Ваш город - Вудбридж?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

17 апреля  (переходящая)

14 апреля – День преставления

Житие

Свт. Со­фро­ний Иеру­са­лим­ский - Жи­тие пре­по­доб­ной ма­те­ри на­шей Ма­рии Еги­пет­ской.

 

Про­слу­шать за­пись пе­ре­да­чи, про­зву­чав­шей в эфи­ре ра­дио­стан­ции «Ра­до­неж»

 

Краткое житие преподобной Марии Египетской 

Пре­по­доб­ная Ма­рия, про­зван­ная Еги­пет­ской, жи­ла в се­ре­дине V и в на­ча­ле VI сто­ле­тия. Ее мо­ло­дость не пред­ве­ща­ла ни­че­го хо­ро­ше­го. Ма­рии ис­пол­ни­лось лишь две­на­дцать лет, ко­гда она ушла из сво­е­го до­ма в го­ро­де Алек­сан­дрии. Бу­дучи сво­бод­ной от ро­ди­тель­ско­го над­зо­ра, мо­ло­дой и неопыт­ной, Ма­рия увлек­лась по­роч­ной жиз­нью. Неко­му бы­ло оста­но­вить ее на пу­ти к по­ги­бе­ли, а со­блаз­ни­те­лей и со­блаз­нов бы­ло нема­ло. Так 17 лет Ма­рия жи­ла в гре­хах, по­ка ми­ло­сти­вый Гос­подь не об­ра­тил ее к по­ка­я­нию.

Слу­чи­лось это так. По сте­че­нию об­сто­я­тельств Ма­рия при­со­еди­ни­лась к груп­пе па­лом­ни­ков, на­прав­ляв­ших­ся в Свя­тую Зем­лю. Плы­вя с па­лом­ни­ка­ми на ко­раб­ле, Ма­рия не пе­ре­ста­ва­ла со­блаз­нять лю­дей и гре­шить. По­пав в Иеру­са­лим, она при­со­еди­ни­лась к па­лом­ни­кам, на­прав­ляв­шим­ся в храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва.

Лю­ди ши­ро­кой тол­пой вхо­ди­ли в храм, а Ма­рия у вхо­да бы­ла оста­нов­ле­на неви­ди­мой ру­кой и ни­ка­ки­ми уси­ли­я­ми не мог­ла вой­ти в него. Тут по­ня­ла она, что Гос­подь не до­пус­ка­ет ее вой­ти в свя­тое ме­сто за ее нечи­сто­ту.

Охва­чен­ная ужа­сом и чув­ством глу­бо­ко­го по­ка­я­ния, она ста­ла мо­лить Бо­га про­стить гре­хи, обе­щая в корне ис­пра­вить свою жизнь. Уви­дев у вхо­да в храм ико­ну Бо­жи­ей ма­те­ри, Ма­рия ста­ла про­сить Бо­го­ма­терь за­сту­пить­ся за нее пе­ред Бо­гом. По­сле это­го она сра­зу по­чув­ство­ва­ла в ду­ше про­свет­ле­ние и бес­пре­пят­ствен­но во­шла в храм. Про­лив обиль­ные сле­зы у гро­ба Гос­под­ня, она вы­шла из хра­ма со­вер­шен­но дру­гим че­ло­ве­ком.

Ма­рия ис­пол­ни­ла свое обе­ща­ние из­ме­нить свою жизнь. Из Иеру­са­ли­ма она уда­ли­лась в су­ро­вую и без­люд­ную Иор­дан­скую пу­сты­ню и там по­чти пол­сто­ле­тия про­ве­ла в пол­ном уеди­не­нии, в по­сте и мо­лит­ве. Так су­ро­вы­ми по­дви­га­ми Ма­рия Еги­пет­ская со­вер­шен­но ис­ко­ре­ни­ла в се­бе все гре­хов­ные по­же­ла­ния и со­де­ла­ла серд­це свое чи­стым хра­мом Ду­ха Свя­то­го.

Ста­рец Зо­си­ма, жив­ший в Иор­дан­ском мо­на­сты­ре св. Иоан­на Пред­те­чи, про­мыс­лом Бо­жи­им удо­сто­ил­ся встре­тить­ся в пу­стыне с пре­по­доб­ной Ма­ри­ей, ко­гда та уже бы­ла глу­бо­кой ста­ри­цей. Он был по­ра­жен ее свя­то­стью и да­ром про­зор­ли­во­сти. Од­на­жды он уви­дел ее во вре­мя мо­лит­вы как бы воз­вы­сив­шей­ся над зем­лей, а дру­гой раз – иду­щей через ре­ку Иор­дан, как по су­ше.

Рас­ста­ва­ясь с Зо­си­мой, пре­по­доб­ная Ма­рия по­про­си­ла его через год опять прий­ти в пу­сты­ню, чтобы при­ча­стить ее. Ста­рец в на­зна­чен­ное вре­мя вер­нул­ся и при­ча­стил пре­по­доб­ную Ма­рию Свя­тых Та­ин. По­том при­дя в пу­сты­ню еще через год в на­деж­де ви­деть свя­тую, он уже не за­стал ее в жи­вых. Ста­рец по­хо­ро­нил остан­ки св. Ма­рии там в пу­стыне, в чем ему по­мог лев, ко­то­рый сво­и­ми ког­тя­ми вы­рыл яму для по­гре­бе­ния те­ла пра­вед­ни­цы. Это бы­ло при­бли­зи­тель­но в 521 го­ду.

Так из ве­ли­кой греш­ни­цы пре­по­доб­ная Ма­рия ста­ла, с Бо­жи­ей по­мо­щью, ве­ли­чай­шей свя­той и оста­ви­ла та­кой яр­кий при­мер по­ка­я­ния.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской

В од­ном па­ле­стин­ском мо­на­сты­ре в окрест­но­стях Ке­са­рии жил пре­по­доб­ный инок Зо­си­ма. От­дан­ный в мо­на­стырь с са­мо­го дет­ства, он под­ви­зал­ся в нем до 53 лет, ко­гда был сму­щен по­мыс­лом: "Най­дет­ся ли и в са­мой даль­ней пу­стыне свя­той муж, пре­взо­шед­ший ме­ня в трез­ве­нии и де­ла­нии?"

Лишь толь­ко он по­мыс­лил так, ему явил­ся Ан­гел Гос­по­день и ска­зал: "Ты, Зо­си­ма, по че­ло­ве­че­ской ме­ре непло­хо под­ви­зал­ся, но из лю­дей нет пра­вед­но­го ни од­но­го (Рим.3:10). Чтобы ты ура­зу­мел, сколь­ко есть еще иных и выс­ших об­ра­зов спа­се­ния, вый­ди из этой оби­те­ли, как Ав­ра­ам из до­ма от­ца сво­е­го (Быт.12:1), и иди в мо­на­стырь, рас­по­ло­жен­ный при Иор­дане".

Тот­час ав­ва Зо­си­ма вы­шел из мо­на­сты­ря и вслед за Ан­ге­лом при­шел в Иор­дан­ский мо­на­стырь и по­се­лил­ся в нем.

Здесь уви­дел он стар­цев, ис­тин­но про­си­яв­ших в по­дви­гах. Ав­ва Зо­си­ма стал под­ра­жать свя­тым ино­кам в ду­хов­ном де­ла­нии.

Так про­шло мно­го вре­ме­ни, и при­бли­зи­лась Свя­тая Че­ты­ре­де­сят­ни­ца. В мо­на­сты­ре су­ще­ство­вал обы­чай, ра­ди ко­то­ро­го и при­вел сю­да Бог пре­по­доб­но­го Зо­си­му. В пер­вое вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста слу­жил игу­мен Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, все при­ча­ща­лись Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых, вку­ша­ли за­тем ма­лую тра­пе­зу и сно­ва со­би­ра­лись в церк­ви.

Со­тво­рив мо­лит­ву и по­ло­жен­ное чис­ло зем­ных по­кло­нов, стар­цы, ис­про­сив друг у дру­га про­ще­ния, бра­ли бла­го­сло­ве­ние у игу­ме­на и под об­щее пе­ние псал­ма "Гос­подь про­све­ще­ние мое и Спа­си­тель мой: ко­го убо­ю­ся? Гос­подь За­щи­ти­тель жи­во­та мо­е­го: от ко­го устра­шу­ся?" (Пс.26:1) от­кры­ва­ли мо­на­стыр­ские во­ро­та и ухо­ди­ли в пу­сты­ню.

Каж­дый из них брал с со­бой уме­рен­ное ко­ли­че­ство пи­щи, кто в чем нуж­дал­ся, неко­то­рые же и во­все ни­че­го не бра­ли в пу­сты­ню и пи­та­лись ко­ре­нья­ми. Ино­ки пе­ре­хо­ди­ли за Иор­дан и рас­хо­ди­лись как мож­но даль­ше, чтобы не ви­деть, как кто по­стит­ся и под­ви­за­ет­ся.

Ко­гда за­кан­чи­вал­ся Ве­ли­кий пост, ино­ки воз­вра­ща­лись в мо­на­стырь на Верб­ное вос­кре­се­нье с пло­дом сво­е­го де­ла­ния (Рим.6:21-22), ис­пы­тав свою со­весть (1Пет.3:16). При этом ни­кто ни у ко­го не спра­ши­вал, как он тру­дил­ся и со­вер­шал свой по­двиг.

В тот год и ав­ва Зо­си­ма, по мо­на­стыр­ско­му обы­чаю, пе­ре­шел Иор­дан. Ему хо­те­лось глуб­же зай­ти в пу­сты­ню, чтобы встре­тить ко­го-ни­будь из свя­тых и ве­ли­ких стар­цев, спа­са­ю­щих­ся там и мо­ля­щих­ся за мир.

Он шел по пу­стыне 20 дней и од­на­жды, ко­гда он пел псал­мы 6-го ча­са и тво­рил обыч­ные мо­лит­вы, вдруг спра­ва от него по­ка­за­лась как бы тень че­ло­ве­че­ско­го те­ла. Он ужас­нул­ся, ду­мая, что ви­дит бе­сов­ское при­ви­де­ние, но, пе­ре­кре­стив­шись, от­ло­жил страх и, окон­чив мо­лит­ву, об­ра­тил­ся в сто­ро­ну те­ни и уви­дел иду­ще­го по пу­стыне об­на­жен­но­го че­ло­ве­ка, те­ло ко­то­ро­го бы­ло чер­но от сол­неч­но­го зноя, а вы­го­рев­шие ко­рот­кие во­ло­сы по­бе­ле­ли, как агн­чее ру­но. Ав­ва Зо­си­ма об­ра­до­вал­ся, так как за эти дни не ви­дел ни од­но­го жи­во­го су­ще­ства, и тот­час на­пра­вил­ся в его сто­ро­ну.

Но лишь толь­ко на­гой пу­стын­ник уви­дел иду­ще­го к нему Зо­си­му, тот­час пу­стил­ся от него бе­жать. Ав­ва Зо­си­ма, за­быв свою стар­че­скую немощь и уста­лость, уско­рил шаг. Но вско­ре он в из­не­мо­же­нии оста­но­вил­ся у вы­сох­ше­го ру­чья и стал слез­но умо­лять уда­ляв­ше­го­ся по­движ­ни­ка: "Что ты бе­жишь от ме­ня, греш­но­го стар­ца, спа­са­ю­щий­ся в этой пу­стыне? По­до­жди ме­ня, немощ­но­го и недо­стой­но­го, и по­дай мне твою свя­тую мо­лит­ву и бла­го­сло­ве­ние, ра­ди Гос­по­да, не гну­шав­ше­го­ся ни­ко­гда ни­кем".

Неиз­вест­ный, не обо­ра­чи­ва­ясь, крик­нул ему: "Про­сти, ав­ва Зо­си­ма, не мо­гу, об­ра­тив­шись, явить­ся ли­цу тво­е­му: я ведь жен­щи­на, и нет на мне, как ви­дишь, ни­ка­кой одеж­ды для при­кры­тия те­лес­ной на­го­ты. Но ес­ли хо­чешь по­мо­лить­ся обо мне, ве­ли­кой и ока­ян­ной греш­ни­це, брось мне по­крыть­ся свой плащ, то­гда смо­гу по­дой­ти к те­бе под бла­го­сло­ве­ние".

"Не зна­ла бы она ме­ня по име­ни, ес­ли бы свя­то­стью и неве­до­мы­ми по­дви­га­ми не стя­жа­ла да­ра про­зор­ли­во­сти от Гос­по­да", – по­ду­мал ав­ва Зо­си­ма и по­спе­шил ис­пол­нить ска­зан­ное ему.

При­крыв­шись пла­щом, по­движ­ни­ца об­ра­ти­лась к Зо­си­ме: "Что взду­ма­лось те­бе, ав­ва Зо­си­ма, го­во­рить со мной, жен­щи­ной греш­ной и немуд­рой? Че­му же­ла­ешь ты у ме­ня на­учить­ся и, не жа­лея сил, по­тра­тил столь­ко тру­дов?". Он же, пре­кло­нив ко­ле­на, про­сил у нее бла­го­сло­ве­ния. Так же точ­но и она пре­кло­ни­лась пред ним, и дол­го оба один дру­го­го про­си­ли: "Бла­го­сло­ви". На­ко­нец по­движ­ни­ца ска­за­ла; "Ав­ва Зо­си­ма, те­бе по­до­ба­ет бла­го­сло­вить и мо­лит­ву со­тво­рить, так как ты по­чтен са­ном пре­сви­тер­ским и мно­гие го­ды, пред­стоя Хри­сто­ву ал­та­рю, при­но­сишь Гос­по­ду Свя­тые Да­ры".

Эти сло­ва еще боль­ше устра­ши­ли пре­по­доб­но­го Зо­си­му. С глу­бо­ким вздо­хом он от­ве­чал ей: "О мать ду­хов­ная! Яв­но, что ты из нас дво­их боль­ше при­бли­зи­лась к Бо­гу и умер­ла для ми­ра. Ты ме­ня по име­ни узна­ла и пре­сви­те­ром на­зва­ла, ни­ко­гда ме­ня преж­де не ви­дев. Тво­ей ме­ре над­ле­жит и бла­го­сло­вить ме­ня Гос­по­да ра­ди".

Усту­пив на­ко­нец упор­ству Зо­си­мы, пре­по­доб­ная ска­за­ла: "Бла­го­сло­вен Бог, хо­тя­щий спа­се­ния всем че­ло­ве­кам". Ав­ва Зо­си­ма от­ве­тил "Аминь", и они вста­ли с зем­ли. По­движ­ни­ца сно­ва ска­за­ла стар­цу: "Че­го ра­ди при­шел ты, от­че, ко мне, греш­ни­це, ли­шен­ной вся­кой доб­ро­де­те­ли? Впро­чем, вид­но, бла­го­дать Ду­ха Свя­то­го на­ста­ви­ла те­бя со­слу­жить од­ну служ­бу, по­треб­ную мо­ей ду­ше. Ска­жи мне преж­де, ав­ва, как жи­вут ныне хри­сти­ане, как рас­тут и бла­го­ден­ству­ют свя­тые Бо­жии Церк­ви?"

Ав­ва Зо­си­ма от­ве­чал ей: "Ва­ши­ми свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Бог да­ро­вал Церк­ви и нам всем со­вер­шен­ный мир. Но внем­ли и ты моль­бе недо­стой­но­го стар­ца, мать моя, по­мо­лись, ра­ди Бо­га, за весь мир и за ме­ня, греш­но­го, да не бу­дет мне бес­плод­ным это пу­стын­ное хож­де­ние".

Свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Те­бе ско­рее над­ле­жит, ав­ва Зо­си­ма, имея свя­щен­ный чин, за ме­ня и за всех мо­лить­ся. На то те­бе и сан дан. Впро­чем, все по­ве­лен­ное мне то­бою охот­но ис­пол­ню ра­ди по­слу­ша­ния Ис­тине и от чи­сто­го серд­ца".

Ска­зав так, свя­тая об­ра­ти­лась на во­сток и, воз­ве­дя очи и под­няв ру­ки к небу, на­ча­ла ше­по­том мо­лить­ся. Ста­рец уви­дел, как она под­ня­лась в воз­ду­хе на ло­коть от зем­ли. От это­го чуд­но­го ви­де­ния Зо­си­ма по­верг­ся ниц, усерд­но мо­лясь и не смея про­из­не­сти ни­че­го, кро­ме "Гос­по­ди, по­ми­луй!"

Ему при­шел в ду­шу по­мысл – не при­ви­де­ние ли это вво­дит его в со­блазн? Пре­по­доб­ная по­движ­ни­ца, обер­нув­шись, под­ня­ла его с зем­ли и ска­за­ла: "Что те­бя, ав­ва Зо­си­ма, так сму­ща­ют по­мыс­лы? Не при­ви­де­ние я. Я – жен­щи­на греш­ная и недо­стой­ная, хо­тя и ограж­де­на свя­тым кре­ще­ни­ем".

Ска­зав это, она осе­ни­ла се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем. Ви­дя и слы­ша это, ста­рец пал со сле­за­ми к но­гам по­движ­ни­цы: "Умо­ляю те­бя Хри­стом, Бо­гом на­шим, не таи от ме­ня сво­ей по­движ­ни­че­ской жиз­ни, но рас­ска­жи ее всю, чтобы сде­лать яв­ным для всех ве­ли­чие Бо­жие. Ибо ве­рую Гос­по­ду Бо­гу мо­е­му, Им же и ты жи­вешь, что для то­го и был я по­слан в эту пу­сты­ню, чтобы все твои пост­ни­че­ские де­я­ния сде­лал Бог яв­ны­ми для ми­ра".

И свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Сму­ща­юсь, от­че, рас­ска­зы­вать те­бе о бес­стыд­ных мо­их де­лах. Ибо дол­жен бу­дешь то­гда бе­жать от ме­ня, за­крыв гла­за и уши, как бе­гут от ядо­ви­той змеи. Но всё же ска­жу те­бе, от­че, не умол­чав ни о чем из мо­их гре­хов, ты же, за­кли­наю те­бя, не пре­ста­вай мо­лить­ся за ме­ня, греш­ную, да об­ря­щу дерз­но­ве­ние в День Су­да.

Ро­ди­лась я в Егип­те и еще при жиз­ни ро­ди­те­лей, две­на­дца­ти лет от ро­ду, по­ки­ну­ла их и ушла в Алек­сан­дрию. Там ли­ши­лась я сво­е­го це­ло­муд­рия и пре­да­лась без­удерж­но­му и нена­сыт­но­му лю­бо­де­я­нию. Бо­лее сем­на­дца­ти лет невоз­бран­но пре­да­ва­лась я гре­ху и со­вер­ша­ла все без­воз­мезд­но. Я не бра­ла де­нег не по­то­му, что бы­ла бо­га­та. Я жи­ла в ни­ще­те и за­ра­ба­ты­ва­ла пря­жей. Ду­ма­ла я, что весь смысл жиз­ни со­сто­ит в уто­ле­нии плот­ской по­хо­ти.

Про­во­дя та­кую жизнь, я од­на­жды уви­де­ла мно­же­ство на­ро­да, из Ли­вии и Егип­та шед­ше­го к мо­рю, чтобы плыть в Иеру­са­лим на празд­ник Воз­дви­же­ния Свя­то­го Кре­ста. За­хо­те­лось и мне плыть с ни­ми. Но не ра­ди Иеру­са­ли­ма и не ра­ди празд­ни­ка, а – про­сти, от­че, – чтобы бы­ло боль­ше с кем пре­да­вать­ся раз­вра­ту. Так се­ла я на ко­рабль.

Те­перь, от­че, по­верь мне, я са­ма удив­ля­юсь, как мо­ре стер­пе­ло мое рас­пут­ство и лю­бо­де­я­ние, как зем­ля не раз­верз­ла сво­их уст и не све­ла ме­ня за­жи­во в ад, пре­льстив­шую и по­гу­бив­шую столь­ко душ... Но, вид­но, Бог же­лал мо­е­го по­ка­я­ния, не хо­тя смер­ти греш­ни­ка и с дол­го­тер­пе­ни­ем ожи­дая об­ра­ще­ния.

Так при­бы­ла я в Иеру­са­лим и во все дни до празд­ни­ка, как и на ко­раб­ле, за­ни­ма­лась сквер­ны­ми де­ла­ми.

Ко­гда на­сту­пил свя­той празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­на­го Кре­ста Гос­под­ня, я по-преж­не­му хо­ди­ла, улов­ляя ду­ши юных в грех. Уви­дев, что все очень ра­но по­шли в цер­ковь, в ко­то­рой на­хо­ди­лось Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, я по­шла вме­сте со все­ми и во­шла в цер­ков­ный при­твор. Ко­гда на­стал час Свя­то­го Воз­дви­же­ния, я хо­те­ла вой­ти со всем на­ро­дом в цер­ковь. С боль­шим тру­дом про­брав­шись к две­рям, я, ока­ян­ная, пы­та­лась втис­нуть­ся внутрь. Но ед­ва я сту­пи­ла на по­рог, как ме­ня оста­но­ви­ла некая Бо­жия си­ла, не да­вая вой­ти, и от­бро­си­ла да­ле­ко от две­рей, меж­ду тем как все лю­ди шли бес­пре­пят­ствен­но. Я ду­ма­ла, что, мо­жет быть, по жен­ско­му сла­бо­си­лию не мог­ла про­тис­нуть­ся в тол­пе, и опять по­пы­та­лась лок­тя­ми рас­тал­ки­вать на­род и про­би­рать­ся к две­ри. Сколь­ко я ни тру­ди­лась – вой­ти не смог­ла. Как толь­ко моя но­га ка­са­лась цер­ков­но­го по­ро­га, я оста­нав­ли­ва­лась. Всех при­ни­ма­ла цер­ковь, ни­ко­му не воз­бра­ня­ла вой­ти, а ме­ня, ока­ян­ную, не пус­ка­ла. Так бы­ло три или че­ты­ре ра­за. Си­лы мои ис­сяк­ли. Я ото­шла и вста­ла в уг­лу цер­ков­ной па­пер­ти.

Тут я по­чув­ство­ва­ла, что это гре­хи мои воз­бра­ня­ют мне ви­деть Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, серд­ца мо­е­го кос­ну­лась бла­го­дать Гос­под­ня, я за­ры­да­ла и ста­ла в по­ка­я­нии бить се­бя в грудь. Воз­но­ся Гос­по­ду воз­ды­ха­ния из глу­би­ны серд­ца, я уви­де­ла пред со­бой ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и об­ра­ти­лась к ней с мо­лит­вой: "О Де­во, Вла­ды­чи­це, ро­див­шая пло­тию Бо­га–Сло­во! Знаю, что недо­стой­на я смот­реть на Твою ико­ну. Пра­вед­но мне, блуд­ни­це нена­ви­ди­мой, быть от­верг­ну­той от Тво­ей чи­сто­ты и быть для Те­бя мер­зо­стью, но знаю и то, что для то­го Бог и стал че­ло­ве­ком, чтобы при­звать греш­ных на по­ка­я­ние. По­мо­ги мне, Пре­чи­стая, да бу­дет мне поз­во­ле­но вой­ти в цер­ковь. Не воз­бра­ни мне ви­деть Дре­во, на ко­то­ром пло­тию был рас­пят Гос­подь, про­лив­ший Свою непо­вин­ную Кровь и за ме­ня, греш­ную, за из­бав­ле­ние мое от гре­ха. По­ве­ли, Вла­ды­чи­це, да от­вер­зут­ся и мне две­ри свя­то­го по­кло­не­ния Крест­но­го. Ты мне будь доб­лест­ной По­ру­чи­тель­ни­цей к Ро­див­ше­му­ся от Те­бя. Обе­щаю Те­бе с это­го вре­ме­ни уже не осквер­нять се­бя бо­лее ни­ка­кою плот­скою сквер­ной, но как толь­ко уви­жу Дре­во Кре­ста Сы­на Тво­е­го, от­ре­кусь от ми­ра и тот­час уй­ду ту­да, ку­да Ты как По­ру­чи­тель­ни­ца на­ста­вишь ме­ня".

И ко­гда я так по­мо­ли­лась, по­чув­ство­ва­ла вдруг, что мо­лит­ва моя услы­ша­на. В уми­ле­нии ве­ры, на­де­ясь на Ми­ло­серд­ную Бо­го­ро­ди­цу, я опять при­со­еди­ни­лась к вхо­дя­щим в храм, и ни­кто не от­тес­нил ме­ня и не воз­бра­нил мне вой­ти. Я шла в стра­хе и тре­пе­те, по­ка не до­шла до две­ри и спо­до­би­лась ви­деть Жи­во­тво­ря­щий Крест Гос­по­день.

Так по­зна­ла я тай­ны Бо­жии и что Бог го­тов при­нять ка­ю­щих­ся. Па­ла я на зем­лю, по­мо­ли­лась, об­ло­бы­за­ла свя­ты­ни и вы­шла из хра­ма, спе­ша вновь пред­стать пред мо­ей По­ру­чи­тель­ни­цей, где да­но бы­ло мной обе­ща­ние. Пре­кло­нив ко­ле­ни пред ико­ной, так мо­ли­лась я пред ней:

"О Бла­го­лю­би­вая Вла­ды­чи­це на­ша Бо­го­ро­ди­це! Ты не возг­ну­ша­лась мо­лит­вы мо­ей недо­стой­ной. Сла­ва Бо­гу, при­ем­лю­ще­му То­бой по­ка­я­ние греш­ных. На­ста­ло мне вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние, в ко­то­ром Ты бы­ла По­ру­чи­тель­ни­цей. Ныне, Вла­ды­чи­це, на­правь ме­ня на путь по­ка­я­ния".

И вот, не кон­чив еще сво­ей мо­лит­вы, слы­шу го­лос, как бы го­во­ря­щий из­да­ле­ка: "Ес­ли пе­рей­дешь за Иор­дан, то об­ре­тешь бла­жен­ный по­кой".

Я тот­час уве­ро­ва­ла, что этот го­лос был ра­ди ме­ня, и, пла­ча, вос­клик­ну­ла к Бо­го­ро­ди­це: "Гос­по­же Вла­ды­чи­це, не оставь ме­ня, греш­ни­цы сквер­ной, но по­мо­ги мне", – и тот­час вы­шла из цер­ков­но­го при­тво­ра и по­шла прочь. Один че­ло­век дал мне три мед­ные мо­не­ты. На них я ку­пи­ла се­бе три хле­ба и у про­дав­ца узна­ла путь на Иор­дан.

На за­ка­те я до­шла до церк­ви свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля близ Иор­да­на. По­кло­нив­шись преж­де все­го в церк­ви, я тот­час спу­сти­лась к Иор­да­ну и омы­ла его свя­тою во­дой ли­цо и ру­ки. За­тем я при­ча­сти­лась в хра­ме свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи Пре­чи­стых и Жи­во­тво­ря­щих Тайн Хри­сто­вых, съе­ла по­ло­ви­ну от од­но­го из сво­их хле­бов, за­пи­ла его свя­той Иор­дан­ской во­дой и про­спа­ла ту ночь на зем­ле у хра­ма. На­ут­ро же, най­дя невда­ле­ке неболь­шой челн, я пе­ре­пра­ви­лась в нем через ре­ку на дру­гой бе­рег и опять го­ря­чо мо­ли­лась На­став­ни­це мо­ей, чтобы Она на­пра­ви­ла ме­ня, как Ей Са­мой бу­дет угод­но. Сра­зу же по­сле то­го я и при­шла в эту пу­сты­ню".

Ав­ва Зо­си­ма спро­сил у пре­по­доб­ной: "Сколь­ко же лет, мать моя, про­шло с то­го вре­ме­ни, как ты по­се­ли­лась в этой пу­стыне?" – "Ду­маю, – от­ве­ча­ла она, – 47 лет про­шло, как вы­шла я из Свя­то­го Гра­да".

Ав­ва Зо­си­ма вновь спро­сил: "Что име­ешь или что на­хо­дишь ты се­бе в пи­щу здесь, мать моя?" И она от­ве­ча­ла: "Бы­ло со мной два с по­ло­ви­ной хле­ба, ко­гда я пе­ре­шла Иор­дан, по­ти­хонь­ку они ис­сох­ли и ока­ме­не­ли, и, вку­шая по­не­мно­гу, мно­гие го­ды я пи­та­лась от них".

Опять спро­сил ав­ва Зо­си­ма: "Неуже­ли без бо­лез­ней пре­бы­ла ты столь­ко лет? И ни­ка­ких ис­ку­ше­ний не при­ни­ма­ла от вне­зап­ных при­ло­гов и со­блаз­нов?" – "Верь мне, ав­ва Зо­си­ма, – от­ве­ча­ла пре­по­доб­ная, – 17 лет про­ве­ла я в этой пу­стыне, слов­но с лю­ты­ми зве­ря­ми, бо­рясь со сво­и­ми по­мыс­ла­ми... Ко­гда я на­чи­на­ла вку­шать пи­щу, тот­час при­хо­дил по­мысл о мя­се и ры­бе, к ко­то­рым я при­вык­ла в Егип­те. Хо­те­лось мне и ви­на, по­то­му что я мно­го пи­ла его, ко­гда бы­ла в ми­ру. Здесь же, не имея ча­сто про­стой во­ды и пи­щи, я лю­то стра­да­ла от жаж­ды и го­ло­да. Тер­пе­ла я и бо­лее силь­ные бед­ствия: мной овла­де­ва­ло же­ла­ние лю­бо­дей­ных пе­сен, они буд­то слы­ша­лись мне, сму­щая серд­це и слух. Пла­ча и бия се­бя в грудь, я вспо­ми­на­ла то­гда обе­ты, ко­то­рые да­ва­ла, идя в пу­сты­ню, пред ико­ной Свя­той Бо­го­ро­ди­цы, По­руч­ни­цы мо­ей, и пла­ка­ла, мо­ля ото­гнать тер­зав­шие ду­шу по­мыс­лы. Ко­гда в ме­ру мо­лит­вы и пла­ча со­вер­ша­лось по­ка­я­ние, я ви­де­ла ото­всю­ду мне си­яв­ший Свет, и то­гда вме­сто бу­ри ме­ня об­сту­па­ла ве­ли­кая ти­ши­на.

Блуд­ные же по­мыс­лы, про­сти, ав­ва, как ис­по­ве­даю те­бе? Страст­ный огнь раз­го­рал­ся внут­ри мо­е­го серд­ца и всю опа­лял ме­ня, воз­буж­дая по­хоть. Я же при по­яв­ле­нии ока­ян­ных по­мыс­лов по­вер­га­лась на зем­лю и слов­но ви­де­ла, что пре­до мной сто­ит Са­ма Пре­свя­тая По­ру­чи­тель­ни­ца и су­дит ме­ня, пре­сту­пив­шую дан­ное обе­ща­ние. Так не вста­ва­ла я, ле­жа ниц день и ночь на зем­ле, по­ка вновь не со­вер­ша­лось по­ка­я­ние и ме­ня не окру­жал тот же бла­жен­ный Свет, от­го­няв­ший злые сму­ще­ния и по­мыш­ле­ния.

Так жи­ла я в этой пу­стыне пер­вые сем­на­дцать лет. Тьма за тьмой, бе­да за на­па­стью об­сто­я­ли ме­ня, греш­ную. Но с то­го вре­ме­ни и до­ныне Бо­го­ро­ди­ца, По­мощ­ни­ца моя, во всем ру­ко­вод­ству­ет мною".

Ав­ва Зо­си­ма опять спра­ши­вал: "Неуже­ли те­бе не по­тре­бо­ва­лось здесь ни пи­щи, ни оде­я­ния?"

Она же от­ве­ча­ла: "Хле­бы мои кон­чи­лись, как я ска­за­ла, в эти сем­на­дцать лет. По­сле то­го я ста­ла пи­тать­ся ко­ре­нья­ми и тем, что мог­ла об­ре­сти в пу­стыне. Пла­тье, ко­то­рое бы­ло на мне, ко­гда пе­ре­шла Иор­дан, дав­но разо­дра­лось и ис­тле­ло, и мне мно­го по­том при­шлось тер­петь и бед­ство­вать и от зноя, ко­гда ме­ня па­ли­ла жа­ра, и от зи­мы, ко­гда я тряс­лась от хо­ло­да. Сколь­ко раз я па­да­ла на зем­лю как мерт­вая. Сколь­ко раз в без­мер­ном бо­ре­нии пре­бы­ва­ла с раз­лич­ны­ми на­па­стя­ми, бе­да­ми и ис­ку­ше­ни­я­ми. Но с то­го вре­ме­ни и до ны­неш­не­го дня си­ла Бо­жия неве­до­мо и мно­го­об­раз­но со­блю­да­ла мою греш­ную ду­шу и сми­рен­ное те­ло. Пи­та­лась и по­кры­ва­лась я гла­го­лом Бо­жи­им, всё со­дер­жа­щим (Втор.8:3), ибо не о хле­бе еди­ном жив бу­дет че­ло­век, но о вся­ком гла­го­ле Бо­жи­ем (Мф.4:4; Лк.4:4), и не име­ю­щие по­кро­ва ка­ме­ни­ем об­ле­кут­ся (Иов.24:8), ес­ли со­вле­кут­ся гре­хов­но­го оде­я­ния (Кол.3:9). Как вспо­ми­на­ла, от сколь­ко­го зла и ка­ких гре­хов из­ба­вил ме­ня Гос­подь, в том на­хо­ди­ла я пи­щу неис­то­щи­мую".

Ко­гда ав­ва Зо­си­ма услы­шал, что и от Свя­щен­но­го Пи­са­ния го­во­рит на па­мять свя­тая по­движ­ни­ца – от книг Мо­и­сея и Иова и от псал­мов Да­ви­до­вых, – то­гда спро­сил пре­по­доб­ную: "Где, мать моя, на­учи­лась ты псал­мам и иным Кни­гам?"

Она улыб­ну­лась, вы­слу­шав этот во­прос, и от­ве­ча­ла так: "По­верь мне, че­ло­век Бо­жий, ни еди­но­го не ви­де­ла че­ло­ве­ка, кро­ме те­бя, с тех пор, как пе­ре­шла Иор­дан. Кни­гам и рань­ше ни­ко­гда не учи­лась, ни пе­ния цер­ков­но­го не слы­ша­ла, ни Бо­же­ствен­но­го чте­ния. Раз­ве что Са­мо Сло­во Бо­жие, жи­вое и все­твор­че­ское, учит че­ло­ве­ка вся­ко­му ра­зу­му (Кол.3:16; 2Пет.1:21; 1Фес.2:13). Впро­чем, до­воль­но, уже всю жизнь мою я ис­по­ве­да­ла те­бе, но с че­го на­чи­на­ла, тем и кон­чаю: за­кли­наю те­бя во­пло­ще­ни­ем Бо­га–Сло­ва – мо­лись, свя­той ав­ва, за ме­ня, ве­ли­кую греш­ни­цу.

И еще за­кли­наю те­бя Спа­си­те­лем, Гос­по­дом на­шим Иису­сом Хри­стом – все то, что слы­шал ты от ме­ня, не ска­зы­вай ни еди­но­му до тех пор, по­ка Бог не возь­мет ме­ня от зем­ли. И ис­пол­ни то, о чем я сей­час ска­жу те­бе. Бу­ду­щим го­дом, в Ве­ли­кий пост, не хо­ди за Иор­дан, как ваш ино­че­ский обы­чай по­веле­ва­ет".

Опять уди­вил­ся ав­ва Зо­си­ма, что и чин их мо­на­стыр­ский из­ве­стен свя­той по­движ­ни­це, хо­тя он пред нею не об­мол­вил­ся о том ни од­ним сло­вом.

"Пре­будь же, ав­ва, – про­дол­жа­ла пре­по­доб­ная, – в мо­на­сты­ре. Впро­чем, ес­ли и за­хо­чешь вый­ти из мо­на­сты­ря, ты не смо­жешь... А ко­гда на­сту­пит свя­той Ве­ли­кий чет­верг Тай­ной Ве­че­ри Гос­под­ней, вло­жи в свя­той со­суд Жи­во­тво­ря­ще­го Те­ла и Кро­ви Хри­ста, Бо­га на­ше­го, и при­не­си мне. Жди же ме­ня на той сто­роне Иор­да­на, у края пу­сты­ни, чтобы мне, при­дя, при­ча­стить­ся Свя­тых Та­ин. А ав­ве Иоан­ну, игу­ме­ну ва­шей оби­те­ли, так ска­жи: вни­май се­бе и ста­ду сво­е­му (1Тим.4:16). Впро­чем, не хо­чу, чтобы ты те­перь ска­зал ему это, но ко­гда ука­жет Гос­подь".

Ска­зав так и ис­про­сив еще раз мо­литв, пре­по­доб­ная по­вер­ну­лась и ушла в глу­би­ну пу­сты­ни.

Весь год ста­рец Зо­си­ма пре­был в мол­ча­нии, ни­ко­му не смея от­крыть яв­лен­ное ему Гос­по­дом, и при­леж­но мо­лил­ся, чтобы Гос­подь спо­до­бил его еще раз уви­деть свя­тую по­движ­ни­цу.

Ко­гда же вновь на­сту­пи­ла пер­вая сед­ми­ца свя­то­го Ве­ли­ко­го по­ста, пре­по­доб­ный Зо­си­ма из-за бо­лез­ни дол­жен был остать­ся в мо­на­сты­ре. То­гда он вспом­нил про­ро­че­ские сло­ва пре­по­доб­ной о том, что не смо­жет вый­ти из мо­на­сты­ря. По про­ше­ствии несколь­ких дней пре­по­доб­ный Зо­си­ма ис­це­лил­ся от неду­га, но все же остал­ся до Страст­ной сед­ми­цы в мо­на­сты­ре.

При­бли­зил­ся день вос­по­ми­на­ния Тай­ной ве­че­ри. То­гда ав­ва Зо­си­ма ис­пол­нил по­ве­лен­ное ему – позд­ним ве­че­ром вы­шел из мо­на­сты­ря к Иор­да­ну и сел на бе­ре­гу в ожи­да­нии. Свя­тая мед­ли­ла, и ав­ва Зо­си­ма мо­лил Бо­га, чтобы Он не ли­шил его встре­чи с по­движ­ни­цей.

На­ко­нец пре­по­доб­ная при­шла и ста­ла по ту сто­ро­ну ре­ки. Ра­ду­ясь, пре­по­доб­ный Зо­си­ма под­нял­ся и сла­вил Бо­га. Ему при­шла мысль: как она смо­жет без лод­ки пе­ре­брать­ся через Иор­дан? Но пре­по­доб­ная, крест­ным зна­ме­ни­ем пе­ре­кре­стив Иор­дан, быст­ро по­шла по во­де. Ко­гда же ста­рец хо­тел по­кло­нить­ся ей, она за­пре­ти­ла ему, крик­нув с се­ре­ди­ны ре­ки: "Что тво­ришь, ав­ва? Ведь ты – иерей, но­си­тель ве­ли­ких Тайн Бо­жи­их".

Пе­рей­дя ре­ку, пре­по­доб­ная ска­за­ла ав­ве Зо­си­ме: "Бла­го­сло­ви, от­че". Он же от­ве­чал ей с тре­пе­том, ужас­нув­шись о див­ном ви­де­нии: "Во­ис­ти­ну нело­жен Бог, обе­щав­ший упо­до­бить Се­бе всех очи­ща­ю­щих­ся, на­сколь­ко это воз­мож­но смерт­ным. Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же наш, по­ка­зав­ше­му мне через свя­тую ра­бу Свою, как да­ле­ко от­стою от ме­ры со­вер­шен­ства".

По­сле это­го пре­по­доб­ная про­си­ла его про­чи­тать "Ве­рую" и "От­че наш". По окон­ча­нии мо­лит­вы она, при­ча­стив­шись Свя­тых Страш­ных Хри­сто­вых Та­ин, про­стер­ла ру­ки к небу и со сле­за­ми и тре­пе­том про­из­нес­ла мо­лит­ву свя­то­го Си­мео­на Бо­го­при­им­ца: "Ныне от­пу­ща­е­ши ра­бу Твою, Вла­ды­ко, по гла­го­лу Тво­е­му с ми­ром, яко ви­де­ста очи мои спа­се­ние Твое".

За­тем вновь пре­по­доб­ная об­ра­ти­лась к стар­цу и ска­за­ла: "Про­сти, ав­ва, еще ис­пол­ни и дру­гое мое же­ла­ние. Иди те­перь в свой мо­на­стырь, а на сле­ду­ю­щий год при­хо­ди к то­му ис­сох­ше­му по­то­ку, где мы пер­вый раз го­во­ри­ли с то­бой". "Ес­ли бы воз­мож­но мне бы­ло, – от­ве­чал ав­ва Зо­си­ма, – непре­стан­но за то­бой хо­дить, чтобы ли­це­зреть твою свя­тость!" Пре­по­доб­ная сно­ва про­си­ла стар­ца: "Мо­лись, Гос­по­да ра­ди, мо­лись за ме­ня и вспо­ми­най мое ока­ян­ство". И, крест­ным зна­ме­ни­ем осе­нив Иор­дан, она, как преж­де, про­шла по во­дам и скры­лась во тьме пу­сты­ни. А ста­рец Зо­си­ма воз­вра­тил­ся в мо­на­стырь в ду­хов­ном ли­ко­ва­нии и тре­пе­те и в од­ном уко­рял се­бя, что не спро­сил име­ни пре­по­доб­ной. Но он на­де­ял­ся на сле­ду­ю­щий год узнать на­ко­нец и ее имя.

Про­шел год, и ав­ва Зо­си­ма сно­ва от­пра­вил­ся в пу­сты­ню. Мо­лясь, он до­шел до ис­с­хо­ше­го по­то­ка, на во­сточ­ной сто­роне ко­то­ро­го уви­дел свя­тую по­движ­ни­цу. Она ле­жа­ла мерт­вая, со сло­жен­ны­ми, как по­до­ба­ет, на гру­ди ру­ка­ми, ли­цом об­ра­щен­ная к Во­сто­ку. Ав­ва Зо­си­ма омыл сле­за­ми ее сто­пы, не дер­зая ка­сать­ся те­ла, дол­го пла­кал над усоп­шей по­движ­ни­цей и стал петь псал­мы, по­до­ба­ю­щие скор­би о кон­чине пра­вед­ных, и чи­тать по­гре­баль­ные мо­лит­вы. Но он со­мне­вал­ся, угод­но ли бу­дет пре­по­доб­ной, ес­ли он по­гре­бет ее. Толь­ко он это по­мыс­лил, как уви­дел, что у гла­вы ее на­чер­та­но: "По­гре­би, ав­ва Зо­си­ма, на этом ме­сте те­ло сми­рен­ной Ма­рии. Воз­дай персть пер­сти. Мо­ли Гос­по­да за ме­ня, пре­став­ль­шу­ю­ся ме­ся­ца ап­ре­ля в пер­вый день, в са­мую ночь спа­си­тель­ных стра­да­ний Хри­сто­вых, по при­ча­ще­нии Бо­же­ствен­ной Тай­ной Ве­че­ри".

Про­чи­тав эту над­пись, ав­ва Зо­си­ма уди­вил­ся сна­ча­ла, кто мог сде­лать ее, ибо са­ма по­движ­ни­ца не зна­ла гра­мо­ты. Но он был рад на­ко­нец узнать ее имя. По­нял ав­ва Зо­си­ма, что пре­по­доб­ная Ма­рия, при­ча­стив­шись Свя­тых Тайн на Иор­дане из его рук, во мгно­ве­ние про­шла свой даль­ний пу­стын­ный путь, ко­то­рым он, Зо­си­ма, ше­ство­вал два­дцать дней, и тот­час ото­шла ко Гос­по­ду.

Про­сла­вив Бо­га и омо­чив сле­за­ми зем­лю и те­ло пре­по­доб­ной Ма­рии, ав­ва Зо­си­ма ска­зал се­бе: "По­ра уже те­бе, ста­рец Зо­си­ма, со­вер­шить по­ве­лен­ное те­бе. Но как су­ме­ешь ты, ока­ян­ный, ис­ко­пать мо­ги­лу, ни­че­го не имея в ру­ках?" Ска­зав это, он уви­дел невда­ле­ке в пу­стыне ле­жав­шее по­вер­жен­ное де­ре­во, взял его и на­чал ко­пать. Но слиш­ком су­ха бы­ла зем­ля, сколь­ко ни ко­пал он, об­ли­ва­ясь по­том, ни­че­го не мог сде­лать. Рас­пря­мив­шись, ав­ва Зо­си­ма уви­дел у те­ла пре­по­доб­ной Ма­рии огром­но­го льва, ко­то­рый ли­зал ее сто­пы. Стар­ца объ­ял страх, но он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, ве­руя, что оста­нет­ся невре­дим мо­лит­ва­ми свя­той по­движ­ни­цы. То­гда лев на­чал лас­кать­ся к стар­цу, и ав­ва Зо­си­ма, воз­го­ра­ясь ду­хом, при­ка­зал льву ис­ко­пать мо­ги­лу, чтобы пре­дать зем­ле те­ло свя­той Ма­рии. По его сло­ву лев ла­па­ми ис­ко­пал ров, в ко­то­ром и бы­ло по­гре­бе­но те­ло пре­по­доб­ной. Ис­пол­нив за­ве­щан­ное, каж­дый по­шел сво­ей до­ро­гой: лев – в пу­сты­ню, а ав­ва Зо­си­ма – в мо­на­стырь, бла­го­слов­ляя и хва­ля Хри­ста, Бо­га на­ше­го.

При­дя в оби­тель, ав­ва Зо­си­ма по­ве­дал мо­на­хам и игу­ме­ну, что ви­дел и слы­шал от пре­по­доб­ной Ма­рии. Все ди­ви­лись, слу­шая о ве­ли­чии Бо­жи­ем, и со стра­хом, ве­рой и лю­бо­вью уста­но­ви­ли тво­рить па­мять пре­по­доб­ной Ма­рии и по­чи­тать день ее пре­став­ле­ния. Ав­ва Иоанн, игу­мен оби­те­ли, по сло­ву пре­по­доб­ной с Бо­жи­ей по­мо­щью ис­пра­вил в оби­те­ли то, что над­ле­жа­ло. Ав­ва Зо­си­ма, по­жив еще бо­го­угод­но в том же мо­на­сты­ре и немно­го не до­жив до ста лет, окон­чил здесь свою вре­мен­ную жизнь, пе­рей­дя в жизнь веч­ную.

Так пе­ре­да­ли нам див­ную по­весть о жи­тии пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской древ­ние по­движ­ни­ки слав­ной оби­те­ли свя­то­го все­х­валь­но­го Пред­те­чи Гос­под­ня Иоан­на, рас­по­ло­жен­ной на Иор­дане. По­весть эта пер­во­на­чаль­но не бы­ла ими за­пи­са­на, но пе­ре­да­ва­лась бла­го­го­вей­но свя­ты­ми стар­ца­ми от на­став­ни­ков к уче­ни­кам.

– Я же, – го­во­рит свя­ти­тель Со­фро­ний, ар­хи­епи­скоп Иеру­са­лим­ский (па­мять 11 мар­та), пер­вый опи­са­тель Жи­тия, – что при­нял в свой че­ред от свя­тых от­цов, все пре­дал пись­мен­ной по­ве­сти.

Бог, тво­ря­щий ве­ли­кие чу­де­са и ве­ли­ки­ми да­ро­ва­ни­я­ми воз­да­ю­щий всем, с ве­рою к Нему об­ра­ща­ю­щим­ся, да воз­на­гра­дит и чи­та­ю­щих, и слу­ша­ю­щих, и пе­ре­дав­ших нам эту по­весть и спо­до­бит нас бла­гой ча­сти с бла­жен­ной Ма­ри­ей Еги­пет­ской и со все­ми свя­ты­ми, Бо­го­мыс­ли­ем и тру­да­ми сво­и­ми уго­див­ши­ми Бо­гу от ве­ка. Да­дим же и мы сла­ву Бо­гу Ца­рю веч­но­му, да и нас спо­до­бит ми­лость об­ре­сти в День Суд­ный о Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем, Ему же по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь, и дер­жа­ва, и по­кло­не­ние со От­цем, и Пре­свя­тым и Жи­во­тво­ря­щим Ду­хом, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков, аминь.

Молитвы

Тропарь преподобной Марии Египетской

глас 8

В тебе, мати, известно спасеся еже по образу,/ приимши бо крест, последовала еси Христу,/ и деющи учила еси презирати убо плоть, преходит бо,/ прилежати же о души, вещи безсмертней.// Темже и со Ангелы срадуется, преподобная Марие, дух Твой.

Ин кондак преподобной Марии Египетской

глас 4

Греха мглы избежавши,/ покаяния светом озаривши твое сердце, славная,/ пришла еси ко Христу,/ Сего Всенепорочную и святую Матерь/ Молитвенницу милостивную принесла еси./ Отонудуже и прегрешений обрела еси оставление/ и со Ангелы присно срадуешися.

показать все

Кондак преподобной Марии Египетской

глас 3

Блудами первее преисполнена всяческими,/ Христова невеста днесь покаянием явися,/ Ангельское жительство подражающи,/ демоны Креста оружием погубляет./ Сего ради Царствия невеста явилася еси,// Марие преславная.

Величание преподобной Марии Египетской

Величаем тя, преодобная мати Марие, и чтим святую память твою, наставнице монахов и собеседнице Ангелов.

Молитва преподобной Марии Египетской

О великая Христова угоднице, преподобная Марие! На Небеси Престолу Божию предстоящи, на земли же духом любве с нами пребывающи, имеющи дерзновение ко Господу, моли, спасти рабы Его, к тебе с любовию притекающии. Испроси нам у Великомилостиваго Владыки и Господа веры непорочное соблюдение, градов и весей наших утверждение, от глада и пагубы избавление, скорбящим – утешение, недугующим – исцеление, падшим – возстание, заблуждщим – укрепление, в делах благих преспеяние и благословение, сиротам и вдовицам – заступление и отшедшим от сего жития – вечное упокоение, всем же нам в день страшнаго Суда одесную страны общники быти и блаженный глас Судии мира услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира, и тамо пребывания во веки получити. Аминь.

Каноны и Акафисты

Канон преподобной Марии Египетской

глас 4

Песнь 1

Ирмос: Моря чермную пучину невлажными стопами древний пешешествовав Израиль, крестообразныма Моисеовыма рукама Амаликову силу в пустыни победил есть.

Скверну прегрешений очисти смиренныя моея души, Твоею милостию, Христе, мглу и омрачение страстей отжени молитвами преподобныя Твоея.

Страстьми плотскими осквернивши душевное благородие, воздержанием паки, о честная, твой ум просветила еси, тучами слез твоих душу уяснивши.

Египта страстей избегла еси, яко от греховна источника, и, фараона избавльшися лютаго осквернения, безстрастия ныне землю наследовала еси, и со Ангелы ликуеши присно.

Богородичен: Зрящи Твою икону, Владычице, Богородительнице Чистая, и рождшагося Слова от Твоея пречистыя, Дево, утробы, и поручницу Тя к Сему тепле просит преславная.

Песнь 3

Ирмос: Веселится о Тебе Церковь Твоя, Христе, зовущи: Ты моя крепость, Господи, и прибежище, и утверждение.

Возсмердешася душевныя и согнишася твоя раны, но источником слез твоих сия омыла еси тепле.

Побеждени быша тобою демонстии полцы, и страстная взыграния слезами уранила еси.

Яко утренний облак и якоже капля, каплющи, была еси всем, проливающи воды покаяния спасительнаго.

Богородичен: Тя Предстательницу, Чистая, и спасение, и крепость имущи, Креста святаго древу, честная, поклонися.

Кондак, глас 3

Блудами первее преисполнена всяческими, Христова невеста днесь покаянием явися, ангельское жительство подражающи, демона креста оружием погубляет. Сего ради Царствия невеста явилася еси, Марие преславная.

Седален, глас 8

Взыграния вся плотская обуздавши болезньми постническими, мужественное показала еси души твоея мудрование, Креста бо возжелевши образ видети, себе, приснопамятная, миру распяла еси, отонудуже и к ревности жития непорочнаго усердно воздвигла еси себе, всеблаженная, Марие преславная. Моли Христа Бога грехов оставление подати чествующим любовию святую память твою.

Песнь 4

Ирмос: Вознесена Тя видевши Церковь на Кресте, Солнце Праведное, ста в чине своем, достойно взывающи: слава силе Твоей, Господи.

Удалилася еси, бежавши, сущих в мире и сладких всех, едина же Единому чисто приобщилася еси крайним воздержанием и терпением дел твоих.

Телесная движения и разжжения воздержанием поистинне изсушила еси, отонудуже душу украсила еси, Марие всеславная, Божественными видении и детельми.

Добродетельною твоею силою, слезами и постом крайним, молитвою же и варом, зимою и наготою приятелище была еси Святаго Духа честно.

Богородичен: К Твоей иконе прибегши, и из Тебе Рожденнаго, Марие Дево, Тобою ныне обрете жизнь безсмертную, в раи ликующи.

Песнь 5

Ирмос: Ты, Господи, мой свет в мир пришел еси, Свет Святый, обращаяй из мрачна неведения верою воспевающия Тя.

В след Христа последовала еси, радующися, носящи крест свой на раме, Марие, и демоны уранила еси.

Показала еси нам покаяния лечбу, показала еси и стезю, ведущую паки к жизни негиблющей.

Ты буди ми, честная, заступница непобедима и избави страстей мя, болезни же всякия мольбами твоими ко Господу.

Богородичен: На Твою, Владычице Чистая, икону взираше, Тебе всегда молящися, страстей нападания преподобная посрамляше.

Песнь 6

Ирмос: Пожру Ти со гласом хваления, Господи, Церковь вопиет Ти, от бесовския крове очищшися ради милости от ребр Твоих истекшею Кровию.

Потом греховную скверну омыла еси, к нетленней же славе твоею мыслию смотряющи, ныне обрела еси благоплодие болезнем твоим, славная.

Всем грешником, Марие, житие твое образ показася, безмерно согрешившим, в житии востати и скверну очистити слезами.

Ущедри смиренную мою душу, Человеколюбче, юже оскверних, дея нечистая хотения плоти моея, но Ты мя преподобныя молитвами помилуй.

Богородичен: Всею твоею душею и сердцем возлюбила еси от Девы рожденнаго Бога Слова, Живаго и воплощенна, глас тебе, преподобная, принесша.

Кондак, глас 4

Греха мглы избежавши, покаяния светом озаривши твое сердце, славная, пришла еси ко Христу, Сего Всенепорочную и святую Матерь Молитвенницу милостивную принесла еси. Отонудуже и прегрешений обрела еси оставление и со Ангелы присно срадуешися.

Икос

Змия, древле во Едеме запеншаго Еве прелестию древа, низвергла еси в ров Древом Крестным, славная Марие, и, отбегши сласти, чистоты возжелела еси, отонудуже и с девами сподобилася еси внутрь чертога внити твоего Владыки, с сими насладитися достойно. Того убо прилежно моли, яко да многих грехов разрешение подаст и Своея жизни нас сподобит со Ангелы присно радоватися.

Песнь 7

Ирмос: В пещи Авраамстии отроцы персидстей, любовию благочестия паче, нежели пламенем опаляеми, взываху: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Скорбную и тесную шествовавши стезю яве, добротою добродетелей уяснивши душу, Небесную достигла еси жизнь некончаемую, идеже Свет безконечный есть Христос.

Яже в мире поправши временная вся, ныне ликуеши со всеми воинствы Ангельскими, воспевающи: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Коварства вражия и оружия оскудеша вся крепким постом и молитвою твоею, преподобная, и слезами, и ныне убо отгонятся и страстей настояния, Марие честная.

Богородичен: Неискусобрачно яже Бога безплотна порождши воистину и Дева пребывши поистинне, Твоею силою, Всечестная, отгнала еси страстей и демонов воинства.

Песнь 8

Ирмос: Руце распростер, Даниил львов зияния в рове затче: огненную же силу угасиша, добродетелию препоясавшеся, благочестия рачители отроцы, взывающе: благословите, вся дела Господня, Господа.

Весь сиянием добродетелей озаривши ум, Марие славная, Богу беседовавши, плоть бо истнивши постом многим и помыслом благочестивым, пела еси, радующися: благословите, вся дела Господня, Господа.

Креста знамением себе оградивши, Иорданския ногами немокренными твоими воды преплывши, Марие, верно и Небеснаго Христа, Телу и Крови Его, причащшися, — ныне отпущаеши рабу Твою, — рекла еси.

Священник Божественный Зосима, таинник благодати, быстрину яко виде тя Иорданскую, славная, прешедшу немокренными ногами, страхом и трепетом одержимь быв, радуяся, пояше: благословите, вся дела Господня, Господа.

Богородичен: Тобою, Пренескверная, тлю и скверну всю оттрясе, и облечеся, Владычице, в ризу безсмертну, и Тобою Твоему Сыну преподобная вопияше: благословите, вся дела Господня, Господа.

Песнь 9

Ирмос: Камень нерукосечный от несекомыя горы, Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос, совокупивый разстоящаяся естества, тем, веселящеся, Тя, Богородице, величаем.

Ныне нетленною и Божественною воистину пищею насыщаема и Светом наслаждающися мысленным и Невечерним в Небесных селех, идеже Ангельстии чини о нас Бога молят.

Славы текущия и тленныя же возгнушавшися, Марие, славу и жизнь наследовала еси блаженную. Христа моли о совершающих твою всесвятую память всегда.

Виждь мою скорбь, преподобная, и стенание сердца, виждь тесноту жизни моея, спаси мя от греха моего и душу мою ущедри твоими ходатайствы ко Господу.

Богородичен: Владычице Чистая Богородице, грешников спасение, приими мольбу сию, избави мя от грех моих, Твоему Сыну прибегающа, молитвами преподобныя Твоея.

Светилен

Образ покаяния нам дадеся, Марие, твоим бо теплым умилением возврати побеждение, Заступницу стяжавши Богородицу Марию, с Неюже о нас помолися.

Акафист преподобной Марии Египетской

Кондак 1

Избранной от Господа во образ спасения всем грешным и отчаянным, из глубины греха востекшей на высоту безстрастия, похвальная пения приносим ти, мати преподобная, ты же, яко имея дерзновение к щедрому Богу, молитвами твоими настави на стезю твоего покаяния любовию тебе зовущих:

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Икос 1

Ангела во плоти узрев тя в пустыни Иорданской великий Зосима, на воздусе стоящую и о мире молящуюся, со удивлением и ужасом одержим весь трепетом быв, слезами обливаяся, вопияше тебе таковая:

Радуйся, благодати и света исполненная; радуйся, прозрения даром украшенная.

Радуйся, в молитвах твоих к Богу на воздусе вземлемая; радуйся, пустынное сокровище, от мира утаенное.

Радуйся, безплотных сожительнице; радуйся, Духа Святаго селение.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 2

Видяще старца благоговейнаго ужаса исполнена, тихим гласом рекла еси тому преподобная: не бойся, авво Зосимо, несмь дух, но земля, прах, и пепел, и всячески плоть, ничтоже духовное когда помыслившая и ни единыя добродетели имущая. Жена есмь грешница, недостойная взирати на небо, и со страхом грешными усты зову Богу: Аллилуиа.

Икос 2

Разумети ища дивную тайну, в тебе сокровенную, старец паде пред ногама твоима, глаголя: заклинаю тя именем Господа нашего Иисуса Христа, Егоже ради наготу носиши сию, не скрый от мене жития твоего, да величия Божия яве сотвориши. С нимже и мы дерзаем ублажити тя сице:

Радуйся, смирения светлая высото; радуйся, дарований духовных богатство неисчерпаемое.

Радуйся, любве ради Божия тело свое умертвившая; радуйся, в пустыни непроходней едина, с единым Богом пребывшая.

Радуйся, райскою красотою сияющая; радуйся, безстрастия светом озаренная.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 3

Силою Вышняго укрепляема, исповем ти, человече Божий, грехи и беззакония моя, - отвещала еси Зосиме, - стыжуся, отче, прости мя, но понеже тело мое наго видел еси, обнажу ти и дела моя, обаче молю тя первее: не бежи от мене, не терпя слышати безместная, яже аз содеях; но, милосердствуя о мне, молися за мя, блудную, и Богу, не возгнушавшуся мною, зови: Аллилуиа.

Икос 3

Имея милосердие неизреченное, с мытари и грешники вечерявый, Той и мне, в глубину погибели падшей, простре руку Свою Божественную, егда бо возжелах аз внити в храм Господень, некая сила возбрани ми вход, сердца же моего коснувыйся свет разума, показа ми тину дел моих; и начат плакатися о гресех, в перси биющи и горько рыдающи; мы же, покаянию твоему веселящеся, пение приносим ти сицевое:

Радуйся, яко нощи прешедшей возсиявает ти заря спасения; радуйся, яко глас Христов призывает овча заблуждшее от дебрей далеких греха.

Радуйся, яко слезными токи омываеши вся твоя скверны; радуйся, яко слезами твоими очищаеши одеяние души твоея.

Радуйся, яко Отец щедрот объятия Своея любве тебе отверзает; радуйся, яко ведый твоя тайная рукописания грехов твоих раздирает.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 4

Бурею скорбных помыслов одержима, узрела еси во угле притвора церковнаго икону Причистыя Богоматери и, стеня, воззвала еси к Ней: повели, о Владычице, да и мне, недостойной, отверзутся божественныя входы, и буди Ты ми Споручница, яко егда узрю Крест Сына Твоего, мира и иже в мире отвергуся и изыду, аможе Ты повелиши мне, зовущи Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше глас, издалеча глаголющ: ащи Иордан прейдеши, добре покой обрящеши, на колена падши пред Приснодевою, рекла еси: о Владычице! Не гнушается девственная чистота Твоя моея недостойныя молитвы, буди мне спасения Учительница, руководствующая на путь покаяния! Тем убо Ангели Божии, написующе исповедание твое, возглашаху тебе в той час сицевая:

Радуйся, от тьмы греха к чистому свету покаяния преходящая; радуйся, неистовство страстей и любовь плотскую отринувшая.

Радуйся, вся узы и сети врага растерзавшая; радуйся, тяжкое бремя студныя работы диавола во благое и легкое иго Христово пременившая.

Радуйся, от смерти греховныя к вечному животу возстающая; радуйся, от врат погибели к вратам рая восходящая.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 5

Богосветлыми лучами благодати просвещает тя Пресвятая Дева, Та бо Споручница грешных к Богу сущи, отверзает тебе двери милосердия Божия и врата храма святаго, в оньже внитши, со многими слезами поклонилася еси Живоносному Древу, имже мир спасен бысть, и распеншемуся Господу, Кровь Свою за твое избавление излиявшему, благодарственно воспела еси: Аллилуиа.

Икос 5

Видев тайны Божия и како готов есть приимати кающихся, всехвальная Мария, воззвала еси всем сердцем: Владычице Богородице! Не остави мене! - и устремилася еси в пустыню обонпол Иордана, мы же, почитая бегство твое, сретаем тя пении сими:

Радуйся, яко всепрощающею любовию Спаса уранися сердце твое; радуйся, яко сокровище благодати, тобою приятое, потщалася еси сокрыти в пустыни.

Радуйся, яко мира греховныя сладости скоротечно и невозвратно отбегла еси; радуйся, яко бегством твоим демоны огнем попалила еси.

Радуйся, яко тем бегством Небеса возрадовала еси.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 6

Проповедуеши всем падшим и отчаянным, всечестная, Божие человеколюбие и силу покаяния, како грешную душу омывает, очищает, светлит и возводит горе и веселие творит Ангелом Божиим, с нимиже и мы бренными усты зовем: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия мирови от пустыни Иорданской свет великих подвигов твоих, Марие приснославная, многия бо лета, аки адамант тверд и столп непоколебим, пребыла еси, яко со зверьми лютыми, с похотьми твоими борющися и оружием креста отражая разжженныя стрелы лукаваго, сего ради дивящеся пачеестественному терпению твоему, любовию зовем ти:

Радуйся, яко злострадания и труд в пустыни четыредесят и осмь лет понесла еси; радуйся, яко солнечнаго зноя опаление, наготу и мраз нощный претерпела еси.

Радуйся, яко гладом и жаждою истаявала еси; радуйся, яко всякое пожелание плоти конечно умертвила еси.

Радуйся, яко в борьбе со грехом, в тебе живущим, до крове подвизалася еси.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 7

Хотя препятие сотворити твоему светлому к небеси шествию, всеблаженая, исконный враг рода человеческаго не престаяше влагати ти помыслы нечистыя, огнь греховный в удесех твоих разжигая и предлагая тебе на память прежняго жития твоего; ты же, многострадальная, повергалася еси на землю, слезами обливаяся и призывая в помощь Приснодеву, и не воставала еси от земли день и нощь, дондеже сладкий свет осияваше тя, воздвизая благодарственно пети Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Новый человек, по Богу созданный, явилася еси, преподобная, умертвив бо всеконечно ветхаго человека, во Христа облеклася еси, всечудная, седмьнадесят лет безчисленныя беды пострадах. Зосиме рекла еси: «Оттолеже и до днесь сила Божия грешную мою душу и тело смиренное соблюде». Приими убо и от нас, недостойных, похвалы сицевыя:

Радуйся, яко умертвила еси страстей взыграния; радуйся, яко самое естество победила еси.

Радуйся, яко всякий грех от души и плоти твоея потребила еси; радуйся, яко в сердце и умерщвленных удесех твоих носиши Иисуса, тобою любимаго.

Радуйся, яко облеклася еси в одежду веселия духовнаго; радуйся, яко вошла еси в вечный покой Сына Божия.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 8

Странное и преславное изменение твое, преподобная, видяще, демонов темныя полки горько рыдаху, вся же силы небесныя радостию играюще, песнь Христу воспеваху, прославляюще Божие милосердие, грехами людскими не преодоленное, велиим гласом зовуще: Аллилуиа.

Икос 8

Вся была еси в Бозе, Марие всебогатая, егда Зосима, обходя пустыню, видети тя сподобися. «Заклинаю тя, отче, Спасителем Богом, да никомуже речеши, яже слышал еси от мене, дондеже Бог от земли возмет мя», - вещала еси тому - ныне с миром отыди, в посте же грядущаго лета причасти мя Святых Христовых Таин на брезе Иорданстем, то рекши, аки горлица пустыннолюбивая и неудержимая, от очию старца скрылася еси, той же поклонися до земли и целова место, идеже стоясте стопы ног твоих, зовый таковая:

Радуйся, яко обнажившися студа греховнаго, паче снега убелилася еси; радуйся, яко паче лучей солнечных просветилася еси.

Радуйся, яко вся грехи твоя забвенны и прощенны суть у Бога; радуйся , яко часть твоя со святыми.

Радуйся, яко первее блудница, днесь невеста Христова сотворилася еси.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 9

Всяк помысл и ум ужасают болезни твоя, всехвальная, како труд пустыни любве ради Божией претерпела еси, взываше превеликий во отцех Зосима, рыдая: О мати духовная! Ты Богу приблизилася еси, хотел бых, аще бы можно было, во след тебе ходити и зрети честное лице твое и купно с тобою немолчно пети: Аллилиуиа.

Икос 9

Витийство земнородных не довлеет достойно похвалити твоя подвиги, всесветная, кто же доволен изрещи слезныя токи, яже пролияла еси в молитвах к Богу! Кто болезни твоя изочтет, кто исповесть всенощныя бдения, борения и тесноту жития твоего! Пустыню всю чудесы просветивши, яко солнце, просияла еси, всечудная, тем убо молим тя: озари лучами света твоего наши сердца и испроси оставление грехов всем вопиющим тебе таковая:

Радуйся, помраченный образ Божий в светлости велицей в себе возобразившая; радуйся, небесными ароматы благоухающая.

Радуйся, звездами чудес украшенная; радуйся, лучами добродетелей сияющая.

Радуйся, величия Божия всем концем земли благовествующая; радуйся, небо и землю к пению славы Господа твоего призывающая.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 10

Спасителя Бога животворящее Тело и Кровь вземше, в день таинственныя Христовы вечери, авва Зосима, по завещанию твоему, в вечер зело поздень изыде на брег Иордана, неуклонно в пустыню лунным светом осияваемую, зря, и моляшеся к Богу, глаголя: покажи ми, Господи, сокровище Твое, еже в пустыни сокрыл еси! Покажи ми ангела во плоти, да не отыду тощ, нося моя грехи на обличение, но да радуяся, зову Тебе: Аллилуиа.

Икос 10

Стену непроходну мысляше старец быти Иордану реце, между ним и тобою, преподобная: обаче ты, став на одной стране реки, знамением крестным Иордан знаменала еси и купно с тем знамением взошла еси на воду; Зосима же, видев идущу тя к себе верху воды, ужасеся и радостию вопияше тебе:

Радуйся, горняго рая Божия обитательнице; радуйся, яко тварь повинуется велению твоему.

Радуйся, яко волны стелются под честныя нозе твоя; радуйся, яко Иордан тебе служит, луна и звезды небесныя дивятся святыни твоей.

Радуйся, силы Божией дивное проявление; радуйся, храм одушевленный Бога Живаго.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 11

Пение подобаше тебе приносити Всемогущему Богу, авво, по воде шествующи, рекла еси тому: что твориши, священник сый, како дерзаеши кланятися мне, убозей, сам носяй страшныя Таины Христа Бога! Имже верою и любовию, прах и земля покланяющися, со страхом зову: Аллилуиа.

Икос 11

Светом небесным блистаяся, причастилася еси Божественных Таин и радости премирныя исполнися, на небо руце воздевши, рекла еси: ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко! Обращися к старцу, вещала еси: прости, авво Зосимо! В грядущее же лето узриши мя паки в пустыни, якоже хощет Господь, моли Его о мне, отче мой, моли, поминая всегда мое окаянство. И паки Иордан знаменавши, прешла еси верху той воды, старец же, не смея надолзе держати тя, стеня и рыдая, взываше в след тебе таковая:

Радуйся, мертвость Иисуса в теле носящая; радуйся, Воскресения Его славою сияющая.

Радуйся, благодатию, яко ризою света, облеченная; радуйся, яко ангели Божии дивятся чистоте твоей.

Радуйся, яко силы адския ужасаются и трепещут от славы твоея; радуйся, светозарная обитель Всесвятыя Троицы.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 12

Благодатию Божественною окриляема во един час долготу пустыни прешла еси и в нощь спасительныя Христовыя страсти, по причащении Божественныя Тайныя вечери, сном святым уснула еси, о мире моляся, дух твой Господу предала еси, Емуже со ангелы в неисповедимой радости зовеши ныне: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще надгробное пение, богомудрый Зосима, нозе твои честныя слезами омываше, и много молився тебе, покрыв тело твое землею, наго сущее и ничтоже имеющее, точию ветхую мантию, юже исперва тебе даде, радостию и страхом многим одержим, величию Божию дивяся, стояше, зовый к тебе таковая:

Радуйся, яко чадо света сущи, прешла еси к Свету невечернему; радуйся, яко дух твой с веселием прияша селения святых.

Радуйся, яко тело твое упокоися в могиле, юже лев от пустыни тебе ископа; радуйся, яко тобою показа мне Господь, колико отстою от меры совершенства.

Радуйся, о всем мире к Богу ходатаице; радуйся, постников высото, преподобных славо, страдальцев красото.

Радуйся, чудо милосердия Божия, Марие равноангельная.

Кондак 13

О преподобная мати, богоблаженная Марие! Приими от нас ныне приносимое тебе моление и, Свету неприступному предстоя, молися Всещедрому Богу, да милостив быв, ниспослет светозарную благодать покаяния всем заблуждшим чадом Небеснаго Отца и от греха к отеческому дому востекших в райских селениих сподобит вкупе с тобою во веки благодарственно пети Ему: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангела во плоти…» и 1-й кондак «Избранной от Господа …».

Молитва

О великая Христова угоднице, преподобная Марие! На Небеси Престолу Божию предстоящи, на земли же духом любве с нами пребывающи, имеющи дерзновение ко Господу, моли спасти рабы Его, к тебе с любовию притекающия. Испроси нам у Великомилостиваго Владыки и Господа веры непорочное соблюдение, градов и весей наших утверждение, от глада и пагубы избавление, скорбящим — утешение, недугующим — исцеление, падшим — возстание, заблуждщим — укрепление, в делах благих преспеяние и благословение, сиротам и вдовицам — заступление и отшедшим от сего жития — вечное упокоение, всем же нам в день страшнаго Суда одесную страны общники быти и блаженный глас Судии мира услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира, и тамо пребывания во веки получити. Аминь.