Сны, сновидения

***

Сны, сновиде́ния – при­зраки умствен­ной дея­тель­но­сти, сопро­вож­да­ю­щие состо­я­ние частич­ного само­заб­ве­ния (утраты само­со­зна­ния) во время сна.

***

 

Три рода сно­ви­де­ний^

Харак­тер снов отве­чает духов­ному состо­я­нию чело­века наяву. Вот как об этом пишет Н.Е. Пестов:

«Если чело­век не живет Богом и не имеет в себе Его Духа, то он наяву нахо­дится во власти стра­стей, при­стра­стий, бес­по­кой­ства и суеты. Иначе говоря, он нахо­дится во власти или под вли­я­нием лука­вого духа, кото­рый непре­рывно все­вает в него мысли и чув­ство­ва­ния.

То же про­дол­жает делать злой дух с чело­ве­ком и во сне. Здесь ему еще легче вла­деть душой, потому что воля чело­века ослаб­лена. Как бы насме­ха­ясь над бедной, пора­бо­щен­ной ему душой, злой дух застав­ляет ее пере­жи­вать неле­пые, иногда гряз­ные поло­же­ния, в соот­вет­ствии с той нечи­сто­той мыслей и чув­ство­ва­ний, кото­рые допус­кала душа наяву.

Вот почему святые отцы в каче­стве общего пра­вила запре­щают при­да­вать снам какое-либо зна­че­ние и тем более рас­ска­зы­вать их другим, считая их за откро­ве­ния из поту­сто­рон­него мира.

Но не то зна­че­ние будут иметь сны для людей, живу­щих живой верой и в бодр­ство­ва­нии стре­мя­щихся всегда удер­жать в себе Духа Свя­того Божия».

Пре­по­доб­ный Никита Стифат (ученик преп. Симеона Нового Бого­слова) раз­де­ляет сны на:

  1. про­стые сны,
  2. виде­ния,
  3. откро­ве­ния.

«Из того, что пред­став­ля­ется во время сна, иное есть меч­та­ние, иное виде­ние, иное откро­ве­ние.

  • Меч­та­ния суть такие сно­ви­де­ния, кото­рые не стоят неиз­мен­ными в вооб­ра­же­нии ума, но кото­рыми пред­меты пере­ме­ши­ва­ются, одни вытес­няют другие или изме­ня­ются в другие; от них ника­кой не бывает пользы, и самое меч­та­ние их исче­зает с про­буж­де­нием; их пре­зи­рать должно.
  • Виде­ния суть такие сно­ви­де­ния, кото­рые во все время стоят неиз­мен­ными, не пре­об­ра­зу­ются из одного в другое и так отпе­ча­ты­ва­ются в уме, что оста­ются на многие годы неза­бвен­ными: они пока­зы­вают испол­не­ние буду­щих вещей, достав­ляют душе пользу, при­водя ее в уми­ле­ние пред­став­ле­нием бла­го­го­вей­ных видов, и видя­щего их делают само­углуб­лен­ным и пре­тре­пет­ным от неиз­мен­ного созер­ца­ния пред­став­ля­ю­щихся уди­ви­тель­ных вещей; вни­ма­тель­ные рев­ни­тели должны счи­тать такие виде­ния дра­го­цен­ными.
  • Откро­ве­ния суть истин­ные выше вся­кого чув­ства созер­ца­ния чистей­шей и про­све­щен­ной души, пред­став­ля­ю­щие дивные некие боже­ствен­ные дела и разу­ме­ния, тай­но­вод­ство сокро­вен­ных Божиих тайн, суть наи­важ­ней­ших для нас вещей и общее при­ме­не­ние мир­ских и чело­ве­че­ских дел.

Из пере­чис­лен­ных видов сно­ви­де­ний первые свой­ственны людям чув­ствен­ным и пло­то­лю­би­вым, для кото­рых бог чрево и уко­риз­нен­ное насы­ще­ние, ум кото­рых объят тьмою, по при­чине нера­ди­вой и стра­стями истер­той жизни, и над кото­рыми изде­ва­ются бесы посред­ством меч­та­ний: вторые — ста­ра­тель­ным рев­ни­те­лям, очи­ща­ю­щим душев­ные чув­ства и чрез види­мое бла­го­де­тельно воз­во­ди­мым к пости­же­нию боже­ствен­ных вещей; третьи — совер­шен­ным, дей­ственно посе­ща­е­мым боже­ствен­ным Духом и соеди­нен­ным с Богом душой.

Не у всех людей сно­ви­де­ния бывают истинны, но у тех, ум кото­рых очищен и чув­ства душев­ные про­свет­лены, кото­рые пришли к есте­ствен­ному созер­ца­нию, у кото­рых нет попе­че­ния о житей­ских вещах, ни заботы о насто­я­щей жизни, долгие поще­ния кото­рых уста­но­ви­лись в общее воз­дер­жа­ние, а плоды и труды по Богу обрели покой во свя­ти­лище Божием в веде­нии сущего и в высшей пре­муд­ро­сти, у кото­рых жизнь Ангель­ская сокро­венна ныне в Боге и кото­рых пре­успе­ва­ние в свя­щен­ном без­мол­вии воз­вело на сте­пень про­ро­ков Церкви Божией, о кото­рых и в книге Моисея сказал Бог: аще будет пророк в вас, во сне явлюся ему, и в виде­нии воз­гла­голю к нему (Числ. 12:6), — и в книге Иоиля: и будет по сих, излию от Духа Моего на всяку плоть, и про­ре­кут сыны ваши и дщери ваши, и старцы ваши сны узрят и юноши ваши виде­ния увидят (Иоиль 2:28).

Ум, очи­щен­ный от всякой нечи­стоты, по бле­стя­щим и свет­лым разу­ме­ниям бывает для души звезд­ным небом, имея в себе Солнце правды сия­ю­щим, и свет­лые лучи бого­сло­вия испус­ка­ю­щим, в уяс­не­ние, что есть глу­бина и высота, и широта веде­ния Бога.

Приняв в недра свои эти лучи, Он изъ­яс­няет потом словом глу­бины Духа всем, име­ю­щим Духа Боже­ствен­ного в себе, обна­ру­жи­вает лукав­ство духов, и пове­дает о тайнах Цар­ствия Небес­ного».

Обра­тив­шись к Библии, мы найдем в ней все три пере­чис­лен­ных рода сно­ви­де­ний.

О про­стых снах-меч­та­ниях гово­рится в книге Иисуса, сына Сира­хова: Без­рас­суд­ные люди обма­ны­вают самих себя пустыми и лож­ными надеж­дами: кто верит снам, тот подо­бен обни­ма­ю­щему тень или гоня­ю­ще­муся за ветром; сно­ви­де­ния совер­шенно то же, что отоб­ра­же­ние лица в зер­кале (Сирах 34:1–3). О таких снах гово­рит книга Еккле­зи­а­ста: Сно­ви­де­ния бывают при мно­же­стве забот (Еккл.5:2) и про­дол­жает: во мно­же­стве слов, много суеты (Еккл.5:6).

В Библии мы встре­чаем также мно­же­ство снов-виде­ний, тре­бу­ю­щих истол­ко­ва­ния. Спо­соб­ность истол­ко­вы­вать сны по отно­ше­нию сно­ви­де­ний к буду­щим собы­тиям, конечно, была сверхъ­есте­ствен­ным даром, так как эти сны известны только един­ственно Вер­хов­ному Винов­нику их. Напри­мер, Иосиф полу­чил Боже­ствен­ное откро­ве­ние истол­ко­вать сон хле­бо­дару и вино­чер­пию (Быт.40:5–19). Не от Бога ли истол­ко­ва­ния? —сказал он им (Быт.40:8) и рас­тол­ко­вал сон; впо­след­ствии Бог при­во­дит Иосифа, чтобы он рас­тол­ко­вал сон фара­ону (Быт.41). Да и зло­клю­че­ния Иосифа, про­мыс­ли­тель­ные для его судьбы и судеб народа Божия, начи­на­ются с его отро­че­ских снов, кото­рые он тут же истол­ко­вы­вает (Быт.37:5–11). Даниил по Боже­ствен­ному вну­ше­нию напом­нил и разъ­яс­нил забы­тый сон об испо­лине на гли­ня­ных ногах Наву­хо­до­но­сору (Дан.2).

Зна­ме­на­те­лен и сон жены Понтия Пилата. Перед казнью Спа­си­теля она гово­рила Пилату: Не делай ничего пра­вед­нику тому, потому что я ныне во сне много постра­дала за Него (Мф.27:19).

Нако­нец, к снам — откро­ве­ниям мы без сомне­ния можем отне­сти виде­ние Иако­вом таин­ствен­ной лест­ницы, соеди­няв­шей небо с землею, по кото­рой схо­дили и нис­хо­дили ангелы Божии, а наверху стоял сам Гос­подь (Быт.28:10–16). Этот сон, несо­мненно, сви­де­тель­ство­вал о неусып­ном Про­мысле Божием, о мире и чело­веке, о том, что ангелы суть слу­жи­тели Божии между людьми и что сам Гос­подь есть вер­хов­ный Вла­дыка и Про­мыс­ли­тель всего сотво­рен­ного.

В Новом Завете, в первой же главе пер­вого из Еван­ге­лий, мы встре­чаем сон-откро­ве­ние пра­вед­ного Иосифа, усо­мнив­ше­гося в дев­стве Пре­чи­стой Девы. Когда он помыс­лил это, — се, Ангел Гос­по­день явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Дави­дов! не бойся при­нять Марию, жену твою, ибо родив­ше­еся в Ней есть от Духа Свя­таго (Мф.1:20–23). Волхвы полу­чили во сне откро­ве­ние не воз­вра­щаться к Ироду (Мф.2:12), а после их ухода Ангел Гос­по­день явля­ется во сне Иосифу и гово­рит: встань, возьми Мла­денца и Матерь Его и

беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Мла­денца, чтобы погу­бить Его (Мф.2:13). Нако­нец, по смерти Ирода Ангел еще дважды явля­ется Иосифу во сне — сперва с вестью о смерти Ирода и пове­ле­нием вер­нуться в землю Изра­и­леву, а затем с ука­за­нием посе­литься в Гали­лее (Мф.2:19–22). Так через сны Гос­подь являет Свою волю о спа­се­нии всего мира, вер­шину Боже­ствен­ного Про­мысла.

Как отно­ситься к снам^

Свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) подробно разъ­яс­няет нам свя­то­оте­че­ские прин­ципы отно­ше­ния к снам, харак­тер снов и «тех­нику без­опас­но­сти». После­дуем за его мыслью, выде­лив шриф­том важные для нас выводы.

«Во время сна чело­ве­че­ского состо­я­ние спя­щего чело­века устро­ено Богом так, что весь чело­век нахо­дится в полном отдох­но­ве­нии. Это отдох­но­ве­ние так полно, что чело­век во время его теряет созна­ние своего суще­ство­ва­ния, при­хо­дит в само­заб­ве­ние. Во время сна всякая дея­тель­ность, сопря­жен­ная с трудом и про­из­во­ди­мая про­из­вольно под управ­ле­нием разума и воли, пре­кра­ща­ется… в душе про­дол­жают пло­диться мысли, меч­та­ния и чув­ство­ва­ния, но не в зави­си­мо­сти от разума и про­из­вола, а по дей­ствию бес­со­зна­тель­ному есте­ства. Из таких меч­та­ний, сопро­вож­да­е­мых свой­ствен­ным мыш­лен­нем и ощу­ще­ни­ями, состав­ля­ется сно­ви­де­ние. Оно часто бывает стран­ным, как не при­над­ле­жа­щее к системе про­из­воль­ных и наме­рен­ных меч­та­ний и раз­мыш­ле­ний чело­века, но явля­ю­ще­еся само­про­из­вольно и само­нравно по закону и тре­бо­ва­нию есте­ства. Иногда сно­ви­де­ние носит на себе несвяз­ный отпе­ча­ток про­из­воль­ных раз­мыш­ле­ний и меч­та­ний, а иногда оно бывает послед­ствием нрав­ствен­ного настро­е­ния. Таким обра­зом сно­ви­де­ние само по себе не может и не должно иметь ника­кого зна­че­ния. Смешно же и вполне нело­гично жела­ние неко­то­рых видеть в бред­нях сно­ви­де­ний своих пред­ска­за­ние своей будущ­но­сти или будущ­но­сти других или какое-нибудь другое зна­че­ние. Как быть тому, на суще­ство­ва­ние чего нет ника­кой при­чины?»

Но свя­ти­тель сле­дует и дальше: ведь сны — это не просто ари­сто­те­лев­ские «фан­та­зии», а нечто более глу­бо­кое.

«Демоны, имея доступ к душам нашим во время бодр­ство­ва­ния нашего, имеют его и во время сна. И во время сна они иску­шают нас грехом, при­ме­ши­вая к нашему меч­та­нию свое меч­та­ние. Также, усмот­рев в нас вни­ма­ние ко снам, они ста­ра­ются при­дать нашим снам зани­ма­тель­ность, а в нас воз­бу­дить к этим бред­ням боль­шее вни­ма­ние, ввести нас мало-помалу в дове­рие к ним». Видите, какая страш­ная ловушка может под­сте­ре­гать нас через наши сны! А свя­ти­тель раз­ви­вает мысль о дове­рии снам: «Такое дове­рие всегда сопря­жено с само­мне­нием, а само­мне­ние делает наш умствен­ный взгляд на нас самих ложным, отчего вся дея­тель­ность наша лиша­ется пра­виль­но­сти; это-то демо­нам и надо. Пре­уе­пев­шим в само­мне­нии демоны начи­нают являться в виде анге­лов света, в виде муче­ни­ков и пре­по­доб­ных, даже в виде Божией Матери и Самого Христа, убла­жают их житель­ство, обе­щают им венцы небес­ные, этим воз­во­дят на высоту само­мне­ния и гор­дыни. Такая высота есть вместе и поги­бель­ная про­пасть. Нам надо знать и знать, что в нашем состо­я­нии, еще не обнов­лен­ном бла­го­да­тию, мы неспо­собны видеть иных сно­ви­де­ний, кроме состав­ля­е­мых бредом души и наве­том демо­нов. Как во время состо­я­ния бод­ро­сти посто­янно и непре­станно воз­ни­кают в нас помыслы и меч­та­ния из пад­шего есте­ства или при­но­сятся демо­нами, так и во время сна мы видим только мечты по дей­ствию пад­шего есте­ства и по дей­ствию демо­нов».

Но свя­ти­тель при­знает, что даже в падшем, негод­ном состо­я­нии наших душ могут быть нам даны сно­ви­де­ния, для души полез­ные.

«Как уте­ше­ние наше во время бодр­ство­ва­ния нашего состоит из уми­ле­ния, рож­да­ю­ще­гося от созна­ния грехов своих, от вос­по­ми­на­ния о смерти и о суде Божием — только эти помыслы воз­ни­кают в нас от живу­щей в нас бла­го­дати Божией, насаж­ден­ной святым кре­ще­нием, и при­но­сятся нам Анге­лами Божи­ими, сооб­разно нашему состо­я­нию каю­щихся, так и во сне, весьма редко, при край­ней нужде, пред­став­ляют нам Ангелы Божии или кон­чину нашу, или адскую муку, или гроз­ный при­с­мерт­ный и загроб­ный суд. От таких сно­ви­де­ний мы при­хо­дим к страху Божию, к уми­ле­нию, к плачу о себе. Но такие сно­ви­де­ния даются весьма редко подвиж­нику или даже и явному и лютому греш­нику по осо­бен­ному неве­до­мому смот­ре­нию Божию; даются весьма редко не по ску­по­сти к нам Боже­ствен­ной бла­го­дати – нет! По той при­чине, что все слу­ча­ю­ще­еся с нами вне общего порядка при­во­дит нас в само­мне­ние и колеб­лет в нас сми­ре­ние, столько необ­хо­ди­мое для нашего спа­се­ния».

Свя­ти­тель Игна­тий объ­яс­няет, почему нельзя воз­ла­гать свое упо­ва­ние на сны:

«Воля Божия, в испол­не­нии кото­рой заклю­ча­ется спа­се­ние чело­века, изоб­ра­жена в Свя­щен­ном Писа­нии так ясно, так сильно, так подробно, что содей­ствие спа­се­нию чело­ве­ков нару­ше­нием общего порядка дела­ется наи­бо­лее излиш­ним и ненуж­ным. Про­сив­шему вос­кре­ше­ния мерт­вецу и посла­ния его к бра­тиям для уве­ща­ния их к пере­ходу с широ­кого пути на тесный ска­зано: у них есть Моисей и про­роки; пусть слу­шают их. Когда же про­сив­ший воз­ра­зил: нет, отче Авра­аме, но если кто из мерт­вых придет к ним, пока­ются, — то полу­чил в ответ: если Моисея и про­ро­ков не слу­шают, то если бы кто и из мерт­вых вос­крес, не пове­рят. (Лк.16:29–31).

Опыт пока­зал, что многие, спо­до­бив­ши­еся во сне виде­ния мытарств, Страш­ного суда и других загроб­ных ужасов, были потря­сены виде­нием на крат­кое время, потом рас­се­я­лись, забыли о виден­ном и вели жизнь бес­печ­ную; напро­тив того, не имев­шие ника­ких виде­ний, но поучав­ши­еся тща­тельно в законе Божием посте­пенно пришли в страх Божий, достигли духов­ного пре­успе­я­ния и в радо­сти, рож­да­е­мой изве­ще­нием спа­се­ния, пере­шли из земной юдоли скор­бей в бла­жен­ную веч­ность».

Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник в при­бав­ле­нии к Слову 3‑му своей «Лествицы» учит:

«Пре­об­ра­зу­ются демоны в анге­лов света, при­ни­мают на себя часто образ муче­ни­ков и в сно­ви­де­ниях пока­зы­вают нам обще­ние наше с ними, а про­бу­див­шихся погру­жают в радость и воз­но­ше­ние. Это да будет тебе при­зна­ком пре­ле­сти (бесов­ского обо­льще­ния). Святые Ангелы пока­зы­вают муку, суть смерть, от чего мы, проснув­шись, испол­ня­емся тре­пета и сето­ва­ния. Если начнем поко­ряться бесам в сно­ви­де­ниях, то они начнут изде­ваться над нами и в бодр­ствен­ном состо­я­нии. Веру­ю­щий сно­ви­де­ниям вполне неис­ку­сен, а неве­ру­ю­щий ника­кому сну — истинно любо­мудр. Дове­ряй только тем снам, кото­рые воз­ве­щают тебе муку и суд, если же по при­чине их зачнет тебя тре­во­жить отча­я­ние, то и такие сны от бесов».

«Можно ли верить снам? — на этот вопрос свя­ти­тель Феофан Затвор­ник отве­чает: — Лучше не верить, потому что враг и наяву много пустя­ков наве­вает в голову, а во сне это ему еще удоб­нее. Если какие сны сбы­ва­ются, то по сбытии бла­го­да­рите Гос­пода за милость».

А вот как сум­ми­рует «тех­нику без­опас­но­сти» в отно­ше­нии к снам Н.Е.Пестов:

«Для нас… нахо­дя­щихся в зна­чи­тель­ной мере еще под вли­я­нием лука­вого духа, имеет при­ло­же­ние выше­упо­мя­ну­тое пра­вило св. отцов — не при­да­вать зна­че­ния обыч­ным снам.

Однако поскольку по мило­сти Божией мы часто видим и чув­ствуем Божие вра­зум­ле­ние себе наяву, то и над неко­то­рыми снами сле­дует, может быть, заду­мы­ваться и попро­бо­вать их уяс­нить себе: не обли­чает ли Гос­подь меня в этом сне в каком-либо грехе, при­стра­стии или сла­бо­сти; не хочет ли Он в чем-либо вра­зу­мить меня или предо­сте­речь от чего-либо?

Конечно, все свои сны мы должны сохра­нять в тайне. Лишь духов­ному отцу, или старцу, или опыт­ному в духов­ной жизни лицу можно рас­ска­зы­вать сны для того, чтобы полу­чить разъ­яс­не­ние тех из них, за кото­рыми мы почув­ствуем особое зна­че­ние.

…Как в отно­ше­нии суж­де­ния о снах — явля­ются ли они бла­го­дат­ными или от лука­вого, так и в отно­ше­нии вообще всех сверхъ­есте­ствен­ных явле­ний у иноков Ста­рого Афона есть пра­вило: «Не прини­май и не отвер­гай».

Это мудрое пра­вило спа­сает чело­века от гор­до­сти и пре­воз­но­ше­ния, если такие явле­ния он будет при­пи­сы­вать бла­го­дати; а также спасет и от хулы на бла­го­дать, если дей­стви­тельно имело место про­яв­ле­ние бла­го­дати».

И уж совсем просто и внятно пояс­няет пра­вила отно­ше­ния к сно­ви­де­ниям свя­щен­ник Гри­го­рий Дья­ченко, вели­кий попу­ля­ри­за­тор цер­ков­ного учения начала XX сто­ле­тия:

  1. Если сны побуж­дают нас к добру и удер­жи­вают от зла, то счи­тайте эти сны пер­стом Божиим, ука­зы­ва­ю­щим вам на небо и откло­ня­ю­щим вас от дороги к аду.
  2. Если же вы не уве­рены или не имеете разум­ной при­чины думать, что сон про­ис­хо­дит от Бога, в осо­бен­но­сти если сон каса­ется не важных, без­раз­лич­ных пред­ме­тов, тогда нет надоб­но­сти обра­щать вни­ма­ние на сны и устро­ять по ним свои дей­ствия; будьте осто­рожны, дабы, обра­щая вни­ма­ние на каждый сон, не сде­латься суе­вер­ными и не под­пасть опас­но­сти согре­шить.
  3. Если, нако­нец, сон соблаз­няет чело­века на грех, то он есть след­ствие нашего испор­чен­ного, рас­стро­ен­ного вооб­ра­же­ния, нашей фан­та­зии, или же он про­ис­хо­дит от того, от кого да сохра­нит нас Бог Своею бла­го­да­тию, т.е. от диа­вола.

О чем могут рас­ска­зать нам есте­ствен­ные чело­ве­че­ские сны^

Это те сно­ви­де­ния, на тол­ко­ва­нии кото­рых осно­вы­ва­ются прак­ти­че­ски все сон­ники, пыта­ясь истол­ко­вать сно­ви­де­ния как внеш­ние сим­волы и при­вя­зать их к реаль­ным собы­тиям нашей жизни. Именно поэтому они оши­ба­ются. Сны из нашей повсе­днев­ной жизни, или дру­гими сло­вами быто­вые сны, «сны-меч­та­ния», пока­зы­вают устро­е­ние нашей соб­ствен­ной души, поскольку здесь нет вли­я­ний боже­ствен­ной или демо­ни­че­ской при­роды. Здесь наша соб­ствен­ная душа творит свои фан­та­зии, кото­рые созвучны ее при­роде на данный момент.

Святой пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский сове­то­вал исполь­зо­вать такие сны для оценки своего душев­ного состо­я­ния: «Если хочешь себя узнать в точ­но­сти, каков ты, какие у тебя недо­статки, при­вычки, стра­сти, пороки, — заме­чай свои сны, когда спишь днем и ночью, заме­чай их по воз­мож­но­сти все и ты полу­чишь кар­тину, или отго­ло­сок душев­ного твоего направ­ле­ния, дур­ного и хоро­шего, и, узнавши себя, немед­ленно ста­райся испра­вить свои недо­статки и как серпом сре­зать гре­хов­ные пле­велы».

При­мерно о том же гово­рит и Ева­грий Монах (в «Доб­ро­то­лю­бии»): «Есте­ствен­ные телес­ные во сне дви­же­ния, без меч­та­ний срам­ных, пока­зы­вают, что душа неко­то­рым обра­зом здо­рова. Спле­те­ние же таких меч­та­ний есть при­знак болезни души. При­знаки бес­стра­стия опре­де­ля­ются днем посред­ством помыс­лов, а ночью посред­ством сно­ви­де­ний».

Но самое подроб­ное объ­яс­не­ние такой оценки сно­ви­де­ний мы нахо­дим у пре­по­доб­ного Никиты Сти­фата. «Тща­тель­ный может и по сно­ви­де­ниям уга­ды­вать дви­же­ния и рас­по­ло­же­ния души, и соот­вет­ственно тому направ­лять попе­че­ние об устро­е­нии своего духов­ного состо­я­ния. Ибо по настро­е­нию внут­рен­него чело­века и его забот бывают и телес­ные дви­же­ния и душев­ные меч­та­ния. Кто имеет душу веще­ство­лю­би­вую и сла­сто­лю­би­вую, тому меч­та­ются стя­жа­ния вещей и денеж­ные при­бытки, также жен­ские лица и страст­ные объ­я­тия, от кото­рых слу­ча­ется с ним осквер­не­ние плоти и одежды. У кого душа любо­с­тя­жа­тельна и среб­ро­лю­бива, тот и во сне видит всегда золото: то взыс­ки­вает уплаты, то умно­жает про­центы, το прячет добы­тое в кла­до­вую, то будто осуж­да­ется как неми­ло­серд­ный. Кто гнев­лив и завист­лив, тому пред­став­ля­ется, будто за ним гонятся звери или ядо­ви­тые пре­смы­ка­ю­щи­еся, и он испы­ты­вает вели­кие ужасы и страхи. У кого тще­сла­вием напы­щена душа, — тому меч­та­ются добрая о нем молва, шумные ему встречи народ­ные, пред­ло­же­ние ему или полу­че­ние им какого-либо чина и началь­ства. У кого душа горда и само­мне­нием напол­нена, тот видит себя разъ­ез­жа­ю­щим на бле­стя­щих колес­ни­цах или лета­ю­щим на кры­льях по воз­духу, а других всех тре­пе­щу­щими пред вели­ко­стью власти его. Равным обра­зом и бого­лю­би­вый чело­век, как рев­ност­ный о делах доб­ро­де­тели и неуто­ми­мый в подви­гах бла­го­че­стия, имея душу чистую от при­стра­стия к веще­ствен­ному, видит во сне или испол­не­ние буду­щих вещей, или откро­ве­ние страш­ных виде­ний, про­сы­па­ясь, всегда нaxo­дит себя моля­щимся в уми­ле­нии и мирном устро­е­нии души и тела, со сле­зами на лани­тах и с бесе­дою с Богом в устах».

Пре­по­доб­ный Симеон Новый Бого­слов гово­рит: «Чем душа занята и о чем гово­рит наяву, о том меч­тает или фило­соф­ствует она и во сне: про­во­дит весь день в забо­тах о делах чело­ве­че­ских, об них же суе­тится она и в сно­ви­де­ниях; если же она все время поуча­ется в вещах боже­ствен­ных и небес­ных, то и во время сна она входит в них же и умуд­ря­ется виде­ни­ями».

Во сне, когда созна­ние спит или дрем­лет, всту­пает в силу то, чего мы не осо­знаем и не вос­при­ни­маем наяву. Свя­щен­ник Алек­сандр Ель­ча­ни­нов так сум­ми­рует это в своих «Запи­сях»: «Во сне, когда гаснет наше нор­маль­ное созна­ние, исче­зает кон­троль над собой; когда мы вполне искренни и ничего не сты­димся — тогда всплы­вают из глубин под­со­зна­тель­ные пер­вич­ные основы нашего суще­ства, обна­жа­ются самые глу­бо­кие пласты души, и мы больше, чем когда-либо, явля­емся самими собой. Типич­ные для наших снов образы, виде­ния и душев­ные состо­я­ния — есть самые верные, ничем не скры­тые про­яв­ле­ния нашей насто­я­щей лич­но­сти.

Конечно, тут нужно раз­ли­чать и чисто пси­хо­ло­ги­че­ские фено­мены (как молитвы и пес­но­пе­ния после длин­ных цер­ков­ных служб), а также — просто вли­я­ние нашей физио­ло­гии, кото­рой мы так под­властны, напри­мер, кош­мар­ные виде­ния при болезни печени. Но при доста­точно объ­ек­тив­ной и умелой оценке харак­тер и сущ­ность наших сно­ви­де­ний могут много помочь в позна­нии себя и на многое в себе открыть глаза».

***

Следуя св. Гри­го­рию Нис­скому, сно­ви­де­ния есть «некие при­зраки умствен­ной дея­тель­но­сти», «некие подо­бия быв­шего наяву и отго­лоски про­из­ве­ден­ного чув­ством и мыслью».

«Во время сна чело­ве­че­ского состо­я­ние спя­щего чело­века устро­ено Богом так, что весь чело­век нахо­дится в полном отдох­но­ве­нии. Это отдох­но­ве­ние так полно, что чело­век во время его теряет созна­ние своего суще­ство­ва­ния, при­хо­дит в само­заб­ве­ние, – гово­рит св. Игна­тий Брян­ча­ни­нов. – …Во время сна всякая дея­тель­ность, сопря­жен­ная с трудом и про­из­во­ди­мая про­из­вольно под управ­ле­нием разума и воли, пре­кра­ща­ется: пре­бы­вает та дея­тель­ность, кото­рая необ­хо­дима для суще­ство­ва­ния и не может быть отде­лена от него… В душе про­дол­жают пло­диться мысли, меч­та­ния и чув­ство­ва­ния, но не в зави­си­мо­сти от разума и про­из­вола, а по бес­со­зна­тель­ному дей­ствию есте­ства. Из таких меч­та­ний, сопро­вож­да­е­мых свой­ствен­ным мыш­ле­нием и ощу­ще­ни­ями, состав­ля­ется сно­ви­де­ние».

Во сне, также как и во время бодр­ство­ва­ния, чело­век открыт иску­ше­нию падших духов. Пра­во­слав­ные подвиж­ники счи­тают, что падшие духи исполь­зуют сно­ви­де­ния для вызы­ва­ния осо­бого дове­рия к себе, для вве­де­ния чело­века на путь пре­ле­сти.

«Демоны, имея доступ к душам нашим во время бодр­ство­ва­ния нашего, имеют его и во время сна, – гово­рит св. Игна­тий Брян­ча­ни­нов. – И во время сна они иску­шают нас грехом, при­ме­ши­вая к нашему меч­та­нию свое меч­та­ние. Также, усмот­рев в нас вни­ма­ние ко снам, они ста­ра­ются при­дать нашим снам зани­ма­тель­ность, а в нас воз­бу­дить к этим бред­ням боль­шее вни­ма­ние, ввести нас мало-помалу в дове­рие к ним». Поэтому пра­во­слав­ный подвиж­ник совер­шенно не должен обра­щать вни­ма­ние на сны, чтобы не под­пасть вли­я­нию падших духов.

«Никто в про­дол­же­ние дня не пред­став­ляй себе в уме слу­ча­ю­щихся во сне меч­та­ний; ибо и то есть в наме­ре­нии бесов, чтобы сно­ви­де­ни­ями осквер­нять нас бодр­ству­ю­щих», – учит св. Иоанн Лествич­ник.

Бла­жен­ный Диадох Фоти­кий­ский назы­вает неве­рие снам «вели­кой доб­ро­де­те­лью», при­зы­вая: «совер­шенно не верить ника­кому сон­ному меч­та­нию. Ибо сны наи­боль­шей частью бывают не что иное, как идолы помыс­лов, игра вооб­ра­же­ния или бесов­ские над нами нару­га­ния и забавы».

«Когда будешь верить снам, то, точно, немуд­рено впасть в пре­лесть. Святые отцы совсем отвер­гают и велят не верить снам, нам страст­ным и само­мни­тель­ным. Вместо того чтобы сму­щаться о пустой мечте, надобно смот­реть свои грехи и всегда себя уко­рять за неис­прав­ле­ние и сми­ряться, чем при­вле­чешь на себя помощь Божию», – гово­рит святой Мака­рий Оптин­ский.

«Более же всего осте­ре­гайся верить твоим снам и сно­ви­де­ниям, ста­райся забы­вать их и не при­пи­сы­вай им ника­кого зна­че­ния», – учит св. Амвро­сий Оптин­ский.

из книги “Сно­ви­де­ния. Жизнь души во сне”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки