Животные

Аудио-версия статьи

***

Живо́тные – создан­ные Богом живые орга­низмы, к кото­рым отно­сятся чет­ве­ро­но­гие назем­ные позво­ноч­ные (мле­ко­пи­та­ю­щие, пре­смы­ка­ю­щи­еся и зем­но­вод­ные), а также огром­ное мно­же­ство других орга­низ­мов: рыбы, птицы, насе­ко­мые, пау­ко­об­раз­ные, мол­люски, мор­ские звёзды, черви и т. д.

zhivotnye - Животные

***

Оглав­ле­ние

***

Созда­ние живот­ных

Живот­ные созданы Богом в опре­де­лен­ной после­до­ва­тель­но­сти: в 5‑й и 6‑й дни тво­ре­ния. Живот­ные зани­мают в рав­не­нии с чело­ве­ком низшее поло­же­ние в иерар­хии миро­вого бытия.

При­зва­ние живот­ных

Живот­ные были при­званы все­цело под­чи­няться чело­веку, при усло­вии соблю­де­ния чело­ве­ком Боже­ствен­ной запо­веди. До гре­хо­па­де­ния чело­ве­че­ского живот­ные жили в мире между собою и пита­лись только рас­ти­тель­ной пищей (Быт.1:30). После гре­хо­па­де­ния чело­век частично утра­тил власть над живот­ным миром, на мир живот­ных рас­про­стра­ни­лись смерть и тление, при­су­щие чело­ве­че­скому телу. 

О пре­иму­ще­стве чело­века над живот­ными

Пре­вос­ход­ство людей утвер­жда­ется сло­вами самого Бога, про­воз­гла­ша­ю­щими власть над живот­ным миром (Быт.1:26-28).

На пре­иму­ще­ство чело­века над живот­ными мно­го­кратно ука­зы­вает Св. Писа­ние:

  • Адам наре­кает живот­ным имена, утвер­ждая этим свое вла­ды­че­ство над ними (Быт.2:20).
  • Ни одно из живот­ных не может стать для чело­века «помощ­ни­ком соот­вет­ствен­ным ему» (Быт.2:18-23).
  • Живот­ное может быть убито чело­ве­ком, чтобы послу­жить ему пищей (Быт.9:3; 2Пет.2:12).

Пре­вос­ход­ство чело­века над живот­ными под­твер­жда­ется и особым тво­ре­нием чело­века по образу и подо­бию Божьему. Образ и подо­бие Божии отра­жены в чело­ве­че­ской душе – бес­смерт­ной сво­бод­ной разум­ной сущ­но­сти, отлич­ной от тела. Чело­ве­че­ская душа отли­ча­ется от  пси­хи­че­ской жизни или души живот­ных.

Отли­чие души чело­ве­че­ской от душ живот­ных

иерей Олег Давы­ден­ков:
Глав­ное отли­чие чело­ве­че­ской души от душ живот­ных заклю­ча­ется в том, что чело­ве­че­ская душа спо­собна суще­ство­вать без тела. Будучи соеди­нена с телом в единую ипо­стась, она тем не менее обла­дает сво­бо­дой по отно­ше­нию к соб­ствен­ному телу, имеет свою особую, отлич­ную от жизни тела жизнь. В то же время у живот­ных жизнь души пол­но­стью сво­дится к жизни тела, ею оду­шев­лен­ного. Функ­ции душ живот­ных сво­дятся к тому, чтобы оду­шев­лять тело и управ­лять им. При этом души живот­ных не обла­дают суще­ствен­ными свой­ствами чело­ве­че­ской души, такими, как неза­ви­си­мость от тела или само­сто­я­тель­ность, разум­ность, сво­бода и бес­смер­тие.
Свщ. Писа­ние прямо не гово­рит ни о смерт­но­сти, ни о бес­смер­тии душ живот­ных. Мнение о том, что души живот­ных смертны, осно­вы­ва­ется на свя­то­оте­че­ском учении. Все отцы, выска­зы­вав­ши­еся по данной про­блеме, при­дер­жи­ва­лись мнения, что души живот­ных смертны.

Что про­ис­хо­дит с душами умер­ших живот­ных

В Свя­щен­ном Писа­нии и свя­то­оте­че­ских тво­ре­ниях  слово «душа» упо­треб­ля­ется во многих зна­че­ниях. В широ­ком смысле слово душа озна­чает физи­че­скую жизнь, или живое суще­ство вообще. Более узко – это ожи­во­тво­ря­ю­щее начало, управ­ля­ю­щее телом – жиз­нен­ная сила чело­века и каж­дого живого суще­ства. В более стро­гом и точном смысле душа – это неза­ви­си­мая от тела, бого­об­раз­ная сущ­ность, при­над­ле­жа­щая исклю­чи­тельно чело­веку.

Под душою живот­ных в свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции при­нято пони­мать не само­сто­я­тель­ную сущ­ность, а лишь энер­гию (греч. – дей­ствие, дея­тель­ность) тела. Исполь­зуя язык пси­хо­ло­гии, можно ска­зать, что, следуя святым отцам, душа живот­ных есть  функ­ция (латин. functio – выпол­не­ние работы) или свой­ство их тела, а не отлич­ный от тела носи­тель пси­хи­че­ских про­цес­сов. Телес­ная орга­ни­за­ция живот­ных порож­дает их пси­хи­че­скую (душев­ную) актив­ность, но эта актив­ность не обособ­ля­ется в некую суб­стан­цию или неза­ви­си­мую от тела сущ­ность, а пре­бы­вает нераз­рывно с телом. Именно поэтому душа живот­ных, будучи только энер­гией, уми­рает вместе с телом. Чело­ве­че­ская душа, напро­тив, есть не только энер­гия, но и сущ­ность. Поэтому, когда тело гибнет, она не рас­па­да­ется вместе с ним, но пре­бы­вает бес­смерт­ной.

Несо­мненно, чело­век обла­дает низшей формой душев­ной жизни как энер­гией своего тела, что роднит его с душев­ной жизнью живот­ных. К низшим формам душев­ной жизни чело­века и живот­ных при­над­ле­жат высо­ко­раз­ви­тые инстинкты, раз­лич­ные адап­тив­ные спо­соб­но­сти и даже интел­лект, если под интел­лек­том пони­мать про­стую спо­соб­ность обра­ботки инфор­ма­ции, про­цесс уста­нов­ле­ния связей между явле­ни­ями окру­жа­ю­щего мира (напом­ним, что в широ­ком смысле интел­лект присущ даже созда­ва­е­мым людям маши­нам – напри­мер, «интел­лек­ту­аль­ным» инфор­ма­ци­он­ным систе­мам).  В этом смысле можно гово­рить об «интел­лекте живот­ных» и интел­лек­ту­аль­ном харак­тере высшей нерв­ной дея­тель­но­сти чело­века. Однако подоб­ный низший интел­лект, как и низшие пси­хи­че­ские ощу­ще­ния или вос­при­я­тия, совсем несво­бодны, все­цело опре­де­ля­ются жизнью тела. В своем содер­жа­нии они отра­жают жиз­не­де­я­тель­ность орга­низма, и не обра­зуют само­сто­я­тель­ного от физи­че­ского мира начала.

Что же каса­ется бого­об­раз­ной чело­ве­че­ской души, то она несёт в себе сво­бод­ные от внеш­него физи­че­ского при­нуж­де­ния разум, волю и чув­ства. Разум­ная сила души (rationale) также име­ну­е­мая сло­вес­ной (логос­ной) или мыс­ли­тель­ной не явля­ется про­дук­том работы телес­ной орга­ни­за­ции, и, подобно осталь­ным спо­соб­но­стям души сво­бодна.

«В каждом чело­веке есть дух – высшая сто­рона чело­ве­че­ской жизни, сила, вле­ку­щая его от види­мого к неви­ди­мому, от вре­мен­ного к веч­ному, от твари к Творцу, харак­те­ри­зу­ю­щая чело­века и отли­ча­ю­щая его от всех других живых тварей назем­ных. Она неотъ­ем­ле­мая при­над­леж­ность нашего чело­ве­че­ского есте­ства» (св. Феофан Затвор­ник).

Св. Гри­го­рий Палама:
«Душа каж­дого из нера­зум­ных живот­ных есть жизнь оду­шев­лен­ного ею тела; и каждое из живот­ных имеет эту жизнь не по сущ­но­сти, но как дей­ствие, ибо она зави­сит от дру­гого, а не суще­ствует сама по себе. Оче­видно, что данная душа не обла­дает ничем другим, кроме дей­ствий, осу­ществ­ля­е­мых посред­ством тела, а поэтому, когда раз­ла­га­ется тело, вместе с ним рас­тор­га­ется и она. Ибо она не менее смертна, чем тело, поскольку все, что она есть, суще­ствует по отно­ше­нию к смерт­ному и при­чис­ля­ется к нему; потому эта душа и уми­рает вместе со смерт­ным телом.
Душа каж­дого из людей также явля­ется и жизнью оду­шев­лен­ного ею тела и, рас­смат­ри­ва­е­мая по отно­ше­нию к дру­гому, то есть по отно­ше­нию к ожи­во­тво­ря­е­мому ею, обла­дает живо­тво­ря­щей дея­тель­но­стью. Но она имеет жизнь не только как дей­ствие, но и как сущ­ность, ибо живет сама по себе. Ведь со всей оче­вид­но­стью явствует, что она обла­дает разум­ной и умной жизнью, отлич­ной от жизни тела и раз­лич­ных телес­ных явле­ний. И помимо того, что душа не рас­тор­га­ется [вместе с телом] и пре­бы­вает бес­смерт­ной, [можно еще ука­зать и на то, что] она не рас­смат­ри­ва­ется [лишь] в отно­ше­нии к дру­гому, но имеет жизнь сама по себе как сущ­ность».

Правда ли, что собаки — нечи­стые живот­ные?

Св. Пат­ри­арх Фотий писал: «Чистое стало отде­ляться от нечи­стого не с начала миро­зда­ния, но полу­чило это раз­ли­чие из-за неко­то­рых обсто­я­тельств. Ибо поскольку егип­тяне, у кото­рых изра­иль­ское племя было в услу­же­нии, многим живот­ным воз­да­вали боже­ские поче­сти и дурно поль­зо­ва­лись ими, кото­рые были весьма хороши, Моисей, чтобы и народ изра­иль­ский не был увле­чен к этому сквер­ному упо­треб­ле­нию и не при­пи­сал бес­сло­вес­ным боже­ское почи­та­ние, в зако­но­да­тель­стве спра­вед­ливо назвал их нечи­стыми — не потому, что нечи­стота была при­суща им от созда­ния, ни в коем случае, или нечи­стое было в их при­роде, но поскольку еги­пет­ское племя поль­зо­ва­лось ими не чисто, но весьма скверно и нече­стиво».

Поня­тие чистых и нечи­стых живот­ных суще­ство­вало в Ветхом Завете, пер­во­на­чально как обычай (Быт.7:1-3), а после Потопа, когда людям было раз­ре­шено есть мясо живот­ных — как закон (Лев.11). Поня­тие чистоты было свя­зано как с воз­мож­но­стью упо­треб­лять живот­ных в пищу, так и исполь­зо­вать их для жерт­во­при­но­ше­ний (Быт.8:20) (но не всех из чистых). Запре­щено было дотра­ги­ваться к трупу нечи­стого живот­ного.

Из мле­ко­пи­та­ю­щих, раз­ре­шено было есть живот­ных, у кото­рых раз­дво­ены копыта и кото­рые жуют жвачку. «Из всех зверей чет­ве­ро­но­гих те, кото­рые ходят на лапах, нечи­сты для вас…» Таким обра­зом, и кошка, и собака по этому биб­лей­скому опре­де­ле­нию — живот­ные нечи­стые.

В Новом Завете, с отме­ной риту­аль­ной сто­роны вет­хо­за­вет­ного Закона, эти нормы поте­ряли для нас акту­аль­ность. Новый Завет знает лишь поня­тие нрав­ствен­ной скверны — то есть греха.

Правда ли, что храм необ­хо­димо заново освя­щать, если в него вбежит собака?

Собака для вет­хо­за­вет­ных иудеев была не просто гряз­ным улич­ным живот­ным, но и нена­вист­ным язы­че­ским сим­во­лом. Пора­бо­ти­тели еврей­ского народа — вави­ло­няне, испо­ве­до­вали язы­че­скую рели­гию, в кото­рой собаке как обо­жеств­лен­ному живот­ному отво­ди­лось особо почет­ное место. Для еврея срав­нить кого-либо с псом – верх оскорб­ле­ния.

Даже деньги, выру­чен­ные от про­дажи собаки, рав­но­значно плате блуд­ницы, нельзя было вно­сить в Скинию (Втор.23:18).

Тем не менее, собаки исполь­зо­ва­лись в ско­то­вод­стве. В каче­стве домаш­них живот­ных собаки, согласно Библии, появ­ля­ются поздно, причем с той же охран­ной функ­цией (Тов.5:17). Ко вре­мени земной жизни Иисуса Христа чет­ве­ро­но­гих сто­ро­жей нередко стали дер­жать при домах, о чем сви­де­тель­ствует ответ хана­не­янки на отказ ей Спа­си­теля в помощи: «Гос­поди! Но и псы едят крохи, кото­рые падают со стола господ их» (Мф.15:27).

Теперь неболь­шой исто­ри­че­ский экс­курс в исто­рию России. Из книги Б. Успен­ского “Язык и куль­тура”: “В свое время в Мос­ков­ской Руси суще­ство­вал спе­ци­аль­ный «Чин на очи­ще­ние церкви, егда пес вско­чит в цер­ковь или от невер­ных войдет кто», кото­рый был отме­нен в резуль­тате реформ пат­ри­арха Никона (Николь­ский, 1885, с. 297–306; Смир­нов, 1913, прилож., с. 148, № 140; а также с. 404–412; Манс­ве­тов, 1882, с. 148–149); итак, при­сут­ствие пса осквер­няет цер­ковь (святое место), подобно тому как осквер­няет ее при­сут­ствие ино­верца — пес и ино­ве­рец объ­еди­ня­ются именно по при­знаку нечи­стоты. Точно так же духов­ному лицу в прин­ципе запре­ща­лось дер­жать собаку. Вместе с тем, чернец, нару­ша­ю­щий кано­ни­че­ские поста­нов­ле­ния, может нари­цаться псом, а также мед­ве­дем (Смир­нов, 1913, прилож., с. 36, № 40–41); зна­ме­на­тельно в то же время, что псом может име­но­ваться и чернец, нося­щий огниво (там же, прилож., с. 305), — это, несо­мненно, свя­зано с ролью огня в сла­вян­ском язы­че­ском культе. Подоб­ное отно­ше­ние к собаке осо­бенно наглядно про­яв­ля­ется у ста­ро­об­ряд­цев Оло­нец­кой губер­нии, кото­рые «при собаке не молятся Богу» (Зеле­нин, 1914–1916, с. 924) — при­сут­ствие собаки как нечи­стого живот­ного исклю­чает воз­мож­ность обще­ния с Богом.

Во всех этих слу­чаях обна­ру­жи­ва­ется явная про­ти­во­по­став­лен­носгь пса хри­сти­ан­скому культу: пес свя­зы­ва­ется с анти­хри­сти­ан­ским и прямо с бесов­ским нача­лом. Неверно было бы пола­гать, однако, что соот­вет­ству­ю­щее вос­при­я­тие пса появ­ля­ется на хри­сти­ан­ской почве: несо­мненно, пред­став­ле­ние о нечи­стоте пса имеет еще дохри­сти­ан­ские корни, т. е. было харак­терно для сла­вян­ского язы­че­ства.

Пока­за­тельно в этом смысле, что при­ве­ден­ные выше уста­новки, отно­ся­щи­еся к церкви, рас­про­стра­ня­ются и на отно­ше­ние к дому. Так, в част­но­сти, рус­ские кре­стьяне не допус­кают собаку в избу, но всегда держат ее вне дома, во дворе — подобно тому, как собака осквер­няет цер­ковь, она осквер­няет дом (ср. пред­став­ле­ние о том, что если собаку пустить в дом, то оскор­бятся при­сут­ству­ю­щие здесь ангелы – Ники­фо­ров­ский, 1897, с. 162, №1224): как цер­ковь, так и дом пред­став­ляет собой чистое место, не допус­ка­ю­щее осквер­не­ния”.

Суще­ствует кано­ни­че­ское пра­вило, каса­ю­щи­еся живот­ных, собаки в нём отдельно не выде­ля­ются. 88 канон Шестого Все­лен­ского Собора (VII в.) гово­рит, что ника­кое живот­ное нельзя вво­дить в храм, кроме ситу­а­ций, свя­зан­ных с прямой угро­зой жизни для чело­века.   Согласно авто­ри­тет­ным тол­ко­ва­те­лям, смысл этого канона вовсе не в том, что живот­ное своим при­сут­ствием осквер­нит храм, а в том, чтобы не про­фа­ни­ро­вать дом Божий, сохра­нять к нему бла­го­го­ве­ние и не исполь­зо­вать цер­ков­ное здание не по назна­че­нию. См. Пра­вило 88 Шестого Все­лен­ского Собора

В треб­нике Петра Могилы — чина освя­ще­ния храма после собак и других живот­ных нет. В Боль­шом Треб­нике есть только один чин перео­свя­ще­ния храма, свя­зан­ный с живот­ными: он совер­ша­ется в том случае, если живот­ное умерло или родило в храме. И опять ника­ких особых ука­за­ний отно­си­тельно собак.

Есть мнение, что в Цар­ствие Небес­ное попа­дут те живот­ные, чьи хозя­ева войдут туда?

— Всё это сфера част­ных бого­слов­ских суж­де­ний, и то или иное мнение по дан­ному вопросу никак не влияет на наше спа­се­ние. Так что истину все мы узнаем только после Страш­ного Суда.

Слиш­ком сильно при­вя­зы­ваться к живот­ным — это грех?

Любить живот­ных так же сильно, как людей или, тем более, силь­нее людей — конечно же, грех. В под­лин­ной любви суще­ствует своя иерар­хия: на первом месте – всегда Бог, на втором – наши ближ­ние, то есть окру­жа­ю­щие нас люди, создан­ные по образу и подо­бию Божию. И уже на тре­тьем месте – бес­сло­вес­ные живот­ные, братья наши мень­шие. Любить живот­ных, как пре­крас­ные божии созда­ния, жалеть их, забо­титься о них – просто необ­хо­димо. А вот иметь к ним при­стра­стие, чрез­мер­ную при­вя­зан­ность – это уже нару­ше­ние запо­веди «не сотвори себе кумира». Так как в этом случае мы в своем сердце воз­дви­гаем идола, кото­рый засло­няет от нас и Бога, и окру­жа­ю­щих людей.
иеро­мо­нах Ника­нор (Лепешев)[/speaker-mute]

Конечно, можно и нужно любить всех живот­ных, постыдно и грешно хри­сти­а­нину бить и истя­зать их и с нена­ви­стью отно­ситься к живот­ным, но не менее грешно также излиш­нее при­стра­стие к ним. Иные в своей любви к кошке или собаке дохо­дят до край­но­сти: без­мерно холят, нежат и целуют ее, и в то же время нена­ви­дят своих ближ­них. 
про­то­и­е­рей Васи­лий Изюм­ский

Не смот­рите на своих собак как на людей, иначе они станут смот­реть на вас как на собак.
М. Скотт

Неко­то­рые при­вя­зы­ва­ются к живот­ным, но этим они оскорб­ляют Творца, ибо чело­век при­зван вечно жить с Гос­по­дом, цар­ство­вать с ним и любить Еди­ного Бога. К живот­ным не должно иметь при­стра­стия, но должно только иметь сердце, милу­ю­щее всякую тварь.
пре­по­доб­ный Силуан Афон­ский

Можно ли уби­вать живот­ных на охоте?

Живот­ных уби­вать не грех, когда в этом есть необ­хо­ди­мость. Если на охоте живот­ное уби­вают ради про­пи­та­ния, ради шкуры, как было в ста­рину, то это не грех, а если охота – это вид раз­вле­че­ния ску­ча­ю­щего без­дель­ника с ружьем, не стра­да­ю­щего от голода, а порой просто бро­са­ю­щего труп уби­того им живот­ного на том же месте, – то это серьез­ный грех. То есть вся про­блема сво­дится к побуж­де­ниям чело­ве­че­ского сердца: для чего он это делает.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки