протекшем времени смерть для греха в тех самых людях, которые подвергаются опасности подпасть под власть его, или которые, по крайней мере, склонны быть обольщенными и побежденными им. Какая же это смерть? Это таинственная смерть, которая совершается чрез единение со Христом в Его смерти, чтобы силою Его Воскресшего каждый человек крестившийся и сделавшийся причастником благодати Божией мог действительно и на самом деле умертвить грех и освободиться от него. Апостол говорит не о той смерти для греха, которая была свойственна ему и некоторым избранным, но о смерти общей для всех Римлян, и для каждого истинного члена видимой церкви. Он не предполагает, да и нельзя было предполагать, что все те, к кому он писал, на самом деле умерли для греха, или что грех не царствовал или не мог царствовать в некоторых из них; по крайней мере, он и до сих пор царствует во многих чрез крещение принятых в видимую Церковь, между тем как рассуждение апостола одинаково касается всех получивших крещение. Все и каждый из них мертвы для греха, однако, не все из них умерли для греха, или грех умер для них или в них. И показав Римлянам, что эта смерть не должна быть только обещанием отречься от греха, Апостол объясняет им, что они в Крещении получают от Бога противоядие, которым яд греха можно легко ослабить и даже совсем удалить, подобно тому, можно сказать, как ослабляется и излечивается обыкновенная телесная болезнь, когда найдено отлично действующее против нее лекарство, если только люди будут искать его, во время принимать и сохранять воздержание, предписываемое врачом при употреблении его.

«Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога в Господе нашем И. Христе». С какою же целью должны они были почитать себя такими? «Итак, да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его, и не предавайте членов ваших греху в орудие неправды, но представьте себя Богу как оживших из мертвых и члены ваши Богу в орудие праведности» (6:11–10).

Крещение есть «смерть для греха» в том смысле, что оно соединяет крещаемого со Христом в Его «смерти для греха», и делает его участником воскресшей жизни Христа; но действительно ли умерщвляется грех в каждом отдельном крещенном человеке настолько, что он возненавидит его и окончательно освободится от его власти, это другое дело. Смерть для греха здесь, следовательно, не может означать того, что грех уничтожен или лишен власти над человеком умершим для него: через несколько стихов далее ап. Павел пишет тем же самым людям, которые подразумеваются «умершими для греха» посредством Крещения, и увещевает их, не допускать греху царствовать в их смертных телах и не повиноваться ему в похотях его. Если бы грех умер в них, или они умерли бы для греха в том смысле, что действительно освободились от его присутствие и власти, тогда не было бы смысла писать им, чтобы увещевать их не допускать греху царствовать в мертвенном их теле. Все относящиеся к этому вопросу тексты показывают, что люди, к которым Апостол обращался как к «мертвым», были мертвы только таинственно, чрез Крещение, а не умерли для греха в своем сердце и склонностях, иначе они не нуждались бы в увещаниях, о которых мы сказали.

Их смерть греху чрез таинство Крещения была началом к полному внутреннему умерщвлению греха, и причиной побуждающей их к тому, чтобы умертвить его, но не действительным полным умерщвлением греха в них самих.

Если мы рассмотрим остальное содержание послания к Римлянам, то найдем, что выражение, употребляемые в нем сначала до конца, вполне соответствуют мысли Апостола, что все крестившиеся были погребены и восстали вместе со Христом в Крещении. Выражение, в которых Апостол считает всех Римских христиан участниками благодати, так ясны и убедительны, как только можно себе представить. Во всем послании нет ни одного намека на то, что Апостол считал некоторых из тех, кому оно будет прочитано, участниками особой благодати, а других нет. Оно обращено «ко всем, находящимся в Риме, возлюбленным Божиим, призванным святым» (1:5).

Такое постоянное употребление выражений, включающих всех Римских христиан, не может быть случайным, особенно если принять во внимание то обстоятельство, что оно точно согласуется с тем, как Апостол обращался к Коринфским христианам. Если бы ап. Павел разделял взгляд современных баптистов на ограничение благодати Крещения только взрослыми, мог ли бы он выразиться таким образом? Св. ап. Павел ясно признает, что некоторые из Римских христиан могли отпасть от Христа чрез свои грехи. Он идет навстречу такому положению их: он не отрицает возрождение их чрез Крещение, но подтверждает его и увещевает их помнить это и пребывать в нем.

Перейдем теперь к посланию ап. Павла к Колоссянам.

В 3-й главе (ст. 3) его мы находим также выражение умереть для греха, которое мы видели в посланиях к Коринфянам и Римлянам: «Вы умерли (πεϑάνετε) и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге». Но вправе ли мы подумать, читая эти слова, что люди, о которых говорится, что они «умерли и жизнь их скрыта со Христом в Боге», должны были необходимо стоять на очень высокой степени святости? Но что далее говорит Апостол? Он предостерегает этих самых людей против совершения ими тягчайших грехов: «Итак (т.е. потому что вы умерли для греха) умертвите земные члены ваши, блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления» (ст. 5–6). Это место вполне соответствует Рим.6:11–12: «Итак почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога в Господе нашем И. Христе». Итак, да не царствует грех в мертвенном вашем теле» и т. д.

Эти нравственные правила преподаются Колосским христианам и обязательны для всех их потому, что все они чрез Крещение вступили в союз с Вторым Адамом, все предполагаются спогребшимися Христу и таинственно воскресшими с Ним в Крещении. «Бывши погребены с Ним в Крещении, в Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых» (Кол.2:12).

В 3 й гл. есть одно наставление, обращенное к детям: «Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу» (ст. 20). Но если все те нравственные правила и постановления, о которых говорится в этой главе, относятся к тем, которые были погребены со Христом в Крещении, которые находятся в состоянии благодати, то ясно и дети, для которых Апостол считает обязательным правило той же христианской нравственности, были погребены с Спасителем в Крещении.

С) по посланию к Галатам

Послание к Галатам написано к церкви, из-за которой Апостол имел многие скорби, принимая во внимание поступки и жизнь большинства ее членов. Однако, читая это послание, мы видим что Апостол, не смотря на все пороки и грехи Галатов, считает всех их находящимися в состоянии божественной благодати. Вся церковь находилась в опасности отпасть, ибо Апостол говорит, по-видимому, обращаясь ко всей Галатской церкви (ст. 6): «Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатию Христовою так скоро переходите к иному благовествованию.» После некоторых рассуждений, он снова возвращается с своим трогательным и укорительным увещанием: «О несмысленные Галаты, кто прельстил вас?» (гл. 3, 1) В главе 4, 11, имея в виду всю Церковь, он говорит: «Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас». В ст. 19 той же главы он еще сильнее выражает свою боязнь: «Дети мои, для которых я снова в муках рождение, доколе не изобразится в вас Христос, хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, ибо я в недоумении о вас». В главе 5, 4: «Вы оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати» Далее он снова предупреждает их, что впавшие в заблуждение, хотя бы их было и немного, могут развратить всех: «Малая закваска заквашивает все тесто». В ст. 13, он предостерегает их словами обращенными ко всем вообще, против злоупотребление христианской свободой – угождением плоти: «К свободе призваны вы, братья, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти». В ст. 15, он говорит им: «Если же друг друга угрызаете и седаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом», т.е. дабы вашими неправедными распрями, следствием которых бывает жестокосердие, вы не погубили души друг друга. В последней главе он снова произносит глубокие и торжественные увещания, которые, очевидно, были не без нужды для многих из тех, кому он писал: «Не обманывайтесь, Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою, от плоти пожнет тление, а сеющий в дух, от Духа пожнет жизнь вечную». Итак, здесь мы видим общество христиан, многие из которых впали в то же самое духовное состояние, в каком находятся многие из современных нам христиан. Они отпали от благодати в том смысле, что они перестали надеяться на одного только Спасителя Своего, и для них требовалось торжественное напоминание, что делая дела плоти, подобные прелюбодеянию, блуду, колдовству, ненависти, ссорам, зависти, разврату, сластолюбию, убийству, пьянству и т. п., они пожнут вечную погибель. Таковы были Галатийские христиане. И, однако, Апостол всех ясно называет причастниками благодати, и в частности благодати крещения. «Все вы сыны Божии по вере (διὰ πίστεωςверою, посредством веры) в Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (ср. Рим.6:3, 4); нет уже Иудея, ни язычника; нет раба ни свободного; нет мужеского пола, ни женского, ибо все вы одно (т.е. Тело) во Христе Иисусе (Гал.3:26–28). Далее, в начале следующей главы (ст. 3–4) мы находим намек на Евреев и язычников, которые прежде до Христа находились в разделении, а теперь составляют одно во Христе Иисусе. «Мы (Евреи), доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы (Галатийские язычники) сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего; Авва, Отче! Посему ты уже не раб, но сын». Заметим, как ясно и решительно говорит Апостол: «вы все сыны Божии«, »ты уже не раб, но сын».

Достойно примечание также то, что язычники сделаны сынами (ст. 4, 6) ранее, чем получили Святого Духа. И это потому, что установленное привитие ко Христу они получили в таинстве крещения, а дары Св. Духа подаются в таинстве миропомазание, которое следует за крещением.

Два следующие стиха (4, 8–9) имеют весьма близкое отношение к предмету нашего настоящего исследования. В них Апостол противопоставляет настоящее состояние Галатийских христиан прежнему. Вспоминая об их прежнем состоянии, он говорит: «Тогда не знавши Бога, вы служили богам, которые, в сущности, не боги». Настоящее их состояние он характеризует словами: «познавшие Бога», относя их к Галатам: «Ныне же, познавши Бога, – но тут Апостол как бы убоялся – он боится, чтобы эта «похвала» не причинила вреда спасению Галатов, как нетвердых в вере во Христа и так склонных к разным посторонним увлечением, он поправляется: «или лучше получивши познание от Бога». Под этим познанием от Бога Апостол подразумевает то, что Бог избрал Галатов из среды язычников и сделал их Своею Церковью чрез таинство Крещения и, однако, этим избранным и крещенным недоставало действительного познания Того, Кто познал их. Этот способ выражения Апостола совершенно такой же, как у пророков Осии и Амоса. У Осии 13:4: «Я Господь Бог твой от земли Египетской, и ты не должен знать другого Бога кроме Меня... Я признал тебя в пустыне»... Но сыны Израилевы не соответствовали этому признанию их Богом, ибо пророк продолжает: «Имея пажити, они были сыты, а когда насыщались, то превозносилось сердце их, и потому они забывали Меня». Также и у Амоса, 3:2: «Только вас признал Я изо всех племен земли», и все-таки этот народ, таким образом, «познанный Богом», изменял Богу «познавшему» его. Приведенные слова ап. Павла служат лучшим опровержением учения баптистов, что они составляют общество святых и что только такому обществу принадлежат обетование и дары Божии, что только члены этого общества находятся в союзе с Богом и что только им одним принадлежит спасение.

Итак, здесь мы имеем церковь, призванную к свободе во Христе, но некоторые члены ее забыли свое высокое призвание и возвратились в рабство. Перед нами церковь, каждый член которой Крещением облекся во Христа так, что сделался членом Его Тела и, однако, ап. Павел удручен сомнением, опасением и заботою о том, что Галаты не носят в себе образа Христа. Перед нами общество людей «познанных Богом» и, однако, многим из них надлежало еще «познать" Того, Кто так милостиво познал их.

На пространстве апостольских посланий мы видим, что многие христианские общины допускали грубые заблуждение в действиях своих, другие, подобно Галатам далеко уклонились от здравого учения, многие отдельные личности были: «непокорны, пустословы и обманщики, развращающие целые дома, уча чему не должно, из постыдной корысти» (Тит.1:10, 11). И, однако, это развращение нигде Апостолом не приписывалось лишению благодати, но всегда злоупотреблению и небрежному отношению к ней христиан.

Коринфяне в очень несовершенной степени очистились от безнравственности своего языческого состояние, но как Апостол увещевает их? «Разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Не знаете ли что тела ваши суть храм живущего в вас Св. Духа, Которого имеете вы от Бога?» (1Кор.16:19). Это ясно говорит, что греховность Коринфян происходила не от лишение их благодати Богом, но от собственного их злоупотребления ею.

Галатам «прельщенным», по словам ап. Павла, «не покоряться истине», он все же пишет: «Все вы сыны Божии, по вере во Христа Иисуса», «ибо все вы во Христе крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал.3:26, 27).

Все обращения и увешания возможны и делаются понятными при одном условии, что все получившие Св. Таинство Крещение приводились в состояние примирения с Богом, сделавшись участниками даров Св. Духа, которые должны были совершенствовать в течение всей своей дальнейшей жизни.

На основании этих примеров и несомненного существования крещения младенцев в первые века христианства, православная церковь признает, что крещение младенцев дает им возрождение, и учит чад своих молиться перед совершением его, чтобы младенец родился снова и соделался наследником вечного спасения, а после Крещения воздавать благодарение за то, что Господу угодно было возродить младенца Духом Своим Святым и принять его, как чадо свое по усыновлению.

Здесь уместно будет рассмотреть, в каком смысле Апостол применяет ко всем христианам, к которым он обращается с своими посланиями, наименование «святые» (γιοι) и «верные» или «верующие» (πιστοί). Слово «святой» или «святой человек» теперь повсеместно употребляется, как означающее истинную чистоту душевную и преданность Богу. Оно прилагается к Апостолам, напр., ап. Петру и ап. Павлу и др., к мученикам – «святые мученики», защитникам истин веры, как, Афанасию архиепископу Александрийскому, Василию В., Григорию Богослову, Иоанну Златоустому и др., – или к людям, обладавшим глубокой святостью и прозорливостью, какими благоукрашается в изобилии Св. Церковь. Но в Апостольских посланиях – это обычное название христиан. Ни в одном месте оно не употребляется для отличия христиан, стоящих на высокой степени святости и духовности, от не достигших такой степени согласие их действий с волею Божиею. Только в очень ограниченном числе текстов, оно подразумевает внутреннюю чистоту и духовность, и там оно относится не к настоящему состоянию христиан, но к тому, которое будет при втором пришествии Христа уделом тех из них, которые пребывали в служении Христу, для которого они были избраны во св. Крещении. Таковы 2Фес.1:10: «Когда Он придет прославиться во Святых Своих», также 1Фес.3:13, и, может быть, одно или два места в Апокалипсисе. Во всех других местах, оно прилагается ко всему обществу крестившихся христиан данной местности (города или округа), и служит продолжением того способа обращения, который был принят пророками, когда они называли всего Израиля «святым народом», т.е. народом посвященным Богу и избранным Им изо всех других народов для служения Себе. Подобно тому, как другие названия ветхозаветной Церкви Божией: «Израиль», «сыны Божии», «семя Авраама», «народ Божий», «Божии избранные», прилагались ко всем членам христианской Церкви, как заступившей место первой, так прилагалось и это наименование «святых или освященных». Писатели Ветхого Завета очень часто говорят о сынах Израилевых, как о святом народе, и Бог часто говорит с евреями, как с народом святым Его, ибо Он избрал его изо всех народов земных, сделал достоянием Своим. Потому, хотя большая часть этого народа возмутилась против Него, призвавшего их, и была лишена всякой действительной святости, но потому, что они были избраны, они в силу этого избрание все назывались святыми. Также точно и писатели Нового Завета в посланиях к разным христианским общинам дают им всем название «святых», как бы предполагая, что они имеют зачаток святости, потому что получили Крещение и составляют избранный народ Божий, удел Божий. Как в древности оно прилагалось ко всему обрезанному народу, так теперь с ним стали обращаться ко всей крещенной церкви, конечно при том взгляде на дело, что чрез Крещение человек призывался и избирался на служение Богу. Приведем несколько примеров, выбранных из множества тех мест, где это слово «святой», можно заменить словом »христианин». «Господи! я слышал от многих о сем человеке, сколько зла он сделал святым Твоим в Иерусалиме» (Деян.9:13). Далее, в той же главе (ст. 32), мы читаем о Петре «обходившем всех» и пришедшем «ко святым живущим в Лидде», и еще (ст. 41): «призвав святых и вдовиц, поставил ее перед ними живою», и еще: «ибо Македония и Ахаия усердствуют некоторым подаянием для бедных между святыми в Иерусалиме» (Рим.15:26), «при сборе же для святых» (1Кор.16: 1). Другие примеры см.: 1Кор.14: 33; 16:15; 2Кор.8: 4; 9: 1:12; 13:13; Ефес. 6:18; Фил. 4:21, 22; 1Тим. 5:10; Фил. 5:7; Евр.6: 10; 13: 24. Во всех этих местах название это, очевидно, употребляется в том самом широком смысле, как название «христианин», прилагаемое ко всем исповедующим Христа. Его нельзя принимать в том смысле, что оно означает благочестивых членов Церкви, или указывает на истинную чистоту сердца всех тех, к кому оно прилагается. Ап. Павел постоянно употребляет эти название, не как означающие, что его слушатели достигли высшей степени христианского совершенства, но как бы указывающие на повод для них стремиться достигнуть этого совершенства. Он ни разу не говорит кому-нибудь из них, что он еще должен ожидать «призвание Богом», но обращается ко всем им как уже призванным святым и увещевает их поступать достойно уже совершившегося для них призвания. Он никогда не говорит, что они в будущем сделаются избранными, но увещевает их как уже избранников Божиих, освященных или святых, «облечься в милосердие, благость, смиренномудрие» (Кол.3:12) и стараться быть достойными своего призвание и избрание. Никогда не увещевает он их быть святыми, но «ходить как приличествует святым». Названия даваемые им все означают их права и обязанности, а не должное пользование этими правами или верное исполнение этих обязанностей. Он и увещевает их пользоваться ими на добро и исполнять свои обязанности. И он – Апостол предостерегает христиан (1Кор.10), примером древнего народа Божьего, против пренебрежения или злоупотребления высокими правами, которые они получили, сделавшись чрез крещение чадами Божиими, членами Его Церкви. Все израильтяне были избраны Богом, но большею частью их (τος πλείοσιν) Бог был недоволен, что и видим из того, что они были поражены в пустыне.

Итак, тот смысл, в каком Апостолы употребляли слово святый в отношении к членам Церкви Христовой, ясно доказывает, вопреки учению баптистов, что когда слово святый употребляется по отношению к детям (напр. 1Кор.7:14), оно означает «крещеный», чрез крещение привитый ко Христу и сделавшийся членом Его Церкви, т.е. служит, таким образом, доказательством необходимости крещения младенцев.

То, что мы сказали о словах «святые люди» или «святые» (ἅγιοι), приложимо и к названию «верующий», или верный (πιστός). Это слово, тоже почти везде, употребляется апостолами в широчайшем и удобопонятнейшем смысле своем. На языке Нового Завета (πιστός), или верный означает верующего в божеское достоинство Иисуса Христа, совершенно независимо от действия такой веры на душу его и жизнь. Так, в Деяниях 10:45: «И верующие (по-славянски – верные) из обрезанных». 1Тим.5:16: «Если какой верный или верная имеет вдов». Подобно сему άπιστός значит неверный или язычник, и никак не соответствует нашему «христианин только по имени». 1Кор.6: 7, 12, 13, 14, 15; 10: 27; 14: 22, 23, 24; 1Тим. 5: 8.

D) по посланию к Ефесянам

Перейдем теперь к посланию к Ефесянам. Мы увидим, что и оно совершенно так же, как и другие послания, подтверждает действительность благодати получаемой всеми крещаемыми. В первых трех главах, мы видим, что мысли Апостола постоянно стремятся воплотить в слова одну высокую идею, называемую им «тайною», "тайною Божиего произволения», «тайною Христовою». Тайна эта состоит в том, что Бог для совершение Своего предопределение о спасении людей, в продолжении многих веков разделял род человеческий на две группы, но теперь, наконец, Он примирил обе их с Собою и друг с другом, и соделал их единою Церковию под Главою Возлюбленного Сына Своего. Эти две группы не составляют, как мы бы могли подумать, отделение праведников от грешников, людей, истинно верующих, от ложно верующих. Это два общества – евреев и язычников.

Одной из этих групп – евреям Бог являл Себя в продолжении многих веков. Они были Его народом, а Он был их Богом. Около двух тысяч лет они пользовались Его законом, особым Его присутствием и служили Ему. Напротив, другую группу – язычников Бог только по истечении многих веков благоволил сделать участниками всех этих благ. Но они все же считались старейшей Церковью (из обрезанных) нечистыми и грешными.

Ап. Павел пишет этим христианам из язычников, чтобы уверить их, что они совершенны, во Христе. Чрез присоединение их к Церкви Христовой, они получили все духовные блага, какими только могли пользоваться христиане из иудеев, ранее вступившие в Церковь.

Рассмотрим подробнее первые три главы. Мы видим, что Апостол держится все время понятие о положении христиан как «тела» во Христе, как «ecclesia» (церкви), как единого Тела под Одним Главою. Апостол начинает свое послание с размышлений о Божественной Главе Церкви. В первой части 1-й главы он представляет нам Христа как «Избранника», в котором избрана вся Церковь: «Он избрал нас в Нем, прежде создание мира». «Мы благословлены во Христе всяким духовным благословением». «Мы имеем искупление Кровию Его». (1: 37).

Затем Апостол говорит, что предопределение Божия соделать этим избранным Христа имело целью «все небесное и земное соединить под Главою Христом».

Далее он подтверждает участие всех, кому он пишет, в этих великих щедротах, так как все они получили общую печать Духа Святого. «В Нем и вы услышавши слово истины и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом» (ст. 13).

В конце 1-й главы Апостол возносит молитву Богу за этих своих обращенных. Он просит Отца Небесного, чтобы Он дал им Духа премудрости и откровение, чтобы они вполне познали, как безмерно величие могущества Его, вознесшего на небеса Сына Своего и посадившего Его одесную Себя, дабы Он был выше всего, Главою Церкви, которая есть Тело Его. (Гл. 1, 10, 13, 22, 23).

В следующей главе Апостол продолжает говорить в тех же выражениях об обращенных им язычниках и собратиях своих – израильтянах. Они были двумя обществами людей, сначала подверженных одному общему осуждению, а затем искупленных благодатью во Христе Иисусе (гл. 2, 2, 3, 8, 10). Теперь в новом своем состоянии они должны поступать противоположно тому, как они поступали в прежнем: «Итак, помните что вы, некогда язычники по плоти... что вы были в то время без Христа... а теперь во Христе Иисусе, вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою». (Гл. 2, 11, 12, 13).

Далее Апостол говорит, что всякое различие между двумя этими группами человечества уничтожено: «Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно»... "упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением». Это, очевидно, означает то, что закон заповедей поддерживал разделение между избранным народом Божиим и остальным родом человеческим; а так как все, составлявшее исключительную принадлежность иудейства, было уничтожено жертвою Христа, то вместе с тем было уничтожено и различие, или вражда, которые они долженствовали поддерживать. И Он уничтожил это: «дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека» и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста... и пришед благовествовал мир вам, дальним и близким». (Гл. 2, 14–17).

Спрашивается: в каком смысле язычники были «далеко» от Бога, а евреи «близки» к Нему? Очевидно, не как разумные создание Его, ибо все одинаково получили от Него бытие, и будут нелицеприятно судимы Им... Очевидно, также и не в нравственном отношении, не как верные исполнители заповедей Божиих, ибо в то время, когда развращение господствовало среди иудеев, имя Божия также хулилось среди язычников. Только в отношении божественного домостроительства о спасении могли язычники быть «дальними», а евреи «близкими»: им даны были обетование о Спасителе, они владели законом и заповедями, и все это делало их людьми близкими к Богу. Но все это теперь кончилось: «чрез Него, и те и другие, имеем доступ к Отцу в одном Духе». Остальная часть послание полна тех же самых обобщающих выражений. «Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, бывши утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божия Духом». (Гл. 2, 18–22).

Итак, мы видим, что все сказанное Апостолом до сих пор о спасении благодатью относилось ко всему видимому обществу, состояло ли оно из евреев или из язычников. Далее Апостол говорит о своем призвании быть орудием Божиим для распространения во все концы вселенной познания тайны, скрытой от веков и родов. Он именует себя: «узником Иисуса Христа за вас язычников». Он потерпел заключение в темницу, т.е. не только за проповедь о Христе, но за то, что проповедывал принятие язычников, на равных правах с иудеями, в Церковь Христову. И таково было смотрение Божия, явленное ему в особенном откровении: «домостроительство благодати Божией данной мне для вас, потому что им через откровение возвещена тайна». «Тайна Христова, которая не была возвещена прежним поколением сынов человеческих, как ныне открыта». (Гл.3:1–5). Естественно возникает вопрос: что это такое, чему Апостол дает высокое наименование «Тайны Христовой»? Воплощение ли это, или искупление, или предопределение некоторых отдельных личностей, совершенно независимо от них самих, для вечного спасения? Апостол объясняет нам: «тайна эта заключается в том, «чтобы и язычникам быть сонаследниками, составляющими одно тело, и сопричастниками обетования Его во Христе Иисусе, посредством благовествования». (Гл. 3: 6).

Далее Апостол указывает на Божия благоволение к нему, проявленное в том, что Он сделал его хранителем подобной тайны: «Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сие, – благовествовать язычникам не исследимое богатство Христово, и открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, скрывавшейся от вечности в Боге, (создавшем все Иисус Христом)» (Гл. 3, 8,9).

Полагаю, что именно по – этому некоторые приходят к мысли, что в этих трех главах должна быть какая-то более сокровенная тайна, как напр.: Церкви невидимой – в видимой, предопределение (избрание) к жизни, известных только Богу немногих, живущих среди видимой общины или церкви, наружная (внешний) печать или знак которой не служат порукою (залогом) полученной благодати. Но до сих пор Св. Павел не обронил ни малейшего намека на то, что таково было значение подразумеваемое им. Вся цепь (связь, ход) его доказательств (толкований) говорит против такого истолкования его слов, ибо до сих пор он прилагал высокие термины благодати к многочисленным смешанным обществам людей, рассматриваемым не как праведные и грешные, благочестивые или нечестивые, но как евреи и язычники, когда то составлявшие два общества (народа) разделенных и враждующих между собою, а теперь соединенных в одно таинственное братство во Христе.

