Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой

(2 голоса5.0 из 5)

Игорь Бур­ми­ст­ров и Мари­на Жуко­ва для «Азбу­ки супружества»

Игорь Бур­ми­ст­ров, Мари­на Жуко­ва — худож­ни­ки-мону­мен­та­ли­сты и ико­но­пис­цы, выпуск­ни­ки СПб­ГА­ИЖ­СиА им. И. Е. Репи­на, чле­ны Сою­за худож­ни­ков Рос­сии, участ­ни­ки мно­го­чис­лен­ных груп­по­вых и пер­со­наль­ных выста­вок. Кар­ти­ны И. Бур­ми­ст­ро­ва и М. Жуко­вой хра­нят­ся в Госу­дар­ствен­ном Рус­ском музее и Музее исто­рии Санкт-Петер­бур­га. Рос­пи­си и ико­ны нахо­дят­ся в хра­мах Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та в нашей стране и за рубежом.

Игорь, Мари­на, вот уди­ви­тель­но: про­фес­сии у вас оди­на­ко­вые, вы в одной мастер­ской рабо­та­е­те, и даже один акка­унт соц­се­тей веде­те. Сей­час часто гово­рят о лич­ных гра­ни­цах. Нет ли ощу­ще­ния, что вы сли­ва­е­тесь в одно целое, а чего-то лич­но­го не хватает? 

Игорь Бур­ми­ст­ров: Мое лич­ное — это кар­ти­ны. Я пишу кар­ти­ны-вос­по­ми­на­ния. То, что осе­ло в серд­це. Ино­гда закрою гла­за и про­сто вижу. Вот один из послед­них сюже­тов — как мы одна­жды гуля­ли в Шуе в осен­них холод­ных сумер­ках, туда как раз при­вез­ли мощи Мат­ро­ны Мос­ков­ской. Вот в каче­стве геро­и­ни Мари­на при­сут­ству­ет в моей рабо­те, но не более. И вто­рое каче­ство — она мой пер­вый зри­тель и самый луч­ший совет­чик. Все­гда, когда я вещь закан­чи­ваю, зову: «Мари­на, посмот­ри. Что скажешь?»

И в нашей цер­ков­ной рабо­те очень хоро­шо роли рас­пре­де­ли­лись. Мари­на у нас — твор­че­ский дви­га­тель и мастер. Она гене­ри­ру­ет саму идею, я с помощ­ни­ка­ми реа­ли­зую ее до сте­пе­ни под­го­тов­ки к завер­ше­нию. И завер­ша­ет опять-таки Марина.

Ино­гда я ста­нов­люсь совет­чи­ком, пото­му что Мари­на очень твор­че­ский чело­век, и у нее быва­ют яркие момен­ты. Тут уже и я могу ей ска­зать — о, Мари­на, тут нас могут не понять. Толь­ко в таком каче­стве я вме­ши­ва­юсь в ее про­цесс. Так что вопрос, как делить твор­че­ское про­стран­ство, даже не встает.

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Мари­на и Игорь на выставке

Не хочет­ся ино­гда побыть одному?

Игорь Бур­ми­ст­ров: А у нас быва­ет такая воз­мож­ность. Напри­мер, с 2006 по 2010 годы мы рас­пи­сы­ва­ли глав­ный собор одно­го мона­сты­ря в Ива­нов­ской обла­сти, и я уез­жал туда два раза в год по три и более меся­ца один. Мне это­го было более, чем доста­точ­но. И даже наобо­рот, тяну­ло к семье, к Марине, к дому.

А здесь, в мастер­ской — у меня нет ощу­ще­ния, что Мари­на может мешать. Я встал и начал писать. Она часто быва­ет где-то там…

Мари­на Жуко­ва: На кухне (сме­ет­ся). На самом деле, да, этот вопрос совсем не акту­аль­ный. Это же внут­рен­ний мир. Кто может поме­шать тво­е­му внут­рен­не­му миру? Мне кажет­ся, вооб­ще никто. Уйди в себя и все — это же иде­ал хри­сти­ан­ской жизни.

Часто, когда люди рабо­та­ют в одной сфе­ре, появ­ля­ет­ся какое-то соперничество.

Мари­на Жуко­ва: У Иго­ря кар­ти­ны крайне лич­ные. Он цели­ком обра­ща­ет­ся к сво­ей памя­ти. И извне, из эмпи­ри­че­ской дей­стви­тель­но­сти, ниче­го не берет. То есть туда нет ника­ко­го вхо­да, кон­ку­рен­ция невоз­мож­на. А я цер­ков­ную рабо­ту счи­таю для себя глав­ной. Жиз­нен­ным про­ек­том. Я не хочу тра­тить силы на боль­шой холст. У меня сра­зу вопрос — зачем. Во-пер­вых, он нико­му не нужен. Во-вто­рых, столь­ко тру­да на него уйдет. И меня нисколь­ко не напря­га­ет и ника­кой зави­сти не вызы­ва­ет, что Игорь пишет мил­ли­он кар­тин, поку­па­ет мно­же­ство хол­стов и дела­ет на них живо­пись боль­шим коли­че­ством крас­ки. Я думаю — сла­ва Богу. Сей­час худож­ни­ком, в силу колос­саль­ной невос­тре­бо­ван­но­сти, может быть толь­ко тот, кто не может им не быть.

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Игорь

Я очень люб­лю цер­ков­ную рабо­ту за то, что она собор­ная, что у тебя нет тер­за­ний, как в этом само­ре­а­ли­зо­вать­ся. Но я делаю очень мно­го малень­ких аль­бом­ных зари­со­вок. Свое чув­ство худо­же­ствен­но­сти совер­шен­но спо­кой­но мож­но реа­ли­зо­вать на пяти квад­рат­ных сан­ти­мет­рах. И тут у нас ника­кой кон­ку­рен­ции нет. Я рисую свое малень­кое, выстав­ля­юсь крайне ред­ко — я даже спе­ци­аль­но рисую в блок­но­тах, что­бы невоз­мож­ность выста­вить­ся была изна­чаль­но зало­же­на. Это какое-то и аске­ти­че­ское удо­воль­ствие, и мораль­ное, и прак­ти­че­ское. Нечто совер­шен­но скры­тое, самозамкнутое.

Игорь Бур­ми­ст­ров: Да, кон­ку­рен­ции нико­гда не было. После Ака­де­мии Мари­на очень быст­ро при­шла к кон­цеп­ту­аль­но­му искус­ству, она дела­ла объ­ек­ты, у нее даже была выстав­ка в Рус­ском музее. А я тогда как раз хотел в Церк­ви что-то делать. В цер­ковь я и рань­ше ходил, но, зна­е­те, как гово­рил Бунин, — помеч­тать. Пото­му что там хоро­шо, кра­си­во, что-то поют. Так что когда я начал писать ико­ны в ака­де­ми­че­ском духе, Мари­на была мод­ной худож­ни­цей. Какая же тут конкуренция.

Мари­на Жуко­ва: Но и в кон­цеп­ту­аль­ном твор­че­стве у меня была идея само­про­рас­та­ния искус­ства и как бы убав­ле­ния изоб­ра­же­ний в этом мире. Пото­му что мир пере­пол­нен изоб­ра­же­ни­я­ми. Нажми на кно­поч­ку смарт­фо­на — и тыся­ча. Поэто­му я со сво­их ста­рых работ соскаб­ли­ва­ла кра­соч­ные слои. И полу­ча­лись объ­ек­ты — соскоб­лен­ные кар­ти­ны. Я даже одеж­ду объ­ек­та из них шила. Такой вот уход от себя.

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Мари­на

Игорь Бур­ми­ст­ров: Я объ­яс­ню, поче­му Мари­на сде­ла­ла такой пере­ход. У нас двое детей, Гурий и Вера. Гурия в 14 лет Гос­подь при­звал, у него было серд­це боль­ное. Послед­ний про­ект Мари­ны поучаст­во­вал в меж­ду­на­род­ной выстав­ке — и после это­го она ска­за­ла «всё». И при­со­еди­ни­лась ко мне. А я 5 лет, кро­ме рос­пи­сей, ниче­го не делал. Пото­му что мне было трав­ма­тич­но что-то дру­гое писать — я всё вре­мя видел Гурия. И вот мы пять лет рас­пи­сы­ва­ли сте­ны мона­сты­ря, и это ста­ло спа­се­ни­ем для нас.

Потом меня сно­ва потя­ну­ло писать кар­ти­ны. А Мари­на так и про­дол­жа­ет зани­мать­ся толь­ко цер­ков­ным творчеством.

Гурий и Вера

А как у Веры сло­жи­лась жизнь?

Мари­на Жуко­ва: Хоро­шо сло­жи­лась. Она все­гда была нату­ра твор­че­ская, рисо­ва­ла, лепи­ла, игра­ла — мы все дума­ли, где ее при­зва­ние. У нее еще и мате­ма­ти­ка, и физи­ка хоро­шо шли. Мы реши­ли, что нуж­но посту­пать на архи­тек­тур­ный. Она посту­пи­ла и теперь веду­щий архи­тек­тор в извест­ной фирме.

Почти пол­го­да назад Вера роди­ла внуч­ку Мар­фу, мы сде­ла­лись бабуш­кой с дедуш­кой. И даже в декре­те она дела­ет какие-то про­ек­ты. Муж у нее тоже архи­тек­тор, но рабо­та­ют они в раз­ных бюро, в отли­чие от нас.

Рож­де­ние ребен­ка — типич­ный кри­зис для супру­же­ской пары. У вас, полу­ча­ет­ся, 2 года раз­ни­ца у детей, то есть рос­ли два малень­ких ребен­ка одновременно. 

Мари­на Жуко­ва: Мне кажет­ся, наобо­рот хоро­шая раз­ни­ца для детей, рас­тишь обо­их вме­сте. Вера была очень непро­блем­ным ребен­ком. Мы всё как-то спо­кой­но дела­ли вме­сте. Это сей­час толь­ко диву даешь­ся. Вот Вера сидит и выби­ра­ет коляс­ку — как мно­го там пара­мет­ров, как по-раз­но­му они сто­ят. Она дня­ми сидит и ее выби­ра­ет. Есть, напри­мер, спе­ци­аль­ные коляс­ки для погод­ков. А у нас всё про­ще было. Обыч­ная спаль­ная коляс­ка, в ней лежит Вера, в ногах у нее сидит Гурий. И пошли в ЦПКиО!

Игорь Бур­ми­ст­ров: Мы тогда как раз дом купи­ли на Псков­щине. И сра­зу в него въе­ха­ли, и сра­зу нача­ли ремонт с Мари­ной делать. Гури­ку было три, Вероч­ке год. Она малень­кая, хва­та­ет про­во­ло­ку, гвоз­ди, еще что-то. Мы на нее кри­чим, а Гурик: «Не кри­чи­те на нее, она малень­кая!» Он-то боль­шой, целых три года!

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Игорь Бур­ми­ст­ров. Вера в саду

Как у вас рас­пре­де­ля­лись домаш­ние обязанности?

Мари­на Жуко­ва: Игорь заме­ча­тель­ный отец. Я потом про­чи­та­ла, что так быва­ет, и поня­ла его состо­я­ние — отцов­ство как удар мол­нии. Он пря­мо Гури­ка взял и как-то остол­бе­нел. Буд­то его что-то прон­зи­ло. Класс­ный отец. Гулял, читал, Еван­ге­лие дет­ское изучали.

Игорь Бур­ми­ст­ров: Всё, что свя­за­но с детьми, с про­шлым — очень слож­но. Есть там момен­ты, кото­рые себе про­стить не можешь. Напри­мер, с дру­гом выпил, нагру­бил Марине. Гура­ша такие вещи тяже­ло пере­жи­вал. Потом сгла­жи­ва­лось как-то, я про­ще­ния про­сил. И хотя это дав­ным-дав­но про­шло, всё рав­но — луч­ше бы это­го не было. Вот не было бы! Как гово­рил Алек­сандр Сер­ге­е­вич, «и горь­ко жалу­юсь, и горь­ко сле­зы лью, но строк печаль­ных не смываю».

У нас мно­го дру­зей в Гер­ма­нии. Они орга­ни­зо­ва­ли Гури­ку опе­ра­цию, его опе­ри­ро­ва­ли в Кельне в 4 года. Бла­го­да­ря этой опе­ра­ции и Гос­по­ду, мы еще 10 лет были вме­сте. Дру­зья эти очень вер­ные, мы до сих пор дру­жим. На сва­дьбу к Вере с Лешей приезжали.

Пом­ню, как Гур­ка малень­кий вста­вал утром, и я его кор­мил зав­тра­ком. Мари­на чуть поз­же про­сы­па­лась. И кни­га Пуш­ки­на с иллю­стра­ци­я­ми Кона­ше­ви­ча перед нами: эти кар­тин­ки Гур­ке очень нра­ви­лись. Когда сын заго­во­рил — ока­за­лось, что он всё уже зна­ет и пони­ма­ет. Пото­му что мы с ним всё вре­мя раз­го­ва­ри­ва­ли. Пом­ню, как Гурий так смеш­но-серьез­но спра­ши­вал про кого-нибудь: «А он за царя?» Я гово­рю — да, да, за царя, всё нормально.

Мари­на Жуко­ва: Игорь и сей­час внуч­ку очень удач­но ука­чи­ва­ет. Он в этом лиди­ру­ет у нас. Начи­на­ет ей сказ­ку о рыба­ке и рыб­ке сво­и­ми сло­ва­ми пере­ска­зы­вать. Она уты­ка­ет­ся ему под мыш­ку и засыпает.

Игорь Бур­ми­ст­ров: При­чем она может про­те­сто­вать, когда что-то дру­гое, но толь­ко я начи­наю: «У само­го сине­го моря жили ста­рик со ста­ру­хой», она сра­зу — раз! И начи­на­ет так вни­ма­тель­но смот­реть. Чего там в 5 меся­цев мож­но понять? Тем не менее, эти сло­во­со­че­та­ния ее уба­ю­ки­ва­ют. И когда до цари­цы дохо­дишь, всё, она уже сопит.

Как две австралийские птицы

Жизнь дво­их — пес­ня или всё не безоблачно?

Игорь Бур­ми­ст­ров: Конеч­но, не без­об­лач­но. 36 лет живем, вся­кое быва­ло, есть момен­ты, о кото­рых не хочет­ся гово­рить. Пото­му что это жизнь двух людей. Я могу давить, взо­рвать­ся эмо­ци­я­ми, оби­деть­ся. Быст­ро отой­ти, попро­сить про­ще­ния. Но не это важ­но. Я тут про­чи­тал недав­но и сей­час хочет­ся это повто­рить. Спра­ши­ва­ют, зачем ты женил­ся. Один отве­ча­ет — что­бы детей родить, вто­рой — ну вот любовь была. А тре­тий — что­бы до кон­ца дожить. И вот я сей­час пони­маю, что у нас так и полу­чи­лось. Жили-жили-жили — и хочет­ся так и дожить. Дой­ти вме­сте до конца.

Мы мно­го в мона­сты­рях рабо­та­ли, там очень про­сто гово­рят: есть два кре­ста, семей­ный и мона­ше­ский. Так что ниче­го тут геро­и­че­ско­го или кай­фо­во­го нет.

Мари­на Жуко­ва: Сей­час мно­го слы­шишь про эман­си­па­цию, феми­низм. Но я на опы­те сво­ей жиз­ни поня­ла, что у муж­чин сле­ду­ет без­ого­во­роч­но при­зна­вать духов­ное лидер­ство. Если, конеч­но, духов­ность есть. Но в нашем слу­чае она без­услов­но есть.

При этом Игорь в мело­чах очень неустой­чи­вый. Но зато на каких-то пере­ло­мах, рубе­жах, дра­ма­ти­че­ских момен­тах он пол­но­стью вытя­ги­ва­ет ситуацию.

Вы заме­ча­е­те такое: там, где один про­се­да­ет, вто­рой восполняет?

Мари­на Жуко­ва: Без­услов­но. Есть такие австра­лий­ские пти­цы, они одно­го вида, но раз­ные. У сам­ца клюв колу­ном, а у сам­ки — ост­рый нос. Это уни­каль­но, совер­шен­но раз­ные клю­вы. И вот муж дер­ба­нит ствол, раз­би­ва­ет его. А жена тон­ким носом вытас­ки­ва­ет отту­да личин­ки. Пред­став­ля­е­те? И мы при­мер­но такие же — и в жиз­ни, и в цер­ков­ном нашем слу­же­нии. То, что я абсо­лют­но не могу, дела­ет Игорь. И то, что он абсо­лют­но не может, делаю я. И это нигде не пересекается.

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Игорь и Марина

Если гово­рить о слож­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, часто ведь оби­жа­ешь друг дру­га. Как простить?

Мари­на Жуко­ва: Могу очень про­стую тех­но­ло­гию посо­ве­то­вать — и когда оби­жа­ешь, и когда оби­жа­ешь­ся. Это зем­ные покло­ны. Вот когда невоз­мож­но вспо­ми­нать что-то, тебя пря­мо выво­ра­чи­ва­ет и бесит — пошел, зем­ных поклон­чи­ков отбил, и как рукой сня­ло. И даль­ше живешь.

То есть ты оби­жа­ешь и ты же еще поклон­чи­ки бьешь.

Игорь Бур­ми­ст­ров: Конеч­но. Муча­ет-то это тебя. Она же очень раз­ру­ши­тель­ная, эта оби­да. Когда не можешь про­стить и начи­на­ешь это в себе леле­ять. Это же не жизнь!

Игорь, а у вас какие есть прак­ти­че­ские советы? 

Игорь Бур­ми­ст­ров: Ох, не знаю. Ну вот раз­ве когда я пишу… Как ска­зал один мой друг, худож­ник, — Бур­ми­ст­ров ухо­дит в свое про­шлое на этю­ды. Для меня это очень цели­тель­но. Матуш­ка наше­го духов­ни­ка, прис­но­па­мят­но­го свя­щен­ни­ка Геор­гия Мицо­ва, гово­рит: «Ты дол­жен писать». Я отве­чаю: «Матуш­ка, да нико­му не нуж­ны мои кар­ти­ны. Ред­ко кто поку­па­ет». — «Дело не в этом». Я толь­ко сей­час понял, поче­му она так ска­за­ла. Что­бы я там ней­тра­ли­зо­вы­вал­ся! (сме­ет­ся)

А вы очень актив­ный по характеру?

Мари­на Жуко­ва: Да, Игорь фее­ри­че­ский, чело­век-бом­ба. Мы часто шутим, рас­кла­ды­вая сло­ва, как буд­то бы это была аббре­ви­а­ту­ра. И Бур­ми­ст­ров у нас — это «Бур­ный мист­ров». Очень поры­ви­стый, увлекающийся.

Игорь Бур­ми­ст­ров: Помни­те, у апо­сто­ла Пав­ла — доб­рое, что хочу, не делаю, а худое, что не хочу, делаю. Так что мож­но декла­ри­ро­вать что угод­но, а сам потом такую по жиз­ни отве­сишь непо­сле­до­ва­тель­ность! Но есть у нас некая дина­ми­ка. Мари­на ста­ла нашим стол­пом, опло­том. Я могу увлечь­ся чем-нибудь, меня пря­мо сры­ва­ет. А Мари­на высту­па­ет удер­жи­ва­ю­щим фактором.

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Игорь в мастерской

Вы гово­ри­ли, что може­те давить. А быва­ло, что вы меня­ли свое мне­ние в поль­зу мне­ния Марины? 

Игорь Бур­ми­ст­ров: В семье? Да все по ее! (сме­ет­ся) Есть немец­кая пого­вор­ка, мы от дру­зей зна­ем: «Я в доме хозя­ин, как она ска­жет, так и будет!» (сме­ют­ся оба)

Ну зачем мне лезть в какие-то быто­вые дряз­ги, зачем пытать­ся Мари­ну изме­нить. У меня есть мои кар­ти­ны, это такая гран­ди­оз­ная свобода!

На самом деле я дей­стви­тель­но всё вре­мя спо­рю и про­ти­во­ре­чу, но в резуль­та­те полу­ча­ет­ся по-Мари­ни­но­му. Как-то у нее более прак­ти­че­ски всё ока­зы­ва­ет­ся по жиз­ни. Но у меня есть свои обя­зан­но­сти в семье. Я в свою оче­редь не буду ее гру­зить теми дела­ми, кото­рые мне при­выч­ней делать. У нас совер­шен­но есте­ствен­ное рас­пре­де­ле­ние — если у меня, напри­мер, в машине будет какой-то звук стран­ный в зад­нем мосту, я ведь поеду к авто­сле­са­рям, а не она.

Мари­на Жуко­ва: Толь­ко так инте­рес­но полу­ча­ет­ся, поче­му-то с раз­ви­ти­ем тех­ни­ки отпа­да­ют имен­но Иго­ря обя­зан­но­сти. Он все­гда мыл посу­ду, а сей­час у нас посу­до­мой­ка. Он полы мыл — теперь мы купи­ли робот-пыле­сос. А я как про­ти­ра­ла все наши шка­фы с пол­ка­ми и кни­га­ми, так и про­ти­раю (оба смеются).

Химия какая-то

Рас­ска­жи­те, как вы позна­ко­ми­лись, как выбор пал друг на друга. 

Игорь Бур­ми­ст­ров: Пер­вый курс, Ака­де­мия име­ни Репи­на, у нас там были две мастер­ские через шир­му. Одна поло­ви­на — уче­ни­ки С.Н. Репи­на, вто­рая поло­ви­на — А.Л. Худя­ко­ва. И там была Мари­на за шир­мой. С таки­ми свет­лы­ми золо­ти­сты­ми воло­са­ми, в ярко-крас­ных вель­ве­то­вых брю­ках. Я ее сра­зу заме­тил. Но все-таки, зна­е­те, я счи­таю, что не мы выби­ра­ем, а нас выби­ра­ют. Я же видел, что Мари­на на меня как-то осо­бен­но смот­рит. Так чего и мне бычить­ся. А потом уже, наобо­рот, я пере­хва­тил инициативу.

Мари­на Жуко­ва: Я на Иго­ря обра­ти­ла вни­ма­ние, еще когда мы воль­но­слу­ша­те­ля­ми были. Мы же оба со вто­ро­го раза посту­пи­ли. Глу­по, конеч­но, но пом­ню, что мне дико нра­ви­лись его кра­си­вые белые зубы и широ­кая улыб­ка. А гла­за карие, вни­ма­тель­ные! А еще он под­ми­ги­вал и анек­до­ты рас­ска­зы­вал. Ну очень живой!

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Игорь и Марина

Игорь Бур­ми­ст­ров: А пом­нишь, как мы встре­ти­лись слу­чай­но на выстав­ке рисун­ков Алек­сандра Ива­но­ва. Это было во вре­мя заня­тий, мне как-то всё надо­е­ло, я — раз — и поехал на выстав­ку. Хожу, на рисун­ки смот­рю. И вдруг Мари­на. Вот так полу­чи­лась, что вро­де бы уже какая-то искра была, а еще и повстре­ча­лись. После выстав­ки куда-то пошли вме­сте. А потом был общий для двух групп день рож­де­ния, 1 нояб­ря. Выпи­ли, тан­цы, и как-то сра­зу всё у нас закру­ти­лось. Я ее про­во­дил, и с тех пор мы всё вре­мя вместе.

Мари­на Жуко­ва: Ну да, химия какая-то.

Как вы рас­це­ни­ва­е­те встре­чу двух людей? Это судь­ба, пред­на­зна­че­ние — или все-таки слу­чай­ность, кото­рую мы долж­ны при­нять? Зна­е­те, быва­ет, что люди по 20, 30 лет вме­сте, а всё рав­но ино­гда точит сомне­ние: мое или не мое.

Мари­на Жуко­ва: Если уж гово­рят, что волос с голо­вы не упа­дет без воли Отца наше­го, то, навер­ное, бра­ки дей­стви­тель­но совер­ша­ют­ся на небесах.

Игорь Бур­ми­ст­ров: Пони­ма­е­те, какая шту­ка. Вот Гурий ушел в 2002 году. И мы сра­зу же нача­ли рабо­тать в мона­сты­ре. Закон­чи­лась эта рабо­та в 2010‑м. Кро­ме того я туда выез­жал несколь­ко лет без Мари­ны — у нее было очень мно­го зака­зов на ико­ны. Верх я писал без нее, кро­ме цен­траль­но­го купо­ла. Потом была рос­пись на Свя­той Зем­ле, потом еще один храм в Рос­сии. И вот сей­час я вспо­ми­наю это вре­мя — горь­кое вре­мя, про­сто сле­зы — как выс­шую точ­ку. Как самое луч­шее по силе духов­но­сти вре­мя сво­ей жиз­ни. Пото­му что там была дру­гая радость, в этом горе. Толь­ко что за руку не возь­мешь — но Гурик пря­мо тут, рядом.

Фееричный и основательная: 36 лет союзу Игоря Бурмистрова и Марины Жуковой
Рос­пись в собо­ре Архан­ге­ла Миха­и­ла (Ора­ниен­ба­ум)

Это и сей­час быва­ет, но, как отец Сер­гий Бул­га­ков писал, — затя­ги­ва­ет­ся. Небо откры­лось, а потом затя­ги­ва­ет­ся. И луч­ше бы это сохра­нить, конеч­но. Все-таки у чело­ве­ка, как уже отец Геор­гий Мицов гово­рил, — позор­ная при­ро­да. Но это было, было. И есть в моей памяти.

И как тут после это­го раз­мыш­лять, насколь­ко ты пра­виль­ный выбор сде­лал? И рань­ше это­го вопро­са не сто­я­ло, а потом, когда мы для Гури­ка — одно, когда было такое вот сов­мест­ное пред­сто­я­ние… чего тут еще мож­но искать?

 

Анна Ершо­ва

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки