Животные

Животные

(15 голосов: 4.73 из 5)

 

Живо́тные – созданные Богом живые организмы, к которым относятся четвероногие наземные позвоночные (млекопитающие, пресмыкающиеся и земноводные), а также огромное множество других организмов: рыбы, птицы, насекомые, паукообразные, моллюски, морские звёзды, черви и т. д.

Животные созданы Богом в определенной последовательности: в 5-й и 6-й дни творения.
Животные созданы Богом до человека и занимают, в сравнении с ним, низшее положение в иерархии мирового бытия.

Животные были призваны всецело подчиняться человеку, при условии соблюдения человеком Божественной заповеди. До грехопадения человеческого животные жили в мире между собою и питались только растительной пищей (Быт.1:30). После грехопадения человек частично утратил власть над животным миром, на мир животных распространились смерть и тление, присущие человеческому телу. 

 

О преимуществе человека над животными

Превосходство людей утверждается словами самого Бога, провозглашающими власть над животным миром (Быт.1:26-28).

На преимущество человека над животными многократно указывает Св. Писание:
– Адам нарекает животным имена, утверждая этим свое владычество над ними (Быт.2:20).
– Ни одно из животных не может стать для человека «помощником соответственным ему» (Быт.2:18-23).
– Животное может быть убито человеком, чтобы послужить ему пищей (Быт.9:3).

Превосходство человека над животными подтверждается и особым творением человека по образу и подобию Божьему. Образ и подобие Божии отражены в человеческой душе – бессмертной свободной разумной сущности, отличной от тела. Человеческая душа отличается от  психической жизни или души животных.

 

Отличие души человеческой от душ животных

иерей Олег Давыденков:
Главное отличие человеческой души от душ животных заключается в том, что человеческая душа способна существовать без тела. Будучи соединена с телом в единую ипостась, она тем не менее обладает свободой по отношению к собственному телу, имеет свою особую, отличную от жизни тела жизнь. В то же время у животных жизнь души полностью сводится к жизни тела, ею одушевленного. Функции душ животных сводятся к тому, чтобы одушевлять тело и управлять им. При этом души животных не обладают существенными свойствами человеческой души, такими, как независимость от тела или самостоятельность, разумность, свобода и бессмертие.

Свщ. Писание прямо не говорит ни о смертности, ни о бессмертии душ животных. Мнение о том, что души животных смертны, основывается на святоотеческом учении. Все отцы, высказывавшиеся по данной проблеме, придерживались мнения, что души животных смертны.

 

Что происходит с душами умерших животных

В Священном Писании и святоотеческих творениях  слово «душа» употребляется во многих значениях. В широком смысле слово душа означает физическую жизнь, или живое существо вообще. Более узко – это оживотворяющее начало, управляющее телом – жизненная сила человека и каждого живого существа. В более строгом и точном смысле душа – это независимая от тела, богообразная сущность, принадлежащая исключительно человеку.

Под душою животных в святоотеческой традиции принято понимать не самостоятельную сущность, а лишь энергию (греч. – действие, деятельность) тела. Используя язык психологии, можно сказать, что, следуя святым отцам, душа животных есть  функция (латин. functio – выполнение работы) или свойство их тела, а не отличный от тела носитель психических процессов. Телесная организация животных порождает их психическую (душевную) активность, но эта активность не обособляется в некую субстанцию или независимую от тела сущность, а пребывает неразрывно с телом. Именно поэтому душа животных, будучи только энергией, умирает вместе с телом. Человеческая душа, напротив, есть не только энергия, но и сущность. Поэтому, когда тело гибнет, она не распадается вместе с ним, но пребывает бессмертной.
Несомненно, человек обладает низшей формой душевной жизни как энергией своего тела, что роднит его с душевной жизнью животных. К низшим формам душевной жизни человека и животных принадлежат высокоразвитые инстинкты, различные адаптивные способности и даже интеллект, если под интеллектом понимать простую способность обработки информации, процесс установления связей между явлениями окружающего мира (напомним, что в широком смысле интеллект присущ даже создаваемым людям машинам – например, «интеллектуальным» информационным системам).  В этом смысле можно говорить об «интеллекте животных» и интеллектуальном характере высшей нервной деятельности человека. Однако подобный низший интеллект, как и низшие психические ощущения или восприятия, совсем несвободны, всецело определяются жизнью тела. В своем содержании они отражают жизнедеятельность организма, и не образуют самостоятельного от физического мира начала.

Что же касается богообразной человеческой души, то она несёт в себе свободные от внешнего физического принуждения разум, волю и чувства. Разумная сила души (rationale) также именуемая словесной (логосной) или мыслительной не является продуктом работы телесной организации, и, подобно остальным способностям души свободна.

«В каждом человеке есть дух – высшая сторона человеческой жизни, сила, влекущая его от видимого к невидимому, от временного к вечному, от твари к Творцу, характеризующая человека и отличающая его от всех других живых тварей наземных. Она неотъемлемая принадлежность нашего человеческого естества» (св. Феофан Затворник).

Св. Григорий Палама:
«Душа каждого из неразумных животных есть жизнь одушевленного ею тела; и каждое из животных имеет эту жизнь не по сущности, но как действие, ибо она зависит от другого, а не существует сама по себе. Очевидно, что данная душа не обладает ничем другим, кроме действий, осуществляемых посредством тела, а поэтому, когда разлагается тело, вместе с ним расторгается и она. Ибо она не менее смертна, чем тело, поскольку все, что она есть, существует по отношению к смертному и причисляется к нему; потому эта душа и умирает вместе со смертным телом.
Душа каждого из людей также является и жизнью одушевленного ею тела и, рассматриваемая по отношению к другому, то есть по отношению к оживотворяемому ею, обладает животворящей деятельностью. Но она имеет жизнь не только как действие, но и как сущность, ибо живет сама по себе. Ведь со всей очевидностью явствует, что она обладает разумной и умной жизнью, отличной от жизни тела и различных телесных явлений. И помимо того, что душа не расторгается [вместе с телом] и пребывает бессмертной, [можно еще указать и на то, что] она не рассматривается [лишь] в отношении к другому, но имеет жизнь сама по себе как сущность».

 

Правда ли, что собаки — нечистые животные?

Св. Патриарх Фотий писал: «Чистое стало отделяться от нечистого не с начала мироздания, но получило это различие из-за некоторых обстоятельств. Ибо поскольку египтяне, у которых израильское племя было в услужении, многим животным воздавали божеские почести и дурно пользовались ими, которые были весьма хороши, Моисей, чтобы и народ израильский не был увлечен к этому скверному употреблению и не приписал бессловесным божеское почитание, в законодательстве справедливо назвал их нечистыми — не потому, что нечистота была присуща им от создания, ни в коем случае, или нечистое было в их природе, но поскольку египетское племя пользовалось ими не чисто, но весьма скверно и нечестиво».

Понятие чистых и нечистых животных существовало в Ветхом Завете, первоначально как обычай (Быт.7:1-3), а после Потопа, когда людям было разрешено есть мясо животных — как закон (Лев.11). Понятие чистоты было связано как с возможностью употреблять животных в пищу, так и использовать их для жертвоприношений (Быт.8:20) (но не всех из чистых).
Из млекопитающих, разрешено было есть животных, у которых раздвоены копыта и которые жуют жвачку. «Из всех зверей четвероногих те, которые ходят на лапах, нечисты для вас…» Таким образом, и кошка, и собака по этому библейскому определению — животные нечистые.

В Новом Завете, с отменой ритуальной стороны ветхозаветного Закона, эти нормы потеряли для нас актуальность. Новый Завет знает лишь понятие нравственной скверны — то есть греха.

 

Правда ли, что храм необходимо заново освящать, если в него вбежит собака?

Собака для ветхозаветных иудеев была не просто грязным уличным животным, но и ненавистным языческим символом. Поработители еврейского народа — вавилоняне, исповедовали языческую религию, в которой собаке как обожествленному животному отводилось особо почетное место. Для еврея сравнить кого-либо с псом – верх оскорбления.
Даже деньги, вырученные от продажи собаки, равнозначно плате блудницы, нельзя было вносить в Скинию (Втор.23:18).

Тем не менее, собаки использовались в скотоводстве. В качестве домашних животных собаки, согласно Библии, появляются поздно, причем с той же охранной функцией (Тов.5:17). Ко времени земной жизни Иисуса Христа четвероногих сторожей нередко стали держать при домах, о чем свидетельствует ответ хананеянки на отказ ей Спасителя в помощи: «Господи! Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф.15: 27).

Теперь небольшой исторический экскурс в историю России. Из книги Б. Успенского «Язык и культура»: «В свое время в Московской Руси существовал специальный «Чин на очищение церкви, егда пес вскочит в церковь или от неверных войдет кто», который был отменен в результате реформ патриарха Никона (Никольский, 1885, с. 297-306; Смирнов, 1913, прилож., с. 148, № 140; а также с. 404-412; Мансветов, 1882, с. 148-149); итак, присутствие пса оскверняет церковь (святое место), подобно тому как оскверняет ее присутствие иноверца — пес и иноверец объединяются именно по признаку нечистоты. Точно так же духовному лицу в принципе запрещалось держать собаку. Вместе с тем, чернец, нарушающий канонические постановления, может нарицаться псом, а также медведем (Смирнов, 1913, прилож., с. 36, № 40-41); знаменательно в то же время, что псом может именоваться и чернец, носящий огниво (там же, прилож., с. 305), — это, несомненно, связано с ролью огня в славянском языческом культе. Подобное отношение к собаке особенно наглядно проявляется у старообрядцев Олонецкой губернии, которые «при собаке не молятся Богу» (Зеленин, 1914-1916, с.924) — присутствие собаки как нечистого животного исключает возможность общения с Богом.
Во всех этих случаях обнаруживается явная противопоставленносгь пса христианскому культу: пес связывается с антихристианским и прямо с бесовским началом. Неверно было бы полагать, однако, что соответствующее восприятие пса появляется на христианской почве: несомненно, представление о нечистоте пса имеет еще дохристианские корни, т. е. было характерно для славянского язычества.
Показательно в этом смысле, что приведенные выше установки, относящиеся к церкви, распространяются и на отношение к дому. Так, в частности, русские крестьяне не допускают собаку в избу, но всегда держат ее вне дома, во дворе — подобно тому, как собака оскверняет церковь, она оскверняет дом (ср. представление о том, что если собаку пустить в дом, то оскорбятся присутствующие здесь ангелы – Никифоровский, 1897, с. 162, №1224): как церковь, так и дом представляет собой чистое место, не допускающее осквернения».

Существует каноническое правило, касающиеся животных, собаки в нём отдельно не выделяются. 88 канон Шестого Вселенского Собора (VII в.) говорит, что никакое животное нельзя вводить в храм, кроме ситуаций, связанных с прямой угрозой жизни для человека.   Согласно авторитетным толкователям, смысл этого канона вовсе не в том, что животное своим присутствием осквернит храм, а в том, чтобы не профанировать дом Божий, сохранять к нему благоговение и не использовать церковное здание не по назначению. См. Правило 88 Шестого Вселенского Собора

В требнике Петра Могилы — чина освящения храма после собак и других животных нет. В Большом Требнике есть только один чин переосвящения храма, связанный с животными: он совершается в том случае, если животное умерло или родило в храме. И опять никаких особых указаний относительно собак.

 

Есть мнение, что в Царствие Небесное попадут все животные, которых любил кто-либо из попавших туда людей. 

— Всё это сфера частных богословских суждений, и то или иное мнение по данному вопросу никак не влияет на наше спасение. Так что истину все мы узнаем только после Страшного Суда.

 

Слишком сильно привязываться к животным — это грех?

Любить животных так же сильно, как людей или, тем более, сильнее людей — конечно же, грех. В подлинной любви существует своя иерархия: на первом месте – всегда Бог, на втором – наши ближние, то есть окружающие нас люди, созданные по образу и подобию Божию. И уже на третьем месте – бессловесные животные, братья наши меньшие. Любить животных, как прекрасные божии создания, жалеть их, заботиться о них – просто необходимо. А вот иметь к ним пристрастие, чрезмерную привязанность – это уже нарушение заповеди «не сотвори себе кумира». Так как в этом случае мы в своем сердце воздвигаем идола, который заслоняет от нас и Бога, и окружающих людей.
иеромонах Никанор (Лепешев)

Конечно, можно и нужно любить всех животных, постыдно и грешно христианину бить и истязать их и с ненавистью относиться к животным, но не менее грешно также излишнее пристрастие к ним. Иные в своей любви к кошке или собаке доходят до крайности: безмерно холят, нежат и целуют ее, и в то же время ненавидят своих ближних. Для таких собака становится дороже родной матери, старой и больной; они рыдают и скорбят о потере или смерти животного, забывая поскорбить и поплакать о своих явных грехах.
протоиерей Василий Изюмский

 

Можно ли убивать животных на охоте?

Животных убивать не грех, когда в этом есть необходимость. Если на охоте животное убивают ради пропитания, ради шкуры, как было в старину, то это не грех, а если охота – это вид развлечения скучающего бездельника с ружьем, не страдающего от голода, а порой просто бросающего труп убитого им льва или бизона на том же месте, – то это серьезный грех. То есть вся проблема сводится к побуждениям человеческого сердца: для чего он это делает.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru

Открыта запись на православный интернет-курс