Если бы целью Апостола, когда он писал эти три послание, было изложение узкого или Кальвинистского взгляда – избрание (призвание) в невидимую Церковь, как отличное от избрание в видимую; он, конечно, только затемнил бы смысл своих слов и запутал свое толкование подобной постоянной ссылкой на призвание двух, столь многочисленных и смешанных классов людей, как евреи и язычники, и на то, что они «из двух сделались одним новым телом во Христе». Ибо эти два класса были, по самому характеру своему, внешние, смешанные, видимые общества, и признаки и свидетельства их прежнего разделения и настоящего соединения тоже внешние и видимые признаки и как нельзя более удобопонятны. В следующей главе Апостол представляет отношение учения изложенного им в трех первых главах к душам и сознанию тех, кому он пишет. Мы увидим, что те, к кому он обращается с увещанием, все предполагаются им состоящими в Церкви, Теле Христовом, однако, все предостерегаются против грехов, которые, если они будут упорствовать в них, отсекут их от Христа.

Вся Ефесская церковь предостерегается против таких грехов, каких невозможно даже и предположить, если бы Церковь составляли только святые, как то утверждают баптисты. Прежде всего, Апостол умоляет их ходить достойными своего призвания, со всяким смиренномудрием и кротостью, и долготерпением; они должны были поступать так потому, что получили божественный дар, по которому все сделались «едино:. «снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранить единство Духа в союзе мира, (ибо) одно тело и один Дух, как и вы призваны к одной надежде вашего звание; один Господь, одна вера, одно Крещение». (Гл. 4:2–5.) – «Одно Крещение». Если бы Крещение было только «знаком», «печатью», не вводящим в действительное состояние благодати, не делающим крещаемых членами Тела Христова, оно не давало бы основания призывать их к кротости и долготерпению, как членов Тела Христова. Как могла вся община призываться ходить достойно своего призвания, запечатленного единым Крещением, если этот торжественный обряд был недостаточным для соединения с Телом Христовым тех самых людей, которые так сильно нуждались в увещании?

Засим Апостол продолжает говорить в самых определенных выражениях о том, что все суть участники благодати: «Каждому из нас дана благодать по мере дара Христова». Эта благодать принадлежит, напр., Апостольскому служению: «И Он поставил одних апостолами, других пророками, иных евангелистами, иных пастырями и учителями». И благодать эта дана на строение всей общины; «для созидания Тела Христова; доколе все придем в единство веры и познание Сына Божия, в мужа совершенного». (Гл. 4, 11, 13). Можно ли выразить более ясно словами, что Бог желает высочайшей святости всей видимой Церкви, и дал каждому члену ее благодать для достижения этого.

Далее, (4:17) Апостол начинает предостерегать Ефесян против грехов того языческого состояния, из которого они только что вышли. Но обратим внимание, на каких основаниях Апостол просил их отложить прежние грехи свои. Он представляет им общее участие их в благодати Божественного Главы их, как причину, по которой они должны окончательно отложить грехи их ветхого естества. «Посему я говорю», т.е. потому, что я только что говорил об Одной Главе таинственного Тела, от которого все целое получает приращение, по причине этою, «я говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего... отчуждены от жизни Божией... отложите прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях». Здесь Апостол переходит к описанию грехов их прежнего состояния, которые они должны были отложить: «Посему, отвергнувши ложь, говорите истину каждому ближнему своему, потому что мы члены друг другу», т.е. во Христе. «Кто крал, вперед не кради». «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших». «И не оскорбляйте Св. Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупление». Во всей главе нет даже намека на какое-либо ограничение: считается не требующим подтверждение, что все в известном смысле общники Духа, ибо все они члены Христа.

Рассмотрение 5-й главы приводит к такому же выводу. Люди, к которым обращается Апостол, «возлюбленные чада Божии», они «свет в Господе», и потому, что они «чада» и «свет», то у них не должны даже именоваться такие тяжкие и смертные грехи, как блуд, сквернословие и всякая нечистота. Но тем, кто есть свет в Господе, очень решительно говорят: «Никто да не обольщает вас пустыми словами; ибо за это приходит гнев Божий на сынов противление». (Гл. 5, 6, 8). Те самые, которые увещеваются следовать Божьему велению, как возлюбленные чада (ст. 1), увещеваются «не обольщаться, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления. И хотя, в одном смысле, все Ефесские христиане были светом в Господе, однако, у некоторых из них, этот свет мог быть недействительным, ибо они не поступали согласно с ним. Некоторые, по-видимому, впали в сон, который мог окончиться смертью, и Апостол старается пробудить их такими словами: «встань спящий и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (Гл. 5:14). Он повелевает этим святым: «не участвовать в бесплодных делах тьмы», а в другом: «не упиваться вином, от которого бывает распутство». (Гл. 5: 11, 18). В последующих стихах этой главы (21–33) Апостол внушает Ефесянам повиноваться друг другу: «повинуясь друг другу в страхе Божием». Затем Апостол переходит к описанию союза Христа с Его Церковью, как головы с членами, чтобы подтвердить этим обязанности взаимного повиновение и любви в каждом отдельном семействе. «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви и Он же Спаситель Тела». И также относительно обязанностей мужей к женам: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова».

Здесь мы видим Церковь очищенную «единым Крещением, чтобы ей быть невестою Христа, которую Он питает и возлюбил как Тело Свое. И мы все получили это единое Крещение и стали «членами Тела Его, от плоти Его и от костей Его». Этот таинственный союз Христа с Церковью Его символизируется низшим мистическим союзом, которым муж соединен с женою: «и прилепится к жене своей и будут двое – одна плоть» и в силу которого каждый муж должен любить свою жену, как самого себя, а жена должна бояться своего мужа. Можно ли было бы возлагать на супругов такие обязанности их по отношению друг к другу, если бы они не были прежде всего едино во Христе Иисусе и причастниками благодати Св. Духа?

Показав, таким образом, отношение великой церковной истины, союза со Христом, к обязанностям мужей и жен, Апостол обращается к детям. Уже одно это обращение Апостола к детям доказывает, что он предполагал, что дети также приобщены к таинственному Телу Христа. Мы видели, как во всем послании к Ефесянам Апостол неизменно исполнение членами Церкви всех обязанностей по отношению к Богу и ближнему основывал на том факте, что они, как крестившиеся, вступили в союз со Христом, привились к Нему. Это особенно видно на лицах, находящихся в брачном состоянии. Теперь он пишет всем детям ефесских христиан: «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо этого требует справедливость». Если бы дети ефесских христиан не все были крещены, или, если бы некоторые из них не были при крещении, действительно, привиты к Телу Церкви Христовой, Апостол должен был бы сначала объяснить, каким образом они должны быть соединены со Христом, прежде чем говорить им об обязанностях их во Христе. Но он не говорит ничего подобного. Он не говорит ни одного слова о том, что эти дети должны искать, домогаться части во Христе. Ни слова также не говорит о том, что дети должны быть привиты к Христу в какое-нибудь позднейшее время, когда окрепнет их вера. Он принимает за общепризнанное, за факт, что они возрастали в Церкви, как члены Христа, и что побуждение для святости и добродетели, приложимые к старшим членам Тела Христова, были, в той же степени, приложимы и к ним. Тот же самый вывод мы получаем и из обращения ап. Павла к родителям: «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем». Если бы дети не были членами Христа, то родителям предписывалось бы сначала озаботиться, чтобы дети их действительно были «во Христе», прежде чем они могли воспитать их в поучениях и наставлениях Его, но на самом деле мы этого не видим.

Эти тексты (срав. Кол.3:20) имеют решающее значение в учении о Крещении младенцев, а равно и относительно того, как смотреть на получивших Крещение младенцев. Мы видим, что те увещания, с которыми ап. Павел обращался к детям, находятся между заповедями и увещаниями, с которыми Апостол обращается к членам Тела Христова, как таковым; эти увещания почерпают всю свою силу своей обязательности из того факта, что все к кому они обращаются суть «во Христе». Итак, нам не следует дожидаться в детях перемены взглядов и глубокого убеждения, чтобы привести их ко Христу и чрез св. крещение сделать их членами Христа, но с полной уверенностью, что каждый младенец дорог Ему, и что Он заботится о будущей святости и вечном блаженстве каждого из них, мы должны считать их принадлежащими Ему также всецело, как и людей более зрелого возраста, доказывающих, что принадлежат Ему тем, что сознательно пришли к Нему, привились к Нему чрез крещение и посвятили себя на служение Ему.

Е) по прочим посланием ап. Павла и соборным

Нам остается еще, хотя кратко, обозреть остальные послание ап. Павла по рассматриваемому нами вопросу.

В послании к Филиппийцам, Апостол пишет всей общине как «святым» (1:1). Он уверен, что «начавший в них доброе дело будет совершать его даже до дня И. Христа» (1:6). Он считает, что ему «должно помышлять о всех них», ибо он «имеет их в сердце»; все они «соучастники его в благодати», он «любит их всех любовию И. Христа»; однако, прежде чем окончить, он ясно намекает, что некоторые из так любимых им губят души свои: «смотрите на тех, которые поступают по образу, какой имеете в нас. Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова, их конец погибель» (3, 17, 18). Нельзя допустить, чтобы Апостол в этих словах намекал на язычников: очевидно, он подразумевал тех из членов Церкви, кто не пребывал во Христе (Ин.15:1–6), и кто долженствовал быть «отсеченным, как ветвь и засохнуть». Согласно с этим он повелевает им «стоять так (твердо) в Господе», (4:1), как будто все нуждались в таком предостережении, ибо хотя и все были во Христе, но не все как должно прилепились к Нему.

Послание к Фессалоникийцам представляют нам такой же образ поучения. Они написаны к Церкви Фессалоникской, в Боге Отце и Господе И. Христе (1Фес.1:1). Он благодарит Бога за всех них (1:2). Ему известно «избрание их Богом» (1Фес.1:4; 2Фес.2:13, 14). Он в сильнейших похвальных выражениях говорит о первоначальном принятии ими Евангелие, о том, что они «его надежда, радость и образец для верующих» (1Фес.1: 5,6, 7; 2: 19, 20). И все-таки в обоих посланиях Апостол намекает, что у них не все идет как должно. В 1-м послании предписывает им «вразумлять бесчинных», (5:14) также «не угашать Духа» (5:19). Во 2-м послании он повелевает им «удаляться ото всякого брата поступающего бесчинно» (2Фес. 3: 6). Он «слышит, что некоторые из них поступают так» (3:11). Он приказывает относительно таких: «Если же кто не послушает слова нашего в этом послании, того имейте на замечании, и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его. Но не считайте его за врага, а вразумляйте как брата" (3:14, 15). Приведенные места не нуждаются в толковании. Остановим наше внимание на следующих словах Апостола в первом послании к Фессалоникийцам: в начале 4-й главы его, Апостол предостерегает членов этой Церкви, в избрании которых он был уверен, от блуда и прелюбодеяния: «Ибо воля Божия и освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда,.. чтобы вы ни в чем не поступали с братом своим противозаконно и корыстылюбиво... ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости. Итак, непокорный не покорен не человеку, но Богу, Который и дал нам Духа Своего Святого» (1Фес.4: 3–8). Обратим внимание здесь на то, что христиане предостерегаются тут против тяжких грехов нечистоты, по причине их призвания и того, что каждому из них дарован Дух Святой. Не говорится: «Когда вы действительно будете призваны, и действительно получите Духа Святого, тогда вы не должны будете поступать так». Но призвание и получение Св. Духа Апостолом подразумевается само собой как совершившееся уже ранее. Слова эти совершенно соответствуют 1Кор.6:12–20: и здесь Апостол предостерегает христиан, живших в том же веке и в той же стране, против подобных же грехов, на том же основании, а именно на основании особенного преимущества даваемого Новым Заветом: быть членами Христа и причастниками Духа Святого. «Разве вы не знаете что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!» «Не знаете ли, что тела ваши храм живущего в вас Св. Духа, которого имеете вы от Бога».

Итак, перед нами такие грехи, которые современный проповедник Евангелия, решительно назвал бы несогласимыми с действительным призванием и даром Св. Духа, и за которые Апостол укоряет крестившихся, на основании их «призвание» и уже полученного ими дара Святого Духа. Кстати заметим, что подобное же основание дается Духом Святым в притчах Соломона. Когда Бог, устами Соломона, предостерегает юношей от подобных ожесточающих и губящих душу грехов, Он делает это на том основании, что все евреи, так легко соблазняемые грехом, были в завете с Богом чрез обрезание, были Его сынами, как это подтверждает и ап. Павел (Евр.5: 5). – «Сын мой, ιέ μοвнимай мудрости Моей, и приклони ухо твое к разуму Моему.. ибо мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее» (Притч. 5:1–3). Далее: «Сын Мой, храни слова Мои, и заповеди Мои сокрой у себя... чтобы они охраняли тебя от жены другого» (Притч.1:1, 5).

Таким образом, мы видим, что в В. Завете призвание и избрание Богом, а в Н. Завете уже совершившееся вступление в состояние благодати чрез принятие в таинство крещения выставляются как причина, по которой человек должен стремиться к святости и избегать тяжких и оскверняющих грехов. Бог говорит с евреем, как с сыном. Он напоминает Ему о союзе Его с ним, когда повелевает ему исполнять седьмую заповедь; тоже самое и относительно христиан. Он напоминает христианам, устами ап. Павла, с целью сохранить их в святости, об их призвании, о том, что они храм Его, о Духе Божием почивающем на Церкви и ее членах.

В послании к Евреям Апостол обращается также ко всей общине. В нем Бог устами ап. Павла обращается ко всем христианам из евреев, как «братиям святым, участникам в небесном звании» (3:1). Очевидно, что не может быть выражений яснее доказывающих, что те, к кому эти слова относились, находились в состоянии благодати; однако, в послании мы видим указание на то, что это состояние благодати не было устойчивым в тех, кто однажды сделался причастником ее. К этим «святым братиям», «участникам небесного звания», Апостол обращается с такими предостережениями: «Почему, как говорит Дух Святый, ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота в день искушения в пустыне». «Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и не верного, дабы вам не отступить от Бога живого». «Мы видим, что они не могли войти за неверие». «Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетования войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим». Как все это совершенно сходно со словами Апостола в 1 КорИн.10:1–10. «Не хочу оставить вас, братия, в неведении, что отцы наши все были под облаком, и все прошли сквозь море, и все крестились в Моисея в облаке и в море... но не о многих из них благоволил Бог». Вся сила сравнения Церкви в пустыне с Церковью христианской заключается в том, что каждая Церковь имеет свое крещение: ветхозаветная – крещение в Моисея, новозаветная – крещение от воды и Духа во имя Пресвятой Троицы и чрез то и другое крещение человек избирался Богом, посвящался на служение Ему, получал часть в обетованиях Божиих, которые он мог или сохранить, или безвозвратно утратить. Это – то общее, что новозаветная церковь имела с церковью ветхозаветною, превосходя ее обилием благодатных даров, ниспосланных ей в Господе нашем И. Христе. Каждый член Церкви в пустыне был в некотором смысле спасен. Особенно ясно об этом говорит ап. Иуда: «я хочу напомнить вам, уже знающим это, что Господь, избавив народ из земли египетской, потом не веровавших погубил» (ст. 5), и это спасение произошло во время перехода через Чермное море, когда, по словам Апостола, все крестились в Моисея в облаке и море. Но это спасение не было окончательным. Оно не подразумевало, или не делало необходимым окончательную стойкость всех получивших его. Оно было знаком и верной печатью милосердного произволение Божиего о них, но, однако, оставляло им власть противиться Его водительству своим неверием. Это неверие жило еще во многих, до некоторой степени уверовавших (Исх.4:31, 14:31. Псал.106), и препятствовало им окончательно достигнуть покоя, предназначенного каждому из них Богом.

Устами ап. Павла Дух Святый примером ветхозаветной Церкви предостерегает всех во Христа крестившихся и чрез это вступивших в состояние спасения, что они должны дорожить им, хранить его и твердо пребывать в нем. Самые выражения, в которых Апостол предупреждает христиан не надеяться на то, что некогда они получили благодать чрез Крещение, доказывают, что Крещение действительно служило входом в состояние благодати и спасения.

В послании к Евреям есть два весьма важных места, подтверждающих то, что до сих пор излагал Апостол, т.е. что люди могут находиться в состоянии благодати и спасения и все таки отпасть от него. Это в 6-й и 10-й гл. Сопоставляя эти места, мы убеждаемся, что нет такой степени благодати, от которой невозможно было бы отпасть. Апостол, несомненно, предполагает возможность отпадения даже тех, кто был однажды «просвещен", кто вкусил «дара Небесного», кто соделался причастником Духа Святого, кто «освящен» (т.е. посвящен Богу и избран на служение Ему) посредством «Крови Завета» (6: 4; 10: 29).

Трудно представить себе более убедительные выражения для того, чтобы указать на действительное обладание благодатью и возможность отпадения от нее.

В 12-й главе мы встречаемся с «увещаниями» Апостола, которые мы видели в первых четырех главах: «Вы забыли утешение, которое предлагается вам как сынам: сын Мой, не пренебрегай наказания Господня» и т. д. Увещание, на которое ссылается Апостол, взято из книги Притчей (3:11–12). Достойно примечание, что в Книге Притчей говорящий обращается к слушателю как сыну своему. «Сын Мой» (1:8; 2: 1; 3:1; 4:1; 5:1; 6:1; 7:1). Апостол утверждает, что это выражение не символическое или отвлеченное, но что мы должны признавать в нем глас Бога, Единого Небесного Отца, обращающегося к тем, кого он усыновил Себе. Порицая Евреев-христиан за то, что они позабыли эти слова родственной любви, Апостол, в таком же смысле, прилагает их ко всей современной ему Церкви, а если это действительно так, то – и к Церкви всех будущих времен. В ст. 15-м ясно выступает мысль Апостола, что все кому писал он, достигли очень высокой степени благодати: «наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией, чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие; чтобы не было между вами какого блудника или нечестивца, который бы, как Исав, за одну снедь отказался от своего первородства... вы приступили не к горе, осязаемой и пылающей огнем, не ко тьме и мраку и буре... но вы приступили к горе Сиону, и к граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и Церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духом праведников достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к крови кропления, говорящей лучше нежели Авелева. Смотрите, не отвратитесь и вы от говорящего. Если те, не послушавшие глаголавшего на земле, не избегли наказания, то тем более не избежим мы, если отвратимся от глаголавшего с небес». Остановимся на стихах 22–27. Все пришедшие в состояние благодати чрез крещение достигли не земного, но небесного состояния. Это поистине царство небесное на земле. Бог, святые ангелы, святые, торжествующие на небесах, Посредник Иисус, и все мы, достигли этого Сиона и имеем там нашу наследственную часть. Но хотя все эти блага и принадлежат нам, непременно ли мы пользуемся ими? Нет. Апостол, говоря об этих преславных благах, внушает «приступившим» к ним: «наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией, и не продал бы своего первородства», и вслед за перечислением, прибавляет: «вы пришедшие к горе Сиону смотрите, не отвратитесь от говорящего». Следовательно, представляется совершенно возможным настолько, что эта возможность вызвала строгое и не раз повторяемое предостережение Апостола, что приступившие к горе Сиону, сонму Ангелов, общению с прославленными святыми, и главное к кроплению Христовой Кровию, могут, однако, отвратиться от Говорящего, и навлечь на себя горшее осуждение, чем приступившие к горе Синаю и крестившиеся в Моисея, раба, и сделавшиеся участниками только ветхого завета, породившего рабство.

Баптисты, по поводу приведенных слов, обыкновенно иронически спрашивают: могут ли члены современной православной Церкви считаться достигшими всех этих благ: «града Бога живого», «небесного Иерусалима», «Крови кропления»? Может ли это быть сказано о людях живущих «по плоти», какими баптисты считают православных христиан, которые так часто нарушают заповеди Божии? Отвечаем: да, может, так же, как это могло быть сказано о ветхозаветной Церкви: «Вы боги и сыны Всевышнего все вы, но вы умрете как человеки и падете как всякий из князей» (Пс.81:6, 7). Спаситель ясно подтвердил мысль, заключающуюся в этих словах: «Если Он назвал богами тех, к кому было слово Божие, и не может нарушить сие Писание» (Ин.10:35). Итак, если Церковь обрезания была вознесена на такую высоту только потому, что было ей слово Божие, и в этом слове только – низший завет; то почему же все те блага, о которых говорится в рассматриваемых нами стихах, не могут относиться ко всем участникам высшего завета, новозаветной Церкви? И, однако, Апостол в заключение высказывает мысль, что все сказанное относится к тем, кому еще угрожала опасность отпасть: «Итак мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огонь поядающий».

Соборные послание Иакова, Петра и Иуды изобилуют наставлениями совершенно одинакового характера с теми, какие мы видели в послании ап. Павла, наставлениями, вытекающими из предположения, что все к кому они обращены, были уже приняты по изволению благодати Божией в состояние благодати и духовного братства, которого, однако, вследствие небрежения могут окончательно лишиться. Выражение о сообщении благодати всем так убедительны, как только это возможно. И, однако, некоторые нуждались в таких словах: «очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак.4:8). А ап. Петр находит нужным сказать некоторым не старавшимся прилагать к добродетели – добродетель: «в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза свои, забыл об очищении прежних грехов своих, т.е. Крещении (см. Деян.22:16). И этот же самый Апостол говорит о других: «но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи». Подобно сему и ап. Иуда напоминает христианам, которым он писал, об ангелах, не сохранивших своего достоинства (τν αυτν ρχήν), и говорит о некоторых, как о «бесплодных деревьях, дважды умерших». Очевидно, если они дважды умерли, значит, они когда-нибудь жили, а самый факт сравнение их с бесплодными деревьями указывает на то, что Апостол имел в виду притчу Спасителя об Истинной Лозе.

Но спрашивается: какое отношение все эти рассуждение имеют к современной нам Церкви и в частности к занимающему нас вопросу о крещении младенцев? Отвечаем: самое ближайшее и весьма важное.

Баптисты утверждают, что крестить можно только взрослых и из них тех, кто раскается и обратится ко Христу. Члены Галатской, Ефесской и Колосской Церквей, говорят они, все крестились как уже обратившиеся ко Христу, и каждый из них сам за себя раскаялся и уверовал. Все же почти члены православной Церкви, напротив, получили Крещение, когда были еще несмысленными младенцами. Но спросим баптистов: что должно разуметь под «обращенными»? Если под «обращенными» они понимают истинно благочестивых, духовных христиан, тогда утверждения их, что все современные Апостолам христиане были таковыми, сделано с намеренным искажением содержания Апостольских посланий. Во всех этих посланиях мы видели, как люди, которые получили обилие божественной благодати, постоянно предостерегаются и не напрасно против тягчайших грехов.

Если под «обращенными» разуметь бывших язычников и впоследствии, под влиянием проповеди и чудес Апостолов, обратившихся в христианство, то это будет явным противоречием действительности, так как апостольские Церкви состояли не из одних только таких людей: в более населенных городах, среди христиан, было не малое количество Евреев, бывших с детства в завете с Богом Авраама и выросших и воспитанных в общем всему их народу ожидании Мессии. Значит, в их лице, в каждой Церкви были люди, которых воспитание и религия приготовили к восприятию христианского учение. Им хорошо были известны все понятия об искуплении, прощении Богом при посредстве жертвы, о покаянии, о вере и послушании и проч., учения, о чем мы почерпаем из Ветхого Завета, а равно и из Нового. Для них контраст между тем, чем они были как Евреи, и чем сделались как христиане, не был таким резким, как представляется с первого взгляда. Они нашли бы, если бы хотели, Того, Кого ранее ожидали: «Иисуса из Назарета», о Ком писали Моисей, и пророки.

Крещение младенцев Церковь ввела не произвольно, но применяет его, основываясь на воле Спасителя и постановлении Апостолов, как это мы видели выше. Поэтому мы полагаем, что, когда крестился отец или глава семьи, то дети и домашние его крестились вместе с ним. Здравый смысл побуждает нас верить, что если Апостолами было разрешено крещение младенцев, то это применялось и ими самими. Мы признаем, как факт, что в каждой древнехристианской Церкви были в большом количестве дети всех возрастов, получившие Крещение, которые потом возрастали во Христа чрез усвоение учения Церкви, совершенно так же, как и наши дети.

В Послании к двум самым преуспевающим в благочестии Церквам Апостол, как это мы видели, пишет также и детям, и посылает им наставление совершенно такое же, как если бы они были такими же членами Христа, как и старшие. Он не делает никакого различия между детьми этими и окружающими их взрослыми христианами, вера которых, по причине полного развития их разума, должна бы представлять сильнейший контраст с их прежним неверием; но, несмотря на это, не была более угодна Богу, чем слабое и менее развившееся начало христианства в ребенке. И поступая так, Апостол только следует предписаниям Господа Своего. Если мы можем сделать какой-нибудь вывод из слов Спасителя, касающихся детей, то он будет именно тот, что они находятся в состоянии более благоприятном для привития ко Христу, в более соответственном для получения Крещения, чем сознательные взрослые люди. Взрослые, чтобы быть принятыми в благодать Божию, должны сделаться «как дети», а не дети сделаться такими, как взрослые: «Если не обратитесь, и не будете как дети, вы не войдете в Царство Небесное».

Если мы в понимании таинства Крещение должны руководиться тем, что сказано о нем в Св. Писании, то мы должны сказать, что в понимании его, возрождение Крещением младенцев гораздо естественнее и удобопонятнее, чем Крещение взрослых. При Крещении взрослых, как его понимают баптисты, предварительное обращение является самым главным, а самый обряд Крещения простым формальным добавлением. Но, если мы будем смотреть на Крещение с точки зрение баптистов, т.е. с рассудочной точки зрения, для нас останется непонятным: почему так настаивали на нем Спаситель и Апостолы Его? Такое чисто формальное дело всегда останется совершенно не совместимым с системой христианства, как религией, где все творится силою божественной благодати. Крещение младенцев, напротив, не представляет таких затруднений: крещенный младенец воспринимает Нового Адама в таком же бессознательном состоянии, как воспринял греховное естество первого Адама.

Получение благодати детьми, и следующее за этим соответствующее воспитание их, как членов Христа, несравненно более согласуется с естественным течением жизни людей, которое установлено Тем же, Кто принес на землю и христианство: люди являются в этот мир не как Адам, с полным развитием духа и тела, но как несмысленные младенцы. Люди родятся на свет как члены общества, права и обязанности которого они не будут сознавать в течение многих лет. Итак, несогласно ли со всем этим то, что дети должны в бессознательном младенчестве родиться снова в состояние благодати, наложенные которой обязанности они будут постепенно уяснять себе, по мере приближения к совершенному возрасту? Для нас остается непонятным, на каком основании баптисты утверждают, что христиане, которым пишет Апостол, все были действительно «обращены», т.е. все раскаялись, уверовали в Бога и жили согласно с заповедями Божиими, а равно и то их утверждение, что Апостол в своих Посланиях обращается только к »обращенным»?

Как можно примирить такое утверждение баптистов с содержанием Посланий к Коринфянам, особенно 1Кор.10:1–10, где Апостол перечисляет грехи, в которые впали Израильтяне, и повелевает новообращенным убегать гнева Божия, грозящего за совершение их? «Не будьте идолопоклонниками, не станем блудодействовать, не станем искушать Христа, не ропщите». Или в 2Кор.12: 20, 21: «Ибо я опасаюсь, чтобы мне, по пришествии моем, не найти вас такими, какими не желаю,... чтобы не найти у вас раздоров, зависти, гнева, ссор, клевет, ябед, гордости, беспорядков; чтобы опять, когда приду, не уничижил меня у вас Бог мой, и чтобы не оплакивать мне многих, которые согрешили прежде и не покаялись в нечистоте, блудодеянии и непотребстве, какое делали». Спросим баптистов: обратился ли бы с такими словами теперь их «пресвитер» к собранию баптистов, которые, ведь, все «обращенные» и составляют общество «святых», или подобно тому, как говорит ап. Павел с «избранными» Ефесянами? «Посему отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему. Кто крал, впредь не кради. Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших», или с Колоссянами: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших», или с Евреями: «чтобы не было между вами какого блудника, или нечестивца, который бы как Исав за одну снедь отказался от своего первородства» (Ефес.4:25–28, 29; Кол.3:8; Евр.12:16)? Стал ли бы теперь какой бы то ни было баптистский «пресвитер» обращаться к тем, кого он считает «обращенными», как ап. Петр обращается к «избранным пришельцам»: «Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое» (1Пет.4:15).

Итак, из этих рассуждений мы выводим заключение о полной неосновательности мнение баптистов, что существует какое-то различие между современною и Апостольскою Церковью, и что способ обращения к христианам Апостолов не применим теперь к членам Церкви, большинство которых крещено во младенчестве.

Мы теперь рассмотрели, более или менее подробно все послание ап. Павла к церквам, или христианским общинам. Каждое из этих посланий представляет собою свидетельство о широком распространении благодати Нового Завета, при посредстве Церкви. В каждом человеке Апостол предполагает обильно излиянные дары Св. Духа. Содержащиеся в посланиях наставления могут, во всей полноте своей, прилагаться к христианам настоящего времени, при одном только условии, что все они возрождены Крещением, как об этом учит вселенская Церковь и, следовательно, все они являются ответственными за полученную благодать.

И, на самом деле, это учение о всеобщем распространении благодати, и вытекающая из него ответственность всех христиан, не только подразумевается, но ясно подтверждается многими местами Св. Писания. Мы позволим себе, рискуя быть обвиненными в повторении, привести некоторые из них;

«По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте, скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил». «Так мы многие составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены». Пусть читатель припомнит, что это послание обращается ко «всем находящимся в Риме возлюбленным Божиим, призванным святым» (Рим.12:3, 5).

«Разве вы не знаете что вы храм Божий?» «Храм Божий свят, а этот храм – вы». «Разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христовы?» «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Св. Духа, которого вы имеете от Бога?» (1Кор.3:16, 17, 6:15, 19).

«Каждый имеет свое дарование от Бога» (7:7). «Каждому дается проявление Духа на пользу» (12:7). «Все мы одним Духом крестились в одно Тело». «И вы Тело Христово, а порознь члены» (27). «Мы же как споспешники (Его), умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами». «Вы храм Бога живого» (2Кор. 6: 1, 16).

»Вы все сыны Божии по вере во Христа Иисуса». «Ибо, все вы во Христа крестившиеся, во Христа облеклись», «все вы одно во Христе Иисусе» (Гал.3:26–28). «Вышний Иерусалим свободен, он матерь всем нам» (4: 26).

"Каждому из нас дана благодать, по мере дара Христова» (Ефес.4:7). «Не оскорбляйте Св. Духа Божия, которым вы запечатлены» (ст. 30).

«Бог благоволил показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы, Которого мы проповедуем, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе» (Кол.1: 27, 28).

Вы все сыны света, и сыны дня... итак не будем спать, как и прочие» (1Фес.5:5, 6).

«Один хлеб, и мы многие – одно тело; ибо все причащаются от одного хлеба» (1Кор.10:17).

«Все сие производит один Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (12:11).

«Для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры», и т. д. (Ефес.4:12, 13). «Посему отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу» (ст. 25).

«Мужья любите своих жен... потому что мы члены Его Тела». "Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя» (гл. 5, 28, 30, 33).

«Каждого из вас, как отец детей своих, мы просили поступать достойно Бога призвавшего вас» (Фес.2:11, 12). «Ибо воля Божия есть освящение ваше... чтобы каждый из вас умел соблюдать... ибо призвал вас Бог не к нечистоте, но к святости... Который и дал нам Духа Своего Святого» (4, 3, 4, 7, 8).

«Восхотев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий. Итак, братия мои возлюбленные, всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев», и т. д. (Иак.1:18, 19).

«Наконец, будьте все единомысленны, сострадательны... зная, что к тому призваны, чтобы наследовать благословение» (1Пет.3:8, 9).

Присоединим к сказанному свидетельство Св. Иоанна: «И от полноты Его, все мы приняли» (Ин.1:16). Наконец, по словам Спасителя (Мф.25:15), дается талант по его силе и что Он каждому тоже дает свое дело" (Мк.13:34) и ни один человек не иначе может делать свое дело, как если он имеет для того право и средства. И наконец, соответственно всему этому, ап. Павел дает повеление Ефесским пресвитерам внимать всему стаду, в котором Дух Святый поставил их блюстителями, пасти Церковь Господа, очевидно, подразумевая, что все стадо есть Церковь Божия (Деян.20:28).

Таковы прямые свидетельства того, что все в Церкви Христовой суть участники дара Духа Божиего и Его призвания. Мы не можем найти ни одного текста противоречащего этому положению, равно как баптисты не могут найти ни одного текста, подтверждающего, что Крещение, в каком бы то ни было случае, есть мертвая, пустая формальность. Мы также не находим текста подтверждающего, что те, кому Бог однажды даровал благодать, будут непременно преуспевать в пользовании ею. Никогда, ни в каком случае, ни один уже крестившийся христианин не призывается возродиться. Нет никакого намека на невидимую Церковь в среде видимой, которой бы ограничивалось получение благодати. Есть много текстов, указывающих на то, что среди тех, кому писал Апостол, были грешники, также как и праведники, но о первых неизменно говорится как об «отпадших», или получивших «благодать туне» – тщетно, или «оскорбляющих Духа Святого». Ни в одном случае падение их не приписывается лишению их благодати Богом, а всегда – злоупотреблению ею с их стороны.

Такова была Церковь, Царство Божия, даже во дни Апостолов. Она и тогда была тем, чем она должна была быть по учению Спасителя в Его притчах.

VII. О благодати Крещения по притчам Спасителя

Из рассмотрения притчей Спасителя мы приходим к тем же выводам, какие дали нам послание Апостолов, а именно о всеобщности благодати в Церкви и о сообщении даров Св. Духа каждому из крещаемых ее членов. При этом и в притчах Спасителя, как и в посланиях Апостолов, и мысли нет о том, что однажды призванные, в состояние благодати непременно останутся верными этому состоянию.

Это особенно относится к тем притчам, в которых Спаситель изображает «Царствие Божия», с разных сторон. В притче о «Сеятеле», напр., Он поучает нас, что из трех случаев, в которых слово Божия прорастает и выходит на поверхность земли, только в одном оно достигает совершенства: в одном оно увядает, в другом его заглушают терние и оно засыхает (Мф.13:6, 7). Притчею о «плевелах в поле», Спаситель учит, что Царство Божия будет подобно полю, на котором перемешались пшеница и плевелы, и т.д. и другие, по повелению домохозяина, оставляются расти вместе до жатвы, плевелы не вырываются, чтобы не вырвать вместе и пшеницу.

В притче о «зерне горчичном», мы видим, как Церковь Божия вырастает из малейшего зерна, и делается деревом, осеняющим все народы земные. Это совершенно не согласимо с представлением баптистов о своем обществе как собрании «святых», которое и составляет единственную церковь на земле.

В притче о «неводе», закинутом в море, Спаситель нам говорит, что «Царство небесное подобно неводу, закинутому в море, и собравшему рыб всякого рода, который когда наполнился, вытащили на берег, и севши, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон». И затем Он прибавляет: «Так будет при кончине века».

Таково положение Церкви, изображенное пред нами Самим Господом. Есть ли в нем что-нибудь, дающее нам повод считать Церковь за общество, состоящее из одного только рода людей, считающих себя святыми праведниками? Не в том ли состоит цель притчи, чтобы научить нас противному, а именно, что Царство Божия будет состоять из злых и добрых людей, до самого конца века? Здесь говорится, что Царство Божия собирает членов своих, как сеть собирает рыб всякого рода. Но как в сеть (невод) собираются всякого рода рыбы – хорошие и худые, так и Царство Божия состоит из людей добрых и злых.

Предположим, что Церковь Христова состояла бы только из одних «праведных», как утверждают то баптисты. Возможно ли, чтобы Царство Божия, состоящее из этого одного рода людей «праведных», походило на невод, собирающий всякого рода рыб? Если сравнивать баптистскую «церковь праведных» с неводом, то с таким, который собирал бы только одного рода рыб, т.е. хороших, но такого «невода" Спаситель не дал Своим Апостолам. Все это ясно доказывает, что Церковь Христова, или Царство Божия до кончины века будет состоять из худых и добрых людей.

Далее, Спаситель говорит, что »Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего, и послал рабов своих звать званных на брачный пир, он послал рабов своих на распутие, и они вышедший собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых, и брачный пир наполнился возлежащими» (Мф.22:2).

Может ли быть что-либо очевиднее того, что главная цель этой притчи показать, что Церковь Христова до конца века будет смешением злых и добрых? Она подобна пиру, где возлежат злые и добрые гости. Но может ли она уподобляться этому пиру, если гости его составляют одни только «праведные» – добрые? Что же можно представить себе более не похожее на это царство, если бы оно было таким, каким его представляют баптисты? Дает ли нам Спаситель где-нибудь хоть малейший намек на то, что Он основал две вселенских Церкви на земле: одну состоящую исключительно из «праведников» для баптистов, социниан и пр., а другую, состоящую из «добрых» и «злых», для всех остальных людей? Делил ли Он Свою Церковь на две половины, когда уподоблял ее неводу, наполненному всяким родом рыбы? Давал ли Он нам где-нибудь понять, что у Него есть на земле другое всемирное Царство – царство праведников, кроме этого, которое по разнообразию членов своих походит на невод, наполненный всяким родом рыбы, худой и хорошей?

Перейдем к другим притчам В притче о «Немилосердном рабе» (Мф.18:23–35) Царство Небесное уподобляется случаю, когда человек, просивший и получивший прощение («весь долг тот Я простил тебе, потому что ты упросил меня), окончательно отвергнут, ибо не простил брата своего. Притча эта ясно учит, что люди могут отпасть от благодати прощения, и окончательно лишиться его. В притчах о «Талантах» (Мф.25:14–30) и о «Минах сребра» (Лк.19:11–27) Царство Небесное уподобляется рабам, которым господин их оказал доверие, как слугам своим (Мф.25:14), но как в том, так и другом случае, некоторые из получивших дары от руки Господина, не сделали из них надлежащего употребления. Рабы – это члены Церкви Христовой, а таланты – мины суть дары божественной благодати, которая подается всем, так как ни один раб ни остался без таланта, но не все надлежаще использовали свое богатство... Ап. Павел, говоря о дарах благодати, замечает: «Каждому дается проявление Духа на пользу» (1Кор.12:7). И далее: «Каждому из нас дана благодать, по мере дара Христова» (Ефес.4:7).

Притча о "Бесплодной Смоковнице» учит нас, что человек может быть в винограднике Господнем, т.е. в Церкви Его, и окруженным Его заботами, и служить предметом особенной заботливости Виноградаря; Бог ожидает от него плода в течение многих лет, ищет этого плода, что Он не мог бы делать, если бы не дал человеку этому благодати для принесения плода. И, однако, в конце всего человек этот может быть срубленным как бесплодная смоковница.

Наконец, нам еще остается рассмотреть иносказательное уподобление И. Христом Себя и Своей Церкви Лозе и ее ветвям (Ин.15:1–10). Эта притча, если только можно назвать ее притчей, имеет весьма важное значение, как в теологическом, так и в практическом отношениях. Приступим к рассмотрению ее.

Есть две общих главы всего человеческого рода: первый Адам и второй И. Христос, тоже бывший в полном смысле этого слова – Адамом, человеком вообще, ибо все естество человеческое было в Нем, как оно было и в первом Адаме. Так и называет Его ап. Павел, когда упоминая об Адаме и Христе, он говорит: «Так и писано: первый человек Адам стал душою живущей, а последний Адам есть дух животворящий». Последний Адам, Христос соделался духом подающим жизнь или служащим источником жизни, как первый Адам был источником смерти. «Ибо как в Адаме все умирают, так и во Христе все оживут». В первом все умерли, второй умер за всех, чтобы все могли снова ожить в Нем. Так и будет в последний день. И все могут быть оживотворены Им обыкновенной жизнью, и восстановлены в том самом блаженном состоянии, которого они лишились в первом Адаме. Так и будет со многими, по словам Апостола: «Как непослушанием одного человека, многие согрешили, так послушанием одного многие получат оправдание».

Может казаться великой тайной, что павшие в одном человеке восстанут снова в другом. Но Апостол дает объяснение ее в словах: «Первый человек был из земли перстный, второй человек Господь с небеси» (1Кор.15:47). Первый человек, в ком заключались все остальные, был создан из праха, и потому был только человеком, и ничем больше. Но второй «Человек» сошел с небеси и был Господом Богом воинств, Всемогущим Богом там прежде всех век. Он был Господь с небеси и сошел оттуда путем, подобающим Его Божественной Славе: путем воплощения от Духа Святого и рождения от Пречистой Девы, так что сделался человеком и не перестал быть Богом, в одном и том же лице. И будучи Богом, также как и человеком, он обладал всеми потребными качествами для того, чтобы исправить (загладить) то, чего лишился род человеческий через грехопадение первого Адама, и возвратить людей к первому их состоянию, совершенно так, как будто они никогда не лишались его. ... «Если пребудете (μένητε) во Мне», Он не говорит »если вы будете во Мне», но "если пребудете во Мне». Обращаясь к ученикам Своим, И. Христос предполагает, что они – в Нем, на основании того, что они ученики Его. И в лице их Он говорит всем Своим будущим последователям, ибо никто не может пребывать в Нем, если с начала не будет в Нем; т.е. если не будет отторгнут от корня первого Адама и привит к Нему – Второму Адаму. Далее Спаситель Сам объясняет это в упомянутом месте, сравнивая Себя с Лозою, а учеников своих с ветвями этой Лозы. «Я, говорит Он, Лоза, вы же ветви», подразумевая, что ученики также тесно и внутренне соединены с Ним, как ветви с лозой, от которой получают соки и питание. Та же самая мысль в других местах изъясняется тем, что они члены Тела Его, Церкви; ибо Церковь или собрание всех верных Его называется «Телом» Его. Сам Он «Глава» этого Тела, а ученики Его, все вместе и каждый в отдельности, в своем месте и состоянии, «члены этого Тела», и потому движимы и управляемы Св. Духом, исходящим от Него – Главы, что не могло бы быть, если бы они не были в Нем, подобно ветви на Лозе, или члену в теле человеческом. Но как можем мы, по естеству происходящие из корня первого Адама, быть отъятыми от него и сделаться членами Второго Адама, или что тоже самое, учениками Его? Сам Господь наш И. Христос дал для того средство, установив с этой целью таинство в словах обращенных к Своим Апостолам, а в лице их ко всем пастырям Своей Церкви: «Идите и научите вся язы́цы, крестяще их», и т. д. Отсюда, – все крещаемые, согласно установлению Самого Христа, называются крестившимися в Него. И Апостол говорит: «Все вы крестившиеся во Христа, во Христа облеклись». Но все кто крестился во Христа должны необходимо быть в Нем, а те, кто в Нем, должны отложить свое родство с ветхим Адамом, облечься во Христа так, чтобы принадлежать теперь Ему, как стадо Его, ученики Его, Его «избранный» народ.

Недостаточно еще быть, таким образом, во Христе; мы должны пребывать в Нем. «Если вы пребудете во Мне», сказал Он, подразумевая этим, что некоторые могут быть в Нем и, однако, не пребывать в Нем. Таковы те, кто однажды получили Крещение и, таким образом, сделались членами Тела Его, но впоследствии были отсечены Церковью, или сами отпали; те, которые отвергли Крещение свое, или перестали исповедывать учение и религию Его, и те, которые христиане только по имени, но не стараются веровать и жить согласно учению Спасителя. Здесь уместно заметить, что в Церкви Христовой сохранилось предание, что Апостолы были крещены именно водным крещением: в пятом томе своих «Гипотипоз» Климент Строматевт говорит: Христос, говорят, крестил одного Петра, Петр – Андрея, Андрей – Иакова и Иоанна, а эти остальных («Путь Духовный» изд. 1896 г., стр. 208).

Итак, мы видим, что и в притчах Спасителя, равно как и в посланиях/Апостолов, нет места для Церкви состоящей из одних только святых и праведных – которыми одними Бог ограничивал бы свою благодать, как об этом учат баптисты. В данном случае баптисты, впрочем, не оригинальны: их учение о Церкви, как обществе праведников, есть повторение учения кальвинистов о невидимой церкви. Кальвинизм затрудняется понять, как человек может получить даром (in vanum) благодать и не только не воспользоваться ею, но даже оскорблять ее, и настаивает на существовании двух церквей: видимой, состоящей из большинства только внешним образом участвующего в таинствах и невидимой, состоящей из немногих действительных причастников сокровенной благодати Божией, каждого из которых Бог наделил постоянством и твердостью в вере для достижения жизни вечной. Но мы видели, что Сам Господь наш И. Христос и Его Апостолы ничего не говорят о таком разделении Церкви на видимую и невидимую. Наконец, самое выражение «невидимая церковь», заключает в себе противоречие: Церковь по словам ап. Павла (1Кор.12 гл.) есть Тело, т. е. духовно-телесный организм, имеющий определенное устройство, которое не может не быть видимым; «истинные же христиане» кальвинистов, социниан, баптистов и друг., не имеют одного определенного устройства, они рассеяны по всем частям света, они отделены друг от друга и не знают друг – друга. Итак, невидимой Церкви не существует и она никогда и существовать не будет. Говорить о невидимой церкви так же несообразно, как говорить о невидимом виде неорганизованной организации, не собранном собрании и проч.

Время окончательного очищение Церкви от грешников будет временем откровения «сынов Божиих", (Рим.8:19) тогда праведные воссияют, как солнце в Царстве Отца своего, Церковь очистится от лицемеров и в ней останутся одни праведные.       

VII. Опровержение возражений

Перейдем к рассмотрению текстов Св. Писания, приводимых баптистами в доказательство того, что благодать Св. Духа и усыновление Богу Отцу человек может получить только через личную и сознательную веру в Бога и добродетельную жизнь. Откуда следует прямой вывод, что так как младенцы сознательной веры в Бога не имеют и добрых дел делать не в состоянии, то и благодать Св. Духа они не могут получить, а равно не могут быть усыновлены Богу Отцу. Далее, так как то и другое получается в таинстве крещения, то поэтому младенцев крестить не следует, так как для них это бесполезно.

1. В подтверждение этого своего положение баптисты приводят следующие тексты Св. Писания: »Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии» (Рим.8:14). Из этого текста они делают следующий вывод: чтобы быть сыном Божиим, нужно в своей жизни водиться Духом Божиим, т.е. сознательно жить в Боге и своем Спасителе; но так как младенцы не могут жить такою жизнию, то, очевидно, что они не могут быть и сынами Божиими, – другими словами: не могут быть членами Церкви Христовой. Посему крещение младенцев является делом совершенно бесполезным. В опровержение этого возражения должно сказать следующее: в Св. Писании слова «сыны« или »чада» Божии употребляются в четырех различных смыслах: 1) все люди, как творение Божии, называются сынами Божиими: «Не все ли мы единого Отца имеем, не Единый ли Бог сотворил нас?» Мал.2:10. Евангелист Лука родословие Христа доводит до Адама, как сына Божия (Лк.3:38); но Адам может быть назван сыном Божиим в том же общем смысле, как и все люди, т.е. как сотворенные Богом. Это именно сыновство людей Богу разумел и ап. Павел в своей речи в Афинском Ареопаге, когда сказал, что все люди суть род Божий. При этом достойно внимание, что ап. Павел ссылается на языческих стихотворцев, свидетельствующих об этой же истине. Он включает в это родство и самого себя вместе с идолопоклонниками Афинскими, когда говорит: «Итак, мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого» (Деян.17:29); 2) в Ветхом Завете члены Иудейской Церкви, и в Новом Завете члены Церкви Христовой называются сынами Божиими по усыновлению. Знаком этого усыновления в Ветхом Завете служило обрезание (Быт.17:10–15), в Новом Завете оно подается через крещение, которое заменило ветхозаветное обрезание (Кол.2:11–12). «Израиль есть сын Мой, первенец Мой» (Исх.4: 22). «Я воспитал и возвысил сыновей, и они возмутились против Меня» (Ис.1: 2). «Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал.3:26–27). Но, конечно, не о тех, ни о других нельзя сказать, что они «водимы Духом Божиим», так как те же самые Израильтяне, которых Бог воспитал и возвысил как сыновей, возмутились против Него (Ис.1:2). Ап. Павел, который называл Галатов в послании к ним сынами Божиими, к ним же обращается с таким упреком: «О несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине» (3:1). Отсюда следует, что усыновление не есть еще высшая степень сыновства людей Богу, оно есть только подготовительная ступень к более близкому, более полному и теснейшему «родству" человека с Богом. Это третья ступень сыновства людей Богу, смысл которой открывается из следующих слов И. Христа: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас, и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5: 44, 45). Как видно из приведенных слов, высокое достоинство сыновства этого рода заключается в том, что люди действуют в точном согласии с волею Отца Небесного, так сказать, своей жизнию являются на земле образом и подобием Бога. Об этих людях, действительно, должно сказать, что они водимы Духом Божиим, так как только Дух Божий может приводить волю человека в полное согласие с волею Бога (см. Рим.8:26–27; 1Кор.12:1–11 и др.). Но заключать, на основании приведенных слов, что те, которые не водятся Духом Божиим, которые не любят своих врагов, не благословляют проклинающих их и проч. , никогда не были чрез крещение привиты ко Христу и не были, таким образом, чадами Божиими по усыновлению, было бы явным извращением Св. Писания. Наконец, сыновством в самой высокой и последней степени будет то, которое окажется после Страшного Суда: «когда праведники воссияют, как солнце в царстве Отца их» (Мф.13: 43). Сподобившиеся достигнуть того века и воскресение из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут; ибо они равны Ангелам, и суть сыны Божии, будучи сынами воскресение» (Лк.20: 35–36). Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном» (Апок.21:7).

Означенные степени сыновства людей Богу соединены между собою тем, что они указывают на некоторую постепенность в духовном росте человека, обозначая тем ступени духовного восхождения, которые должен пройти человек, стремящийся к Богу. Человек рождается для того, чтобы чрез благодать крещения вступить в завет благодати, т.е. в завет со Христом и чрез это сделаться чадом Божиим, членом Св. Церкви Христовой. И это необходимо для того, чтобы он мог быть сыном Божиим, во всем исполняющим волю Отца своего Небесного, что в свою очередь необходимо для того, чтобы впоследствии при всеобщем воскресении мертвых восстать прославленным сыном Божиим. Итак, сыновство, о котором ап. Павел говорит в Рим.8:14 («все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии»), нисколько не отрицает сыновства первых двух степеней, а, следовательно, и таинства крещения, чрез которое люди делаются сынами Божиими по благодати. Мы видели, что ап. Павел признал даже низшую степень сыновства (сыновства по творению), исходя из той мысли, что душа человека, как существа сотворенного Богом, будет всегда стремиться к своему Творцу и искать Его (Деян.17:27), тем более должно быть признаваемо сыновство чрез благодать крещения. И те, кто порицают это сыновство, наносят оскорбление величию Божию: Господь установил таинство крещения, чтобы чрез него люди делались сынами Божиими по благодати. При крещении они дают обет быть исполнителями Его святой воли; отрицающие же сыновство чрез крещение лишают Бога права на эту покорность людей Его воле. В Св. Писании мы имеем много примеров, где различные степени состояния людей называются одним и тем же именем. Возьмем выражение «Царство Божие» – «Царство Небесное». Они в Новом Завете употребляются в трех различных значениях: во-первых в том, какое придается ему в притче о «Неводе" и других притчах, приведенных в 13 главе евангелиста Матфея, где под Царством Небесным разумеется Церковь Христова на земле, заключающая в себе и хорошее и дурное, и праведных, и злых. Затем, Царство Божия бывает в сердце человека: это «праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим.14:17). К этому Царству должна приводить людей Церковь или Царство благодати и, действительно, приводит тех, кто повинуется ей и исполняет ее повеления. Наконец, есть еще Царство Божия – это Царство славы, которое откроется при втором пришествии на землю И. Христа (2Тим.4:1), к которому первые два момента благодатного состояния христиан служат подготовительной ступенью. В таком же смысле, т.е. в смысле различного благодатного состояния христиан, должно понимать и следующие тексты послания ап. Павла: «Мы умерли для греха: как же нам еще жить в нем?» (Рим.6:2). Но чрез несколько стихов той же главы ап. Павел призывает христиан умереть для греха: «Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем. Итак, да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его» (Рим.6:11, 12). В действительности никакого противоречия между приведенными текстами не существует, так как в первом случае разумеется смерть греху в купели крещения (ст. 3), во втором случае Апостол призывает христиан к борьбе с последствиями первородного греха, остающимися в человеке и после крещения, в течение всей последующей за крещением жизни. В том же смысле ап. Павел в одном случае называет христиан безквасными (1Кор.5:7), и в другом призывает их очистить старую закваску, чтобы жить в безквасии чистоты и истины (там же ст. 8). Итак, из того, что в Церкви Христовой, которая в Св. Писании уподобляется то «неводу», в котором оказалось и доброе и худое, то большому дому, в котором есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные (2Тим.2:20), – есть христиане водимые Духом Божиим, которые суть Сыны Божии, не следует, что у Бога не может быть других сынов. И, действительно, мы видели, что у Бога есть сыны по творению, сыны есть по благодати усыновления и т. д. И как одно сыновство по творению не дает человеку права спасения без таинства крещения, потому что Иисус Христос ясно сказал: «кто будет веровать и крестится, спасен будет» (Мр.16:16), так ровно и сыновство чрез возрождение Духом Божиим не может быть христианином достигнуто без таинств и прежде всего без таинств крещения и миропомазания, так как по установленному Господом нашим И. Христом порядку в Его Церкви, чрез эти таинства человек вступает в лоно Церкви Христовой и становится членом Ее.

Но обратимся к младенцам. Правда, они не могут быть названы сынами Божиими в том смысле, что они суть водимы Духом Божиим, т.е. сознательно ведут благочестивую жизнь; но они могут и должны быть сынами по благодати усыновления чрез таинство крещения, которая (т.е. благодать) подается даром без всяких заслуг со стороны человека: «Когда явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно чрез Иисуса Христа, Спасителя нашего» (Тит.3:4–6). «Благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар, не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф.2:8–9). Toже, что для спасения необходимо человеку получить чрез таинство крещение благодать усыновление, доказывается словами И. Христа: «если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин.3: 5; ср. Мр. 16:16).

2. Во 2Кор.5:17 мы находим слова: «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло; теперь все новое». На основании этих слов, баптисты делают заключение, что если христианин окончательно не освободится от грехов своего прежнего (до крещения) состояния, если он не имеет в себе совершенно новых чувств, желаний и привязанностей, он не есть и никогда не был привит ко Христу, и что по тем же самым соображениям крещение младенцев бесполезно и в нем нет нужды. На это должно ответить прежде всего то, что быть привитым ко Христу и пребывать в Нем (т.е. жить согласно Его заповедям) не одно и то же. Мы имеем полное учение о привитии ко Христу, единении с Ним и о последствиях этого единения в притче Господа о «Лозе и ветвях». Здесь Спаситель открывает ту важную истину, что человек может быть привит к Нему и все-таки остаться бесплодным, не принести плодов святости и добра в этой жизни и подвергнуться окончательному осуждению в будущей. «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает»; и далее: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Ин.15:2, 6). Всякий грех ведет к тому, чтобы отлучить человека от Христа и отторгнуть его от общения с Телом Христовым. Уже одного этого ответа достаточно на вышеприведенное возражение. Но продолжим наш разбор 2Кор.5:17. Когда Апостол говорит: «Древнее прошло: теперь все новое», к кому обращается он? Припомним, что каждая глава обоих посланий к Коринфянам свидетельствует, что «деяния» нашего ветхого естества, прежние похоти, привычки, даже прежнее поклонения идолам многими членами церкви во времена Апостолов «не были отложены», однако, ап. Павел в этих посланиях обращается, безусловно, ко всем Коринфским христианам, как членам Тела (т.е. Церкви) Христова. Апостол здесь же противопоставляет одних христиан другим: одних как живущих, а других как не живущих во Христе; но говорит о том, что присуще всем вообще христианам, истинным или только носящим имя христианина, и тех и других он противопоставляет язычникам.3

Также сомнительно, правильно ли баптисты понимают слова: «Кто во Христе – тот новая тварь». Этот текст не во всех переводах Св. Писания приводится одинаково и не всеми одинаково понимается. Древнейший латинский перевод передает греческий текст так: «Если кто во Христе новая тварь, то древнее прошло: теперь все новое («Si qua ergo in Christo nova ereatura, vetera transierunt: ecce facta sunt omnia nova»). Некоторые толкователи священного текста, согласно толкованию св.св. отцов, в греческом выражении: «στε ε τις ν Χϱιστ ϰαιν ϰτίσις», τις согласуют с ϰτίσις и переводят эти слова так: «Если кто есть во Христе новая тварь, то древнее (αϱχααне ветхое, что требовало бы παλαι) прошло (πϱοσλϑεν) теперь все новое». Этот перевод имеет то преимущество, что при нем не допускается такого вольного обращение с священным текстом, как постановка знака препинание после Χϱιστ, добавление двух личных глаголов, составление из двух слов ϰαιν ϰτίσις отдельного выражения, не имеющего ни собственного подлежащего ни сказуемого («новая тварь»). При таком переводе «ἐν Χϱιστ» берется как наречие согласно одной из самых обычных форм греческого синтаксиса, напр.: τινὲς δὲ ἀπὸ τῆς Ἀσίας Ἰουδαῖοι (Деян.24, 19) и επέν τις ξ ατν πϱοφήτης (Тим.1:12), также Деян.15:5, 24 и др. Тогда ст. 17-й должен быть переведен так: «Итак, если кто во Христе (новый порядок вещей – благодатный) новая тварь, то древнее прошло: теперь все новое, все от Бога Иисусом Христом примирившего нас с Собою». Такой перевод дает нам возможность установить связь между этим стихом и предшествующим, что при обыкновенном переводе невозможно. Очевидно, ап. Павел от начала до конца этого послания переживает чувство подозрения, что некоторые лжеучители стараются подорвать его влияние на новообращенных Коринфян. На них то он, очевидно, и намекает в ст. 12-м, как на «хвалящихся лицом, а не сердцем»; они обвиняли его даже в «безумии». На это он отвечает: «Если мы выходим из себя, то для Бога; если же скромны, то для вас. Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (Кор.5:13–15). Итак, зная, что Христос искупил всех людей, – все должны быть признаны равными духовно. Не было сделано различие еврея от язычника, какое лжеучители их охотно желали бы установить. «Отныне, – говорит Апостол, – мы никого (человека) не знаем по плоти» (ст. 16). Очевидно он имеет здесь в виду тех, кто, по словам другого послания (Гал.6:12,13), «желают хвалиться во плоти», и против которых он выставлял истинную цель христианства (Флп.3:3), а именно, что «оно не надеется на плоть». «Да, – как бы так говорит Апостол, – если мы даже знали Христа во плоти (т. е. он подразумевает себя, в случае, если бы он был Апостолом или учеником Христа, знавшим Его при жизни, как собрата – Иудея), отселе мы не знаем Его более» (т. е. как Иудея по плоти), ибо ныне мы смотрим на Него, как на находящегося в родстве со всем родом человеческим, как на Нового Адама, в котором все в совокупности умерли, чтобы снова возродиться. «Итак, – продолжает он, – если в этом новом человеке, этом Новом Адаме, есть ϰτίσις (новое состояние) новая тварь, тогда древнее, т.е. прежние пути доступа к Богу, древняя печать обрезание, древнее посредничество левитов, как ϱχαῖα, отжило: теперь все новое. Теперь мы приближаемся к Богу новым живым путем: «кровь Христа есть кровь Нового Завета». Св. И. Златоуст об этом говорит так: «Зрите убо душу нову (ибо она была очищена) и плоть нову и веру нову и обеты новы и завет и житие и пищу и одежды и все совершенно новое. Ибо вместо земного Иерусалима нам дан отеческий град, иже на небеси, вместо вещественного храма узрели мы храм духовный, вместо каменных скрижалей – телесные, вместо обрезания – крещения, вместо манны – Тело Христово, вместо воды из камени – Кровь из ребра Его, вместо жезла Моисеева или Ааронова – Крест, вместо земли обетованной – Царство Небесное, вместо тысящ священников – Единого Первосвященника, вместо несмысленного агнца – Агнца Духовного». Имея все сие в мыслях своих, Апостол сказал: «теперь все новое». Но все сие от Бога чрез посредство Христа и Его вольный дар. Должно обратить внимание, что Апостол употребляет слово ϱχαα, которое, как нельзя лучше, выражает его мысль. Если бы ап. Павел имел в виду, главным образом, ветхого Адама в каждом отдельном христианине, то он, несомненно, употребил бы слово παλαιὸς как делает это в послании к Ефес.4:22.

Конечно, справедливо и то, что если человек во Христе, в том смысле, что живет в Нем, то таковой есть внутренно и духовно новая тварь или творение, ибо Сам Спаситель говорит: «Кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода» (Ин.15:4). Но это место (2Кор.5:17) скорее имеет в виду внешнее, вещественное творение Христа, призвавшего к бытию Новое Царство или Новый мир, в котором, чрез омытие в водах крещение, все становится новым.

3. Отвергающие спасительное действие благодати в таинстве крещения, возрождающей человека в новую жизнь во Христе, указывают на случай с Симоном Волхвом (Деян.8:9–24). Они доказывают, что в нем мы имеем перед собою пример человека, получившего крещение, но про которого вскоре после этого Апостол сказал, что он находится в желчи, горести и союзе неправды. Для чего же приводится этот пример? Если он выставляется как довод против возрождения младенцев крещением, для того, чтобы дать основание отрицать, что каждый младенец при крещении уже самым действием этим принимается в Царство благодати, которое, по выразительному уверению Спасителя, принадлежит детям, тогда этот вывод не имеет за себя никакого основания. Нет ни малейшего сходства между Симоном Волхвом и каким бы то ни было младенцем, получившим христианское крещение. Мы уже видели многочисленные доказательства того, что можно получить благодать крещения и отпасть от нее, что и случилось с Симоном Волхвом. Если же пример Симона Волхва приводится как довод против утверждения, что все взрослые в таинстве крещения благодатью Святого Духа очищаются от первородного и всех личных грехов, тогда им отрицается, вообще, значение крещения, как божественного установления, на что имеются ясные указания в Священном Писании. Случай с Симоном Волхвом представляет большое затруднение, но не в том, что касается спасительности полученного им крещения, но относительно качества и действительности его веры, ибо Св. Лука упоминает не только о том, что Симон Волхв получил крещение, но и о том, что он веровал: «уверовал и сам Симон» (ст.13). Он, без сомнения, проявлял некоторые признаки истинной веры, ибо точно утверждается, что он «не отходил от Филиппа» (ἦν πϱοσϰαϱτεϱῶν) те же самые слова употреблены для выражения постоянного пребывания первых христиан в учении веры и их духовного тесного общения (Деян.2:42: "σαν δε πϱοσϰαϱτεϱοντες»). Он не мог бы так поступать, не отрекшись в тоже время от своего волшебства. Он также принял, с видимым смирением строгий выговор Апостола и просил его молитв. Трудность понимания этого случая касается скорее спасительного свойства веры, чем благодати возрождения в таинстве крещения. Трудно решить, – получил ли Симон Волхв в свое время крещение, не будучи достойным его, или он отпал после него и, таким образом, был одним из тех, которые, по словам апостола Павла, отпадают в погибель, или, по словам Апостола Иуды «дважды умерли», или, по словам Апостола Петра: «избегши скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них, и побеждаются ими» (1Пет.3:20). Здесь уместно будет сказать несколько слов касательно недостойного принятия крещения взрослыми. Этот вопрос, по нашему мнению, вполне удовлетворительно разрешается уподоблением привития дикой маслины к хорошей (Рим.11:17,24). Крещение, каково бы ни было душевное состояние крещаемого, сразу приводит его в соприкосновение с высшими силами невидимого мира. Бесконечно таинственным образом в крещении человеческое существо приходит в соприкосновение с новым корнем человечества, Вторым Адамом. Если крещаемый имеет веру, он тотчас же начинает делаться участником корня и тука священной Маслины, которая, если он покорит ей свою волю (Рим.11:22–24; Ин.15:1–8), подчинит себе всего внутреннего человека (Ин.3:6–9). Если он не имеет веры, спасительное действие благодати Христовой не входит в него, но все же он приходит в соприкосновение с Лозою истинною, но в осуждение себе.4

Однажды спросили Св. Афанасия, папу Александрийского, можно ли считать, согласно вере и учению христианскому, крещенным того, кто, не веруя на самом деле и лишь притворяясь верующим, испросит себе крещение по каким-либо посторонним обстоятельствам? «Послушайте,– отвечал он,– что говорят старцы: когда была сильная смертность, многие без околичностей прибегали к св. крещению из страха смерти. Блаженному мученику Петру явился некто в виде ангела и сказал: «доколе будете вы посылать сюда запечатанные мешки, но совершенно пустые, без всякого содержания внутри?» Поэтому, насколько можно заключить из слов ангела, носящие печать крещения, хотя бы и получили его в расчете на какое-либо благо, считаются крещенными. («Луг Духовный», стр. 246).

Неверие крещаемого служит препятствием проникновению в него благодати Спасителя. Христос желал бы, но не может исцелить его по причине его неверие (Мк.6:5, 6). Пока неверие не отвергнуто, благодать Божественной Лозы не может обновить его. Но если Господь впоследствии приведет его к раскаянию, тогда благодать крещения, уже однажды полученная, окажет свое спасительное действие. Такого человека не следует крестить вторично, при каких обстоятельствах неверия и нераскаянности ни было совершено его первоначальное крещение, ибо это давало бы основание предполагать, что совершенное во имя и по соизволению Пресвятой Троицы было только пустым обрядом. На самом деле, все значение и таинственный смысл крещения, как рождения от Нового Адама, заключаются в том, что оно совершается только однажды. Если же благодать крещения тождественна с обращением в понимании его баптистами, или другой духовной переменой, тогда чем чаще человек будет крещаем и тем лучше для него. Если крещение, как полагают баптисты, преподает обычный дар Св. Духа, которым сопровождается, напр., проповедь, то почему бы ему тогда не повторяться, так как, действительно, мы постоянно нуждаемся в содействии Св. Духа? Если же крещение есть таинство, совершаемое над человеком только однажды, оно должно произвести свое действие в момент совершения его и раз навсегда, а действие это заключается в приведении человека в единую семью, присоединении к единому стаду, в привитии его к Истинной Лозе, в соединении его с единым Таинственным Телом. Крещение, нами получаемое, есть едино, ибо оно не может быть получаемо часто. На самом деле, как можем мы повторять крещение и в тоже время учить, что мы через него снова рождаемся, что оно отверзает нам двери небесного Иерусалима? Как невозможно многократное рождение человека, многократное усыновление его одним и тем же семейством, так невозможно и повторение крещение.

4. Иногда баптисты, а, главным образом, духовные христиане указывают на пример Корнилия сотника и обратившихся с ним (Деян.10:44–48), как на получивших дар Св. Духа до крещение. Если, рассуждают баптисты, благодать Св. Духа можно получить без крещения, то следовательно, и спастись можно без крещения, и крещение младенцев, на котором так настаивают православные, не так уж необходимо для них. Совершенно верно, что дар Св. Духа не ограничивается одним крещением, но это не означает того, что особливый дар, преподаваемый Св. Духом при крещении, может быть обычно преподан во всякое другое время. Напротив, он скорее подтверждает, что дары крещения отличны от всех прочих и никакой другой не может заменить их, ибо получивший дар языков должен был еще получить крещение. Тот же самый ап. Петр, когда Дух Святой сошел на апостолов и они заговорили на разных языках, причем некоторые и могли подумать, что крещение не требуется уже для получивших Духа Святого, однако, рассуждая, что дар этот только сделал их способными говорить на разных языках, но не возрождал их, – заключил, что они тем более требуют крещения: «Кто же может запретить креститься водою тем, которые, также, как и мы, получили Святого Духа» (Деян.10:47). Этот дар был только чудесный дар языков, пророчества и т. д., никогда не бывший и никогда не считавшийся внутренней духовной благодатью крещения. Он никогда не давался при крещении (см. Деян.8:16), но преподавался всегда, исключая этого единственного случая, для которого была очевидная причина для исключения, через возложение рук Апостольских. Эта очевидная причина, несомненно, есть важность случая. Принятие Корнилия, язычника, было как бы началом нового закона. Оно было первым откровением «тайны сокровенной от век и от родов» (Кол.1:26, 27. Еф.3:5, 6). Как таковое, оно возбудило до такой степени все предубеждения новообращенных Евреев, что сам ап. Петр подвергся резким обвинениям за сделанное. В оправдание свое он сослался на сие чудесное излияние Св. Духа и сравнил его с испытанным им и его братиями Апостолами в день Пятидесятницы (Деян.11:15–17). Дабы рассеять такое предубеждение в древнем народе своем и побудить его принять новообращенных, как братьев своих о Христе, Господь Бог излил на них последний чудесный дар Св. Духа, подобно тому, как ранее излил его на Апостолов. Господь Бог не мог совершить это для того, чтобы отменить свое собственное установление о крещении, или лишить благодати действие (троекратное погружение в воду с произнесением слов: «Во имя Отца, и Сына и Св. Духа»), с которым Он Сам соединил внутреннюю благодать. Повеление о крещении, которое Сын Божий дал Своим ученикам, есть вечный закон и отменению он не подлежит. Каждый взрослый человек, принимающий крещение, должен был ранее испытать на себе некоторое действие Св. Духа, прежде чем он научится веровать во Христа и исповедывать Его (1Кор.12:3), но только крещением он прививается к Телу Христову.

5. Далее баптисты в своем отрицании крещения младенцев ссылаются на следующие слова Господа нашего И. Христа: «Овцы мои слушают гласа Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут во век, и никто не похитит их из руки Моей» (Ин.10:27, 28). Из этого места баптисты выводят, что так как многие, получившие крещение в младенческом возрасте, не идут во след Христу, и насколько известно, умирают во грехе и, таким образом, лишаются жизни вечной, поэтому они никогда не были привиты ко Христу крещением. В ответ, мы спросим баптистов: кого подразумевает в этом тексте Господь под именем «овец своих?» Подразумевает – ли Он под именем «овец своих» тех самых, которых Он называет ветвями Лозы – Себя Самого (Ин.15)? Если таков смысл Его слов, то мы должны, под словами «овцы», понимать членов Церкви Его и в притче о «Пастыре и овцах» видеть то страшное разграничение, которое так точно и выразительно приведено Господом в притче о «Лозе и ветвях ее», поясняющее, что только те, будут ли они «овцами», или «ветвями», действительно, спасутся, кто живет в Нем. Если Господь представляет, что Он действительно и делает, окончательное спасение ветвей зависящим от их жизни на Лозе, и если «ветви» одной притчи равнозначущи «овцам» другой, тогда, несомненно, спасение овец зависит от их пребывание в стаде Христовой благодати. Если лица, подразумеваемые в обоих уподоблениях, одни и те же, то здравый смысл требует, чтобы мы одному уподоблению присвоили ограничение, находимое нами в другом. А то, что «пребывание в стаде» подразумевается как условие спасения, принадлежности к Христу, хотя оно и не выражено, явствует также из другой притчи, изображающей пред нами любовь Христа к людям своим, под теми же образами «пастыря» и «овец». Это притча об «овце погибшей», представляющая пример овец, не пребывающих в стаде, заблудившихся и случайно не спасенных добрым Пастырем, хотя Он и искал их. «Как вам кажется? Если бы у кого было стадо овец, и одна из них заблудилась; не оставит ли он девяносто девять в горах, и не пойдет ли искать заблудившейся? И ежели случится найти ее, то, истинно говорю вам, будет радоваться о ней более, нежели о девяносто девяти не заблудившихся» (Мф.18:12 и 13).

Теперь, когда мы видели, что в подобии Лозы и ветвей ее, где, разумеется, более тесное единение, чем единение овец с Пастырем, пребывание ветвей в Лозе ясно выражено, как условие их плодоношения; когда мы находим, что в другой притче, где Господь употребляет тот же самый образ Пастыря и овец, также ясно выражена мысль, что некоторые овцы могут и заблудиться, мы окончательно отказываемся от истолкования вышеприведенного текста в безусловном смысле: Господь Бог желает спасения всех, кого Промысл Его привел в область установленных Им средств спасения благодатию, а посему, все имеющие «печать Завета», являются ответственными за нее. Впрочем, мы не можем не заметить, что, хотя в Св. Писании есть немного текстов, где по-видимому подразумевается, что Бог даровал некоторым своим чадам твердость воли до конца, но гораздо больше есть текстов, которые утверждают, в выражениях, в которых нельзя ошибиться, ни перетолковать их иначе, что нет такой степени благодати, от которой человек не может отпасть и не отпадает.

6. «Немногие, то есть, восемь душ спаслись из воды. И нас ныне, подобное сему образу крещения, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа» (1Пет.3:20, 21). Место это достойно особого внимания, так как Апостол подтверждает в нем, в самых ясных выражениях, благодать крещения: она ныне спасает нас, представляя собою противообраз вод потопа, спасших Церковь в ковчеге, и в тоже время потопивших нечестивый мир. Но сделав такое сильное заключение, Апостол смягчает его, как этого и должно было, конечно, ожидать ограничением: «не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести». Можно подумать, что возможен только один взгляд на утверждение Апостола в связи с ограничением его, а именно, что крещение без истинной веры не может быть полезным. Так, действительно, и рассуждают баптисты, основывая на этом тексте отрицание крещения младенцев. Справедливо, что воды крещения не спасают человека, но служат как бы средством очищения души его Св. Духом. Для того, чтобы крещение было спасительным, совесть приемлющего его должна ответствовать милосердию Божию. Что крещение имеет силу, которою оно, как об этом ясно говорит Апостол, спасает нас, это истинно. Но какая эта сила? Ясно, что это не естественная сила стихии, хотя бы применяемой и употребляемой при таинстве: она может омыть только нечистоту тела, ее врачебное действие не простирается далее, так как оно в руке Духа Божия, как и другие таинства, а само Слово очищающее совесть и преподающее благодать спасения душе, прибегающей к Нему. Но хотя Апостол и вставляет приведенное ограничение, однако, противно будет всякому беспристрастному толкованию опираться на него, чтобы уничтожить ясное признание им спасительной силы крещения. Это и делают баптисты, отвергая на основании приведенных слов спасительное действие таинства крещения для младенцев, так как они- де не могут обещать Богу доброй совести. Апостол Петр и не помышлял здесь учить, что установленное Иисусом Христом таинство не действительно, но указывает только на то, что лицемеры, которые извращают истинный смысл, оправдывая им свое развращенное поведение, лишаются надежды на спасение. Далее, – когда мы говорим о таинствах, мы должны рассматривать в них две стороны: внешнюю и внутреннюю (обряд и сущность). В крещении внешняя сторона – это вода, а сущность заключается в омовении души крещаемого Кровью Иисуса Христа и в умерщвлении плоти. Если же внешняя сторона кажется часто не действительной и бесплодной, то это происходит потому, что люди злоупотребляют крещением, но этим не отъемлется внутренняя сила таинства. Не должно отделять в св. таинстве внешнюю сторону и внутреннюю.

Мы должны теперь сказать несколько слов относительно толкования этого места баптистами в лице их образованных представителей, так как оно замечательно иллюстрирует обращение их с Св. Писанием и те натяжки, к которым баптисты вынуждены прибегать, чтобы истолковать в желательном для них смысле учение Апостолов о Св. Таинствах. Сущность истолкования баптистами слов Апостола Петра сводится к тому, что, по их мнению, он как будто отрицает всякое соотношение между внешней стороной таинства крещения и внутренней благодатью. В уста Апостола влагаются такие слова: «Крещение тоже ныне спасает нас», но под словом «Крещение» я разумею не водное Крещение, разумею совсем не наружный обряд, но разумею искреннюю и просвещенную совесть (сознание).5 Первое, что удивляет нас в этом толковании, заключается в том, что если Апостол думал, что внешний обряд крещения ни каким образом не служил орудием спасения, зачем же было ему изменять своему убеждению, употребляя слово «Крещение»? «Добрая совесть» даже при самом свободном обращении с «образным языком» не может быть названа «Крещением». Она может и должна быть следствием крещения, но она совершенно отлична от него. Еще менее может быть назван крещением: «обет доброй совести». Далее. Если Апостол, говоря, что крещение спасает, на самом деле подразумевает, что добрая совесть спасает, несмотря на то, сопровождается ли она крещением, или нет, – зачем, было, ему выставлять спасение чрез крещение, как противообраз (ντίτυπον) спасению в ковчеге, где восемь душ спаслися водою? В какое затруднение должен быть поставлен этим и другими местами Св. Писания баптист, который, с целью доказать, что крещение не имеет никакой связи со спасением, желал бы заставить нас поверить: во-1-х, что без всякого видимого повода Апостол говорит одно, а потом как бы поправляется и начинает говорить совершенно о другом и затем, что Апостол указывает на спасение восьми лиц водою, как образ внутреннего состояния души, где нет ни одной черты, даже в отдаленном смысле носящей сходство с водою и ее употреблением. Приведенный пример может служить доказательством того, как баптисты вольно обращаются с самыми ясными текстами Св. Писания.

По мнению баптистов, крещение для нашего усыновления Богу не опирается ни на какую духовную потребность в природе человека. Покорное принятие крещения выражает только преклонение перед владычеством Того, на чью верховную власть оно опирается, как ее ultima ratio. Таким образом, добровольное и сознательное крещение водою наставленного уже взрослого человека служит практическим доказательством его внутреннего подчинения Богу. Оно свидетельствует о крещаемом пред окружающей его церковной общиной, как о человеке, получившем от Бога крещение во Христа, грехи которого были омыты Его Кровию. В подтверждение этой мысли, баптисты приводят пример Апостола Павла. Он, говорят они, был избранным сосудом Божиим, дабы нести Имя Его языкам, царям и сынам Израилевым. Для этого он должен был быть посланным к окружным церквам, пользоваться их доверием и действовать совместно с ними и через них. Для сего необходимо было, чтобы он не только перед лицом Божиим омылся крещением нерукотворенным, но также и перед Церковью – крещением рукотворным. Отсюда – увещание его Ананией (Деян.9:15–18), смысл которого сводится к следующему: «Брат Савл! Бог избрал тебя. Ты теперь Ему принадлежишь, ты – Его во Ин. Стань же открыто в ряды Его, согласно Его велением. Ты прощенный грешник перед лицом Божиим, провозгласи это перед людьми». Священное Писание ясно учит нас, что крещение есть дело Божие: оно Богом установлено, Богом подается в нем возрождающая благодать и т. д., баптисты-же утверждают совсем противное: они считают его делом крещаемого человека, простым подтверждением на деле его внутренней покорности Богу, но, если таков смысл и назначение крещения, и так как ни один человек не может истинно знать искренности другого, то крещение от рук какого – бы то ни было другого лица, будет ли то священник, или «старший брат» баптистов, является чистой насмешкой, ибо ни один человек не может достоверно поручиться за искренность своего ближнего. Итак, баптисты, чтобы быть последовательными до конца, должны требовать от своих прозелитов, чтобы они сами крестили себя. Если крещение есть только свидетельство искренности веры, доброй совести, то насколько каждый человек есть единственный судья своей собственной искренности, каждый и должен сам себя крестить. Баптисты утверждают, что крещение есть только исповедание веры, между тем, как ни в одном месте Нового Завета крещение не называется исповеданием веры, или признанием в верности. Нельзя указать ни одного места в Св. Писании, где бы говорилось, что крещение есть исповедание. Нельзя указать место, где бы оно не было соединено с благодатью Св. Духа и не предполагалось, что благодать сия даруется в нем. Конечно, и в православной церкви «Символ Веры» произносится перед крещением, но это происходит до крещения, а само крещение всегда совершается другим, во Имя Пославшего его.

7. Нам остается рассмотреть некоторые тексты из 1-го послания апостола Иоанна, касающиеся учения о возрождении. Особенного внимания в этом отношении заслуживают следующие места названного послания: 1) глава 3-я, стих 9. «Всякий, рожденный от Бога, не творит греха, ибо семя Его в нем пребывает: и он не может грешить, потому что рожден от Бога»; 2) глава 4-я, стих 7. «Возлюбленные! станем любить друг друга, ибо любовь от Бога, и всякий, кто любит, рожден от Бога и знает Бога»;3) глава 5-я, стих 1. «Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий любящий родившего, любит и рожденного от Него»; 4) глава 5-я, стих 4. «Ибо все рожденное от Бога побеждает мир, и победа, которою побежден мир, есть вера наша». На основании приведенных текстов баптисты заключают, что, так как большинство крещенных (православных) людей согрешают: не любят друг друга, побеждаются своими страстями и проч., то, следовательно, они никогда не были рождены во Христе – не возрождались.

Действительно, приведенные места представляют большую трудность для истолкования, – трудность не в смысле примирения их с учением о привитии ко Христу чрез таинство крещения, но со стороны согласования со словами Ап. Иоанна в том же послании, а также со словами Апостолов Иакова, Петра и Павла. Апостол Иоанн, по-видимому, утверждает невозможность совершения греха возрожденным человеком: «он не может грешить, ибо рожден от Бога». Ап. Петр, напротив, ясно допускает возможность согрешения для возрожденного человека, ибо тех, к кому он обращается как «возрожденным не от тленного семени, но от нетленного», он повелевает на основании этого «отложить всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие» (1Пет.1:23; 2:1). Также и ап. Иаков: «Восхотев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий. Итак, братия мои возлюбленные, всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев! Посему, отложив всякую нечистоту и остаток зла, в кротости приимите насаждаемое слово, могущее спасти души ваши» (Иак.1:18, 19, 21). Подобно сему и ап. Павел: «бывши погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли». «Итак, если вы воскресли со Христом, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, сладострастие, злую похоть и любостяжание, которое есть идолопоклонство». «А теперь отложите и вы все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол.2:12; 3, 1, 5, 8). Итак, в то время как один Апостол утверждает, что возрожденные не могут согрешать, другие три предостерегают их против смертных грехов, потому что они склонны впадать в них. Остановим наше внимание сначала на этих двух текстах: 1) «Рожденный от Бога не творит греха, ибо семя Его в нем пребывает: и он не может грешить, потому что рожден от Бога», и 2) «Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий любящий родившего, любит и рожденного от Него». Если принять оба эти положения в их буквальном смысле, то мы будем иметь пред собой два почти непримиримых утверждения относительно нового рождения. В последнем («Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден») каждый носящий имя христианина состоит в числе возрожденных, так как христианин потому и христианин, что он верует, что Иисус есть Христос. В предыдущем тексте («Рожденный от Бога не делает греха»), напротив, о новом рождении говорится так, что он (т.е. текст), по-видимому, исключает из числа возрожденных, всякого христианина, так как по словам того же ап. Иоанна: «если говорим, что не имеем греха, мы обманываем самих себя и истины нет в нас» (1Ин.1:8): ту же мысль подтверждает и ап. Иаков словами: «все мы много согрешаем» (3:2). На самом же деле между приведенными текстами нет никакого противоречия: нужно только понять настоящую мысль ап. Иоанна и тогда откроется, что вышеприведенные тексты находятся в полном согласии со взглядом на возрождение, как на привитие ко Христу и причастие к Его естеству чрез таинство крещения. Возрождение есть посеянный зародыш (зерно) нового естества, влияние новой закваски, единение со Христом. Зародыш этот может быть самым крошечным атомом, таким же крошечным в глазах людских, как зерно горчичное; но ему определено и предназначено впоследствии покорить всего внутреннего человека. Это – сеть, закинутая так широко, как только возможно, для того, чтобы все уловленные в нее могли сделаться так святы, как только возможно. Цель возрождения, если можно так выразиться, – наивысшая возможная святость возможно большего числа людей. Для этой цели Господь прививает каждого христианина ко Христу; однако цель, предмет, назначение этой прививки – не ограниченная мера добродетели, но полнейшее отречение от всякого греха и исполнение души всевозможными добродетелями. Итак, когда ап. Иоанн говорит: «Всякий верующий, что Иисус есть Христос, рожден от Бога», то он имеет в виду весь христианский мир и в каждом христианине, призывающем Имя Христово, видит зародыш нового естества. Но когда он говорит: «Всякий от Бога рожденный не грешит», он имеет в виду благодать возрождения не в зародыше, но в полном и совершенном развитии ее, и потому он прибавляет замечательные слова: «ибо семя Его пребывает в нем», т.е. потому, что это новое, жизненное начало, из которого развернулась его жизнь, и которое было семенем Божиим, вложенным в него, живет в нем и не дает места развитию старого греховного естества. Это суть чада Божия, в которых Божественное семя вечной жизни живет на самом деле, и которые имеют исключительное священное право на наименование «чадами Божиими». Они не грешат и не могут грешить именно в силу того, что новая божественная жизнь, безусловно, противная всякому греху и проявляющаяся в богоподобной праведности, присутствует и обитает в них. «Всякий рожденный от Бога не грешит, ибо семя Его пребывает в нем, и он не может грешить, ибо он от Бога рожден». Новое рождение не единичный акт, акт, который можно рассматривать само по себе: оно служит началом, но только началом сверхъестественной жизни. Эта жизнь есть жизнь исходящая от Христа, как Новой Главы, Нового Адама Церкви Своей. Подобно тому, как человечество получило греховное естество от Адама, так Церковь получает новое святое естество от Христа. Таким образом, в каждом члене Церкви есть или было два естества, два духовных начала, два бытия: первое, старое – плотское, второе, новое – духовное. При нашем вступлении в Царство Божия, мы получили семя этого нового естества. Мы были тогда привиты ко Христу, а Царство, в которое мы были введены, было состоянием уподобленным мудростию Божией всходу, произрастанию и питанию нового семени. Но как в естественном мире, так и в духовном, семя может даже не прорасти, или если и прорастет, то по какой-нибудь особенной причине дурные влияния помешают ему дойти до совершенства. И хотя люди и соделаны участниками нового естества, старое не уничтожено, оно остается еще в них, чтобы снова достигнуть полной и окончательной власти над одними, чтобы искушать и испытывать других, подобно тому, как Ханааниты остались в земле обетованной, чтобы искушать Израильтян. И подобно тому, как по недостатку веры и грехам Израильтян, враги их остались в стране, так и по недостатку веры христианина и на погибель ему старое естество остается при нем. Теперь для нас станет понятным смысл слов ап. Иоанна: «Всякий рожденный от Бога не делает греха»; они относятся к окончательной цели нового рождения. Поэтому приведенный текст, вполне справедливо, будет перефразировать так: «Всякий рожденный от Бога и продолжающий свое новое состояние; всякий живущий во Христе, всякий продолжающий жить в состоянии, для которого он возродился» и проч. Таким образом, в приведенных словах ап. Иоанна заключается та же мысль об Иисусе Христе, как Лозе, ветви, Которой – суть члены Его Церкви, какая выражена в Его Евангелии (гл. 17). Это подтверждают последние два стиха предыдущей главы: «Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться перед Ним в пришествие Его. Если вы знаете, что Он праведник, знайте и то, что всякий делающий правду рожден от Него (γεγέννηται) – был и продолжает быть рожденным от Него»6

Такое же толкование рассматриваемых текстов дает и блаженный Августин: «Рожденный от Бога не грешит». Если бы это рождение было только одно, то ни один человек не грешил бы, а равно когда оно будет в нас только одно – ни один человек не будет грешить. Но до сих пор мы еще носим бремя естественного рождение – плоть, в которой мы родились. Но если мы будем жить согласно с тем, во что мы возродились, если мы будем идти по пути указанному нам при возрождении, мы день ото дня будем внутренно обновляться.7 Далее, согласно с этим в другом месте говорит блаженный Августин: «если мы, родившись от Бога, будем жить в Том, Кто явился, чтобы отъять грехи наши, т.е. во Христе; если мы не будем согрешать, то чрез это наш внутренний человек будет обновляться день ото дня. Но, так как мы рождены от того человека, через которого вошел в мир грех и грехом смерть, итак, как смерть перешла на всех людей, то мы не безгрешны, так как еще не освободились от немощи его, и это будет продолжаться до тех пор, пока благодать возрождения не исцелит всю немощь нашу, происходящую от того, что мы родились от первого Адама, и побуждающую нас ко греху. Следовательно, поскольку мы прикрепляемся к Богу верою, надеждою и любовию и подражаем Ему, мы не грешны (нет в нас греха) и мы – сыны Божии. Но пока, вследствие бренности плоти еще неизмененной смертью, неочищенной воскресением, греховные и низменные побуждения возникают внутри нас – мы грешим. Если говорим, что не имеем греха, обманываем себя и истины нет в нас. Итак, одно состояние – жизнь по новому человеку и другое – остатки старого».8 Из приведенных соображений становится ясным, что ап. Иоанн все время заботился не о том, чтобы те, кому он писал, помышляли, были ли они когда нибудь во Христе, но о том, продолжали ли они пребывать в Нем? Чтобы убедиться в этом, достаточно остановиться вниманием на следующих текстах: «Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал» (1Ин.2:6). «Итак, что вы слышали от начала, то и да пребывает (μένω) в вас; если пребудет в вас то, что вы слышали от начала, то и вы пребудете в Сыне и Отце» (2:24). «Впрочем, помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает (27)». «Итак, дети, пребывайте в Нем» (28). «Всякий пребывающий в Нем не согрешает» (3, 6). «Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем» (9). «Не любящий брата пребывает в смерти» (14). Как могут называться братьями христиане, если они, хотя однажды, не были включены чрез крещение в христианскую общину? Далее. «Вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной в нем пребывающей» (15). «И кто сохраняет заповеди Его, тот пребывает (μένέι) в Нем, и Он в том». «А что Он пребывает в нас, узнаем по Духу, который Он дал нам» (24). «Пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына» (2Ин.9).

Но могут сказать, что так как ап. Иоанн не упоминает о крещении в словах: «Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден», то он умышленно отделяет крещение от нового рождения. В ответ на это достаточно указать на то, что тот же самый ап. Иоанн в Евангелии своем приводит слова Спасителя Никодиму: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божия» (3:5), а также и на то, что он был в числе слышавших завет Господа: «кто будет веровать и креститься, спасен будет». Мог ли Апостол, хотя на один момент, допустить, что человек, исповедующий веру в Единородного Сына Божия, откажется от права быть соединенным с Ним чрез крещение? Затем, православные богословы совершенно справедливо указывают на слова первого послания Иоанна: глава 5, стихи 6–8 («Сей есть Иисус Христос, открывшийся водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию, а также и Дух о Нем свидетельствует, потому что Дух есть истина. Ибо три свидетеля на небеси: Отец, Слово и Святый Дух: и сии три суть одно. И три же свидетеля на земли: дух, вода и кровь: а сии три показывают одно»), как на упоминание о таинстве крещения. О каком свидетельстве здесь идет речь? О Св. Духе, Которым мы возрождаемся к новой во Христе жизни; о воде крещения, посредством которой новое рождение сообщается нам силою Св. Духа (Ин.3:5; Тит.3:5), о Крови Иисуса, Которою мы примиряемся с Богом и очищаемся от грехов и Которая дарует нам жизнь вечную (Ин.6:53). Это троичное единство и способствует и возвышает нашу веру во Христа и, таким образом, составляет то свидетельство, которое Апостол заключает словами: «Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сие жизнь в Сыне Его» (11 ст.).

Скажем теперь несколько слов о практическом применении учения ап. Иоанна, заключающегося в текстах: «Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден». В том-то и заключается первоисточник нашей жизни, нашей силы, нашей победы, что наша сила не от нас самих, но получена нами через новое рождение от Бога; рождение, которым новая надмирная жизнь, отличная от мира и миру неведомая, сообщена душе, и человек через посредство благодати становится сыном Божиим. Признаки этого рождения: любовь ко Христу, любовь к ближним, как членам Христа, любовь к Богу, проявляющаяся исполнением заповедей Его. Любовь есть признак нашего рождения от Бога, ибо Бог есть любовь. Сын подобен Отцу. Следовательно, тот, кто чадо Божие, должен походить на Своего Отца. Как может быть Сыном Божиим тот, кто не имеет в себе того, что есть Бог – любви? Итак, рожденный от Бога должен иметь любовь к Богу; любящий Отца должен любить Сына, рожденного Им, любящий Сына должен любить также и членов Его, как чад Божиих о Христе. Большею частью это так и есть, по благости Божией. Крещением Господь влагает в нас новое жизненное начало, которое, если мы дозволим ему действовать, по мере возрастания нашего, наполняет все существо наше, проникает всю нашу душу, преобразует наше земное естество в свое божественное естество, соделывает нас друзьями Бога, согражданами ангелов, священниками – царями. Но при этом невольно возникает вопрос: чему должны мы приписать факт, что человек крещенный ведет жизнь человека, не познавшего Бога? Баптист смело отвечает, что это потому, что Бог не дал человеку благодати; но мы уже видели, насколько этот ответ основателен. Единственно правильный ответ на этот вопрос тот, который дается учением православной церкви, а именно, что такой человек отпал от благодати по своей собственной вине, не удержал семени и не продолжал жить в благодати Божией, забыл, что в таинстве крещения он был очищен от грехов (Гал.5:4; 1Ин, посл., гл. 3, 9–15; Рим.11:22). Во всяком случае баптисты, отвергающие возрождение крещением и отождествляющие его с обращением, не найдут оправдание своего взгляда в учении ап. Иоанна. Обращение, как мы уже говорили, ограничивается переменой взглядов и чувств человека по отношению ко Христу, между тем как новое рождение, по учению ап. Иоанна, есть абсолютная свобода от греха и любовь к ближним, что совсем не вяжется с учением баптистов.

8. Наконец, нам остается рассмотреть еще одно место, относящееся к возрождению, а именно: 1Пет.1:23: «Как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от Слова Божия живого и пребывающего в век». Баптисты невежественно приводят это место в доказательство того, что возрождение не соединяется с таинством крещения, но со словом Божиим, которого младенцы читать, конечно, не могут, а потому и остаются не возрожденными, хотя бы они и были крещены. По их мнению, ап. Петр, а равно и ап. Иаков («восхотев родил Он нас словом истины» 1:18), не упоминая о таинстве крещения, учат христиан считать писанное слово Божие орудием Божиим, приводящим к возрождению. Но самая беглая справка с оригиналом опровергнет мнение баптистов. Ни в этом, ни в каком другом месте Св. Писания не говорится, что мы рождены от слова Божия, но словом Божиим, по слову Божию. Мы рождены от Бога ϰ Θεο, от воды и Духа ξ δατος ϰα πνεύματος но никак не ϰ λόγου (от слова, но δι λόγου через слово, посредством слова или словом). Библия (разумеем, конечно, не просто книгу, но истины, почерпаемые из нее) является только необходимым орудием для того, чтобы довести людей до понятия о новой жизни, так как сообщает людям понятие о Боге и Его воле. Когда человек слышит слово Божие, убеждается через него в своих грехах и получает крещение, тогда ОН снова рождается δι λόγου ξ δατος ϰα πνεύματος; т.е. через слово, посредством слова от воды и Духа. Самое крещение, которым мы крещаемся, есть как бы творение слова Божия, а слово это – выражение воли Бога. Слово «нетленный», употребленное в вышеупомянутом тексте, также невежественно истолковывается баптистами. Из того, что семя названо «нетленным», они выводят заключение, что благодати, полученной в возрождении, невозможно лишиться, а так как великое множество православных христиан, получивших крещение, нравственно не совершенствуются, то ясно, что они никогда не родились снова в крещении. В ответ на это возражение спросим баптистов: упоминаемое ап. Петром семя то ли же самое, что семя, о котором Спаситель говорит в притче о Сеятеле? В этой притче говорится, что семя это – «Слово Божия» и однако, как бы семя ни было нетленно, чисто, здорово, выросшее из него может и не быть таким же, «ибо не имело корня и могло засохнуть», или, по словам ап. Луки: «взошло и засохло, ибо не имело влаги» (Лк.8:6). Семя должно сохранять. Оно должно, по словам ап. Иоанна, пребывать в человеке и от этого зависит все. «Итак, что вы слышали от начала, то и да пребывает в вас; если пребудет в вас то, что вы слышали от начала, то и вы пребудете в Сыне и в Отце» (1Ин.2:24). Наконец, самым решительным опровержением возражения баптистов служит следующее соображение. Ссылаясь на то, что апостолы Петр и Иаков говорят только о новом рождении посредством одного только слова, баптисты отвергают возрождение крещением. Но если так, то почему же сами Апостолы представляют, или, по крайней мере, предполагают, что это новое рождение уже совершилось у всех тех, кому они пишут? Множество выражений в посланиях этих Апостолов решительно свидетельствуют о том факте, что многие из тех, кому писали Апостолы, не были духовно настроенными христианами, иногда даже не нравственными в христианском смысле людьми; и, однако, ап. Петр смотрит на «новое рождение» тех, кому он писал, как на уже совершившийся факт и на этом он основывает свои увещания «отложить всякую злобу и всякое коварство и лицемерие и зависть, и всякое злословие» (2:1) и умоляет всех этих «новорожденных» удерживаться от всех похотей плотских и даже доходит до того, что говорит: «Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое» (4:15).

Подобно сему поступает и ап. Иаков. Он, очевидно, был уверен, что все те, к кому он обращается со своим словом, уже возрождены и на факте, что они снова родились, он основывает некоторые практические увещания. Потому, «отложивши всякую нечистоту и остаток злобы (1:21), в кротости приимите насаждаемое слово, могущее спасти души ваши». «Будьте же исполнители слова, а не слушатели только, обманывающие самих себя» (1:22). Пусть баптисты внимательно прочитают эти два послания и обратят внимание на характер делаемых в них предостережений, а также и на то, какие нравственные качества предполагаются в тех, к кому Апостолы обращались со своими увещаниями, и тогда скажут: можно ли допустить, чтобы Апостолы ни разу не обратились к подобным людям с увещаниями снова возродиться, если бы они не знали, что эти люди уже возрождены чрез таинство, установленное их Божественным Учителем для этой цели.

Кажется, мы достаточно ясно показали, какое место определено Господом нашим Иисусом Христом, по Его бесконечной премудрости, таинству крещения: оно есть средство, соединяющее нас с Ним чрез привитие к Его таинственному Телу и чрез причастие Его божеского естества.

Баптисты представляют много других менее важных возражений, за которыми обыкновенно укрываются все, кто решил не признавать благодати святых таинств Церкви, но мы не будем на них останавливаться по причинам вполне понятным читателю.

VIII. О предопределены и отношении его к возрождению Крещением

Мы должны рассмотреть возражения против возрождения чрез таинство крещения, которые делаются с точки зрение учения о предопределении.

Духовные христиане, сектанты вышедшие из баптизма, останавливаясь на текстах Св. Писания заключающих в себе учение о предопределении, делают такое заключение: «если Бог от вечности одних предопределил ко спасению, других к вечным мучениям, то благодать крещения в таком случае не имеет значения, так как человек будет ли крещен или не крещен спасется или погибнет, потому что так предопределил Бог, когда он еще не родился».

Посмотрим, какие имеются для этого основания. Прежде всего, возникает вопрос: для чего предопределяет Бог людей? Предопределяет ли Он людей для своих милостей, каковы бы эти люди ни были, так что эти избранники необходимо должны отвечать Его предопределению? Несомненно, что не так избрал Бог иудеев: Он избрал их для благословения, но на это избрание они отвечали постоянными отступлениями от заветов Божиих и нарушением Его заповедей. Для чего же Бог избирает христиан? Избирает ли Он всех, получающих от Него благодать для вечного блаженства, или же Бог избирает людей для блаженства, которое они могут отвергнуть и которого могут лишиться?

Уже в самый ранний период истории Церкви мы находим свидетельство в пользу такого именно понимания предопределения Божия.

Св. Иустин с совершенною ясностию и решительностию учит о вечном предопределении ко спасению людей, как предопределении, условливаемом их свободным произволением, а также о предназначении им последней блаженной или мучительной участи, как о предназначении, условливающимся собственною их добродетельной или порочной жизнию. По св. Иустину предвечный план о людях, созданных с свободною волею для делания правды, вполне был соображен с их волею, почему Богом, признавшим это за лучшее, определены были им известные периоды времени для пользования своею свободою, а также назначены были всеобщие и частные суды. А так как Бог предвидел и предвидит будущее, то и приготовляет каждому участь, сообразную с его заслугами 9.

Тоже самое и с такою же ясностию и несомненностью повторяет и Ириней, уча, что «наперед все знающий Бог каждому приготовил приличное жилище, тем, которые ищут света нетления и к нему прибегают, Он милостиво дарует желаемый ими свет, другим же, Его презирающим, отвращающимся и избегающим и как бы самих себя ослепляющим, Он приготовил достойную противников света тьму и не хотевших покоряться Ему предал соответственному наказанию... Ибо, как бегущие этого временного света сами себя предают мраку, так что они сами причина того, что лишены света и живут во мраке, а не свет – причина такой жизни их...; так и бегущие вечного света Божия, содержащего в себе благо, сами причина того, что будут жить во тьме, лишенные всех благ, потому что сами сделались причиною такого положения своего 10.

В таком же смысле понимали и оправдывали предопределение Божие, в противоположность маркионитам и гностикам, Тертуллиан и Климент Александрийский.

Наша цель показать, что учение о предопределении, правильно понятое, не уничтожает учения о возрождении крещением.

Если учение о предопределении можно найти где-нибудь в Св. Писании, то именно в послании св. Павла к Римлянам, в словах Господа нашего И. Христа в Евангелии от Иоанна и в посланиях ап.ап. Петра и Иуды. Учение о предопределении ап. Павла находится в 8, 9, 10 и 11 гл.гл. послания к Римлянам. Но как учит Апостол о предопределении? Конечно, учение его не противоречит тому, что все получившие крещение признаются умершими для греха в Крещении. Так в 6-й гл., которая составляет догматическую часть послания к Римлянам, мы находим самое положительное уверение, что все крестившиеся во Христа «погреблись с Ним крещением в смерть, дабы как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам (т.е. всем крещенным), ходить в обновленной жизни». Далее всем римским христианам, без исключения, Апостол говорит: «почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе Господе нашем», а отсюда практический вывод: «Итак, да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях ваших» (ст.ст. 11 – 12). Пред нами учение ап. Павла о Крещении, предназначенное для всеобщего применения, и мы видим, что оно делает всех получивших Крещение ответственным за полученную благодать.

С 8-й до 11-й гл. гл. мы имеем учение того же Апостола об избрании. Изменяет ли или ограничивает это учение учение о Крещении, содержащееся в 6-й главе? Ничего подобного. Напротив, в заключение своего глубокомысленного рассуждения об избрании, Апостол за тем делает практическое применение сказанного, основанное на учении о единении со Христом, единении не нерасторжимом и которое, хотя и совершилось, но не раз навсегда, и подпадает в известных случаях строгой ответственности.

«Итак, ты видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим и благость к тебе, если пребудешь в благости Божией, иначе и ты будешь отсечен (Рим.11:22)».

Заметим, как Апостол выделяет римлянина, члена Церкви, «вера которой возвещается во всем мире» и обращается к нему: «если ты пребудешь в благодати Божией, иначе и ты будешь отсечен».

Здесь тоже, что и в учении Спасителя о Лозе и ветвях: «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает» и «кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь и засохнет», и т. д.

Также и в Евангелии Иоанна Спаситель говорит: «не вы Меня избрали, но Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод и чтобы плод ваш пребывал».

И, однако, в этом же самом Евангелии сказано: «Пребудьте во Мне и Я в вас». «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает». «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают во огнь и они сгорают».

Возьмем теперь слова ап. Петра, в 1-м его послании. Мы видим, что он называет своих новообращенных «избранными по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа» и, однако, во 2-м послании он считает уместным сказать этим самым новообращенным, тем самым, которые «равно с ним получили драгоценный дар веры»: «Посему, братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание: так поступая, никогда не преткнетесь, ибо так откроется вам свободный вход в Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» (2Пет.1:10, 11).

Учение Церкви о таинстве Крещение вполне соответствует этим наставлениям ап. Петра, так как оно подразумевает первоначальный освящающий дар Св. Духа, изливаемый на крещаемых, в целях привести их к послушанию, которое однако не непременно следует за этим даром.

Также и ап. Иуда, обращаясь к призванным, «которые освящены Богом Отцем и сохранены Иисусом Христом», однако считает необходимым предостерегать этих людей, находящихся на такой степени благодати, примером других находившихся в подобном же состоянии, и все таки отпавших от него и через то погибших.

Из предыдущих рассуждений становится вполне ясным, что учение о возрождении Крещением вполне совместимо с учением о предопределении.

Так как выше мы неоднократно упоминали, что Св. Писание показывает нам, что не существует такого состояния благодати, от которого христианин не мог бы отпасть, то мы полагаем, что будет уместно представить читателю те места Св. Писания, которые служат основанием для такого нашего утверждения (см. 2-й столбец). Для большей ясности приведем (см. 1-й столбец) тексты Св. Писания, относящиеся к предопределению и свидетельствующие о постоянстве некоторых лиц в состоянии благодати.

Ветхий Завет

И не скажет неправды и не раскается Верный Израилев, ибо не человек Он, чтобы раскаяться Ему. (1Цар.15:29).

И пришел Ангел Господень из Галгала в Бохим (и в Вефиль и к дому Израилеву), и сказал (им: так говорит Господь): Я вывел вас из Египта и ввел вас в землю, о которой клялся отцам вашим (дать вам), и сказал Я: «не нарушу завета Моего с вами вовек. И вы не вступайте в союз с жителями земли сей; (богам их не поклоняйтесь, изваяние их разбейте), жертвенники их разрушьте». Но вы не послушали гласа Моего. Что вы это сделали? (Суд.2:1–2).

Ибо Я – Господь, Я не изменяюсь; посему вы, сыны Иакова, не уничтожились. (Мал.3:6).

Господь же не оставит народа Своего ради великого имени Своего, ибо Господу угодно было избрать вас народом Своим. (1Цар.12:22).

Из всех же сыновей моих, – ибо много сыновей дал мне Господь, – Он избрал Соломона, сына моего, сидеть на престоле царства Господня над Израилем, и сказал мне: «Соломон, сын твой, построит дом Мой и дворы Мои, потому что Я избрал его Себе в сына, и Я буду ему отцем. (1Пар.28:5–6).

И было ко мне слово Господне: прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя; пророком для народов поставил тебя. (Иер.1:4–5).

И сказал ему Господь: Я услышал молитву твою и прошение твое, о чем ты просил Меня; (сделал все по молитве твоей). Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать имени Моему там во век; и будут очи Мои и сердце Мое там во все дни. (3Цар.9:3).

Господом утверждаются стопы такого человека, и Он благоволит в пути его: когда он будет падать, не упадет, ибо Господь поддерживает его за руку. Я был молод и состарился, и не видал праведника оставленным и потомков его просящих хлеба: он всякий день милует и взаймы дает, и потомство его в благословение будет. Уклоняйся от зла и делай добро, и будешь жить во век: ибо Господь любит правду и не оставляет святых Своих; во век сохранятся они; (а беззаконные будут извержены) и потомство нечестивых истребится. Праведники наследуют землю и будут жить на ней во век. Уста праведника изрекают премудрость, и язык его произносит правду. Закон Бога его в сердце у него; не поколеблются стопы его. (Пс.36:23–31).

И сосуд, который горшечник делал из глины, развалился в руке его; и он снова сделал из него другой сосуд, какой горшечнику вздумалось сделать. И было слово Господне ко мне: не могу ли Я поступить с вами, дом Израилев, подобно горшечнику сему, говорит Господь. Вот, что глина – в руке горшечника, то вы – в Моей руке, дом Израилев. (Иер.18:4–6).

В тот день, говорит Господь Саваоф, Я возьму тебя, Зоровавель, сын Салафиилев, раб Мой, говорит Господь, и буду держать тебя как печать, ибо Я избрал тебя, говорит Господь Саваоф. (Агг. 2: 23).

И более не видался Самуил с Саулом до дня смерти своей; но печалился Самуил о Сауле, потому что Господь раскаялся, что воцарил Саула над Израилем. (1Цар.15:35).

И потому говорю Я: (не стану уже переселять людей сих, которых Я хотел изгнать), не изгоню их от вас, и будут они вам петлею, и боги их будут для вас сетью. (Суд.2:3).

А ваши трупы падут в пустыне сей. По числу сорока дней, в которые вы осматривали землю, вы понесете наказание за грехи ваши сорок лет, год за день, дабы вы познали, что значит быть оставленным Мною. (Числ.14:32, 34).

Посему так говорит Господь Бог Израилев; Я сказал тогда: «дом твой и дом отца твоего будут ходить пред лицом Моим во век». Но теперь говорит Господь; да не будет так, ибо Я прославлю прославляющих Меня, а бесславящие Меня будут посрамлены. (1Цар.2:30).

Если-же вы будете делать зло, то и вы и царь ваш погибнете. (1Цар.12:25).

И ты, Соломон, сын мой, знай Бога отца твоего и служи Ему от всего сердца и от всей души, ибо Господь испытует все сердца и знает все движение мыслей. Если будешь искать Его, то найдешь Его, а если оставишь Его, Он оставит тебя навсегда. (1Пар.28:9).

Если же вы и сыновья ваши отступите от Меня и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете и станете служить иным богам и поклоняться им, то Я истреблю Израиля с лица земли, которую Я дал ему, и храм, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего, и будет Израиль притчею и посмешищем у всех народов. (3Цар.9:6–7).

И праведник, если отступит от правды своей и будет поступать не праведно, будет делать все те мерзости, какие делает беззаконник, будет ли он жив? все добрые дела его, какие он делал, не припомнятся: за беззаконие свое, какое делает и за грехи свои, в каких он грешен, он умрет. Но вы говорите: «неправ путь Господа». Послушайте, дом Израилев! Мой ли путь не прав? не ваши ли пути не правы? Если праведник отступает от правды своей и делает беззаконие и за то умирает за беззаконие свое, которое сделал. И беззаконник, если обращается от беззаконие своего, какое делал, и творит суд и правду, – к жизни возвратит душу свою. Ибо он увидел и обратился от всех преступлений своих, какие делал; он будет жив, не умрет. (Иез.18:24–28).

А иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его. (Иер.18:9–10).

Живу Я, сказал Господь: если бы Иехоние, сын Иоакима, царь Иудейский, был перстнем на правой руке Моей, то и отсюда Я сорву тебя. (Иер.22:24).

Новый Завет

Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут во век; и никто не похитит их из руки Моей. Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Моего. (Ин.10:21–29).

Пред праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, явил делом, что, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их. (Ин.13:1).

Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он даст вам. (Ин.15:16).

Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу; ибо, кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил. Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? (Рим.8:28–31).

Петр, Апостол Иисуса Христа, пришельцам, рассеянным в Понте, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии, избранным, по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа: благодать вам и мир да умножится. Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею чрез веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:1–5).

Иуда, раб Иисуса Христа, брат Иакова, призванным, которые освящены Богом Отцем и сохранены Иисусом Христом. (Иуд 1).

Они вышли от нас, но не были наши; ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши. (1Ин.2:19).

Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство. Продавайте имение ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища неветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается, и где моль не седает. (Лк.12:32–33).

Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамение и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. (Мф.24:24).

Как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век. Ибо всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая – как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал; но слово Господне пребывает в век (Ис.40:6–8); а это есть то слово, которое вам проповедано. (1Пет.1:23–25).

Потому что Бог определил нас не на гнев, но к получению спасение чрез Господа нашего Иисуса Христа, умершего за нас, чтобы мы, бодрствуем ли, или спим, жили вместе с Ним. (1Фес.5:9–10).

Мы же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные Господом братия, что Бог от начала, чрез освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и призвал вас благовествованием нашим, для достижение славы Господа нашего Иисуса Христа. (2Фес.2:13–14).

Но верен Господь, Который утвердит Вас и сохранит от лукавого. (2Фес.3: 3).

Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен призывающий вас, который и сотворит сие. (1Фес.5:23–24).

Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребление, а другой для низкого? Что же, если Бог, желая показать гнев и явить могущество Свое, с великим долготерпением щадил сосуды гнева, готовые к погибели, дабы вместе явить богатство славы Своей над сосудами милосердие, которые он приготовил к славе, над нами, которых Он призвал не только из Иудеев, но и из язычников? Как и у Осии говорит: не Мой народ назову Моим народом, и не возлюбленную – возлюбленною. (Ос.2:23). (Рим.9:21–25).

Но твердое основание Божие стоит, имея печать сию; познал Господь Своих; и да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа. (2Тим.2:19).

Мы же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные Господом братия, что Бог от начала, чрез освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и призвал вас благовествованием нашим, для достижения славы Господа нашего Иисуса Христа. (2Фес.2:13–14).

Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, дабы в двух непреложных вещах, в которых не возможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий и входит во внутреннейшее за завесу. (Евр.6:17–19).

Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых. О сем свидетельствует вам и Дух Святый; ибо сказано: вот завет, который завещаю им после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в сердца их и в мыслях их напишу их, и грехов их и беззаконий их не вспомяну более. (Евр.10:14–17).

В Нем и вы, услышавши слово истины, благовествование вашего спасения, и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления удела Его, в похвалу славы Его. (Еф.1:13–14).

И избавит меня Господь от всякого злого дела, и сохранит для Своего Небесного Царства; Ему слава во веки веков. Аминь. (2Тим. 4:18).

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах, так как Он избрал нас в Нем прежде создание мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей, в похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном, в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его, каковую Он в преизбытке даровал нам во всякой премудрости и разумении, открыв нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем, в устроение полноты времен, дабы все небесное и земное соединить под главою Христом; в Нем мы и сделались наследниками, бывши предназначены к тому по определению Совершающего все по изволению воли Своей, дабы послужить к похвале славы Его нам, которые ранее уповали на Христа; в Нем и вы, услышавши слово истины, благовествование нашего спасения, и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом. (Еф.1:3–12).

Итак, не стыдись свидетельства Господа нашего Иисуса Христа, ни меня, узника Его; но страдай с благовестием Христовым силою Бога, спасшего нас и призвавшего званием святым, не по делам нашим, но по своему изволению и благодати, данной нам во Христе Иисусе прежде вековых времен, открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление чрез благовестие, для которого я поставлен проповедником и Апостолом и учителем язычников. По сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день. (2Тим.1:8–12).

И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино; Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены во едино, и да познает мир, что Ты послал Меня, и возлюбил их, как возлюбил Меня. Отче! которых Ты дал Мне хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основание мира. (Ин.17:22–24).

Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал. Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии? как он жалуется Богу на Израиля, говоря: Господи! пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили, остался я один и моей души ищут (3Цар.19:14).

Что же говорит ему Божеский ответ? «Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колена пред Ваалом» (3Цар.19:18).

Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток. (Рим.11:2–5).

Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день. Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день. (Ин.6: 39–40).

Будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа, как и должно мне помышлять о всех вас, потому что я имею вас в сердце в узах моих, при защищении и утверждении благовествования, вас всех, как соучастников моих в благодати. (Флп.1:6, 7).

Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться. (1Пет.5:1).

И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира. (Откр.13:8).

Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась; то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? И если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяносто девяти не заблудившихся. (Мф.18:12–13).

Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой – Виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода. Вы уже очищены чрез слово, которое Я проповедал вам. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь Лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам. Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода и будете Моими учениками. Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас: пребудьте в любви Моей. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего, и пребываю в Его любви. (Ин.15:1–10).

Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо, если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя. Итак, видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен. (Рим.11:20–22).

А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих. Посему, братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание: так поступая, никогда не преткнетесь, ибо так откроется вам свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. (2Пет.1:9–11).

Я хочу напомнить вам, уже знающим это, что Господь избавил народ из земли Египетской, потом неверовавших погубил, и ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших свое жилище, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня. (Иуд.5–6).

Таковые бывают соблазном на ваших вечерях любви: пиршествуя с вами, без страха утучняют’ себя. Это безводные облака, носимые ветром, осенние деревья, безплодные, дважды умершие, исторгнутые. (Иуд.12).

Итак мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огнь поядающий. (Втор.4:24). (Евр.12:28–29).

Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Ибо я знаю, что по отшествии Моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собой. Посему бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас. (Деян.20:28–31).

Ты знаешь, что все Асийские оставили меня; в числе их Фигелл и Ермоген. (2Тим.1:15).

Вот что значит притча сие: семя есть слово Божия. А иное упало на камень и взошедши засохло, потому что не имело влаги. А иное упало между тернием, и выросло терние, и заглушило его. (Лк.8:11, 6, 7).

Итак, постараемся войти в покой оный, чтобы кто по тому же примеру не впал в непокорность. (Евр.4:11).

Духа не угашайте (1Фес.5:19). Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учением бесовским(1Тим.4:1). Они подлежат осуждению, потому что отвергли прежнюю веру; при том же они, будучи праздны, приучаются ходить по домам и бывают не только праздны, но и болтливы, любопытны, и говорят, чего не должно. Итак, я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию; ибо некоторые уже совратились вслед сатаны. (1Тим.5:12–15).

Как он (ап. Павел) говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писание. Итак вы, возлюбленные будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждение. (2Пет.3: 16–17).

Ныне примирил в теле плоти Его смертию Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою, если только пребываете тверды и непоколебимы в вере и не отпадаете от надежды благовествование, которое вы слышали, которое возвещено всей твари поднебесной, которого я, Павел, сделался служителем. (Кол.1:22–23).

А в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные; и одни в почетном, а другие в низком употреблении. Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело. (2Тим.2:20–21).

Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их, ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей; и те, которые с Ним, суть званные, и избранные и верные. (Откр.17:14).

Когда Он придет прославиться во Святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших, так как вы поверили нашему свидетельству. Для сего и молимся всегда за вас, чтобы Бог наш соделал вас достойными звание и совершил всякое благоволение благости и дело веры в силе, да прославится имя Господа нашего Иисуса Христа в нас и вы в Нем по благости Бога нашего и Господа Иисуса Христа. (2Фес.1:10–12).

Итак, братия святые, участники в небесном звании, уразумейте Посланника и Первосвященника исповедание нашего Иисуса Христа.

Почему, как говорит Дух Святый, ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота, в день искушение в пустыне, где искушали Меня отцы ваши, испытывали Меня и видели дела Мои сорок лет. Посему Я вознегодовал на оный род и сказал: непрестанно заблуждают сердцем, не познали они путей Моих; посему Я поклялся во гневе Моем, что они не войдут в покой Мой (Пс.94:7–11). Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живого. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: ныне, чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом; ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца. (Евр.3:1, 7–14).

Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердие наказывается смер тию, – то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и духа благодати оскорбляет? Мы знаем Того, Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь. И еще: Господь будет судить народ Свой (Втор.32:35–36). Страшно впасть в руки Бога живого! (Евр.10:28–31).

Ибо невозможно – однажды просвещенных и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святого, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему. Земля, пившая многократно сходящий на нее дождь и произращающая злак, полезный тем, для которых и возделывается, получает благословение от Бога; а производящая терние и волчцы – негодна и близка к проклятию, которого конец – сожжение. (Евр.6:4–8).

Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа. Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией; чтобы какой горький корень возникнув не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие (Втор.29:18); чтобы не было между вами какого блудника, или нечестивца, который бы, как Исав, за одну снедь отказался от своего первородства. Ибо вы знаете, что после того он, желая наследовать благословение, был отвержен; не мог переменить мыслей отца, хотя и просил о том со слезами. (Евр.12:14–17).

Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к крови кропление, говорящей лучше, нежели Авелева. Смотрите не отвратитесь и вы от говорящего. Если те, не послушавши глаголавшего на земле, не избегли наказание, то тем более не избежим мы, если отвратимся от Глаголющего с небес. (Евр.12:22–25).

Были и лжепророки в народе, как и у вас, будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и отвергаясь искупившего их Господа навлекут сами на себя скорую погибель.

И многие последуют их разврату, и через них путь истины будет в поношении.

Ибо, если Бог ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказание. (2Пет.2:1, 2, 4).

Итак не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние. Терпение нужно вам, чтобы, исполнивши волю Божию, получить обещанное; ибо еще немного, очень немного, и Грядущий приидет и не умедлит. Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя. (Авв.2:3–4).

(Евр.10:35–38).

Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно, ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя. (1Тим. 4:16).

Держись образца здравого учение, которое ты слышал от меня, с верою и любовию во Христе Иисусе. Храни добрый залог Духом Святым, живущим в нас. Ты знаешь, что все Асийские оставили меня; в числе их Фигелл и Ермоген. (2Тим.1:13–15).

Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело. Юношеских похотей убегай, а держись правды, веры, любви, мира со всеми призывающими Господа от чистого сердца. (2Тим.2:21–22).

А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен. (2Тим.3:14).

Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные души; сердце их приучено к любостяжанию: это – сыны проклятие; оставивши прямой путь, они заблудились, идя по следам Ваалама, сына Восорова, который возлюбил мзду неправедную. Ибо, произнося надутое пустословие, они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тление, ибо кто кем побежден, тот тому и раб. Ибо, если избегши скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели познавши возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья идет валяться в грязи. (2Пет.2:14, 15, 18–22).

Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. (Мф.5:13).

Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит! (Лк.14:34–35).

А сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. (Мф.8:12).

И будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется. (Мф.10:22).

Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб, весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил Меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И разгневавшись государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешение его. (Мф.18:32–35).

Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился... А негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит. (Мф.25:14, 15, 30).

Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба? Блажен раб тот, которого господин его пришел найдет поступающим так: истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. Если – же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, – то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными. (Лк.12:42–46).

Когда же собрание было распущено, то многие иудеи и чтители Бога, обращенные из язычников, последовали за Павлом и Варнавою, которые, беседуя с ними, убеждали их пребывать в благодати Божией. (Деян.13:43).

Утверждая души учеников, увещевая пребывать в вере и поучая, что многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие. (Деян.14:22).

Посему и я, не терпя более, послал узнать о вере вашей, чтобы как не искусил вас искуситель и не сделался тщетным труд наш... Ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе. (1Солун. 3:5, 8).

Если же за пищу огорчается брат твой, то ты уже не по любви поступаешь. Не губи твоею пищею того, за кого Христос умер... Ради пищи не разрушай дела Божия. Все чисто, но худо человеку, который ест на соблазн. (Рим.14:15, 20).

И от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос. А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа. (1Кор.8:11, 12).

Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в Вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм – вы. (1Кор.3:16–17).

Но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным. (1Кор.9:27).

Мы же, как споспешники, умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами. (2Кор.6:1).

Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати. (Гал.5: 4).

Чтобы достигнуть воскресения мертвых. Говорю так не потому, чтобы я уже достиг, или усовершился; но стремлюсь, не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус. Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед. (Флп.3:11–13).

Побеждающий облечется в белые одежды и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам. (Откр.3:5–6).

Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном. (Откр.21:7).

И если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде, и в том, что написано в книге сей. (Откр.22:19).

Как можно назвать тех людей, которые имеют перед собою эти библейские тексты и все-таки утверждают, что благодать неотъемлема, т.е. что человек, однажды получивший ее, никогда не может лишиться ее и это настойчиво утверждается в популярных изданиях сектантов, стремящихся подорвать учение Церкви о таинстве Крещение, о крещении младенцев.

Нет такой степени благодати, от которой человек не мог бы отпасть. В Св. Писании ясно утверждается, что человек может пасть и, действительно, отпадает напр. от благодати таинства Тела и Крови Христовой (Евр.10:29), от дара Св. Духа в сердце своем (Евр.6:4) и от некоторых степеней веры, надежды и даже любви (Евр.10:38). Тоже Св. Писание дает понять, что человек может получить прощение грехов и, однако, быть отданным в руки истязателям (Мф.18:35), что он может быть рабом Христовым и, однако, иметь часть с неверными (Лк.12:46), что он может быть «солью» и «выброшенным вон» (Мф.5:13), может быть на Лозе и все-таки отломленным и брошенным в огонь (Ин.15:6). Подобно падшим ангелам, христианин может не сохранить своего достоинства (Иуд. 6), он может избегнуть скверн мира через познание Господа Иисуса Христа «и все таки» последнее будет для него хуже первого (2Пет. 2:20).

Если в Св. Писании есть истина, яснее других засвидетельствованная, то это та истина, что благодать Божия неотъемлемо принадлежит всей видимой Церкви Христовой и преподается Церковью чрез видимые таинства.

Второй вывод, какой можно сделать из приведенных примеров (во втором столбце) тот, что они решительно опровергают мнение сектантов, вышедших из протестанизма и в частности баптистов, что крещение это только форма, что благодать возрождение действующая чрез крещение это скорее предположение, чем действительность.

Приведенное мнение сектантов-рационалистов есть скорее логический вывод из их богословской системы, чем положение основанное на данных Св. Писания. Если бы оно было справедливо, то мы непременно нашли бы в посланиях Апостолов обращение к христианам в том смысле, что крещение для них было только формой, что они должны добиваться доступа в «истинную церковь», каковой баптисты считают только свою общину, что они никогда не были возрождены и должны искать принятие в число чад Божиих. Но Апостолы говорят совершенно иначе: плохие христиане, христиане только по имени, всегда предполагаются отпадшими от благодати; несовершенные христиане увещеваются возгревать в себе благодать и не угашать духа, колеблющимся христианам напоминают о тех, кто в прежние времена лишился милостей Божиих за свои грехи, но никогда ни один крещенный человек не призывается возродиться. Решительно нельзя представить себе, как все это может быть примирено с взглядом на таинство крещения, как только на форму, или с тем, что действие благодати возрождения чрез крещение только предполагается.

Ап. Павел, напр., в Рим.6:3 подразумевает, что вся Римская церковь соединена со Христом крещением, в Рим.11:22 он имеет в виду одного из членов Церкви, прогневавшего Бога грехом. По учению баптистов Апостол должен был бы сказать этому человеку: «Я предполагал, что ты живешь в благодати Божией, но из твоей настоящей греховности вывожу, что ты никогда не жил в ней». На самом деле Апостол говорит как раз противное. Он обращается к этому человеку, основываясь на том, что благодать, которой он сделан был причастником действительна: «если пребудешь в благости Божией, иначе и ты будешь отсечен». Далее Апостол пишет к Коринфской церкви, всех членов которой называет освященными в Христе Иисусе. Он говорит: «Все мы одним Духом крестились в одно Тело» (12:13). Но он хорошо знал, что между ними существуют разногласие и что некоторые снова подверглись искушением нечестивого города, в котором им приходилось жить. Как обличал Апостол таких грешников? Он не выражает сомнение в том, что они действительно находятся в состоянии благодати, но снова ясно подтверждает это. «Разве вы не знаете, говорит он, что вы храм Божий и что Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят, а этот храм – вы» (Кор.3:16, 17). Также и нечестивым между ними: «Разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христовы»? (1Кор.6:15). Далее Апостол пишет к Галатам: «все вы во Христа крестившиеся во Христа облеклись» (3:27). Очевидно, что Апостолу пришлось встретиться с греховным фактом, заключавшимся в том, что некоторые из Галатов отреклись от своего пребывание в Христе и искали спасение в законе Моисеевом. Как же он обличает их заблуждение? Он нисколько не смягчает их, но снова твердо заявляет, что они отпали от благодати. «Вы оправдывающие себя законом, остались без Христа отпали от благодати» (Гал.5:4).

Вникнем внимательно в приведенные тексты (2-й столбец) и мы увидим, что все те неверующие, колеблющиеся, жестокосердые, к кому они обращены, предостерегаются, что они отпадают от чего-то действительного, от действительной благодати и истинного всепрощение. Делать иное истолкование столь ясных текстов Св. Писание было бы в высшей степени сомнительным, опасным. Оно открывало бы путь к искажению важнейших истин слова Божия.

IX. Оправдание верою и отношение его к возрождению крещением

Баптисты указывают на то, что учение о возрождении крещением противоречит учению об оправдании одною верою, каковое учение, по мнению баптистов, ясно изложено в посланиях апостольских, наприм., в 4-й и первой половине 5-й главы послание к Римлянам. Мы не будем входить в опровержение учения об оправдании одною верою, которое у баптистов общее с прочими протестантскими сектами, но ограничимся указанием на следующее: Тот же самый Св. Дух, Который внушил ап. Павлу мысли 4-й и 1-й половины 5-й главы, во второй половине этой главы дает нам учение о «двух Адамах», а в 6-й о погребении и воскресении купно со Христом, Вторым Адамом, всех получивших Крещение.

Если где путь ко спасению и условия вступления в Царство Небесное можно отыскать, то прежде всего в словах Господа нашего И. Христа. Но Спаситель, Который говорит о Себе: «Верующий в Него не умрет», говорит в той же беседе: «Если человек не родится водою и Духом, он не может войти в Царствие Божие», и в своих последних словах на земле, говоря: «иже веру иметь» прибавляет, и «крестится», так как то и другое необходимо для спасения. Далее, если когда-нибудь человек оправдался верою, то это был ап. Павел, однако, по обращении его, ему было сказано человеком, посланным к нему Спасителем: «Восстань, крестись и омой грехи твои» (Деян.22: 16).

Итак, каково бы ни было учение баптистов и, вообще, протестантов об оправдании, но если оно несовершенно согласуется с «новым рождением от воды и Духа, как путем для входа в Царство Небесное», с «крещением во оставление грехов», с тем, что чрез Крещение человек возрождается к новой благодатной жизни со Христом, освятившим Свою Церковь «банею водною», с учением о Крещении, как начатком учения Христова (Ин.3:5; Деян.4:38; Мк.16:16; Еф.5:26; Евр.6:2), – если, повторяем, оно не вполне согласуется с этими положениями, то, поистине, оно основано не на Св. Писании, а на песке шатких человеческих понятий.

Но чтобы еще полнее доказать, как ничтожны возражения против учения о возрождении Крещением по причине их предполагаемой несовместимости с оправданием верою, рассмотрим, почему бывает оправдание по вере? Апостол отвечает: «Итак, по вере, чтобы было по милости (ϰατ χάϱιν) (Рим.4:16). Почему вера оправдывает? Не потому, что в вере есть какая-нибудь заслуга, но потому, что она чистосердечно возлагает надежду на Христа, следовательно, она оправдывает, или, говорится, что оправдывает потому, что ведет ко Христу Праведному Судии. И в таинствах Христос Искупитель подает Себя душам обращающимся к Нему и ищущим Его. Скажем более, Крещение заключает в себе больше милости (χάϱις), чем вера, ибо вера, хотя и дар Божий, все же есть действие нашей собственной души, между тем как Крещение вполне действие Божия.

И если это так относительно сознательных взрослых людей, то насколько же это более действительно относительно бессознательных младенцев?

Если завет веры может принадлежать (Деян.2:21–22) младенцам, то естественно, что они могут пользоваться благодеяниями (χάϱις) ранее, чем получат благодать возрождение чрез Крещение, т.е. Бог прольет на них милости Своя ранее, чем они могут послужить Ему (Евр.8:8–12), и это совсем не ново в религии, которая исповедует, что Бог первый возлюбил нас.

Нельзя себе представить никакого другого действия милосердия Божия более несовместимого с человеческими заслугами, как сообщение естества Христова бессознательному младенцу: в этом случае нельзя сослаться ни на какую заслугу, даже веру. И этот догмат заключает в себе глубокий моральный смысл. Мы подвергаемся искушением, не только со стороны нашего плотского естества, но и со стороны духовной, наприм., нас прельщает духовная гордость. Если бы спасение достигалось просто и окончательно действием нашего разума, постижением Бога, как высшего Духа и того, что Он сделал для нас в Лице Своего Сына, то самая умственная и духовная природа нашего спасение дала бы нам повод возгордиться и, питая эту духовную гордость, высший грех пред лицом Божиим, до бесконечности испортила бы все наше нравственное существо, что мы часто и видим. Мы видим, как удивительным образом духовная гордость, самого соблазнительного характера, помрачает нравственный облик множества людей, обладающих самыми здравыми взглядами на оправдание благодатью посредством веры.

Что же может более содействовать тому, чтобы смирить и вырвать эту гордость, как не догматические истины Св. Писания, говорящие, что спасение наше зависит не от того, исключительно, что наш высший разум постиг божественные истины, но от внешних действий таких обыкновенных и незначительных, как погружение в воду с произнесением слов: «крещается раб Божий во имя Отца и Сына и Святого Духа», или причащение под видом хлеба и вина Тела и Крови Господа? Господь, избрав эти два действие такие обыкновенные и простые сами по себе, как видимые пути действие Своей благодати, этим самым отверг всякие человеческие измышление. Бог этим самым показал, что Он избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего незначащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее; для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1Кор.1: 27–29).

Можно привести и другие соображение по тому же предмету, т.е. моральному смыслу догмата о возрождении крещением.

Ничто не сделало более в деле искажение истинной жизни христиан, как попытки сделать из христианства род философской системы.

Большая часть современных богословов и прежде всего западных – протестантских и католических стремятся выставить христианство чем-то в роде науки, имеющей свои причины и следствие, конечно, нравственные и умственные, но все же причины и следствие, соединенные в одно целое согласно известным логическим законам. Утверждают, наприм., что любовь Божия к людям была причиною искупления их, и отсюда, как следствие, выводят заключение, что души людей стремятся к Богу, желают привлечь на себя Его любовь, и этим исчерпывается у них все христианское учение.

Все это правда, но верить только одной этой правде, будет ошибочно и потому пагубно.

Учение о Таинствах, как орудиях действия божественной благодати, сразу и навсегда делает христианство, говоря светским языком, не философским. Оно вводит элемент, смущающий философов, так как он сверхъестественный, не согласный с какими бы то ни было нам известными законами о причинах и следствиях. Таинство Крещения прививает человека ко Христу, не потому, что в самом по себе Крещении есть нечто, предназначенное для этого, но по воле Божией и обетованию Христа пребывать с Церковию Своей до скончания века.

Если человек искренно принимает учение о Крещении, как оно дано в Св. Писании, то он должен считать все христианство сверхъестественным. Такой христианин верит, что он по неисповедимой воле Божией сделался причастником естества «Седящого" ныне одесную Отца, он также верит, что христиане братья ему не только потому, что держатся того же исповедание веры, как и он, подобно тому, как члены одной политической партии соединены общностию мнений, но потому, что он и они были одинаково сверхъестественно привиты ко Второму Адаму.

Другим камнем преткновение на пути полного признание возрождение Крещением для баптистов служит боязнь их, что принятие его может препятствовать массе крещенных христиан стремиться к благочестивой жизни. Предполагается, что беспечные и суетные люди удовольствуются своим привитием ко Христу посредством Крещение и будут смотреть на него, как на щит укрывающий их от необходимости действительной перемены душевного настроение и соответствующего ему поведения. Если и найдутся православные христиане, которые будут так поступать, мы можем только сказать, что они делают это или по неведению учения Церкви или от умышленного пренебрежения благодатью и целью Таинства Крещения. Апостол ясно учит о Крещении: «мы погреблись со Христом крещением в смерть, дабы.... нам ходить во обновленной жизни» (Рим.6:4). Как можно выразить эту необходимую духовную перемену более полным образом, чем словами «ходить во обновленной жизни?» Здесь ап. Павел настоятельно говорит, что Крещение каждого человека есть действие, которое по самой природе своей делает хождение в обновленной жизни обязательным для каждого получившего Крещение.

Далее, истинная христианская жизнь есть «представление себя Богу, как ожившими из мертвых и членов наших, как орудие праведности» (Рим.6:19). И это представляется Апостолом, зависящим от смерти и воскресения христианина чрез Крещение (Рим.6). Далее, обращение души к Богу и хождение с ним особенно полно описаны в 3-й гл. Колос., но все божественные наставления этой главы также поставлены в зависимость от получения единения со Христом чрез Крещение. Итак, получение благодати Крещением есть, действительно, побудительный повод к обращению, пребыванию и хождению с Богом. Истинное учение о Крещении научает нас, что вся видимая Церковь обладает божественной благодатью, чего не могут сказать про себя баптисты, у которых дети остаются до известного возраста не крещенными.

Что касается мысли, что есть православные христиане, которые обманывают себя, полагая, что Крещение есть как бы пропуск в Царство Небесное или что оно делает не нужным дальнейшее нравственное преуспеяние, то можно быть уверенным, что ни один православный пастырь, ни один православный христианин не подтвердит этого.

Можно встретить среди православных христиан людей закоснелых во грехах, упорных грешников, но когда вы начинаете их убеждать оставить греховную жизнь, вы никогда не услышите от них, что крещение во младенчестве приготовило для них свободный пропуск в Царство Небесное, напротив вы услышите: «как Богу угодно, так и будет». Наконец, о чем свидетельствуют все поучения, наставления и призыв к благочестивой жизни православными пастырями своих пасомых, как не о том, что благодать Крещения требует от получивших его богоугодной жизни.

X. Нравственное приложение догмата о возрождении Крещением

Нам остается еще сделать нравственное приложение догмата о возрождении Крещением, т.е. рассмотреть действие самого возрождения на душу и жизнь христиан. Недостаточно сделаться посредством Крещения причастником естества Второго Адама, следует еще, чтобы познание и вера в эту истину оказывали влияние на наши души и жизнь.

Божественная благодать со дня Пятидесятницы непрерывным потоком вливается в наше тленное естество. Каково ее действие? Бесспорно, воздвигнуть в Церкви образец святости и распространить в ней избыток благодати, подобный которому неизвестен был древней Церкви.

Под сенью Ветхого Завета люди могли каяться и служить Богу, но они не могли получить дара возрождения. Возрождение не могло быть даровано до тех пор, пока не уготовано было новое естество в лице И. Христа, и не были установлены средства для распространения его сошествием Св. Духа и основанием Церкви.

В Новом Завете, когда было впервые даровано возрождение, новозаветному народу Божию дан был и высший пример святости и гораздо более широкое распространения ее.

Возьмите святых людей Ветхого и Нового Заветов и сравните их жизнь, насколько она нам известна из того, что говорится о них в Библии, наприм., святых Ветхого Завета: Авраама, Исаака, Иакова, Давида и Нового Завета, апостолов: Петра, Павла, Иоанна, Стефана. Хотя Авраам и был праотцем верных о Христе, а Давид муж по сердцу Бога, может ли быть какое-либо сомнение, что вера апостолов Петра и Павла бесконечно более очистила души их, чем вера Авраама или вера Давида очистила их души?

И, однако, вера Авраама издревле провидела Христа, а вера Давида описывает страдания Его, как будто он стоял у подножия Креста. Различие было не в содержании веры, ибо вера тех и других обращалась ко Христу, но в том, на что вера действовала и что она питала собою.

Различие создавало то именно новое естество, которого не было у патриархов и, вообще, у ветхозаветных праведников, а было у Апостолов. Потому-то «меньший» в Царстве Небесном более чем величайший праведник из тех, кто стремился видеть это Царство (Мф.11:11).

Из Библии мы знаем, что ветхозаветные праведники делали такие дела, которые лишили бы их святости, если бы они жили во времена H.-Завета. И это находит свое объяснение в том, что Бог, не даровав им нового естества, не налагал на них бремени, которое могло выдержать только новое естество. Еще заметнее это различие выступает, когда мы припомним упоминаемых в 11-й гл. послание к Евреям: Гедеона, Иефеея, Самсона и сравним веру их и действие ее на их жизнь, не скажем уже с верою Апостолов, но Отцов Церкви, напРим.Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста и друг. Там мы видим один – два героических подвига на служение Богу; но о характере христианских святых нельзя судить по одному или двум героическим деянием на служение Богу, но всегда нужно иметь в виду, что вся их жизнь есть непрестанный подвиг борьбы с малейшим остатком греха, одно неутомимое стремление к совершенству в святости и любви к Богу.

Церковь Христова переживала времена глубокого упадка веры и развращение нравов христиан, но в ней никогда не переставали быть праведники, которые среди общего развращения неустанно стремились к нравственному совершенствованию себя и призывали других к покаянию, к вере и к любви к Богу.

Обратим также внимание на духовное состояние Евреев, в начале ветхозаветной Церкви, и христиан в начале новозаветной.

Бог, устами Моисея, укоряет евреев, как жестоковыйных и клянется, что никто из этого лукавого рода не войдет в покой Его, и Тот же Бог вдохновляет Апостола писать к общине Фессалоникийцев, которым исповедание Христа не только не принесло никаких временных благ, а напротив подвергло их жесточайшему гонению: «Всегда по справедливости мы должны благодарить Бога за вас, братия, потому что возрастает вера ваша, и умножается любовь каждого друг к другу между всеми вами» (2Фес.1:3). Тоже глубокое различие открывается пред нами и со стороны вообще характера обращение Моисея с евреями и Апостолов с христианами.

Обрезанным евреям, если они будут исполнять повеление Божии, Моисей обещает благословение в городах и полях, благословение плоду чрева их, плодам земным, плоду скота их, умножение скота, стад, овец, кошницам и хранилищам (Втор.). Крестившимся – же христианам ап. Иаков говорит: «С великою радостию принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка» (Иак.1:2–4) и ап. Павел: «И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает» (Рим.5: 3–5).

Итак, мы видим, что боговдохновенный пророк обещает современному ему народу Божию временную награду за послушание, а боговдохновенный Апостол провозглашает современный ему народ Божий благословенным потому, что он участвует в страданиях и мучениях Своего Божественного Спасителя. Почему же такое различие? Потому что одни имели «новое естество», а другие нет, а это новое естество было животворящим естеством страдавшего Мессии, которое в последователях его долженствовало совершенствоваться через участие их в тех самых страданиях, которыми Он Сам сделался совершенным.

Итак, следствие возрождения, как это и должно было предполагать, имея в виду высокое естество Того, чьими членами сделались возрожденные, есть возможно большее распространение высочайшей святости среди людей Божиих. И все это ни мало не уничтожается последующим упадком Церкви, умножением беззакония, развитием вероотступничества и тем, что многие христиане были грешнее евреев или язычников; ибо все это было предсказано Христом, и Апостолы Его непрестанно предостерегают людей, чтобы они по грехам своим не лишились благодати Нового Завета и, таким образом, не впали бы в большую глубину греховную за оскорбление Св. Духа.

К христианам, будет ли это община или отдельная личность, более, чем к евреям, применима притча Христова, говорящая, что если диавол возвратится в пустое жилище (человека), то последнее состояние его будет горше первого (Лк.11:24–26). Однако, не должно думать, что лучшее состояние вещей есть плод одного только Крещения. Возрождение крещением есть только семя, а не вырастание и развитие его. Вырастанию и совершенству семени должно содействовать многое другое. Промысл Божий различными способами содействует получившему благодать возрождения. Он окружает его попечением родителей или духовных пастырей, иногда очищает его посредством болезни или несчастия, бедствий сопряженных с суровыми обстоятельствами жизни, преследований за правду, претерпеваемых им со смирением и всепрощением по примеру Христа и т. п. Чтение и изучение Св. Писания составляет духовную пищу, которою питается благодатное семя, ибо Слово Божие и правила из него почерпаемые и учение, на нем основанное, силою Духа Божия наполняют ум мыслями о Боге и стремлением к Небу, а особенно когда такое настроение сопровождается частым принятием с верою Св. Таин Христовых, чрез которые внутренний человек обновляется и укрепляется силою Христовой. Возьмем для примера Апостольскую Церковь. Никогда Церковь, как целое, не приносила таких плодов возрождения, как тогда, но никогда и средства способствующие возрождению новой жизни не содействовали этому так полно, как в то время. Тогда существовала резкая граница между Церковию и миром, а Св. Тайны Христовы ежедневно или еженедельно принимались не меньшинством, а большинством. Все тогда содействовало возрастанию возрожденной жизни; во время гонений христиане видели, что жизнь изо дня в день подвергалась смертной опасности и имуществу их угрожала конфискация, они и привыкли представлять себе, что они не имеют «зде пребывающего града», и таким образом, для них было совершенно естественно жить на земле подобно «пришельцам» и «странникам», и стремиться очами веры к Невидимому. Кроме того, в то время христиане постоянно посещали молитвенные собрания, в которых читалось и изъяснялось Слово Божия, ободряли друг друга общей молитвой и благодарением, и все обычно приступали к Таинству Причащения, на которое смотрели, как на таинственное общение со своим Спасителем. Если эти плоды благодати возрождения, в то время такие всеобщие, в настоящее время сделались ограниченными, то не происходит ли это от того, что теперь люди благоденствуют, сделались богатыми, живут в безопасности, одни не верят и Св. Писанию, другие извращают его, наконец, некоторые не признают нужным причащаться Св. Таин, так как не верят, что чрез них они входят в общение со Христом, питающим и укрепляющим нас благодатию Св. Таинств?

Рассмотрим, наконец, практические последствия возрождения Крещением.

Прежде всего, заметим, что получить по милости Божией благодать возрождения чрез Крещение и твердо признавать ту истину, что Крещение есть, так сказать, проводник этой благодати – не одно и то же. Человек может получить благодать возрождения чрез крещение и все же, вследствие недостаточного религиозного воспитания, всю свою жизнь искать общения со Христом, как это делают, напр., баптисты из православных христиан, отвергающие крещение младенцев. Далее, человек может принести своего младенца к купели крещения и смотреть на это таинство, как на назидательный обряд и, таким образом, хотя младенец его и получит благодать возрождения, но сам-то он останется в полном неверии в благодатную силу таинства Крещения. Понятно, что мы не найдем следов влияния благодати возрождения крещением на жизнь таких людей.

Св. Писание, напротив, ясно учит, что если мы хотим, чтобы крещение служило нам на пользу в нашей последующей жизни, мы должны твердо верить, что все члены Церкви Христовой, взрослые и дети, привиты чрез таинство крещения ко Христу.

Мы видим в посланиях апостольских, что стремление к святости внушается, как обязательное для христиан, потому именно, что они члены Христа. Им повелевается упражняться в известных родах добродетели не потому, чтобы эти добродетели служили украшениям исповедания веры, но потому что Бог привел их в состояние благодати, т.е. сделал их членами Христа для того, чтобы они при посредстве этой благодати могли приносить плоды святости.

Далее, людям предписывается умерщвлять и ненавидеть грехи не потому, что эти грехи бесчестят их звание христиан, но потому, что совершая эти грехи они отторгаются от таинства Тела Христова. Например, в Рим.12:3–5, Апостол увещевает Римских христиан быть смиренными: «По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать, но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил». На каком же основании Апостол требует этой добродетели от обращенных? Не за внутреннюю красоту и ценность этой главной христианской добродетели, не за вечную честь и славу, как будущие следствие ее, хотя это и совершенно законные основания, которыми можно побудить человека к достижению ее, и в других местах выставляются эти действительно основания; но потому, что все, кому он пишет, «одно тело во Христе». «Ибо как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и тоже дело: так мы многие составляем одно тело о Христе, а порознь один для другого члены». Далее, в 1Кор.12, мы видим, что Апостол увещевает Коринфян быть братолюбивыми, милосердными, снисходительными к слабостям друг друга и с почтением относиться даже к тем, кто стоит ниже в дарах духовных. На каком же именно основании требует он от них всего этого? На том, что все кому он пишет, суть члены Христа, ибо он начинает увещание свои словами: «Одним Духом все мы крестились в одно тело». Он иллюстрирует это взаимной связью членов человеческого тела и заключает словами: «И вы Тело Христово, а порознь члены». Отсюда легко сделать вывод, что если мы хотим приложить к себе эти наставления в добродетели и стараться поступать согласно им, то это будет возможно в таком только случае, если мы веруем, что как мы, так и окружающие нас крестившиеся христиане одинаково все привиты ко Христу.

Мы, конечно, не думаем утверждать, что вера в привитие ко Христу чрез Крещение есть единственная побудительная причина для развития и упражнения себя в христианских добродетелях. Несомненно, что любовь к своему Спасителю побуждает исполнять христианские заповеди многих христиан, которые или по недостатку религиозного воспитания, или по предубеждению, не уясняют себе учение о Церкви, как Теле Христа; но все же мы находим, что Апостол выставляет рассматриваемый нами догмат, как особенный побудительный повод, стоящий гораздо выше всех остальных.

Приведем еще один пример, который по нашему мнению, является весьма убедительным. Св. Дух предписывает христианам чистоту телесную и душевную, напоминая им, что самые тела их суть члены Христа: «Разве вы не знаете, что тела ваши члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!» (1Кор.6:15).

Заметим, что Апостол не говорит здесь, что греха нецеломудрия должно избегать по несоответствию его учению христианской веры; также не повелевает он людям убегать подобных грехов по причине унижения, в которое они погружают душу и тело человека, и гнева Божия, который они непременно навлекут на грешника. Но Дух Св. хочет, чтобы христиане ненавидели грехи блуда и любодеяния, потому что они были привиты к Телу Христову. «Разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!» «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого вы имеете от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1Кор.6: 19, 20).

Представим себе, что некоторый баптист имеет блудного сына, непокорного, пьяницу и развращенного, который поэтому самому не удостоен принятия в общину чрез баптистское крещение. Что он может сказать такому сыну, убеждая его оставить свое греховное поведение? Не ответит ли сын на все убеждения отца такими словами: «ты сам лишил меня средств бороться с моими порочными наклонностями: ты удалил меня от благодати возрождения, от привития ко Христу, Источнику святости. Зачем ты указываешь мне на Христа и Его заповеди? Он чужой мне так же, как и всякому язычнику и еврею? И отец должен остаться безответным. Но если мы допустим, что сын был крещен во младенчестве и крещение его было тем, чем оно является по учению ап. Павла (Рим.6:3, 4; Гал.3:27; Кор.6:15; 12:13, 17) т.е действительным привитием к Телу Христову, то как ужасна тогда ответственность его за грехи и не только его, но его родителей, наставников, которые не наставляли в вере и благочестии и в свое время не указали ему на всю греховность его поведения. Величайшая тяжесть грехов против целомудрия заключается в том, что они оскверняют Тело Христово, те самые члены, которые принадлежат Ему, а не нам. И для того, чтобы эта истина сделалась побудительной для блудников причиной оставить свое порочное поведение, нужно привести их к сознанию, что они христиане, что во младенчестве они на самом деле сделались участниками благодати чрез совершение над ними Таинства.

Когда представишь себе опустошение, производимые этим родом греха в рядах православных христиан, особенно юношей, то невольно спрашиваешь себя, как могут священнослужители Церкви Христовой считать себя неповинными в «крови человеческой», если они не обличают его, не казнят его в поучениях, обращаемых ими к своей пастве? И какой могут родители дать ответ Богу за души детей своих, если они не учат их, что они члены Христовы, и потому самые тела их должны быть соблюдаемы в чистоте и святости, как находящиеся в общении с Ним.

Родители и дети, пастыри и учителя, и, вообще, все христиане должны помнить, каким великим даром они пользуются на земле. Мы всегда должны размышлять об «Искуплении», под сению которого мы живем в настоящее время, как оно началось, как было приведено в исполнение и какой будет конец его.

Началом его было величайшее чудо воплощения Сына Божия: «Слово Плоть бысть»; оно выполнено Тем, Кто в естестве человеческом воссел на Престоле Славы превыше всех небес, одесную Бога Отца, в конце его все люди воскреснут снова с телами своими.

Здесь нет места сомнению, нам нет нужды спрашивать: «Как это может быть?» Искупленные воплощенным Богом, мы скорее должны взывать: «Господи! к кому нам идти! Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин.6:68). «Верую Господи! помоги моему неверию» (Мк.9: 24).

XI. Краткое повторение вышесказанного и заключение

Полагаем, что полезно будет представить читателю в возможно сжатой форме сущность доводов приведенных в предыдущих главах.

Учение Св. Писания о возрождении Крещением может быть кратко изложено в следующих пяти выводах:

1) В учении об искуплении центральное место занимает Крещение.

2) Все христиане церквей, основанных Апостолами, приведены в состояние благодати чрез получение ими Крещения.

3) Из Св. Писания не видно, чтобы состояние благодати несомненно обеспечивало действительную святость и вечное спасение тех, кто однажды приведен в него. Напротив, к членам Церкви Апостолы постоянно обращаются так, как будто они (т.е. христиане) находятся в опасности впасть в грех и лишиться благодати.

4) Отпадающие всегда предполагаются отпадающими от благодати. Никогда не предполагается, что они впали в грех потому, что их Крещение не сопровождалось благодатию.

5) Ни в одном случае и ни одним Апостолом не призываются получившие Крещение христиане снова возродиться. Они увещеваются раскаяться, обратиться к Богу, омыть руки свои, очистить сердца, но никогда не увещеваются искать новое рождение.

Когда Апостолы говорят, что все крещенные члены общины суть участники благодати Нового Завета, они только следуют ветхозаветному обычаю и развивают форму обращения, принятую ветхозаветными пророками в обращении их к еврейскому народу, откуда ясно видно, что все обрезанные этого народа суть участники Завета, который заключил Бог с Авраамом.

Учение в притчах Господа нашего И. Христа, относящихся к Его Церкви, предполагает, что все члены Новозаветной Церкви получили благодать; оно совершенно отвергает мысль, что благодать Нового Завета ограничивается небольшим числом избранников и совершенно непримиримо с учением о «непреодолимости» благодати. Далее, необыкновенно выдающееся место отведено в Писании тому факту, что Бог послал приготовить путь Сыну Своему человека, которому повелено было крестить водою в отпущение грехов, и принятие Самим Христом крещения из рук этого человека есть первое действие Его общественной жизни, которое Бог внушил описать в назидание нам. Тот факт, что Спаситель впоследствии установил Свое собственное Крещение во имя Троицы, делает приводимые упоминания о Его собственном покорном подчинении Крещению от Иоанна, в высшей степени достойным примечания.

Далее нам следует отметить, что хотя Спаситель и учил глубочайшей духовности христианства, однако, Он проповедывал это в связи с провозглашением «Царства Божия». Царство же необходимо означает внешнее, видимое положение вещей, и Царство, проповедуемое Христом, очевидно, долженствовало быть внешним и отличаемым от всего относящегося к временной жизни, но при этом члены его предназначены были ко вступлению в некое таинственное духовное родство с Ним.

Если бы Христос смотрел на систему, которую Он намеревался установить, как на состоящую только из внутренних привязанностей, или только как на просвещение, или же как только на систему поучительную и воспитательную, конечно, Он не назвал бы ее Царством.

Следующий достойный примечание факт Св. Писания тот, который соединяет Крещение с Царством Христовым, ибо Христос предписывал, как дверь в него (Царство), новое рождение водою и Духом Святым. Если бы это единственное упоминание обрядового применения воды, как изменяющей, с Божией помощью, состояние души человека, мы попробовали бы истолковать только, как символический намек на духовное очищение, то это оказалось бы невозможным, ибо в двух других случаях упоминается, что Спаситель заповедал обряд Крещения и требовал его в словах, которыми, несомненно, давал Апостолам Своим власть для основания Своего Царства. Ев. Матфий упоминает, что Он говорил: «Идите, научите все народы, крестяще их» (Мф.28:19). У Ев. Марка Он говорит: «Идите по всему миру, и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет» (Мк.16:15, 16).

В день Пятидесятницы двери этого, давно обещанного Царства, действительно, открылись словами: «Покайтесь и пусть каждый из вас крестится во Имя Иисуса Христа во отпущение грехов». И так, сравнивая эти слова Спасителя, которыми Он предписывает новое рождение водою и Духом, как открывающее доступ в Царство Свое, с предписаниями Его относящимися до фактического учреждение Царства Его, выраженными в прощальных Его словах Апостолам, а также со словами Св. Петра, в которых, действительно, Царство это было открыто, мы приходим к заключению, что Спаситель, по-видимому, имел в виду благодать Крещения, когда говорил: «Если человек не родится водою и Духом он не может войти в Царство Божия».

Мы должны рассмотреть теперь некоторые другие указания Св. Писание на Крещение; все они ставят некую высокую благодать, даруемую Христом, в зависимость от достодолжного принятия ее. Св. Павлу по обращении его сказано: «Встань, крестись, и омой грехи твои». (Деян.22:16). В послании к членам церквей подвергавшимся искушению снова обратиться к иудейским обрядам, он напоминает им, что Крещение было для них печатью усыновления. «Все вы чада Божии верою во Иисуса Христа. Ибо все из вас, кто крестился, облекся во Христа». В двух других посланиях он употребляет замечательные выражения для описания получения единения со Христом в Крещении, ибо он говорит о Крещении, как о действии, в котором христианин умирает, погребается и воскресает снова со Христом (Рим.6:14; Кол.2:11, 12), как будто гроб Христов всегда пребывает открытым и христиане, при вступлении своем в Церковь, нисходят в Него и, таким образом, считаются таинственно или мистически «умершими со Христом».

В другом месте (Еф.4:4–6) он соединяет едино Крещение с «единым Духом», «единою надеждою», «единым Богом», «единою верою».

В другом еще месте того же Послания Апостол говорит о Церкви, как освященной, очищенной банею водною посредством слова» (Еф.5:26).

Далее, в 1Кор.10:1–10 он символически приравнивает спасительное действие Крещения ко спасению Израильтян посредством перехода их через Чермное море.

Еще в другом месте (1Кор.12:13) он говорит о всех своих обращенных, что они «крестились одним Духом в одно тело», и еще (Тит.3:5) он утверждает, что Бог по милости Своей даровал нам спасение «банею возрождения». И, наконец, другой Апостол вдохновенно утверждает, что искренно и с верою принятое крещение «спасает нас воскресением Иисуса Христа» (1Пет.3:21).

Вправе ли мы, имея пред глазами такие выражения св. Апостолов о силе и значении Крещения, утверждать, что оно есть только назидательный обряд?

Нельзя допустить, чтобы Христос отвел такое высокое место простому, внешнему обряду в таком строе, как      христианский. Это значило бы возвратиться к мертвым началам иудейства, так как иудейские обряды были простыми образами, не имевшими духовной благодати с ними связанной.

Если Крещение не соединяется со внутренней духовной благодатью, т.е. если оно есть обряд, касающийся только       тела, какими были обряды иудеев и, однако, верующие все же обязаны принимать его, тогда получилось бы, что начавшие верою во Христа, должны были бы подчиниться внешнему действию, которое ни чем не выше ветхозаветного обрезания. Это совершенно не возможно в Царстве благодати.

Равно невозможно допустить, что Таинства только назидательные обряды, которыми первоначально имелось в виду преподать верующим назидание. Если так, то они неуместны в системе христианства, изобилующего многочисленными способами назидания, напр., посредством проповеди, катехизации и проч. Итак, какое же место принадлежит Крещению в Царстве Христа?

Значение обрезание заключалось не в том только, что оно было печатью Завета Божьего, но также и в том, что в силу обрезание пророки обращаются к чадам Израилевым, как к членам Божией семьи, как к детям Божиим, когда сравнивают их с язычниками. Также и с Крещением. Св. Писание учит нас, что Господь дарует нам в нем средство, потребное для спасения, но о получивших крещение, всех без различия, говорится, как о получивших благодать, за которую они ответственны во время всей своей остальной жизни. В дополнение к сказанному, должно заметить, что когда крещенные члены Церкви впадают в грех, всегда предполагается, что они отпали от благодати, и ни в каком случае не дается понять, что их крещение не было соединено с внутренней благодатью, напр., они никогда не призываются родиться снова, или привиться ко Христу.

Св. Писание усвояет Крещению разные наименования: «новое рождение», «отпущение грехов», «очищение», «погребение со Христом», «смерть для греха во Христе», «облечение во Христа», «баня нового рождения», равно как «искупление и воплощение в одно тело». Но все эти наименование могут быть заключены в одно понятие: «союз, соединение со Христом», т.е. союз со Христом, как вторым Адамом чрез соединение с Его таинственным Телом.

В самом начале своей общественной деятельности, Спаситель указывает на Царство Божия, вход в которое открывает новое рождение от «воды и Духа». Раб Господа И. Христа, ап. Павел, ту же самую духовную организацию описывает, как Тело Христово, т.е. Церковь Его, и говорит об обращенных, как о «крестившихся одним Духом в одно Тело», и искупленных «банею нового рождение». Говоря об этом таинственном Теле, он отождествляет его в таинственном священном смысле с Самим Христом, Главою его (1Кор.12:12, 13, 27); подобно тому, как Христос в том же самом смысле отождествляет Себя с Церковию Своею в подобии «Лозы и ветвей ее».

Итак, если Церковь, таким образом, тождественна со Христом, то когда люди получают в нее доступ, они должны получить прощение содеянных грехов, и очищение от скверны естества.

Посему Крещение представляется, как «очищение водою через слово», и повелевается «креститься во оставление грехов», «креститься и омыть грехи свои».

Но каким образом Спаситель приобрел «прощение» Своей Церкви? Смертию Своей, и это прощение подтверждено Его воскресением.

Итак, строго придерживаясь и следуя за понятием «союза со Христом», верующий, предполагается таинственно «погребенным с Ним» и таинственно восставшим со Христом в купели крещения, потому что Крещение есть единение со Спасителем, претерпевшим смерть и погребение, и воскресшим, чтобы даровать нам отпущение грехов.

Отсюда следует, что в деле искупления сначала не очищение и отпущение грехов, а затем уже соединение со Христом чрез Крещение, как полагают баптисты, но наоборот: сделавшись членами Христа чрез Крещение, мы вступаем в единение с Тем, в Ком заключается вся искупительная сила и, таким образом, чрез соединение с Ним делаемся общниками того искупления, которое в Нем, и чрез это «омываемся от грехов», или «очищаемся банею водною», или «крещаемся во оставление грехов».

Соединившись, таким образом, со Христом, мы «рождаемся снова». Мы входим в новую семью, становимся членами ее и получаем право на настоящие блага и будущие надежды членов этой семьи. И если первое наше рождение было рождением от ветхого греховного Адама, то второе наше рождение научает нас, что мы родились и сделались членами «Нового Человека» – Второго Адама. Далее, соединившись со Христом, мы – «в Нем» и потому совершенно естественно говорится, что в Крещении мы «облекаемся в Него» (Гал.3:27). И, наконец, таинственно соединившись с Тем, Кто есть наше Искупление, мы сами приходим в состояние искупления, а посему говорится: «Крещение ныне спасает» (1Пет.3:21). «Тот, кто верует и крестится, спасен будет» (Мк.16:16). «Он спас нас по Своей милости банею возрождение» (Тит.3: 5).

Все эти выражения можно объяснить только исходя из той мысли, что Крещение установлено, как необходимое средство, которым верующие, а равно и младенцы, считающиеся такими в очах Божиих, как и взрослые верующие, таинственно соединяются или делаются членами Того, в Ком спасение, или Кто Сам наше спасение.

Итак, соединение со Христом, или воплощение в Его Тело, есть основная мысль всех мест Св. Писания, говорящих о благодати Крещения, объединяющая их между собою и с общим содержанием Св. Писания. Союз со Христом, или соединение с Телом Его, составляет корень всех выражений, в которых говорится о благах Н.Завета, которые получают все крещенные члены Церкви.

Отметим места более характерные из посланий ап. Павла. «Так мы многие составляем одно тело во Христе» (Рим.12:5). «Разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христовы?» (1Кор.6:15). «Ибо как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело; так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело. И вы Тело Христово, а порознь – члены» (1Кор.12:12, 13, 27). Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал.3:26). «Главою Церкви, которая есть Тело Его». «А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки кровию Христовою». «И в одном теле примирить обоих с Богом посредством Креста» (Еф.1:22, 23; 2:13, 16). «Разумение тайны Христовой, чтобы и язычникам быть сонаследниками, составляющими одно тело» (Еф.3:4, 6), «потому что мы члены Тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф.5:30). «Не держась Главы, от которой все тело, составами и связями, будучи соединяемо и скрепляемо, растет возрастом Божиим» (Кол.2:19). Эта «присущность» (ἁφή σύνδεσμος) в теле Христа считается ап. Павлом конечною и венчающею благодатью искупления: всевозможные духовные и вечные блага и духовное родство с Богом и ближними суммируются в ней (Еф.1–3 гл.гл.; Кол.1–2 гл.гл.). Это начальная благодать: все крещенные предполагаются общниками ее, и она дается для того, чтобы действием своим предохранять их от совершения грехов и утверждать в исполнении христианских обязанностей и в добродетельной жизни. Если христианин предостерегается от впадения в грехи своего прежнего языческого состояния, то этим предполагается, что однажды уже сделался членом Христа (1Кор.6:15). Отсюда – побуждение к христианским добродетелям: смирению, миролюбию, прощению, долготерпению и дружелюбию (Рим.12:3, 4, 5; Кол.3:15; 1Кор.12:27), а также к тому, чтобы он был хорошим мужем (Еф.5:25) и правдивым членом христианской общины (Еф.4:25).

Теперь мы пришли к вопросу: чему соответствует состояние, обозначаемое выражением «во Христе»? Самый факт соединение со Христом Крещением предполагает, что мы прежде находились в каком-то другом состоянии, противном нашему пребыванию «во Христе». Нам не трудно разрешить это. Выражение «во Христе» соответствует выражению «в Адаме» (Рим.5:12–21; 1Кор.15:21, 22; Еф.4:11–32; Кол.3:9–11). Аналогия между Адамом и Христом помогает нам усвоить истину таинственного сообщения естества Второго Адама тем, кто пребывает в Нем. Мы согрешаем, потому что мы действительно причастники плотского и духовного существа первого Адама; но и наше единение со Христом, как оно изображается в Св. Писании Н.Завета, указывает на действительное, хотя и таинственное, сообщение нам Его естества; напр.: мы называемся «членами Тела, плоти и костей Его» (Еф.5:30). Аналогия между двумя Адамами не только устраняет все затруднения с пути возрождения Крещением младенцев, но даже делает его необходимым. Все сомнения относительно Крещения младенцев, так же как и относительно восприняние ими благодати при Крещении, возникают из сомнение в том, что вступление в состояние духовное может принадлежать тем, кто находясь в состоянии бессознательности не может иметь живой веры, или понимать значение совершаемого над ним Крещения.

Но те, кто настаивает на этом возражении, забывают, что все люди, без исключения, вступают на путь духовного зла, когда еще находятся в состоянии полнейшей бессознательности, ибо уже в то время, когда они еще неспособны идти по пути веры или неверия, все люди рождаются в первом Адаме и, следовательно, в состоянии греха и смерти.

Теперь, если Христос есть Второй Адам, становится совершенно естественным, что Он, как Второй Адам, будет совершенно соответственным первому Адаму в деле сообщения Своей благодати находящимся в бессознательном младенческом состоянии, принимая во внимание, что все они наследовали от первого Адама грех в подобном же бессознательном состоянии.

Это делается еще более убедительным, если мы примем во внимание факт, что Иисус Христос искупил всех их. Этому, очевидно, соответствует и то, что вовлеченным в грех своим первым рождением, Спаситель сообщает благодать Свою чрез второе рождение водою и Духом, которое Он установил, как дверь в Царство Свое.

Особенно ясным это представляется, когда мы вспомним, что Спаситель сказал о детях: №Таковых бо есть Царствие Божие». Кроме того, все слова Его, относящиеся к детям, и отношение Его к ним, заставляют нас предполагать, что Он считал их равно достойными воспринятия благодати и единения с Собою, как и тех, которые по своему зрелому возрасту способны проявить сознательную веру, так как Он говорит взрослым, что они должны сделаться «как дети», чтобы войти в Царство Его.

На эту аналогию между двумя Адамами, имея также в виду отношение Спасителя к детям, следует обратить особое внимание в решении вопроса о Крещении младенцев, так как иногда даже принимающие крещение младенцев и фактически исполняющие его (напр. так называемые евангелики – «Захаровны»),склонны смотреть на него, как на нечто ненормальное, что Бог только терпит, или что Он дозволил Своей Церкви принять, скорее, как ее собственное измышление, чем как нормальный порядок вытекающий из существа учения Спасителя. Правда, крещение младенцев может казаться некоторым противоречием, если смотреть на него с точки зрение той заповеди Божией, по которой Он требует сознательной веры от взрослого, прежде чем дать ему благодать, однако, это кажущееся противоречие совершенно исчезает, если сопоставить крещение младенцев с теми проявлениями воли Божией, которыми Он установил, что несмысленные младенцы наследуют нравственные добрые и злые качества от своих земных родителей. Рассматриваемое с этой точки зрение возрождение младенцев Крещением в царстве благодати, естественно и вполне соответствует наследию ими первородного греха в царстве греха.

Св. Писание мало упоминает о фактах Крещения младенцев и те, которые мы имеем – чисто случайные. Но это должно объяснять не тем, что таких фактов было мало во времена Апостолов, а тем, что крещение младенцев было обыкновенным явлением, как естественно вытекающее из учения о двух Адамах и как заступившее место обрезания. Эти немногие намеки о крещении младенцев являются именно такими, каких мы и могли ожидать относительно действия, которое было принято за общепризнанный факт. Новый Завет не есть внешний закон, дающий правило на все, назначающий известный час дня для всякого богослужения, или определяющий известный год жизни для исполнения такого-то обряда. Даже собрание для совершения Евхаристии, которая есть важнейшее и отличительное священнодействие христиан, хотя мы и знаем, что они происходили еженедельно, упоминаются как будто случайно.

Во всех апостольских посланиях ясно выступает то предположение, что те, к кому они писались, были уже знакомы с основами учения Христа и прежде всего с первым великим догматом о воплощении т.е., что Предвечный Сын сошел на землю для нашего искупления, что Он сошел к нам чрез воплощение, и что Он совершил все это не для того только, чтобы умереть за нас, но для того, чтобы во Плоти Своей сделаться Новым Человеком так, чтобы мы могли верно и действительно пребывать в Нем, как мы пребываем или пребывали в первом Адаме.

Таков великий основной догмат. Одним из самых естественных и необходимых выводов из него будет, по-видимому, тот, что получившие бессознательно семя греха при своем первом рождении от первого Адама, получат право, в подобном же несознательном состоянии, воспринять семя благодати чрез второе рождение от Второго Адама.

Апостол Петр утверждает то, что строго согласуется с этим великим догматом о Промысле Божием, в силу которого дети наследуют нравственные качества своих родителей, когда говорит, что обетование, на основании которых он призывает слушателей своих креститься, распространяются и на детей их так же, как и на них самих (Деян.2:39). Посему, когда в книге Деяний читаем, что крестились целыми семействами, то это только факт, которого мы должны были ожидать, зная волю Божию относительно младенцев, напр., установление Богом обрезания, а также те проникнутые любовью отношения к детям Господа нашего И. Христа, о которых мы знаем из Евангелия.

Итак, когда мы находим в посланиях к различным Апостольским Церквам, что дети включаются в число крещенных членов Таинственного Тела Его и к ним обращаются, как будто они находятся в полном единении с Церковью, это вполне согласно с великими целями искупления, а именно, что Кровь Христова пролита за всех и искупила всех, что Он Второй Адам Своего рода, что благость Спасителя так же велика, как и грехопадение Адама, а потому и все согрешившие через первого Адама должны быть очищены Вторым Адамом. Но так как они сделались грешными чрез проступок другого человека, то им надлежит очиститься в купели крещения руками других. И это вполне разумное основание: те, которые подверглись опасности погибнуть через проступок другого и спасение должны получить чрез действие других.

Учение о возрождении Крещением совершенно противоположно духу фантизма баптистов, которые совершенно отвергают воспитательное значение христианства. Баптисты говорят, что каждый человек, какова бы ни была его прежняя жизнь, должен в известное, определенное время пережить внутренний духовный переворот, сопровождающийся состоянием глубокого отчаяния и из которого потом он выходит в состояние мира и спокойствия. До этого времени жизнь его на деле считается за ничто, жил ли он против воли Бога или согласно с ней. Невинный юноша, сохранивший свое целомудрие от купели крещение для баптистов явление совершенно непонятное – это фарисейство. С их точки зрения, чем греховнее проведена юность, тем явственнее и приметнее признаки нравственного перелома. До того времени, пока не произойдет эта перемена, пока она ясно не замечена и не установлена, никто ни на одно мгновение не может называться чадом Божиим, добродетель его или просто врожденная или это лицемерие; вера такого человека в Сына Божия и даже в Его Божество и совершенное Им искупление, не ставит его в лучшее положение, чем если бы он был язычником.

Учение Церкви Христовой совершенно противоположно всему этому. Оно говорит, что каждый крещаемый младенец получает часть во Христе, даруемую ему до развития его разума, т.е. в том самом бессознательном состоянии, в котором было ему сообщено участие в последствиях Адамова греха. Оно заключается в том, что И. Христос, действительно, сделал для детей наших то, что некогда сделал для тех, которых привели к Нему: Он милостиво принял их, Он заключил их в объятие милосердия Своего, – более – Он соделал их членами Своего Тела. Итак, мы не должны ожидать того момента, когда увидим в детях такие же проявления веры, каких ожидаем от взрослых грешников, прежде чем сделать их чрез крещение членами Христа и чадами Божиими.

Дети должны быть воспитаны и вскормлены в заповедях Господа, Который уже их Господь и находится уже в «родстве» с ними по Завету. По самому смыслу понятия «воспитывать», они должны быть «воспитаны» во Христе, прежде чем будут обучены Его учению.

Но христианство гораздо более, чем просто воспитательная система. Назначение его возвращение падших, обращение грешников и просвещение святым Евангелием язычников; однако, не справедливо было бы лишать его значение, как воспитательной системы. Оно имеет в виду положение дел, при котором Церковь привлекает к себе все народы. При такой системе чада Церкви вместо того, чтобы ожидать того времени, когда умственные способности их достигнут полного развития, чтобы выслушать учение И. Христа, будут иметь пред собою эти заповеди с раннейшего проблеска их разума. Они будут воспитываемы, как чада света и дня (1Сол.5:5). Они не будут знать времени, когда о Христе не говорили им более или менее ясно, как о Спасителе, Который уже признал их Своими.

Но, несомненно, христианство, или скорее Церковь Христова имеет своим главнейшим назначением восстановление падших, обращение грешников, возвращение заблудших и очищение впадших в грех. И в этом случае учение Церкви о возрождении крещением, правильно понятое, выступает, как самый могущественный мотив. В самом деле, какой более сильный мотив можно представить «блудному сыну», чем тот, что он чрез Крещение есть сын, и Бог есть Отец его, приметивший его издали и ожидающий возвращения его, чтобы снова принять его.

Учение Церкви о возрождении Крещением также диаметрально противоположно духу рационализма, отказывающемуся смотреть на христианство, как на нечто, на самом деле высшее, чем человеческая философия, или воспитательная система, и отрицающему всякий сверхъестественный характер христианства.

Учение же о благодати Крещения, несомненно, противоположно какому бы то ни было ограничению могущества Божия в деле нашего спасения, ибо если мы верим в благодать Крещения, мы необходимо должны верить, что каждый христианин при первом вступлении в Царство, созданное Христом, получает некоторое таинственное общение с Самим Христом, или приводится в некоторое сверхъестественное состояние единства с Ним, как со Вторым Адамом.

Если мы вникнем в то, что началом искупления было воплощение Предвечного Сына Божия, то для нас станет очевидным, что христианство несравненно выше, чем какая бы то ни было философская система, как бы высока ни была истина, лежащая в основе ее учения.

Сын Божий воплотился с целью примирить нас с Богом «в теле Плоти Своей через смерть». Он сошел также для того, чтобы вознести наше естество на неизмеримую высоту, по словам Апостола: «если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога» (Кол.3: 1).

Если словами можно выразить «сверхъестественную систему», установленную И. Христом на земле, то это слова посланий к Ефесянам и Колоссянам. По этим посланием, духовный и нравственный свет получаемый людьми предполагается преподаваемым им сверхъестественным образом, прямым действием Божиим, просвещающим людей. Предполагается, что душе людей открыты для восприятие Тайны, через непосредственный дар Бога, подаваемый «туне» независимо от каких бы то ни было наших знаний.

Многие места в Н. Завете приводят нас к убеждению, что искупление есть непрерывная сверхъестественная «система», постигаемая верою и одной только верою.

Сын Божий сошел на землю чрез сверхъестественное посредничество Пресвятой Девы Марии. Самая выдающаяся черта в земной жизни Господа, приводимая в Евангелии, это проявление сверхъестественной силы чудотворения.

Проявление Им этой силы имеет большее значение, чем простое подтверждение Его божественного посланничества. Можно предположить, что описание чудес Спасителя Евангелистами сделано с целью вызвать веру в Него, как в вечно сущего Врача и вечно сущее лекарство, соединенное в одном Лице Его. Обетование Спасителя, относящиеся к Его Церкви, дают нам надежду на вечное сверхъестественное присутствие Его в Своей Церкви: «Се с вами есмь во все дни», «Где два или три соберутся во Имя Мое, Я – посреди их», «Ядый Мою Плоть и пией Мою Кровь, во Мне пребывает и Аз в нем».

Подобные слова в устах обыкновенного основателя философской системы могли бы считаться за оригинальный способ выражение обычных мыслей, но в устах Богочеловека они, очевидно, указывают на тайну нашего общения с глубоко таинственною природою Того, Кто изрек их, а также на греховную порчу тех существ, которые Он пришел спасти.

Во всех посланиях ап. Павла «естество» и «благодать», почти на каждой странице противопоставляются одно другому. Благодать «дар» Божий, даруемый людям Богом, чтобы они стали способными делать то, чего по естеству они не могли делать, «дар» поданный им независимо от какого бы то ни было земного закона, управляющего передачей познаний или воздействием одного человеческого ума на другой. Божественная благодать является действующей в обращении к Богу каждой души, и в преуспеянии в благочестии каждой души и сила ее (т.е. души), побеждающая духовных врагов ее, в Н.Завете приписывается непрерывному действию силы Божией на пользу этой души, не исключающему, конечно, ее усилий, но действующему согласно с ними и укрепляющему их.

Таковы основные начала того Царства благодати, которое создал Бог для спасения людей.

Новозаветные священные писатели утверждают, что этому Царству благодати предназначен внезапный и чудесный конец явлением Божественного Учредителя его на облаках небесных, чтобы Самому творить суд и воскресить мертвые тела умерших в Нем и преобразить их во мгновение ока, мгновенным действием могущества Своего, в духовные тела, в подобие Своего собственного прославленного Тела. Эти духовные тела будут наделены свойствами, которые, по сравнению со свойствами настоящей нашей тленной оболочки, мы не можем назвать иначе, как сверхъестественными.

Во все время существования этого Царства благодати, члены его находятся во взаимодействии с невидимыми духовными силами, действующими к пользе или погибели их, по законам совершенно нам неизвестным. По словам Св. Писания мы на самом деле находимся под охраною добрых ангелов, посылаемых для того, чтобы служить тем, кто наследует спасение, и в то же самое время говорится, что мы ведем борьбу с другими невидимыми существами, относительно которых нас ап. Павел положительным образом предостерегает, что они «не плоть и кровь, но власти и силы, князи тьмы мира сего, падшие духи небесных кругов» (Еф.6:12).

Таков тот благодатный «строй», в котором мы теперь проводим время нашего «испытания». При таком положении вещей мы должны самым тщательным и вернейшим образом охранять все относящееся до Таинств, завещанных нам Богочеловеком. Слова, в которых Бог открыл нам учение о Крещении, требуют веры – веры в совершенно особенную систему Божественного действия, потому что, с одной стороны, Таинства не простые физические действия, а с другой, на них нельзя смотреть, как на предназначенные только для умножения знания. Действие Божия в таинстве Крещения, конечно, таинственно и особенно, но особенность его приурочена к искуплению, которое ведет начало свое от явления Бога во плоти, – к искуплению, также предназначенному для восстановления падшего человека, соединяющего в себе два естества – плотское и духовное, и каким-то таинственным образом получившего грех и смерть, участниками которых он сделался через свое плотское родство с родителями своими. Цель благодатного состояния та, чтобы наше тело, душа и разум сохранились незапятнанными до последнего дня, ибо концом его, т.е. Царства благодати, будет явление Господа в прославленном человеческом образе со всеми святыми, чтобы воскресить в духовных телесах тех, которые имели жизнь Его, «пребывающею в них».

Конец

* * *

1

Приведенные выписки из творений Иринея, Климента Александрийского, Оригена и Тертуллиана заимствованы нами из соч. Wall. History of Ancient Baptism t. I, стр. 84, 104, 109, 129 и др.      Автор

2

Текст неразборчив – примечание электронной редакции.

3

Нам, живущим при христианском порядке вещей, как бы он ни был плох, трудно представить себе различие между духовным состоянием нашим и язычников. Но те, кто имеют возможность наблюдать жизнь язычников, часто замечают это различие. Один английский богослов делает следующее интересное в этом отношении сообщение: «Несколько лет тому назад я имел случай встре­титься с главным миссионером (ныне епископом в колониях) из Мадрасской епархии. Я предложил ему несколько вопросов о Трававшорских (Travancore) ту­земцах христианах-несторианах, поселившихся на Коромандельском берегу в IV или V столетиях. Мне хотелось узнать, нельзя ли привлечь их к делу про­поведи Евангелие в Индии. Он ответил, что, судя по настоящему состоянию этих христиан, не представляется ни малейшей надежды на это, так как члены общины, с которыми ему приходилось иметь дело, находились в беспомощном униженном состоянии, были христианами только по имени. Сами епископы их руко­полагали малолетков, ради получения незначительной платы за посвящение. Он далее заявил мне, что все усилия поднять их оказались окончательно бесплод­ными, что они были гораздо суевернее римских католиков, и что все их христи­анство заключается в употреблении амулетов с написанными на них именами христианских святых. Но, продолжал он, не смотря на все это, вы не должны допускать и мысли, что они подобны язычникам, их окружающим. Уверяю вас, что между этими христианами, как ни низок уровень их понятий, и идолопоклон­никами Индусами существует пропасть, кажущаяся непроходимой». Такова сила божественной благодати, получаемой в таинстве крещения, что она не изглаживается окончательно даже при самых неблагоприятных условиях христианского развития. (Sadler. Op. cit. p.p. 169–170).      Автор.

4

«Я утверждаю, говорит Блаженный Августин, что всякий человек, добрый и злой (праведный или грешный), могут совершать и получать таинство крещения: праведные на пользу и во здравие, грешные же во вред и наказание, так как таинство это всегда одинаково совершенно и всегда равная самой себе святость его не нарушается тем, насколько грешный человек, получивший его, хуже между грешниками, ни тем, насколько праведный лучше между праведными». (Б. Август. De Bapt. contra Donat. VI, 2).

5

Так объясняет рассматриваемый текст Фауст Социн в сочинении: «De Baptismo Aquae», cap. XII, p. 105. Из какового объяснения явствует, что Ап. Петр под словом «Крещение», разумел не водное крещение, о котором мы говорим, но совершенно иной какой-то род крещения.      Автор.

6

В нашем толковании необходимо строго придерживаться греческого регfectum’a: Апостол не говорит ο δύναται μαϱτάνειν, τι ϰ τοῦ Θεο γεννήϑη. Это свидетельствовало бы только о действии прошедшем, совершившемся раз на­всегда, без упоминания об его дальнейшем продолжении. Но он сказал: τι ϰ τ. Θ. γεγέννηται, указывая этим на то, что продолжает пребывать в родившемся рождение от Бога. Пребывающая сила этого Божественного рождение в человеке исключает грех: там, куда входит грех, эта сила не пребывает более. Автор.

7

Contra Mendacium.

8

De perfectione justitiae.

9

Разговор с Трифоном чл.102.16

10

Против ересей кн. IV, гл. 39, чл. 4.


Источник: О возрождении крещением : (В защиту крещения младенцев против баптистов) : Исслед. архиеп. Владимирского и Шуйского Алексия, д-ра церк. истории. - Владимир : Скоропеч. И. Коиль, 1916. - [2], 183 с.

Комментарии для сайта Cackle