Ана­фора

***

Ана́фора (от греч. ἀναφορά — воз­но­ше­ние) — 1) цен­траль­ная молитва Боже­ствен­ной литур­гии; нередко назы­ва­е­мая евха­ри­сти­че­ским кано­ном, содер­жа­щая бла­го­да­ре­ния Богу и про­ше­ние совер­шить чудо пре­ло­же­ния хлеба и вина в Тело и Кровь Хри­стовы; 2) (иногда) вся Литур­гия верных.

Свое назва­ние – «Анафора» (в пере­воде с гре­че­ского «воз­но­ше­ние»), молитва полу­чила оттого, что во время ее чтения свя­щен­но­слу­жи­тели «воз­но­сят» (в опре­де­лен­ные моменты даже в прямом смысле) Евха­ри­сти­че­ские Дары Богу Отцу.

В гре­че­ских и сла­вян­ских руко­пи­сях иногда ана­фо­рой обо­зна­ча­ется вся литур­гия верных.

***

Общее заме­ча­ние

Смыс­ло­вым цен­тром каждой евха­ри­сти­че­ской (полной) Литур­гии (святых Иоанна Зла­то­уста, Васи­лия Вели­кого, ап. Иакова и других) явля­ется таин­ство Евха­ри­стии («Бла­го­да­ре­ния»), а цен­тром тек­сту­аль­ным – евха­ри­сти­че­ский канон, или молитва евха­ри­сти­че­ской Ана­форы, чита­е­мая архи­ереем или свя­щен­ни­ком над хлебом и вином, при­го­тов­лен­ными особым обра­зом на Про­ско­ми­дии, пред­ва­ря­ю­щей совер­ше­ние этого основ­ного хри­сти­ан­ского бого­слу­же­ния. Свое назва­ние – «Анафора» (в пере­воде с гре­че­ского «воз­но­ше­ние»), молитва полу­чила оттого, что во время ее чтения свя­щен­но­слу­жи­тели «воз­но­сят» (в опре­де­лен­ные моменты даже в прямом смысле) Евха­ри­сти­че­ские Дары Богу Отцу.

Ана­фора, иначе име­ну­е­мая Евха­ри­сти­че­ским кано­ном, – «самый древ­ний эле­мент бого­слу­же­ния всех Церк­вей» (иером. М. Арранц). У хри­стиан визан­тий­ской бого­слу­жеб­ной тра­ди­ции, к кото­рым при­над­ле­жим и мы, слово «Ана­фора» уже, чем слово «Литур­гия». Ана­фора начи­на­ется от обра­ще­ния (при­гла­ше­ния) свя­щен­ника к моля­щимся: «Бла­го­да­рим Гос­пода» – и закан­чи­ва­ется про­слав­ле­нием Боже­ствен­ного Имени и утвер­жде­нием «Аминь». «Литур­гия» содер­жит всё чино­по­сле­до­ва­ние (весь текст) этого бого­слу­же­ния, вклю­чая вне­ана­фо­раль­ные эле­менты до и после Евха­ри­сти­че­ского канона.

В насто­я­щее время, вопреки изна­чаль­ной тра­ди­ции, Ана­фора в основ­ном чита­ется свя­щен­ни­ком в алтаре «тайно» (звучат лишь немно­гие, вырван­ные из кон­тек­ста, тирады). А это лишает веру­ю­щий народ актив­ного, как в Древ­ней Церкви, уча­стия в Евха­ри­стии. Чело­век может всю жизнь ходить в храм, но пре­бы­вать в полном неве­де­нии о важ­ней­шей бого­слу­жеб­ной молитве; между тем, знание ее текста абсо­лютно необ­хо­димо хри­сти­а­нину для осмыс­лен­ного вос­при­я­тия Литур­гии. Непо­сред­ственно перед нача­лом ана­форы – с воз­гла­сом «Станем добре!..» – в нашем храме зажи­гают «боль­шой свет», а по ее окон­ча­нии – гасят (спа­сибо и за это ука­за­ние). Это хоро­ший види­мый ори­ен­тир при чтении текста ана­форы. Жирным шриф­том отме­чены громко зву­ча­щие воз­гласы; серым цветом выде­лены позд­ней­шие вставки и допол­не­ния, кото­рых нет в древ­нем автор­ском тексте ана­форы св. Иоанна Зла­то­уста; в квад­рат­ных и круг­лых скоб­ках – редак­тор­ские науч­ные заго­ловки и пояс­не­ния, отсут­ству­ю­щие, разу­ме­ется, в бого­слу­жеб­ном тексте Литур­гии.

***

АНА­ФОРА СВЯ­ТОГО ИОАННА ЗЛА­ТО­УСТА

(по совре­мен­ному Слу­жеб­нику)

[Диалог перед ана­фо­рой (призыв к совер­ше­нию Таин­ства после пения Сим­вола веры):] Диак.: Станем добре, станем со стра­хом, вонмем, святое воз­но­ше­ние в мире приносити! Лик: Милость мира, жертву хва­ле­ния. Свящ.: Бла­го­дать Госпо­да нашего Иисуса Христа, и любы (любовь) Бога и Отца, и при­ча­стие (обще­ние) Свя­таго Духа буди со всеми вами. Лик: И со духом твоим. Свящ.: Горе имеим сердца. Лик: Имамы ко Гос­поду. Свящ.:Бла­го­да­рим Гос­пода. Лик: Достойно и пра­ведно! есть покло­ня­тися Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу, Троице Еди­но­сущ­ней и Нераз­дель­ней.

[1. Пре­фа­цио («Вступ­ле­ние»)]

Свящ.: Достойно и пра­ведно Тебе пети, Тебе бла­го­сло­вити, Тя хва­лити, Тя бла­го­да­рити, Тебе покло­ня­тися на всяком месте вла­ды­че­ствия Твоего; Ты бо еси Бог неиз­ре­че­нен, недо­ве­домь, неви­димь, непо­сти­жимь, присно Сый, такожде Сый; Ты и Еди­но­род­ный Твой Сын и Дух Твой Святый; Ты от небы­тия в бытие нас привел еси и отпад­шыя воз­ста­вил еси паки, и не отсту­пил еси, вся творя, дондеже нас на небо возвел еси и Цар­ство Твое даро­вал еси буду­щее. О сих всех бла­го­да­рим Тя, и Еди­но­род­ного Твоего Сына, и Духа Твоего Свя­таго, о всех, их же вемы и их же не вемы, явлен­ных и неяв­лен­ных бла­го­де­я­ниих, бывших на нас. Бла­го­да­рим Тя и о Службе (греч. Литур­гии) сей, юже от рук наших прияти изво­лил еси, аще и пред­стоят Тебе тысящи архан­ге­лов и тмы анге­лов, херу­вими и серафи­ми, шесто­кри­ла­тии, мно­го­очи­тии, воз­вы­ша­ю­щи­ися пер­на­тии, (воз­гла­шает:) побед­ную песнь поюща, вопи­юща, взы­ва­юща и гла­го­люща!

Лик: Свят, свят, свят, Гос­подь Саваоф! исполнь небо и земля славы Твоея; осанна в вышних, бла­го­сло­вен грядый во имя Гос­подне, осанна в вышних.

Свящ.: С сими и мы боже­ствен­ными силами, Вла­дыко, чело­ве­ко­любче, во­пием и гла­го­лем: Свят еси и пре­свят, Ты, и Еди­но­род­ный Твой Сын, и Дух Твой Святый; свят еси и пре­свят, и вели­ко­лепна слава Твоя, иже мир Твой тако воз­лю­бил еси, якоже Сына Твоего Еди­но­род­ного дати, да всяк веруяй в Него не погиб­нет, но имать живот вечный: Иже пришед, и все еже о нас смот­ре­ние испол­нив, в нощь, в нюже предаяшеся, паче же Сам Себе преда­яше за мирский живот, приемь хлеб во святыя Своя и пре­чи­стыя и непоро­ч­ныя руки, бла­го­да­рив и бла­го­сло­вив, освя­тив, пре­ло­мив, даде святым Своим уче­ни­ком и апо­сто­лом, рек [воз­гла­шает «уста­но­ви­тель­ные слова» Гос­пода на Тайной вечере]: Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломи­мое во остав­ле­ние грехов! Лик: Аминь. Свящ.: Подобне и чашу по вечери, глаголя:Пийте от нея вси, сия есть кровь Моя новаго завета, яже за вы и за многи изли­ва­е­мая во остав­ле­ние грехов! Лик: Аминь.

[2. Ана­мне­сис («Вос­по­ми­на­ние»), при­но­ше­ние и бла­го­да­ре­ние]

Свящ.: Поми­на­юще убо ныне спа­си­тель­ную сию запо­ведь, и вся, яже о нас бывшая: крест, гроб, три­днев­ное вос­кре­се­ние, на небеса восхожде­ние, одесную седение, второе и слав­ное паки при­ше­ствие (воз­гла­шает): Твоя от Твоих, Тебе приносяща о всех и за вся!

Лик:Тебе поем, Тебе бла­го­сло­вим, Тебе бла­го­да­рим, Гос­поди, и молим Ти ся, Боже наш.

[3. Епи­кле­сис («При­зы­ва­ние» Свя­того Духа)]

Свящ.: Еще при­но­сим Ти сло­вес­ную сию и без­кров­ную Службу (Литур­гию), и просим, и молим, и мили ся деем: низ­посли Духа Твоего Свя­таго на ны и на пред­лежащыя Дары сия, [свящ. и диак. читают: Гос­поди, иже Пре­свя­таго Твоего Духа… Сердце чисто сози­жди… Не отвержи мене… – Тро­парь III-го Часа и стихи 50-го псалма; это сла­вян­ская интер­по­ля­ция с начала XV в., чуждая изна­чаль­ному тексту ана­форы; у греков ее нет.] Диак.: Бла­го­слови, владыко, святый хлеб. Свящ.:и сотвори убо хлеб сей честное Тело Христа Твоего. Диак.: Аминь. Бла­го­слови, вла­дыко, святую чашу. Свящ.: А еже в чаши сей, честную Кровь Христа Твоего. Диак.: Аминь. Бла­го­слови, вла­дыко, обоя. Свящ.: Преложив Духом Твоим Святым. Диак.: Аминь, аминь, аминь.

Свящ.: Яко же быти при­ча­ща­ю­щимся во трез­ве­ние души, во оставле­ние грехов, в при­об­ще­ние Свя­таго Твоего Духа, во испол­не­ние Цар­ствия Небес­наго, в дерз­но­ве­ние еже к Тебе, не в суд или во осуж­де­ние. (Здесь свя­щен­ник молится, чтобы при­част­ники обрели в Святых Дарах душев­ное трез­ве­ние, остав­ле­ние грехов, обще­ние со Святым Духом, наступ­ле­ние Цар­ства Небес­ного и чтобы дерз­но­вен­ное при­бли­же­ние к Богу не вме­ни­лось им во осуж­де­ние).

[4. Интер­цес­си­о­нес («Хода­тай­ства»); текст при­во­дим в сокра­ще­нии]

Свящ.: Еще при­но­сим Ти сло­вес­ную сию Службу о иже в вере почив­ших: праотцех, отцех, патриарсех, пророцех, апостолех, проповедни­цех, еван­гелистех, муче­ни­цех, испо­вед­ни­цех, воздержни­цех, и о всяком дусе пра­вед­нем, в вере скон­чав­шемся, (воз­гла­шает:) изрядно о Пре­свя­тей, пре­чи­стей, пре­бла­го­сло­вен­ней, слав­ней Вла­ды­чице нашей Богоро­дице и Прис­но­деве Марии! вящ. при­но­сит хода­тайство о пат­ри­ар­хах, про­ро­ках, апо­сто­лах, муче­ни­ках, испо­вед­ни­ках и осо­бенно «изрядно» – о Бого­ро­дице.) Лик: Достойно есть яко воис­тину… (поется всем извест­ный Бого­ро­дич­ный гимн).

Свящ.: О святем Иоанне пророце… (про­дол­же­ние вос­по­ми­на­ний – Иоанна Кре­сти­теля, апо­сто­лов, всех святых и вновь – усоп­ших. Затем – поми­но­ве­ние цер­ков­ной иерар­хии, моле­ния о Церкви, о бого­хра­ни­мой стране нашей, о граж­дан­ских вла­стях; затем свя­щен­ник воз­гла­шает:)

В первых помяни, Гос­поди, вели­кого гос­по­дина и отца нашего (имярек), Свя­тей­шаго Пат­ри­арха Мос­ков­скаго и всея Руси, и госпо­дина нашего (Высоко)преосвященнейшего (имя и титул пра­вя­щего архи­ерея), их же даруй Святым Твоим церк­вам в мире, целых, чест­ных, здра­вых, дол­го­ден­ству­ю­щих, право пра­вя­щих слово Твоея истины! Лик: И всех и вся.

Свящ.: Помяни, Гос­поди, град сей, в немже живем, и всякий град и стра­ну, и верою живу­щих в них. (И далее сле­дует поми­но­ве­ние пла­ва­ю­щих, путе­ше­ству­ю­щих, боля­щих и страж­ду­щих, пле­нен­ных…; поми­нает также поименно всех, кого хочет, и в завер­ше­ние воз­гла­шает:)

И даждь нам единеми усты и единем серд­цем славити и вос­пе­вати пре­честное и вели­колепое Имя Твое: Отца и Сына и Свя­таго Духа, ныне и присно и во веки веков! (Конеч­ное сла­во­сло­вие Боже­ствен­ного Имени – и окон­ча­ние ана­форы). Лик: Аминь. (Повер­нув­шись к народу лицом, неви­ди­мый за алтар­ной заве­сой, свя­щен­ник громко бла­го­слов­ляет народ:) И да будут мило­сти Вели­каго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами!Лик: И со духом твоим. (В нашем храме гаснет «боль­шой» свет.)


СОДЕР­ЖА­НИЕ АНА­ФОРЫ

Основ­ное содер­жа­ние евха­ри­сти­че­ской ана­форы, если про­честь ее как ком­по­зи­ци­онно связ­ный текст, сво­дится к сле­ду­ю­щему:

Пре­фа­цио: бла­го­да­ре­ние Бога за тво­ре­ние мира и про­мысл; служба людей Творцу воз­во­дит к вос­по­ми­на­нию ангель­ского слу­же­ния («жертва хва­ле­ния»): «Свят, свят, свят» – Санк­тус, кото­рый пере­хо­дит к искупитель­ным подви­гам Иисуса Христа, опи­са­нию Тайной вечери с «установи­тельными сло­вами». Далее (ана­мне­сис) вос­по­ми­на­ются пре­терп­лен­ные Им крест, погре­бе­ние, вос­кре­се­ние, воз­не­се­ние, седе­ние одес­ную Отца и воз­но­сится наше бла­го­да­ре­ние (евха­ри­стия) («Твоя от Твоих…!»).

Эпи­кле­зис начи­на­ется с повто­ре­ния идеи при­но­ше­ния («Еще при­но­сим»), затем сле­дует усерд­ное при­зы­ва­ние Свя­того Духа ради «пре­ло­же­ния» Св. Даров и освя­ще­ния верных, их вку­ша­ю­щих.

В интер­цес­си­о­нес – моле­ния о почив­ших («о всяком дусе (духе) пра­вед­ном»); особое вос­по­ми­на­ние Бого­ма­тери («Изрядно о Пре­святей…»), Иоанна Пред­течи, апо­сто­лов, всех святых, поми­на­ние Церкви небес­ной и земной, иерар­хии, клира, вла­стей, страны, града и всех людей. Это – остатки древ­них дипти­хов, читав­шихся дья­ко­ном во время совер­ше­ния свя­щен­ни­ком ана­форы, а затем вошед­ших в ее текст. Длин­ный ряд поми­но­ве­ний «всех и вся» завер­ша­ется гром­ким сла­во­сло­вием Имени Святой Троицы – Отца и Сына и Свя­того Духа, – что сим­во­ли­зи­рует особую бли­зость хри­стиан к Богу.

Лит.: Успен­ский Н. Д. Ана­фора. (Опыт исто­рико-литур­ги­че­ского ана­лиза) // Бого­слов­ские труды. М., 1975. № 13; Арранц М., иером. Евха­ри­стия Востока и Запада. 2‑е изд. Рим, 1998 (при­ве­дена основ­ная биб­лио­гра­фия).

Доц. Ю. Рубан, кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук, кан­ди­дат бого­сло­вия


Ана­фора свя­того Иоанна Зла­то­уста (по гре­че­скому Евхо­ло­гию «Barberini gr. 336», VIII в.) 

Общие заме­ча­ния

Смыс­ло­вым цен­тром каждой так назы­ва­е­мой «полной» Литур­гии (то есть име­ю­щей Евха­ри­сти­че­ский канон) – свв. Иоанна Зла­то­уста, Васи­лия Вели­кого, ап. Иакова и других – явля­ется таин­ство Евха­ри­стии (гре­че­скоеЭвха­ристиа – бук­вально значит «Бла­го­да­ре­ние»), а цен­тром тек­сту­аль­ным – молитва евха­ри­сти­че­ской ана­форы, чита­е­мая пред­сто­я­те­лем (архи­ереем или свя­щен­ни­ком) над хлебом и вином, при­го­тов­лен­ными особым обра­зом на Про­ско­ми­дии, пред­ва­ря­ю­щей совер­ше­ние этого основ­ного хри­сти­ан­ского бого­слу­же­ния. В насто­я­щее время, вопреки изна­чаль­ной тра­ди­ции, Ана­фора чита­ется «тайно», что лишает веру­ю­щий народ актив­ного, как в Древ­ней Церкви, уча­стия в Евха­ри­стии. Во всяком случае, знание ее текста абсо­лютно необ­хо­димо каж­дому хри­сти­а­нину для осмыс­лен­ного вос­при­я­тия Литур­гии. Свое назва­ние – «Ана­фора» («Воз­но­ше­ние»), молитва полу­чила от того, что во время ее чтения свя­щен­ник «воз­но­сит» (в опре­де­лен­ные моменты даже в прямом смысле) Евха­ри­сти­че­ские Дары Богу Отцу. [Об Ана­форе (и Литур­гии) в целом см.: Успен­ский Н. Д. Ана­фора. (Опыт исто­рико-литур­ги­че­ского ана­лиза) // Бого­слов­ские труды. М., 1975. № 13; Арранц М. Евха­ри­стия Востока и Запада. 2‑е изд. Рим, 1998 (при­ве­дена основ­ная биб­лио­гра­фия)].

Ана­фора, иначе име­ну­е­мая Евха­ри­сти­че­ским кано­ном – самый древ­ний эле­мент бого­слу­же­ния всех Церк­вей. При этом сле­дует учи­ты­вать, что у хри­стиан визан­тий­ской тра­ди­ции (к кото­рой при­над­ле­жим и мы, сла­вяне) слово ана­фора уже, чем слово Литур­гия. Ана­фора начи­на­ется от обра­ще­ния (при­гла­ше­ния) свя­щен­ника к моля­щимся: «Бла­го­да­рим Гос­пода» – и закан­чи­ва­ется про­слав­ле­нием Боже­ствен­ного Имени и утвер­жде­нием «Аминь»! «Литур­гия» содер­жит всё чино­по­сле­до­ва­ние (текст) этого бого­слу­же­ния, вклю­чая вне­ана­фо­раль­ные эле­менты до и после евха­ри­сти­че­ского канона. До пат­ри­арха Никона (1652–1658), стре­мив­ше­гося мак­си­мально при­бли­зить рус­ский бого­слу­жеб­ный обиход к любез­ному его сердцу гре­че­скому, вместо слова «Литур­гия» чаще упо­треб­лялся его не совсем точный рус­ский пере­вод – «(Боже­ствен­ная) Служба». Поскольку же тер­миныЕвха­ри­стия, Ана­фора, Литур­гия, Таин­ство Тела и Крови и другие обо­зна­чают раз­лич­ные аспекты одного и того же евха­ри­сти­че­ского слу­же­ния, то они могут упо­треб­ляться в литур­ги­че­ской лите­ра­туре в каче­стве сино­ни­мов.

Евха­ри­стия – таин­ство Тела и Крови Гос­пода, – уста­нов­лен­ная Им на Тайной Вечере, совер­ша­лась затем Его апо­сто­лами и позд­ней­шими хри­сти­а­нами «в вос­по­ми­на­ние» этого собы­тия (Лк 22:19), – то есть в соеди­не­нии с вечер­ней тра­пе­зой, в завер­ше­ние кото­рой над пре­лом­ля­е­мым хлебом и чашей про­из­но­си­лись сла­во­сло­вия и бла­го­да­ре­ния. Поэтому древ­ней­шие ана­форы (IIIII вв.), извест­ные науке, носят назва­ние анафор тра­пез­ного типа.

Начи­ная со II-го века про­ис­хо­дит отде­ле­ние Евха­ри­стии от вечер­ней тра­пезы и пере­не­се­ние ее на утро. В книге Заве­ща­ния (IIIII вв.) встре­чаем реаль­ную службу: «хва­ле­ние зари», чтения из Писа­ния и евха­ри­стию. В IV сто­ле­тии в Антио­хии отдель­ные эле­менты Ана­форы – «хва­леб­ные, жерт­вен­ные и тра­пез­ные – пере­ра­ба­ты­ва­ются вели­кими литур­ги­стами-бого­сло­вами, и созда­ются клас­си­че­ские ана­форы антио­хий­ского типа, кото­рые, отве­чая гре­че­скому вкусу эпохи, явля­ются лите­ра­тур­ными шедев­рами и в то же время очень глу­бо­кими бого­слов­скими трак­та­тами. Такому типу при­над­ле­жат ана­форы VIII-й книги Апо­столь­ских поста­нов­ле­ний, св. Иакова, св. Васи­лия Вели­кого, св. Иоанна Зла­то­уста и еще несколько десят­ков на гре­че­ском, сирий­ском, копт­ском, армян­ском и эфи­оп­ском языках» (иером. М. Арранц).

Этот про­цесс фор­ми­ро­ва­ния ком­по­зи­ци­онно и логи­че­ски связ­ной молитвы-ана­форы про­те­кал под знаком выкри­стал­ли­за­ции эле­мен­тов, кото­рые в даль­ней­шем полу­чили зна­че­ние непре­мен­ных в ана­форе, а в литур­ги­че­ской науке стали известны под назва­ни­ями: префацио (praefacio), анамнесис (ajnavmnesi§), епиклесис (ejpivklesi§) и интер­цессионес (intercessiones), то естьвве­де­ние, вос­по­ми­на­ние, при­зы­ва­ние и ходай­ства.

При­во­ди­мая здесь Ана­фора заим­ство­вана из древ­ней­шего сохра­нив­ше­гося гре­че­ского (визан­тий­ского) Слу­жеб­ника (Евхо­ло­гия), извест­ного в науке как «Евхо­ло­гий Бар­бе­рини 336», VIII в., и хра­ня­ще­гося в Вати­кан­ской биб­лио­теке. Рус­ский пере­вод (не всегда точный) см.: Собра­ние древ­них Литур­гий Восточ­ных и Запад­ных в пере­воде на рус­ский язык. Вып. 2. СПб, 1875 (репринт: М., 1998). С. 124–129. Для насто­я­щего заня­тия этот пере­вод выправ­лен по кри­ти­че­скому изда­нию текста руко­писи: L’Eucologio Barberini gr. 336 (ff. 1–263) / Edizione a cura di S. Parenti ed. E. Velkovska. Roma, 1995, p. 31–38; Арранц М., иером. Избран­ные сочи­не­ния по литур­гике. Т. III. Евхо­ло­гий Кон­стан­ти­но­поля в начале XI в. Рим–М., 2003. С. 569–575.

Писцовые уставные ремарки и заго­ловки набраны кур­си­вом; в угло­вых скоб­ках – под­ра­зу­ме­ва­е­мый Евхо­ло­гием текст, не при­ве­ден­ный писцом ради эко­но­мии места (то же – мно­го­то­чием без всяких скобок). Вне­сен­ные нами в текст совре­мен­ные заго­ловки и учебно-мето­ди­че­ские пояс­не­ния (разу­ме­ется, отсут­ству­ю­щие в руко­писи) заклю­чены в квад­рат­ные скобки. Срав­ните этот древ­ней­ший сохра­нив­шийся гре­че­ский текст Ана­форы св. Иоанна Зла­то­уста с тек­стом его же Ана­форы в древ­ней­шем (из сохра­нив­шихся) рус­ском Слу­жеб­нике: по изда­нию: Рубан Ю. Слу­жеб­ник Вар­ла­ама Хутын­ского (ГИМ, Син. 604343, конец XII – начало XIII в.): (Опи­са­ние, тексты, ком­мен­та­рии). – Euchologion («Sluzebnik») Sancti Barlaami Chutynensis, finis XII – initium XIII seculi. – Museum Historicum Nationale (Mosquae). Sectio librorum manuscriptorum. Collectio synodalis, n 604343 // Ученые Записки Рос­сий­ского Пра­во­слав­ного уни­вер­си­тета ап. Иоанна Бого­слова. Вып. 2. М., 1996; Рубан Ю. Древ­ней­шая рус­ская Литур­гия // София (Нов­го­род), 1998. № 4. С. 11–14.


[Евха­ри­сти­че­ский канон]

[Диалог перед Ана­фо­рой]

Свя­щен­ник: Мир всем! Народ: И духу твоему! Диакон: Воз­лю­бим друг друга!И, после пре­по­да­ния любви, диакон гово­рит: Двери, двери! Будем вни­ма­тельны! Народ: Верую…[поется Символ веры]. Диакон гово­рит: Будем стоять бла­го­при­стойно! Народ: Милость, мир!

Свя­щен­ник [гово­рит:]

Бла­го­дать Гос­пода нашего Иисуса Христа, и любовь Бога и Отца, и обще­ние Свя­того Духа да будет со всеми вами.

Народ: И со духом Твоим!

Свя­щен­ник: Горе будем иметь (воз­не­сём) сердца!

Народ: Имеем (воз­не­сём) ко Гос­поду!

Свя­щен­ник: Будем бла­го­да­рить Гос­пода!

Народ: Достойно и спра­вед­ливо!

Свя­щен­ник начи­нает Святое воз­но­ше­ние (Ана­фору)

[Praefacio – вступ­ле­ние; 1‑я часть Ана­форы: перед «Свят, свят, свят»]

Достойно и спра­вед­ливо Тебя вос­пе­вать, Тебя бла­го­слов­лять, Тебя хва­лить, Тебя бла­го­да­рить, Тебе покла­няться на всяком месте вла­ды­че­ства Твоего; ибо Ты – Бог неиз­ре­чен­ный, недоведомый, неви­ди­мый, непо­сти­жи­мый, всегда сущий, тож­де­ственно сущий: Ты, и Еди­но­род­ный Твой Сын, и Дух Твой Святой. Ты привел нас из небы­тия в бытие, и падших вос­ста­но­вил опять, и не пере­стал совер­шать все, пока не возвел нас на небо и даро­вал буду­щее Цар­ство. За все это бла­го­да­рим Тебя и Еди­но­род­ного Твоего Сына и Духа Твоего Свя­того; за всё, что мы знаем и чего не знаем, явные и неяв­ные бла­го­де­я­ния Твои, совер­шив­ши­еся на нас. Бла­го­да­рим Тебя и за эту Службу (Литур­гию), кото­рую Ты спо­до­бил при­нять от рук наших, хотя и пред­стоят Тебе тысячи архан­ге­лов и тьмы анге­лов, херу­вимы и сера­фимы, шести­кры­лые, мно­го­окие, высоко паря­щие, окры­лён­ные. Воз­гла­шает: Побед­ную песнь поющие,.<вопиющие, взы­ва­ю­щие и гово­ря­щие: «Свят, свят, свят, Гос­подь Саваоф…!»>

 

[2‑я часть Ана­форы: после «свят, свят, свят»]

Свя­щен­ник тайно:

С этими силами, чело­ве­ко­лю­би­вый Вла­дыка, и мы воз­гла­шаем и гово­рим: Свят Ты и все­свят, и Еди­но­род­ный Твой Сын, и Дух Твой Святой; свят Ты и все­свят, и вели­ко­лепна слава Твоя. Ты так воз­лю­бил мир Твой, что отдал Сына Твоего Еди­но­род­ного, дабы всякий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь вечную, Кото­рый придя и испол­нив всё домо­стро­и­тель­ство о нас,[Уста­но­ви­тель­ные слова] в ту ночь, в кото­рую Он предал Себя, взяв хлеб в Свои святые и пре­чи­стые и непо­роч­ные руки, бла­го­да­рив и бла­го­сло­вив, пре­ло­мил и подал святым Своим уче­ни­кам и апо­сто­лам, сказав: Воз­гла­шает:«Примите, вку­сите, это – тело Мое, за вас пре­лом­ля­е­мое для отпу­ще­ния грехов!» Подоб­ным обра­зом и чашу после вечери подал, говоря: «Пейте из нее все, это – кровь Моя нового завета (союза), за вас и за многих про­ли­ва­е­мая для отпу­ще­ния грехов!»

Народ: Аминь!

[Анамнесис – вос­по­ми­на­ние; при­но­ше­ние и бла­го­да­ре­ние]

Свя­щен­ник тайно:

Итак, вспо­ми­ная эту спа­си­тель­ную запо­ведь и всё совер­шив­ше­еся ради нас: Крест, гроб, три­днев­ное Вос­кре­се­ние, вос­ше­ствие на небеса, сиде­ние по правую руку [Отца], Второе и слав­ное при­ше­ствие вновь, Воз­гла­шает: Твоё из Твоего при­нося Тебе по всему и для всего!

Народ: Тебя вос­пе­ваем!

Свя­щен­ник тайно гово­рит:

[Эпиклезис – При­зы­ва­ние]

Еще при­но­сим Тебе эту сло­вес­ную и бес­кров­ную службу, и просим, и молимся, и умо­ляем: Нис­по­шли Духа Твоего Свя­того на нас и на эти пред­ле­жа­щие Дары.

И, вос­став, зна­ме­нует, говоря тайно:

И соде­лай этот хлеб дра­го­цен­ным телом Христа Твоего, пре­ло­жив Духом Твоим Святым. Аминь.

А то, что в этой чаше, – дра­го­цен­ной кровью Христа Твоего, пре­ло­жив Духом Твоим Святым. Аминь.

[Про­ше­ние после эпи­кле­зиса: смысл совер­ше­ния Евха­ри­стии]

Свя­щен­ник тайно:

Чтобы они были для при­ча­ща­ю­щихся [дарами] к трез­вен­но­сти души, во остав­ле­ние грехов, в обще­ние Свя­того Твоего Духа, к дости­же­нию (испол­не­нию) Цар­ства, к дерз­но­ве­нию перед Тобой, не в суд или во осуж­де­ние.

[Интер­цессионес – хода­тай­ства]

[Поми­но­ве­ние всех святых] Ещё при­но­сим Тебе эту сло­вес­ную службу о скон­чав­шихся в вере отцах, пат­ри­ар­хах, про­ро­ках, апо­сто­лах, про­по­вед­ни­ках, еван­ге­ли­стах, муче­ни­ках, испо­вед­ни­ках, воз­держ­ни­ках и о всяком пра­вед­нике, скон­чав­шемся (букв. достиг­шем совер­шен­ства!) в вере. Воз­гла­шает: Осо­бенно [о] пре­свя­той, пре­чи­стой, пре­слав­ной, бла­го­сло­вен­ной Вла­ды­чице нашей Бого­ро­дице и Прис­но­деве Марии!

[Поми­но­ве­ние зна­ме­ни­тых святых] [О] святом Иоанне, Пред­тече и Кре­сти­теле, и святых и все­слав­ных апо­сто­лах, и свя­того такого-то, память кото­рого мы ныне совер­шаем, и всех святых Твоих, ради молитв кото­рых призри на нас, Боже.

[Общее поми­но­ве­ние усоп­ших] И помяни всех, скон­чав­шихся в надежде вос­кре­се­ния к жизни вечной, и упокой их, где зрится свет лица Твоего.

[Поми­но­ве­ние свя­щен­ства] Еще просим Тебя: помяни, Гос­поди, всякое епи­скоп­ство пра­во­слав­ных, верно пре­по­да­ю­щих слово Твое истины, всякое пре­сви­тер­ство, во Христе диа­кон­ство и весь свя­щен­но­слу­жи­тель­ский сонм.

[Общее поми­но­ве­ние о всем мире] Еще при­но­сим Тебе эту сло­вес­ную службу о Все­лен­ной [греч. Ойку­мена, или Эку­мена, т. е. Рим­ская импе­рия], о святой Твоей Кафо(т)олической и Апо­столь­ской Церкви, о пре­бы­ва­ю­щих в чистоте и бла­го­че­сти­вой жизни, о про­во­дя­щих жизнь в горах, и пеще­рах, и уще­льях земли; о бла­го­вер­ных царях, хри­сто­лю­би­вой царице, всей палате и воин­стве их. Дай им, Гос­поди, мирное цар­ство­ва­ние, чтобы в мире их и нам про­во­дить тихую и без­мя­теж­ную жизнь во всяком бла­го­че­стии и чистоте.

[Поми­но­ве­ние города] Помяни, Гос­поди, город, в кото­ром мы живем, и всякий город и страну, и [людей] с верою живу­щих в них. Воз­гла­шает:

[Второе поми­но­ве­ние свя­щен­ства] Во-первых помяни, Гос­поди, архи­епи­скопа нашего (такого-то).

[Заклю­чи­тель­ное все­об­щее поми­но­ве­ние] Помяни, Гос­поди, пла­ва­ю­щих, путе­ше­ству­ю­щих, боль­ных, страж­ду­щих, плен­ных, и спа­се­ние их.

Помяни, Гос­поди, при­но­ся­щих плоды и дела­ю­щих добро во святых Твоих церк­вах, и пом­ня­щих о бедных, и на всех нас нис­посли Твои мило­сти. Воз­гла­шает: И дай нам одними устами и одним серд­цем про­слав­лять и <вос­пе­вать все­чти­мое и вели­ко­леп­ное Имя Твое – Отца, и Сына, и Свя­того Духа, – ныне, и всегда, и во веки веков>! И будут мило­сти вели­кого Бога и Спа­си­теля нашего Иисуса Христа!

 

АНА­ФОРА СВЯ­ТОГО ИОАННА ЗЛА­ТО­УСТА

(Струк­тура. Темы основ­ных раз­де­лов)

[Призыв народа к Ана­форе после пения Сим­вола веры:]

Д.: Станем добре, станем со стра­хом, вонмем, святое воз­но­ше­ние в мире при­но­сити… Свящ.: Бла­го­дать Гос­пода нашего Иисуса Христа… Горе имеим сердца (воз­не­сём ввысь сердца). Люди: Имамы (имеем [такое наме­ре­ние]) ко Гос­поду. Свящ.: Бла­го­да­рим Гос­пода. Люди: Достойно и пра­ведно!

Ана­фора

[1. Пре­фа­цио]

Достойно и пра­ведно Тебе пети, Тебе бла­го­сло­вити, Тя хва­лити… (1‑я молитва ана­форы, окон­ча­нием кото­рой явля­ется воз­глас свя­щен­ника): Побед­ную песнь поюща, вопиюща, взы­ва­юща и гла­го­люща. Люди: Свят, свят, свят, Гос­подь Саваоф!…

С сими и мы боже­ствен­ными силами, Вла­дыко, чело­ве­ко­любче, вопием и гла­го­лем… (2‑я молитва ана­форы; закан­чи­вая ее, свящ. воз­гла­шает уста­но­ви­тель­ные слова Гос­пода на Тайной вечере): Приимите, ядите, сие есть тело Мое… Пийте от нея вси, сия есть кровь Моя новаго завета!…

[2. Ана­мне­сис]

Поми­на­юще убо ныне спа­си­тель­ную сию запо­ведь… (3‑я молитва ана­форы; закан­чи­вая ее, свящ. воз­гла­шает): Твоя от твоих, Тебе приносяща о всех и за вся!


[3. Епи­кле­сис (4‑я молитва ана­форы)]

Еще при­но­сим Ти… [Гос­поди, иже Пре­свя­таго Твоего Духа… Сердце чисто сози­жди… Не отвержи мене… – Тро­парь III-го Часа и стихи 50-го псалма; это сла­вян­ская интер­по­ля­ция с начала XV в., чуждая изна­чаль­ному тексту ана­форы; у греков в насто­я­щее время ее нет].

И сотвори убо хлеб сей честное тело Христа Твоего. … А еже в чаши сей, чест­ную кровь Христа Твоего. … Пре­ло­жив Духом Твоим Святым (освя­ще­ние Св. Даров).

Якоже быти при­ча­ща­ю­щимся во трез­ве­ние души… (свя­щен­ник молится, чтобы при­част­ники обрели в Св. Дарах душев­ное трез­ве­ние, остав­ле­ние грехов, обще­ние со Святым Духом, наступ­ле­ние Цар­ствия Небес­наго и чтобы дерз­но­вен­ное при­бли­же­ние к Богу не вме­ни­лось им во осуж­де­ние).

[4. Интер­цес­си­о­нес. 5‑я молитва ана­форы]

Еще при­но­сим Ти сло­вес­ную сию службу о иже в вере почив­ших, пра­от­цех… (свя­щен­ник при­но­сит хода­тай­ство о пат­ри­ар­хах, про­ро­ках, апо­сто­лах, муче­ни­ках, испо­вед­ни­ках «И о всяком дусе праведнем в вере скон­чав­шемся»,осо­бенно же – изрядно – о Бого­ро­дице, – как сви­де­тель­ствует завер­ша­ю­щий молитву воз­глас): Изрядно о Пре­свя­тей…!

О святем Иоанне пророце… (про­дол­же­ние вос­по­ми­на­ний – Иоанна Кре­сти­теля, апо­сто­лов, всех святых и вновь – усоп­ших. Затем – поми­но­ве­ние цер­ков­ной иерар­хии, моле­ния о Церкви, о бого­хра­ни­мой стране нашей.)

Свя­щен­ник воз­гла­шает: В первых помяни, Гос­поди, вели­кого гос­по­дина и отца нашего Алек­сия (Кирилла)… (пат­ри­арха), и гос­по­дина нашего высо­ко­прео­свя­щен­ней­шего… (пра­вя­щего архи­ерея). Помяни, Гос­поди, град сей, в немже живем… (и далее поми­но­ве­ние пла­ва­ю­щих, путе­ше­ству­ю­щих, боля­щих и страж­ду­щих, пле­нен­ных…)

И даждь нам единеми усты и единем серд­цем сла­вити и вос­пе­вати… (конеч­ное сла­во­сло­вие Имени – и окон­ча­ние Ана­форы).  

СОДЕР­ЖА­НИЕ АНА­ФОРЫ

Основ­ное содер­жа­ние евха­ри­сти­че­ской ана­форы, если про­честь ее как ком­по­зи­ци­онно связ­ный текст, сво­дится к сле­ду­ю­щему:

Пре­фа­цио: бла­го­да­ре­ние Бога за тво­ре­ние мира и про­мысл; служба людей Творцу воз­во­дит к вос­по­ми­на­нию ангель­ского слу­же­ния («жертва хва­ле­ния»): «Свят, свят, свят» – Санк­тус, кото­рый пере­хо­дит к иску­пи­тель­ным подви­гам Иисуса Христа, опи­са­нию Тайной вечери с уста­но­ви­тель­ными сло­вами. Далее (ана­мне­сис) вос­по­ми­на­ются пре­терп­лен­ные Им крест, погре­бе­ние, вос­кре­се­ние, воз­не­се­ние, седе­ние одес­ную Отца и воз­но­сится наше бла­го­да­ре­ние (евха­ри­стия) («Твоя от Твоих…»).

Эпи­кле­зис начи­на­ется с повто­ре­ния идеи при­но­ше­ния («Еще при­но­сим»), затем сле­дует усерд­ное при­зы­ва­ние Свя­того Духа ради «пре­ло­же­ния» Св. Даров и освя­ще­ния верных, их вку­ша­ю­щих.

В интер­цес­си­о­нес – моле­ния о почив­ших («о всяком дусе пра­вед­ном») – особое вос­по­ми­на­ние Бого­ма­тери («Изрядно о Пре­свя­тей»), Иоанна Пред­течи, апо­сто­лов, всех святых, поми­на­ние Церкви небес­ной и земной, иерар­хии, клира, вла­стей, страны, града и всех людей. Это – остатки древ­них дипти­хов, читав­шихся дья­ко­ном во время совер­ше­ния свя­щен­ни­ком ана­форы, а затем вошед­ших в ее текст. Длин­ный ряд поми­но­ве­ний «всех и вся» завер­ша­ется сла­во­сло­вием Имени Св. Троицы: Отца и Сына и Св. Духа.

[В молитве Гос­под­ней («Отче наш»), кото­рая уже не при­над­ле­жит к Ана­форе, слова «хлеб насущ­ный», согласно позд­ней­шей тра­ди­ции, при­об­ре­тают «особое, чисто евха­ри­сти­че­ское зна­че­ние» (архим. Киприан Керн.Евха­ри­стия)].

Лит.: Успен­ский Н. Д. Ана­фора. (Опыт исто­рико-литур­ги­че­ского ана­лиза) // Бого­слов­ские труды. М., 1975. № 13; Мень А., прот. Таин­ство, Слово и Образ: Бого­слу­же­ние Восточ­ной Церкви. Брюс­сель, 1980 и пере­из­да­ния (гл. 3: Литур­гия; здесь содер­жится пере­вод цен­траль­ной части ана­форы св. Иоанна Зла­то­уста на руский язык). Смот­рите также лите­ра­туру при статье «Литур­гия».

Мате­ри­алы к курсу лекций «Основы пра­во­слав­ной литур­гики»

Доц. Ю. Рубан, кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук, кан­ди­дат бого­сло­вия

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки