Апокриф

См. раздел ИСКА­ЖЕ­НИЯ ХРИ­СТИ­АН­СТВА

***

Апо́криф (от греч. ἀπό-κρῠφος – тайный, сокро­вен­ный; (поздн.) под­лож­ный) – 1) памят­ники древ­ней иудей­ской рели­ги­оз­ной пись­мен­но­сти, состав­лен­ные, фор­мально, по образу Свя­щен­ных Книг Вет­хого Завета, но не являв­ши­еся тако­выми и не вхо­див­шие в Свя­щен­ный Канон; 2) памят­ники ранней псевдо­хри­сти­ан­ской пись­мен­но­сти, состав­лен­ные от имени оче­вид­цев или участ­ни­ков еван­гель­ских собы­тий либо собы­тий ранней исто­рии Церкви, выда­вав­ши­еся за истин­ные и почи­тав­ши­еся тако­выми в опре­де­лен­ных рели­ги­оз­ных кругах, но отверг­ну­тые Все­лен­скою Цер­ко­вью как под­лож­ные.

Основ­ные апо­кри­фи­че­ские тексты появ­ля­ются зна­чи­тельно позже кано­ни­че­ских ново­за­вет­ных книг: со II по IV век. Цер­ковь либо отвер­гает их апо­столь­ское про­ис­хож­де­ние, либо счи­тает, что их содер­жа­ние было суще­ственно иска­жено. Поэтому апо­крифы не входят в Биб­лей­ский канон (попро­сту говоря, в Библию) и счи­та­ются не духовно-рели­ги­оз­ным руко­вод­ством к жизни, а скорее лите­ра­тур­ными памят­ни­ками той эпохи, когда первые поко­ле­ния хри­стиан стали всту­пать в кон­такты с язы­че­ским миром. 

Все ново­за­вет­ные апо­кри­фи­че­ские книги можно раз­де­лить на две боль­шие группы: первая – это некое фольк­лор­ное твор­че­ство, т. е. апо­крифы, в немыс­лимо-фан­та­сти­че­ской форме рас­ска­зы­ва­ю­щие о «собы­тиях» из жизни Христа, кото­рых нет в кано­ни­че­ских Еван­ге­лиях. И вторая – это «идео­ло­ги­че­ские» апо­крифы, воз­ник­шие в резуль­тате стрем­ле­ния раз­лич­ных мисти­че­ских и фило­соф­ских групп исполь­зо­вать канву еван­гель­ской исто­рии для изло­же­ния своих рели­ги­озно-фило­соф­ских воз­зре­ний. Прежде всего это отно­сится к гно­сти­кам (от гре­че­ского «гносис» – знание), чье учение явля­ется попыт­кой язы­че­ства пере­осмыс­лить хри­сти­ан­ство на свой лад.

Одной из глав­ных причин появ­ле­ния апо­кри­фи­че­ских писа­ний первой, «фольк­лор­ной» группы явля­ется есте­ствен­ное чело­ве­че­ское любо­пыт­ство. Эти апо­крифы обра­щены к тем отрез­кам из земной жизни Христа, кото­рые в Новом Завете не опи­саны, либо опи­саны мало. Так появ­ля­ются «еван­ге­лия», подробно повест­ву­ю­щие о дет­стве Спа­си­теля. По форме и стилю апо­крифы весьма усту­пают бога­тому, образ­ному языку Библии. 

Харак­тер­ной осо­бен­но­стью апо­кри­фи­че­ских писа­ний дан­ного типа явля­ется их фан­та­сти­че­ский харак­тер: авторы часто давали волю своему вооб­ра­же­нию, нимало не думая о том, насколько их фан­та­зия соот­но­сится с прав­дой. Чудеса, совер­ша­е­мые Хри­стом в этих книгах, пора­жают своей бес­смыс­лен­но­стью (маль­чик Иисус соби­рает в лужице воду, делает ее чистой и начи­нает управ­лять ею одним словом), либо жесто­ко­стью (маль­чика, раз­брыз­гав­шего лозой воду из лужицы, «Иисус» обзы­вает «негод­ным, без­бож­ным глуп­цом», а затем гово­рит ему, что тот высох­нет, как дерево, что тут же и слу­ча­ется). Все это сильно отли­ча­ется от основ­ного мотива еван­гель­ских чудес Христа – любви.

При­чи­ной появ­ле­ния неко­то­рых апо­кри­фи­че­ских тек­стов второй, «идео­ло­ги­че­ской» группы было стрем­ле­ние к пере­тол­ко­ва­нию хри­сти­ан­ства в сте­рео­ти­пах язы­че­ской мысли. Еван­гель­ские имена, мотивы и идеи ста­но­ви­лись лишь пово­дом к пере­сказу совер­шенно иных мифов: язы­че­ское содер­жа­ние стало обле­каться в хри­сти­ан­ские формы. При всем разно- и мно­го­об­ра­зии гно­сти­че­ских учений почти все они исхо­дили из одной идеи, кото­рая утвер­ждала гре­хов­ность мате­ри­аль­ного мира. Тво­ре­нием Божиим они счи­тали только Дух. Есте­ственно, такая тра­ди­ция пред­по­ла­гала и пред­ла­гала прин­ци­пи­ально иное про­чте­ние еван­гель­ской исто­рии. Так, напри­мер, в гно­сти­че­ских «Еван­ге­лиях Стра­стей» можно про­чи­тать, что Хри­стос, в общем-то, и не стра­дал на кресте. Это только так каза­лось, так как стра­дать Он в прин­ципе не мог, поскольку у Него и плоти-то не было, она тоже только каза­лась! Бог не может обла­дать мате­ри­аль­ной плотью.

Конечно, апо­кри­фи­че­ская лите­ра­тура настолько широка и раз­но­об­разна, что ее не так просто при­ве­сти к какому-то общему зна­ме­на­телю. Более того, отдель­ные апо­кри­фи­че­ские рас­сказы вос­при­ни­ма­ются в каче­стве допол­не­ния к сжа­тому еван­гель­скому повест­во­ва­нию и нико­гда Цер­ко­вью не отвер­га­лись (напри­мер, рас­сказ о роди­те­лях Девы Марии, ее вве­де­нии во Храм, повест­во­ва­ние о соше­ствии Христа в ад и др.). Но пара­докс апо­кри­фов заклю­ча­ется в том, что при всей их пре­тен­зии на таин­ствен­ность под­линно таин­ствен­ными хри­сти­ан­скими кни­гами явля­ются книги биб­лей­ские. Рас­кры­тие Тайны Библии тре­бует духов­ных усилий и состоит в очи­ще­нии сердца, а не в фан­та­сти­че­ских опи­са­ниях того, как Хри­стос сна­чала лепит из глины птичек, а потом ожив­ляет их, и они уле­тают прочь («Еван­ге­лие дет­ства»). По заме­ча­нию совре­мен­ного индо­лога и рели­ги­е­веда В. К. Шохина, апо­крифы прин­ци­пи­ально отли­ча­ются от Еван­ге­лий биб­лей­ских именно пода­чей мате­ри­ала, спо­со­бом опи­са­ния тех или иных собы­тий: апо­кри­фи­че­ский подход скорее напо­ми­нает жур­на­лист­ские приемы про­граммы «Вре­мечко», чем серьез­ный рас­сказ о тайном знании. Для того чтобы в этом убе­диться, доста­точно про­честь и срав­нить апо­крифы и Еван­ге­лия. После чего, кстати ска­зать, ста­но­вится оче­вид­ным еще один важный момент – это бого­вдох­но­вен­ность Еван­ге­лий. Цер­ковь испо­ве­дует, что, биб­лей­ские книги и были напи­саны людьми дви­жи­мыми Духом Святым. Именно это руко­вод­ство Свя­того Духа сози­дает под­лин­ные Еван­ге­лия, кото­рые Цер­ковь с тече­нием вре­мени без­оши­бочно соби­рает в биб­лей­ский канон.

***

«Когда мы с вами из любо­пыт­ства или в поис­ках каких-то дей­стви­тельно сокро­вен­ных знаний, какого-то тай­ного хри­сти­ан­ства (сейчас часто гово­рят об эзо­те­ри­че­ском хри­сти­ан­стве) начи­наем обра­щаться к этой лите­ра­туре, мы должны пом­нить, что эта лите­ра­тура есть только памят­ник, только сви­де­тель­ство о чело­ве­че­ских поис­ках. Она содер­жит в себе блуж­да­ния и заблуж­де­ния, вопро­ша­ния и ошибки чело­века. А Еван­ге­лие содер­жит в себе ответ. Ответ ясный. Не пред­на­зна­чен­ный для узкой ауди­то­рии избран­ных ответ, кото­рый пред­по­ла­гает избран­ным любого чело­века, у кото­рого есть искрен­нее жела­ние постичь истину, у кото­рого сердце открыто к ней».
про­то­и­е­рей Алек­сандр Мень

Из-за отда­лен­но­сти вре­мени мы не знаем, исполь­зо­вали ли цер­ков­ные авторы соб­ственно апо­крифы, объ­яс­няя пра­во­моч­ность исполь­зо­ва­ния их как источ­ника тем или иным спо­со­бом (напри­мер, по ана­ло­гии с мето­дом Фео­фила Алек­сан­дрий­ского — “Ориген это луг, на кото­ром растут плохие и хоро­шие цветы вместе. Надо брать хоро­шие и остав­лять плохие”). А может дело обсто­яло иначе — суще­ство­вало устное пре­да­ние или некий текст, поте­рян­ный со вре­ме­нем, кото­рый послу­жил источ­ни­ком и для апо­кри­фов, и для цер­ков­ных авто­ров. С соот­вет­ству­ю­щими допол­не­ни­ями с каждой сто­роны.
иерей Герман Каптен



Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки