» Главная » Словарь - Б
 
   
 
Распечатать Система Orphus

Беснование

Как приобретается порча и беснование в современном мире
игумен Борис (Долженко)

Не придавайте значения словам бесноватого человека старец Паисий

Беснование (одержимость) – господство диавола над человеком. Может выражаться как явно, так и прикровенно, выражаясь в виде отстранённости от Богообщения, лжеучений, атеизма.

 

Беснование – необязательно буйство

Святейший Патриарх Кирилл

Патриаршее слово после Божественной литургии в Новоспасском монастыре 21 августа 2011 г.

Сегодня, в 10-ю неделю по Пятидесятнице, в дни Успенского поста, мы слышали евангельское повествование о том, как Господь исцелил бесноватого, который в новолуние бросался и в воду, и в огонь. Апостолы не могли совершить этого чуда, и отец несчастного пришел и стал просить милости у Спасителя, и Тот исцелил его. Когда апостолы спросили, почему же они не смогли сделать то, что сделал Господь, Он ответил: «род сей изгоняется только молитвой и постом» (см. Мф. 17:21). Эти слова мы все должны крепко хранить в своей памяти, пропустив через свое сознание и через свое сердце.

Нам кажется, что бесноватые, о которых так часто повествует Евангелие, – это буйнопомешанные люди, социально опасные, которые бросались в огонь, воду, разрывали цепи, которые могли напасть на человека. Да, действительно, были и такие бесноватые. Но беснование – необязательно буйство. Беснование ? это господство диавола над человеком. Когда человек оказывается в воле диавола, то диавол определяет строй его мыслей и чувств, его поведение, и если захочет, чтобы человек был буйным, бросался в огонь и в воду, – так и будет. Но диавол может захотеть и нечто иное, и было бы глубочайшей ошибкой считать, что бесноватый – лишь тот, кто цепи на себе рвет. И сегодня существует множество бесноватых – это люди, которые одержимы дьяволом; некоторых из них даже показывают по телевидению. Смотришь в глаза таких людей и видишь диавольскую злобу и бездну, разверзающийся ад. Когда диавол господствует над человеком, когда он порабощает его мысли, когда он толкает его на хулу на Духа Святаго, тогда такой человек – раб диавола.

А почему же дух сей изгоняется только молитвой и постом? Замечательно сказал об этом святитель Иоанн Златоуст: не бойся поста, ибо поста трепещет диавол. Потому что пост, воздержание заставляют человека обратить внимание на свои чувства, на внутреннее состояние. Пост связан с воздержанием, самовоспитанием, самоограничением – с тем, чтобы приблизить господство разума над поведением человека.

Человек постящийся ? это человек, управляемый Богом, потому что он по Божиему закону старается жить, ограничивает свои страсти, раскаивается в своих грехах. Пребывая в молитве, в постоянном общении с Богом, он Богом управляем, и нет у диавола рычагов воздействия на такого человека. Диавол пытается влиять на ум, заражать дурными, грязными, богохульными мыслями, но человек постящийся и контролирующий свое сознание попирает этого змия, и диавол отступает. Но ведь есть еще и чувства, и страсти человеческие, и инстинкты. О, как часто диавол стремится поработить эту чувственную сторону жизни человека! И ведь во множестве случаев это удается. Но тот, кто постится, кто контролирует свои чувства, кто в Таинстве исповеди повергает на Божий суд свои прегрешения, даже мысленные, того не так просто уловить, ибо он способен контролировать свои действия. «Сей род изгоняется молитвой и постом».

А что же происходит с теми, кем овладевает диавол? Как я уже сказал, большинство из них не рвут цепей, не брызжут слюной, не бросаются на ближних своих. Но с какой же легкостью они отдают душу свою диаволу, подвергаясь интеллектуальным соблазнам – даже не столько интеллектуальным, сколько неким мыслям, образам, моделям поведения, которые с навязчивостью предлагаются сегодня современному человеку – не говоря уже о полном порабощении чувственного начала! Этим людям кажется, что они герои, что они сильные – ведь у них может быть власть, у них могут быть деньги и могущество, они могут удовлетворять любые свои похоти и прихоти, чувствуя свою автономию от всех, в том числе от Бога, свое «могущество», не сознавая при этом, что они являются жалкими рабами, марионетками диавола. Дернет диавол за одну ниточку ? он поднимает ногу, за другую ? руку, за третью – вздергивает голову; и так человек возбуждает плоть свою, теряя всякую свободу и всякую возможность управлять самим собой.

Неслучайно во время Успенского поста Святая Церковь напоминает нам о том, что постом и молитвой изгоняется дух диавольский, дух, который сегодня порабощает огромное количество людей, даже не подозревающих о том, что они становятся рабами диавола. И только тогда, когда разбиваются жизни, когда человек в какой-то момент вдруг сознает, что ничего не удалось, что все рушится, что нет ни друзей, ни любимых, ни семьи – нет ничего, кроме страстей, – лишь тогда кто-то, да и то не каждый, может оценить свое состояние духа.

Церковь призвана, обращаясь к современному человеку, говорить в том числе о бесновании. Мы должны справиться с массовым беснованием, в которое вовлекаются миллионы и миллионы людей. Что же делать, как мир спасти? И Господь говорит нам: молитвой и постом. Мы должны поститься и молиться за тех, кто не молится и не постится, – за наших родных, близких, за наших друзей, за наших знакомых, за наших коллег по работе, за тех, кто во власти, кто в силе, за тех людей, которые оказывают влияние на общество. Мы должны понять, что молитва наша ? это не только молитва за себя и за своих родных, это молитва за мир. К такой молитве сугубо призваны монашествующие, в том числе братия сего святого монастыря; и мы должны помнить, что самое главное делание наше ? это молитва за род человеческий, за Отечество наше, за народ наш. Это пост и подвиги за тех и ради тех, кто не способен сегодня сам совершать эти подвиги. И верим, что по слову Златоуста диавол будет трепетать – трепетать перед лицом постящихся и молящихся, тех, кто остается подлинно свободным от всякого диавольского приражения.

Пусть Господь поможет Вам, Ваше Преосвященство, владыка Савва, инокам сей святой обители, всем монашествующим, всему духовенству нашему, всему благочестивому верующему народу помнить о своей миссии, о миссии поста и молитвы во спасение рода человеческого. Аминь

 

Современное беснование

архиепископ Аверкий (Таушев)

«Изшедше же беси от человека, внидоиша
во свиния: и устремися стадо
по брегу в езеро, и истопе»
(Лк. 3,:33)

Как это ни странно, но до сих пор еще существуют люди, которые сомневаются в реальном бытии темной бесовской силы, способной вселяться в людей и делать их своими послушными орудиями. В особенности, непростительно это для православных русских людей, переживших весь позор нашей несчастной Родины за последнее пятидесятилетие.

А между тем, Святое Евангелие ясно нас учит, что бесы действительно существуют и могут вселяться в людей, которые и становятся «бесноватыми», потерявшими контроль над собой и сделавшимися жалкой игрушкой в руках бесов.

Как раз в 5-ую неделю после Пятидесятницы читается за литургией Евангелие, которое повествует об одном таком разительном случае.

Христос приходит в страну Гергесинскую и исцеляет там двух страшных бесноватых, которые были так люты, что никому не давали пройти тем путем, вблизи коего они жили.

Но что же гергесинцы?

Вместо того, чтобы с благодарностью припасть к ногам Иисусовым и просить Его остаться у них, они вдруг просят Его всем городом уйти от них вон.

Что же это за страшное ослепление? Что за непонятное омрачение умов и сердец? Облагодетельствованные гонят вон своего Благодетеля, не желая даже воспользоваться дальнейшими благодеяниями, которые несомненно в изобилии полились бы на них, если бы Христос-Спаситель у них остался.

Но в чем же дело?

Им жалко стало свиней.

Вопреки ясному запрещению закона Моисеева, они разводили свиней, а Господь, изгнав бесов из несчастных бесноватых, повелел бесам войти в свиней, после чего взбесившееся свиное стадо бросилось с крутизны в озеро и утонуло.

И это сделал Господь, конечно, не без умысла, уничтожив таким образом для их вразумления плоды их беззаконного занятия!

Но им все – нипочем. И совесть их от этого не пробудилась, и то, что двое их сограждан, избавившись от мучения, перестали быть страшилищами и стали нормальными людьми, им не дорого, и того, что Сам Господь пришел к ним просветить их светом Своего Божественного учения, они не ценят. Все их существо объяла жалость к погибшим свиньям и опасение, как бы дальнейшее пребывание у них Господа не принесло им новых материальных ущербов и не нарушило бы излюбленного ими и давно заведенного греховного образа жизни, к коему они все привыкли.

Какая это жизненная картина и поныне постоянно встречающаяся!

И не есть ли такое настроение гергесинцев – то же самое беснование, только в менее заметных для внешнего взора формах?

Ведь в чем сущность беснования – разве не в противлении Богу и Его Божественному Закону?

А виды и внешние формы беснования могут быть многоразличны: от самых страшных и буйных – до самых малозаметных и искусно укрывающихся, иногда даже разными благовидностями, от невнимательного взора.

«Бесы, вселяясь в человека», говорит наставник духовной жизни святитель Феофан Вышенский: «не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются, изподтишка научая своего хозяина всякому злу, и отклоняя от всякого добра: так, что тот уверен, что все сам делает, а между тем только исполняет волю врага своего» («Мысли на каждый день года» стр. 245).

Как передают все три евангелиста-синоптика, повествующие о чудесном исцелении гадаринских бесноватых, бесноватые, при виде Господа Иисуса Христа, стали кричать «гласом велиим»: «Что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий? Пришел еси прежде времене мучити нас» (Мф. 8, 29).

Но разве Христос-Спаситель пришел мучить этих несчастных, а не спасти их от мучивших их бесов?

В этом-то и состоит разгадка ужасной тайны вселения бесов в человеческую душу. Коль скоро человек, по неосмотрительности, допустил в свою душу беса, бес, вселившись в него, поглощает собою его личность, пленяет его «я», овладевает его волею и делает человека послушным орудием своей злой воли. Такой человек думает, что он самостоятелен в своем поведении, что он «сам все делает», а в действительности всеми его поступками руководит поселившийся в нем бес, или даже целый легион бесов, как в этом несчастном бесноватом. Поскольку воля его в плену у беса, то он и начинает отождествлять себя с живущим в нем бесом: все, что приятно бесу, ему приятно; все, что враждебно и мучительно бесу, и ему враждебно и мучительно. Вот почему, увидев своего Спасителя, этот несчастный человек, вместо того, чтобы радоваться, отчаянно кричит: «Что Тебе до меня? Умоляю Тебя, не мучь меня!» (Лк. 8, 28).

Каким же образом можно дойти до такого ужасного состояния? Как бес может получить доступ в душу человека?

На это мы находим много указаний и в Слове Божием и в писаниях святых отцов Церкви и великих христианских подвижников благочестия. Каждое забвение Бога, в чем бы оно ни проявлялось, каждое произвольное нарушение заповедей Божиих, сколь бы маловажным оно ни казалось, всякий проступок против совести, этого голоса Божия в душе человека, уже открывает бесу доступ в его душу. Особенно же любезны бесу греховные страсти, то есть часто-повторяющиеся грехопадения, которые вошли у человека в привычку, стали как бы его второй природой.

«Гордость – демон», говорит наш великий праведник святой Иоанн Кронштадтский: «злоба – тот же демон; зависть – тот же демон; мерзость блудная – тот же демон; насильная хула – тот же демон; насильное сомнение в истине – тот же демон; уныние – демон; различны страсти, а действует во всех один сатана; различны страсти, а вместе – лай сатанинский на различные лады, и человек бывает одно – один дух с сатаной» (Моя Жизнь во Христе» т. 2, стр.6).

И весьма характерно: каждый, одержимый какой-либо страстью, как бы эта страсть его ни мучила и не терзала, с самой крайней враждебностью относится ко всему, что противится его страсти. Так: гордый ненавидит смиренных, злобный и гневливый не выносит кротких и тихих, блудник пылает крайним раздражением на целомудренных, и т.д. и т.п. И самыми большими врагами своими одержимые страстями считают тех людей, которые обличают их или как-то стараются помочь им освободиться от той или иной страсти, указывая на нее, уговаривая и вразумляя их или принимая какие-либо решительные меры к их отрезвлению и возвращению на путь нормальной, здоровой, духовно-трезвой жизни. Совершенно точно так, как враждебно встретили Христа-Спасителя гадаринские бесноватые или жители той страны, не пожелавшие, чтобы Господь у них остался: ведь и они были в сущности тоже бесноватыми, хотя и в менее заметной форме. Сжившись вполне с своими любимыми страстями, или, что тоже, с обитавшими в них бесами, они не желали исцеления от Господа-Чудотворца, а потому и не приняли Его.

Как убеждает нас повседневный жизненный опыт, а особенно в страшное, как никогда прежде, переживаемое нами время, одержимость страстями и есть беснование.

Посмотрите, как преданный греховным страстям и сам внутренне терзается и других мучит. Страсти, как учат наставники духовной жизни, это – тайные змеи, которые постоянно грызут сердце человека и никогда не дают ему покоя. Одержимый страстями не знает душевного мира, да и не может приобрести его, пока не преодолеет своих страстей. Мало того: он способен разрушать душевный мир и всех тех людей, с которыми приходит в соприкосновение.

Искоренить страсть – это и значит изгнать мучающего беса.

Чтобы убедиться в истине всего вышесказанного, надо только хорошо понаблюдать окружающую нас современную жизнь и углубиться в собственную душу.

Все то, что произошло на нашей несчастной родине, да и теперь еще не изжито, – разве это не подлинное беснование и притом в самых ярко-выраженных формах?

А то, что происходит сейчас в так называемом «свободном мире» и что в начале лишь тайно, изподтишка подготовлялось; разве это не то же самое беснование? На наших глазах и оно начинает принимать те же самые грубые формы, что и у нас на родине, ибо источник всего этого ведь один и тот же – все та же темная злая бесовская сила, жаждущая гибели человека!

Страшно сказать, но и то, что творится сейчас во всех поместных православных церквах и в так называемом «христианском мире» – мире «инославном» – со всем этим подрывом всех вековечных устоев, с этой беспощадной ломкой древних установлений Церкви, ведущих свое начало от апостольских времен, порою грубым, а иногда хитро-лукавым ниспровержением всех исконных верований и благочестивых традиций, завещанных нам первохристианством, – кто, положа руку на сердце, по чистой совести, осмелится возразить, что все это не самое настоящее беснование – попытка диавола через верных слуг своих искоренить истинную веру и Церковь?

Сатана, нагло подняв голову, триумфальным маршем шествует уже по всему миру, пожиная себе обильные плоды.

Жутко становится, когда подумаешь, как мало сейчас осталось людей, трезво смотрящих на все в мире происходящее, людей честных и искренних, не продавших душу свою сатане за те или иные земные блага, не работающих всецело своим греховным страстям и не беснующихся, подобно огромному большинству.

Весь мир сейчас становится похожим на страну Гадаринскую, не желающую исцеления от Господа-Исцелителя и изгоняющую Его прочь от себя.

Пусть даже слышим мы иногда лицемерно произносимые слова правды, но самые дела произносящих ясно показывают, что это – только одни слова: на словах – одно, а на деле совсем другое! А ведь Господь понятно и вразумительно сказал: по плодам их узнаете их (Мф.7, 16-20).

Сколько красивых слов нередко произносится сейчас о мире и любви, но где этот «мир» и «любовь» видны в делах? А если и показывается иной раз видимость таких «добрых» дел, то за ней ясно скрывается грубый расчет и то или иное своекорыстие, совершенно обесценивающее их.

Фальшь и ложь воцарились в мире, как это и предрекал святой Апостол Павел в своем Втором Послании к Солунянам, говоря, что наступит время, когда люди «будут верить лжи» (2 Фес. 2, 11), «да будут осуждены все, не веровавшие Истине, но возлюбившие неправду» (там же, ст. 12).

Надо знать, что об этом опасно сейчас открыто говорить вслух перед всеми: возненавидят и заклюют, не дадут жить на этом свете, или объявят сумасшедшим, как это и в действительности нередко теперь практикуется в отношении неприятных и нежелательных людей, которых нужно куда-то запрятать подальше, чтобы они не беспокоили и не мешали. Поистине мы дожили уже до того времени о котором предрекали древние отцы-подвижники, говорившие: Наступит время, когда люди будут безумствовать, а тому, кто не безумствует, станут говорить: «Ты безумствуешь, потому что ты не похож на нас».

Но не думают, не помышляют эти безумцы-бесноватые мира сего, во зле лежащего, о том, какая участь их ожидает.

Бесы, изгнанные Господом из Гадаринских бесноватых, вошли в свиней, а свиньи, взбесившись, бросились в Генисаретское озеро и утонули.

Подобная же участь ожидает и этих людей, одержимых бесами, но с тою разницею, что ввержены они будут в «озеро огненное, горящее огнем и серою», где будут мучиться «во веки веков» (Апок. 21, 8; 20, 10), вместе с диаволом, зверем-антихристом и лжепророком, которым они верно служили на земле, ведя борьбу с Господом Иисусом Христом и Его истинными и искренними последователями.

А нам, которые хотят работать Господу нашему Иисусу Христу и только Ему Одному, необходимо вооружиться в переживаемые нами страшные времена терпением, памятуя Его наставление: «В терпении вашем стяжите души ваши!» (Лк. 21,19) и другое: «Претерпевый до конца той спасен будет» (Мк. 13, 13).

Пусть другие беснуются – пусть даже все беснуются вокруг нас – не будем принимать никакого участия в этом всеобщем бесновании, чего бы нам это ни стоило! Аминь.

Публикуется по изд.: Аверкий (Таушев),
архиеп. Современность в свете Слова Божия. Слова и речи.
Том III. Джорданвилль, 1975.- С.68-74 (Репринт.)

 
   
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Как помочь