Здорово, что у нас и профессиональные интересы во многом совпадают<br><span class="bg_bpub_book_author">Олег Робинов</span>

Здорово, что у нас и профессиональные интересы во многом совпадают
Олег Робинов

(8 голосов5.0 из 5)

Олег Роби­нов для «Азбу­ки супружества»

Олег Роби­нов родил­ся в 1986 году в Москве. Окон­чил Ака­де­мию сла­вян­ской куль­ту­ры в 2007 году. Рабо­тал в Ака­де­мии, потом в Доме Гого­ля, в Сино­даль­ном отде­ле по бла­го­тво­ри­тель­но­сти, в Моло­дёж­ном отде­ле. Защи­тил дис­сер­та­цию в 2011 году. Женил­ся в 2018 году. Доче­ри три года.

– Олег, ты с женой позна­ко­мил­ся на работе? 

– Бла­го­да­ря рабо­те. Рабо­та­ем мы в раз­ных орга­ни­за­ци­ях: я в Доме Гого­ля в Москве, а супру­га заве­ду­ет биб­лио­те­кой Гого­ля в Санкт-Петер­бур­ге. Позна­ко­ми­лись на кон­фе­рен­ци­ях, посвя­щен­ных Гого­лю. Не раз там виде­лись и ста­ли общать­ся. Позна­ко­ми­лись, по-мое­му, в 2015 году, а поже­ни­лись в 2017. Рас­пи­са­лись в Москве, а вен­ча­лись в Петер­бур­ге. У супру­ги есть литов­ские кор­ни, и в дет­стве ее кре­сти­ли в като­ли­че­ство, пото­му что оба деда у нее като­ли­ки. Но воцер­ко­в­ле­ния в като­ли­че­стве не про­изо­шло, хотя она этой темой инте­ре­со­ва­лась и шла к Пра­во­сла­вию. Ее семья была зна­ко­ма с петер­бург­ским свя­щен­ни­ком отцом Рома­ном Тюри­ным, семьи обща­лись, и через отца Рома­на она шла в этом направ­ле­нии, а наша сва­дьба помог­ла ей быст­рее сде­лать тот шаг, о кото­ром она и так дума­ла. При пере­хо­де в Пра­во­сла­вие испо­ве­до­ва­лась у отца Рома­на, и я решил, что нам надо вен­чать­ся в Петер­бур­ге. Отец Роман слу­жит в стро­я­щем­ся хра­ме на окра­ине Петер­бур­га, там, во вре­мен­ном дере­вян­ном хра­ме, он нас вен­чал, а сва­дьбу мы празд­но­ва­ли в оран­же­рее Таври­че­ско­го дворца.

– Не сто­ял вопрос о том, что либо ты пере­едешь в Петер­бург, либо она в Москву?

– Когда мы ста­ли общать­ся, езди­ли друг к дру­гу в гости по выход­ным. А уже решив поже­нить­ся, дого­во­ри­лись, что окон­ча­тель­но решим, где жить, когда будем ждать ребен­ка. Я был не про­тив пере­ехать в Петер­бург. У меня в Москве друж­ная семья, и у Юли в Петер­бур­ге друж­ная семья, и мои роди­те­ли сра­зу при­ня­ли ее как род­ную, и ее роди­те­ли меня, поэто­му мы мог­ли выби­рать из двух хоро­ших вари­ан­тов. Но я поду­мал, что ей, навер­ное, ком­форт­ней будет жить дома, где такие забот­ли­вые и любя­щие папа и мама, и бабуш­ка-бло­кад­ни­ца (всю бло­ка­ду про­жи­ла в Ленин­гра­де). Решил, что не очень хоро­шо её выры­вать из этой атмо­сфе­ры, а я рабо­ту и в Петер­бур­ге смо­гу най­ти. И когда Юля жда­ла Софию, я уже под­го­тав­ли­вал свой пере­езд, плот­но общал­ся по пово­ду рабо­ты с дирек­то­ром Все­рос­сий­ско­го музея Пуш­ки­на, но тут меня при­гла­си­ли сни­мать­ся в про­грам­му «Мона­стыр­ская кух­ня» (она выхо­дит на «Спа­се»). Про­грам­ма еже­днев­ная, но сни­ма­ет­ся бло­ка­ми – за пять дней гото­вим пере­да­чи на целый месяц.

После сва­дьбы я еще какое-то вре­мя оста­вал­ся рабо­тать в Доме Гого­ля на пол­ной став­ке и парал­лель­но участ­во­вал в съём­ках. Потом силь­но сокра­тил своё пре­бы­ва­ние в Доме Гого­ля и стал ездить в Моск­ву толь­ко на пять дней съё­мок «Мона­стыр­ской кух­ни», но доба­ви­лись коман­ди­ров­ки с про­ек­том «Рус­ский обед», кото­рый так­же сни­ма­ли для «Спа­са». Съём­ки про­хо­ди­ли во Вла­ди­ми­ре, Плё­се, Осташ­ко­ве и в Москве. Уже почти три года так живу, меж­ду Моск­вой и Петер­бур­гом. Сей­час при­хо­дит­ся чаще ездить, пото­му что тру­жусь и в Импе­ра­тор­ском Пра­во­слав­ном Пале­стин­ском обще­стве. Прав­да, здесь, в Ленин­град­ской обла­сти, мы по бла­го­сло­ве­нию вла­ды­ки Тих­вин­ско­го Мсти­сла­ва откры­ли отде­ле­ние Пра­во­слав­но­го Пале­стин­ско­го обще­ства. Руко­во­дит отде­ле­ни­ем отец Ген­на­дий Титов, пред­се­да­тель моло­деж­но­го отде­ла Тих­вин­ской епархии.

Здорово, что у нас и профессиональные интересы во многом совпадают

– Живе­те вме­сте с ее родителями?

– Пока да. Купи­ли квар­ти­ру на Нев­ском, но пока нет денег на ремонт. Вот чуть-чуть, наде­юсь, под­ко­пим и смо­жем там жить, а пока с ее роди­те­ля­ми и бабуш­кой, пра­ба­буш­кой нашей Софии. Но мне ком­форт­но. Сей­час я и в Москве чув­ствую себя дома, и в Петер­бур­ге. Думаю, дело в домаш­ней атмо­сфе­ре: и тут я в друж­ной семье, и там – в друж­ной семье. Конеч­но, когда в Москве, очень ску­чаю по Юле и Софии, каж­дый день обща­ем­ся по видеосвязи.

– Ты у роди­те­лей един­ствен­ный ребенок?

– Нет, у меня есть сест­ра, на пол­то­ра года стар­ше. Она живет в Москве, заму­жем, у нее трое детей, и Сонеч­ка очень хоро­шо обща­ет­ся со сво­и­ми дво­ю­род­ны­ми бра­ти­ка­ми и сестричкой.

– Ты рос в пра­во­слав­ной семье? 

– Да, мои роди­те­ли были воцер­ко­в­ле­ны. Папа воцер­ко­вил­ся в том чис­ле и бла­го­да­ря сво­ей рабо­те. Он фото­граф-рестав­ра­тор, поэто­му мно­го фото­гра­фи­ро­вал в хра­мах и мона­сты­рях: в Свя­то-Дани­ло­вом, в Опти­ной пусты­ни, в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ре. Все аль­бо­мы, на кото­рых сей­час вос­пи­ты­ва­ют­ся архи­тек­то­ры и искус­ство­ве­ды, про­ил­лю­стри­ро­ва­ны дедуш­кой и папой. Думаю, боль­шое зна­че­ние для папы име­ло обще­ние с мит­ро­по­ли­том Вла­ди­мир­ским и Суз­даль­ским Евло­ги­ем (он скон­чал­ся в поза­про­шлом году). Точ­нее, позна­ко­ми­лись они, когда вла­ды­ка был еще архи­манд­ри­том, пер­вым намест­ни­ком воз­вра­щен­но­го Церк­ви Свя­то-Дани­ло­ва мона­сты­ря, но и во Вла­ди­мир папа с дедуш­кой при­ез­жа­ли к нему не раз. Думаю, буду­щий мит­ро­по­лит Евло­гий повли­ял не толь­ко на папи­но воцер­ко­в­ле­ние, но и на то, что папа вышел из пар­тии еще до того, как все ста­ли выхо­дить из нее демонстративно.

А мы с сест­рой ходи­ли в вос­крес­ную шко­лу к вла­ды­ке Пити­ри­му (Неча­е­ву). Это была пер­вая в Рос­сии вос­крес­ная шко­ла. Как толь­ко она обра­зо­ва­лась, мы туда пошли.

– Пом­нишь мит­ро­по­ли­та Питирима? 

– Боль­ше образ. Внешне очень хоро­шо его пом­ню. И какие-то сло­ва его пом­ню. Оль­га Фро­лов­на Гобзе­ва (ныне ино­ки­ня Оль­га) вела у нас в вос­крес­ной шко­ле теат­раль­ную сту­дию. Мы там гото­ви­ли празд­нич­ные кон­цер­ты к Пасхе, к Рож­де­ству. Сна­ча­ла на Пого­дин­ской, где Изда­тель­ский отдел, кото­рым руко­во­дил вла­ды­ка Пити­рим, потом в 1990 году на Свет­лой неде­ле в кино­те­ат­ре «Ново­рос­сийск», кото­рый нахо­дил­ся там, где Покров­ка пере­се­ка­ет Садо­вое коль­цо, про­хо­дил Пер­вый Все­рос­сий­ский Фести­валь пра­во­слав­но­го кино «С нами Бог». На откры­тии я читал «Умом Рос­сию не понять».

– Не было у роди­те­лей пере­ги­бов в вашем рели­ги­оз­ном воспитании? 

– По моим ощу­ще­ни­ям, нет. Ни у меня, ни у сест­ры не было про­те­ста и непри­я­тия. Роди­те­ли нико­гда не застав­ля­ли нас ходить в храм. Совсем малень­ких, есте­ствен­но, води­ли. А потом мы уже ходи­ли сами, по доб­рой воле. Был даже пери­од, когда роди­те­ли очень мно­го рабо­та­ли, и не все­гда им уда­ва­лось в вос­кре­се­нье пой­ти в храм, и я один ходил на ран­нюю литур­гию в «Боль­шое Воз­не­се­ние». В пятом клас­се. А в седь­мом начал уже там алтарничать.

Здорово, что у нас и профессиональные интересы во многом совпадают

– И не было тако­го пери­о­да, когда пере­ста­вал ходить в храм или ходил реже? 

– Нет. Испо­ве­до­вал­ся в раз­ное вре­мя у раз­ных свя­щен­ни­ков, и, навер­ное, в каж­дый пери­од моей жиз­ни мне попа­дал­ся тот свя­щен­ник, кото­рый был мне нужен. Сна­ча­ла отец Нико­лай Важ­нов – мы с роди­те­ля­ми ходи­ли к нему в храм Илии про­ро­ка в Обы­ден­ском пере­ул­ке, а потом в Зача­тьев­ский мона­стырь. Отец Миха­ил Дро­нов – дирек­тор Пра­во­слав­ной Воз­не­сен­ской гим­на­зии Она была созда­на на базе «Боль­шо­го Воз­не­се­ния» и про­су­ще­ство­ва­ла три года. Мы с сест­рой все три года там про­учи­лись: я с пер­во­го по тре­тий класс, она со вто­ро­го по чет­вер­тый. В пер­вом клас­се мы зани­ма­лись на Чистых пру­дах, во вто­ром – в Мар­фо-Мари­ин­ской оби­те­ли, где еще были мастер­ские Гра­ба­ря, а в тре­тьем – на Сре­тен­ке, рядом с мона­сты­рем. Потом гим­на­зия закры­лась, пото­му что поме­ще­ния не было, отец Миха­ил уехал в Гер­ма­нию, и я стал ходить на испо­ведь к отцу Вла­ди­сла­ву Цыпи­ну и отцу Вла­ди­ми­ру Дива­ко­ву. С тех пор я счи­таю отца Вла­ди­ми­ра сво­им духов­ни­ком, но испо­ве­до­вал­ся у него несколь­ко раз в год. Он все­гда был очень занят, поэто­му мне неудоб­но было часто к нему ходить. Чаще испо­ве­до­вал­ся у отца Владислава.

После вось­мо­го клас­са я пере­стал ходить в вос­крес­ную шко­лу, но в храм ходить не пере­ста­вал. В вос­крес­ной шко­ле у меня нико­гда не было дет­ско­го вари­ан­та. И отец Миха­ил Дро­нов зани­мал­ся с детьми как со взрос­лы­ми, и роди­те­ли все­гда при­сут­ство­ва­ли на заня­ти­ях. Он рас­ска­зы­вал про авву Доро­фея, обсуж­дал очень серьез­ные вещи, и ника­кой адап­та­ции для детей не было. И отец Вла­ди­слав Цыпин раз­би­рал с нами Сим­вол веры очень подроб­но, серьез­но – он по-дру­го­му не умеет.

Здорово, что у нас и профессиональные интересы во многом совпадают

– Когда гим­на­зия закры­лась, вы с сест­рой пере­шли в свет­скую школу? 

– В то вре­мя наши роди­те­ли нача­ли пре­по­да­вать в Ака­де­мии сла­вян­ской куль­ту­ры – она откры­лась в девя­но­стые годы. Там была идея непре­рыв­но­го обра­зо­ва­ния. В пол­ной мере ее реа­ли­зо­вать не уда­лось, но шко­ла при Ака­де­мии была, и мы там учи­лись. При­чем выпуск­ные экза­ме­ны в один­на­дца­том клас­се были одно­вре­мен­но всту­пи­тель­ны­ми экза­ме­на­ми в Ака­де­мию. Я ее и окончил.

В шко­ле и ака­де­мии была рели­ги­оз­ная состав­ля­ю­щая, был духов­ник – архи­манд­рит Иеро­ним (Кар­пов). Он сна­ча­ла слу­жил в Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ском мона­сты­ре, теперь насто­я­тель хра­ма Успе­ния на Город­ке – это рядом с монастырем.

В шко­ле был домо­вый храм, а посколь­ку с седь­мо­го клас­са я алтар­ни­чал в «Боль­шом Воз­не­се­нии», стал алтар­ни­чать и там во вре­мя бого­слу­же­ния. У нас по сре­дам – ино­гда раз в две неде­ли, ино­гда каж­дую неде­лю – слу­жи­ли литур­гию, пер­вые два уро­ка отме­ня­лись, но кто-то шел на литур­гию, а кто-то при­хо­дил к тре­тье­му уро­ку. Шко­ла не назы­ва­лась пра­во­слав­ной, и там учи­лись и неве­ру­ю­щие дети.

– Кани­ку­лы вы с сест­рой про­во­ди­ли с роди­те­ля­ми или езди­ли в лагеря?

– Один раз я ездил в лагерь от шко­лы «Плёс­ко­во». Тогда духов­ни­ком этой шко­лы был отец Мак­сим Пер­во­зван­ский, он с нами ездил. Очень хоро­шо там было, но это мой един­ствен­ный опыт дет­ско­го лаге­ря. А так с роди­те­ля­ми про­во­ди­ли кани­ку­лы. В нашем ран­нем дет­стве они сни­ма­ли дачу в Кра­то­во, а потом, когда уже пре­по­да­ва­ли в Ака­де­мии, езди­ли на прак­ти­ку со сво­и­ми сту­ден­та­ми в Вели­кий Нов­го­род и в Крым и нас с собой бра­ли. Мне все­гда нра­ви­лось ездить, ходить пеш­ком, я нико­гда не уста­вал, поэто­му все­гда лазил на все горы, куда под­ни­ма­лась мама со сту­ден­та­ми. Пом­ню, даже зале­зал на Гену­эз­скую кре­пость, на самый верх, а что­бы туда попасть, надо было залезть на ска­лу. Папа с Ирой отды­ха­ли спо­кой­нее, без тако­го экстрима.

Думаю, имен­но поэто­му я пошел по сто­пам роди­те­лей – посту­пил учить­ся на искус­ство­ве­да. С дет­ства очень мне нра­ви­лись эти сту­ден­че­ские прак­ти­ки, и я во всем ста­рал­ся участ­во­вать. Сту­ден­ты зари­со­вы­ва­ли церк­ви, дела­ли обме­ры, и я с ними рисо­вал Софию Новгородскую.

– А жена твоя одна у родителей? 

– Тоже нет. И у нее есть стар­шая сест­ра. Живет в Шве­ции. Мы дружим.

– Заме­ча­тель­но, что все такие друж­ные. И в обо­их горо­дах – Москве и Петер­бур­ге – у вас есть под­держ­ка бабу­шек и деду­шек. То есть ино­гда, несмот­ря на то, что доч­ка малень­кая, може­те схо­дить куда-то вдвоем? 

– Конеч­но. Мы этим не зло­упо­треб­ля­ем, но ино­гда про­сим их поси­деть с Сонеч­кой, а сами идем или в ресто­ран, или в музей, или в театр, или про­сто гуля­ем по Петер­бур­гу – это пре­крас­ный город для про­гу­лок. Еще до зна­ком­ства с Юлей я каж­дый год при­ез­жал сюда на кон­фе­рен­ции, а, посколь­ку несколь­ко лет пре­по­да­вал рус­ское искус­ство XVIII века, Петер­бург знаю очень хоро­шо и люб­лю его. Как и все петер­бурж­цы. Мы с Юлей очень любим гулять по цен­тру. Так­же в эти дни мно­го вре­ме­ни уде­ляю Софии: играю с ней, читаю сказ­ки. Сей­час при­вез из Моск­вы сказ­ки Андер­се­на с кар­тин­ка­ми. Я, кста­ти, так и не купил «Дет­скую Биб­лию». Решил, что, может, и не сто­ит читать ребен­ку Биб­лию в кар­тин­ках, где всё как сказка.

Здорово, что у нас и профессиональные интересы во многом совпадают

– Это свя­за­но с тем, что в вос­крес­ной шко­ле с вами зани­ма­лись как со взрослыми? 

– Навер­ное. Я смот­рел… Пра­во­слав­ных мага­зи­нов мно­го и «Дет­ских Биб­лий» мно­го, но ни одна из тех, что я видел, мне не понра­ви­лась. Смот­рю и думаю: зачем упро­щать свя­щен­ную исто­рию и делать из это­го игру? Это толь­ко мое мне­ние. Боль­шин­ство моих веру­ю­щих зна­ко­мых, у кото­рых есть дети, чита­ют им «Дет­скую Биб­лию». В том чис­ле и свя­щен­ни­ки. Но у меня тако­го жела­ния не воз­ник­ло. Ско­рее наобо­рот – я скло­нил­ся к мыс­ли, что это неиз­беж­ное упро­ще­ние того, что упро­щать не надо.

– Но как-то доч­ке о вере рассказываешь? 

– Обя­за­тель­но. Я в дет­стве, как толь­ко научил­ся читать, стал читать и жития свя­тых. Очень они мне нра­ви­лись. И Софии рас­ска­зы­ваю. При­хо­дим в храм – она спра­ши­ва­ет, кто на иконе, и я про боль­шин­ство свя­тых могу ей рас­ска­зать подроб­но. И еван­гель­ские исто­рии ей рас­ска­зы­ваю. Но не читаю вслух в крат­ком изло­же­нии для детей. Я, кста­ти, не толь­ко Свя­щен­ное Писа­ние не счи­таю нуж­ным упро­щать. Есть, напри­мер, очень упро­щен­ные сказ­ки Андер­се­на, но я тоже счи­таю, что это не нуж­но. Не нуж­но ниче­го упро­щать. Чуть под­рас­тет ребе­нок и про­чи­та­ет сам пол­ный текст. Это каса­ет­ся и ска­зок, и Биб­лии. Я так ко все­му отношусь.

– Лето вы тоже про­во­ди­те в Петербурге? 

– У нас есть дача под Шлис­сель­бур­гом. Рань­ше там толь­ко летом жили, но в поза­про­шлом году во вре­мя каран­ти­на уеха­ли туда всей семьей и обжи­ли дом, заве­ли там бла­га циви­ли­за­ции типа сти­раль­ной маши­ны. Очень хоро­шо нам там было. Рабо­тал отту­да уда­лен­но. Я с роди­те­ля­ми на даче жил толь­ко в ран­нем дет­стве, поэто­му к дач­ной рабо­те не при­учен, но мне нра­вит­ся что-то делать рука­ми. А Юлин папа чело­век очень хозяй­ствен­ный и всё уме­ет. Я с удо­воль­стви­ем у него учусь. И сто­лы дела­ли вме­сте с ним, и ска­мей­ку, и дет­ские стуль­чи­ки для Софии.

Мы с Юлей любим путе­ше­ство­вать и до пан­де­мии езди­ли мно­го и по стране, и по миру, но сей­час себя в этом огра­ни­чи­ва­ем. Думаю, когда роди­те­ли путе­ше­ству­ют с малень­ким ребен­ком, они это боль­ше дела­ют для себя. А сей­час тем более не сто­ит рис­ко­вать. Ино­гда ездим погу­лять в при­го­род, летом боль­ше вре­ме­ни про­во­дим на даче. А с даль­ни­ми поезд­ка­ми пока подождем.

Здорово, что у нас и профессиональные интересы во многом совпадают

– Не было у тебя в отно­ше­ни­ях с женой каких-то слож­но­стей, кото­рые при­хо­ди­лось преодолевать? 

– Пока, сла­ва Богу, не было. Конеч­но, у каж­до­го свой харак­тер, но когда соби­ра­ешь­ся всту­пить в брак, пони­ма­ешь, что это не для того, что­бы ты стал жить луч­ше, а для того, что­бы жить ради дру­го­го. Вряд ли после сва­дьбы будешь боль­ше отды­хать. Я это пони­мал, Юля это пони­ма­ла, поэто­му каких-то пре­пят­ствий, кото­рые при­хо­ди­лось пре­одо­ле­вать, у нас не было. Спо­ры по мело­чам быва­ют, но дого­ва­ри­ва­ем­ся. Мне кажет­ся, опас­но это для людей, для кото­рых важ­ны при­выч­ки. Еще в дет­стве мне мно­гие свя­щен­ни­ки гово­ри­ли, что с при­выч­ка­ми надо бороть­ся. Со все­ми! Я это вос­при­ни­мал бук­валь­но! Нет у меня тако­го, что упрусь и делаю толь­ко так, а не ина­че, пото­му что привычка.

Я мно­го читаю интер­вью свя­щен­ни­ков. Часто они гово­рят о выго­ра­нии. И о про­фес­си­о­наль­ном выго­ра­нии, и о выго­ра­нии отно­ше­ний. Пони­маю, что отно­ше­ния не пря­мая линия, а вол­на, но пока, к сча­стью, ника­ко­го выго­ра­ния нет.

Конеч­но, я все­гда учусь у дру­гих людей. Преж­де все­го, у сво­их роди­те­лей. Их отно­ше­ние к нам с сест­рой, когда мы были малень­ки­ми, беру за осно­ву, когда обща­юсь с Сонеч­кой. Да мно­гие люди слу­жи­ли мне при­ме­ром. Счи­таю, что надо ори­ен­ти­ро­вать­ся на людей, с кото­ры­ми встре­ча­ешь­ся в жиз­ни, пото­му что во мно­гом они луч­ше тебя. И духов­но­го опы­та у них боль­ше, и житейского.

– То, что про­фес­си­о­наль­ные инте­ре­сы у вас с женой сов­па­да­ют, помо­га­ет в отношениях? 

– Без­услов­но. Пони­маю, что мно­гих сей­час удив­лю, пото­му что так вос­при­ни­мать Гого­ля не при­ня­то, но на самом деле он был очень хоро­шим семей­ным чело­ве­ком. Да, сво­ей семьи у него не было, но он забо­тил­ся обо всех сво­их сест­рах, устра­и­вал их судь­бы. Есть чему у него поучить­ся семей­ным людям! И то, что мы с Юлей любим его не про­сто как чита­те­ли, но и в кру­гу наших науч­ных и про­фес­си­о­наль­ных инте­ре­сов нема­лое место зани­ма­ет его твор­че­ство, конеч­но, тоже сбли­жа­ет нас. Юля заве­ду­ет биб­лио­те­кой, я в Доме Гого­ля зани­мал­ся музе­я­ми, но гло­баль­но Дом Гого­ля – биб­лио­теч­ное учре­жде­ние, поэто­му биб­лио­теч­ную рабо­ту я знаю. А биб­лио­теч­ная рабо­та в Москве и биб­лио­теч­ная рабо­та в Петер­бур­ге – раз­ные вещи (Москва и Петер­бург вооб­ще силь­но отли­ча­ют­ся). И мы помо­га­ем друг дру­гу: Юля делит­ся со мной сво­им опы­том, я с ней сво­им. Для ее про­ек­тов все­гда нахо­жу науч­ных кон­суль­тан­тов, так как зна­ком со мно­ги­ми гого­ле­ве­да­ми из раз­ных стран.

Юля и в декре­те под­дер­жи­ва­ла отно­ше­ния со сво­и­ми сотруд­ни­ка­ми, что­бы оста­вать­ся в кур­се дел, а 1 мар­та она уже выхо­дит из декре­та. Конеч­но, здо­ро­во, что у нас и про­фес­си­о­наль­ные инте­ре­сы во мно­гом совпадают.

Бесе­до­вал Лео­нид Виноградов

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки