Эффект Серафима. Как переделать ближнего при условии, что это невозможно

Эффект Серафима. Как переделать ближнего при условии, что это невозможно

(7 голосов4.4 из 5)

Тезис первый: 

И цер­ков­ное уче­ние, и прак­ти­че­ская пси­хо­ло­гия схо­дят­ся в том, что насиль­но изме­нить дру­го­го чело­ве­ка к луч­ше­му не получится. 
 
Когда я толь­ко при­шел в Цер­ковь, одним из глав­ных моих вопро­сов о Боге был сле­ду­ю­щий: поче­му Бог не изме­нит серд­ца людей так, что­бы все мы ста­ли доб­ры­ми, люби­ли друг дру­га, что­бы исчез­ли из мира жесто­кость, зависть, жад­ность и все-все-все пло­хое? Ведь Бог — все­мо­гу­щий. И Бог хочет, что­бы все люди ста­ли доб­ры­ми, чест­ны­ми и любя­щи­ми. В чем же проблема? 
Ока­за­лось — не может. Ока­за­лось, чело­век настоль­ко сво­бо­ден в сво­ем выбо­ре меж­ду доб­ром и злом, что никто не спо­со­бен заста­вить его изме­нить этот выбор. Даже все­мо­гу­щий Бог оста­вил это реше­ние на усмот­ре­ние само­го чело­ве­ка и дал ему воз­мож­ность само­му решать свою судь­бу. «Если Бог все­мо­гущ, может ли Он создать такой тяже­лый камень, что и сам его не поды­мет?» — до рево­лю­ции этой каверз­ной загад­кой ста­ви­ли в тупик не­отесанных нович­ков шкод­ли­вые семи­на­ри­сты. Если не может сотво­рить, зна­чит, не все­мо­гущ; если сотво­рит, но не поды­мет, все рав­но — не все­мо­гущ. На эту загад­ку суще­ству­ет исчер­пы­ва­ю­щий, хотя и неожи­дан­ный ответ: Бог не толь­ко может создать такой камень, но — уже создал его. Камень этот — человек. 
Бог сотво­рил чело­ве­ка для радо­сти и люб­ви. Но отве­тить на любовь может лишь тот, кто сво­бо­ден в сво­ем выборе.
 
И Бог дал чело­ве­ку эту уди­ви­тель­ную воз­мож­ность — любить или не любить сво­е­го Созда­те­ля. Так в огром­ном сотво­рен­ном Им мире, кото­рый пол­но­стью под­чи­нял­ся сво­е­му Твор­цу, вдруг появи­лась тер­ри­то­рия, над кото­рой Он не име­ет вла­сти. Это — серд­це чело­ве­ка, кото­рое толь­ко он сам может напол­нить любо­вью к Богу. Но так же сво­бод­но может и отка­зать­ся от этой любви.
Вот на этой-то непод­власт­ной Богу тер­ри­то­рии и рож­да­ет­ся зло как резуль­тат сво­бо­ды, невер­но упо­треб­лен­ной чело­ве­ком. Зло не име­ет сущ­но­сти, пото­му что оно не сотво­ре­но Богом. Тьма — это все­го лишь отсут­ствие све­та, а холод — отсут­ствие теп­ла. Так и зло — не отдель­ная кате­го­рия бытия, про­ти­во­сто­я­щая доб­ру, а про­сто — отсут­ствие добра там, куда чело­век не поз­во­лил вой­ти Богу. Поэто­му силой уни­что­жить зло невоз­мож­но, как невоз­мож­но сте­реть с зем­ли тень. Зло — это мрак, кото­рый живет в серд­цах людей, не жела­ю­щих впу­стить в себя свет Божи­ей люб­ви. Но если бы Бог насиль­но изгнал этот мрак из чело­ве­че­ской души, то люди пере­ста­ли бы быть людь­ми и пре­вра­ти­лись бы в бла­го­че­сти­вых зом­би, в авто­ма­ты, жест­ко запро­грам­ми­ро­ван­ные на доб­ро и послу­ша­ние Богу. И ни о какой люб­ви тогда уже не мог­ло бы быть речи, пото­му что робо­ты не могут любить.

А там, где даже Бог не нару­ша­ет чело­ве­че­ской сво­бо­ды, дру­гие люди тем более не могут ее нару­шить. Тако­ва реаль­ность, в кото­рой мы все суще­ству­ем. И в кото­рой каж­до­му из нас вре­мя от вре­ме­ни очень хочет­ся испра­вить кого-нибудь из окру­жа­ю­щих нас людей, сде­лать их более удоб­ны­ми в обще­нии, одни каче­ства харак­те­ра убрать, а дру­гие наобо­рот — при­ба­вить и уси­лить. Пото­му что в нынеш­нем сво­ем состо­я­нии эти люди меша­ют нам жить. При этом доволь­но про­стую мысль о том, что и сами мы тоже дале­ко не иде­аль­ны и тоже можем кому-то здо­ро­во мешать сво­и­ми недо­стат­ка­ми и сла­бо­стя­ми, поче­му-то быва­ет очень труд­но сов­ме­стить с пре­тен­зи­я­ми к другим.

Тезис второй: 

Любые попыт­ки испра­вить дру­го­го чело­ве­ка вопре­ки его соб­ствен­ной воле закан­чи­ва­ют­ся пря­мым при­нуж­де­ни­ем или мани­пу­ля­ци­ей. В резуль­та­те этот чело­век полу­ча­ет трав­му, а жела­е­мо­го резуль­та­та нет.

Вот с таким при­мер­но запро­сом к пси­хо­ло­гам на при­ем при­хо­дит мно­же­ство людей — с прось­бой сде­лать так, что­бы близ­кий или зна­чи­мый чело­век стал более вни­ма­тель­ным и чут­ким, пере­стал гне­вать­ся и орать по любо­му пово­ду, бро­сил пить, пре­кра­тил уны­вать и тре­во­жить­ся… Вари­ан­ты могут быть самые раз­ные, но суть в подоб­ных слу­ча­ях все­гда сво­дит­ся к про­сто­му поже­ла­нию: помо­ги­те изме­нить другого. 

Ино­гда за этим сто­ит серьез­ная про­блем­ная ситу­а­ция, напри­мер, когда кто-то из чле­нов семьи зло­упо­треб­ля­ет алко­го­лем или при­ме­ня­ет наси­лие. А ино­гда — про­сто чрез­мер­ная иде­а­ли­за­ция, неже­ла­ние при­ни­мать людей таки­ми, какие они есть, как об этом пелось в ста­рой песне: «Если я тебя при­ду­ма­ла, стань таким, как я хочу». Впро­чем, если чело­век дей­стви­тель­но стра­да­ет от тако­го несо­от­вет­ствия реаль­но­сти и сво­их ожи­да­ний, это тоже — вполне реаль­ная душев­ная боль, кото­рую ни в коем слу­чае нель­зя обес­це­ни­вать, что­бы не при­чи­нить еще боль­ших стра­да­ний. Поэто­му пси­хо­ло­ги рабо­та­ют с любы­ми запро­са­ми тако­го рода. Одна­ко каж­дый раз эта рабо­та начи­на­ет­ся с объ­яс­не­ния при­шед­ше­му про­стой исти­ны: невоз­мож­но изме­нить дру­го­го чело­ве­ка вопре­ки его воле. Имен­но в этой нашей осо­бен­но­сти мак­си­маль­но про­яв­ля­ет себя как вели­чие, так и дра­ма­тизм чело­ве­че­ско­го бытия. Каж­дый из нас может изме­нить себя толь­ко сам. Наша сво­бо­да в этом смыс­ле непри­кос­но­вен­на настоль­ко, что даже Бог не нару­ша­ет ее, ожи­дая наше­го осо­знан­но­го согла­сия на такие пере­ме­ны. И уж тем более не в состо­я­нии вторг­нуть­ся в эту запо­вед­ную область дру­гие люди — род­ствен­ни­ки, пси­хо­ло­ги, началь­ни­ки. Вер­нее, попы­тать­ся сде­лать это, конеч­но, мож­но. Но ни к чему хоро­ше­му такие попыт­ки гаран­ти­ро­ван­но не приведут. 

Дело в том, что любой хит­рый лай­фх­ак здесь неиз­беж­но сво­дит­ся к одно­му из двух вариантов: 

1. Пря­мое при­нуж­де­ние. Так, в армии моло­до­го бой­ца очень быст­ро отуча­ют от цело­го ряда вред­ных при­вы­чек про­сто пото­му, что за них немед­лен­но и жест­ко наказывают. 

2. Мани­пу­ля­ция, или скры­тое при­нуж­де­ние через лесть, вину, жалость, страх и т. п. Напри­мер, мож­но вызвать у дру­го­го чело­ве­ка чув­ство вины и соб­ствен­ной ник­чем­но­сти, что­бы полу­чить над ним кон­троль и сде­лать послуш­ным испол­ни­те­лем сво­ей воли, как это слу­чи­лось с неза­дач­ли­вым ста­ри­ком из зна­ме­ни­той пуш­кин­ской сказ­ки про Золо­тую рыбку. 

Одна­ко эти спо­со­бы тоже не меня­ют лич­ност­ных качеств чело­ве­ка. Они поз­во­ля­ют изме­нить лишь его пове­де­ние, угне­тая волю и бло­ки­руя его под­лин­ные чув­ства. Внешне это может быть вполне похо­же на жела­е­мую пере­ме­ну. Но в сущ­но­сти при­нуж­да­ю­щий к изме­не­ни­ям полу­чит рядом с собой либо послуш­но­го вяло­го раба с потух­шим взгля­дом, либо — сгу­сток рас­ту­щей зло­сти, сжа­тую до пре­де­ла пру­жи­ну подав­ля­е­мых до поры чувств, кото­рая рано или позд­но рас­пря­мит­ся с непред­ска­зу­е­мы­ми последствиями. 

Прав­да, есть и еще один спо­соб, к кото­ро­му люди доволь­но часто при­бе­га­ют. Это — магия, кол­дов­ство. Тут жела­ю­щим изме­нить дру­го­го чело­ве­ка пред­ла­га­ет­ся целый спектр оккульт­ных услуг — от любов­ных при­во­ро­тов и под­ли­ва­ния «наго­во­рен­ной» водич­ки в суп алко­го­ли­ку до заго­во­ров на сглаз и пор­чу. Дей­ству­ет ли магия на самом деле, или все это лишь суе­вер­ные выдум­ки — вопрос отдель­ный и здесь мы его обсуж­дать не ста­нем. Со всей оче­вид­но­стью мож­но ска­зать лишь, что по спо­со­бу при­ме­не­ния подоб­ные «мето­ды» так­же отно­сят­ся к кате­го­рии скры­то­го при­нуж­де­ния — манипуляции. 

И пси­хо­лог в мяг­кой фор­ме объ­яс­ня­ет чело­ве­ку с запро­сом на изме­не­ние ближ­не­го, что он — не армей­ский стар­ши­на, не кон­суль­тант по мани­пу­ля­ци­ям и не вол­шеб­ник. Что как про­фес­си­о­нал он может помо­гать лишь тому, кто сам обра­тил­ся к нему за этой помощью. 

Далее перед кли­ен­том и пси­хо­ло­гом сто­ит весь­ма инте­рес­ная зада­ча. Им вме­сте пред­сто­ит пере­фор­му­ли­ро­вать запрос таким обра­зом, что­бы он отно­сил­ся уже не к дру­го­му чело­ве­ку, а к само­му кли­ен­ту, к его про­бле­мам и потреб­но­стям. Вер­нее, менять фор­му­ли­ров­ку будет сам кли­ент, а пси­хо­лог лишь помо­га­ет ему в этом, объ­яс­няя, как в ито­ге дол­жен зву­чать такой запрос. В ито­ге вме­сто пер­во­на­чаль­но­го вари­ан­та, напри­мер, «как сде­лать, что­бы муж не рас­пре­де­лял наш семей­ный бюд­жет в оди­ноч­ку?», появ­ля­ет­ся новый запрос, уже не про мужа, а про саму обра­тив­шу­ю­ся с про­бле­мой жен­щи­ну: «что меша­ет мне насто­ять на моем уча­стии в рас­пре­де­ле­нии наше­го обще­го с мужем семей­но­го бюд­же­та?». И уже по тако­му уточ­нен­но­му запро­су начи­на­ет­ся выяс­не­ние пси­хо­ло­ги­че­ских при­чин, не поз­во­ля­ю­щих энер­гич­ной, обра­зо­ван­ной и хоро­шо зара­ба­ты­ва­ю­щей жен­щине актив­но участ­во­вать в обсуж­де­нии с мужем пла­нов на сов­мест­ное про­ве­де­ние отпус­ка, покуп­ку ново­го авто­мо­би­ля и дру­гих серьез­ных семей­ных вло­же­ний. «Пере­де­лы­вать» мужа при такой поста­нов­ке вопро­са уже нет ника­кой нужды. 

Дру­гой при­мер. Папа при­хо­дит на кон­суль­та­цию при­мер­но с таким поже­ла­ни­ем: «Хочу, что­бы сын-под­ро­сток сно­ва стал послуш­ным и веж­ли­вым, пере­стал ругать­ся с бабуш­кой и дру­жить с пло­хи­ми ребя­та­ми». После пере­фор­му­ли­ро­ва­ния запрос зву­чит уже совер­шен­но ина­че: «Что в моем пове­де­нии ста­ло при­чи­ной утра­ты дове­ри­тель­ных отно­ше­ний с сыном и как вер­нуть это доверие?»

Прак­ти­че­ским путем пси­хо­ло­гия при­шла ров­но к тому, о чем Цер­ковь учит вот уже два тыся­че­ле­тия: чело­век может изме­нить себя толь­ко сам, по соб­ствен­ной воле. Как писал пре­по­доб­ный Симе­он Новый Бого­слов, «никто нико­гда не стал доб­рым по принуждению». 

Тезис третий:

Пере­ме­ны внут­ри нас самих — ключ к изме­не­нию не толь­ко нашей жиз­ни, но и жиз­ни наших ближних.

Взрос­ло­го чело­ве­ка невоз­мож­но изме­нить, если он сам это­го не хочет. Это акси­о­ма и прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии, и хри­сти­ан­ско­го веро­уче­ния. Одна­ко это вовсе не озна­ча­ет, что мы никак не можем участ­во­вать в ситу­а­ции, когда наш близ­кий чело­век выбрал для сво­ей жиз­ни раз­ру­ши­тель­ный сце­на­рий и посте­пен­но дви­жет­ся к краю про­па­сти. Мани­пу­ли­ро­вать или дей­ство­вать силой тут не полу­чит­ся, как мы уже выяс­ни­ли. Но любые близ­кие отно­ше­ния меж­ду людь­ми — такие как друж­ба, любовь, семья, общее дело — обра­зу­ют собой некую систе­му, куда вклю­че­ны все участ­ни­ки этих отно­ше­ний. А свой­ство любой систе­мы тако­во, что при изме­не­нии одно­го из ее эле­мен­тов под это изме­не­ние под­стра­и­ва­ет­ся и вся систе­ма с осталь­ны­ми ее составляющими. 

И здесь у нас откры­ва­ет­ся един­ствен­ная воз­мож­ность уча­стия в чужой судь­бе с реаль­ной надеж­дой на пере­ме­ны к луч­ше­му: мы можем попро­бо­вать изме­нить себя, свое пове­де­ние, взгля­ды, отно­ше­ние к каким-то про­яв­ле­ни­ям дру­го­го чело­ве­ка. Эта область изме­не­ний уже цели­ком в нашей вла­сти. И если такая пере­ме­на себя ока­зы­ва­ет­ся успеш­ной, меня­ет­ся и вся систе­ма наших отно­ше­ний с тем, кому мы хоте­ли бы помочь. В этом слу­чае у него появ­ля­ет­ся некий кори­дор воз­мож­но­стей. Вос­поль­зу­ет­ся он им или нет — это уже его реше­ние. Но сво­им тру­дом по изме­не­нию соб­ствен­но­го серд­ца мы меня­ем и всю кар­ту наших с ним свя­зей, где для него теперь появ­ля­ют­ся новые марш­ру­ты, кото­рых рань­ше там не было. 

Это могут быть очень жест­кие марш­ру­ты, когда в ито­ге чело­век ока­жет­ся перед выбо­ром — менять ли себя в соот­вет­ствии с наши­ми изме­не­ни­я­ми, или же пре­кра­щать с нами отно­ше­ния вооб­ще. Как, напри­мер, в ситу­а­ции, когда жена алко­го­ли­ка нако­нец пони­ма­ет, что любовь к близ­ко­му чело­ве­ку заклю­ча­ет­ся вовсе не в тер­пе­ли­вом мол­ча­нии и обслу­жи­ва­нии его болез­нен­но­го при­стра­стия, а как раз — в отка­зе от тако­го пас­сив­но­го уча­стия в чужом пьян­стве. И вме­сто оче­ред­но­го утрен­не­го похо­да за пивом для «поправ­ки здо­ро­вья» похмель­но­го мужа гово­рит ему: «Зна­ешь, доро­гой, так даль­ше жить нель­зя. При­во­ди себя в поря­док и давай опре­де­лим­ся. Либо ты реша­ешь бро­сить пить, и тогда я в лепеш­ку рас­ши­бусь, что­бы помочь тебе в этом. Либо ты реша­ешь про­дол­жать свое пьян­ство, и тогда я от тебя уйду». Конеч­но, в реаль­ной жиз­ни для того, что­бы най­ти силы поста­вить близ­ко­го чело­ве­ка перед таким серьез­ным выбо­ром, жена и сама долж­на про­де­лать боль­шую рабо­ту над собой: изме­нить свои пред­став­ле­ния о том, как долж­на себя вести любя­щая супру­га, отка­зать­ся от года­ми нака­тан­ных пове­ден­че­ских шаб­ло­нов, хотя и опо­сты­лев­ших, одна­ко уже таких при­выч­ных и удоб­ных. Увы, быва­ет так, что дру­гих спо­со­бов выта­щить жизнь сво­ей семьи из пороч­но­го кру­га у людей в подоб­ной ситу­а­ции уже про­сто не остается. 

К сча­стью, такие суро­вые меры быва­ют нуж­ны дале­ко не все­гда. Гораз­до чаще ока­зы­ва­ет­ся доста­точ­но одно­му из участ­ни­ков отно­ше­ний про­сто при­ве­сти в поря­док свои чув­ства, что­бы стать точ­кой опо­ры для обо­их в затя­нув­шем­ся без­на­деж­ном кон­флик­те. Так, жена, года­ми пилив­шая мужа за безы­ни­ци­а­тив­ность и неуме­ние жить, после кур­са пси­хо­те­ра­пии вдруг начи­на­ет пони­мать, что все­го лишь вос­про­из­во­дит все это вре­мя модель отно­ше­ний, сло­жив­ших­ся когда-то меж­ду ее роди­те­ля­ми. И чем боль­ше она отхо­дит от этой неосо­знан­но ско­пи­ро­ван­ной еще в дет­стве моде­ли, тем ярче рас­кры­ва­ет­ся перед ней тихая неброс­кая кра­со­та душев­ных качеств ее супру­га, скром­но­го, но надеж­но­го и твер­до­го тру­же­ни­ка, кор­миль­ца и защит­ни­ка семьи. А муж, впер­вые за мно­го лет уви­дев­ший в гла­зах жены вос­хи­ще­ние, захо­чет видеть его все чаще и чаще. И нач­нет осва­и­вать новые про­фес­сии, полу­чать обра­зо­ва­ние, откры­вать свой бизнес. 

«Стя­жи дух мирен, и вокруг тебя спа­сут­ся тыся­чи», — гово­рил Сера­фим Саров­ский. Изме­ни себя, хотя бы немно­го при­близь свою душу к тому состо­я­нию, кото­рое соот­вет­ству­ет замыс­лу Божию о ней. Тогда и людям рядом с тобой будет про­ще менять себя к луч­ше­му. Понят­но, что пре­по­доб­ный гово­рил, конеч­но же, не о пси­хо­те­ра­пии. Одна­ко имен­но на эти сло­ва свя­то­го стар­ца уди­ви­тель­ным обра­зом похож общий прин­цип в прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии: мы не можем изме­нить дру­го­го чело­ве­ка без его воли, но можем попро­бо­вать изме­нить себя — и тем самым помочь дру­го­му измениться. 

Тезис четвертый: 

У Церк­ви есть спо­со­бы для помо­щи дру­го­му чело­ве­ку в его исправлении.

Для веру­ю­щих людей молит­ва за ближ­них — самый дей­ствен­ный метод помо­щи в исправ­ле­нии их жиз­ни: …моли­тесь друг за дру­га, что­бы исце­лить­ся: мно­го может уси­лен­ная молит­ва пра­вед­но­го (Иак 5:16). В этих сло­вах апо­сто­ла Иако­ва хоро­шо вид­но, что начи­нать молит­ву за ближ­них тоже нуж­но с изме­не­ния себя, что­бы молит­ва не ста­ла про­стым сотря­се­ни­ем воз­ду­ха, а как бы вырас­та­ла из пра­вед­но­сти жиз­ни молящегося. 

Есть тут и еще один важ­ный момент. Решив­шись молить­ся Богу за доро­го­го наше­му серд­цу чело­ве­ка, мы долж­ны пони­мать, что тем самым мы по сути отка­зы­ва­ем­ся от сво­их при­тя­за­ний на изме­не­ние это­го чело­ве­ка и предо­став­ля­ем его Божье­му Про­мыс­лу. А у Бога могут быть о нем совсем дру­гие пла­ны. И мы долж­ны быть гото­вы сми­рить­ся с тем, что резуль­тат нашей молит­вы может очень силь­но отли­чать­ся от наших поже­ла­ний. Кро­ме того, нуж­но пом­нить о том, что даже Бог не меня­ет чело­ве­ка насиль­но. Он, как забот­ли­вый садов­ник, лишь созда­ет усло­вия для пере­ме­ны его ума и серд­ца, тер­пе­ли­во ожи­дая пло­дов. Ино­гда на такие пере­ме­ны могут уйти годы. Поэто­му молит­вен­ни­ку сле­ду­ет запа­стись тер­пе­ни­ем и уме­ни­ем дове­рять Богу, не впа­дая в отча­я­ние от отсут­ствия немед­лен­ных изме­не­ний в том, за кого он решил молиться. 

Закон­чить эту ста­тью мне хоте­лось бы сло­ва­ми совре­мен­но­го гре­че­ско­го духов­но­го писа­те­ля архи­манд­ри­та Андрея (Кона­но­са): 

«Неко­то­рые люди хотят изме­нить дру­гих очень быст­ро. Они хотят немед­лен­ных пере­мен. Когда идешь в какой-нибудь дие­ти­че­ский центр, тебя там спра­ши­ва­ют, на сколь­ко кило­грам­мов хочешь поху­деть? А ты отве­ча­ешь: “На 13 кило­грам­мов. Сколь­ко вре­ме­ни это зай­мет? Я хочу, что­бы это про­изо­шло побыст­рее”. Но в жиз­ни так не быва­ет. Поху­деть за 2 меся­ца мож­но, но харак­тер не то что за 2 меся­ца, но и за 2 года не изме­нишь. У каж­до­го свой ритм жиз­ни. Нуж­но научить­ся ждать. Вре­мя меня­ет чело­ве­ка. Нуж­но гово­рить себе: “Я про­яв­лю тер­пе­ние ради мое­го ребен­ка, ради моей жены, ради само­го себя, посте­пен­но, с Божьей помо­щью, я изменюсь”.

…Кто-то может воз­ра­зить: “Зна­чит, ты пред­ла­га­ешь оста­вить все как есть, ни во что не вме­ши­вать­ся, ни о чем не пере­жи­вать и лечь спать спокойно?”

Нет, я вовсе не пред­ла­гаю вооб­ще оста­вить чело­ве­ка, нахо­дя­ще­го­ся рядом с тобой, в покое, но изме­нить спо­соб дей­ствия: будь посто­ян­но рядом со сво­им ребен­ком, со сво­ей женой, со сво­им мужем, с тем, на кого хочешь ока­зать вли­я­ние, но выбе­ри дру­гой, бес­шум­ный, неви­ди­мый и очень дей­ствен­ный спо­соб — молит­ву, сми­ре­ние, ува­же­ние к дру­го­му и воз­де­лы­ва­ние сво­ей души». 

Пси­хо­лог Алек­сандр Ткаченко

Жур­нал “ФОМА”, январь 2019 г. 

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки