Рождество Христово в Евангелии и в истории

Игорь Пет­ров­ский

Оглав­ле­ние


И слово стало плотию, и оби­тало с нами,
полное бла­го­дати и истины (Ин.1:14).

Более двух тысяч лет назад про­изо­шло необы­чай­ное собы­тие – вне­вре­мен­ный, вечный Бог вошел в чело­ве­че­скую исто­рию и пере­вер­нул ее. На вопрос что нового принес Хри­стос людям, святой Ириней Лион­ский отве­чал: «Все новое» – omnem novitatem. И это дей­стви­тельно так. Можно было бы пере­чис­лить мно­же­ство вполне ося­за­е­мых даров Христа людям – совер­шенно иную нрав­ствен­ность и фило­со­фию лич­но­сти, госу­дар­ство и право нового типа, вели­кую хри­сти­ан­скую куль­туру и, нако­нец, науку, воз­ник­шую бла­го­даря деми­фо­ло­ги­за­ции окру­жа­ю­щего мира. Мы к ним при­выкли, для нас они вре­ме­нами неза­метны. Однако неко­то­рые утвер­ждают, будто бы Хри­стос не рож­дался, поскольку еван­гель­ский рас­сказ о Рож­де­стве Хри­сто­вом про­ти­во­ре­чит исто­ри­че­ским данным. Итак, суще­ствует ли такое про­ти­во­ре­чие на самом деле?

Если в наше время не тор­гуют людьми в закон­ном порядке, про­ви­нив­шихся рабов не рас­пи­нают на кре­стах, не устра­и­вают гла­ди­а­тор­ских боев и не травят пре­ступ­ни­ков львами, а родив­шихся детей не выбра­сы­вают без­на­ка­занно на дорогу, то этим мы обя­заны Иисусу Христу и Его уче­ни­кам. Каза­лось бы, уже само по себе такое поло­же­ние дел должно сви­де­тель­ство­вать в пользу того, что Хри­стос – исто­ри­че­ская лич­ность, и Его слова и дела дей­стви­тельно вошли исто­рию и изме­нили ее.

Но, к сожа­ле­нию, богат­ство даров не всегда ведет к бла­го­дар­но­сти и рас­су­ди­тель­но­сти. Так, сто­рон­ники кри­ти­че­ской школы про­те­стант­ского бого­слова Баура вообще отка­зы­вали еван­гель­ским повест­во­ва­ниям в исто­ри­че­ской досто­вер­но­сти, считая, что еван­ге­лия были напи­саны не ранее 11 века. Однако находки древ­них папи­ру­сов посра­мили гипер­кри­ти­ков: ман­че­стер­ский папи­рус биб­лио­теки Джона Рэй­ланда № 457, содер­жа­щий фраг­менты Еван­ге­лия от Иоанна, самого позд­него из четы­рех, дати­ру­ется два­дца­тыми годами II века, то есть копия была создана всего через трид­цать лет после напи­са­ния самого Еван­ге­лия. Еще более инте­рес­ное откры­тие сделал в 1994 году немец­кий папи­ро­лог доктор Кар­стен Петер Тид. На осно­ва­нии срав­не­ния с гре­че­скими руко­пи­сями Мерт­вого моря, он уста­но­вил, что Окс­форд­ская руко­пись Маг­да­лен Кол­ледж № 18, содер­жа­щая фраг­менты Еван­ге­лия от Матфея, кото­рую тра­ди­ци­онно дати­ро­вали концом 11 века, на самом деле может отно­ситься к шести­де­ся­тым – семи­де­ся­тым годам 1 века. «Даже при беглом изу­че­нии руко­пи­сей можно понять, что они на целый век старше, чем было при­нято счи­тать вна­чале», – сказал он в своем интер­вью. Это озна­чает, что мы имеем дело с почти при­жиз­нен­ной руко­пи­сью, так как Еван­ге­лие от Матфея было напи­сано в соро­ко­вые-пяти­де­ся­тые годы 1 века. Ни один древ­ний исто­ри­че­ский источ­ник не засви­де­тель­ство­ван с такой сте­пе­нью досто­вер­но­сти.

Когда родился Хри­стос?

Собы­тия Рож­де­ства Хри­стова также под­вер­га­лись атаке гипер­кри­ти­ков. Повест­во­ва­ние еван­ге­ли­ста Луки школа Баура счи­тала слабым и недо­сто­вер­ным, хотя дей­стви­тельно серьез­ные спе­ци­а­ли­сты уровня сэра Уильяма Рамсея харак­те­ри­зо­вали св. Луку как «пер­во­класс­ного исто­рика». Однако против рас­сказа Луки Баур выдви­гал три воз­ра­же­ния:

  1. Какой смысл был в том, чтобы застав­лять людей поки­дать свое место житель­ства и идти для пере­писи? Разве не доста­точно было бы сбор­щи­кам прийти на место и пере­пи­сать насе­ле­ние?
  2. Исто­рия вообще умал­чи­вает о подоб­ной пере­писи.
  3. Кви­ри­ний правил Сирией как мини­мум за десять лет до под­лин­ной даты Рож­де­ства Хри­стова.

Для тех, кто знает исто­рию Рима и его отно­ше­ние к поко­рен­ным наро­дам, первое воз­ра­же­ние выгля­дит весьма стран­ным, если не ска­зать более. Когда Рим счи­тался с их покоем и удоб­ством? Vae victis – «Горе побеж­ден­ным». Доста­точно вспом­нить кон­текст еван­гель­ских запо­ве­дей из Нагор­ной Про­по­веди: Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захо­чет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верх­нюю одежду; и кто при­ну­дит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два (Мф. 5:39–41). Эти слова, конечно, важно пом­нить в любых обсто­я­тель­ствах, но они имели и вполне опре­де­лен­ный исто­ри­че­ский кон­текст: отно­ше­ние иудеев к рим­ля­нам-окку­пан­там. Ведь те, слу­ча­лось, сни­мали с окку­пи­ро­ван­ных послед­нюю рубашку и частенько под­вер­гали побоям.

Что каса­ется якобы удоб­ства пере­писи на месте, то для нее потре­бо­вался бы огром­ный штат писцов и чинов­ни­ков и зна­чи­тель­ные пере­езды. Поэтому на самом деле суще­ство­вало два типа пере­писи. Первый – запись чело­века в том месте, где он ока­зался на день пере­писи. Второй – каждый обязан был вер­нуться к месту своего посто­ян­ного про­жи­ва­ния и оста­ваться там до поста­новки на нало­го­вый учет. Именно такой поря­док и засви­де­тель­ство­ван в еги­пет­ском папи­русе от 104 года по Р. Х., содер­жа­щем сле­ду­ю­щее поста­нов­ле­ние рим­ского монарха Гая Вибия: «Пришло время для про­ве­де­ния подо­мо­вой пере­писи, сочтено необ­хо­ди­мым при­ну­дить всех, кто нахо­дится под тем или иным пред­ло­гом за пре­де­лами своего места про­жи­ва­ния, вер­нуться в свои дома для того, чтобы дове­сти до конца пере­пись в соот­вет­ствии с при­ня­тым поста­нов­ле­нием».

Такой же поря­док мы наблю­даем и в рас­сказе Еван­ге­лия от Луки: святой Иосиф был из рода Дави­дова, и даже вполне воз­можно, что прежде своей жизни в Наза­рете жил в Виф­ле­еме, на родине своих пред­ков.

Второе воз­ра­же­ние – отно­си­тельно того, что данная пере­пись вообще не про­во­ди­лась – также несу­ще­ственно. Согласно сви­де­тель­ствам папи­ру­сов, пере­пись могла про­во­диться между 9 и 6 годами до нашей эры. А теперь обра­тимся к под­лин­ной, а не услов­ной дате Рож­де­ства Хри­стова. Из Еван­ге­лия от Матфея мы знаем, что Спа­си­тель родился во дни царя Ирода и прожил во время его прав­ле­ния около двух лет, поскольку Ирод, искав­ший Богом­ла­денца, убил всех мла­ден­цев от двух лет и ниже, по вре­мени, кото­рое выве­дал от волх­вов (Мф. 2:16). Кроме того, поскольку Святое Семей­ство

было бежать, то еще неко­то­рое время прошло в Египте, прежде чем Ирод умер в 749 году от осно­ва­ния Рима, что точно известно из неза­ви­си­мых исто­ри­че­ских источ­ни­ков. Между тем ученый монах Дио­ни­сий Малый, делав­ший хро­но­ло­ги­че­ский расчет года рож­де­ния Спа­си­теля в начале VI века, оши­бочно опре­де­лил год Рож­де­ства как 753 год от осно­ва­ния Рима. Сле­до­ва­тельно, Ирод умер в 4‑м году до нашей даты Рож­де­ства Хри­стова и Спа­си­тель должен был родиться как раз около 6 года до нашей эры, и, в таком случае, его рож­де­ние как раз при­хо­ди­лось на тот же год, что и пере­пись, – как и ска­зано в Еван­ге­лии.

Нако­нец, третье воз­ра­же­ние – довод отно­си­тельно того, что Кви­ри­ний управ­лял Сирией уже после Рож­де­ства Хри­стова – также нуж­да­ется в кор­рек­ции. В 1828 году в Риме была най­дена над­пись, согласно кото­рой Публий Суль­пи­ций Кви­ри­ний дуум­вир (высшая адми­ни­стра­тив­ная долж­ность для муни­ци­пий и коло­ний) напра­вил армию в Сирию неза­долго до 6 года до Р. Х. (по нашему лето­ис­чис­ле­нию). Таким обра­зом, и здесь мы видим уди­ви­тель­ную точ­ность еван­ге­ли­ста Луки.

Если вер­нуться к вопросу о пере­писи, то, по сви­де­тель­ству папи­ру­сов, в конце I – начале II века после Р. Х. она про­ис­хо­дила каждые четыр­на­дцать лет. И, по сви­де­тель­ству Кли­мента Алек­сан­дрий­ского, именно пере­пись в год Рож­де­ства Хри­стова поло­жила начало этой системе пере­пи­сы­ва­ния насе­ле­ния.

Ран­не­хри­сти­ан­ские и визан­тий­ские бого­словы и цер­ков­ные поэты видели глу­бо­кий сим­во­лизм в том, что Спа­си­тель родился во время прав­ле­ния Окта­ви­ана Авгу­ста и, таким обра­зом, тоже под­чи­нился пере­писи, как и все граж­дане своей страны.

Неслу­чай­ная звезда

Под­вер­гался сомне­нию также и рас­сказ отно­си­тельно при­хода волх­вов и изби­е­ния мла­ден­цев. Однако ничего неве­ро­ят­ного и неисто­рич­ного в нем нет. Аст­ро­ло­гия в древ­но­сти была весьма замет­ным явле­нием в жизни обще­ства, а волхвы или маги пришли с Востока или из Пар­фян­ского цар­ства, воз­можно – из Вави­лона, насто­я­щей родины аст­ро­ло­гии.

Суще­ствует точка зрения, согласно кото­рой в 7 году на небе каким-то зна­чи­мым для наблю­да­те­лей обра­зом сошлись три звезды – пла­неты Юпитер, Сатурн и Марс. Одна из них, в соот­вет­ствии с аст­ро­ло­ги­че­скими пред­став­ле­ни­ями, была «звез­дой Иакова» (то есть Изра­иля), другая «цар­ская» звезда, третья – «звезда» войн и пре­об­ра­зо­ва­ний. По ним волхвы узнали о рож­де­нии вели­кого пре­об­ра­зо­ва­теля мира, Царя Иудей­ского, и пошли в Иудею.

Пре­да­ние о том, что они были царями, известно по край­ней мере уже со II или III века: Тер­тул­лиан назы­вает их «почти царями» – fere reges. Пре­да­ние назы­вает их имена: Каспар, Вал­та­сар, Мель­хиор. Узнав об их при­ходе, жесто­кий и подо­зри­тель­ный тиран Ирод решил изба­виться от воз­мож­ного сопер­ника. Вна­чале он узнал от иудей­ских книж­ни­ков о месте, где должен родиться Мессия. Затем, при­звав волх­вов, послал их в Виф­леем, попро­сив их раз­уз­нать все о Мла­денце, якобы для того, чтобы покло­ниться Ему. Звезда, как ска­зано в Еван­ге­лии, вела волх­вов до Виф­ле­ема и оста­но­ви­лась над домом, где посе­ли­лось Святое Семей­ство. С радо­стью они покло­ни­лись Мла­денцу и деве Марии и при­несли Ему дары: золото как Царю, ладан – как Богу, и смирну – как Чело­веку, Кото­рый должен уме­реть ради спа­се­ния людей. Полу­чив откро­ве­ние не воз­вра­щаться к Ироду, волхвы вер­ну­лись к себе на родину и там, по пре­да­нию, тоже про­по­ве­дали рож­де­ние Спа­си­теля. На Западе они почи­та­ются как «три святых царя», их мощи нахо­дятся в Кельн­ском соборе.

Что же каса­ется изби­е­ния мла­ден­цев – то, как повел себя Ирод, вполне соот­вет­ствует его харак­теру, подо­зри­тель­ному и ковар­ному. По сви­де­тель­ству Иосифа Флавия, за одно подо­зре­ние в пося­га­тель­стве на свою власть он уни­что­жал бли­жай­ших род­ствен­ни­ков, в том числе свою люби­мую жену Мари­амну, и выре­зал целые общины. Тем более для него не было ника­ких пре­пят­ствий в уни­что­же­нии ничтож­ных для него мла­ден­цев в неболь­шом селе­нии Виф­леем, если перед своей смер­тью он при­ка­зал каз­нить наи­бо­лее выда­ю­щихся граж­дан гро­мад­ного сто­лич­ного города Иеру­са­лима, сказав: «Обо мне пла­кать не будут, так пусть плачут о них».

Бег­ство Свя­того Семей­ства в Египет – также черта исто­ри­че­ская: Египет являлся рим­ским импе­ра­тор­ским доме­ном и в нем все-таки суще­ство­вало некое подо­бие закон­но­сти, Ироду не так легко было бы в нем убить Мла­денца. И то, что по смерти Ирода святой Иосиф не захо­тел вер­нуться в Иудею, убо­яв­шись сына Ирода, Архе­лая, также соот­вет­ствует исто­ри­че­ским реа­лиям. После смерти отца Архе­лай раз­вя­зал граж­дан­скую войну и убил в Иеру­са­лиме три тысячи чело­век, зава­лив Храм тру­пами. Соот­вет­ственно, у нас есть все осно­ва­ния дове­рять сооб­ще­ниям еван­ге­ли­ста Матфея.

Песни празд­ника

Празд­но­ва­ние Рож­де­ства Хри­стова вошло в цер­ков­ную жизнь не сразу. Пер­во­на­чально оно сли­ва­лось с появив­шимся в III веке празд­ни­ком Бого­яв­ле­ния, или Кре­ще­ния Гос­подня (19 января сейчас, или 6 января по ста­рому стилю), поскольку такие отцы Церкви, как святой Ефрем Сирин, осно­вы­ва­ясь на словах Еван­ге­лия от Луки Иисус, начи­ная Свое слу­же­ние, был лет трид­цати (Лк.3:23), счи­тали, что дата Рож­де­ства Хри­стова сов­па­дает с днем Его Кре­ще­ния. В Армян­ской Церкви до сих пор суще­ствует единый празд­ник Рож­де­ства Бого­яв­ле­ния.

Впер­вые Рож­де­ство начи­нает выде­ляться на Западе в сере­дине IV века. В древ­нем рим­ском меся­це­слове, дати­ру­е­мом 354 годом, под 25 декабря мы уже нахо­дим упо­ми­на­ние – «день рож­де­ния Христа». Многие свет­ские исто­рики счи­тают, что появ­ле­ние празд­но­ва­ния Рож­де­ства в Риме именно 25 декабря (то есть 7 января по новому стилю) было свя­зано с необ­хо­ди­мо­стью борьбы против язы­че­ского празд­не­ства «Непо­бе­ди­мого Солнца», при­хо­див­ше­гося на этот же день. Однако из пере­писки свя­того Кирилла Иеру­са­лим­ского с рим­ским папой Юлием сле­дует, что раз­де­ле­ние празд­ни­ков Рож­де­ства и Бого­яв­ле­ния обу­слов­лено раз­ви­тием внут­ри­цер­ков­ных бого­слу­жеб­ных тра­ди­ций.

В завер­ше­ние – несколько слов о двух пес­но­пе­ниях празд­ника. Тро­парь, или основ­ной празд­нич­ный гимн Рож­де­ства, мог быть создан уже в IV веке. При­ве­дем его цер­ков­но­сла­вян­ский текст:

Рож­де­ство Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума, в нем бо звез­дам слу­жа­щии звез­дою уча­хуся Тебе кла­ня­тися, Солнцу правды, и Тебе ведети с высоты Востока. Гос­поди, слава Тебе!

Этот гимн гово­рит о бого­по­зна­нии, пути к кото­рому могут, по про­мыслу Божию, про­ле­гать везде – в том числе и через внеш­нее, мир­ское знание, как это про­изо­шло с волх­вами. А име­но­ва­ние Христа «Солн­цем правды» ука­зы­вает на Христа как на Источ­ник жизни и света с одной сто­роны, чистоты и пра­вед­но­сти – с другой.

Сле­ду­ю­щий за тро­па­рем кондак «Дева днесь Пре­су­ще­ствен­наго раж­дает» был напи­сан святым Рома­ном Слад­ко­пев­цем в 10‑е или 20‑е годы VI века. Как гласит пре­да­ние, святой Роман в юности не имел музы­каль­ного слуха и пев­че­ского голоса и под­вер­гался насмеш­кам своих собра­тий по цер­ков­ному хору. Одна­жды во время рож­де­ствен­ского бого­слу­же­ния он обра­тился к Пре­свя­той Бого­ро­дице со сле­зами и молит­вой о даро­ва­нии ему спо­соб­но­стей к пению. После молитвы он задре­мал. Во сне ему яви­лась дева Мария и пове­лела ему съесть свиток, кото­рый Она дер­жала в руке. Проснув­шись, святой Роман неожи­данно для всех вышел на сере­дину храма и стал вдох­но­венно петь сочи­нен­ный им кондак «Дева днесь», кото­рый и до сих пор счи­та­ется одной из вершин цер­ков­ной поэзии:

Дева днесь Пре­су­ще­ствен­наго раж­дает, и земля вертеп Непри­ступ­ному при­но­сит; Ангели с пас­тырьми сла­во­сло­вят, волсви же со звез­дою путе­ше­ствуют, нас бо ради родиси Отроча младо, пре­веч­ный Бог.

Паро­док­саль­ное соеди­не­ние зем­ного и небес­ного, мате­ри­аль­ного и сверх­су­ще­ствен­ного, чело­ве­че­ского и боже­ствен­ного – вот сама суть хри­сти­ан­ства. Неви­ди­мый и непо­сти­жи­мый Бог вопло­тился и стал Чело­ве­ком – вот, что значит день Его рож­де­ния, празд­но­вать кото­рый мы имеем полное право.

Можно ли вычис­лить точную дату Рож­де­ства?

диакон Вла­ди­мир Васи­лик

При­выч­ное для нас сло­во­со­че­та­ние «день рож­де­ния» состоит из двух частей: «день» и «рож­де­ние», кото­рые есте­ственно под­ра­зу­ме­вают дату и само собы­тие. И если вокруг собы­тия Рож­де­ства Бога Слова раз­во­ра­чи­ва­лись дебаты бого­слов­ские, то с датой Рож­де­ства Хри­стова был связан кален­дар­ный вопрос и спор о двух стилях запад­ном и восточ­ном.

Еще в III веке, по сви­де­тель­ству Кли­мента Алек­сан­дрий­ского, Рож­де­ство Хри­стово на Востоке празд­но­ва­лось в один день с празд­ни­ком Кре­ще­ния Гос­подня, 6 января. На Западе же Рож­де­ство справ­ляли 25 декабря. С IV века и в Восточ­ной части Рим­ской Импе­рии Цер­ковь решила отде­лить празд­ник Рож­де­ства Хри­стова от Кре­ще­ния и согласно рим­ской тра­ди­ции стала отме­чать Рож­де­ство Спа­си­теля 25 декабря. Эту тра­ди­цию вводят в своих церк­вях такие святые, как Васи­лий Вели­кий (в Кеса­рии Кап­па­до­кий­ской), Гри­го­рий Бого­слов (в Кон­стан­ти­но­поле), Иоанн Зла­то­уст (в Антио­хии). Заме­ча­тельно, что из восточ­ных отцов именно они пер­выми про­из­но­сят про­по­веди на этот празд­ник.

Почему же до IV века суще­ство­вали разные тра­ди­ции отно­си­тельно даты Рож­де­ства Хри­стова? По словам того же Кли­мента Алек­сан­дрий­ского, одни пола­гали это собы­тие 20 мая, другие – 10 или 6 января, третьи при­уро­чи­вали его к 25 или 28 марта. А в Рим­ской Церкви этот вопрос решили в пользу 25 декабря.

Как же так? Неужели пре­да­ния, идущие от апо­сто­лов и Марии Девы, не сохра­нили для нас такой важной, с сего­дняш­ней точки зрения, даты? А дело просто в том, что для древ­него ближ­не­во­сточ­ного обще­ства день рож­де­ния чело­века не был столь важным собы­тием. Он даже не фик­си­ро­вался за нена­доб­но­стью, ведь в отли­чие от совре­мен­ной тра­ди­ции, где каж­дому линей­ному году соот­вет­ствует тот или иной соци­аль­ный статус чело­века, древ­ние исполь­зо­вали так назы­ва­е­мый собы­тий­ный кален­дарь. Появился первый пушок под носом – значит, уже не маль­чик, но юноша; покры­лось лицо боро­дой – значит, уже не юноша, а муж­чина; голову укра­сили седины – значит, стал ста­ри­ком, и так далее. Каж­дому собы­тию, пере­ходу соот­вет­ство­вала своя соци­аль­ная сту­пень. И эти внеш­ние изме­не­ния в чело­веке настолько заметны, видимы, что у древ­них отпа­дала необ­хо­ди­мость фик­си­ро­вать вни­ма­ние на первом дне жизни. Для изра­иль­ского обще­ства это не было исклю­че­нием. Ведь сколько б тебе лет ни было, если борода не выросла, то в сина­гоге читать не дадут.

Итак, не коли­че­ство лет инте­ре­со­вало древ­них, а види­мое каче­ствен­ное изме­не­ние. Поэтому и празд­но­вали не просто день, когда чело­век родился и начал расти, а именно этот пере­ход в новый повзрос­лев­ший статус. Лишь позже, под вли­я­нием эллин­ской куль­туры, евреи, сна­чала в Алек­сан­дрии, а затем повсе­местно, стали отме­чать и день самого рож­де­ния. В нашем пони­ма­нии этого слова, у Христа не было «дней рож­де­ний», ни одного! Как это ни пока­жется стран­ным, но роди­тели Иисуса могли вовсе не пом­нить дату Рож­де­ства их Сына, что было нормой в иудей­ском обще­стве две тысячи лет тому назад.

Итак, месяц и день рож­де­ния Христа неиз­вестны. В про­шлом раз­лич­ные секты вычис­ляли до 136 раз­лич­ных дат Рож­де­ства, но в Церкви издавна было рас­про­стра­нено убеж­де­ние, что Хри­стос должен был нахо­диться на земле полное число лет, как число совер­шен­ное. Отсюда сле­до­вало, что Хри­стос скорее всего был зачат в тот же день года, в кото­рый и постра­дал – то есть день Бла­го­ве­ще­ния сов­па­дает с днем Рас­пя­тия. А еврей­ская Пасха, на кото­рую был распят Спа­си­тель, выпа­дала в тот год на 25 марта. Отсчи­ты­вая отсюда 9 меся­цев, полу­чали 25 декабря как дату Рож­де­ства Хри­стова. Эту дату при­ни­мает уже святой Иппо­лит в III веке, и затем ее защи­щают святой Иоанн Зла­то­уст и бла­жен­ный Авгу­стин. Таким обра­зом, весьма веро­ятно, что дата празд­но­ва­ния Рож­де­ства Хри­стова выпа­дает на то время, когда оно и про­изо­шло в дей­стви­тель­но­сти.

До XVI века как на Востоке, так и на Западе Рож­де­ство Хри­стово празд­но­ва­лось 25 декабря. Но в 1582 году папа Гри­го­рий ХIII пред­ло­жил новую кален­дар­ную реформу, при­шед­шую на смену юли­ан­скому кален­дарю. После ряда выче­тов раз­ли­чие между старым и новым сти­лями соста­вило 13 суток. В основе обоих кален­да­рей лежал тро­пи­че­ский год, то есть год, изме­ря­е­мый от одного весен­него рав­но­ден­ствия до дру­гого. Но аст­ро­но­ми­че­ски самым точным явля­ется не тро­пи­че­ский, а звезд­ный год, изме­ря­е­мый по звез­дам, а не по солнцу. И в этом смысле юли­ан­ский год ока­зался ближе к точ­ней­шему звезд­ному году, чем гри­го­ри­ан­ский, то есть старый стиль ока­зы­ва­ется точнее нового.

Тем не менее, прак­ти­че­ски весь запад­ный мир к концу ХIХ века принял новый кален­дарь. И вот в ХХ веке пришла череда пра­во­слав­ных стран. В 1916 году гри­го­ри­ан­ский стиль при­ни­мает Бол­га­рия, в 1919 – Румы­ния, Сербия, а в 1924 году под вли­я­нием англий­ской поли­тики и Греция. Из пра­во­слав­ных пер­выми пере­хо­дят на новый стиль в Кон­стан­ти­но­поль­ском Пат­ри­ар­хате, а под его вли­я­нием Рож­де­ство по гри­го­ри­ан­скому кален­дарю стали празд­но­вать и Пра­во­слав­ные Церкви Румы­нии, Бол­га­рии, Польши, Сирии, Ливана и Египта.

В нашей стране гри­го­ри­ан­ский кален­дарь был введен боль­ше­ви­ками в 1918 году. Но Рус­ская Цер­ковь оста­лась верной ста­рин­ному кален­дарю. Сего­дня вместе с Рус­ской Цер­ко­вью Рож­де­ство по ста­рому стилю празд­нуют Иеру­са­лим­ская, Серб­ская, Гру­зин­ская Церкви и мона­стыри Афона.

И что же? Как нам отно­ситься к тому, что даже внутри пра­во­слав­ного мира появи­лись две даты празд­но­ва­ния Рож­де­ства Хри­стова?

Наша Цер­ковь прямо отве­тила на этот вопрос в декабре 1998 года на засе­да­нии Свя­щен­ного Синода. В поста­нов­ле­нии было ска­зано, что в рус­ской цер­ков­ной среде юли­ан­ский кален­дарь (старый стиль) отож­деств­ля­ется с частью наци­о­наль­ной духов­ной тра­ди­ции, пре­дан­ность кото­рой стала нормой рели­ги­оз­ной жизни мил­ли­о­нов людей. В связи с этим вопрос об изме­не­нии кален­даря в нашей Церкви не стоит. Но при этом про­ти­во­по­став­лять одно Рож­де­ство дру­гому – бес­смыс­ленно, ведь мы празд­нуем не «день кален­даря», а еван­гель­ское собы­тие – рож­де­ние Спа­си­теля мира Иисуса Христа. Поэтому упо­треб­ле­ние тер­мина «като­ли­че­ское» или «пра­во­слав­ное» Рож­де­ство некор­ректно – это общий хри­сти­ан­ский празд­ник.

Тайна рож­де­ния Бого­че­ло­века непо­сти­жима для чело­ве­че­ского ума, и стоит ли удив­ляться такому коли­че­ству неиз­вест­ных в этом вопросе. Точное реше­ние скрыто от любо­пыт­ных глаз – тайна Бого­во­пло­ще­ния оста­ется тако­вой со всех сторон. Несмотря на то, что спе­ку­ля­ции на тему пере­смотра цер­ков­ного кален­даря ини­ци­и­руют не хри­сти­ане, а свет­ские люди, дале­кие от рели­ги­оз­ной жизни, в давнем споре о дате Рож­де­ства Хри­стова для хри­стиан все же глав­ным явля­ется Рож­де­ство и Хри­стос. Пред­веч­ный Бог, Творец галак­тик и все­лен­ной, вопло­тился и отдал Себя за жизнь мира, чтобы всякий, веру­ю­щий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3:15). На фоне такого колос­саль­ного собы­тия мате­ма­ти­че­ский спор о вычис­ле­нии дня, недели, месяца и года Его рож­де­ния, для хри­сти­ан­ской Церкви при­об­ре­тает такое же мате­ма­ти­че­ское зна­че­ние: от пере­мены мест сла­га­е­мых сумма (суть) не меня­ется. И сосе­дей поздра­вим, и сами в гости позо­вем.

журнал «Фома»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки