Азбука веры Православная библиотека профессор Иван Яковлевич Порфирьев Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях
Распечатать

профессор Иван Яковлевич Порфирьев

Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях

Содержание

Общий характер апокрифических сказаний I. Происхождение и развитие апокрифических сказаний о ветхозаветных лицах и событиях 1) Предание и толкование св. Писания, как источник апокрифических сказаний 2) Апокрифические сказания в памятниках иудейской письменности 3. Переход апокрифических сказаний в христианские книги. Апокрифический элемент в греческой и византийской церковной письменности 4) Апокрифические сказания, образовавшиеся в христианские времена 5) Апокрифические сказания в славянской письменности II. Происхождение индекса апокрифических книг III. Апокрифические книги о ветхозаветных лицах и событиях 1) Апокрифы об Адаме и Еве 2) Книга Еноха 3) Малое Бытие, или книга юбилеев 4) Апокрифы об Аврааме 5) Заветы 12-ти патриархов 5) Лествица Иакова 6) Повесть о жене Иосифа, Асенефе, дочери Потифара 8) Апокрифы о Моисее 9) Восхождение пророка Исаии Заключение  

 

Общий характер апокрифических сказаний

Известно, что в древнем и новом мире строгой и точной истории всегда предшествовала и сопутствовала своеобразная народная легенда. Великие лица и события во все времена, как доисторические так и исторические, служили центром самых разнообразных народных сказаний. Этой общей участи подверглись и великие лица и события Ветхозаветной и Новозаветной Церкви. Известно, что и об этих лицах и событиях, кроме сказаний священной истории, сложено в разные времена много еще других сказаний, которые частью рассеяны в разных сочинениях иудейской и христианской письменности, частью составили предмет особых сочинений, которые известны под именем апокрифических или апокрифов. Как часто ни удаляются эти сказания от истины, и как иногда ни извращают они исторические лица и события, ими однако же не пренебрегают ни история вообще, ни история литературы. В своеобразных и часто запутанных сказаниях апокрифических история различает отголоски древнейших истинных преданий о событиях; в извращенном представлении события она видит доказательство по крайней мере истинности события т. е. того, что событие несомненно существовало. Но для истории имеет значение не одна истинность событий, но и то, как события в разные времена были понимаемы народными массами, как они настраивали их воображение, какие воспитывали в них чувства и стремления. В этом отношении апокрифические сказания, в которых отразились дух, воззрения и характер древних времен, имеют неоспоримую важность. С литературной точки рения апокрифические сказания составляют обширную область богатого религиозного эпоса, в котором, посреди заблуждений, анахронизмов и противоречий истории, встречается много замечательных идей, смелых и оригинальных мотивов, много в высшей степени трогательных и поэтических картин. Потому, эти сказания и были всегда любимыми сказаниями, переходили от одного народа к другому, проникли в искусство и литературу, доставляли особенно в древние и средние века сюжеты для духовной поэзии, живописи и скульптуры и вообще имели огромное влияние на склад тех религиозных народных понятий, которые еще до сих пор существуют в народных массах. В настоящем исследовании мы намерены представить обзор апокрифических сказаний о ветхозаветных лицах и событиях.1

Все апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях имеют один общий характер; в них священные истины смешаны с разными заблуждениями и вымыслами фантазии. Основная мысль, предмет или событие, составляющие сюжет сказания, заимствованы из книг свящ. Писания, но они распространены и украшены такими вымышленными рассказами и подробностями, о которых ничего не говорится в священных книгах. Такому украшению, естественно, должны были подвергнуться преимущественно те священные лица и события, о которых в Библии сказано весьма кратко, но которые, по своему, чрезвычайно важному, положению в истории, обращали на себя особенное внимание и возбуждали много важных и любопытных вопросов. В книге Бытия ничего не сказано ни о сотворении, ни о падении ангелов; между тем последствия этого события обнаруживаются на первых же страницах этой первой истории мира и рода человеческого; падение первых людей произошло вследствие искушения уже прежде падшего ангела; в последующей библейской истории ангелы являются вестниками и исполнителями воли Божией о спасении людей (Быт. глав. 18, 19, 28:2; 32:1, 2. Втор. 33:2). Очень понятно, что некоторые апокрифы, и особенно книга Еноха, пытаются проникнуть в мир ангельский, объяснить падение ангелов и вообще показать отношение ангелов к природе и людям. Самые важные и любопытные события, как напр. сотворение праотцов Адама и Евы, падение их и изгнание из рая, их жизнь по изгнании, всеобщий потоп при праведном Ное, столпотворение Вавилонское, разделение языков и рассеяние народов рассказаны в Библии весьма кратко. Судьба многих знаменитых лиц в истории, напр. Еноха, взятого на небо, Мелхиседека, бывшего прообразом Спасителя, известна только в общих чертах. Жизнь отца верующих Авраама, бытописателя, законодателя и освободителя еврейского народа Моисея, знаменитых царей, Давида и Соломона, при которых так возвысилось и прославилось царство Израильское, хотя описана в священных книгах сравнительно подробнее, но все же еще много возбуждала в читателях любопытных вопросов; самое величие и слава этих лиц вызывали народную фантазию к составлению разных рассказов о них в дополнение к библейскому рассказу. Отсюда весьма естественно могли возникнуть разные сказания об Адаме и Еве, Каине, Авеле, Сифе, Енохе, Ное, Аврааме, Мелхиседеке, Моисее, Давиде и Соломоне. Желая представить главным образом историю веры и религиозной жизни, священный бытописатель мало обращал внимания на внешнюю жизнь людей; он весьма мало говорит о том, как первые люди устроили свою жизнь, как дошли до разных изобретений, необходимых для улучшения жизни, кому принадлежит начало разных знаний, ремесел и искусств, как развились разные обычаи и проч. Вопросы обо всем этом неизбежно возникали в уме человека, и он пытался разрешить их; такие попытки мы встречаем, между прочим, в Малом Бытии и Книге Адама. Но если любопытно было для человека узнать что-нибудь о первых временах мира, то еще более и сильнее всегда занимала его мысль о будущем. Для иудеев предметом всех чаяний в будущем было пришествие Мессии о котором было предсказано пророками; воображение христиан, естественно, устремлялось к последним дням мира, когда снова придет Спаситель и произведет последний суд, на котором каждому будет воздано по делам его. Апокрифы часто обращаются и ко временам Мессии и к последним временам мира, и при этом рисуют картины будущей жизни, блаженства праведных и наказания грешных; таковы преимущественно Книга Еноха, Откровение Авраама и Восхождение Исаии, которые имеют апокалиптический характер; некоторые апокрифы и называются апокалипсисами.

Таким образом, апокрифические сказания естественно возникли из стремления дополнить некоторые пробелы или пропуски в библейском рассказе, объяснить некоторые, не довольно понятные или неясные в священных книгах места, разрешить возникавшие при чтении их разные вопросы. Мы увидим, что большая часть апокрифов имеют название и форму библейских книг и составлены по образцу этих книг; по подражанию книге Бытия составлено Малое Бытие, или Книга Юбилеев, по подражанию Псалмам Давида составлены Псалмы Соломона, по подражанию книгам пророческим – Пророчества или Откровения Еноха, Илии, Исаии, Иеремии. То, о чем достаточно сказано в священных книгах, апокрифы или совсем оставляют, или передают весьма кратко, но то, о чем сказано кратко и недостаточно, или что совсем опущено, они распространяют разными украшениями и подробностями и дополняют вымышленными рассказами. Эти украшения, добавления и подробности и составляют новое, отличное от священных книг, содержание и существенный элемент в апокрифических сказаниях. Каким путем они образовались? Составляют ли они чистый вымысел фантазии, или же основа их заключается в древней истории? – Сами апокрифы объявляют притязание на подлинное, древне-библейское происхождение. В большей части из них рассказ ведется от имени тех лиц, о временах коих рассказывается; многие из них и называются именами этих лиц: Завет Адама, Книга Еноха, Заветы 12-ти патриархов. Само собою разумеется, что они не могут принадлежать этим лицам; но с другой стороны, нельзя утверждать и того, что все заключающиеся в них сказания составляют личный вымысел их составителей; многие из этих сказаний гораздо древнее апокрифов. Составители апокрифов жили в позднейшие времена. Мы увидим, что самый древний из дошедших до нас апокрифов, книга Еноха, не восходит своею древностью дальше конца 2-го века пред P. X.; следующие за ним по древности апокрифы принадлежат – Малое Бытие 1-му веку до P. X., а Заветы 12-ти патриархов уже 1-му или даже началу 2-го века после P. X. Между тем, хотя в каждом апокрифе есть черты, по которым можно приурочить его к тому или другому времени; но также в каждом почти есть и несомненные следы древнейших преданий. Это показывает, что содержание апокрифов большею частью древнее самих апокрифов, что апокрифы сложились не вдруг, что определенному времени принадлежит только та или другая их редакция, что первые начала их коренятся в древних преданиях. В начале это были, вероятно, не большие рассказы, основа которых заключалась с одной стороны в устных преданиях, а с другой – в происходивших под влиянием этих преданий толкованиях священных книг. Переходя от одного поколения к другому, они, естественно, нарастали; переходя от одного народа к другому, они соприкасались с мифическими преданиями народов и еще более осложнялись; но особенно они должны были измениться, когда стали подвергаться литературной обработке, под влиянием разных книжных толкований, когда, наконец, их начали переделывать иудейские и христианские сектанты... В предлагаемом обзоре мы намерены: I) показать происхождение и развитие вообще апокрифических сказаний о ветхозаветных лицах и событиях; II) объяснить начало индекса, или статьи, в которой перечисляются апокрифические книги и III) представить разбор главных и более замечательных дошедших до нас апокрифических книг.2

I. Происхождение и развитие апокрифических сказаний о ветхозаветных лицах и событиях

1) Предание и толкование св. Писания, как источник апокрифических сказаний

Каждый народ, до начала письменности, живет преданием, которое начинается с самых первых времен народной жизни и переходит от отцов к детям, от предков к потомкам. В этом предании сначала и хранятся все сказания о народных событиях и все верования и правила жизни народа. С появлением письменности в народе, сила предания, естественно, ослабевает: как древние события, дошедшие по преданию, так и последующие события переходят в область истории, которая и становится их хранительницею; верования и правила заключаются в письменные памятники, которые и служат главным руководством в жизни. Но, ослабленное силою письменности, предание все-таки остается особенно в той массе народа, в которую не проникает книжное образование. Из древних сказаний письменность делает выбор, оставляя без внимания те, которые не выдерживают её критики; в предании же продолжают жить и такие сказания; последующие события народ часто понимает также по своему и излагает в своеобразной форме. Отсюда и во времена письменности, рядом с письменными историческими памятниками, продолжают существовать народные сказания. Эти сказания отличаются особым характером, вытекающим из характера самого предания. События, занесенные в письменные памятники, получают определенную форму и навсегда застывают в этой форме; народные сказания, существующие в живом предании, отличаются чрезвычайным разнообразием; переходя от одного поколения к другому, они изменяются, часто утрачивая некоторые древние черты и взамен их приобретая новые, принесенные потоком новой жизни. Очищенные большей или меньшей критикой, книжные сказания имеют характер истины, или по крайней мере большей или меньшей вероятности; народные сказания, развивающиеся на всем просторе народной фантазии, не сдерживаемой и не руководимой силою образования и науки, наполнены бывают самыми разнообразными и часто нелепыми вымыслами. При всем том, нельзя однако же сказать, чтобы между областью истории и областью легенды всегда существовали такие резко очерченные границы, чтобы история совершенно пренебрегала народною легендой, а народной легенде было чуждо книжное сказание. Книжное сказание переходит в народ и становится предметом народной легенды, которая излагает его по своему; народные сказания также заносятся в письменные исторические памятники. Отсюда, как в книжных исторических памятниках встречаются элементы народного предания, так и в народных сказаниях есть следы письменной истории. Наконец, рождаясь, так сказать, вместе с народом и переходя из рода в род, предание так глубоко проникает в жизнь народа и срастается с ним, что не уничтожается совершенно и при разных переворотах в его судьбе, когда народ переселяется из одной страны в другую, или подчиняется влиянию или власти другого народа, или принимает новую религию. Отсюда сходство в сказаниях народов, отделенных друг от друга огромными пространствами; отсюда в позднейших сказаниях следы древних времен; отсюда в народных произведениях христианских времен сильная примесь мифических верований, или языческих суеверий.

Подобно другим народам, и евреи, до начала письменности, руководствовались также преданием с тем, конечно, существенным различием и чрезвычайно важною особенностью, что как во всех случаях они находились под непосредственным водительством Божиим, так и хранителями предания у них были избранные и руководимые Богом патриархи. Утаю ли я, говорит Бог, от Авраама (раба моего), что хочу делать... Ибо я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд (Быт. 18:17–19). Св. Писание указывает нам и на способ, каким сохранялось предание, указывает на завещания, которые патриархи давали своим детям. Так Авраам, передавая пред смертью имение Исааку, делает распоряжение о других своих детях (Быт. 25:5–6); Иаков также пред смертью собирает всех своих сыновей и изрекая пророчества о судьбе их, делает им завещания (Быт. 49:1–33); пророк Моисей в последние дни своей жизни дает обширное и торжественное завещание старейшинам и всему народу израильскому (Втор. глав. 27–30). Вероятно, и другие патриархи и пророки, а может быть, и вообще главные лица фамилий, делали своим детям подобные завещания, в которых, вместе с наставлениями, как они должны жить, сообщали для памяти им и будущим поколениям обо всем, что они видели и слышали в своей жизни, обо всех замечательных событиях прежнего времени. Между апокрифическими сочинениями очень видное место занимают заветы 12-ти патриархов; эти заветы, наполненные анахронизмами, ясно показывающими их позднейшее происхождение, конечно, вымышлены; но самая мысль представить учение патриархов под формою завещаний, как совершенно свойственною патриархальному времени и указанною в Писании, не заключает в себе ничего неестественного. Сначала, может быть, и действительно существовали предания об устных завещаниях 12-ти патриархов, которые в последствии и подали повод составить от их имени книги; в эти книги, может быть, и действительно попали какие-нибудь наставления или предания, дошедшие от этих патриархов, хотя и в обезображенном виде. Равным образом, и мысль составить книги от имени Сифа, Еноха, Авраама и других знаменитых лиц, могла возникнуть также на основании преданий, существовавших об этих патриархах. Мы знаем, что пророк Моисей написал первоначальную историю мира и народа еврейского по вдохновению Божию; но в то же время не можем отвергать, что он при этом руководствовался сохранившимися до него преданиями. В своей торжественной речи к народу он ясно указывает на такие предания: вспомни, говорит он, дни древние, помысли о летах прежних родов, спроси отца своего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе: когда Всевышний давал уделы народом и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых (Втор. 32:7–8.) Говоря о Нимроде, он указывает на народную пословицу, составившуюся в народном предании, по поводу его звероловства: потому и говорится: сильный зверолов, как Нимрод пред Господом Богом (Быт. 10:9). Имея в виду великую силу и значение предания для народа, он, при прощании с ним, настойчиво убеждает хранить его слова: положите, говорит он, на сердце ваше все слова, которые я объявил вам сегодня, и завещавайте их детям своим, чтобы они старались исполнять все слова закона сего (Втор. 32:46).

Со времен Моисея, заключившего древние предания в письменные памятники, у евреев начала развиваться письменность. Цветущим временем её было время от пророка Самуила до плена Вавилонского, когда трудились в ней пророки и ученики пророческие, воспитывавшиеся в пророческих школах. После Пятикнижия Моисея явились книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, книги Царств, Паралипоменон, книги пророческие и книги учительные. Но предания или устные сказания, конечно, продолжали существовать и при письменности, доставляя материал для самих письменных памятников. Кроме указанных книг, вошедших в состав Библии, у евреев было много еще других книг, которые до нас не сохранились, но в свое время пользовались известностью. В книге Чисел (21:14–15; 27–30) Моисей указывает на Книгу браней Господних и Приточники; под книгой браней разумеют победные песни во славу Иеговы по случаю побед еврейского народа над врагами. В книге Иисуса Навина, при рассказе о том, что во время битвы с аммореями, по молитве Иисуса, остановились солнце и луна, указывается на Книгу праведного (Нав. 10:13); на туже книгу Праведного указывается во 2-й книге Царств (2Цар. 1:18). Предполагают, что это был сборник записок, или сказаний о замечательных лицах и событиях еврейской истории, что название книги Праведного или, как думают другие, праведных, он получил потому, что содержал в себе историю праведных Авраама, Исаака, Иакова и других патриархов и пророков. Известная в настоящее время книга праведного – Яшар, конечно, не может быть той самой книгой, на которую указано в книге Иисуса Навина и в книге Царств и которая, по мнению некоторых иудейских раввинов, потерялась во время рассеяния евреев; но нет сомнения, что в неё вошли некоторые отрывки или сказания из этой книги. Для нас эта книга Яшар особенно важна потому, что в ней мы встречаем почти все те апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях, какие находятся в апокрифах и в разных книгах иудейской и христианской письменности; в этих сказаниях нельзя не заметить древнейшей основы, хотя они, несомненно, и распространены и раскрашены позднейшими вымыслами раввинов.3 В 1-й книге Паралипоменон есть ссылка на Словеса Самуила, пророка Нафана и Гада, которые писали о Давиде и его царствовании (1Пар. 29:29–30); во 2-й книге Паралипоменон на Словеса пророка Нафана, Ахии Силонита и видения Иоиля видящего, которые писали о царствовании Соломона (2Пар. 9:29); в той же книге, при рассказе об Иосафате, указывается на Ииуя, сына Ананиина, который написал книгу царей израилевых (2Пар. 20:34); при рассказе о Манассии, на Словеса провидящих (т. е. пророков, 2Пар. 33:19), при рассказе о смерти царя Иосии на книгу Плачей, при рассказе о Ровоаме на Словеса Самея пророка и Адда провидящего (2Пар. 12:15). В 3-й книге Царств есть указания на книгу Словес Соломоних, как на историю царствования Соломона (3Цар. 11:41), на книгу словес дней (хронику) царей Израилевых (3Цар. 14:19), на книгу словес дней царства Иудина и царей Иудиных (15:7). О царе Соломоне в 3-й книге Царств (4:32) сказано: и изглагола Соломон три тысящи притчей, и быша песни его пять тысящь. Все эти не сохранившиеся до нас произведения, вероятно, и послужили отчасти источником и материалом для той истории еврейского народа, которая изложена в книгах Царств и Паралипоменон; но в этих произведениях могли быть и такие сказания, которые не вошли в эти книги и после их утраты остались в устном народном предании и послужили потом материалом для апокрифических книг. Первое указание на апокрифические книги можно видеть в 3-й книге Ездры (14:47–48), где при рассказе о восстановлении священных книг Ездрой после плена Вавилонского, кроме 24 древних т. е. канонических книг, упоминается о 70 книгах новых и последних, под которыми разумеют апокрифические книги. – Эпоха плена Вавилонского имела для Иудеев чрезвычайно важное значение. Падение царства, разрушение Иерусалима и храма, неоднократное переселение народа в плен огромными массами, бедствия самого плена и затем переход из под власти одного народа к другому произвели на них такое глубокое впечатление, что они вполне сознали свою виновность пред Богом и необходимость твердо хранить Его повеления, и потому начали с особенною ревностью изучать Закон и собирать предания своей истории. Начало этого возрождения еврейского народа приписывается двум лицам, Ездре и Неемии. Общее предание, как иудейское так и христианское, называет Ездру восстановителем веры и закона и собирателем священных книг. О Неемии во 2-й Маккавейской книге (2:13) также говорится, что он устроил книгоположницу (библиотеку) и собрал в неё книги, яже о царех и о пророцех, и о Давиде, и эпистолии царей о приношениях. После Ездры и Неемии изучение Писания и собирание народных преданий сосредоточивались преимущественно в школах раввинов, которые для Иудеев заняли место древних пророков и подобно пророкам открывали учительские школы. В школах раввинов изучение Писания происходило под влиянием и руководством древних преданий, которые со временем стали присоединяться в комментариях к самому тексту священных книг. Во время плена Вавилонского иудеи забыли свой древний язык и начали усваивать халдейский; чтобы облегчить для них понимание священных книг в последствии начали делать парафразы или переложения Библии на халдейском языке, известные под именем Таргумов. Самые древние Таргумы принадлежат 1-му веку пред P. X. и составлены учениками знаменитого раввина Гиллела, Онкелосом на Пятикнижие Моисея и Ионафаном на книги пророков; гораздо позднее неизвестно кем составлен Tapгум иерусалимский на отдельные места св. Писания; он написан на сиро-халдейском языке и употреблялся в Иерусалиме. Кроме этих таргумов, есть еще несколько других, которые составлены в разные времена на разные книги св. Писания. Во всех таргумах, в комментариях к священному тексту, а иногда и в самом тексте, мы встречаем много замечаний и толкований, а иногда и целые сказания о библейских лицах и событиях, заимствованные из преданий. Собиранием древних преданий иудеи занимались постоянно и с чрезвычайною ревностью. С начала 3-го века пред P. X. у них становятся известны особые учителя, под общим именем Танаим (Thanaim), что значит органы предания. Они преемственно продолжали существовать до знаменитого патриарха Иуды святого, который во 2-м веке по P. X. собрал слова всех прежних танаимов, своих предшественников, в один сборник, под именем Мишны (предание). После смерти Иуды, с конца 2-го века, началось новое поколение учителей, под названием Амораим (Amoraim), которые сами не имели такого авторитета, как прежние учителя, но повторяли и объясняли всё, что узнали от этих учителей. Их объяснения и предания, умножавшиеся в течение трех веков, соединены были также в один сборник, под именем Гемары (дополнение предания). Мишна и Гемара, соединенные вместе, образовали Иерусалимский Талмуд.4 В конце V в., из Мишны патриарха Иуды и Гемары раввина Асция составился Вавилонский Талмуд.5 Содержание Талмуда чрезвычайно разнообразно; он имеет характер обширного энциклопедического сборника, в котором говорится о всех возможных предметах. Но во всем разнообразном его содержании замечают две преимущественно части – главную, которая называется Галаха (изложение) и вспомогательную, которая называется Агада (рассказ пояснение). Эти части, впрочем, не стоят отдельно одна от другой, но проникают и дополняют одна другую, служа одна другой дополнением и объяснением. Галаха содержит правила, законы и предписания на все возможные случаи жизни; Агада объясняет и подтверждает эти правила разными рассказами, притчами, аллегориями; в Агаде постоянно приводятся и разнообразные сказания о священных лицах и событиях. Наконец, из тех же иудейских преданий и толкований закона, в которые вошли и восточные идеи персидской религии и греческие идеи александрийских ученых, возникла Каббала, или религиозная философия евреев. Начало Каббалы обыкновенно возводят к концу 1-го века по P. X., когда жили знаменитые иудейские раввины, Акиба и Симон Бэн-Иохай, которым приписываются главные книги Каббалы: Сефер-Еццира – книга творения, где излагается учение о мире, и Зогар – Сияние, где содержится учение о Боге, о духах и о душе человеческой.6 И Талмуду и Каббале иудеи приписывают божественное происхождение, производя учение в них заключающееся от Бога чрез Моисея. В книге Исхода сказано: И призвал их (Аарона и старейшин) Моисей (по сошествии с Синая), и пришли к нему Аарон и все начальники общества, и разговаривал Моисей с ними. После сего приблизились (к нему) все сыны Израилевы, и он заповедал им все, что говорил ему Господь на горе Синае (Исх. 34:31–32). Из этих слов иудейские раввины составили следующую басню. «Знайте, говорит Маймонид,7 что Моисей получил от Бога заповеди закона вместе с их толкованием. Если он был на Синае так долго, как сказано в Библии, то, конечно, не для того только, чтобы принести оттуда текст писанного закона, но и для того, чтобы затвердить из уст Вышнего и толкование этого закона или то, что вообще называется устным законом... Когда Моисей сошел с Синая, первый увидел его Аарон; Моисей тотчас пересказал ему текст закона, который только что получил от Бога, присоединив к каждой его заповеди и толкование. Потом пришли два сына Аарона, Елеазар и Ифамар; Моисей повторил им тоже, что пересказал отцу их. Едва они заняли места – один по левую сторону Моисея, другой по правую сторону Аарона, пришли 70 старцев; Моисей опять повторил им то, что уже передал Аарону и его сыновьям. Наконец к Моисею собрался народ, и он не отказался еще раз снова повторить свой рассказ. Таким образом, рассказ Моисея слышали четыре раза Аарон, три раза его сыновья, два раза старцы и один раз народ. Но когда Моисей ушел, Аарон повторил всё, что слышал четыре раза от Моисея и что знал уже наизусть. Также и сыновья Аарона слышали тоже самое четыре раза, именно: три раза от Моисея и один раз от Аарона, и когда Аарон удалился, они были в состоянии повторить всё это своим слушателям. Таким образом и старейшины выслушали четыре раза: два раза от Моисея, один раз от Аарона и один раз от его сыновей, и когда ушли сыновья Аарона, они наизусть повторили весь рассказ народу, чтобы и народ мог выслушать все четыре раза и выучить наизусть. След. все, кто находился в этом собрании, четыре раза слышали текст закона с его толкованием, и были в состоянии в свою очередь передать его и тем людям, которые не были в собрании. Но текст закона был потом записан, и тогда нужно было сохранить в памяти только его толкования.8 В конце 40-го года, в начале месяца Шебат (Shebat), Моисей опять созвал всех людей и сказал: уже приблизилось время моей смерти; если кто забыл какое-нибудь предание, полученное от меня, пусть просит, чтобы я объяснил ему, и если есть у кого какой-нибудь вопрос, трудный для решения, пусть приступит, чтобы я разрешил его... Таким образом все получили объяснение в течение времени от начала месяца Шебат, до седьмого дня месяца Адар. Когда же настало время смерти Моисея, он написал 13 списков закона на пергамене и роздал их для руководства, по списку каждому из колен Израилевых, 13-й же список вручил Левитам.9 Подобным образом и о Каббале иудеи говорят, что её получил Моисей на Синае и передал 70 старейшинам. От них она переходила из уст в уста до того времени, когда Ездра получил от Бога повеление записать её в книги. По другим, Каббала была принесена с неба ангелами первому человеку, после его падения, чтобы дать ему средство возвратить потерянное блаженство.10 Как ни странны эти басни о Талмуде и Каббале, но из них можно сделать по крайней мере тот вывод, что у иудеев существовали издавна предания, которые и вошли в Талмуд и Каббалу. Основываясь на словах св. Епифания († 402 г.), можно предполагать, что эти предания находились в разных сборниках. Рассказывая о секте книжников, Епифаний говорит: «они были истолкователями преданий, как наставники в каком-то книжном знании; в ином поступали по-иудейски, но вводили излишнее некое ухищренное толкование. Преданий же у них было четыре рода: одни от имени пророка Моисея, другие от имени учителя их, так называемого Акивы, или Варакивы·, иные же от имени Анды или Анны, иначе Иуды, и еще иные от имени сынов Ассамонеевых. Из этих преданий почерпнуто всё, что принято у них в закон, как признанное мудрым, но большею частью не отличающееся мудростью восхваляется и славится, провозглашается и распространяется всюду, как достойное предпочтения учение».11 У Епифания же мы находима, весьма важные свидетельства и о том, как вообще распространены были предания о ветхозаветных лицах и событиях. В Панарии, опровергая Назореев, которые не принимали Пятикнижия, утверждая, что Моисею было дано законоположение, но не то, которое в Пятикнижии, что книги иудеев подделаны и отцам ничего этого не было известно, он указывает на предания, которые сохранились о том, что содержится в священных книгах. «Рассуждение их, говорит он, ничем не оправдывается, и учение их найдет себе много опровержений, когда до ныне не только разглашается повествуемое в Писании, но и самые места чудесных событий как бы представляют их на лицо. Во-первых, гора Сион, где Авраам принес Богу овна, и до сего дня так именуется. Известно, где и дуб Мамврийский, где ангелам предложен был телец... Об агнце же, закланном в стране египетской, носится еще предание у египтян и у идолопоклонников. Ибо в ту пору, когда там была Пасха (а она бывает пред началом весны, во время первого равноденствия) все египтяне, по неведению, берут сурик и мажут им овец, мажут деревья, смоковницы и другие, разглашая и утверждая, что в этот день огонь, как говорят они, некогда попалил вселенную, и что огненного вида цвет крови есть спасительное средство от такого и столь великого бедствия. А почему же не указать и на то, что остатки Ноева ковчега и ныне еще показывают в стране Кардиев? И конечно, если кто разыщет и доведается об остатках жертвенника, то, как и следует, найдет их при подножии горы, где пребывал Ной, вышедши из ковчега и принесши Господу Богу в жертву животных чистых и тучных».12 В другом месте, говоря о том, что в священных книгах нигде не указаны отцы и матери Даниила, Седраха, Мисаха и Авденаго и Илии Фесвитянина, он замечает: «но чтобы и по сему поводу не произошло какого-нибудь заблуждения, не отяготимся сказать, что узнали мы из преданий. Ибо мы нашли, что отец Даниила – некто так называемый Саваа. А также мы нашли происхождение и род Илии, который я изложу в такой связи... (далее излагается род Илии). Естественных же отцов трех отроков Седраха, Мисаха и Авденаго мы не нашли ни в преданиях, ни в подложных книгах».13 Заметим наконец, что следы преданий о ветхозаветных лицах и событиях усматриваются и в некоторых канонических книгах Нового Завета. Апостол Иуда, говоря о беззаконных людях, замечает: о них пророчествовал и Енох, седьмой от Адама, говоря: се идет Господь со тьмами святых ангелов своих, сотворить суд над всеми (стих 14); об этом пророчестве Еноха не упоминается в Писании, и оно, вероятно, заимствовано или из предания, или из книги Еноха, в которую оно могло войти также из предания. Тот же апостол говорит о споре архангела Михаила с диаволом о теле Моисеевом (стих 9), о котором также не упоминается в Писании. По преданию же, конечно, ап. Павел египетских волхвов, состязавшихся с Моисеем в чудесах пред фараоном, называет Ианнием и Иамврием (2Тим. 3:8); в Библии они не называются никакими именами.

Таким образом, до начала письменности и после её развитии, у евреев постоянно существовало устное народное предание, под влиянием которого происходило и толкование самого Писания. Путем этого предания, которое, переходя от одного поколения к другому, естественно, нарастало, и происходивших под его влиянием разных толкований Писания, и образовались те апокрифические сказания, которые мы находим в разных сочинениях иудейской и христианской письменности. Трудные или не ясные места в Писании и недостающие подробности в библейских рассказах о священных лицах и событиях объяснялись и дополнялись народными преданиями; народные предания в свою очередь объяснялись толкованиями Писания, сближениями и сопоставлениями разных его мест, выводами из отдельных его слов и выражений. Из этих объяснений и дополнений составлялись новые сказания, которые распространялись еще разными вымыслами народной фантазии.

2) Апокрифические сказания в памятниках иудейской письменности

Определить время, когда составились те или другие апокрифические сказания, разумеется, невозможно; можно сказать только, что во всей их многочисленной и разнообразной массе заметны преимущественно два главных слоя, принадлежащие к двум разным периодам образования. Некоторые из них проще и ближе к библейским сказаниям и образовались, вероятно, еще в древнейшие времена, по крайней мере еще до плена Вавилонского; другие носят на себе черты уже позднейшей эпохи, когда, современники этого плена, под влиянием новых условий быта и цивилизации других народов, стали изменяться и принимать новый характер и самые взгляды иудеев на древнюю историю и предания и вообще все их миросозерцание. Когда из этих сказаний образовались отдельные сочинения, получившие впоследствии название апокрифов, определить также трудно; но вообще в письменные памятники подобные сказания стали входить, конечно, от начала самой письменности. Мы заметили, что в свящ. Писании упоминаются такие книги, которые не вошли в состав еврейского канона и до нас не сохранились; очень может быть, что уже в этих книгах были такие сказания, которые сделались потом достоянием апокрифов. После плена Вавилонского оказалось уже много таких книг, которые нужно было отделить от древних священных книг. В 3-й книге Ездры (14:47–48), при рассказе о восстановлении священных книг, кроме 24 древних упоминается о 70 книгах новых и последних, под которыми обыкновенно разумеют апокрифические книги. В эти книги, вероятно, вошли те апокрифические сказания, которые образовались в прежние времена; но, к сожалению, эти книги, бывшие первыми апокрифами и, может быть, доставившие материал для других апокрифических книг и апокрифических сказаний, не сохранились до нас; не известно даже, как назывались эти книги. Мы сказали также, что в книге Яшар находится много сказаний, основанных на древних преданиях; но сама книга Яшар принадлежит уже позднейшему времени; древние предания в её сказаниях распространены и украшены позднейшими мудрованиями и вымыслами раввинов. В первый раз апокрифические сказания мы встречаем в сочинениях Иосифа Флавия, жившего в I-м веке христианства (37–95 г.). Иосиф Флавий писал свои сочинения14 с тою целью, чтобы познакомить образованные народы с историей своего народа и уничтожить существовавшие против него предубеждения и нарекания; в них повсюду проводится мысль, что народ еврейский и его история древнее преданий всех других народов, что предания других народов служат подтверждением еврейской истории. Флавий был знаком с греко-римской литературой, с преданиями и историей других народов, на которые часто он и указывает в своих сочинениях; но в тоже время, как истинный иудей, он был глубоко проникнут духом древнеиудейского предания, в котором был воспитан. Он по временам как будто критически относится к священному повествованию Моисея, но в то же время слепо верит всем народным преданиям, и будучи готов иногда естественным путем объяснить некоторые чудесные события библейской истории,15 вместе с тем, без всякой критики, заносит в свои сочинения множество таких сказаний, которые имеют чисто апокрифический характер. Так, рассказывая о падении Адама и Евы, он прибавляет, что в то время все животные говорили одним языком и друг другу сообщали свои мысли, что змий уже после падения первых людей, в наказание за их искушение, был лишен голоса и ног, и сделался пресмыкающимся и ядовитым.16 Говоря о сыне Адама, Сифе, он замечает, что потомкам его приписывается изобретение астрономии, и при этом прибавляет: «но чтобы изобретения их не остались в неизвестности и не погибли прежде, нежели о них узнают (ибо Адам предсказал, что весь мир подвергнется опустошению в один раз от огня, а в другой от воды), они сделали два столба, кирпичный и каменный, и написали на них свои изобретения, с тою целью, чтобы, если кирпичный столб будет ниспровергнут силою воды, остался каменный и сохранил их звездочетные надписи, давши знать, что был поставлен ими и кирпичный столб. Каменный столб и доныне находится в земле Сирийской».17 Каину И. Флавий приписывает изменение простоты в жизни первых людей и стремление к увеличению имения и богатства посредством хитрости, неправды и хищения. Он первый, по словам Флавия, изобрел весы и меры, разделил поля, построил первый город Аноху (Ἀνώχαν), назвав его так по имени старшего сына, Аноха, укрепил этот город стенами и собрал в нем всех своих потомков. Говоря о распространении зла на земле, Флавий приводит сказание о том, что многие ангелы, вступив в сожительство с дочерями человеческими, родили детей, которые, выросши и пользуясь своей силой, причиняли всякие обиды людям и презирали всякую добродетель. Они начали делать нечто подобное тому, на что, по преданию греков, осмелились гиганты.18 Рассказывая о потопе, Флавий прибавляет, что ковчег после потопа остановился на одной горе в Армении, где Ной вышел из ковчега и выпустил из него животных. Это место, говорит он, армяне называют выходом (ποβατήριον), ибо там и до сих пор туземцы показывают остатки ковчега.19 Когда после потопа число людей стало возрастать, Бог дважды повелевал им рассеяться по разным местам, но они не послушали Бога. Виновником этого противления Богу был Нимврод, который и посоветовал людям построить высокую башню, чтобы, если опять случится потоп, вода не могла достигнуть до них. При этом рассказе Флавий замечает, что о столпотворении Вавилонском и смешении языков упоминает Сивилла, а о поле Сенаар, на котором случилось это событие и которое находится в стране Вавилонской, говорит Гестией.20 Потом он подробно рассказывает о том, какие народы произошли от детей Ноя и в каких странах они поселились.21 Рассказывая о земле Содомской, Флавий говорит: «повествуют, что она за нечестие жителей выжжена молнией. Можно там и ныне видеть остатки повергнутого с неба огня, также тень и образ пяти городов и пепел, вырастающий в плодах, которые видом и цветом подобны тем, которые едят, но будучи сорваны, распускаются в дым и пепел. В этом уверяют очевидные свидетели».22 Говоря о превращении жены Лотовой в соляный столп, он прибавляет: «этот столп я сам видел, ибо он и до ныне еще находится».23 В историю об Аврааме, Иосифе, Моисее и Соломоне Флавий внес множество таких прибавлений и подробностей, о которых ничего не говорится в Библии. До мысли о Едином Боге, как Творце и Правителе мира, Авраам дошел, по словам Иосифа, своим разумом чрез рассматривание природы: «сие заключил он из явлений на земле и море, из перемен, происходящих в солнце, луне и других телах небесных. Если бы, говорил он, все эти твари сами в себе имели природную силу, то заботились бы о соблюдении порядка. Но мы ясно видим, что они не имеют её, и потому не способствуют сами собою пользе нашей, но, повинуясь власти повелителя, исполняют его повеления. Итак Ему одному и должно воздавать честь и благодарение».24 В Библии сказано (Быт. 12:19–20; 13:1–3), что Авраам, после возвращения ему Сарры фараоном, немедленно оставил Египет и возвратился в Палестину; но Иосиф говорит, что Авраам получил от фараона позволение жить в Египте, вошел в знакомство с египетскими философами и открыл египтянам арифметику и геометрию. «Ибо, замечает он при этом, прежде прибытия Авраама в Египет, науки эти совсем не были известны египтянам».25 При рассказе об Аврааме, Флавий помещает подробное сказание о Мелхиседеке, царе Салимском, замечая, что город Салим впоследствии был назван Иерусалимом.26 Наконец замечает, что об Аврааме упоминает Бероз, а Гекатей составил о нем книгу.27 В истории патриарха Иосифа весьма подробно и с разными риторическими украшениями изложены борьба Иосифа с женой Пентефрия и свидание Иосифа с братьями и отцом Иаковом; при этом Иосиф и братья его выражают свои чувства в обширных, весьма красноречивых и трогательных речах.28 Но особенно много сказаний и подробностей, не заключающихся в Библии, Иосиф сообщает о Моисее. «Один из жрецов египетских, говорит он, предсказал фараону, что у евреев скоро родится отрок, который, пришедши в возраст, унизит египтян и возвысит евреев. Устрашенный этим предсказанием, фараон издал повеление всех рождающихся мальчиков еврейских бросать в реку. Отец Моисея, Амрам молился Богу о спасении своего народа, и Бог возвестил ему во сне, что у него родится сын, который освободит евреев от египетского порабощения, и прославится не только между евреями, но и между другими народами, что брат его будет владеть священством сам и его потомки непрерывно. Иохавед так легко родила Моисея, что могла скрыть его от стражей фараона. Дочь фараона, нашедшая Моисея в реке и взявшая его к себе на воспитание, у Флавия называется Фермуфа (Θερμοῦθις). Моисей отличался такой красотой и разумностью, что Фермуфа полюбила и вздумала усыновить его. Однажды она принесла его к фараону и стала просить его об этом; желая доставить удовольствие дочери, фараон взял Моисея на руки и надел на него свою корону; но Моисей сбросил корону на пол, катал её по полу и потом начал топтать ногами. Фараону это показалось дурным предзнаменованием, а жрец, предсказавший прежде о рождении Моисея, начал убеждать фараона погубить его, чтобы избежать угрожающей опасности. Но Фермуфа в это время успела спасти Моисея, а Бог изменил мысли фараона. В последующей истории Флавий рассказывает, между прочим, о походе Моисея против эфиоплян и женитьбе его на дочери эфиопского царя, Фарве, или Фарбе. Притесняемые эфиоплянами, которые несколько раз нападали на египетские города и разоряли их, египтяне обратились за советом к Оракулу. Оракул посоветовал послать против них с войском еврея. Фараон, по указанию жрецов, выбрал Моисея. Моисей оказал в этой войне особенную мудрость и прославился. Путь к земле Эфиопской был наполнен множеством змей, так что войску было чрезвычайно трудно дойти до неё; Моисей приказал войску наделать корзин или ящиков из папируса и наполнить их ибисами, которые отличаются враждебностью к змеям и особенною способностью преследовать и истреблять их. По приходе в эфиопскую землю, ибисы были выпущены и истребили змей. Египетское войско неожиданно явилось пред эфиоплянами, одержало над ними победу и подступило к самой их столице. Саве. Но Сава была хорошо укреплена, так что трудно было взять её; Моисей был в затруднении. Между тем, дочь эфиопского царя, Фарва (Θαρβις, Tharbis), узнав о красоте и храбрости Моисея и не надеясь спасти от него столицу, предложила ему свою руку; Моисей согласился на это предложение с тем условием, чтобы ему был сдан город. Взяв столицу, он женился на Фарве, а египетское войско отправил домой в Египет. В Египте, вместо благодарности, против Моисея опять начали строить козни; думая, что, после счастливого окончания войны, он возвысится еще больше прежнего и сделает какой-нибудь вред египтянам, жрецы опять начали искать его погибели. Узнав об этом, Моисей тайно убежал из Савы и пришел в Мадиам, где был принят Иофором.29 Приведем еще замечательный рассказ Флавия о кончине Моисея. «Когда Моисей, говорит он, объявил, что ему пришло время умереть, весь народ еврейский пролил слёзы, женщины ударяли себя в грудь, плакали также и дети. Со слезами все последовали за ним, когда он пошел на гору, где должен был умереть; но он тем, которые находились вдали, дал знак рукою, чтобы они успокоились, а находящихся вблизи словами просил, чтобы они, провожая его, не делали плачевным его отшествия. Только одни старейшины проводили его и первосвященник Елеазар и вождь Иисус. Когда же взошли на гору Аварим, он отослал и старейшин. В то время, как Моисей прощался с Елеазаром и Иисусом, вдруг спустилось над ним облако, и его не стало видно; в священных же книгах он написал о себе, что умер, опасаясь, чтобы не стали говорить, что он за свои добродетели восхищен к Богу».30 Царь Соломон в сочинениях Иосифа Флавия является не только знаменитым и мудрым царем, каким он изображается в священных книгах, но и всемогущим волшебником и чародеем, производящим чудеса и повелевающим демонами. Сказав о том, что Соломон сочинил книги, содержащие в себе более пяти тысяч од и песней и три тысячи притчей и подобий, что он писал о всех видах деревьев, от иссопа до кедра, притчи о всех животных, обитающих на земле и в водах, и птицах, летающих по воздуху, он присоединяет: «кроме того, ему открыта была для пользы и врачевания и та наука, помощью которой изгоняются злые духи». Ибо он сочинил обаяния,31 которыми смягчаются жестокости болезней, составил способы заклинаний, посредством которых связываются и изгоняются демоны, так что никогда уже не могут возвратиться в человека. Этот род врачевания и до ныне у нас находится в великой силе. Я сам видел одного из моих соотечественников, по имени Елеазара, который исцелял страждущих злыми духами при самом Веспасиане и его сыновьях, при многих тысяченачальниках и воинах. Способ его врачевания состоял в следующем. К носу беснующегося он прикладывал перстень, в печати коего была врезана часть корня, указанного Соломоном, и чрез обоняние его из ноздрей извлекал демона. После этого беснующийся падал на землю, а он заклинал злого духа, чтобы он никогда не возвращался в этого человека, и при этом произносил имя Соломона и прочитывал сложенные им заклинания. Наконец, желая уверить присутствующих в силе своей науки, он ставил не далеко от беснующегося стакан или другой сосуд, наполненный водою, и приказывал демону, чтобы он, вышедши из человека, опрокинул его и тем показал, что он подлинно оставил его. И когда это исполнилось на самом деле, то все присутствовавшие увидели, как велика была премудрость Соломона.32 Подробно рассказывает Флавий о дружественных сношениях Соломона с Тирским царем, Хирамом, помещая при этом письма, какие они писали друг к другу, о загадках, какими они состязались между собою в мудрости. При этом состязании, замечает Иосиф, назначалась пеня, какую должен был заплатить не отгадавший загадок. Хираму привелось заплатить Соломону большую сумму денег, но и Соломон не освободился от пени, когда ему были предложены загадки одним тирянином, Авдемоном.33 Наконец также подробно Флавий говорит о том, как приходила к Соломону царица Савская, какие богатые дары она принесла, как удивлялась его мудрости, его великолепным постройкам.34 – Нельзя сказать, были ли известны Иосифу Флавию какие-нибудь апокрифические книги; в своих сочинениях он не указывает ни на одну из таких книг, а ссылается главным образом на предание; заметим только, что все приведенные сказания встречаются в разных известных ныне апокрифических книгах. Мы увидим также, что эти сказания из сочинений И. Флавия вошли в разные книги христианских писателей.

Другой характер имеют те сказания о ветхозаветных лицах и событиях, которые мы находим в Талмуде, Каббале и других сочинениях иудейских. На них резко отражаются те иноземные влияния, каким подвергались иудеи со времени плена Вавилонского. В плену, под Вавилонским владычеством, Иудеи находились 70 лет; в 539 г. до P. X. Вавилонское царство было покорено персами, и иудеи сделались данниками персов; Персидское царство в 333 г. было покорено Александром В., который в 332 г. овладел Иерусалимом; в 312 г. Птолемей I переселил многих иудеев в Египет и Александрию; при Птоломее II, в 271 г. был сделан перевод св. Писания на греческий язык LXX толковниками; наконец в 64 г. Иудея была покорена римлянами. – Собственно о вавилонском или вавилоно-ассирийском влиянии на иудеев мы не много знаем. Известно только, что у ассириян иудеи заимствовали имена месяцев, имена некоторых ангелов и буквы алфавита, которыми с того времени они стали писать свои книги. Правда, со времени же плена Вавилонского замечается у иудеев особенное развитие эсхатологических идей, или учения о последних временах мира, но источник и корень этих идей находится не в вавилонском влиянии, а в канонической книге пророка Даниила, которая была написана во время плена Вавилонского. В этой книге пророчества о временах Мессии соединены с изображением последних времен мира. Она и сделалась источником апокалиптических идей для всех сочинений, в которых изображаются времена Мессии и последние времена мира. Идеи и образы книги Еноха, которую можно назвать первообразом подобных сочинений, как увидим ниже, возникли уже под влиянием книги пророка Даниила. – Во время персидского владычества, иудеи познакомились с религиозными идеями персов, с учением Зороастра, которое после покорения Вавилона распространилось во всех местах Вавилонского царства. По указу Кира (537 г.) иудеи получили свободу переселяться на родину, но многие из них не захотели воспользоваться этою свободою и остались в Вавилоне, который сделался для них другою родиной. В Вавилоне образовалась знаменитая Вавилонская Синагога, соперничествовавшая с синагогой иерусалимской; во многих местах были открыты училища, из коих вышли потом знаменитые иудейские учители; в Вавилоне, наконец, составился Вавилонский Талмуд, который можно назвать последним определением иудейства и самым полным выражением его характера. Знакомство иудеев с персидским религиозным учением весьма резко обнаруживается в их учении о мире, об ангелах и демонах. Учение о мире, заключающееся в Талмуде, основано именно на персидском учении о двух противоположных царствах света и тьмы, добра и зла, между которыми идет постоянная борьба; царством света управляют добрые ангелы, царством тьмы злые ангелы, или демоны. Учение об ангелах и демонах весьма подробно развито в Талмуде, каббалистической книге Зогар и книге Еноха. Большая часть имен ангелов и демонов, изображаемых в этих книгах, заимствована у персов, у которых был обоготворен огонь, как основная стихия мира и источник всякой жизни... Ангелы, по учению Талмуда, сотворены во второй день, когда был сотворен и огонь небесный и огонь преисподней, и все небесное жилище представляется у талмудистов царством огня. Это представление, несомненно, указывает на Зендавесту, где огонь называется сыном Ормузда, от которого произошли все бессмертные, и все царство их также представляется царством света и огня, как источника всякого бытия.35 – В Александрии, где сходились между собою идеи восточных учений и идеи греческой науки и философии и где в следствие этого столкновения образовалась особая александрийская наука и философия, иудеи познакомились с греческой мифологией, историей и философией, с преданиями и историей других народов. При этом знакомстве, конечно, нельзя было не заметить в учении и преданиях языческих народов следов древнего священного предания, которое сохранилось в них, хотя и в искаженном виде. Особенно обращали на себя внимание сказания о первых временах мира и рода человеческого, о золотом веке, о потопе. Усматривая в этих сказаниях черты, сходные со сказаниями св. Писания, иудеи начали вообще сопоставлять языческие идеи и сказания разных народов со священным Писанием, думая, что под разными лицами и событиями, упоминаемыми в древних языческих сказаниях, разумеются лица и события священной истории. Александрийский ученый иудей, Аристовул, живший у египетского царя, Птоломея Филометора (около 160 г. до Р. X.), старался доказать, что греческая философия в своих лучших идеях и стремлениях не только согласна со священными книгами, но и развилась под их влиянием. Он утверждал, что еще до перевода LXX в Египте был греческий перевод Пятикнижия Моисеева, что Пифагор, Платон и другие греческие философы знали его и заимствовали из него все, что есть лучшего в их системах. Та же мысль с особенною силою и настойчивостью проводится во всех сочинениях другого александрийского ученого иудея, Филона. Но, сопоставляя и сравнивая языческие сказания с библейскими сказаниями, иудейские ученые до того проникались языческими мифами, что со временем в их сочинениях и библейские сказания стали получать мифический колорит. Уже в некоторых местах перевода Библии LXX толковников замечают следы греческого влияния. Так, в еврейском тексте Быт. 6:2, 4, сказано: когда люди начали умножаться на земле, и родились у них дочери; тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто выбрал... В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им. Это сильные, издревле славные люди. В греческом переводе LXX, в первом стихе, вместо слов: (בְּנֵי הָאֱלֹהִים) (бней-гаэлёгим) сыны Божии, поставлены были слова: οἱ ἄγγελοι τοῦ Θεοῦ, ангелы Божии,36 и исполины стали представляться уже сынами ангелов от совокупления с дочерями человеческими. Очень может быть, что такое изменение в смысле первоначального текста сделано не самими переводчиками, а переписчиками, или комментаторами их перевода; блаженный Августин замечает, что оно встречается не во всех греческих списках;37 но во всяком случае оно, очевидно, сделано было под влиянием известного греческого мифа о титанах, которые, по сказанию греческой мифологии, были сыны неба и земли. Это изменение, конечно, и послужило основанием для того сказания о падении ангелов с дочерями человеческими, которое весьма подробно изложено в книге Еноха и потом встречается во многих сочинениях иудейской и христианской письменности. Мы заметили выше, что И. Флавий разумеет под сынами Божиими также ангелов и библейский рассказ об исполинах приравнивает к греческому мифу о титанах; а Филон, объясняя этот рассказ, сравнивает ангелов с языческими гениями. «Существа, говорит он, которых другие философы называют гениями, Моисей называет ангелами: это духи, летающие в воздухе. И никто не должен считать это басней, ибо вселенная должна быть одушевлена во всех частях своих, и каждая стихия должна быть населена живыми существами. Таким образом, земля населена животными земными, моря и реки обитателями вод, огонь существами, рожденными из огня (каковых, говорят, много рождается в Македонии), небо звездами, ибо звезды суть бессмертные и божественные души, почему они и движутся кругообразно, каковое движение особенно свойственно уму. Нужно, след. чтобы и воздух также был наполнен живыми тварями; они невидимы для нас, как и самый воздух невидим для чувства».38 Тот же Филон, объясняя библейский рассказ о столпотворении Вавилонском и смешении языков, замечает, что некоторые из иудеев, презирающие отеческие законы, называют его баснею, совершенно подобною басне Гомера о восстании против Зевса титанов, громоздивших одну гору на другую.39 Делая сопоставления между языческими и библейскими сказаниями, Зороастра стали потом сравнивать с Немвродом, Девкалиона и Пирру с Ноем и женой его, мифическую Ниобу с женой Лота; но при этом сопоставлении и сравнении, библейские и мифические черты, естественно, могли перемешиваться и заменяться одни другими. Мы увидим ниже, что в одном раввинском сочинении о жизни и смерти Моисея упоминается о вратах Олимпа на небе, а в Яшар о жителях Содома и других нечестивых городов говорится тоже самое, что рассказывает греческая легенда о Прокрустовом ложе. Жители Содома и других нечестивых городов устроили на площадях кровати и клали на них каждого, приходившего к ним, чужестранца; если он оказывался короче кровати, то растягивали его, а если был длиннее, то обрубали у него ноги.40 – Буквальное понимание мифов и вообще древних сказании не удовлетворяло уже и самих греков; при объяснении их они начали употреблять способ аллегорический, который был господствующим в Александрии. Этот аллегорический способ объяснения был принят и александрийскими учеными иудеями и был приложен к объяснению библейских сказаний. До нас не дошло толкование на Пятикнижие Аристовула, но некоторые отрывки из него, сохранившиеся у Евсевия,41 показывают, что оно имело характер аллегорический. Но лучшим образцом и представителем аллегорического направления и вообще греческого влияния на иудейских ученых служит Филон (род. в 30 г. до P. X. ум. в 1-й половине 1-го века по Р. X.). Буквальный смысл Писания Филон оставляет простому необразованному народу и повсюду ищет высшего, духовного смысла. Все рассказы библейской истории для него суть не что иное, как аллегории, под которыми сокрыт этот смысл.42 Так в аллегорическом смысле у него объясняется вся история творения, пребывания человека в раю и его падения. Приводя слова Моисея о насаждении Богом в раю Эдема, он говорит: «да удалится от меня такое неразумие, чтобы предполагать, что Бог насаждает и возделывает рай. Ибо для чего он будет делать это? конечно, не для своего уединения или увеселения, ибо для Бога целый мир не может быть достойным жилищем.... Добродетель Бог насаждает и возращает в роде человеческом, добродетель, которая есть образ и подобие небесной добродетели... раем, всеконечно, называется добродетель, а место рая – эдем т. е. утехи, ибо добродетели свойственны мир, удовольствие, радость, в которых заключаются истинные утехи. Рай этот насажден на востоке, ибо свет добродетели не заходит, не уничтожается, но постоянно блистает, и как солнечный восход наполняет мрачный воздух светом, так и добродетель, восшедши в душе, освещает её мрак». Под человеком, которого Бог поселил в раю, Филон разумеет ум, а под древом жизни главную добродетель, которая называется благостью (γαθότης) и от которой происходят другие частные добродетели, почему и помещается это древо жизни в средине рая.43 Также объясняется и падение первых людей. Разумея под человек ум (νοῦς), Филон под женою представляет физическую сторону природы человеческой. Первый грех есть не что иное, как первое соединение души с телом, или лучше сказать, падение души, мира духов в чувственный мир, в тело. Жена была причиною первого греха; от безрассудного желания соединиться с человеком и дать жизнь существам, которые были бы подобны ему, развилась любовь к земному и чувственному, и жена также научила человека изменить небесную жизнь на земную.44 В истории патриархов Филон видит образы души, или духовной жизни (τρποι της ψυχς). Объясняя слова Писания об Енохе: И угоди Енох Богу, и необреташеся, зане преложи, его Бог (Быт. 5:24), он говорит: «это преложение означает обращение и изменение к лучшему... посему и справедливо сказано; не обреташеся, потому что прежняя, греховная жизнь прекратилась, как бы её не было».45 Объясняя повеление Божие Аврааму: изыди от земли твоея, и от роду твоего, и от дому отца твоего, и иди в землю, юже ти покажу (Быт. 12:1.), Филон говорит: «Желая очистить душу человека, Бог прежде указывает способы совершенного спасения – переселение или удаление из трех мест: тела, чувства и слова; ибо под землею разумеется тело под родом – чувства, а под домом отца – слово; изыди – не что иное, как удаляйся от них, отврати от них дух, возвышайся над ними. Они тебе подчинены: берегись, чтобы они не сделались владыками; как царь, учись не рабствовать, а управлять ими».46 Патриарх Авраам, по мнению Филона, изображает собою добродетель, приобретенную научением, Исаак – добродетель естественную или природную, Иаков – добродетель, достигаемую подвигами.47 Совершению такие же идеи о смысле Писания и те же приемы при объяснении его текста мы находим в учении каббалистов. «Несчастен человек, говорится в книге Зогар, который в Законе48 видит только простые рассказы и обыкновенные слова. Ибо, если бы только это заключал в себе закон, то мы и теперь могли бы составлять законы, достойные удивления; за простыми словами мы могли бы обратиться к земным законодателям, у которых встречается часто более величия; достаточно было бы подражать им и составлять закон из их слов, по их примеру. Но это несправедливо. Каждое слово закона заключает в себе высокий смысл и глубокую тайну. Рассказы закона составляют одежду закона. Несчастен тот, кто эту одежду принимает за самый закон. В этом смысле и сказал Давид: открой мне очи, чтобы я видел чудеса закона твоего (Пс. 118:18). Он хотел сказать о том, что сокрыто под одеждою закона. Неразумные люди, видя человека, одетого в красивую одежду, не простирают далее взора своего, и принимают одежду за тело, тогда как существует еще более драгоценное, именно душа. Закон также имеет тело; есть заповеди, которые можно назвать телом закона; рассказы составляют одежду, которою покрыто это тело. Простые люди смотрят только на одежду, или рассказы закона и не знают другого; люди более образованные обращают внимание не на одежду, а на тело, которое она покрывает; наконец мудрые, служители вышнего царя, те которые витают на высотах Синая, заняты только душой, которая есть основание всего прочего, которая и есть закон»...49 «Если бы закон, говорится в другом месте Зогар, состоял только из обыкновенных слов и рассказов, как слова Исава, Агари, Лавана, слова, произнесенные ослицей Валаама и самим Валаамом, то на каком основании можно было бы называть его законом истины, законом совершенным, верным свидетельством Божиим? Почему мудрый стал бы ценить его дороже золота и перлов? Но нет; в каждом слове скрывается смысл более возвышенный, каждый рассказ научает другому, чем те случаи, которые он содержит. И этот высший и святой закон и есть истинный закон».50 Согласно с таким воззрением, библейские рассказы в Каббале, также как у Филона, объясняются в духовном смысле. «Когда праотец наш Адам, сказано в Зогар, обитал в раю Эдемском он был одет, подобно небожителям, одеждою из высшего света; когда же был изгнан из рая и подчинился нуждам этого мира, тогда что произошло с ним?... Бог, говорит Писание, сделал Адаму и жене его одежды кожаные и одел их (Быт. 3:21); ибо прежде они имели одежды из того высшего света, который был в Эдеме. Добрые дела, совершаемые человеком на земле, низводят на него часть этого высшего света, который сияет на небе. Этот свет служит одеждою для человека, когда он должен перейти в другой мир и явиться пред Святым святых, имя коего да будет благословенно!» В другом месте слова: одежды кожаные объясняются еще в особенном смысле. Адам и Ева до падения были чистыми разумными духами: это и значит ту наготу, в какой Писание представляет их во время невинности; а когда свящ. бытописатель говорит нам, что Бог одел их в кожаные одежды, это значит, что для того, чтобы дать им возможность жить в том мире, в который влекло их неразумное любопытство и желание узнать добро и зло, Бог дал им тело и чувства.51 Наконец александрийские иудеи заимствовали от греков и сведения по разным наукам, особенно астрономические и естественные, которых у них не было. Эти сведения они начали потом вносить в свои толкования св. Писания и в другие сочинения.

Влияние восточных идей и греческой науки и образованности, разумеется, особенно сильно было на иудеев, живших в Египте и Александрии; но оно проникало и в Иерусалим и простиралось в известной степени и вообще на палестинских иудеев. Во время Антиоха Епифана, в Иерусалиме была многочисленная партия, которая держалась языческих идей, нравов и обычаев. Во днех тех, говорит автор первой Маккавейской книги, изыдоша от Израиля сынове беззаконнии и наустиша многих, глаголюще: пойдем и завещаем завет с языки, иже окрест нас... И благоувидеся слово во очию их: и предъизбрашася нецыи от людей, и идоша к царю: и даде им власть творити оправдания языческая (1Мак. 1:11–14). Ревнители веры восстали против нечестивого гонения Антиоха Епифана; но, остановив крайнее проявление зла иноземного влияния, они не могли совершенно прекратить этого влияния, которое ощутительно обнаруживалось и в последующие времена, и между прочим в секте саддукеев, которая, думают, и выродилась из упомянутой греческой партии, принявшей впоследствии более умеренный и консервативный характер.52 Оппозицию против греческого и вообще иноземного влияния составляли иудейские раввины, которые в изучении Писания хотели следовать национальным преданиям. В школах раввинов не было да и не могло быть науки в собственном смысле этого слова; истина для иудея была открыта в Писании; правила жизни и деятельности были определены и предписаны в законе. Учителям иудейским оставалось только объяснять их и приспособлять к разным случаям жизни. Чтение и особенно толкование закона – Мидраш было главным, или лучше, единственным занятием этих учителей. Зато, чем теснее и строже была определена сфера их деятельности, тем большею свободою, или вернее, тем большим произволом они в ней пользовалась. В противоположность александрийским иудеям, которые при объяснении Писания следовали аллегорическому способу, иерусалимские или палестинские учителя вообще хотели держаться смысла литерального и стояли строго за букву Писания; но следуя, по-видимому, противоположному пути, они приходили к таким же произвольным толкованиям, как и александрийские ученые, потому что букву Писания понимали совершенно произвольно. Толкуя закон с тою целью, чтобы приложить его к разным формам и случаям жизни, они всячески насиловали каждое слово Писания, стараясь вынудить у него тот смысл, какой был нужен в данном случае, и в подтверждение своих толкований приводили разные рассказы из предания, которое опять объясняли также произвольно. Отсюда явилось множество толковании, противных духу закона, возникло множество вымышленных сказаний, которые извращали истинный смысл Писания и историческим лицам и событиям сообщали совершенно другой характер.

Приступая к изложению иудейских сказаний,53 развившихся под влиянием указанных исторических обстоятельств, прежде всего заметим, что в основе все эти сказания глубоко проникнуты еще древними идеями о высоком национальном значении иудеев, как народа избранного и отделенного от всех других народов; но эти идеи получили уже другой, совершенно отличный от древнебиблейского воззрения, характер замкнутости, исключительности и нетерпимости. Обрезание, отличительный признак иудейства, считается до того важным, что и самый мир, по учению Талмуда, сотворен Богом не для чего другого, как для того, чтобы приложить к делу закон обрезания. Это обрезание служит печатью людей избранных, не только в настоящей, но и будущей жизни. У ворот ада, по сказанию талмудистов, сидит Авраам и не дозволяет ангелу ввергать туда обрезанных. Если же между обрезанными встретится нераскаянный грешник, то прежде от него отнимается печать обрезания, и потом он, уже как не обрезанный, ввергается в преисподнюю. Такое же важное значение имеет и другой отличительный признак иудейства – соблюдение субботы. Человек и сотворен в шестой день, после всех тварей, для того, чтобы он тотчас же после сотворения мог исполнить заповедь о субботе. Закон о соблюдении субботы так непреложен, что исполняется и в загробной жизни, в самой преисподней. Грешники во все дни терпят наказание, но в субботу получают отдых. Даже река Саббатион, находящаяся на границах между раем и адом, течет шесть дней, но в субботу останавливается. Воцарению Мессии, по учению Талмуда, будет предшествовать истребление всех народов в междоусобной войне Гога и Магога, которые будут поражены воцарившимся Мессией; оставлены будут только те из язычников, которые примут семь заповедей Ноя. После всеобщего воскресения последует восстановление Иерусалима и храма и всех жертв и обрядов, всего, что установлено законом Моисея.54 – Начиная с сотворения мира, почти о всех главных событиях и лицах ветхозаветных в Талмуде и других иудейских сочинениях мы находим множество сказаний.55 По учению Талмуда, Бог от вечности творил миры, но так как они были не совершенны, то тотчас же, после сотворения, разрушал их до тех пор, пока не создал настоящего мира, которым остался доволен. О падении ангелов у иудеев есть следующий рассказ. «Когда Бог восхотел сотворить человека, созвал сонмы высших ангелов и сказал им: я хочу сотворить человека... Ангелы заметили: человек в чести сый не разуме, приложися скотам несмысленным, и уподобися им (Пс. 48:21); Бог простер свой перст над ними и сжег их. Потом Он опять созвал сонмы других ангелов и сказал: хочу сотворить человека; ангелы сказали: что есть человек, яко помниши его (Пс. 8:5). Человек, сказал Бог, будет создан по образу нашему и будет мудрее всех вас... Когда созданный человек пал, ангелы Аза и Азаэл пришли к Богу и сказали: имеем нечто сказать Тебе; человек, которого Ты сотворил, пал. Тогда Бог низверг их с неба».56 Это сказание, что ангелы возражали против сотворения человека, предсказывая, что он падет, перешло к магометанам и изложено с некоторыми изменениями в самом Коране. «Когда Господь твой, говорится в Коране, (глав. 2, стих. 28–32) сказал ангелам: я поставлю на земле наместника, они сказали: поставишь ли Ты на земле существо, которое произведет беспорядки и прольет кровь, тогда как мы прославляем Тебя, хвалим и благоговейно чтим Тебя? Он сказал: я знаю то, чего не знаете вы. Бог научил Адама всем именам, потом предложил их ангелам и сказал: возвестите мне имена сии, если вы справедливы. Они сказали: хвала Тебе! У нас познания только о том, чему Ты научил нас, Ты знающь и мудр. Он сказал: Адам, возвести им имена их, и когда он возвестил им имена их, Он сказал: не сказал ли Я вам, что знаю тайну небес и земли, и знаю, что вы покажете и что скроете? Когда Мы сказали ангелам: поклонитесь Адаму, они поклонились, кроме Иблиса (Люцифера), который отказался, возгордился и сделался из числа неверных». В другом месте Корана указывается на причину, по которой Иблис не поклонился Адаму: «я лучше его, сказал Иблис Богу; Ты сотворил меня из огня, а его сотворил Ты из глины» (глав. 7, стих. 11). Это мнение, что диавол пал потому, что не захотел поклониться Адаму, встречающееся потом в славянском апокрифе: Прение Иисуса Христа с диаволом,57 образовалось, очевидно, под влиянием неправильно понятых слова, апостола: когда вводит Первородного во вселенную, говорит: и да поклонятся ему все ангелы Божии (Евр. 1:6), которые сказаны о Единородном Сыне Божием, но некоторыми несправедливо прилагались к Адаму. Приводя это мнение, св. Анастасий Синаит (VII в.) замечает, что эта басня выдумана греками и арабами, ибо, прибавляет он, мы знаем из пророков, преимущественно из великого Иезекииля, что сатана свержен за гордость прежде, нежели Адам создан. Ибо, когда Бог творил сей видимый мир, диавол думал, что он будет поставлен царем его. А когда увидел, что Бог создал Адама и все творения подчинил ему, тогда он восстал против него и обольстил его.58 Об Адаме и Еве иудейские раввины составили множество сказаний. Неправильно объясняя слова 138-го псалма (стих. 16): не соделанное мое (с еврейского: зародыш мой) видесте очи твои, они говорят, что тело Адама сначала представляло грубую и безобразною массу, которую можно назвать Эмбрионом, и из которой Бог создал Адама такой величины, что он распростерся от востока до запада и касался тверди небесной. Увидев его, ангелы испугались и, явившись к Богу, сказали: теперь две власти (силы) в мире. Тогда Бог возложил свою руку на Адама и сократил его до 1000 локтей,59 Адам создан был из земли разных стран мира: тело его создано из земли Вавилонской, а голова из земли Израильской, другие члены – из земли других стран.60 В арабских сказаниях эта мысль о создании Адама представлена в следующей поэтической картине. «Для создания Адама Бог приказал архангелу Гавриилу взять массу из всех семи слоев земли (в следствие чего одни люди на земле белые, другие черные, третьи желтые; от этого же зависит и разность в темпераментах людей). Когда Гавриил объявил земле, что из недр её Бог хочет создать человека, который будет её владыкою, земля пришла в ужас и просила его представить Богу её опасение, чтобы тварь, для создания которой она должна дать материал, не возмутилась и не навлекла на неё божественного проклятия. Побуждаемый состраданием к земле, Гавриил представил Богу её опасение; но Бог хотел исполнить свое намерение и передал свое поручение архангелу Михаилу, потом Азрафилу, которые также скоро возвратились к Нему с жалобой земли и заявлением, что она не сочувствует созданию человека. Недовольный таким сопротивлением земли, Бог послал ангела Азраиля, который, уже не спрашивая земли, взял семь горстей из разных её слоев и принес их в то место, которое находится между Меккой и Таифом. Такое обращение Азраиля с землею и было причиною того, что Бог дал ему назначение – отделять души людей от тела, почему он и называется ангелом смерти».61 Прежде Евы, созданной из ребра Адамова, у Адама, по сказанию талмудистов, была другая жена, которая, подобно Адаму, была создана также из земли и называлась Лилит (Lilith). Но Лилит не хотела подчиняться Адаму; мы оба, говорила она, равны, потому что оба созданы из земли. Призвав таинственное имя Божие, она силою его улетела от Адама по воздуху. Адам обратился к Богу с жалобой: Господи, сказал он, жена, которую ты дал мне, ушла от меня. Бог послал трех ангелов Сеннои (Sennoi), Сансеннои (Sansennoi) и Самангелоф (Samanghelof) привести её. Ангелы нашли Лилит в средине моря, в том месте, где в последствии были потоплены египтяне, и передали ей повеление Божие; но она не хотела исполнить его; тогда они хотели погрузить её в волны моря, но она сказала им: оставьте меня; я сотворена только для того, чтобы делать вред новорожденным детям; моя власть будет продолжаться над мальчиками в течение 8, а над девочками в течение 20 дней. Ангелы оставили, но принудили её поклясться именем живого Бога, что она не будет делать вред тем детям, которые будут иметь талисманы с их именами, или изображениями. Поэтому раввины советуют привешивать маленьким детям, для предохранения их от Лилит, талисманы с именами упомянутых ангелов.62 Таким образом в иудейских сказаниях Лилит получила характер ведьмы, особенно страшной для маленьких детей. Из этих, конечно, сказаний Гёте взял Лилит в своего Фауста. В сцене Вальпургиевой ночи, в шабаше ведьм, между другими ведьмами представлена Лилит. На вопрос Фауста: кто она? Мефистофель отвечает: это Лилит, Адама первая жена (Adams erste Frau). – Приступая к созданию Евы, по сказанию иудейских раввинов, Бог говорил: «не сотворю её ни из головы, чтобы она не поднимала головы (не превозносилась), ни из глаз, чтобы не смотрела по сторонам (не была любопытна), ни из ушей, чтобы не подслушивала, ни из уст, чтобы не была болтлива, ни из сердца, чтобы не была ревнива, ни из руки, чтобы не воровала, ни из ноги, чтобы не шаталась, но сотворю её из самого скромного места (из ребра), которое даже тогда, когда обнажат его, бывает покрыто, чтобы она была скромна».63 В раю Адам пробыл только 6 часов: создан был в 9-м часу утра, за три часа до полудня, а изгнан из рая в тот же день в 3 часа после полудня.64 Древо, от вкушения которого пал Адам, было, по мнению одних талмудистов, виноградное, ибо ничто не приносит столько бед человеку, как вино,65 по мнению других, смоковница, ибо из листьев смоковницы первые люди сшили себе одежду для прикрытия греха, произошедшего от вкушения, по иным, наконец, это была пшеница, или хлебное дерево, ибо ни одно дитя не умеет назвать ни отца, ни матери прежде, нежели узнает вкус хлеба, почему это древо и названо древом познания.66 Останавливаясь на словах Моисея: и сотвори Господь Бог Адаму и жене его ризы кожаны (Быт 3:21), иудейские учителя много рассуждают о том, из каких кож были сделаны эти одежды и какую форму имели. Одни говорят, что Бог устроил эти одежды из шкуры того змия, который обольстил Еву; другие думают, что они сделаны были из кожи оленя или зайца, что на этих одеждах были изображены фигуры разных животных зверей и птиц.67 По сказанию Яшар, одежды Адама и Евы передавались их потомкам и были в ковчеге с Ноем. По выходе из ковчега, одежду Адама взял к себе сын Ноя Хам и оставил её в наследство Нимроду. Когда Нимрод надел её, к нему сошлись все звери и птицы, пали пред ним и поставили его царем над собою. Потом эта одежда досталась брату Иакова, Исаву, который благодаря ей, сделался сильным и искусным охотником.68 – Неправильно понимая слова Моисея: Адам жил сто тридцать (230) лет, и родил (сына) по подобию своему (и) по образу своему и нарек ему имя: Сиф (Быт. 5:3), талмудисты говорят, что до рождения Сифа, у Адама не было детей по его подобию, что Каин был не от его семени, но от семени змия, что пораженный смертью Авеля, Адам до рождения Сифа воздерживался от соединения с Евою и в это время находился в сношениях с первою женою Лилит, и родил от неё демонов, духов и ламий.69 Другие прибавляют, что и Ева, не пользовавшаяся в это время расположением Адама, вошла также в общение с демонами и произвела множество демонов женского пола, тогда как Адам родил от Лилит духов мужского пола.70 Наконец иудейские раввины рассказывают о покаянии Адама после падения. Адам, говорится в Ялкут, вошел в воды Гиона, погрузился в них до шеи и в течение семи недель оставался здесь и до того изнурил себя, что все тело его покрылось скважинами и сделалось как решето.71 В других восточных сказаниях говорится, что Адам после падения столько плакал, что из слез левого глаза его образовалась река Тигр, а из слез правого глаза – река Евфрат. А слезы Евы, когда падали на землю, превращались в рубины, а падая в море, превращались в перлы.72 Душа Адама, после его смерти, перешла, по одним сказаниям, в Еноха, который, поэтому, не умер, но прямо был взят на небо, а по другим, в царя и пророка Давида, и после падения Давида с женою Урии, в Мессию. – Сказание о покаянии Адама, как увидим ниже, изложено, с разными подробностями, в эфиопской книге Адама и в славянских апокрифах – Завет Адама и Исповедание Евы. Оно перешло также к магометанам, которые приурочили его к своей истории и к своим религиозным верованиям. После извержения из рая, говорят они, Адам упал на Серандиб (остров Цейлон, где есть гора, которую, по преданию, называют пиком Адамовым), а Ева упала на гору Джидда, при красном море, близ Мекки. Лишенный всякого утешения, в разлуке с Евою, Адам начал каяться и просить Бога о помиловании. Бог, чрез ангелов, послал ему с неба палатку, которая была поставлена на том месте, где после была построена Кааба в Мекке. Архангел Гавриил научил Адама всем обрядам, какие он должен был исполнять, чтобы получить прощение. По исполнении этих обрядов, Адам был перенесен на гору Арафат (Arafat), где он встретился с Евою после разлуки, продолжавшейся более 200 лет. Погребен был Адам также около Мекки, на горе Абукаис. Впрочем, некоторые, при этом, повторяют заимствованное уже у христиан сказание, что тело Адама было взято Ноем в ковчег и после потопа было перенесено в Иерусалим.73 Как языческие народы начало всякого изобретения в науках и искусствах возводили к богам, которых считали защитниками и покровителями каждого города, каждой местности и всякой вообще человеческой деятельности, так и иудеи происхождение всех изобретений и открытий, явившихся несомненно в позднейшие времена, относят ко времени первых людей или древних патриархов. Так начало письменности в иудейских сказаниях возводится ко временам то Адама, то Сифа, Еноха и др. Указывая на слова Моисея: сия книга бытия человека (по переводу с еврейского: вот родословие Адама Быт. 5:1), иудейские учителя говорят, что Адам составил, или Бог дал Адаму книгу, в которой показал ему родословие всех его потомков, всех мудрецов и ученых толкователей закона, что в ней написано было все, что составляет Мишну. Некоторые еще приписывают Адаму 91-й псалом. Этот псалом, говорят талмудисты, Адам составил тогда, когда увидел силу покаяния на Каине, который после убиения Авеля, обратился к богу с покаянием и явился после покаяния к Адаму с веселым лицом. Тогда Адам встал и произнес: Благо есть исповедатися Господеви и проч.74 Мысль о происхождении письменности еще в период допотопный от иудеев перешла к христианским писателям и часто встречается в разных средневековых богословских книгах. Бартолоцци в своей библиотеке напечатал три алфавита, которые прежде приписывали Адаму.75 Первым также патриархам, Сифу, Еноху и Аврааму приписывается в иудейских преданиях начало арифметики и астрономии.

В книге Яшар, Талмуде, Каббале и других сочинениях находится множество разных сказаний почти о всех знаменитых лицах и событиях ветхозаветных. Во дни Еноса, говорит Яшар, люди начали служить иным богам и стали делать идолов из глины, дерева, камня и железа; Иегова разгневался на них и пустил на них воды реки Гиона, которые погубили множество людей и опустошили землю.76 О Каинане рассказывается, что он царствовал над всеми людьми с мудростью и благоразумием. При своей мудрости он предвидел, что Бог пошлет на людей потоп, чтобы за грехи истребить их с лица земли. Он вырезал это имеющее быть событие на досках и положил их в своей сокровищнице.77 При рассказе о Ламехе передается сказание о смерти или убиении Каина. Пришедши в старость, Ламех ослеп и так как он не мог видеть, то его водил всегда сын его Тубалкаин. Однажды Ламех, руководимый Тубалкаином, вышел в поле. Тубалкаину показалось, что он видит дикого зверя, и он велел Ламеху натянуть лук и выстрелить, по указанному им направлению; но это был не дикий зверь, а Каин, которого Ламех и убил своею стрелою. Узнав об убийстве Каина, Ламех в ужасе и отчаянии так сильно стиснул свои руки, что раздавил между ними Тубалкаина, которого он схватил при этом по слепоте своей.78 О вознесении Еноха на небо помещено обширное сказание, сущность которого состоит в следующем. Ангел возвестил Еноху, что Бог повелел взять его на небо, чтобы там царствовать ему над сынами Божиими (т. е. ангелами), как здесь на земле он царствовал над сынами Адама. Енох объявил об этом людям и начал наставлять их в законе Божием. Однажды, когда он учил людей, они увидели, что с неба по воздуху сходит конь. Енох сказал, что этот конь сходит для него. Он велел объявить об этом всем людям. Давши наставления в законе, Енох сел на коня. Люди в числе 800,000 устремились за ним и следовали по пути его целый день. На другой день он просил их возвратиться в свои палатки, но они не послушались и в продолжение шести дней следовали за ним, хотя он каждый день умолял их оставить его, чтобы им не погибнуть. Наконец в 6-й день Енох объявил, что завтра он будет возноситься на небо, и все, кто останется подле него, погибнут. Некоторые послушались и ушли домой, но многие остались. В 7-й день Енох, действительно, вознесся на небо на огненной колеснице и огненных конях, во время страшной бури. Все место, откуда Енох вознесся, было покрыто снегом и градом, под которыми погибли все остававшиеся подле Еноха.79 О потопе в Яшар находится также длинное сказание, из которого мы отметим следующие подробности. Когда Бога, возвестил, что за нечестие он накажет людей всеобщим потопом, Ной не хотел жениться, думая, что ему не для чего иметь детей, когда должны погибнуть все люди на земле; но Бог сказал Ною: возьми жену, потому что ты и дети твои будут сохранены от потопа, и Ной взял Ноэму, дочь Еноха. Ковчег, по повелению Божию, был сделан из кипариса. Когда настало время потопа, Бог сказал Ною: войди в ковчег со своим семейством; Я повелю собраться к ковчегу всем животным земными, и птицам небесным; стань при дверях ковчега и смотри: всякое животное, которое само подойдет к тебе и сядет пред тобой на корточки, должно войти в ковчег, но те, которые будут стоять, останутся вне ковчега. Ной так и сделал и принял в ковчег всякого рода животных по паре, а животных чистых и птиц по семи пар. Пред началом потопа Бог произвел страшную бурю с затмением солнца, с громом и молнией и поколебал все основания земли, чтобы устрашить людей и заставить их покаяться, но они продолжали упорствовать. Тогда разлились воды потопа по всей земле.80

Особенно интересны иудейские сказания об Аврааме, Иосифе, Моисее, Давиде и Соломоне. Бартолоцци из Мидраш приводит следующее сказание об Аврааме, которое в образной поэтической форме представляет развитие той же мысли об обращении Авраама к Единому Богу, какую мы встретили у Иосифа Флавия. «В тот час, когда отец наш Авраам (да будет над ним мир) родился, явилась на востоке звезда и поглотила четыре звезды на четырех сторонах неба. Волхвы (мудрецы) сказали Нимвроду: в этот час родился у Фарры сын, от которого произойдет народ, имеющий быть наследником настоящего и будущего века. По совету этих волхвов Нимврод предложил Фарре отдать ему родившегося сына, или убить его, обещая дать ему за это столько золота и серебра, что он может наполнить ими весь дом свой. На такое предложение Фарра отвечал Нимвроду следующею притчею. Некоторые люди сказали лошади: позволь нам отрезать у тебя голову; мы дадим тебе за это полный амбар ячменя. Вы глупы, отвечала лошадь; если вы отрежете у меня голову, кто будет есть ячмень? Также, если вы убьете моего сына, кто наследует после меня золото и серебро? Желая спасти Авраама, Фарра скрыл его в пещере на три года». В Яшар это рассказано несколько иначе. «Когда Нимрод потребовал у Фарры сына, Фарра сказал ему: вчера приходил ко мне Айон (Aeion), сын Морада, и сказал: уступи мне своего прекрасного коня, которого подарил тебе царь. Вместо него я дам тебе серебра и золота и наполню дом твой соломой и кормом. Я сказал, что спрошу царя, когда увижу, и сделаю так, как он прикажет. Безумный, сказал Нимрод, разве мало у тебя золота, и для чего тебе корм, когда не будет коня? Но это самое, отвечал Фарра, предлагает и мне мой владыка царь; ибо к чему мне послужит золото и серебро, когда я лишусь сына, который должен быть моим наследником? Царь сильно разгневался, и Фарра притворно согласился отдать ему Авраама, но вместо него он отдал ему сына одной своей рабы, который родился в один день с Авраамом, а Авраама, вместе с материю и кормилицей скрыл в пещере, где Авраам оставался до десяти лет».81 «Вышедши из пещеры, Авраам начал размышлять о том, кто создал небо, землю и человека. В продолжение дня он молился солнцу; но вечером солнце погружается в море и вместо него на востоке восходит луна. Увидев луну, окруженную звездами, он говорил: это они создали небо, землю и меня самого, и всю ночь молился луне. Но когда настало утро, луна исчезла на западе, и на востоке опять взошло солнце. В них нет, сказал Авраам, никакой силы; над ними есть Господь; пред Ним я преклонюсь и буду молиться. Он пришел к отцу своему и спросил его, кто создал небо, землю и человека. Отец отвечал: Бог мой создал небо, землю и все прочее. Авраам просил отца показать ему своих богов. Фарра тотчас принес ему своих идолов. Авраам попросил мать свою приготовить вкусных кушаний (по сказанию Яшар: из козленка) и поставил их пред идолами; но в идолах не оказалось ни голоса, ни движения. Авраам снова велел матери приготовить еще лучших кушаний и снова поставил их пред идолами; но от них опять не последовало никакого ответа. Тогда явилось величие Божие и сказало: уста имеют и не говорят, глаза имеют и не видят. Авраам взял огня и зажег их, положив огонь в руки самого большого идола. Узнав об этом, Фарра спросил его, зачем он зажег идолов. Не я зажег их, отвечал Авраам, но самый большой из них возгорелся на них и сжег их. Ты глуп, сын мой, сказал Фарра; разве в них есть какая-нибудь сила, или жизнь; разве не сам я сделал их из дерева? Да слышат уши твои, сказал Авраам, что говорят уста твои; если в них нет никакой силы, зачем же ты мне сказал: Бог мой сотворил небо и землю. Фарра пошел к Нимвроду и рассказал ему о сожжении идолов. Нимврод позвал Авраама и спросил, зачем он это сделал. Не я это сделал, опять сказал Авраам, но самый большой из них. Но разве есть в них дух и жизнь, чтобы они могли это сделать? Да слышат уши твои, что говорят уста твои, сказал Авраам; если в них нет силы, то зачем ты оставляешь того, кто создал небо и землю, и преклоняешься пред деревом? Нимврод сказал: я моею силою создал небо и землю: Разве ты мог создать их, возразил Авраам. Когда я вышел из пещеры, то видел солнце, восходящее на востоке и заходящее на западе; сделай так, чтобы солнце восходило с запада и заходило на востоке, и тогда я поклонюсь тебе. Если же ты этого не можешь сделать, то тот, кто укрепил руку мою на сожжение идолов, укрепит её и на то, чтобы убить тебя. По приказанию Нимврода, Авраам был брошен в разженную печь, но вышел из неё невредимым».82 На ту же тему о борьбе Авраама с идолопоклонством в Гемаре есть другой рассказ, представляющий другие, довольно интересные подробности. «Отец Авраама не только почитал, но и делал и продавал идолов. Однажды, когда его не было дома, в палатке, где продавались идолы, сидел Авраам. Всякого приходившего покупать идолов, он спрашивал, сколько ему лет, и когда покупатель объявлял ему о числе свих лет, он замечал ему: не безумен ли ты, человече, что имея столько лет, хочет кланяться идолу, который сделан вчера или сегодня из грубого вещества? Пораженные стыдом, покупатели уходили. Наконец пришла одна старуха с куском мяса и сказала, что она желает принести его в жертву всем богам, находящимся в палатке Авраама. Авраам рассердился и, схватив палку, побил всех идолов, оставив одного, самого большого. Между тем возвратился отец и, с ужасом заметив такое поражение идолов, спросил его, кто это сделал. Не знаю, какая-то старуха, отвечал Авраам, принесла богам кусок мяса; между ними произошла сильная ссора, потому что каждый просил его себе. Кончилось тем, что самый большой и сильный из них схватил палку и наказал дерзость младших. Когда отец возразил, что этого не могло быть, потому что идолы лишены всякого чувства, Авраам начал упрекать его в суеверии, что он воздает почести тем, кого сам считает бездушными, ожидает помощи от тех, которые не могли защитить себя от ударов палки. Но Фарра не послушал таких здравых вразумлений и обвинил Авраама пред Нимвродом в нечестии. Призвав Авраама, Нимврод заставил его поклониться огню. Больше огня должно чтить воду, сказал Авраам, потому что она угашает огонь. Заставили Авраама поклониться воде. Лучше чтить облака, сказал он, потому что они воду содержат. А когда заставили его воздать почтение облакам, он заметил, что гораздо справедливее почитать ветер, который рассеивает облака. Но он не хотел воздать божественного поклонения и ветру, указывая на то, что человек может противиться ветру, но что поэтому ему еще не представляется справедливым, чтобы люди боготворили друг друга. Наконец Нимврод, чувствуя, что он служит предметом насмешки для Авраама, приказал бросить его в огненную печь, из которой Бог освободил его невредимым».83 По сказанию Яшар, волхвы, увидев Авраама, узнали в нем того отрока, о рождении коего они прежде возвестили Нимвроду. Фарра должен был признаться, что обманул Нимврода, дав ему, вместо Авраама, сына своей рабы, но он сказал, что поступить таким образом посоветовал ему старший сын его, Аран. Нимврод приказал связать Арана вместе с Авраамом и бросить в огонь. Аран тотчас же сгорел, но Авраам три дня и три ночи пробыл в огне и остался повредим.84 Это сказание о спасении Богом Авраама из огня, или огненной пещи, встречающееся потом у христианских и магометанских писателей, образовалось, по замечанию Иеронима,85 в следствие неправильно понятого места Бытия 15:7, где говорится, что Господь вывел Авраама из Ура Халдейского. Иудейские толковники еврейское слово Ур (אור) приняли не за название страны, или города, а за нарицательное слово, которое значит огонь, и перевели: из огня халдейского. Искушение Богом Авраама в книге Яшар представлено в драматической форме, по подражанию книге Иова. Однажды, когда ангелы Божии, по обыкновению, явились к Богу, пришел и сатана. Иегова спросил его: откуда ты пришел? я странствовал по всей земле, отвечал сатана. Иегова спросил: что же ты можешь сказать мне о её обитателях? я заметил, отвечал сатана, что они помнят о Тебе, служат и призывают Тебя, когда имеют нужду в чем-нибудь, но когда получать нужное, забывают о Тебе. Вот, напр. Авраам сын Фарры.... Пока он желал, чтобы Ты сделал его отцом, он воздвигал Тебе жертвенники, приносил жертвы и постоянно проповедовал имя твое по всей земле; но теперь, когда у него родился Исаак, он забывает о Тебе. Вот он устроил великое пиршество для друзей, но об Иегове и не подумал. Убивши такое множество животных на празднике по случаю отнятия Исаака от груди, он не принес тебе в жертву ни вола, ни овна, ни козла, ни даже пары голубей... Он забыл о Тебе, потому что ему больше не о чем просить. Иегова сказал сатане: должное ли внимание ты обратил на раба моего Авраама? на земле нет подобного ему; это человек праведный, боящийся Бога и избегающий зла. Если бы я сказал ему: принеси мне в жертву сына своего Исаака, он не отказался бы. Испытай, сказал сатана, и Ты увидит, повинуется ли он Тебе.86 На это обстоятельство, говорят талмудисты, и указывают слова Моисея которыми начинается рассказ об искушении Авраама: И было после сих происшествий, Бог искушал Авраама (Быт. 22:1). Другим поводом к искушению не только Авраама, но и Исаака представляется у талмудистов спор Исаака с Измаилом. Измаил говорил Исааку, что он выше его по исполнению закона, что он позволил совершить над собою обрезание, когда ему было уже 13 лет; Исаак сказал: ты хвалишься тем, что позволил обрезать только крайняя плоти, а я, если бы Бог сказал мне: принеси себя в жертву мне, я тотчас повиновался бы. И после этого последовало повеление Бога Аврааму: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака... (Быт. 22:2). В объяснение такого подробного повеления, талмудисты выдумали целый разговор Бога с Авраамом. «Сначала, говорят они, Бог сказал Аврааму только слова: возьми сына твоего; Авраам заметил: у меня дна сына; которого требуешь? Бог прибавил: единственного твоего; Авраам опять заметил: один сын – единственный у своей матери Сарры, другой также – единственный сын у своей матери Агари: обоих требуешь? Бог сказал; которого ты любишь; Авраам сказал: я того и другого люблю. Наконец Бог сказал: Исаака прошу".87 По сказанию Яшар, сатана хотел доказать свое мнение об Аврааме, и потому старался удержать его от жертвоприношения. Когда Авраам шел с Исааком на гору Мориа, сатана, приняв на себя вид седого и почтенного старца, остановил его и сказал: разве ты глуп и безумен, что хочет закласть единственного сына, дитя своей старости. Ты воображаешь, что это повеление Иеговы, но ты обманываешься: Иегова благ и чужд жестокости. Но Авраам тотчас узнал, что это козни Сатаны и прогнал его. Оставив Авраама, сатана, в образе молодого и прекрасного юноши, подошел сзади к Исааку и тихо шептал ему на ухо: верно, ты не знаешь, что старый отец твой помешался и ведет тебя на гору затем, чтобы убить тебя без всякой причины; не позволяй ему этого, друг мой; у него все чувства расстроены; не приноси без всякой пользы в жертву своей прекрасной юности. Исаак обратился к Аврааму и спросил, слышит ли он, что говорит юноша; но Авраам не видел и не слышал никакого юноши. Продолжая путь, они встретили поток и начали переходить его вброд; но едва дошли они до середины, как вода начала подниматься так быстро и сильно, что готова была потопить их. Авраам вспомнил, что еще накануне в этом месте не было никакого потока; он понял, что это сатана превратился в воду, чтобы остановить его; он воззвал к Богу о помощи, и вода исчезла, а на месте её оказалась сухая земля, покрытая пылью. Не успев сделать зло Аврааму и Исааку, сатана пошел к Сарре и сказал ей, что Авраам отправился на гору Мориа принести Исаака в жертву; Сарра в ужасе бросилась бежать на гору, но на дороге опять явился ей сатана и сказал, что Исаак остался жив. Это известие так потрясло Сарру, что она упала на землю почти мертвою.88 На основании слов Господа: утаю ли я от Авраама (раба моего), что хочу делать (Быт. 18:17), иудейские раввины учат, что Бог открыл Аврааму многое, что произойдет с евреями, что он показал ему переход чрез Чермное море, синайское законодательство, построение храма, разрушение и возобновление его, состояние душ по смерти, показал четыре царства, Ассирийское, Персидское, Греческое и Римское, позволил ему еще при земной жизни вкусить от источника жизни вечной. Кроме того у иудеев есть предание, что в загробном мире Авраам, вместе с Исааком и Иаковом, как судия над грешниками, сидит при вратах ада – предание, образовавшееся, может быть, под влиянием греческого мифа о трех адских судиях – Миносе, Эаке и Радоманте.89 Очень вероятно, что под влиянием этих иудейских сказаний, что Бог открыл Аврааму состояние душ по смерти и еще в здешней жизни позволил ему вкусить от источника жизни вечной, возник известный славянский апокриф – Смерть Авраама, в котором рассказывается о восхождении Авраама на небо, где ему позволено было даже произвести опыт суда на грешниками.90 Наконец, иудейские раввины приписывают Аврааму книгу об идолопоклонстве, 88-й псалом, а каббалисты одну из своих знаменитых книг – Сефер Еццира.91

Как ревнитель Единого Бога, Авраам должен был обратить на себя особенное внимание Магомета, который единобожие и борьбу с идолопоклонством поставил основным пунктом своего учения. В Коране и в сочинениях его толкователей мы находим все те басни, какие встретили у иудеев, и эти басни раскрашены еще новыми вымышленными подробностями в магометанском вкусе. «О рождении Авраама Нимвроду было возвещено во сне, когда он увидел звезду, затмевавшую своим сиянием солнце. Узнав от волхвов, что она указывала на рождение дитяти, имеющего сделаться великим царем, он приказал тщательно наблюдать за беременными женщинами и избивать всех рождающихся мальчиков (мотив, очевидно, взятый из сказания о Моисее), Но, мать Авраама, Адна ушла в поле и здесь родивши дитя, скрыла его в гроте, так что о рождении его долго не знал даже отец его, Азар. Здесь Авраам питался тем, что сосал концы своих пальцев: из одного пальца выходило молоко, а из другого мед. Он рос так быстро, что в пять месяцев вырос столько, сколько другие вырастают в год. Когда он вышел из пещеры, то начал допытываться, откуда произошло все в мире и кто произвел его самого».92 В 6-й главе Корана (стих. 76–78) рассказывается о том, как Авраам дошел до мысли о Боге чрез наблюдение над солнцем, луной и звездами. В 21-й главе он изображается проповедующим о Едином Боге своему отцу и своему народу (стих. 53–58) и потом говорится о том, как он перебил всех идолов, кроме одного большого, и как за это был брошен в огонь, из которого вышел невредим. При этом прибавлены следующие подробности. «По приказанию Нимврода было отгорожено обширное место в Коте и наполнено огромным количеством дров, которые, быв зажжены, произвели такое пламя, что никто не мог подойти к нему. Вверженный в самую средину огня, Авраам был спасен архангелом Гавриилом. От почтения к Аврааму огонь потерял свою силу и превратился в благовонный воздух, а все место – в прекрасный луг. Пораженный таким чудом, Нимврод уверовал в Бога Авраамова и принес ему в жертву 4,000 коз; но скоро опять возвратился к своему заблуждению и воздвигнул столб, чтобы взойти на небо и увидеть Бога Авраамова; но столб был разрушен Богом. Тогда Нимврод обратился с оружием против Авраама, но Бог, смешавши язык подданных Нимврода, лишил его большей части народа, а остальную часть, которая осталась на его стороне, поразил тучами блох, которые совершенно её истребили. Одна из этих блох, залезши в ноздри Нимврода, добралась до его мозга и причиняла ему такую боль, что он приказывал бить себя по голове молотом, чтобы получить чрез это хотя некоторое облегчение от мучения, которое он претерпевал 400 лет; этою малейшею тварью Богу угодно было наказать того, кто осмелился выдавать себя за Господа всех тварей».93 Во 2-й главе Корана (стих. 262) находится весьма интересный разговор Авраама с Богом о воскресении мертвых: «Когда Авраам сказал: Господи, покажи мне, как ты оживляешь мертвых, Он сказал: ты еще не веришь? Он сказал: напротив; но чтобы успокоилось сердце мое. Он сказал возьми четырех птиц и разрежь их на части, разбросай их члены на вершине горы, потом позови их: они явятся к тебе; и знай, что Бог могуч и мудр». Основанием этого разговора, вероятно, послужило жертвоприношение Авраама, о котором сказано в Библии: Быт. 15:6–21. Но магометанские толкователи Корана, для объяснения его, представляют целую басню. «Однажды дьявол, говорят они, заметил труп, выброшенный морем на берег; звери и птицы терзали и пожирали его. Диавол увидел в этом прекрасный случай возбудить в людях сомнение относительно будущего воскресения мертвых: каким образом, сказал он, могут они понять, что члены этого трупа, разделенные разными животными, могут соединиться и составить одно прежнее тело в день всеобщего воскресения? Узнав об этом намерении диавола, Бог повелел Аврааму идти на берег моря. Диавол принял образ человека и, представляясь пораженным тем, что видел, выразил Аврааму сомнение относительно воскресения мертвых. Как ты можешь сомневаться в этом, возразил ему Авраам. Тот, Кто мог все части этого тела вызвать из небытия, весьма легко может отыскать их в разных местах, по которым они рассеяны, и соединить их. Горшечник разбивает глиняный сосуд и возобновляет его из той же глины, когда захочет. – Что бы успокоить Авраама, Бог сказал ему: возьми четырех птиц, разрежь их на части и отнеси эти части на четыре горы, потом позови их, и ты увидишь, что эти четыре птицы тотчас прилетят к тебе. Птицы были – голубь, петух, ворон и павлин. Разрезав птиц на части, Авраам смешал их, некоторые прибавляют, что он даже истолок их, сделал из них одну массу, разделил на четыре части и отнес их на четыре горы; потом, держа в руке головы птиц, которые были оставлены целыми, он позвал отдельно каждую птицу по имени, и каждая соединилась со своею головою и улетела».94 Считая себя потомками Измаила, арабы магометане говорят, что Бог повелел Аврааму принести в жертву не Исаака, а Измаила, и все, что в Яшар рассказывается о жертвоприношении Исаака, они рассказывают об Измаиле. Самому Аврааму магометане приписывают построение знаменитого храма Каабы в Мекке; черный камень, который находятся в этом храме, был принесен Аврааму архангелом Гавриилом.95

О патриархе Иосифе в иудейских сочинениях мы встречаем также много вымышленных сказаний. Ров, или колодезь куда, по совету Рувима, братья бросили Иосифа, по объяснению книги Яшар и Талмуда, был наполнен змеями и скорпионами, которые, впрочем, по приказанию Божию, тотчас же спрятались в свои норы, а по другим сказаниям, водою, так что Иосиф потонул бы в нем, если бы архангел Гавриил не положил большого камня, на который Иосиф сел и остался совершенно сухим; камень этот имел еще то дорогое качество, что освещал колодезь. По Библии изо рва вытащили Иосифа сами братья, а по Яшар – мадиамские купцы (Быт. 37:28). В Библии, при рассказе о продаже Иосифа братьями, сначала сказано об измаильтянах, а потом о купцах мадиамских (Быт. 37:27–28); Яшар старается объяснить это, рассказывая, что сначала купили Иосифа мадианитяне, а потом продали его измаильтянам. Когда братья Иосифа, говорит она, сговаривались продать его измаильтянам, караван которых они увидели, подошли семь купцов мадиамских. Они услышали голос Иосифа, который плакал в колодезе и взывал о помощи, вытащили его оттуда и повели с собою. Братья остановили их и сказали: зачем вы уводите нашего раба; мы посадили его в колодезь потому, что он возмутился против вас. Посмотрев на прекрасное и благородное лицо Иосифа, купцы сказали; не он ваш раб а, может быть, вы рабы его. Последовала ссора, кончившаяся тем, что мадианитянe купили Иосифа за 20 сребреников. – Когда Иакову принесли замаранную кровью одежду Иосифа, он сказал: хищный зверь съел его, и послал всех братьев с луками и стрелами и велел привести первого зверя, какой встретится. Братья поймали волчицу и привели к Иакову. Иаков, схватив волчицу, закричал на неё страшным голосом: зачем ты пожрала сына моего Иосифа? моя рука отомстит тебе за него. Но Иегова, для утешения Иакова, отверз уста зверя, и волчица сказала: жив Бог, сотворивший меня на земле, и да будет жива душа твоя, господин мой! Я не видела твоего сына и не питалась его членами; я сама иду из далекой страны и десять дней ищу в этих местах моего волчонка, и не знаю, жив он, или нет; мы оба с тобою испытываем одинаковое несчастье; твои сыновья, схватив меня, к моему горю присоединили еще новое горе. Пораженный этим чудом, Иаков возвратил волчице свободу. – Когда измаильские купцы, купившие Иосифа, приблизились к тому месту, где была похоронена мать его, Рахиль, Иосиф узнал памятник, поставленный здесь Иаковом, бросился на могилу своей матери и оросил её своими слезами: мать моя, говорил он, мать моя, даровавшая мне жизнь! встань и посмотри, как сын твой уводится в рабство, и никто не сжалится над ним... встань и защити меня против моих братьев, жестокость которых отняла меня у старого моего отца,... пробудись, мать моя, и посмотри на отчаяние моего отца, который любил тебя и для тебя подвергался продолжительной тяжелой работе, утешь его своим голосом, и услади скорбь, сокрушающую старые дни его! На эти слова послышался из могилы голос: «сын мой, сын мой, Иосиф! Я слышала твой голос, твои рыдания и вопли; я знаю все, что ты терпит, сын мой, и моя скорбь глубока, как море. Но надейся на Иегову, сын мой, дитя мое! надейся на него и не бойся, ибо Иегова с тобою и будет защищать тебя во всех бедствиях. Вставь, сын мой, и иди в Египет с твоими господами, и будь спокоен, ибо Бог сопутствует тебе»!96 Мы увидим ниже, что рассказ этот вошел в слово св. Ефрема Сирина об Иосифе, а из него в Четьи-Минеи св. Димитрия Ростовского97 и в наши духовные стихи об Иосифе.98 – Красота Иосифа представлена в Яшар в следующей басне, которую Магомет внес в свой Коран (глав. 12). «Жена Пентефрия, Залиха, угнетаемая страстью к Иосифу, сильно заболела. Все знатные женщины Египта пришли посетить её и при этом выражали недоумение, от чего она так страдает, когда окружена всеми возможными благами. Желая объяснить им причину своего страдания, Залиха приказала подать своим гостям апельсинов и для чищения и разрезывания их самые острые ножи, и когда это было сделано, велела позвать к себе Иосифа. Увидев Иосифа, все женщины так были поражены его красотою, что не могли отвести глаз от его лица и изрезали свои руки; апельсины, которые они держали, покрылись кровью, а они этого не замечали. Что вы делаете, сказала им Залиха? вместо апельсинов вы режете свои руки. Женщины признались ей, что красота её невольника так поразила их, что они только на него и смотрели и не видели ничего другого. Но вы, заметила им Залиха, видели его только на короткое время и вот чему подверглись; как же вы хотите, чтобы я не страдала, когда он живет в моем доме, и я могу видеть его каждый час.99 – Когда Иосиф объяснил фараону виденный им сон, фараон потребовал доказательства, что все предсказываемое им сбудется. Иосиф сказал фараону, что супруга его в эту минуту мучится родами и родит сына, который будет для него радостью, но в то же время, как он родится, старший его сын, которому два года и который теперь совершенно здоров, умрет. Когда все это исполнилось на самом деле, фараон вздумал поставить Иосифа правителем в Египте; но египетские вельможи указали ему на неизменный закон, по которому никто не может быть ни царем, ни наместником царя в Египте, если не знает 70-ти языков. Фараон положил в следующий день испытать Иосифа в знании языков пред вельможами; между тем ночью ангел явился к Иосифу в темницу и научил его 70-ти языкам и изменил имя его, назвавши его Iehoseph.100 В объяснение последнего обстоятельства в Талмуде сказано, что когда фараон объявил Иосифа правителем Египта, египетские жрецы вознегодовали и сказали: раб, купленный за 20 сребреников, поставляется господином над нами. Фараон заметил: я усматриваю в нем царские качества. Жрецы сказали: если так, то ему необходимо знать 70 языков, которые произошли при столпотворении Вавилонском. Сначала Иосиф не мог усвоить всех языков; тогда, говорят раввины, архангел Гавриил в его имя вставил одну букву ה из имени Иеговы, да будет Он благословен, и после этого Иосиф усвоил все языки.101 Кроме приведенных, в Яшар есть и другие рассказы об Иосифе, которые, как увидим, вошли в Заветы 12-ти патриархов. Женитьба Иосифа на дочери илиопольского жреца, Асенефе, о которой упомянуто в Библии (Быт. 41:45), сделалась также предметом отдельной повести, которая будет приведена ниже. На востоке вообще и особенно у арабов магометан жизнь Иосифа была предметом разнообразных сказаний. В самом Коране она изложена весьма подробно и со многими прибавлениями (глав. 12).

История жизни пророка Моисея в Яшар, Талмуде и других иудейских сочинениях распространена и украшена такими разнообразными сказаниями, что получила местами романический, а местами чисто сказочный характер. Причиной гонения, воздвигнутого фараоном на детей еврейских в Яшар представляется следующее обстоятельство. «Фараон видел во сне старца, который держал пред ним весы; в одну чашку весов он положил всех старцев и знатных египтян, а в другую чашку ягненка (по другим – маленькое еврейское дитя); последняя чашка перетянула первую; ягненок оказался тяжелее всех египтян. Для объяснения этого сна, который фараону представился угрожающим его царству, были созваны волхвы и мудрецы. Волхв Валаам, который играет весьма важную роль в сказаниях о Моисее,102 объявил, что сон предвещает опасность со стороны евреев, и посоветовал воздвигнуть гонение на них. Но Рагуил Мадианитянин (Иофор, будущий тесть Моисея) заметил, что евреи избранный народ Божий и что Бог, который им всегда покровительствовал, отомстит за всякую обиду, какая им будет сделана, и при этом указал на то, как Бог защищал Авраама, Исаака, Иакова и Иосифа. Фараон рассердился за это замечание, и Иофор должен был оставить не только двор фараона, но и самый Египет, и удалился в Мадиам. Иов Хусянин, который здесь находился, также подал фараону совет обходиться с евреями благоразумно и также должен был удалиться. Тогда Валаам сказал фараону: так как евреям покровительствует сам Бог и их нельзя покорить ни огнем, ни железом, ни чрезмерною работою, то нужно употребить воду, и посоветовал топить в реке каждого новорожденного мальчика из евреев. Узнавши о таком повелении фараона, одни евреи совсем разошлись с женами, другие продолжали жить с ними. Когда еврейским женщинам приходило время родить, они уходили в поле и, родивши дитя, оставляли его там. Тот, Кто поклялся Аврааму умножить семя его, как песок на берегу моря, посылал к еврейским детям своих ангелов, которые повивали их и клали между двумя камнями; из одного камня дети сосали молоко, а из другого мед. Земля, по повелению Божию, разверзала свои недра, поглощала детей и хранила их, как в колыбели, до времени их возрастания. Когда же дети вырастали, земля разверзалась и выпускала их на свет, и дети выходили из земли, как трава в поле, как растения в лесу. Не ошибаясь они приходили прямо в свою семью, в свой родительский дом. Заметив это, египтяне начали выходить в поле с сохами и глубоко вспахивали землю, которая скрывала детей еврейских; но они никогда не могли достать их и повредить им. Родители Моисея, после повеления фараона, сначала также разошлись; но дочь их, Мариам, начала пророчествовать, что у них родится сын, который освободит евреев от рабства египетского, и они стали жить вместе, и у них родился Моисей. В минуту рождения Моисея, дом наполнился таким сильным светом, какой бывает от солнца и луны, во время полного их сияния. Мать Моисея, Иохавед, не в состоянии будучи скрывать Моисея дома, положила его в осмоленный ящик и пустила в реку. Дочь фараона, нашедшая Моисея и взявшая его к себе на воспитание в Яшар называется Батия (Bathia). Приведенный выше рассказ Иосифа Флавия о короне передается в Яшар в следующем виде. Однажды во время стола, за которым сидели фараон, его царица и дочь, державшая на коленях Моисея, и множество знатных вельмож, Моисей вдруг протянул руку к короне фараона, взял её и надел на себя. Пораженный этим, фараон обратился к вельможам и спросил: чего заслуживает Моисей за такую дерзость? Волхв Валаам напомнил фараону виденный им прежде сон, и указывая на то, что Моисей происходит из еврейского рода, посоветовал убить его. Но дочь фараона вступилась за него и по её просьбе, фараон приказал собраться самым опытным судьям своим, чтобы решить, заслуживает ли смерти это дитя за свою смелость. Когда судьи собрались, между ними поместился ангел Божий, принявши на себя вид одного вельможи, и сказал фараону: «дитя еще не в таком возрасте, (Моисею тогда был 3-й год), чтобы могло различать предметы; чтобы убедиться в этом, прикажи принести корзину с драгоценными камнями и сосуд с горячими углями». Когда это было сделано, Моисей протянул было руку к алмазам, но ангел невидимо направил её к горячим углям; Моисей взял уголь в рот и прижег себе язык; это заставило судей признать его невинным.103 Таким сказанием иудеи объясняют известные слова Моисея к Богу о своем косноязычии: Господи! человек я не речистый и таков был и вчера и третьего дня... я тяжело говорю и косноязычен (Исх. 4:10). В Библии ничего не сказано о жизни Моисея до того времени, когда он, после убиения египтянина, ушел в Мадиам и поселился у Иофора (Исх. 2:11–15). Легенда воспользовалась этим пробелом и наполнила его разными сказаниями. Мы видели, что Иосиф Флавий рассказывает о походе Моисея против эфиопского царя и женитьбе его на дочери этого царя, Фарве. В Яшар это изображается в следующем виде. Живя при дворе фараона, Моисей часто ходил в Гесем, где жили его родственники. Они сказали ему, что виной всех угнетений, какие терпят евреи, служит волхв Валаам, который прежде и его самого советовал фараону убить. Узнав об этом, Моисей решился убить самого Валаама и искал для этого удобного случая; но Валаама предуведомили о намерении Моисея, и он с двумя своими сыновьями убежал к эфиопскому парю, Киканосу. Между тем, Моисей свободно жил во дворце фараона, и, пользуясь его расположением, выпросил облегчение для евреев, чтобы они были освобождаемы от работы на один день в неделе. За тем следует библейский рассказ об убийстве египтянина. Когда донесли об этом фараону, он осудил Моисея на смерть; но во время исполнения смертного приговора, Бог послал своего ангела, который принял вид исполнителя казни, а ему дал вид Моисея, и взяв у него меч, отрубил ему голову, а самого Моисея унес за пределы Египта. В дальнейшем рассказе Моисей является в стане эфиопского царя, Киканоса. Отправляясь на войну против сыновей Хуса, Киканос поручил охранять свою столицу убежавшему из Египта волхву Валааму и двум его сыновьям; но Валаам изменил Киканосу, возмутил против него эфиопский народ, так что, когда Киканос, по окончании войны, явился к своей столице, то его не пустили в неё. Столица была сильно укреплена Валаамом с двух сторон стеною, с третьей огромными рвами, а с четвертой защищена была змеями и скорпионами. Девять лет Киканос осаждал свою столицу; при этом во всем помогал ему Моисей, которого он сделал начальником всех войск. Не успев взять столицы, Киканос умер; войско на место его царем провозгласило Моисея. Моисей приказал войску отправиться в лес и наловить ибисов; эти ибисы истребили всех змей и скорпионов, которыми защищена была столица с четвертой стороны. Столица была взята, и волхв Валаам со своими сыновьями опять убежал в Египет. Это и были те волхвы, замечает Яшар, которые состязались с Моисеем в чудесах и внушали фараону не отпускать еврейский народ в пустыню. Сорок лет Моисей царствовал над эфиоплянами. Эфиопляне предложили ему в супружество вдову Киканоса, царицу Адонию·, Моисей согласился взять её; но, помня заповедь Авраама Елеазару – не брать для Исаака жену из дочерей хананейских, не прикасался к ней. Адония пожаловалась на это эфиоплянам и представила им на вид, что, вместо служения иноземцу Моисею, им приличнее и справедливее выбрать в цари сына Киканоса, Менакриса (в славянском апокрифе – Мукариса), который уже давно возмужал. Эфиопляне согласились на это предложение и провозгласили царем Менакриса. Моисей удалился в Мадиам.104 Поводом к составлению этого сказания, послужило, вероятно, известное место в книге Чисел: и упрекали Мариам и Аарон Моисея за жену эфиоплянку, которую он взял; ибо он взял за себя эфиоплянку (Чис. 12:1). Под женой эфиоплянкой здесь разумеется, конечно, дочь Иофора, мадиамлянка Сепфора; но иудейское предание, очевидно, разумело под ней другую жену и образовало сказание о пребывании Моисея у эфиоплян и женитьбе его на эфиопской царице. Это сказание, с некоторыми изменениями, вошло в наш славянский апокриф: Исход Моисеев.105 – О пребывании Моисея у Иофора, до явления Божия при Хориве, в Библии сказано очень кратко; народная легенда опять дополнила библейское сказание разными подробностями, привязав их к некоторым выражениям Библии. Когда Моисей, говорит Яшар, рассказал Рагуилу о том, как он убежал из Египта и был царем в Эфиопии, то Рагуил подумал, что Моисей тайно убежал и от эфиоплян, и, желая угодить им, решился задержать его, и потому посадил его в темницу. 10 лет Моисей сидел в темнице; из сострадания к нему Сепфора, во все это время, тайно от отца, приносила ему пищу. Рагуил даже забыл о Моисее, но Сепфора напомнила ему о нем. Когда Моисея освободили из темницы, он отправился в сад, находившийся позади дома Рагуила, и здесь принес горячую молитву Богу за то, что он столько раз спасал его чудесно. Во время молитвы, Моисей заметил сапфирный жезл, который был посажен посреди сада; он подошел к нему и увидел, что на нем вырезано неизреченное имя Бога воинств. Он вырвал жезл с такою легкостью, как отламывают ветвь хвороста в лесу. Между тем это был жезл, посредством которого Бог имел сотворить множество великих чудес. Этот жезл был создан непосредственно после неба и земли; Адам унес его из рая, при изгнании; от Адама он дошел до Ноя, от Ноя до Авраама, который передал его Исааку; Иаков унес его с собою, когда пошел в Месопотамию, и потом передал Иосифу. По смерти Иосифа, египетские вельможи разграбили его дом, и жезл достался Рагуилу, который унес его в Мадиам и посадил в саду. Самые сильные люди в Мадиаме пытались выдернуть его, ибо тому, кто выдернет жезл, была назначена в замужество Сепфора; но никто не мог достигнуть этого. Когда Рагуил увидел жезл в руках Моисея, он тотчас отдал ему Сепфору в замужество.106 В книге Исхода, при рассказе об отправлении Моисея в Египет, замечено: и жезл Божий Моисей взял в руку свою (Исх. 4:20). Это, конечно, тот жезл, который был у Моисея при Купине и который Бог превращал в змия, почему он, как орудие божественного чуда, и назван Божиим; но иудейские толковники, для объяснения этого названия, придумали сказание о сапфирном жезле. Призвание Моисея для избавления евреев от египетского рабства в иудейских сказаниях привязано к следующему случаю. Однажды, когда Моисей пас стада Иофора, он погнался за маленьким ягненком, который, видя, что его преследуют, побежал еще скорее; Моисей догнал его только тогда, когда он остановился на берегу ручья и начал утолять свою жажду. Невинное и кроткое творение, сказал Моисей, если бы я знал, почему ты бежит так скоро, я сам перенес бы тебя к ручью, и он взял его на свои плечи. Этот поступок понравился Богу, и послышался голос, который говорил: Моисей! если слабое животное возбуждает в тебе такое сострадание, то с какою силою ты будешь сочувствовать страданиям детей человеческих; ты будешь вождем народа, который Я избрал.107 По другому сказанию, Моисей сам вздумал отправиться в Египет повидаться с матерью, братом и родными. Во время пути, при горе Хориве, Бог явился ему в купине и послал его освободить евреев из Египта. – Пришедши в Египет, Моисей и Аарон возвестили евреям волю Божию, и весь народ возрадовался. Утром на другой день они отправились во дворец фараона. При входе в него были привязаны на железных цепях два огромных льва, которые никому не позволяли ни входить в дом, ни выходить из него. Когда фараон хотел кого допустить к себе, то приходили волшебники и усмиряли их волшебными словами. Моисей простер над ними свой жезл, отвязал их и пошел в комнаты царя; львы, ласкаясь, пошли за ним, как собаки за своим господином. Фараон был глубоко поражен этим, равно как и тем, что лица Моисея и Аарона блистали, как лица ангелов Божиих. Чего вы хотите, спросил он их? Иегова, Бог еврейский, отвечали они, послал нас сказать тебе: отпусти народ мой совершить служение мне в пустыне. Попуганный фараон велел им прийти на другой день. Когда они ушли, фараон позвал волхва Валаама и двух сыновей его, Ианния и Мамврия, и рассказал им о случившемся, Валаам сказал: эти люди такие же волхвы, как и мы; позови их, и мы испытаем их. Далее следует рассказ о состязании волхвов с Моисеем и Аароном в чудесах и проповедь Моисея пред фараоном о Едином Боге. Фараон приказал принести список, в котором были записаны имена всех богов египетских; он искал в них имени Иеговы, о котором говорил Моисей, но не нашел его. Моисей сказал, что Иегова есть Бог богов и это есть имя Его, и просил отпустить евреев в пустыню для совершения служения Ему; но фараон не послушал Его, и Бог наказал Египет страшными казнями. При рассказе о побиении первенцев египетских в Яшар замечено, что даже картины и статуи первенцев, умерших прежде этого дня, уничтожались, падали на землю и разбивались; а тех первенцев, которые были погребены в домах, собаки вырывали и волочили их кости на глазах египтян. Дочь фараона, воспитавшая Моисея, ночью вместе с фараоном пришла к Моисею и сказала ему: это ли благодарность за все, что я для тебя сделала, что ты навел такое бедствие на меня и на дом отца моего?... Но коснулась ли тебя, заметил ей Моисей, хотя одна из тех казней, которыми Бог поразил Египет, а между тем ты перворожденная у своей матери? Он представил ей, что фараон и египтяне сами навлекли на себя это бедствие, потому что противились Иегове. – Видя Моисея непреклонным, фараон отпустил народ еврейский. В то время, как евреи, собираясь в путь, забирали у египтян разные золотые и серебряные вещи, Моисей думал только о том, чтобы вытащить из Нила гроб Иосифа и взять с собой. И все колена Израильские также вынесли гробы своих патриархов. Талмудисты при этом прибавляют подробности о том, как Моисей нашел гроб Иосифа. Моисею сказали, говорится в Талмуде (Tractat. Sota), что из всего поколения, видевшего смерть Иосифа, в живых остается только Сapa, дочь Азера; Моисей пошел к ней и спросил, где погребен Иосиф. Египтяне, сказала Сара, сделали гроб для Иосифа из металла и опустили его на дно Нила, чтобы вода Нила от этого получила благословение. Моисей отправился на берег реки и сказал: Иосиф, Иосиф! вот настал час, когда Иегова, да будет Он благословен, определил освободить нас от рабства, и настало время исполнить твое завещание Израилю – вынести твои кости. Мы исполним его, если ты покажешься, если же не покажешься, то мы свободны будем от возложенной на нас клятвы. При этих словах вдруг гроб Иосифа выплыл из глубины реки и показался на её поверхности. – Преследуя евреев, все египтяне потонули в Черном море; от этого всеобщего крушения, спасся только один фараон, потому что он воздал славу Иегове и уверовал в него. Иегова послал ангела, который исхитил его из среды утопавших в воде египтян и перенес в страну Ниневии. Фараон сделался царем в этой стране и царствовал в ней долгое время.108 Все эти рассказы о Моисее в более кратком виде вошли в одно раввинское сочинение, под названием: Жизнь Моисея.109 Закон от Бога, по сказанию иудейских раввинов, Моисей получил не на Синае, а на небе. Когда он пришел на Синай, явилось облако, подняло и понесло его на небо. На пути встретил Моисея ангел Кемуэль, начальник 12,000 ангелов, и хотел остановить его; но Моисей произнес имя Божие из 12-ти букв, которому Бог научил его в то время, как беседовал с ним при Купине, и Кемуэль и его ангелы обратились в бегство. Немного далее встретил Моисея другой ангел Гадраниэль, который привел его в великий страх, ибо имел ужасный голос, раздававшийся в 200,000 сферах, окруженных огнем; под властью его также было великое число ангелов. Моисей уже готов был выйти из облака, но Бог сказал ему, что стыдно трепетать пред ангелом после того, как он перенес присутствие самого Бога при Купине. Пророк успокоился и, произнесши имя Божие из 72 букв, в свою очередь так испугал им Гадраниэля, что он предался бегству. На небе Моисей оставался 40 дней и 40 ночей без пищи.110 Такою близостью Моисея к Богу были не довольны не только злые, но и добрые ангелы, Когда Бог, уступая просьбе Моисея, показал ему свою славу (Исх. 33:18), то ангелы, служащие пред Богом, сказали: вот мы служим пред Тобою днем и ночью и не можем видеть славы Твоей. Они с негодованием восстали против Моисея и хотели даже умертвить его. Тогда Бог начал являться Моисею в облаке.111 Кроме случаев, указанных в Библии, иудеи приводят и другие беседы Моисея с Богом. Так однажды, говорят они, Бог призвал его на вершину горы и объяснил ему, каким образом Он управляет миром. Он приказал пророку посмотреть вниз на долину. Там он увидел источник, который протекал при подошве горы. Пришел сюда воин и, утолив жажду, ушел; потом явился сюда юноша и, нашедши здесь полный мешок золота, который оставил воин, взял его и исчез. Наконец пришел утомленный старик и, утолив жажду, сел у источника. Между тем воин, потерявший мешок, возвратился за ним, и, не находя его, стал спрашивать у старика; старик говорил, что он не видел его и приводил Бога во свидетели своей невинности, но воин не хотел ему верить и убил его. Пораженный ужасом, Моисей отошел; но Бог сказал: не удивляйся, почему Судья вселенной допустил это; знай, что старик убил отца этого воина.112 О смерти Моисея иудейские раввины составили особое сочинение, в котором они всячески усиливаются объяснить, почему столь славный и близкий к Богу пророк, освободивший евреев от египетского рабства и сотворивший столько великих чудес, не только не избежал смерти, подобно Еноху и Илии, но и не вошел в ту обетованную землю, в которую он в продолжение 40 лет руководил евреев.113 В сочинении изображается разговор Моисея с Богом. «Когда настало время умереть Моисею, Бог сказал ему: приблизились дни твои к смерти... Господи, сказал Моисей, после стольких трудов ты возвещаешь мне смерть! я желаю жить. Бог: довольно для тебя, больше ничего не прибавишь... укроти здесь твои бушующие волны. Моисей: Господи! в чем я согрешил, что должен умереть? Бог: ты будешь пить из чаши первого человека, о котором написал: вот Адам стал как один из нас (Быт. 3:22), потому ты и должен умереть! Моисей. Господи, царь мира! значит, я напрасно прошел сквозь мрак (на Синае), напрасно, подобно коню, бежал пред сынами твоими. Бог: Я еще прежде осудил на смерть Адама. Моисей: но ты дал ему самую легкую заповедь, и он преступил её, но я не сделал так. Бог: Авраам почитавший имя Мое, также испытал день этот. Моисей: но он был отцом Измаила, и потому навлек на себя гнев Твой. Бог: Исаак, который предоставил себя в жертву, также умер. Моисей: но он родил Исава, потомки коего разрушат Твой храм и сынов Твоих возьмут в рабство. Бог: умер и Иаков, начальник 12-ти колен. Моисей: но он не восходил на небо, не проходил сквозь мрак горы Синайской, не говорил с Тобою усты к устам, не получил от Тебя закона.114 Бог: довольно, умолкни! Моисей: Господи! все будут говорить, что я потому подвергся смерти, что Ты нашел во мне худое (какой-нибудь порок). Бог: Я уже написал о тебе: и не востал доселе пророк, подобный Моисею (Втор. 34:10). Моисей: Но могут сказать, что я в юности соблюдал Твои заповеди, а в старости пренебрег ими. Бог: Я уже прежде открыл причины твоей смерти: поелику вы (Моисей и Аарон) не явили Моей святости (Чис. 20:12. Втор. 34:51).115 Моисей: прошу Тебя, позволь мне войти в землю и прожить в ней три или четыре года. Бог: определено, что ты не войдешь. Моисей: но если не позволяешь живому, позволь мне, прошу Тебя, войти мертвому, ибо за что этот гнев против меня? Бог: за то, что вы не явили святости Моей (Втор. 32:51). Моисей: Ты так милостиво поступаешь с другими, что дважды и трижды прощаешь их, а меня не хочешь простить и однажды. Бог: ошибаешься; ты сделал шесть грехов, на которые тебе не угодно было обратить внимание».116 Далее указываются слова Моисея, в которых составитель этого сказания видит некоторое непослушание, или недоверие Моисея к Богу: пошли другого кого можешь послать (Исх. 4:13); кто я, чтобы мне идти к фараону (Исх. 3:11); не явился тебе Господь (Исх. 4:1); послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы известь для вас воду (Чис. 20:10) и др. Узнав, что определено умереть ему, Моисей начал поститься и молиться; но Бог во всех частях неба и всем чинам ангельским объявил, чтобы никто не принимал и не приносил к нему молитвы Моисея, потому что он определил ему умереть. Ангел, наблюдающий за молитвами, называется Акразиэль (Acraziel). Ему и другим небесным начальникам приказано было немедленно сойти и запереть врата Олимпа, чтобы не вошли туда молитвы Моисея; они немедленно сошли и заперли. Однако ж молитвы Моисея проникли в высшие сферы (неба) и просили допустить их к Богу; от них потряслись небесные врата, подвиглись основания тверди; они были подобны мечу, все рассекающему, потому что содержали в себе неизреченное имя Божие, употреблению которого Моисей научился от Зингаэля (ab Zingaële magistro)... Когда небеса и высшие Серафимы увидели, что молитвы Моисея не приняты и отринуто его прошение о продолжении жизни, то сказали: благословен Господь, у которого нет лицеприятия!...117 Получив от Бога повеление призвать Иисуса Навина и заповедать ему все, что нужно, Моисей подумал, что он, может быть, ради ученика своего должен умереть, и потому сказал Богу: Господи, царь мира! если Ты ради ученика отвергаешь меня, я буду его учеником; пусть он будет первосвященником, а я частным человеком; пусть он займет место царя, а я место слуги. Бог сказал: Я поклялся именем моим, тем великим именем, которого не могут обнять небеса небес, что ты не перейдешь Иордана. Моисей: если позволишь, я силою Твоего неизреченного имени, перелечу чрез него на подобие птицы, изменив руки в крылья, и таким образом мне можно будет увидеть землю. Бог: если ты так сделаешь, Я явлюсь пренебрегающим моей клятвою. Моисей: так Я, Господи, взойду на облака и стану на три парасанги118 выше Иордана, и таким образом увижу землю. Бог: и тогда нарушится моя клятва. Моисей: Господи! раздели тело мое на куски и перебрось их чрез Иордан и потом чудом возврати меня к жизни и позволь мне пройти по этой земле. Бог: и тогда не исполнится то, в чем Я поклялся. Моисей: по крайней мере в видении ока позволь мне увидеть землю... Бог показал Моисею восемьдесят миль, на подобие одной площади сада в средине, и глазам его придал такую силу, что он мог созерцать сокровенное и отдаленное, как ближайшее, и одним взором обнять всю землю; вот земля, сказал Бог, которою Я клялся Аврааму.119 Когда небесный голос возвестил, что уже только два часа осталось до смерти Моисея, князь злых духов, Самаэль каждую минуту ожидал, когда можно будет умертвить Моисея и взять его душу; но, защитник израильтян, Михаил, увидев его радующимся, прогнал его, сказавши ему с воплем и слезами: непотребный (nequam)! я плачу, а ты радуешься. Другие говорят, что он сказал: не радуйся, inimica bestia, я пал и восстал: пал в смерти Моисея, восстал в начальстве Иисуса»...120 Моисей, передав народ израильский Иисусу, просил израильтян, чтобы они, когда войдут в обетованную землю, вспомнили, что кости его лежат в пустыне, и когда небесный голос возвестил, что уже только полторы минуты осталось до его смерти, он написал в книге неизреченное Имя Божие и вместе с законом отдал Иисусу. «Господи, сказал он, до сих пор я просил о жизни; теперь душа моя в твоей власти»! Как только сказал это Моисей, Бог ангелу Гавриилу приказал принести душу Моисея. «Господи, сказал Гавриил, кто может равняться шестидесяти мириадам? могу ли я лишить его жизни и устоять против него? Тоже сказали Михаил и Зингиэль (Zinghiel), который при этом заметил: я наставлял его, зачем Ты приказываешь мне умертвить ученика»? Тогда Бог послал ангела смерти Самаэля, который, опоясавшись мечем, с великою радостью, отправился к Моисею; но он пришел в ужас, когда увидел Моисея, и понял, почему ангелы отказались от этого поручения. Из уст Моисея выходили искры огненные, лицо его блистало, как солнечные лучи, и сам он был совершенно подобен ангелу. «Самаэль, Самаэль, сказал ему Моисей; нет мира нечестивым; зачем ты здесь? Самаэль: для тебя настал последний час; дай мне твою душу! Моисей: кто тебя послал? Самаэль: тот, кто создал мир и души, которые все от начала мира предал моей власти. Моисей: я сильнее всех тварей; я обрезан от чрева матери моей; я в тот же день, как увидел свет, говорил с отцом и матерью; на третьем году я уже пророчествовал; чрез меня Бог дал израильтянам закон... на 80-м году сотворил многие знамения и чудеса, 60 тем (600,000) вывел из Египта... разделил море на 12-ть частей, горькие воды превратил в сладкие, вытесал каменные скрижали, восходил на небеса, получил заповеди закона и научил им народ... кто из людей может сравняться со мною? Непотребный! удались от лица моего!» – Испуганный Самаэль убежал и просил Бога не посылать его к Моисею. Беззаконный (scelerate), сказал ему Господь; ты создан из геенны и в огонь геенны возвратишься; ты пошел от меня с великою радостью, но, увидев славу Моисея, возвратился со стыдом. Иди и только душу его, отлучив от тела, представь сюда. Ни мало не медля, Самаэль, вынув меч из ножен, устремился на Моисея. Моисей рассердился и ударил его жезлом Божиим, на котором было написано невыразимое имя (Божие), и прогоняя его, ослепил глаза его светом своей славы. «Господи, сказал Моисей, вспомни, что Ты являлся мне в купине, что по твоей воле я восходил на небеса, 40 дней и столько же ночей я пробыл там без пищи и пития: не предавай меня ангелу смерти»! Принял Господь молитву молящегося и сказал: «Я сам сойду и похороню тебя». Итак Моисей, подобно Серафиму славы, приготовился и ожидал Господа с небес, и как только увидел Его, пал на землю: «Господи, сказал он, Ты по милосердию и святости сотворил мир и управляешь им; будь и со мною милосерд, прошу Тебя»! «Правда твоя, сказал Господь, предъидет пред лицом твоим». С Богом сошли с неба три ангела Михаил, Гавриил и Зинггиэль. Гавриил приготовил одр для Моисея, Михаил порфиру, Зинггиэль – одежду; Михаил стал около головы Моисея с одной стороны, а Гавриил в ногах – с другой. Бог повелел Моисею сложить руки на груди и закрыть глаза, и когда Моисей исполнил это, сказал его душе: «дочь моя, сто двадцать лет я назначил тебе жить в теле праведного, выйди теперь немедленно. Господи, отвечала душа Моисея, я знаю, что Ты Бог и Дух, во власти Коего души всех живущих, что Ты меня сотворил и назначил мне жить в теле праведного; но можно ли найти тело столь чистое и подобное Моисееву?... я желаю в нем остаться. Ни мало не медли, дочь моя, отвечал Бог; Я посажу тебя на троне славы, близ серафимов, офанимов, ангелов и херувимов. Господи, сказала она, мне и здесь хорошо; ангелы Аза и Азаэль сошли с неба и извратили путь свой, а Моисей, после того, как Ты явился ему в купине, не хотел возвратиться к жене; дозволь мне здесь остаться. Тогда Бог поцеловал Моисея в уста, и чрез этот поцелуй вынул из него душу, как написано: и умер там Моисей, раб Господень... по слову Господню» (Втор. 34:5). Выражение: по слову Господню в еврейском тексте читается: (עַל־פִּי יְהוָה) (аль-пи-Иегова), что буквально значит: по устам, или чрез уста Иеговы. Буквально понимая это выражение, иудеи и выдумали такую подробность, что Моисей умер от поцелуя Иеговы. «Когда умер Моисей, поднялся великий плачь, который начал сам Господь, как говорится: кто теперь предстанет предо Мною, когда согрешат дети мои, кто будет просить за них? Ангелы с плачем сказали: где обретется премудрость? небеса взывали: погиб от земли благочестивый. Земля говорила: не стало праведного в людях. Звезды и планеты, солнце и луна присовокупили: не было доселе такого пророка во Израиле, как Моисей (Втор. 34:10). Иисус искал умершего, но не нашел, а Метатрон сказал Богу: Господи, во время жизни Моисей был твой, и после смерти также твой будет. Я не о Моисее только, но о всем Израиле скорблю, отвечал Бог; народ часто меня раздражал, а он Меня умилостивлял... И не было во Израиле пророка, подобного Моисею, который говорил с Богом лицом к лицу и сотворил столько знамений и чудес пред глазами Израиля» (Втор. 34:10–12).121

Многие из этих сказаний о Моисее перешли к магометанам, которые, кроме того, составили о нем и новые сказания. Моисей после Авраама является любимым лицом магометанской легенды. Магомет говорит о нем весьма часто, особенно в 20 и 28-й главах Корана. И Моисея, как Авраама, магометанские писатели представляют преимущественно проповедником Единого Бога. На эту тему Фабриций приводит следующий интересный рассказ из описания Персии Шардэня (1643–1713 г.) «Видя, что все усилия его убедить фараона в бытии Бога, сотворившего мир, остаются бесплодными, Моисей приказал в уединенном месте построить прекрасный дворец. Чрез несколько времени фараон, во время охоты, приехал к этому месту. Увидев большое здание, он удивился и спросил, кто его построил; но никто из окружавших его не знал об этом, и никто ничего не мог сказать. Тогда Моисей подошел к фараону и сказал: должно быть, дворец сам собою построился. Фараон начал смеяться и сказал, что человеку, который называет себя пророком, странно говорить, что дворец посреди пустыни построился сам собою. Моисей отвечал на это: ты находишь, государь, странною мысль, что этот дом построился сам собою, считая это невозможным, а между тем думаешь, что мир возник сам собою. Если этот дом, который есть не что иное, как только атом в сравнении с миром, не мог явиться сам собою в этой пустыне, то не более ли невозможно, чтобы этот мир, столь великий и удивительный во всех своих частях, возник сам собою? Напротив не должно ли признать его произведением премудрого и всемогущего Зодчего? Фараон был побежден и прославил Бога, как научил его Моисей».122 Много вымыслов находится в магометанских книгах об обстоятельствах Синайского законодательства. Число скрижалей закона, по мнению одних писателей, доходило до 7-ми, а по мнению других, до 10-ти; каждая из них имела 10 или 12 локтей длины; по одним, скрижали сделаны были из красного рубина или карбункула, а по другим – из изумруда; буквы на них были вырезаны внутрь таким образом, что их можно было читать со всех сторон. Когда Моисей разбил скрижали, отломки от них были отнесены ангелами на небо, кроме одного, величиною в локоть, который остался на земле и хранился в ковчеге завета. О золотом тельце магометане выдумали такую басню. Евреи начали торговать разными украшениями, которые они унесли у египтян. Это не понравилось Самери, одному из вождей народа, и он сказал об этом Аарону, начальствовавшему над евреями в то время, как Моисей был на Синае. Аарон приказал отобрать все украшения и хранить их до возвращения Моисея. Исполняя это приказание, Самери вздумал бросить все металлические вещи в печь, чтобы из них могла составиться одна масса. Брошенные в печь металлы образовали фигуру тельца, как будто они положены были в форму. В пасть телица Самери бросил несколько пыли, и он начал мычать; пыль эта была взята из под копыт коня архангела Гавриила, когда он ехал в пустыне во главе еврейского стана. Евреи, еще в Египте познакомившиеся с идолопоклонством и имевшие к тельцу некоторое почтение, теперь, когда вылитый из металла телец начал мычать, поклонились ему, как Богу.123

О царе и пророке Давиде в Талмуде и других иудейских сочинениях встречается несколько вымышленных рассказов. «Однажды Давид сказал Богу: О судия мира! Почему называют Тебя Богом Авраама, Исаака и Иакова, но не называют еще Богом Давида? Бог отвечал: эти три патриарха три раза были искушаемы Мною, но ты еще не был искушаем. Давид сказал: о Владыка мира! испытай и меня и подвергни искушению. Я испытаю тебя, сказал Бог... Искушая трех патриархов, Я не предупреждал их об искушении; тебе Я наперед объявляю, что испытаю тебя в кровосмешении... В один вечер Давид прогуливался на кровле своего дворца; в это время жена Урии Ватсеба (Вирсавия) мыла голову в своем доме; окно в её комнате было закрыто решеткой, но сатана превратился в птицу и сел на окно; Давид пустил в него стрелу и разбил решетку; при этом он увидел жену Урии и пал». (Talmud. Tractat. Sanhedrin). – «Когда пророк Нафан возвестил Давиду, что ему не суждено воздвигнуть храм, потому что он пролил кровь, Давид пришел в ужас... Не бойся, сказал ему Бог, кровь, пролитая тобою, в моих очах не важнее крови дикой козы или оленя, о которой сказано во Второзаконии 12:16: на землю выливайте её как воду. Другие говорят, что Бог сказал Давиду: кровь, пролитая тобою, в очах моих, как кровь, проливаемая при жертвоприношениях, о коих сказано Лев. 1:5: и заколет тельца пред Господом. Но если кровь, пролитая мною, сказал Давид, тоже пред Тобою, что кровь при жертвоприношениях, то почему же я не могу воздвигнуть для Тебя храм? Если ты воздвигнешь храм, сказал Бог, он будет существовать всегда и не может быть разрушен. Это и хорошо, заметил Давид. Но Мне известно, сказал Бог, что израильтяне согрешат, и гнев Мой отяготеет на их храме, и Я его разрушу, а их самих пощажу. Но поелику ты имел намерение воздвигнуть Мне храм, которое должен исполнить сын твой Соломон, то Я буду считать тебя основателем его. Это и означают слова в надписании XXX (XXIX) псалма: Псалом. Песнь при обновлении дома Давидова» (Ialkut in 2 Samuel. VIII).124 Объясняя 9-й стих 56-го псалма: воспряни слава моя, воспряни псалтирь и гусли, пробужусь рано, иудейские раввины говорят, что ночью над постелей Давида всегда висела цитра. Когда в полночь начинал дуть северный ветер и ударял в струны, Давид вставал и начинал упражняться в законе. Буквально понимая те места псалмов, где Давид приглашает природу к прославлению Господа, они говорят, что когда Давид утомлялся от пения псалмов, то горы, деревья, птицы и все части творения, одушевленного и неодушевленного, заменяли его и облегчали в прославлении Бога.125 Эта мысль, разумеется, в преувеличенном виде, повторена в Коране, который говорит, что птицы и горы, по повелению Божию, помогали Давиду петь псалмы. В 34-й главе Бог говорит (стих. 10): «Мы дали Давиду дар, который исходит от нас (умение петь); Мы сказали: о горы и птицы! чередуйтесь с ним в песнях». В 38-й главе: «Мы подчинили ему горы, для прославления с ним нас хвалами вечером и на восходе солнца; и птиц также (подчинили); они собирались вокруг него и часто возвращались к нему».

Но никто из ветхозаветных лиц не привлекал к себе такого внимания, как царь Соломон, личность которого, так полно и резко очерченная в самом Писании, представлялась поэтическою и возбуждала к созданию поэтических картин. Почти каждая черта в его характере, каждое событие в его жизни сделались темою целого ряда рассказов, совокупность которых может составить обширную поэму. Во всех этих рассказах изображается необычайное богатство и роскошь и особенно чрезвычайная мудрость Соломона, о которой в Писании сказано: и даде Господь смысл Соломону и премудрость многу зело... и исполнися разума Соломон паче разума всех древних сынов и паче всех мудрых египетских (3Цар. 2:35; 4:29–30). В образец мудрости и справедливости суда Соломонова в Писании представлен рассказ, как он разрешил спор двух женщин об отроке, которого каждая из них присваивала себе, считая его своим сыном (3Цар. 3:16–27). По поводу этого рассказа и по образцу его составилось множество других рассказов, известных под общим названием: Суды царя Соломона, в которых представлены примеры его мудрости, при разрешении разных трудных дел, вопросов и случаев жизни. Из библейского рассказа о том, что царица Савская приходила испытать мудрость Соломона притчами, и что он ни одного слова её не оставил без ответа, (3Цар. 10:1:3–4), возник целый ряд притчей и загадок, которыми они состязались между собою в мудрости, и множество сказаний о самой царице Савской. В Библии сказано: И изглагола Соломон три тысящи притчей, и быша песни его пять тысящ. И глагола о древах, от кедра, иже в Ливане, и даже до иссопа, исходящаго из стены: и глагола о скотех и о птицах и о гадах и о рыбах. И прихождаху вcu людие слышати премудрость Соломоню. (3Цар. 4:32–34); на основании этих слов стали приписывать Соломону, кроме известных сочинений еще другие сочинения: псалтирь, состоящую из 18 псалмов, книги о камнях, растениях и деревьях, из коих, по мнению раввинов, многое заимствовали Иппократ, Гален и другие врачи; стали утверждать, что Соломон знал язык всех птиц и животных и со всеми свободно мог разговаривать, что он владел, наконец, способностью вызывать демонов и заставлял их производить разные трудные работы, что он составил книгу заклинаний дли изгнания демонов и для врачевания разных болезней. Особенно много возникло сказаний о построении знаменитого храма Соломонова. В Библии о построении храма, между прочим, замечено: и храму зиждему сущу камением краесекомым, не тесанным создася: млат же, и теслица, и всякое орудие железно не слышася в храме, егда создатися ему (3Цар. 6:7); на основании этих слов иудеи выдумали басню, что при построении храма не употреблялось ни секиры, ни молота; что от Асмодея, князя демонов, Соломон получил червяка Шамира, посредством которого и обделывались камни для храма. «Сначала Соломон не знал, как обтесывать камни, так, чтобы при строении храма не было никакого шума.126 Он обратился за советом к своим мудрецам. Мудрецы сказали: есть червяк Шамир, при помощи которого Моисеи обтесывал скрижали для закона и обделывал камни для Эфуда. Но как найти его? спросил Соломон. Пусть явятся демоны, отвечали они; может быть, они знают и откроют это. Демоны, когда их призвал Соломон, указали на Асмодея. Но как я могу заставить его прийти к себе? Асмодей, сказали демоны, каждый день восходит на небо, для представления Богу, и потом сходит на землю около одной горы, где у него вырыт колодезь; из этого колодезя он пьет воду и напившись закрывает его камнем и запечатывает перстнем. Они посоветовали Соломону послать одного из своих придворных вельмож к этому месту, давши ему цепь, на которой было написано имя Божие, железные узы, на которых было вырезано то же имя, связку шерсти и мехи с вином. Вельможа должен был выкопать новый колодезь пониже колодезя Асмодеева, и вылить в него воду из колодезя Асмодеева, а отверстие заделать шерстью, потом выкопать другой колодезь, выше Асмодеева, и наполнить его чистым вином, а колодезь Асмодеев засыпать песком, чтобы он не мог узнать его. Сделав все это, вельможа спрятался на дереве. Пришедши к колодезю и найдя в нем вместо воды вино, Асмодей сначала не хотел пить, сказавши: писано есть: невинно вино, укоризненно же пьянство, и всяк, пребываяй в нем, не будет премудр (Притч. 20:1), но потом, когда уже больше не мог выносить томившей его жажды, он начал пить, опьянел и лег спать. Тогда вельможа сошел с дерева, надел на него цепь и стянул ему шею. Асмодей хотел разорвать цепь, но вельможа дважды произнес: имя Господа твоего да будет над тобою. Асмодей смирился и пошел за вельможей. На дороге он встретил пальму и вырвал её с корнем; проходя мимо одного дома, он разрушил его; встретив хлебную печь одной вдовы, разломал её.127 От этого Асмодея Соломон узнал о червяке Шамире, который имел подобие ячменного зерна и хранился у предводителя орлов, жившего в одной приморской стране.128 Чтобы взять у него Шамира, нужно было поставить пред ним зеркало; увидев в зеркале свое изображение и приняв его за орлицу, он бросился на него и в это время выронил Шамира, который хранился под его крылом. Под Шамиром, очевидно, разумеется алмаз, употребляемый при резании стекла и камней. В другом сказании он и называется камнем. Когда Соломон спросил Асмодея, говорит это сказание, как можно обделывать камни без шума, он сказал, что научить этому может ворон: «положи на гнездо, в котором находятся его яйца, хрустальную пластинку, и ты увидишь, как он будет пробивать её». Соломон положил на гнездо ворона хрустальную пластинку. Прилетевший ворон пытался разбить хрусталь, но заметив, что не может этого сделать, улетел и чрез несколько часов принес в своем клюве камень, которым коснулся пластинки, и она тотчас раскололась. Где ты взял этот камень, спросил Соломон? Этот камень есть Шамир, отвечал ворон; он находится на краю востока, на высокой горе. Соломон приказал гениям отправиться туда с вороном и принести таких камней, как можно больше. Принесенные камни он роздал работникам храма, и с тех пор они начали работать без всякого шума.129 Но от этого же Асмодея, который научил найти Шамира, Соломону привелось и пострадать весьма сильно. «Однажды Соломон спросил Асмодея: какой силой и властью вы обладаете над нами? Асмодей сказал: сними с меня эту цепь и дай мне свой перстень (на нем было написано имя Божие), и я покажу тебе мое могущество. Соломон снял с него цепь и отдал ему свой перстень. Асмодей тотчас схватил Соломона и унес его за 12,000 стадий и, оставив его там, сам принял его вид и имя, сел на его престол и начал управлять его царством. Соломон, между тем, пошел странствовать по всей земле; при этом он пред воротами каждого дома просил милостыню и говорил: я Экклезиаст, был царем Израиля во Иерусалиме. По одним сказаниям, Соломон до конца жизни оставался простым человеком, а по другим, пришедши в Иерусалим, он отнял у Асмодея волшебный перстень, связал его и начал царствовать по прежнему. Во время странствования своего, Соломон и произнес слова: кое изобилие (что пользы) человеку во всем труде его, им же трудится под солнцем (Екк. 1:3)... И сие бысть часть от труда моего (Екк. 2:10). Последние слова, по объяснению иудейских раввинов, надобно разуметь о посохе, с которым странствовал изгнанный Соломон, или об одежде, которую он носил в это время, или о чаше, из которой пил воду.130 По другим сказаниям, такое наказание постигло Соломона за то, что он, подчинившись влиянию своих жен, впал в идолопоклонство, о котором в Библии сказано: и бысть во время старости Соломони, и совратиша жены чуждия сердце его в след богов иных (3Цар. 11:4). На основании этих слов, иудейские раввины составили следующую басню. Взяв город Сидон и умертвив Сидонского царя, Соломон взял в плен дочь его Тереду и женился на ней. Но она не переставала плакать о своем отце. Чтобы утешить её, Соломон приказал демону сделать изображение покойного царя. Увидев это изображение в своей комнате, Тереда упала пред ним на колени; она сделала его предметом поклонения, а другие женщины воскуряли пред ним фимиам. Узнав об этом идолослужении, Соломон разрушил изображение, наказал Тереду, а сам удалился в пустыню для того, чтобы покаяться пред Богом. Но он заслуживал наказания за допущенный грех, и наказание, действительно, постигло его. Отравляясь в баню, Соломон свой перстень, на котором четыре раза было вырезано великое имя Божие, и который давал ему власть над всей природою, обыкновенно отдавал одной из своих жен, по имени Амине. Этою неосторожностью Соломона вздумал воспользоваться демон Асмодей (по арабским сказаниям Саккар). Приняв вид Соломона, он явился к Амине, взял у неё чудесный перстень и занял престол Соломона, а Соломон был изгнан из дворца и должен был странствовать как нищий. Это наказание Соломона продолжалось 40 дней, столько же времени, сколько во дворце его почитался идол. После этого времени Бог простил Соломона, и он возвратился на царство, а демон убежал и бросил перстень в море. Но перстень проглотила рыба, которую поймали рыбаки и представили Соломону. Нашедши перстень, Соломон заставил демона явиться к себе и, навязав ему на шею камень, бросил его в Тивериадское море, где Асмодей начал производить бури.131 Много также сказаний составили иудеи о сношениях Соломона с царицей Савской. В этих сказаниях изображаются богатство, роскошь и особенно мудрость Соломона. Желая испытать мудрость Соломона, царица Савская однажды пришла к нему с двумя венками; один венок был сделан из натуральных, а другой из искусственных цветов, но так хорошо, что на некотором расстоянии нельзя было различить, который из них искусственное произведение. Соломону, рассуждавшему о всех предметах растительного царства от кедра до иссопа, досадно было, что его ставит в затруднение женщина. Но в это время за окном дворца он заметил рой пчел и тотчас же велел открыть окно; влетев в зал, все пчелы бросились на один венок, а на другой ни одна не садилась. После этого Соломону, разумеется, не трудно было решить, который венок искусственный.132

Иудейские сказания о Соломоне послужили основою и источником для магометанских сказаний, Магомет и его последователи частью переделывали эти сказания, частью составляли из них новые басни. В магометанской переделке эти сказания о Соломоне распространились по всему Востоку, а некоторые из них перешли даже в христианские книги. Главною темою этих сказаний служат сношения Соломона с гениями и демонами, и его власть над ними и над ветрами, птицами и животными, какую доставлял ему чудесный перстень, на котором было вырезано таинственное имя Божие. В 21-й главе Корана Бог говорит: «мы подчинили Соломону бурный ветер, он дул, по его повелению, в благословенную нами страну... и между демонами мы подчинили ему тех, которые ныряли для ловли ему жемчуга и исполняли другие его поручения. Мы сами наблюдали за ними». В 34-й главе (стих. 11–13): «гении работали на его глазах, по изволению Господа его, а кто из них удалялся от нашего повеления, того мы предавали мучению в пламени. Они исполняли для него все работы, какие он хотел, дворцы, статуи, подносы, широкие как водоемы, котлы, твердо поставленные... А когда мы определили ему умереть, то земная гадина узнала это прежде всех; она подточила палку, поддерживавшую труп, и когда он упал, то гении узнали, что, если бы они проникли тайну, то не оставались бы так долго в унизительном труде». В объяснение последних слов Корана, толкователи его рассказывают следующую басню о смерти Соломона. «Когда ангел смерти явился к Соломону, Соломон просил его позволить ему дожить до того времени, когда будет окончено построение храма, ибо он знал, что демоны перестанут работать, когда узнают о его смерти. Но ангел не согласился на его просьбу, сказавши, что время его жизни исполнилось (окончилось). Тогда Соломон привел ангела в зал, стены которого были из кристалла, и из которого он постоянно наблюдал за работающими. Здесь он сотворил молитву и, опершись на жезл, сказал ангелу: возьми мою душу в этом положении. Ангел исполнил желание Соломона. Умерший царь остался стоящим и опирающимся на свой жезл. Гении и демоны, не зная, что душа Соломона оставила тело, продолжали работать, устрашаемые строгостью его взгляда, который наблюдал за ними. Но когда здание было окончено, то черви, которые подтачивали жезл, вышли, жезл переломился, и тело упало. Рассерженные тем, что так долго находились под властью мертвого, гении и демоны спрятали под троном Соломона множество книг, наполненных суеверием, и объявили повсюду, что своим могуществом Соломон был обязан этим книгам, которые потом многих невежд ввели в заблуждение».133 О перстне, посредством которого Соломон управлял духами, у магометан составилась следующая басня. Однажды к Соломону явилось восемь ангелов, имевших множество крыльев разных цветов; они сказали, что приставлены к восьми ветрам, и Бог послал их служить ему. При этом главный из них подал Соломону драгоценный камень, на котором были написаны слова: Бог есть величие и сила, и сказал: когда тебе нужно будет приказать нам что-нибудь, подними этот камень к верху, и мы тотчас явимся к тебе. Когда эти ангелы удалились, явились четыре существа разных видов: одно имело вид кита, другое орла, третье – льва, четвертое – змея: они объявили о себе, что они начальники всех животных на земле, в водах и в воздухе, и получили от Бога повеление находиться под его властью и исполнять его волю. Они также дали Соломону драгоценный камень, который имел надпись: «все одушевленное хвалит Господа». Соломону стоило только опять поднять камень над своей головой, чтобы заставить их явиться к нему за приказаниями. Потом явился ангел земного шара, на котором мы обитаем, и вручил Соломону третий камень, на котором было написано: «небо и земля суть слуги Божии». Наконец еще другой высший ангел представил Соломону четвертый камень, на котором было написано: «нет Бога, кроме Бога, а Магомет его пророк». Поднявши этот камень, Соломон мог вызвать целый мир духов, ангелов и демонов. Все эти четыре камня Соломон приказал вставить в один перстень, который и доставлял ему власть над всем творением, видимым и не видимым.134 О царице Савской в 27-й главе Корана находится следующий рассказ (стих. 17–45). «Некогда войска Соломона, составленные из гениев и людей, собрались пред ним, а также и птицы, разделенные на отряды. Когда весь этот поезд остановился в долине муравьев, то один из них сказал: о муравьи! войдите в свои жилища, чтобы Соломон и его войско, не зная, не передавили вас под ногами. А Соломон засмеялся при таких словах и сказал: Господи! дай мне быть признательным за благодеяния, которыми ты осыпал меня и моих отцов»...135 Осматривая птичье войско, Соломон заметил, что нет Удода и рассердившись хотел жестоко наказать его. Но Удод скоро прилетел и сказал Соломону: «я узнал то, чего ты не знаешь; я прибыл из Сабы (Савы) с верными известиями. Я отыскал женщину, царствующую над мужчинами; она обладает всякими предметами и имеет великий трон». Чтобы испытать, верно ли это известие, Соломон отправил Удода к царице Савской с письмом. Письмо это начиналось словами: «во имя Бога милостивого и милосердого»... и заключало в себе требование от царицы покориться Соломону. Царица (она называется в магометанских сказаниях Балкисою), прочитав письмо, сначала отправила к Соломону послов с дарами, а потом, когда он не принял даров, сама отправилась к нему... Между тем Соломон велел гениям принести на себе трон царицы, прежде нежели она придет к нему; один гений принес его в одну минуту. «Когда царица пришла к Соломону, её спросили: твой это трон? она сказала: кажется мой. Соломон пригласил её во дворец. Вступив во дворец она подумала, что это водоем (пол во дворце был вымощен хрусталем, а под ним плавали рыбы)...;136 но Соломон сказал: это дворец, вымощенный хрусталем. Она сказала: Господи! я поступала не справедливо; теперь я покоряюсь Богу, Господу миров» (т. е. она была язычницей, а теперь уверовала в истинного Бога). Кроме того, у магометанских писателей повторяются и другие рассказы, напр. об испытании мудрости Соломона царицей Савской, о похищении у Соломона демонами царства, царицы и проч.137

Таковы апокрифические сказания, заключающиеся в разных иудейских книгах. Одни из них по своему характеру близки к библейским сказаниям и возникли, вероятно, из древних преданий. Таковы некоторые сказания об Аврааме, Иосифе и Моисее, помещенные в сочинениях И. Флавия и в книге Яшар. Другие сказания составляют плод ухищренных толкований св. Писания и преданий иудейских раввинов. Во всех этих сказаниях выражается усиленное стремление, как можно более, возвысить всю еврейскую историю. Отсюда в них страшное преувеличение, переходящее всякие границы; все лица и события до того украшаются, что не только теряют свой подлинный библейский тип, но и являются баснословными. Там, где св. Писание рассказывает простое событие, иудеи видят непременно чудо, и для совершения его являются ангелы, духи и демоны; где же Писание действительно говорит о чуде, там является столько преувеличений и украшений, что чудо в иудейских рассказах теряет свое высокое достоинство и становится недостоверным. Чудесное событие, для большего возвеличения, с земли переносится на небо; иудеям мало показалось того, что закон дан Богом на Синае, при упоминаемой в Писании чудесной обстановке; они стали еще рассказывать, что для получения закона Бог призывал Моисея к себе на небо. Источник чудесного, которым так переполнены эти сказания, заключается часто не во всемогуществе Божием, но в разных волшебных предметах, а иногда в силе духов. Моисей напр. совершает чудеса посредством сапфирного жезла, на котором вырезано таинственное имя Божие; Соломон строит храм и дворцы и производит все другие дела силою демонов, власть над которыми доставляет ему волшебный перстень, на котором вырезано тоже таинственное имя Божие. Все толкования св. Писания, из которых выводятся эти сказания и которыми они подтверждаются, отличаются или чрезвычайною мелочностью, привязывающеюся к букве, к одному слову или выражению, или запутанностью, странным мистицизмом и хитрым символизмом. На них, как и на самих сказаниях, вполне отразились те свойства, какие, естественно, должны были развиться в иудейском народе, когда он, лишившись водительства Божия чрез пророков, и подвергшись влиянию других народов, стал жить под руководством своих раввинов, тех учителей, которых Спаситель чрезвычайно хорошо охарактеризовал, когда назвал их слепыми вождями слепых (Мф. 23:16). Эти слепые вожди и привели иудеев к самым невежественным представлениям почти о всех ветхозаветных лицах и событиях. – Перешедши к магометанам, иудейские сказания получили магометанский колорит. Многие события приурочены к магометанской истории: Адам похоронен в Мекке; Авраам построил храм Каабу; Соломон, по приказанию Авраама, совершил воздушное путешествие для посещения Мекки и Медины. Знаменитые лица библейские являются не столько евреями сколько магометанами, проповедующими единобожие в духе Корана и исполняющими магометанские обряды, Авраам проповедует единобожие пред Нимвродом, Моисей пред фараоном; Соломон пишет послание к царице Савской и начинает его теми же словами, какими обыкновенно начинаются главы в Коране: «во имя Бога милостивого и милосердого»; по приказанию Авраама, он совершает путешествие в Мекку, которой тогда еще не существовало. На вымысле, который составляет существенный элемент в этих сказаниях, вполне отразился характер арабской фантазии. Если картины и образы в иудейских сказаниях отличаются запутанностью и хитрым символизмом, то магометанские образы страдают чрезмерною изысканностью и витиеватостью и отсутствием всякой серьезности; чудесное в этих сказаниях получило характер волшебной сказки из Тысячи и одной ночи.

3. Переход апокрифических сказаний в христианские книги. Апокрифический элемент в греческой и византийской церковной письменности

От иудеев апокрифические сказания с самых первых времен христианства стали переходить в христианские книги. Как первый источник истории мира и рода человеческого, так и первая основа самой новозаветной христианской церкви заключались в священных книгах В. З. где были предсказаны и прообразованы все главные события искупления людей и основания Церкви Иисусом Христом; к этим книгам постоянно должны были обращаться христианские писатели при рассуждении о всех предметах христианского учения. Но, объясняя эти книги и приводя из них свидетельства и сказания о ветхозаветных лицах и событиях, они необходимо встречались и с апокрифическими сказаниями и книгами об этих лицах и событиях; некоторые из церковных писателей происходили из иудеев и след. еще с детства были воспитаны в этих сказаниях. Поэтому очень естественно, что указания на апокрифические сказания и книги мы встречаем во многих христианских книгах – апологетических, экзегетических и исторических. – После пастырских посланий мужей апостольских, первыми произведениями в христианской литературе были сочинения апологетические, написанные в защиту христианского учения в связи с ветхозаветной историей. Но апология ветхозаветной истории была начата, как мы видели, еще иудейскими писателями; сочинения этих писателей, особенно Иосифа Флавия и Филона, послужили во многих случаях руководством и пособием для христианских апологетов. Христианские апологеты не только часто ссылаются на этих писателей, но и проводят в своих сочинениях ту же мысль о влиянии еврейского народа на языческие народы, какая была высказана этими писателями. «Моисей, говорит св. мученик Иустин (105–166 г.) в своей первой апологии, древнее всех греческих писателей. Да и во всем, что философы и поэты говорили о бессмертии души, о наказаниях по смерти, о созерцании небесного и о подобных предметах, пользовались от пророков и чрез них они могли понять и излагать это. Поэтому, у всех, кажется, есть семена истины; но они не точно выразумели их, в чем обличаются тем, что они сами себе противоречат».138 Греческие мифы составились, по мнению Иустина, под влиянием демонов, которые, услышав пророческое учение, приноровили к нему разные сказания.139 Под греческим Девкалионом, говорит он, надобно разуметь Ноя.140 Считая виновниками всех заблуждений в мире демонов, извративших посеянные в нем семена Слова, Иустин приводит то апокрифическое сказание о падении ангелов со дщерями человеческими, которое мы встретили у Иосифа Флавия и которое с особенными подробностями изложено в книге Еноха. «Бог, говорит он, сотворивший мир, покорив земное человеку и устроив небесные светила для произращения плодов и для произведения перемен времени, постановил им божественный закон (что, очевидно, он сделал для людей), вверил попечение о людях и о поднебесном поставленным на это ангелам. Но ангелы преступили это назначение: они впали в совокупление с женами и родили сынов, так называемых демонов; а затем, наконец, поработили себе род человеческий, частью посредством страхов и мучений, которые они наносили, а частью чрез научение жертвоприношениям, курениям и возлияниям, в коих сами возымели нужду, поработившись страстям и похотям, и они посеяли между людьми убийства, войны, любодеяния, распутства и всякое зло. Поэтому поэты и мифологи, не зная, что все ими описываемое делали с мужчинами и женщинами, городами и народами ангелы и рожденные от них демоны, приписали это самому Богу и сынам, родившимся как от семени Его, так и от называемых его братьев, Посидона и Плутона, а равно и от детей их. Потому они каждого называли таким именем, какое кто из ангелов давал себе и своим сынам».141 Простирая влияние демонов на все дела человеческие, в которых обнаружилось противление божественной воле, Иустин думает, что чрез волхвов египетских, хотевших подражать в чудесах Моисею, действовал диавол.142 Флавий и Филон, мы видели, сопоставляли языческие мифы с библейскими сказаниями. Подобным образом, и автор Увещания к Эллинам (λόγος παράινετικος) греческий миф о восстании титанов против Олимпа считает составившимся в подражание библейскому сказанию о столпотворении Вавилонском. Но особенно резко влияние Флавия и Филона при объяснении библейских сказаний обнаруживается в сочинениях Климента Александрийского († 217 г). Следуя Филону, Климент в трех патриархах Аврааме, Исааке и Иакове, видит символы ведения (γνσεως), которое зависит от природы, научения и упражнения. Всю историю Авраама, Агари и Сары, он, подобно Филону, объясняет также аллегорически.143 Говоря о том, что ум увлекается страстью и падает, он в пример этого приводит ангелов, «которые оставили красоту Божию ради красоты, которая увядает, и потому пали с неба на землю».144 В другом месте он еще замечает, что ангелы, подчинившись страсти, «сообщили женщинам тайны, какие они знали».145 Жену Лотову, превратившуюся в сланный столп, Климент сопоставляет с греческой мифической Ниобой.146 Рассказывая о рождении и воспитании Моисея, он говорит, что имя Моисея, данное родителями, было Ιωακεῖμ, а после того, как был взят на небо, он получил третье имя Μελχί. Ссылаясь на Филона и Эвполема, говорит, что в Египте Моисей был научен арифметике и геометрии, музыке, медицине и гиероглифам. За то, что просил фараона освободить народ из Египта, Моисей был посажен в темницу, но ночью, при помощи Божией, освободился из неё, и, явившись к фараону, разбудил его и сказал ему имя Бога, пославшего его. Услышав это имя, фараон пал мертв, но Моисей оживил его.147 – Сочинения Климента Александрийского послужили руководством и пособием для Евсевия Кесарийского († 340 г.) который в своем Евангельском приготовлении постоянно ссылается на Климента и на приводимых им писателей Аристовула, Флавия и Филона и других. Так из первой книги Стромат Евсевий приводит слова Аристовула, что св. Писание, еще до перевода LXX толковниками, было переведено на греческий язык, и слова пифагорейского философа Нумения, что философ Платон был не что иное, как Моисей, говорящий по-гречески.148 Из Нумения же Евсевий приводит свидетельство о том, что Ианний и Иамврий, упоминаемые апостолом (2Тим. 3:8), были ученые египетские жрецы (ερογραμματεῖς), которые были так сильны в магии, что были выбраны общим советом египтян для состязания с Моисеем. Из Иосифа Флавия приводит сказание о пребывании Авраама в Египте, прибавляя, что вовремя этого пребывания он часто рассуждал с египтянами, удивлял их своею мудростью и научил их арифметике и астрономии, которых до того времени не было у египтян.149 Греки, говорит он, изобретателем астрологии считают Атланта, но под Атлантом надобно разуметь Еноха... Этот Енох ангелами был научен всему, что дошло до нашего сведения.150 Евсевий говорит также о том, что гиганты предприняли нечестивую войну с Богом, что родители их посеяли между людьми семена нечестивой науки и ввели всякий род очарований и злодеяний.151 Наконец Евсевий приводит из Флавия переписку Соломона с царями Египетским и Тирским и Сидонским.152

Другой путь, которым переходили апокрифические сказания в христианские книги, был экзегетический, при объяснении св. Писания. Экзегетическим путем, мы видели, и образовались у иудеев многие из этих сказаний и даже помещались в комментариях к самому тексту священных книг в таргумах. Так в таргуме Иерусалимском и таргуме, приписываемом Ионафану, при объяснении слов Библейских: и сказал Каин Авелю, брату своему (пойдем в поле – в еврейском тексте этих слов нет, их считают пропущенными): и когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своею, и убил его (Быт. 4:8), помещен следующий разговор Каина с Авелем, предшествовавший будто бы убиению Авеля: «И когда они вышли в поле, Каин сказал Авелю: я думаю, что не по милосердию сотворен мир и не по делам совершается воздаяние, что есть лицеприятие на суде. Почему твоя жертва принята с благоволением, а моя жертва не принята? Авель отвечал Каину: по милосердию сотворен мир, и по плодам дел совершается воздаяние, и нет лицеприятия на суде; моя жертва принята с благоволением потому, что плоды дел моих лучше и достойнее твоих. Каин сказал: нет ни суда, ни судии, ни другого века, ни воздаяния награды праведным, ни отмщения нечестивым. Есть, отвечал Авель, и суд, и судия, и другой век, и дана будет награда добрым и будет отмщение нечестивым. И спорили они об этом между собою на поле».153 В таргуме же Ионафана мы находим предания о сожжении Авраамом идолов отца своего, Фарры, за что он был ввержен в огонь, но спасен из него чудесным образом, также приведенные выше из книги Яшар подробности о принесении Исаака в жертву, и сказания о том, что ров, в который Иосиф был посажен своими братьями, был наполнен змеями и скорпионами, что причиной гонения, воздвигнутого в Египте фараоном на детей еврейских, был тот сон фараона, о котором рассказывает И. Флавий, Подобным образом, и христианские толкователи, при объяснении священных книг, указывали на те сказания, какие они встречали в устном предании, апокрифах и других иудейских книгах. Ориген († 254 г.), у которого всего более мы встречаем указаний на эти сказания, находил в них следы истинных преданий. «Иудеи, говорит он, старались удалить от народа и уничтожить все, что могло подать повод к обвинению их старейшин, начальников и судей, но из этого нечто сохранилось в апокрифических книгах. Доказательство этого можно видеть в том, что рассказывается об Исаии и подтверждается свидетельством послания к Евреям, но что ни в какой известной книге не написано. Ибо где о пророках написано то, что говорит о них писатель послания к Евреям: камением побиени быша, претрени быша, убийством меча умроша... (Евр. 11:37)? О ком говорится: претрени быша? Предание говорит, что претрен был пророк Исаия. Это и находится в некотором апокрифе, который иудеи испортили, внеся в него некоторые нетерпимые выражения, чтобы не верили всему этому сочинению».154 Объясняя слова Моисея Быт. 2:8–9. Ориген указывает на предание евреев, что место, в котором Бог насадил рай, Эдем, находилось в самой средине мира, как зрачок в глазу.155 В толковании на книгу Чисел, развивая мысль о том, что ангелы приставлены к управлению разными странами и народами, он самое смешение языков и происхождение отсюда разных народов приписывает ангелам: «один ангел, говорит он, внушил одному человеку вавилонский язык, другой ангел другому – египетский, третий третьему – греческий язык, и может быть, начальниками разных народов сделались те самые ангелы, которые были виновниками их языков. Первоначальный язык, данный чрез Адама, остался, думаем, у евреев, в той части людей, которая не сделалась участком какого-нибудь ангела, но осталась достоянием самого Бога».156 При объяснении рассказа Моисея об Иосифе Быт. 41:45. Ориген замечает, что евреи, следуя апокрифу, говорят (ἰξ αποκρύφου λέγουσι), что тесть Иосифа Потифер был одно и тоже лице с царедворцем Пентефрием, купившим Иосифа, и при этом прибавляют, что дочь его, Асенефа обвинила свою мать в том, что она строила ковы Иосифу и что Потифер или Пентефрий отдал её за Иосифа с тою целью, чтобы показать, что Иосиф ничего не сделал против его дома.157 Во 2-й беседе на книгу Иисуса Навина, говоря о смерти Моисея, Ориген указывает на апокрифическую книгу: νάβασις или Ἀνάληψις Μωϋσεως. В 25-й беседе на ту же книгу, говоря о демонах, он ссылается на Заветы 12-ти патриархов, прибавляя: «хотя эта книга не имеется в каноне».158 В 28-й беседе на книгу Чисел, приводя слова 146 псалма об именах звезд (стих. 4), он говорит: об этих именах многое содержится в книгах, которые называются Еноховыми, но так как эти книги у евреев не пользуются авторитетом, то мы представим свидетельство из тех книг, которые у нас под руками и в которых нельзя сомневаться. На книгу Еноха он, впрочем, указывает несколько раз и в других своих сочинениях, прибавляя иногда при этом: «если кому угодно принимать эту книгу, как священную». В толковании на книгу Бытия, говоря о том, что звезды небесные могут быть знамениями событий, так как и все небо есть некоторая книга Божия, Ориген прибавляет: «таким же образом можно понимать и то, что сказано Иаковом в молитве Иосифа (ν τ προσευχῆ τοῦ Ἰωσὴφ): я читал в небесных скрижалях, что случится с вами и детьми вашими».159 Св. Ириней († 202 г.), объясняя истинное значение обрезания, упоминает о посольстве Еноха к ангелам, о котором рассказывается в книге Еноха: «И Енох, хотя был человек без обрезания, угодив Богу, исполнял посольство Божие к ангелам, и был преложен и доныне сохраняется свидетелем праведного суда Божия; потому ангелы согрешившие ниспали на землю для осуждения, а человек богоугодный преложен во спасение».160 О Моисее Ириней передает сказание И. Флавия, что когда Моисей воспитывался в царских палатах, то был избран военачальником против эфиоплян и, одержав победу, взял в супружество дочь эфиопского царя, так как она из любви к нему предала ему город.161 Блаж. Иероним (330–419 г.) указывает на предание иудеев, что во времена Эноса в первый раз начали делать идолов.162 Говоря о потопе, он приводит свидетельство Бероза, что в Армении, около одной горы, находится часть ковчега и что некоторые отрывают от неё смолу и пользуются ею для своего очищения и умилостивления Бога.163 Он указывает также на предание евреев, что Мелхиседек был никто иной, как Сим, сын Ноя.164 Объясняя слова Моисея: Быт. 11:28, он передает то сказание евреев, что Авраам был ввергнут в огонь за то, что не хотел поклониться огню, который почитали халдеи, но, спасенный Богом, убежал от огня идолослужения.165 Говоря об Исаии, он указывает на предание иудеев, что Исаия, по повелению Манассии, был перепилен деревянною пилою. Отсюда, замечает он, и многие из наших, то, что говорится у апостола о страданиях святых: претрени быша (Евр. 11:3), относят к пророку Исаии.166 Из сочинений других толкователей в этом отношении еще замечательны толкования на Пятикнижие св. Ефрема Сирина († 372 г.), в которых встречаются подробности апокрифического характера. Между прочим, св. Ефрем говорит, что сатана, сотворенный в те же шесть дней, когда сотворен и змий, в которого вошел он, до шестого дня был также прекрасен, как прекрасны были Адам и Ева до преступления заповеди; но сатана, в сей день сделавшийся уже втайне сатаною, был обвинен и осужден в тот же день тайно; потому что Бог суда своего над ним не восхотел открыть прародителям, чтобы не могли они предузнать его искушения.167 О Каине Ефрем замечает, что он, умертвив брата своего, ложно уверял родителей своих, будто бы Авель введен в рай, потому что благоугодил Богу, и говорил: вот о введении его в рай свидетельствует благоугодность его жертвы.168 О Ламехе говорит, что он, видя, что потомки Сифа не соглашаются вступить в союз с потомками Каина, по причине позора, лежащего на их родоначальнике, возревновал о благе племени своего и убил Каина и одного из сынов его, наиболее походившего на отца, чтобы сходство сына сего с отцом на все племя их не налагало позорного пятна.169 Об Енохе прибавлено: «Иные толкуют, что Енох в виду Адама переселен в рай, как для того, чтобы не подумал Адам, будто бы Енох убит, подобно Авелю, и не скорбел, так и для того, чтобы утешился он о своем праведном сыне Авеле, и уразумел, что все ему подобные, или до смерти еще, или по воскресении вземлются в рай».170 Об исполинах св. Ефрем выражает довольно оригинальное мнение: «поелику потомки Каиновы, говорит он, как проклятые, как сыны проклятых и как жившие на земле проклятой, собирали и ели в это время произведения земли, лишенные силы, то и сами были также бессильны, как и то, чем они питались. У сынов же Сифовых, поелику они были сынами благословения и жили на земле, сопредельной раю, были и вкушаемые ими земные произведения многочисленны и не лишены силы, и тела крепки. И сии-то крепкие сыны Сифа, входя к дщерям стенящего Каина, рождали для Каинова племени исполинов именитых.171 Мелхиседека Ефрем, согласно с апокрифическими сказаниями, принимает за одно лицо с Симом: «он по величию своему, говорит Ефрем о Симе, был царь, как родоначальник четырнадцати племен; но также был он и первосвященник, потому что по преемству приял священство от отца своего Ноя. Сим жил не только до времени Авраама, как говорит Писание, но и до Иакова и Исава, сынов Авраамова сына. Его вопрошать ходила Ревекка, и Сим сказал ей, что два народа во чреве её и старший поработает младшему (Быт. 25:22–23)».172 Подобно также некоторым апокрифическим сказаниям, Ефрем объясняет причину преследования евреев фараоном: «И сатана зная, говорит он, что исполнилось уже четыреста лет, предвозвещенных Аврааму, хотел, при умерщвлении младенцев, умертвить и спасителя евреев. И сам фараон, видя, что народ еврейский умножился и как бы источен ими весь Египет, позавидовал множеству евреев. Особенно же, когда враги их, желая уверить о себе, что знают они будущее, поелику приходило к концу число лет, определенное для пребывания евреев в Египте, предвозвещали скорое их избавление; тогда фараон повелел младенцев убивать, а родителей обременять напрасным трудом, при построении житниц, в которых не было нужды».173

Но особенно много апокрифических сказаний вошло в исторические христианские книги, которые составлялись сначала под влиянием экзегетических книг и имели экзегетический характер. Первоначальная история в христианские времена, как известно, имела форму Палеи (ἡ παλαία διαθήκη) и представляла прежде всего изложение ветхозаветных событий по книгам Ветхого Завета, с прибавлением разных толкований этих книг; но, излагая историю по библейским книгам и по их толкованиям, писатели вносили в неё и разные апокрифические сказания, которые находили как в этих толкованиях, так и в других книгах. Сотворение мира и первых людей обыкновенно было исходным пунктом почти для всякого историка. Св. Епифаний даже свою историю ересей в Панарии начал от первых времен мира и поместил в ней много апокрифических сказаний. Так, рассказывая о столпотворении Вавилонском, он замечает, что разделяя языки, Бог из одного языка сделал семьдесят два, по нашедшемуся тогда числу мужей, строивших Вавилонскую башню. Во время Евера и Фалека и первого города, построенного после потопа, при самом построении, Нимвродом положено начало замыслу о собрании многих во едино и о самовластии. Во время Нимврода же, при помощи искусства Фарры, началось делание кумиров лепной и скудельной работы.174 Из книги Юбилеев Епифаний приводит имена жен Каина и Сифа. «Когда Адам, говорит он, родил сыновей и дочерей, сделалось необходимым в то время, чтобы его сыновья вступили в брак со своими сестрами... И сыновья его были в супружестве – Каин со старшею сестрою, так называемою Савою, а третий сын, рожденный после Авеля, Сиф – с сестрою своею, называемою Азурою. У Адама, как описывает Малое Бытие, кроме этих сыновей, родилось еще девять сыновей, так что у него было две дочери, а детей мужского пола двенадцать: один убитый и одиннадцать оставшихся в живых».175 Число всех мужей и начальников, произошедших от Ноя, было во время столпотворения Вавилонского 72: из рода Хамова 32, из Иафетова 15 и из Симова 25. От этих мужей по всей земле рассеялись племена и языки. И поелику 72 мужа, строившие тогда столп, по смешении языков, рассеялись, и вместо одного языка, который знали, быв вдохновлены по воле Божией, стали каждый иметь особый язык, то с тех пор установился доселе сохраняющийся состав языков, так что желающему можно для каждого языка отыскать своего начальника».176 Затем он указывает от кого произошли главные языки.

Византийские историки, излагавшие ветхозаветную историю по Библии, особенно любили заносить апокрифические сказания в свои хроники. Они брали эти сказания из книг экзегетических, иудейских преданий, сочинений И. Флавия, книги Еноха, Малого Бытия, книги Адама и других апокрифов. В этом отношении особенно интересны хроники Георгия Синкелла, Георгия Кедрина и Глики. Так Георгий Синкелл (VIII в.) в своей хронике, ссылаясь на книгу о жизни Адама, указывает на время, когда Адам нарек имена животным, когда создана Ева, когда оба они были введены в рай и получили заповедь о не вкушении от древа и когда Адам совершал покаяние и получил откровение о будущем. «В 600 году, говорит он, Адам, когда совершал покаяние, получил откровение об исполинах, о потопе и о Божественном воплощении и о молитвах, которые от всех тварей в определенные часы дня и ночи приносятся Богу Уриилом, (архангелом покаяния)».177 Из Иосифа Флавия и Малого Бытия он приводит свидетельство о том, что животные до падения прародителей обладали словом и что змий говорил с Евою человеческим голосом, что он, впрочем, находит невозможным.178 Из Малого же Бытия Синкелл приводит сказание о том, что Каин погиб под развалинами своего дома, который на него обрушился, что Сиф отличался благочестием и красотою тела, что также и все его потомки были благочестивы и красивы телом. По повелению Адама, они завяли страну выше Эдема и проводили ангельскую жизнь до 1000 года, когда виновник всякого зла, диавол, не в состоянии будучи переносить их такую жизнь, прельстил их красотою дщерей человеческих и увлек к тому, о чем рассказывает Моисей Быт. 6:2.179 Из книги Еноха приводится сказание об исполинах, с перечислением имен их начальников, о злодеяниях, произведенных ими на земле и о наказании их Богом.180 При рассказе о потопе, Синкелл, подобно Епифанию, указывает, какие страны Ной назначил Симу, Хаму и Иафету.181 При рассказе об Аврааме, замечает, что он обладал знанием звезд и всей халдейской премудростью, что он первый исповедал единого Бога, сжег идолов своего отца и употреблял все усилия к тому, чтобы отвратить его от идолопоклонства.182 Излагая историю жизни Моисея, он приводит все рассказы И. Флавия об обстоятельствах его рождения, воспитания и жизни при дворе фараона, о войне против эфиоплян и женитьбе его на дочери эфиопского царя, Фарбе.183

Но всего больше апокрифических сказаний мы находим в хронике Георгия Кедрина (XI в.), который, как сам говорит, пользовался другими писателями и к тому, что нашел у них, присоединил и то что, не записано, но дошло от других мужей по преданию. Кедрин говорит, что мир сотворен в первый день еврейского месяца нисана; в этот день, замечает он, впоследствии было Благовещение, воскресение Спасителя, которое святые отцы назвали Пасхою; в этот день, по учению отцов, будет и второе пришествие Спасителя и страшный суд.184 Указывая на разные мнения о том, сколько времени Адам пробыл в раю, он останавливается на мнении Златоуста, что Адам и Ева изгнаны были из рая в 6-й день первой недели т. е. в день их сотворения.185 Затем Кедрин повторяет рассказы других о том, что Каин умер под развалинами своего дома, что Сиф взял в замужество сестру Авеля Асую, что он дал название семи планетам, изобрел еврейские письмена, что в 270 г. жизни Адама он был восхищен на небо и узнал там об исполинах, о потопе и будущем пришествии Спасителя, что Адам в 600 г., когда приносил покаяние, получил божественное откровение об исполинах, о потопе, о божественном воплощении и о молитвах, которые от всех тварей в определенные часы дня и ночи возносятся к Богу Уриилом, князем ангелов и архангелом покаяния. «В первый час дня, говорит он, совершаются первые молитвы на небе, во второй – молитвы ангелов, в третий – птиц, в четвертый – животных, в пятый – зверей, в шестой – предстояние ангелов, в седьмой – восхождение и нисхождение ангелов, в осьмый – хваление и жертвы ангелов, в девятый – приношения и молитвы людей, в десятый – смотрение вод и молитвы небесного и земного, в одиннадцатый – безмолвное исповедание и всеобщее ликование, в двенадцатый – воззвание людей к благоволению Божию».186 Умер Адам в 930 г. в тот же день, в который согрешил, оставив после себя 33-х сыновей и 27 дочерей. Далее приведено сказание, что нечестивые потомки исполинов еще прежде потопа были наказаны огнем;187 потом говорится, что до потопа не было ни рода, ни царства, а было только течение лет, что в книге Еноха написано, что ангел Уриил показал, что такое месяц, равноденствие, и что год состоит из 52 седмиц.188 Из И. Флавия приведено сказание о Вавилонской башне.189 О Мелхиседеке, замечает Кедрин, потому говорится, что он был без отца и матери и неизвестного рода, что он род свой вел не от иудеев, и родители его, люди порочные, не перечисляются между благочестивыми, что он, управляя хананеями, царствовал во Иерусалиме. Имя Мелхиседека составилось из слов: Μελχι, что значит царь, и Σεδὲκ правда. Иерусалим прежде назывался Ιεβοῦς от обитавших в нем иевуссеев – Ἱεβουσσαίους; с переменою β в ρ слово Ιεβους переменилось в ιερου, а чрез прибавление к нему Σαλὴμ, образовалось слово ερουσαλήμ; так назван город или потому, что в нем Мелхиседек приносил жертвы Богу, или потому, что здесь было святилище Божие. Таким же образом, говорит Кедрин, составилось и имя Иордана, ибо две реки Ιρ и Δὰν, соединившись между собою, составили одну реку и дали ей такое название.190 Из Малого Бытия приведено сказание о том, как князь демонов, Мастифат,191 явился однажды к Богу и сказал: «если Авраам любит тебя, то пусть принесет Тебе в жертву сына своего»; в следствие чего и было повеление Бога Аврааму: возьми сына твоего... Авраам принес жертву на горе Сионе; там, где был жертвенник, впоследствии был воздвигнут храм. Исаак, замечает Кедрин, был образом божественной, а овен – человеческой природы великой голгофской жертвы; и самое время жертвоприношения было одинаково: как там, так и здесь были проведены три дня и три ночи.192 О начале идолопоклонства Кедрин, ссылаясь на Евсевия, высказывает такое мнение: «Серух, говорит он, и его приближенные воздвигали статуи в честь предков, которые отличились на войне или в управлении, или сделали что-нибудь достопамятное, и воздавали им божественные почести и приносили жертвы, но потомки их, не поняв их намерения, стали почитать их, как богов небесных, почестями и жертвоприношениями.193 О пророке Моисее повторены все рассказы И. Флавия и к ним присоединены еще сказания из Малого Бытия и других источников, что для состязания с Моисеем были выбраны фараоном египетские волхвы Ианний и Иамврий; что еврейские мальчики были бросаемы в реку в продолжении 10 месяцев, до тех пор, пока Моисей не был спасен из воды царицею, что сообразно с этим и Бог наказывал египтян десятью казнями в течение десяти месяцев. Эти казни были: в июне – превращение воды в кровь, в июле – жабы, в августе – скнипы, в сентябре – песии мухи, в октябре – моровая язва, в ноябре – воспаление с нарывами, в декабре – буря и град, в январе – саранча, в феврале – густая тьма, в марте – избиение первенцев египетских».194

Михаил Глика (XII в.), при составлении своей хроники от сотворения мира до 1118 г., пользовался летописными и историческими сочинениями своих предшественников, и особенно хроникой Георгия Синкелла, на которого он часто и ссылается. Рассказывая о первых людях, Глика, между прочим, говорит, что у Адама были две дочери – Азура (Αζούρα), которая родилась вместе с Каином, и Асуя (Ασόυα), которая сделалась женою Сифа;195 что божественный ангел, Уриил, приставленный к звездам, сходил к Сифу и Еноху и научил их различать времена, годы и месяцы; что Мелхиседек родился от Сида, который построил Сидон, что он на горе Сион воздвиг город Салим, царствовал в нем 13 лет и умер праведником и девственником.196 Об Аврааме Глика рассказывает, что он 14-ти лет начал исповедовать Бога, что до уверенности в бытии Его он дошел чрез наблюдение над солнцем, луной и звездами, что быв в Египте по случаю голода, он удивил всех египтян своими астрономическими знаниями.197 О происхождении идолопоклонства, подобно Кедрину, Глика замечает: «говорят, что люди сначала воздвигали столпы и статуи в честь тех, кто чем-нибудь особенно отличился, а впоследствии, когда забылось происхождение этих статуй, стали, по внушению демонов, почитать их за богов, поклоняться и приносить им жертвы». Рассказывая об Иосифе, он упоминает об апокрифе, известном под именем Молитвы Иосифа, замечая, что в этой книге отец Иосифа, Иаков представляется беседующим с ангелами, Уриилом и Рафаилом.198 О Моисее Глика приводит из И. Флавия те же самые сказания, которые, как мы заметили, помещены у Синкелла.199 Кроме того, ссылаясь на Епифания, он говорит, что Моисей был погребен ангелами и при этом упоминает о споре с ними диавола о теле Моисеевом. (6) О Соломоне Глика замечает, что «он рассуждал о драгоценных камнях – не только о том, как они происходят и получают тот или другой цвет, но и о том, какую они имеют силу и употребление. Ибо он указал, что один камень служит стражем целомудрия, другой противостоит серному пламени, иной прогоняет злых духов. И о духах он составил книгу – как они вызываются, в каких видах являются, описал их природу и свойства, как они связываются и отводятся в известные места. Поэтому он возлагал на них трудные дела, заставлял, как говорят, рубить строительные материалы и переносить на себе разные тяжести. Он исцелял болезни заклинаниями и травами».200 Говоря о царице Савской, приходившей к Соломону, он приводит рассказ о том, как эта царица, для испытания мудрости Соломона, однажды привела к нему несколько красивых мальчиков и девочек, одинаково одетых и причесанных, и просила различить, которые мальчики и которые девочки; Соломон различил их, заставив их всех умываться: мальчики умывались быстро и сильно, а девочки тихо и нежно.201 Этот рассказ, как известно, вошел и в славянские повести о царице Савской.202 Наконец, замечательно еще сказание Глики о том, что после плена Вавилонского Ездра собрал более 300 псалмов Давида, но царь Езекия многие из них отверг, как не принадлежащие Давиду, и одобрил только 150.203 Приводя это сказание, Глика ссылается на Михаила Пселла (писателя XI в.): ὡς ὁ σοφώτατος Ψελλὸς ἱστορεῖ. Заметим, что сказание о том, что псалмов прежде было известно гораздо более, чем сколько их находится ныне в Псалтири, встречается и у других писателей. В сочинении, известном под именем Ипомнистикона Иосифа (Ιωσήππου βιβλίον υπομνηστικὸν),204 сказано: «в Паралипоменон говорится, что псалмов Давидовых было 3,000; из них выбраны только 150 друзьями царя Езекии, а остальные сокрыты (ἀποκεκρύφθαι). В Паралипоменон нет подобного сказания,205 но оно есть в Синопсисе св. Афанасия, из которого и взял его буквально автор Ипомнистикона; в Синопсисе также указано на Паралипоменон.206 В славянских рукописях встречается сказание о Псалтири, како написася Давидом царем, в котором также говорится, что всех псалмов Давид написал 365.207 – Такое сказание образовалось, конечно, потому, что с именем Давида, сделавшимся типическим именем певца и составителя богодухновенных песней, действительно ходило много псалмов, составленных разными лицами, по примеру Давида и по образцу его псалмов; известно, что и в дошедшем до нас собрании псалмов многие псалмы, как показывает самое их надписание, не принадлежат Давиду и написаны разными лицами.

Кроме хроник Синкелла, Кедрина и Глики, апокрифические сказания встречаются и в других хрониках: напр. в хронике И. Малалы (от сотворения мира до смерти Юстиниана старшего), в хронике Пасхальной и в Летописях александрийского патриарха Евтихия (от начала мира до 940 г.). Из других сочинений в этом отношении весьма замечательно еще апокрифическое Слово, или Сказание Мефодия Патарского о том, что случилось от начала мира, и о том, что случится в последствии.208 Оно не принадлежит св. Мефодию Патарскому; в нем говорится о Византии и завоеваниях измаильтян, или сарацин и замечается, что святой земли доселе не могли покорить христиане да и никогда не могут покорить по развращению христианских нравов; этого не мог говорить св. Мефодий Патарский, который умер в 310 г. Предполагают, что слово написано св. Мефодием, патриархом Константинопольским, умершим в 846 г. (Истор. Учение об отцах Церкви том. I, стр. 177; том. III, стр. 303). В слове говорится о том, как возникли разные царства от начала мира, или от Адама, и сообщаются откровения, или предсказания о будущих событиях до последних времен мира, которыми считаются времена после седьмой тысячи от создания мира. В повествование о первых людях и первых временах мира внесено много апокрифических сказаний. «Адам и Ева, говорится в Слове Мефодия, когда вышли из рая, были девственниками. В 30-й год по выходе из рая они родили Каина и сестру его Калману; по прошествии еще 30-ти лет родили Авеля и сестру его Деввору. В 130-й год первой тысячи жизни Адама Каин убил брата своего Авеля; Адам и Ева плакали над ним 100 лет. В 230-й год первой тысячи родился Сиф, человек исполин (в слав. перев. щудовин), по подобию Адамову. По кончине Адама в 930 г. род Сифа отделился от рода Каинова. Род Сифа удалился на одну гору, находившуюся против рая; Каин со своими потомками поселился на поле Наид, на котором он совершил ненавистное братоубийство; сам он был убит Ламехом, который во время старости сделался слепым. После потопа в 700-й 3-й тысячи у Ноя родился сын Монитон (по латин. редакции: Ionithus, четвертый сын Ноя, по славян. рукоп. Моунит, Моунт). Он получил от Бога способность к наукам и искусствам и первый изобрел астрономию. От него научился премудрости Нимврод, который был начальником при столпотворении Вавилонском. Нимврод первый начал царствовать в Вавилоне, который был построен в 790-й год 3-й тысячи. Сыны Хама также поставили себе царя (в греч. тексте он назван Πομπιος, в лат. Pontipius, в слав. Понтип); для Монитона был построен город, названный по его имени. Таким образом Нимврод и Монитон были первыми царями на земле. С тех пор, говорит Слово, и другие народы начали поставлять себе царей. – Затем рассказывается о разных царствах – Египетском, Персидском, Греческом, Римском и Византийском. Изложение краткое и чрезвычайно сбивчивое. При рассказе о Македонском царстве и об Александре В. помещено сказание о том, как Александр заключил нечистые народы Гога и Магога и друг. в северных горах. Этих народов он встретил в солнечной стране; они жили как дикие звери, ели все нечистое, гнусное и скверное, комаров, мышей, кошек и змей; мертвых не хоронили, но ели их трупы. Видя все это, Александр убоялся, чтобы они как-нибудь не дошли до святой земли и не осквернили её разными сквернами. Помолившись Богу, он погнал их к северным горам. Бог повелел соединиться двум горам; горы сошлись и заключили в себе нечистые народы; между горами осталось пространство только на 12 локтей; его заперли железными воротами и замазали эти ворота асинхитом (ασύγχυτος в лат. Assurim, в слав. асигнитом, сунклитом), чтобы нельзя было их ни железом рассечь, ни огнем расплавить; ибо таково свойство асинхита, что его ни железо не рассекает, ни огонь не сжигает. В последние дни, при кончине мира, Гог и Магог и все нечистые народы выйдут из этого заключения. Знамением наступления последних времен считаются завоевания по всей земле измаильтян и страшные опустошения и бедствия, которые они произведут. Потом описывается явление антихриста, сошествие на землю Еноха и Илии, которые обличат антихриста, но сами будут умерщвлены от него. Наконец явится знамение Сына человеческого, который придет на облацех небесных, со славою многою, и тогда настанет последний суд. Приведенные сказания апокрифические Слово Мефодия, разумеется, заимствовало из разных апокрифических источников; но и само оно в свою очередь служило источником подобных сказаний. Μ. Глика напр., приводя сказание о убиении Каина Ламехом, ссылается на Мефодия Патарского. Но особенную известность Слово Мефодия получило у нас в России с первых времен русской письменности. Уже пр. Нестор приводит из него рассказ о нечистых народах, заключенных в горах Александром Македонским. В старых рукописях оно встречается весьма часто; оно усердно переписывалось и при этом распространялось иногда разными апокрифическими вставками, заимствованными из разных книг.209 То обстоятельство, что в Слове говорится о кончине мира и об антихристе, сообщило ему особенную важность в глазах раскольников, которые, как известно, свидетельствами из Слова Мефодия Патарского доказывают свое учение об антихристе.

4) Апокрифические сказания, образовавшиеся в христианские времена

При переходе в христианские книги иудейские сказания приобретали новые черты и подробности и получали другой уже христианский колорит. Адам, по сказанию Георгия Синкелла, совершая покаяние, получил откровение о Божественном воплощении; Сиф был восхищен на небо и также узнал от ангелов о будущем пришествии Спасителя. Имя Адама Αδαμ, по греческим христианским сказаниям, составлено из первых букв четырех стран света: Ἀνατολὴ (восток) Δύσις (запад), Ἄρκτος (север), Μεσημβρία (полдень, юг).210 Этим указывается на четырех евангелистов: как от Адама происходит каждый человек, так чрез четырех Евангелистов каждый приходит к вере.211 В раю Адам пробыл от 6-го часа до 9-го т. е. столько же, сколько продолжались страдания Спасителя на кресте. О Сифе, мы видели, в иудейских книгах говорится, что ему было открыто искусство письма; в христианских сказаниях к этому присоединяется, что прежде всего Сифу сообщены были десять слов: Искони бе Слово, Слово бе у Бога, Бог бе Слово.212 Иудейские писатели сопоставляли библейские сказание с преданиями и сказаниями языческих народов; христианские писатели сопоставляют их с событиями христианской церкви. Сказав, что первым днем мира был первый день еврейского месяца нисана, Кедрин замечает, что в этот же день последовало благовещение Пресвятой Деве, в этот день было воскресение Спасителя из мертвых и в этот день имеет быть второе пришествие Его на землю. Место субботы, которая у евреев имела великое значение, в христианской Церкви занял день воскресный или недельный; к этому дню стали приурочивать разные ветхозаветные события: в неделю ковчег Ноя остановился на горах Араратских, в неделю Бог явился Аврааму под дубом Маврийским, в этот день евреи перешли чрез Чермное море; в этот день в первый раз начала падать с неба манна в пустыне. – Такое направление – сближать и сопоставлять ветхозаветные события с новозаветными, естественно, возникло из основного пункта новозаветного учения, что Ветхий Завет был образом Нового Завета, что многие лица и события ветхозаветные были прообразами и знамениями лиц и событий новозаветных. На медного змия в пустыне сам Иисус Христос указал, как на прообраз своего вознесения на крест (Ин. 3:14; Чис. 21:8–9); пребывание пророка Ионы во чреве китове, по указанию Его, было знамением трехдневного пребывания Сына человеческого в сердце земли (Мф. 12:38–40); манна в пустыне была знамением хлеба жизни – Иисуса Христа (Ин. 6:30–35); ветхозаветный обрядовый закон ап. Павел называет тенью будущих благ (Евр. 8:5; 10:1; Кол. 2:17); указывая евреям на чудесный переход чрез Чермное море и чудеса, бывшие в пустыне, он замечает, что все сие происходило с ними, как образы (1Кор. 10:6, 11). Этот преобразовательный характер Ветхого Завета, указанный Самим Спасителем и апостолами, сделался руководительною нитью для всех отцов и учителей Церкви, при объяснении ветхозаветных писаний. Novum Testamentum, говорит блаж. Августин, in Vetere latet, Vetus in Novo patet. Были и особые обстоятельства, которые заставляли церковных учителей останавливаться на этом пункте христианского учения. Во 2-м веке, как известно, Маркион и его последователи начали отрицать связь Нового Завета с Ветхим; против них восстал св. Ириней и стараясь показать преобразовательное значение Ветхого Завета, сопоставил с ним все главные события Евангельской истории и Новозаветной церкви.213 Но сопоставляя ветхозаветные события с новозаветными, Отцы Церкви большею частью держались указаний самого Писания, простые же люди знали только одну общую мысль о прообразовательном характере Ветхого Завета и почти в каждом событии, даже в каждой черте и малейшей подробности событий старались открыть прообразовательный смысл. Отсюда, естественно, должно было возникнуть много новых апокрифических сказаний особенно в эпоху борьбы христианства с язычеством и иудейством, когда не одни предстоятели церкви, но и все благочестивые христиане считали своею обязанностью защищать, по мере своих сил, Евангельское учение. Прямым путем и лучшим средством к достижению этой цели, было, разумеется, указание на то, что Евангельские события были предсказаны в Ветхом Завете. К концу 1-го или началу 2-го века относится знаменитый апокриф – Заветы 12-ти патриархов, составленный с этою целью. В уста 12-ти патриархов вложены здесь такие ясные указания на Иисуса Христа и Его Церковь, каких нет в подлинных пророчествах древних пророков: патриархи пророчествуют о будущей судьбе своих потомков как историки, рассказывающие о совершившихся событиях. С другой стороны, и некоторые отцы и учителя церкви, желая как можно нагляднее и осязательнее изобразить тесную связь ветхого завета с новым, прибегали иногда в своих сочинениях к ораторским приемам и представляли эту связь в оживленных ораторских картинах сближения или сопоставления всего учения новозаветного с ветхозаветным. В этом отношении особенно замечательны сочинения св. Ефрема Сирина. В известных песнопениях на Рождество Христово он почти все главные ветхозаветные события группирует в одну превосходную картину, средоточием которой служит Рождение Спасителя. «Из сокровищницы твоей, Господи, говорит он, из сокровищницы писаний Твоих изнеси имена древних праведников, которые чаяли видеть пришествие Твое! Вместо Авеля родившийся сын в умерщвленном Адамовом сыне видел образ Того, Кто смертью своею приведет в оцепенение зависть, введенную в мир Каином. Ной видел, что святые Божии сыны стали вдруг сластолюбцами, и ожидал святого Сына, который освятит блудодействующих. Два брата, прикрывшие Ноя, провидели Единородного Сына Божия, который придет и прикроет наготу упоенного гордостью Адама... Чаял Его Мелхиседек; храня служение свое, устремлял он взор, желая узреть Того Первосвященника, Который иссопом своим убелит всю тварь... Чаял Его Аарон, провидя, что если жезл пожрал змиев, то крест пожрет змия, поглотившего Адама и Еву. Моисей, взирая на водруженного змия, который исцелял от угрызения змиев, чаял видеть Того, кто уврачует язву, нанесенную древним змием... Соглядатай Халев, нося на жерди виноградный грозд (Чис. 13:24), чаял видеть тот грозд, который вином возвеселит всю тварь... Его чаял Иисус Навин, представляя себе силу имени Его, и представляя, что если столько возвеличен тем, что носит имя Его, то сколько более возвеличится рождением Его?... Столп, созидаемый многими, давал видеть тайну Единого, который низойдет и созиждет на земле столп, возводящий на небеса... Фалек, во дни которого разделилась земля на 70 языков (Быт. 10:25) чаял Того, Кто по числу языков разделит землю апостолам своим... Вожделевал Его Енох; и поелику не видел на земле Сына, усугубил веру и праведность, чтобы взойти и увидеть Его на небеси... Духом ощущал Авраам, что далеко еще рождение Сына и вместо Сына желал видеть день Его» (Ин. 8:56) и проч.214 Такие же ораторские картины сопоставления ветхозаветных событий с новозаветными находятся в сочинениях св. Ефрема: Адам и Ева; Адам и Енох; Мария и Ева.215 Так же в Слове об Аврааме и Исааке, проводя параллель между принесением Исаака в жертву и крестною смертью Спасителя, св. Ефрем замечает: «Авраам возложил на сына полена дров, потому что и Спаситель нес крест. Исаак нес дрова и восходил на гору, чтобы там быть закланным... и Спаситель, неся крест, шел на лобное место, чтобы там, подобно агнцу, быть закланным за нас. Созерцая мысленно нож, представляй себе копье; представляя жертвенник, имей в мыслях лобное место; видя древо, представляй крест; взирая на огонь, помышляй о любви. Воззри на овча, держимое двумя рогами в саде, называемом Савек (Быт. 22:13); воззри и на Христа, Божия агнца, двумя руками держимого на кресте».216 Патриарх Иосиф, по словам Ефрема, с юного возраста изображал собою два пришествия Христова, первое бывшее от Девы Марии, и второе, которым все будет приведено в трепет. «Как Господь из Отчего недра послан к нам спасти всех; так и отрок Иосиф с отеческого Иаковлева ложа послан был к братьям своим... Иосифовы братья, вкушая вместе пищу, предали брата, заклав его в своем произволении; таким же точно образом и мерзкие иудеи, вкушая Пасху, заклали Спасителя. Пришествие Иосифа в Египет означает сошествие Спасителя, на землю... Иосиф в темнице провел двухлетнее время, живя там в великой безопасности; и Господь наш пребывал во аде как сильный, не потерпев истления.217 В духовном также и преобразовательном смысле св. Ефрем объясняет и сказание Моисея о рае и пребывании в нем Адама и Евы в своих словах о рае.218 Нет сомнения, что такие картины сближения ветхозаветных событий с новозаветными своею образностью всегда сильно действовали на воображение читателей и слушателей и могли подавать повод к составлению разных сказаний. В этом случае ораторское распространение или украшение события теми или другими подробностями принималось в буквальном смысле; слова или речи, которые вложены в уста священных лиц, почитались за действительно сказанные этими лицами, и вся ораторская картина превращалась в настоящее событие. К 5-му или к 6-му веку относится апокрифическая книга Адама, в которой изображается борьба Адама и Евы с диаволом и то, как Бог, давши Адаму обетование спасти его, исполняет это обетование. Многие картины, в которых представлено здесь первобытное состояние людей и изменение их после изгнания из рая, чрезвычайно напоминают те мысли и образы, какие встречаются в сочинениях св. Ефрема; только то, что у Ефрема изложено в ораторской или поэтической форме, в книге Адама излагается как прямой исторический рассказ. Св. Ефрем и при объяснении повествования Моисея не редко обращался к одушевлению или олицетворению событий. Наречение имен животным и превосходство над ними Адама он представляет в следующей картине: «они (животные) собрались к человеку, как к исполненному любви пастырю, без страха, по родам и видам, проходили пред ним стадами, и его не боясь, и не трепеща друг друга. Впереди шло стадо животных вредоносных; за ним без страха следовали ряды животных безвредных. Так Адам приял власть над землею и сделался владыкою всего в тот же день, в который приял благословение... Как израильтяне не могли без покрывала взирать на лицо Моисея, так и животные не могли взирать на светлый зрак Адамов; потупив очи, проходили они пред ним, когда нарекал им имена, потому что очи их не в состоянии были взирать на славу его».219 В подобной же картине представлено собрание животных в ковчег, пред потопом: «в сей же день (т. е. за семь дней до потопа) начали приходить с востока слоны, с юга обезьяны и павлины, другие же животные собирались с запада, иные же спешили идти с севера... Современники Ноевы стеклись на такое новое зрелище, но не для покаяния, а чтобы насладиться, видя, как пред глазами их входят в ковчег львы, в след их без страха спешат волы, ища с ними убежища, вместе входят волки и овцы, ястребы и воробьи, орлы и голуби».220 Умерщвление детей еврейских сопоставляется в одной картине с избиением первенцев египетских: «Видя, что река загнила от младенческих тел, радовался фараон; примечая же, что евреи как бы точат весь Египет, сильно беспокоился. Так повеление царя не отменялось, но с исполнением оного не исполнялось его желание; и на берегах реки, подобно саранче, лежало множество младенческих тел, и к мучению царя, улицы в Египте оглашались голосами младенцев».221 Когда фараон не согласился отпустить евреев, Моисей удари воду речную, и воды, которые осквернил прежний фараон, кровью потопленных младенцев, преложились в кровь, и рыбы, которые прежде кормились телами младенцев, изомроша».222 О смерти первенцев египетских говорится: «как река наполнялась первенцами еврейскими, так гробы египетские наполнились первенцами египетскими».223 Особенно красноречиво написано и полно драматических картин Слово св. Ефрема об Иосифе прекрасном.224 Библейский рассказ распространен в нем обширными речами, которые вложены в уста патриарха Иакова, Иосифа и братьев его, и разными украшениями и подробностями апокрифического характера, которые встречаются в Заветах 12-ти патриархов и других сказаниях об Иосифе. Между прочим здесь помещен тот рассказ о плаче Иосифа на гробе матери Рахили, который мы встретили в иудейских сказаниях и который послужил основою для наших духовных стихов. «Купившие Иосифа купцы, сказано в Слове Ефрема, зашли по дороге на место ипподрома, где гроб Рахили; ибо там умерла Рахиль на пути ипподрома, когда Иаков возвращался из Месопотамии (Быт. 35:19). Как скоро увидел Иосиф гроб матери своей Рахили, притекши упал на верх гробницы и возвысил голос свой, возрыдал в слезах и в горести души своей вопиял, говоря так: Рахиль, Рахиль матерь моя, восстань из персти и посмотри на Иосифа, которого любила ты, что с ним случилось». Потом следует самый плачь Иосифа, который излагается и в наших духовных стихах об Иосифе.225

Мысль о прообразовательном значении Ветхого Завета особенно любили проводить составители церковных песнопений, в которых мы постоянно встречаем сопоставления новозаветных событий с ветхозаветными. Известно, что из таких сопоставлений и сближений состоят почти все церковные службы в праздники Спасителя и Богоматери. Но сближая ветхозаветные события с новозаветными, писатели вносили иногда в церковные песни и некоторые апокрифические предания. Таково напр. предание, что крест Спасителя был сделан из трех дерев: певга, кедра и кипариса, предание, образовавшееся на основании известного места в 60-й главе (стих. 13) пророка Исаии: и слава Ливанова к тебе приидет кипарисом, и певгом, и кедром вкупе прославити место святое мое, и место ног моих прославлю. В тропаре по 7-й песни в среду 4-й недели великого поста говорится: «Яко кипарис милосердие, яко кедр же веру благовонную, яко певг истинную любовь приносяще, Господню кресту поклонимся»... В тропаре по 5-й песни той же 4-й недели: «На певге, и кедре и кипарисе распныйся, Сыне Божий, освяти вся ны, и живоносную твою страсть сподоби видети». Но, как с одной стороны в церковные песни входили апокрифические предания, так с другой стороны ораторские и поэтические картины в этих песнопениях, будучи принимаемы за действительные события, могли подавать повод к апокрифическим сказаниям. В сыропустную неделю воспоминается изгнание Адама из рая. Вот в каких картинах изображается в тропарях и других церковных песнях состояние Адама, скорбящего о потере рая. Стих на литии: «Солнце лучи скры, луна со звездами в кровь преложися, горы ужасошася, холми вострепеташа, егда рай заключися. Исходя Адам руками бия в лице, глаголаше: милостиво, помилуй мя падшаго». На стиховне: «изгнан бысть Адам из рая снедию, тем же и седя прямо сего рыдаше стеня, умилительным гласом, и глаголаше: оувы мне, что пострадах окаянный аз: едину заповедь преступих Владычню, и благих всяческих лишихся. Раю святейший, мене ради насажденный быв, и Евы ради затворенный моли тебе сотворшаго, и меня создавшаго, яко да твоих цветов исполнюся. Тем же и к нему Спас: моему созданию не хощу погибнути, но хощу сему спастися, и в познание истины приити, яко грядущаго ко мне не изгоняю вон». Тропари по 4-й песни: «Мене рыдайте, ангельстии чинове, рая доброты и садов тамошнее благолепие, прельстившагося злополучно и Бога отвергшагося». – «Луже блаженный, садове Богосажденнии, рая красота, ныне о мне слезы проливайте от листов, якоже от очию, обнаженнем и оустраншемся славы Божия». Икос по 6-й песни: «Видев Адам ангела изринувша и затворивша божественнаго сада дверь, воздохнув вельми, и глагола: милостиве, помилуй мя падшаго». – «Споболи раю тяжателю обнищавшему и шумом твоих листвий умоли содетеля, да не затворит тя: милостиве, помилуй мя падшаго». Нет сомнения, что под влиянием этих песней составились те изображения сетования падшего Адама, какие мы находим в славянских апокрифах об Адаме и Еве и в известном духовном стихе: Плачь Адама;226 в них буквально повторены некоторые выражения из этих песней. Поэтические картины и образные выражения принимались за действительные события. Известно, что второю из приведенных песней о рае (на стиховне) и некоторыми другими церковными песнями, св. Василий, архиепископ новгородский (1331–1352) доказывал существование земного рая в своем послании к тверскому епископу Феодору.

Праотец Адам и Мелхиседек представлены в Новом Завете с особенною ясностью как образы будущего. Адам несколько раз противополагается Иисусу Христу и вообще представляется образом будущего (Рим. 5:14, 17–19; 1Кор. 15:45, 47–49). Мелхиседек, царь Салимский и священник Бога Вышнего, был прообразом первосвященника Иисуса Христа (Евр. 5:5–6, 9–10; 7:1–3, 14–17). Эти лица естественно должны были обратить на себя особенное внимание и сделаться предметом разных сказаний. Из мысли, что осуждение и смерть, постигшие Адама вследствие вкушения от древа, были упразднены смертью Спасителя на древе крестном, образовалась мысль, что и место, на котором умер Спаситель, или Голгофа, было то самое, на котором было погребено тело Адама, что и древо, на котором был распят Спаситель, было то самое, чрез вкушение которого пал Адам. Отсюда возник целый цикл сказаний о том, каким образом тело Адама могло появиться на Голгофе, как древо преслушания было перенесено в Иерусалим и сохранилось до пришествия Спасителя. К этому циклу относятся сказания о пещере сокровищ, в которой были похоронены Адам и его потомки, о перенесении тела Адамова на место Голгофы, о главе Адамовой и трех деревах, которые выросли из главы и из которых впоследствии сделаны были кресты Спасителя и распятых с ним разбойников. Все эти сказания, как мы увидим, вошли частью в Эфиопскую книгу об Адаме, частью в другие апокрифы, и вообще имели несколько редакций. На предание, что тело Адама было погребено на Голгофе, указывает еще Тертуллиан во второй книге против Маркиона. Говоря о смерти Спасителя на Голгофе, он замечает: «Здесь средина земли, здесь знамение победы. Отцы научили (предали), что здесь была найдена великая кость, что здесь был погребен первый человек. Здесь страдает Христос, и земля орошается святою кровию, чтобы прах древнего Адама, смешавшись с кровию Христа, мог очиститься силою каплющей воды».227 Св. Василий В. († 379 г.), объясняя 5-ю главу пророка Исаии, говорит: «Есть сказание, сохранившееся в церкви по неписанной памяти, будто бы Иудея первым обитателем имела Адама, который, по изгнании из рая, поселен был в сей стране для утешения в своих потерях. Потому она первая приняла и мертвого человека, когда над Адамом исполнилось осуждение. Жившим тогда показалось новым это зрелище – головная кость, на которой распалась плоть; и они, положив череп на том месте, назвали его лобным местом. Вероятно и Ною не был неизвестен гроб началовождя всех человеков, и потому после потопа предан был им этот слух. Почему Господь, изыскав начатки смерти человеческой, приял страдание на так называемом лобном месте, чтобы там же, где тление людей получило начало, началась жизнь царствия, и чтобы смерть, как стала сильною в Адаме, так обессилела в смерти Христовой».228 Подобным образом, и св. Златоуст (337–407 г.), в 85-й беседе на Евангелие Иоанна, объясняя слова: и изыде на лобное место (Ин. 19:17), замечает, «Некоторые говорят, что здесь умер и погребен Адам и что Иисус водрузил знамение победы на том самом месте, где царствовала смерть».229 – Когда и где образовалось это сказание, определить трудно. Св. Епифаний (402 г.), помещая это сказание в своем Панарии, замечает, что он нашел его в книгах, и представляет его известным и совершенно достоверным. «Для знающего, говорит он, достойно удивления, что Господь наш Иисус Христос распят на Голгофе т. е., как мы нашли в книгах, не на ином каком либо месте, но там, где лежало тело Адамово. Ибо по выходе из рая, много времени прожив прямо рая, и здесь проведя много дней, Адам напоследок пришел на это место т. е. на место Иерусалима, окончил жизнь и здесь погребен на месте Голгофы. Посему, вероятно, это место и получило сие наименование, еже есть сказаемо лобное место (Мк. 15:22). Вид этого места не представляет никакого сходства с таким наименованием. Оно лежит не на какой-либо вершине и не в этом смысле называется лобным, подобно тому, как и в теле головою называется такое же место. Оно и не сторожевая высота, ибо и расположено не высоко сравнительно с другими местами... Откуда же наименование места лобным? Потому что там находился череп первозданного человека и там положены его останки; и место прозвано лобным. Распавшись на нем, Господь наш, Иисус Христос истекшею из прободенного его ребра кровию загадочно указал на спасение наше, начав окроплять самое начало смешения т. е. останки праотца, чтобы и нам указать на окропление кровию его во очищение вашей скверны и кающейся души и на совершенное в образец растворения и очищения нечистоты наших согрешений, излияние воды на положенного и погребенного в том месте, в общую его, и нас, родившихся от него, надежду».230 Между сомнительными сочинениями св. Афанасия Александрийского есть слово о страдании и кресте Господа, в котором предание о погребении Адама на Голгофе приписывается евреям: «Не в другом каком-либо месте страдает и предается распятию, сказано здесь об Иисусе Христе, а на месте Голгофы, которую еврейские учители называют гробницею Адама, утверждая, что он после осуждения был погребен здесь".231 Наконец, сказание о погребении Адама в Иерусалиме, на месте Голгофы, мы встречаем и в славянских апокрифических сказаниях об Адаме. Так в Синодальной Палее 1477 г. есть статья ω съдеании святыа Троица, в которой, между прочим, сказано: «и жит Адам в острове Афулии лет ѧ҃ (должно быть ц҃ т. е. 900) и л҃ (30) и умре и взяша же тело его ангели Божии и погребоша и посреди земля в Иерусалиме, идеже распяша Господа, еже ся нарицает лобное место. евреискы Голгофа».232 – По другим сказаниям, тело Адама было перенесено в Иерусалим уже после потопа, а сначала оно было погребено недалеко от рая, в Пещере сокровищ, которая так называлась потому, что в ней хранились сокровища, данные Адаму из рая, злато, ливан и смирна, которые впоследствии были принесены в дар Спасителю персидскими волхвами. Эта пещера была местом погребения всех патриархов до потопа. В летописи Александрийского патриарха Евтихия (ум. в 940 г.), помещено следующее сказание, заимствованное Евтихием, вероятно, из Эфиопской книги Адама, где оно изложено, как мы увидим ниже, с разными подробностями. «Приближаясь к смерти, Адам призвал к себе Сифа и Еноха, сына Сифова, Каинана, сына Енохова, внука Сифова, Малалеила, сына Каинанова, и сказал: сей да будет завет всем детям вашим: когда я умру, покройте тело мое миррою, ладаном и кассией и положите меня в тайной пещере. Пусть потомки ваши, когда выйдут из пределов рая, возьмут тело мое с собою и положат в средине земли; ибо отсюда потом произойдет спасение мое и всех моих потомков».233 По этому завещанию тело Адама хранилось в пещере, вместе с телами других патриархов, а самое завещание его передавалось от отца к детям. Пред началом потопа тело Адама вместе с сокровищами пещеры перенесено было в ковчег Ноем и его детьми. «Они вошли в пещеру праотцов, сказано у того же Евтихия, и облобызали тела их. Ной взял тело Адама, Сим нес золото, Хам – мирру, Иафет – ладан. Вышедши из пещеры и удаляясь от святой горы, они обратились к раю и с плачем говорили: прощай святой рай! при этом они целовали камни, обнимали деревья. Бог повелел Ною сделать било из индийского дерева платана (явора), в три локтя длины, и полтора локтя ширины, из того же дерева молоток, и ежедневно ударять в било утром, чтобы собирались работники на работу, потом в полдень во время обеда и наконец вечером, когда нужно было расходиться домой».234 После потопа тело Адама оставалось в ковчеге до смерти Ноя, который, умирая, дал, по сказанию Евтихия, такое завещание сыну своему Симу: «Возьми тело Адама тайно из ковчега, возьми в дорогу хлеба и вина, пригласи Мелхиседека, сына Фалекова, и вместе отправьтесь туда, куда укажет вам Ангел Божий. Мелхиседеку прикажи, чтобы он поселился здесь и не имел жены, но всю жизнь проводил в благочестии, потому что Бог избрал его на служение, чтобы он не строил себе дома, не проливал в этом месте крови ни зверя, ни птицы, ни другого животного, не приносил Господу никакой другой жертвы, кроме хлеба и вина, чтобы одежду носил из кож львиных; не стриг волос, не обрезывал ногтей, чтобы пребывал один, потому что он священник Бога всевышнего. Вам будет предшествовать ангел Господень, пока достигнете места, где должны похоронить тело Адама. Да будет тебе известно, что это место есть средина земли».235 Здесь Мелхиседек встретил Авраама и благословил его.

Другой отдел составляют сказания о путешествии Сифа в земной рай пред смертью Адама, о главе Адамовой и о древе крестном. Основой этих сказаний послужило одно сказание в апокрифическом Евангелии Никодима. Во 2-й части этого Евангелия (глав. XIX),236 после рассказа о том, как Иоанн Предтеча, пришедши в ад после своей смерти, проповедовал находившимся здесь патриархам и пророкам о пришествии Спасителя на землю, говорится: «Когда таким образом проповедовал Иоанн во аде, услышал Адам первозданный и праотец и сказал сыну своему Сифу: я хочу, сын мой, чтобы ты рассказал праотцам и пророкам, куда я посылал тебя, когда впал в болезнь смертную. Сиф сказал: послушайте, патриархи и пророки: отец мой Адам первозданный, приближаясь к смерти, послал меня ко вратам рая принести молитву Богу, чтобы Он позволил мне чрез ангела пройти к древу милосердия, взять от него елея и помазать им своего отца для исцеления его от болезни. После моей молитвы пришел ангел Господень и сказал: чего ты, Сиф, просишь? просишь ли ты, ради болезни своего отца, елея, исцеляющего больных, или древа, источающего этот елей? Ныне нельзя его получить. Возвратись и скажи своему отцу, что когда исполнится 5,500 лет от создания мира, придет на землю имеющий воплотиться Единородный Сын Божий, Который и помажет его таким елеем, и он восстанет; водою и Духом святым он омоет его и потомков его, и тогда исцелится он от всякой болезни; а теперь это не возможно».237 Таким образом, вместо желаемого елея от древа милосердия, ангел дал Сифу обетование об искуплении Адама и всех его потомков; но народная фантазия не удовлетворилась таким кратким рассказом, а присоединила к нему подробности о том, в каком виде было дано обетование, и прибавила, что ангел дал Сифу три зерна от древа жизни (по другим, ветвь от древа преслушания) и велел положить их в рот Адаму, когда он умрет. Из этих трех зерен выросли три дерева, из коих был сделан крест Спасителя. Вот в каком украшенном виде мы встречаем это сказание о путешествии Сифа в рай в сочинении: Жизнь Господа нашего Иисуса Христа, которое было весьма распространено в средние века на Западе. «По наставлению отца своего Адама, Сиф пошел по восточной долине и нашел путь, указанный ему отцом: этот путь привел его к земному раю. Увидев огненный пламень, он приблизился к вратам рая. Херувим спросил его, что ему нужно. Отец мой Адам, сказал Сиф, послал меня просить елея милосердия, которого Бог обещал ему, когда изгнал из земного рая. Херувим провел Сифа по всему раю, показал ему древо жизни, которое находилось посреди рая, и четыре реки, выходящие с четырех сторон... Древо жизни было так велико, что касалось неба, и на вершине его Сиф увидел маленькое дитя; когда же посмотрел вниз между кореньями этого дерева, то увидел внутренность земли до глубины ада и увидел здесь душу брата своего Авеля, которая находилась в Лимбе. Херувим объяснил, что дитя на верху дерева есть Иисус Христос, который придет принять плоть человеческую от Девы Марии, претерпит страдания и смерть на крестном древе, чтобы спасти род человеческий: это и есть елей милосердия, которого обещал Бог Адаму, при изгнании его из рая. Херувим дал Сифу три зерна от древа жизни... Спустя три дня, сказал он ему, когда ты возвратишься к отцу, он умрет; при погребении положи ему в уста эти три зерна; ибо он чрез уста согрешил и чрез уста должен быть искуплен... Из этих трех зерен вырастут три дерева, которые принесут плод жизни; это значит, что Иисус Христос умрет на крестном древе, чтобы искупить род человеческий... Спустя три дня, по возвращении Сифа из рая, Адам умер, Сиф похоронил его в долине Эброн и положил в уста его три зерна, данные ангелом. Из этих зерен выросли три прекрасных дерева; каждое дерево имело особый род кедра, кипариса и пальмы. Из них был сделан крест Спасителя».238 – В славянских апокрифах сказание о путешествии Сифа в рай встречается с другими подробностями, показывающими другую обработку легенды. По славянским апокрифам,239 Сифу, когда он ходил в рай за елеем милосердия для больного Адама, ангел дал ветвь от древа познания добра и зла. Когда принесли ветвь к Адаму, он тотчас узнал древо, от вкушения коего пал, сделал из ветви венец и возложил его на голову. В этом венце и похоронили Адама, и из этого венца, бывшего на главе Адама, выросло древо, которое разделилось на три части. А райское древо, от ветви коего произошло это древо, выросло в раю от тех семян, которые бросил посреди рая Сатанаил в то время, когда Бог насаждал рай. Когда Бог заметил это древо, сказал Сатанаилу: ту буду аз и тело мое и будет тебе на прогнание. Выросло это древо на три части: одна часть означала Адама, другая Еву, а третья посреди – Самого Господа. Когда Адам и Ева согрешили, Адамова часть древа упала в реку Тигр, которая вынесла её из рая, а Евина часть оставалась в раю до потопа, во время которого она принесена была к одной морской реке. Господня же часть древа была отдана Адаму (ветвь древа), который из неё сделал себе венец. Из этих трех дерев, происшедших от одного дерева, сделаны были три креста – крест Спасителя из древа, выросшего из главы Адамовой, крест верного разбойника – из Адамовой части райского древа, и крест разбойника неверного – из Евиной части. Как все эти три дерева появились в Иерусалиме, это объясняется следующим образом. Адамова часть райского древа, вынесенная из рая рекою Тигром, остановилась на песке. Однажды, когда Сиф захотел помянуть своего отца, Адама, ангел указал ему на это дерево и велел ему разложить огонь при реке Ниле (?). Разложенный здесь огонь остался неугасим; лютые звери стали стеречь его. Когда Лот пришел к Аврааму и рассказал ему о своем грехе, Авраам велел ему принести огня, горевшего при реке, думая, что он там погибнет. Но Лот, воспользовавшись сном зверей, хранивших огонь, принес из него три головни. Почудился Авраам и велел Лоту посадить эти головни на одной горе и поливать их до тех пор, пока они не начнут расти; это будет знаком, что Бог простил его. Головни начали расти, и выросло из них прекрасное дерево. Часть райского древа, унесенная потопом, остановилась при одной морской реке; когда Моисей, странствуя с евреями в пустыне, нигде не находил другой воды, кроме горькой, ангел указал ему на это древо. Моисей посадил его в реке крестообразно, и вода усладилась от дерева, которое само разрослось в прекрасное дерево. Когда Соломон строил храм в Иерусалиме, эти три дерева были привезены в Иерусалим. Древо, выросшее из головы Адамовой, было вырвано и привезено с корнем, в котором находилась голова Адамова. Сначала её не заметили в корне, который отрубили от дерева и оставили без внимания; но однажды, во время охоты Соломона, один из его отроков, отстав от свиты, попал в пещеру и заметил, что она состоит не из камня, а из кости. Соломон приказал очистить кость от земли и кореньев и узнал, что это голова Адамова. Её принесли в Иерусалим. Соломон приказал засыпать её камнями, из коих образовалась Голгофа. Когда иудеи предали Иисуса Христа на распятие с двумя разбойниками, Пилат велел сделать три креста из тех трех дерев. Крест Спасителя был водружен в том месте, где находилась голова Адамова; во время распятия Спасителя, кровью из ран его и водою из прободенного ребра крестился Адам (т. е. голова его, находившаяся под крестом) и освободился от клятвы». В этом сказании о древе крестном замечательны преимущественно две подробности. Первая подробность о Сатанаиле, который в то время, как Бог насаждал рай, также бросал свои семена, из коих, между прочим, выросло и древо познания добра и зла, указывает на то, что сказание составилось в Болгарии, под влиянием ереси богомилов, которые, подобно древним манихеям, в творении мира допускали два начала – доброе и злое. Мы увидим, что в индексе ложных книг оно и приписывается болгарскому попу, Иеремии. Другая подробность или рассказ о трех головнях Лота в славянских рукописях встречается и отдельно от целого сказания о древе крестном и приписывается Севериану, епископу Гавальскому († 415 г.). Так напр. в одной рукописи Синодальной библиотеки он помещен под следующим заглавием: Севирьяна епископа (Г)авальскаго. о древе спасеннаго креста, где обретеся и како бьсть.240 В сборнике Комбефиза,241 между сочинениями Златоуста, действительно, напечатано слово о кресте Севериана Гавальского: in pretiosam et vivificam crucem; но в этом слове нет сказания о трех головнях Лота, да и вообще ничего не говорится о происхождении крестного древа. Писатель сказания о древе крестном ссылается на послание какого-то еврея, где притом сказано было, что древо это, до употребления на крест Спасителя, стояло в храме Соломоновом и было украшено 30-ю венцами серебряными, из которых один был отдан Иуде предателю. Вероятно, это сказание иудейского или византийского происхождения. Тоже самое сказание Фабриций нашел в одном списке хроники Μ. Глики и поместил в своем сборнике апокрифов в следующем виде. «Когда Авраам узнал о падении Лота с дочерями, то глубоко пораженный этим падением, он послал Лота к реке Нилу, как будто для того, чтобы он принес оттуда три сучка дерева, а на самом деле для того, чтобы он был пожран зверями, которые стерегли дерево, и таким образом своею смертью заплатил за свой грех. Но, по усмотрению Божию, Лот быстро сходил и принес три сучка от кипариса, кедра и певга. Удивился Авраам, когда увидел Лота спасшимся от зверей и воздал славу Богу. Оба они взошли на гору, где Авраам посадил сучья, расположив их таким образом, что они составили форму треугольника. Он велел Лоту каждый день ходить за водой на Иордан и поливать их, а гора отстояла от Иордана на 24 мили. Чрез три месяца сухие сучья начали расти. Когда Лот сказал об этом Аврааму, они пошли смотреть и нашли, что три сучка срослись в одно дерево. Увидев, что произошло с сухими деревьями, Авраам поклонился Господу и сказал: это древо послужит орудием упразднения греха (μαρτίας ὀπόφασις); Авраам понял, что грех Лота прощен. Дерево сохранялось до царствования Соломона; когда строился Храм Соломона, вместе с другими деревьями, было срублено и это дерево, но по распоряжению Божию, не было употреблено на постройку, а сохранялось в Храме. А когда Христос Бог наш благоволил пострадать, то на этом древе был распят иудеями».242

Изложенные сказания о главе Адамовой и о крестном древе ходили на востоке и в устных преданиях. В XII в. наш игумен Даниил слышал в Иерусалиме предание о главе Адамовой и внес его в свое путешествие. «И ту, говорит он, описывая место распятия Спасителя, был водружен крест Христов. Исподи же под тем камнем лежит глава Адама перваго. В распятие Господне, егда на кресте Господь наш Иисус Христос предасть Дух свой, тогда раздрася церковная катапетазма, и камении распадеся, тогда же той камень проседеся над главою Адамовою, и тою разселиною сниде и вода из ребр Иисус Христовых на главу Адамлю, и омы грехи рода человеча. Есть бо разселина та на камени том знать и до сего дня».243 Наконец эти предания вошли, в церковную живопись и народную поэзию. В миниатюре одной Палеи XV в, изображено, как Адам, в немощи лежа на одре, посылает Сифа ко вратам рая, за ветвью райского древа.244 В одном иконописном подлиннике, при описании изображения символа веры в лицах, при словах: Распятого за ны, сказано: «Распятие Господне. А по сторонам снятие со креста и положение во гроб. Внизу же у креста город, а под крестом Адамова голова".245 В известном Стихе о Голубиной книге говорится, что Голубиная книга упала с неба:

«Но стороны святаго града Иерусалима.

У дуба Маврийскаго,

У чудного креста Леванитова (Ливанитова),

У святой главы Адамовой,

На тую гору Фаворскую (т. е. Голгофскую)».246

При перечислении первых и главных предметов в мире в этом Стихе сказано:

«А глава главам мать – глава Адамова:

Потому что когда жиды Христа

Распивали на лобном месте,

То крест поставили на святой главы(е) Адамовой.

А древо древам мати Кипарис, Певга и Кидр,

Потому что, когда делали церковь Святая Святых,

И на тяблы то древо не годилось,

И лежало в паперти церковной,

То оно и пригодилось самому Христу,

На крест и распятие».247

В другой редакции Стиха:

«Кипарис древо всем древам мати.

Почему то древо всем древам мати?

На тем древе на кипарисе

Объявился нам животворящий крест,

На тем на кресте на животворящем

Распят был Сам Иисус Христос,

Иисус Христос, Царь небесный, свет:

Потому Кипарис всем древам мати».248

Мы видели, что со сказаниями об Адаме связывается предание о Мелхиседеке, которому, вместе с Симом, повелено было перенести тело Адама в Иерусалим, на место Голгофы. Здесь он поселился и как священник совершал служение Богу; здесь встретил Авраама и благословил его. Как прообраз Спасителя, Мелхиседек представляется в Писании без роду и племени: без отца, без матери, говорит о нем апостол, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда (Евр. 7:3). Такая таинственность, которою облечена личность Мелхиседека, естественно, обращала на него особенное внимание и давала полный простор для создания разных сказаний о том, кто такой был Мелхиседек, почему представляется без отца и без матери, за что удостоился такой высокой чести, что сделался прообразом Спасителя. Мы заметили выше, что Иероним указывает на предание евреев, что Мелхиседек был ни кто иной, как Сим, сын Ноя; Ефрем Сирин также принимал его за одно лицо с Симом; другие видели в нем Еноха, или представляли его великою силою Божиею, или ангелом Божиим. Особенно много было разных сказаний о Мелхиседеке у еретиков мелхиседекиян, которые питали к нему великое почтение. Рассказывая об этих еретиках, св. Епифаний говорит: «Они прославляют Мелхиседека, о котором говорится в Писаниях, признавая его некою великою силою, также, по заблуждению своему, утверждают, что он находится горе, в неименуемых местах, как будто он не только некая сила, но и выше Христа. А о Христе думают, что просто пришел и удостоен Мелхиседекова чина... А о самом Мелхиседеке говорят, что он без отца, без матери, без причта рода (Евр. 7:3) и хотят подтвердить это посланием святого Павла к Евреям. А еще, обманывая самих себя, лживые вымышляют для себя книги... У некоторых указаны отец и мать Мелхиседека, но этого нет по признанным и принятым писаниям. А иные говорили, что отца его звали неким Ираклом (Ἡρακλᾶν), а мать – Астарофой (Ἀστаρώθ) или Астерией (Ἀστερίαν). Происходил он от одного из туземцев, обитавших в то время на равнине Савине (Быт. 14:17). Город же назывался Салимом; об этом городе один пишет так, а другой иначе. Одни говорят, что это ныне называемый Иерусалим, некогда называвшийся Иевус. А другие говорили, что есть какой-то другой Салим на поле Сикимском»...249 – Между сочинениями св. Афанасия Александрийского помещено одно интересное сказание о Мелхиседеке, которое в древнеславянском переводе напечатано в Памятниках старинной русской литературы.250 Неизвестно, кому принадлежит это сказание; св. Афанасию оно приписано, вероятно, потому, что в конце его упоминается о св. отцах первого Никейского собора, на котором присутствовал св. Афанасий. Составителю его были известны апокрифические сказания об Аврааме; по подражанию этим сказаниям он представляет, что Мелхиседек дошел до познания об истинном Боге чрез размышление о небесных светилах. Мелхиседек, по этому сказанию, был сын царя Мелхи (Μελχὶ) и царицы Салимы (Σαλήμ), которая родила двух сыновей, Мелхи и Мелхиседека. Царь Мелхи был нечистый эллин и приносил жертвы идолам. Однажды, пред жертвоприношением, он послал Мелхиседека в стадо привести семь волов для жертвы. На пути Мелхиседека осенила мысль Божия (θεϊκη ἔννοια), и он начал размышлять о Боге; посмотрев на небо, на солнце, подумав о луне и звездах, он сказал: тому, кто создал небо, землю, море и звезды, должно приносить жертву; небесные знамения говорят, что творец их живет над ними; Он нетленный, бессмертный, невидимый, един сый Бог на небеси и на земли, ведущий поношения сердец; Он есть истинный Бог, и Ему одному подобает приносить жертву». Возвратившись домой, он сказал отцу: не дадим жертвы богам; они мне не кажутся богами; принесем жертву Тому, Кто живет на небесах; Он есть Бог богов. Отец сильно рассердился на Мелхиседека и снова послал его в стадо, а сам между тем пошел к царице, и сказал, что он намерен принести Мелхиседека в жертву богам. Но царица, которая любила Мелхиседека больше, чем старшего сына, потребовала, чтобы был брошен жребий о том, кому из них выбирать сына для жертвы; жребий выпал на долю царицы, и она выбрала для жертвы старшего сына, брата Мелхиседека. На жертвоприношение собрался весь город; пришли 503 отрока, приведенные своими отцами и матерями; было приготовлено также бесчисленное множество волов и овец для жертвы. Мелхиседек ушел на гору Фавор и начал молиться Богу, чтобы земля поглотила всех, кто пришел на жертвоприношение его брата. Бог услышал его молитву; земля вдруг разверзлась и поглотила весь город, всех людей, весь род Мелхиседека, так что не осталось ни одного человека. Когда Мелхиседек пришел в город и увидел это, на него напал великий страх, и он снова возвратился на гору Фавор, проник в самую глубину леса и здесь 7 лет пробыл в уединении. В это время он не носил одежды; пищей для него служили верхушки деревьев, а питьем роса. Сюда Бог послал к Мелхиседеку Авраама. Мелхиседек сошел с горы, взял рог елея и, запечатлев его словом Божиим, благословил Авраама и сказал ему: благословен ты Богом всевышним, и отныне да будет имя твое совершенно (т. е. не Аврам, а Авраам). При этом послышался глас Божий: «так как на земле никого не осталось из рода Мелхиседека, то отныне он будет прозван без отца и без матери, без роду и племени, без начала дней и конца жизни; по образу Сына Божия он будет иереем во веки». Так объясняет сказание безродность Мелхиседека, но при этом оно, очевидно, смешивает благословение Авраама Мелхиседеком с благословением Божиим Авраама. Авраама переименовал не Мелхиседек, а сам Бог и уже после встречи его с Мелхиседеком, на возвратном пути с войны против царей (Быт. 17:5). Приведенное благословение Авраама сказание представляет другим случаем, отдельным от этой встречи, потому что в конце особо говорит об этой встрече: «и когда Мелхиседек встретил Авраама, возвращавшегося с войны против царей, то подал ему чашу нерастворенную (ποτήριον ἄκρατον) и предложил отломок хлеба (κλάσμα ἄρτου) ему и народу его, 318 мужам. Почему и ныне он уподобляется Сыну Божию не по благодати, а потому, что первый был образом (τύπος) приношения бескровной жертвы; поэтому и сказано: ты иерей по чину Мелхиседекову; ибо был образом святого приношения, которое он преподал Аврааму и 318 мужам». Число мужей, бывших с Авраамом, сказание приравнивает к числу святых отцов, утвердивших святую веру на первом Никейском соборе. – Другое сказание о Мелхиседеке мы находим в Пасхальной хронике (VII в.). По этому сказанию Мелхиседек происходил от колена Хамова и своею жизнью так угодил Богу, что Бог перенес его из земли его в страну Иорданскую, подобно тому, как Авраама переселил из земли Халдейской. Как праведный и святой муж, он был сделан священником Бога вышнего и приносил хлеб и вино и святые молитвы. Он молился Богу о своем роде, говоря: ты переселил меня от рода моего и помиловал меня, помилуй и его. Господь сказал ему: я спасу его, когда из Египта призову сына моего... В это время Авраам освободил из плена племянника своего Лота. Авраам сказал: Господи! Если во время дней моих ты пошлешь ангела своего на землю, то дозволь мне видеть день сей! Нет, сказал ему Бог; но я покажу тебе образ этого дня; перейди чрез реку Иордан, и ты увидишь образ этого дня. Авраам перешел Иордан и вышел, на встречу к нему приведенный Духом святым Мелхиседек, имея в своих руках хлеб благодарения (ρτον εὐχαριστίας) и чашу благословения (ποτήριον εὐλογίας)... Увидев Мелхиседека, идущего к нему навстречу с хлебом благодарения и чашею благословения, Авраам упал на лицо земли, ибо увидел день Господень и возрадовался. Последние слова, сказанные Спасителем об Аврааме (Ин. 8:56), по объяснению отцов церкви, надобно разуметь о принесении Исаака в жертву, которое было прообразом крестной смерти Спасителя, составитель же сказания относит их ко встрече и благословению Авраама Мелхиседеком. Мелхиседек, говорит сказание, благословил Авраама и сказал: благословен Авраам Богом всевышним, Который создал небо и землю! Благословен Бог всевышний, который предал врагов твоих в руки твои! Авраам дал ему десятину от всего.251 Приводя это сказание, автор пасхальной хроники замечает, что он слышал его от одного старца. Сказания о Мелхиседеке, действительно, были весьма распространены и ходили в устных преданиях. В XII в. русский игумен Даниил, бывши в Иерусалиме, видел пещеру Мелхиседека на горе Фаворской и слышал о ней сказание, которое и поместил в своем путешествии. «И ту есть, говорит он, на той горе Фаворстей печера чудна, яко погребец в камени изсечена и оконцы малы были на верху печеры тоя, дверцы ж имать малы... Пред дверьми же печеры тоя стоят смоковницы малы, около ж ея деревцы всякия стоят, а первое же был лес велик около печеры, ныне же малы и худы деревцы те суть. В той печере жил Мелхиседек святый, и ту прииде к нему Авраам патриарх, вниде в чащу леса того, и к печере той возва Авраам трижды, глаголя: человече Божий, изыди семо! И изыде Мелхиседек, и изнесе хлеб и вино, и созда жертвенник в печере той Богови, сотвори жертву Мелхиседек царь Салимский Богови хлебом и вином, и абие взятся жертва к Богу на небеса. И ту благослови Мелхиседек Авраама, и остриже Мельхиседека Авраам и обреза ногти его: бе бо космат Мельхиседек. Той бо Мельхиседек первый есть начал литургию хлебом и вином, а не опресноком... И влезохом паки с любовию в печеру ту святую, и поклонихомся трапезе той святой, юже созда Мельхиседек с Авраамом. Есть до днешняго дни трапеза та святая в печере той и ныне ту приходит святый Мельхиседек и литургисает в печере той святой, на той трапезе».252 Черты, в каких изображаются в этом сказании пещера Мелхиседека на Фаворской горе, где прежде был великий лес, и сам Мелхиседек, которого Авраам нашел косматым, не смотря на позднейший колорит, обнаруживающийся напр. в замечании о службе литургии хлебом и вином, а не опресноком, ясно показывают, что источником его было приведенное выше сказание св. Афанасия Александрийского. Но в старых славянских рукописях мы находим еще совершенно другое сказание о Мелхиседеке, в котором и родители его указываются другие и его происхождение и судьба вообще представляются в ином виде. По этому сказанию Мелхиседек был сын Нира, брата Ноя. Жена Нира, Софоним, во всю свою жизнь бывшая неплодною, во время старости вдруг оказалась непраздною. Подозревая её в неверности, Нир начал гнать её от себя; но она уверяла его, что сама не знает «како зачятся безлобие чрева ея», бросилась к ногам Нира и умерла. У мертвой Софоним родился отрок, «совершен телом, глаголаше усты свои и благослови Бога». Ной сказал Ниру: «се от Господа есть, брате мой, и се печать святительства на персех его, и славен взором, и се обновляет Господь кровь священия по нас». Отрока облекли в одежды святительства, дали ему хлеб благословен и нарекли ему имя Мелхиседек. Зная, что Господь скоро накажет людей за их беззакония, Нир беспокоился об отроке и молился о нем Богу; Бог явился ему в ночном видении и сказал, что Он не погубит отрока, но пошлет архистратига Михаила, который «поимет отроча и посадит в раи едемстем.... и будет ми иерей иереем во веки, и свящу и, поставлю в люди велика свящаема». Спустя несколько времени в одну ночь архангел Михаил взял Мелхиседека и посадил в раю Эдемским.253

Таким путем распространялись и развивались апокрифические сказания. Но была еще особенная среда, где они преимущественно находили сочувствие к себе и защиту: это среда разных еретических сект, основатели и последователи коих были самыми ревностными их распространителями. При встрече христианского учения с одной стороны с учением восточных религий, с другой – с греко-римской мифологией и разными философскими системами, в первые века христианства развилось сильное религиозное брожение, которое выразилось во множестве ересей преимущественно гностического характера. Мы заметили выше, что иудейские писатели, познакомившись с языческими сказаниями, стали сопоставлять их с библейскими сказаниями и при этом нередко приходили к тому, что и самим библейским сказаниям придавали мифические черты. Также поступали и некоторые ученые язычники, переходившие в христианство. Усвоенный ими в язычестве, аллегорический метод толкования мифов и религиозных преданий они перенесли в христианское учение и прилагая его к объяснению св. Писания, сопоставляли христианское учение с языческими идеями и образами, и желая примирить некоторые пункты языческого учения с христианством, оканчивали совершенным смешением того и другого. Таковы именно ереси гностиков, представляющие безобразную смесь христианского учения с греческими и восточными идеями и образами. «Эоны, учил Валентин, всею Плиромою, по единодушному желанию и решению, с соизволения Христа и Духа, принесли и собрали вместе, что каждый из Эонов имел в себе лучшего и наиболее цветущего, и все это стройно связав и тщательно соединив, произвели в честь и славу Глубины произведение – совершеннейшую красоту и звезду Плиромы, совершенный плод – Иисуса, который назван и Спасителем и Христом и Словом по имени Отца, и потом еще Всё (πᾶν), потому что он от всех».254 Это, очевидно, есть не что иное, как перенесение на Иисуса Христа греческого мифа о Пандоре, которую после сотворения и при отправлении её к Эпиметею, Зевс и все другие боги одарили теми качествами, какими они владели сами. Маркосиане, по замечанию св. Иринея, подобно пифагорейцем, творение мира и всю священную историю хотели представить и объяснить в числах. «Все, что только находится в писаниях такого, что может быть подведено под число восьми, говорят, выполняет таинство осмерицы... Двенадцать сынов Иакова, от которых произошло 12-ть колен и испещренное слово судное с 12-ю камнями и 12-ть звонцов... и вообще всё, что содержит в себе число 12-ть, изображает их дванадесятицу»...255 Дуалистические идеи персидской религии выразились в ереси манихеев, основателем которой был перс Мани или Манес (ум. в 274 или 275 г.), проповедовавший учение о двух началах в мире, добром и злом. Под влиянием ереси манихеев в VII в. развилась ересь павликиан; в последствии явились новоманихейские ереси богомилов в Болгарии и кафаров – в Германии и Франции и распространили дуалистическое учение по всей средневековой Европе. Восставая против господствующего церковного учения, еретики покровительствовали апокрифическим сказаниям; желая провести свое учение в народ, они переделывали их по своим идеям, или же от имени ветхозаветных и новозаветных лиц составляли новые сочинения. С именами и с общим характером этих сочинений мы можем несколько познакомиться из книг против ересей св. Иринея и из Панария св. Епифания. «Последователи Валентина, говорит Ириней, без всякого страха предлагают свои сочинения и хвалятся, что имеют больше Евангелий, чем сколько их есть. Они дошли до такой дерзости, что свое недавнее сочинение, озаглавливают евангелием истины, хотя оно ни в чем не согласно с евангелиями апостолов».256 Сочинения их он характеризует следующими словами: «собирая рассеянные по местам слова и имена... переносят из естественной связи в неестественную, поступая подобно тем, которые, задавшись какими-либо мыслями, стараются потом обделать их из поэм Гомера, так что не опытным представляется, будто Гомер сложил стихи на эту только что выполненную задачу, и многие складною последовательностью стихов увлекаются к мысли, не в самом ли деле Гомер так сочинил».257 О маркосианах Ириней рассказывает, что они приводят несказанное множество апокрифических и подложных писаний, которые они сами составили, для того, чтобы поражать людей несмысленных и не знающих писаний истинных. Между прочим, принимают и то поддельное сказание, будто Господь в отрочестве, учась грамоте, когда учитель, по обычаю, сказал Ему: говори – алфа, отвечал: алфа; а потом, когда учитель велел сказать: вита, Господь отвечал: ты скажи мне сперва, что такое алфа, и тогда я скажу тебе, что такое вита».258 О гностиках св. Епифаний говорит: «и они слагают книги, одну из них называя Нориею, и понятия эллинского суеверия переделывая в баснословное для самих эллинов сказание... Ибо говорят, что эта Нория есть жена Ноева, называют же её Нориею, чтобы рассказанное эллинами по-эллински переделав в варварские именования, ввести в обман обольщаемых ими, и чтобы именем Нории перевести имя Пирры, по тому что Нура по-еврейски, не на древнем, впрочем, языке, а на сирийском наречии, значит огонь.... Жена Ноева была не Пирра, известная у эллинов (эллины утверждают, что Пиррою называлась жена Девкалиона), и не Нория, вымышленная ими, но Варфенос. Потом представляют причину... а именно, что часто изъявляя желание быть с Ноем в ковчеге, не получила на сие дозволения, так как князю, говорят они, создавшему мир, угодно было, вместе со всеми другими, погубить её в потопе; она же садится в ковчег и зажигает его, не раз и не два, но многократно, и в первый, и во второй и в третий раз. Поэтому-то и самое строение Ноева ковчега продолжалось многие годы, потому что неоднократно он был поджигаем ею».259 Говоря о Валентине, произведшем ересь валентиниан, Епифаний замечает: «В подражание Гезиодовой теогонии и 30 богов, именуемых самим Гезиодом, и он, переняв своим умом языческое баснотворство... одни имена переделав в другие, пожелал измыслить свой мир. Ибо и ему угодно ввести тридцать богов и эонов и небес, из которых первый, как говорил Валентин, есть Глубина (Βύθος)». Затем, указав на учение валентиниан об эонах, он продолжает: «если кто сравнительно сличит оное с баснословием Гезиода, Стезихора и других эллинских стихотворцев, найдет, что то и другое тожественны и не различаются между собою, и из сего узнает, что не иное что удивительное обещаются, под видом тайны, возвестить дивные ересеначальники. Ибо не другое что сделали, как переняли у эллинов имевшиеся у них поэтические вымыслы ложного языческого баснословия и учения, ничего не переиначив, кроме имен, переделанных ими на варварские».260 В своем Панарии Епифаний указывает на многие подложные сочинения, которые еретики составили от имени ветхозаветных и новозаветных лиц. Так и гностиках он говорит, что они вводят подложное какое-то завлекательное сочинение... называя его Благовестием усовершения; иные же не стыдятся говорить о Евангелии Евы".261 В другом месте о гностиках Епифаний замечает: «и книг у них много». В них излагаются какие-то Мариины вопросы. Иные же о упомянутом прежде Иолдаваофе, под именем Сифа, издают много книг; иные книги называют откровениями Адаму, и другие евангелия осмелились написать под именем учеников».262 Рассказывая о каинитах, Епифаний говорит, что «от них дошла книжка, в которой вымыслили они некие речения, полные беззаконием; она содержит такие слова: вот какие ангелы скрыли и переселили сонм Корея, Дафана и Авирона. А еще от имени апостола Павла вымыслили иное сочиненьице, наполненное непозволительными речами, которым пользуются и так называемые гностики; это сочинение называют – Восхождение Павлово (Ἀναβατικόν Πάβλου), найдя предлог к тому в словах апостола, что он восходил до третьего небеси и слышал там неизреченные глаголы, их же нелеть есть человеку глаголати (2Кор. 12:2, 4).263 О сифянах св. Епифаний замечает: «Сифяне написали какие-то книги от имени великих мужей. Одни из них, числом семь, называют по имени Сифа, а другие иного рода книги называют инородными (ἀλλογενεῖς). Одну книгу, исполненную всего порочного, называют по имени Авраама и утверждают о ней, что она есть откровение, а другие написали от имени Моисея и еще иные от иных имен. И дойдя умом своим до великой глупости, говорят о какой-то жене Сифовой, Орее".264 Об архонтиках Епифаний также говорит, что они написали книги, из коих одну называют Симфонией – малою книгою, другую – Симфонией – большою книгою, что они пользуются книгами так называемыми инородными, ибо есть книги так называемые; пользуются и Восхождением Исаии и еще некоторыми другими апокрифами; все же берут из книги, называемой Симфонией".265 – Из приведенных свидетельств Иринея и Епифания можно видеть, какую пеструю и беспорядочную смесь разных идей и образов представляли апокрифические сочинения еретиков; но с особенною рельефностью еретические сочинения охарактеризованы св. Иринеем в следующем отзыве о валентинианах, который повторил и Епифаний в своем Панарии: «Таково их учение, которого ни пророки не возвещали, ни Господь не учил, ни апостолы не предали, и которым они хвалятся, будто знают обо всем больше других, вычитав из неписанных книг.266 И взявшись, по пословице, из песку вить веревки, пытаются к своим положениям приладить, с видом вероятности, Господни притчи, или пророческие изречения, или апостольские слова, чтобы вымысел их не показался не имеющим никакого свидетельства; и при этом оставляют в стороне порядок и связь писаний, и сколько можно, разрывают члены истины. Но переставляя и переиначивая, и из одного делая другое, они успевают обольстить многих призраком нескладно связанных слов Господних. Как если кто, взяв царское изображение, прекрасно сделанное умным художником из драгоценных камней, уничтожит представленный вид человека, переставит и приведет в другой вид эти камни и сделает из них образ пса или лисицы и об этом негодном произведении будет потом отзываться и говорить: «вот то самое прекрасное царское изображение, которое произвел умный художник», указывая при сем на камни, из которых первым художником прекрасно сделано было царское изображение, а последним дурно переделано в изображение пса, и указанием на камни станет обманывать и убеждать неопытных, не имеющих понятия о царском лице, что этот гнусный вид лисицы есть то самое прекрасное изображение царя; таким же образом и эти люди сшивают бабии басни, и потом, вырывая оттуда и отсюда слова, выражения и притчи, хотят к своим басням приспособить изречения Божии».267 Эти слова, сказанные Иринеем о мудрованиях валентиниан, но относящиеся к учению и других еретиков, объясняют, почему вообще еретические сочинения весьма строго были преследуемы церковью.

Из Византийской литературы апокрифические сказания перешли в западную литературу. Вcя средневековая западная литература, духовная и светская, наполнена этими сказаниями. Они помещались в богословских, экзегетических и исторических книгах; входили в мистерии, или духовные драмы; присоединялись даже к тексту священных библейских книг. Так Фабриций указывает на один рукописный кодекс Библии, писанный в XV в., в котором в самом начале, пред книгой Бытия, было помещено много сказаний, будто бы опущенных Моисеем, но сохранившихся в преданиях и апокрифических книгах. В этом кодексе прежде всего говорится об идеале или первообразе мира, который был у Бога, прежде сотворения мира, о совете св. Троицы относительно имеющего последовать падения ангелов и людей, на который были собраны все силы: премудрость и всемогущество, правосудие и милосердие и проч. Потом рассказывается о падении ангелов. Сначала Бог создал на небе ангела Сатаэля, потом Люцифера, Михаила и других ангелов. Люцифер, который пред другими ангелами отличался величайшим венцом, прославил святейшего Творца гимном, и ему отвечали все прочие ангелы; но скоро Люцифер начал вести себя высокомерно, начал равнять себя с Богом и составлять совет о низвержении Его. Одни ангелы остались верными Богу, а другие ожидали исхода дела, намереваясь стать на сторону сильнейшего. Бог создал тартар и низверг в него Люцифера и его приверженцев; вместе с ними были низвергнуты и колебавшиеся ангелы. На вопрос, зачем Бог создал Люцифера, когда знал, что он вскоре падет, дан такой ответ: Бог поступил так для того, чтобы отличить добрых ангелов от злых. Затем говорится о власти и чинах ангелов, между которыми Гавриил, Рафаил и Михаил называются начальниками ангелов. В рассказ о творении мира вставлено замечание, что первый день творения соответствовал дню Благовещения Девы Марии, второй – рождеству Спасителя, третий – дню страдания, четвертый – дню воскресения, пятый – вознесению Спасителя; шестой – ниспосланию св. Духа, а седьмой, в который Бог почил от творения – будущему пришествию Спасителя на суд. При рассказе о падении прародителей замечено, что фигура змия искусителя была прямая, на подобие человеческой, что запрещенное древо была смоковница, что за грехи прародителей была проклята земля, но вода не подверглась проклятию, почему Спаситель вкушал рыбу, но мало мяса (только установленного законом агнца пасхального), что в раю прародители пробыли семь часов. Потом говорится о покаянии Адама и вторичном искушении Евы диаволом, о рождении Каина и сестры его Калманы, о рождении Авеля и сестры его Дельборы. При рассказе о смерти Адама помещена приведенная выше легенда о путешествии Сифа в земной рай. О Еве сказано, что она умерла чрез 7 дней после Адама, что пред смертью она дала завещание и предсказала о имеющем последовать двукратном опустошении мира посредством воды и огня, а чтобы её завещание и предсказание могли переходить от предков к потомкам, она велела начертать их на каменной скрижали.268 К тексту Библии, как известно, присоединялись живописные изображения библейских событий (Лицевые Библии), которые и вообще были в употреблении в церковной живописи. Многие изображения составились под влиянием апокрифических сказаний, а иногда прямо представляли то, о чем рассказывалось в апокрифах, Так напр. в картине, изображающей падение Адама и Евы, согласно с апокрифическими сказаниями, древо познания и добра представлялось иногда смоковницей, иногда виноградным, или померанцевым или апельсинным деревом; змий изображался обвившимся вокруг дерева с головой человеческой, с лицом молодого юноши, или молодой девушки, а иногда с двумя лицами, из коих одно обращено к Адаму, а другое к Еве.269 Мы не будем излагать здесь апокрифических сказаний, находящихся в разных сочинениях средневековой западной литературы; с разными изменениями и переделками в них встречаются все те сказания, какие мы указали в иудейской и византийской литературе. Заметим только, что на западе особенно были распространены апокрифические сказания о Соломоне. Личность Соломона в западной легенде занимала такое же место, какое в восточных сказаниях личность Александра В. Она была центром, около которого группировались самые разнообразные по характеру и происхождению сказания. К имени Соломона привязано было все таинственное, необычайное, всякая хитрость-мудрость; его именем назывались сонники, волшебные и гадательные книги. Мы увидим ниже, что в индексе запрещенных книг папы Геласия упоминается апокриф: Contradictio Salomonis. Кроме того, у разных писателей упоминаются: Clavis, sive clavicula Salomonis et thesaurus omnium scientiarum, regi Salomoni per angelum Dei iuxta altare revelatarum; Hygromantia Salomonis ad filium Roboam; Annulus Salomonis; Liber de lapide minerali sive philosophico. Sera Salomonis; De sigillis Salomonis; Somnia Salomonis.270 Рассказы о судах Соломона вошли в разные легендарные сборники, напр. в Gesta Romanorum и во французские Contes и Fabliaux; они были также предметом мистерий.271 Эти рассказы, как и другие апокрифические сказания, на западе подвергались разным переработкам. Черты напр., в которых изображается Асмодей в иудейских сказаниях о Соломоне, в западной легенде перенесены на Морольфа и Мерлина.272

5) Апокрифические сказания в славянской письменности

В славянские земли, в Болгарию, Сербию и Россию апокрифические сказания стали переходить от самого начала в них письменности, которое вместе было и началом их знакомства с византийскою литературою. Особенно благоприятную почву они нашли для себя в Болгарии, где в X в. при царе Петре появилась ересь богомилов, распространившаяся отсюда и в других славянских странах. Составляя отрасль манихейства, богомилы, подобно манихеям, допускали два начала в мире – доброе и злое. Бога они признавали творцом только невидимого, духовного мира; создание же всей видимой природы и самого человека по телу или телесной природы человека приписывали Сатанаилу. По сказанию болгарского пресвитера Козмы, писавшего против богомилов, они учили «глаголюще по диаволи воли суще вся, небо, солнце, звезды, воздух, земля, человека, церкви, кресты, и вся Божиа диаволу предают, и просто вся движущаяся на земли, и съдушьная и бездушная (одушевленное и неодушевленное) диаволя зовут. Слышаще бо в Евангелии Господа, рекша притчю о двою сыну, меньшааго же, еже есть заблудил отца, диавола менят (мнят) и сами и мамону прозваша, и того творца нарицают и строителя земных веществ».273 Представляя весь древний период, от начала мира до явления Спасителя, временем полного владычества Сатанаила в роде человеческом, они отвергали Ветхий Завет, как произведение злого начала, и порицали закон Моисея и писания пророков. «Мы, говорили они, Давида не послушаем, ни пророк, но самаго Евангелиа, ни живем по закону Моисиину, но по апостольску»;274 и в Новом Завете они соблазнялись крестом Христовым и не хотели почитать его. «О кресте же Господни, замечает о них Козма, сице блазнящеся глаголют: «како ся ему есть кланяти? Сына бо Божия жидове на нем распяша; да вражда есть паче Богу крест». Тем же ненавидети его своя си учат, а не кланятися, сице глаголюще: аще бы кто царева сына убил крестом древом, может ли древо то любо быти цесару? Тако же крест Богу».275 Но отвергая писания Моисея и пророков, богомилы пользовались апокрифическими сказаниями и книгами и сами составляли такие книги: «вся бо преданыя законы святии Божии церкви по хуляюще, своя си учениа честно творят, бающе некакы басни, якоже учить я блясти отец их диавол».276 Одною из главных книг, в которых выразилась сущность богомильского учения, признается Иоаннова книга: Liber S. Ioannis, или Interrogationes S. Ioannis et responsiones Christi Domini,277 которая, впрочем, не есть оригинальное произведение богомилов, а составлена на основании одного апокрифического апокалипсиса Иоанна Богослова.278 Вопросами Иоанна Богослова книга называется потому, что в ней излагаются вопросы Иоанна Спасителю о начале мира, падении сатаны, грехопадении людей, о царствовании сатаны в этом мире, о последних временах мира и страшном суде. Богомильские идеи этой книги о сотворении мира отразились в разных славянских апокрифических сказаниях. Из них особенно замечательно сказание, под названием: Свиток божественных книг, в котором говорится, что в творении мира участвовал Сатанаил; ему приписывается сотворение десятого чина ангелов, которые вместе с ним пали. «И сниде Господь, сказано в этом Свитке, на море (Тивериадское) по воздуху... и виде на море гоголя плавающа, а той есть рекомый Сатана, заплелся в тине морской. И рече Господь Сатанаилу, аки неведая его: ты кто еси за человек? И рече ему сатана: аз есмь бог. – А меня како нарещи? Отвещав же сатана: ты Бог богом и Господь господем. – Аще бы сатана не рек Господу так, тут же бы Господь его сокрушил на море Тивериадском. «И рече Господь Сатанаилу: понырни в море и вынеси мне песку и кремень. Сатанаил же послушася Господа и нырну в море и вынесе песку и кремень, и разсея по морю Тивериадскому, глаголя: буди земля толста и пространна. И взя Господь кремень и преломи на двое; в правой руке Господь остави у себя, а из левой руки отдаст Сатанаилу. И взя Господь песок и нача бить из того кремня, и рече Господь: вылетайте ангелы и архангелы и вся силы небесныя по образу и по подобию, и нача из того кремня вылетати искры с огнем, и сотвори Господь ангелы и архангелы и всю девять чинов. И виде Сатанаил, что Господь сотвори, и нача той кремень бити, что Господь даст из левой руки, и начали у Сатанаила вылетать его аггелы, и сотвори Сатанаил силу на небесах. Потом сотвори Господь Сатанаила начальником надо всеми чинами его ангельскими; сатанинову силу его сотворение причте в десятый чин». Затем говорится, что Сатанаил возгордился, и Господь повелел архангелу Михаилу низвергнуть его с неба и лукавую его силу.279 По другой народной редакции этого сказания, диавол, увидев, что Бог творит мир, захотел также творить и сказал Богу: «Ты Господи все творишь: весь мир сотворил, окиян-море напустил; дай мне хошь землю насеять». – «Сей, сказал Господи». Сеял, сеял лукавый, – никакого толку. – «Опускайся ты, лукавый, сказал Господи, – на самое дно моря, достань ты, лукавый, горсть земли». – Опустился лукавый на дно моря, захватил лукавый горсть земли; вынырнул глядь – всю землю водой размыло. Опустился в другой – тоже: в горсти нет земли. Опустился лукавый в третий раз, и, по Божьему повелению, оставалась за ногтем песчиночка. Бог взял ту песчиночку, и насеял всю землю, с травами, с лесами, со всякими для человека угодьями. – «Будем с тобой, Господи, братьями родными, сказал лукавый Господу: ты будешь меньшой брат». – Господь усмехнулся. – «Будем, Господи, братьями ровными». – Господь усмехнулся опять. – «Ну, Господи, ты будешь старший брат, я меньшой».280 Все, что говорится здесь о Сатанаиле и диаволе и особенно последняя подробность – просьба диавола о позволении быть братом Господним, ясно указывает на источник этого сказания в учении богомилов, которые, по приведенным выше словам пресвитера Козмы, Христа творят старейшаго сына, меньшаго же диавола мнят. Мы видели выше, что в сказаниях об Адаме и Еве и о древе крестном также говорится, что когда Господь насаждал рай, Сатанаил крал от всякого сада, и что древо познания добра и зла выросло из тех семян, которые он бросал посреди рая.281 Известно также другое сказание об Адаме, в котором изображается, как диавол старался испортить человека, при самом его сотворении, истыкал все тело его и вложил в него 70 недугов.282 Основателем богомильской ереси был болгарской поп Богомил; он же, вероятно, был и главным распространителем разных апокрифических сказаний в Болгарии. В одном славянском списке индекса ложных, отреченных книг, после перечисления этих книг, прибавлено: «творци быша еретическим книгам в Болгарской земле поп Еремей да поп Богумил»...;283 в других списках индекса составителем этих книг называется только поп Иеремия; очень вероятно предположение, что это было одно и то же лицо основателя ереси, который носил имя Иеремии и прозвание Богомила от имени секты богомилов.284 Попу Иеремии Богомилу в индексах приписываются апокрифы: о древе крестном; о св. Троице; о Христе, как Его в попы ставили; как Христос плугом орал; сказание о том, как Пров Христа другом назвал; вопросы Иеремии к Богородице; вопросы и ответы о том, от скольких частей создан был Адам; лживые молитвы о трясавицах и нежитах. Впрочем, содержание всех этих апокрифов, кроме молитв о трясавицах и нежитах, основанных на народных славянских верованиях, показывает, что они не чисто оригинальные произведения, а составляют большею частью переделку или переработку тех апокрифических сказаний, какие мы встретили в византийской письменности. Но кроме апокрифов, приписываемых попу Иеремии, в Болгарии и Сербии было распространено много и других апокрифических книг и сказаний. Известные политические бедствия были причиною того, что эти сказания сохранились главным образом не в Болгарии и Сербии, но в России, куда они перешли вместе с другими памятниками болгарской и сербской письменности. Так апокрифическое слово Мефодия Патарского, напечатанное в памятниках отреченной литературы, взято из болгарской рукописи 1345 г.; Хождение Богородицы по мукам, Ипатиево мучение и сказание о 12-ти пятницах взяты в этот сборник из сербских рукописей.285 И во многих других славянских апокрифах ясно видны следы болгарского и сербского происхождения. Впрочем, в последнее время в сербско-хорватской письменности открыты многие из тех апокрифических сказаний, которые прежде известны были только по рукописям, сохранившимся в наших старинных библиотеках. В Arkiv za povjestniku lugoslavensku 1868 г. напечатаны Ягичем с глагольской рукописи 1468 г. и с Кирилловской рукописи 1520 г. сказание о смерти Авраама и откровение Авраама; повесть о древе крестном; о главе Адамовой; сказания о том, как Пров Иисуса Христа братом назвал, как Иисус плугом орал, как Иисуса в попы ставили; беседа трех святителей; хождение Богородицы по мукам; сказание о 12-ти пятницах.286 Со временем, при большей разработке древних памятников славянских литератур, конечно, точнее можно будет определить отношение славянских апокрифических сказаний к византийской, болгарской и сербской литературе, по пока то несомненно, что большая часть апокрифов, сохранившихся в наших старых рукописях, перешли к нам из Болгарии и Сербии. Поэтому в древние времена они были известны у нас под именем Болгарских басней. В XVI в. князь Курбский, жалуясь на то, что многие отцы и учители церкви не переведены на славянский язык, говорил: «нынешнего веку мнящиеся учители, грех ради наших, больше в болгарские басни, або паче в бабские бредни упражняются, нежели в великих учителях разумех наслаждаются».287 Но кроме того, апокрифические сказания могли удобно переходить к нам из Византии в разных сочинениях греческой письменности, которые начали переводиться с первых времен христианства в России. Уже о Ярославе I (1019–1054) летописец замечает, что он собирал книги и велел не переведенные переводить с греческого языка на славянский.288 С греческими митрополитами и епископами постоянно приходили греки и приносили сочинения греческой письменности. Потом и сами русские весьма часто отправлялись в Грецию и на Афон и живя там по нескольку лет занимались списыванием и переводом книг. При отсутствии в древней России научного образования, которое помогало бы отличать истинное сказание от ложного, апокрифы, естественно, должны были находить в ней самый благосклонный прием. Из посланий того же князя Курбского, написанных к одному православному старцу по тому поводу, что этот старец прислал к нему для прочтения апокрифическое Евангелие Никодима, мы видим, что как в России так и в Литовской земле апокрифы до того были распространены и увлекали грамотных людей, что им предпочитали отеческие писания. «А повесть ону, говорит здесь Курбский, прочтох глаголему Никодимову... Довольно, мню, четырем (Евангелиям): не надобе пятое.., воистину ложь есть сие писание и неправда и от некоего неискусна и неправа написана. А се лжеплетение и прежде аз видах польским языком написано... Противлюся лжесловесником, преобразующимся во истовыя учители, и пишут повесть сопротив евангельским словесем, и имена своя скрывше, да не обличени будут, и подписуют их на святых имена, да удобно их писание приимется простыми и неучеными.... Не дивно врагом нашим: искони бо им обычай межю чистыя пшеницы плевелы сеяти – дивно православным, паче же искуснейшим в чинах, вместо пшеницы, плевелы услажатися, а всегда имеюще пророческая словеса пред очами лежаща... Али не слышал еси, какову беду от таковых в литовской земли церковь Божия приемлет?... апостольская словеса превращающи, развращение толкуют, на святых хулу возлагают. Паче же на Златоуста хулами ополчаются, и от книг русских емлючи словеса развращенныя, от Еремеи попа болгарскаго сложены, и иных таковых, и на Златоустово имя подписано и на иных святых, яко щиты себе носят и из за них на закон Христов поругании и хулами стреляют, и верных, тяжущихся с ними по неведению, аки за словеса святых, удобне одолевают, яко безответных, и от истиннаго пути на прелесть свою возводят... Апостольская же и пророческая словеса и святых преподобных великих учителей точию кожами красными и златом со драгоценным камением и бисеры украсив и в казнах за твердыми заклепы положи, и тщеславующеся ими и цены слагающе толики и толики сказуют приходящим. Аще и лучится от тех священных словес прочитаемым коим быти, и мы смеющеся межю собя, а не глаголю ругающеся, глаголем: Ефремовы, рече, словеса подобны горестию хрену обретаются. И противу иных божественных книг изветы иныя лукавыя умышляем».289 – Переходившие из Болгарии, Сербии и Византии апокрифические сказания русские книжники не всегда просто переписывали, но и переделывали; при этом они вставляли в них разные суеверные мнения, распространяли их разными новыми подробностями; а иногда сокращали апокрифические сказания, делая из них извлечения тех мест, которые казались им особенно интересными в том или другом отношении. Такого рода переделки мы находим в разных редакциях Слова Мефодия Патарского, Беседы трех святителей, Вопросов Иоанна Богослова Господу, Вопросов Иоанна Аврааму, Хождения Богородицы по мукам, Сказания о 12-ти пятницах и др. Мы выше заметили, что в Византийской письменности апокрифические сказания помещались преимущественно в хрониках, в которых изложение истории начиналось обыкновенно от сотворения мира или от Адама. В хрониках и Палеях эти сказания распространялись и у нас в России. Палеи, как известно, в рукописях встречаются или отдельно, или входят в состав хронографов, которые начинаются Палеями. Палею собственно составляет изложение ветхозаветной истории по Библии, или лучше сказать, толкование Библии, составленное с полемическим направлением против иудеев; почему она и называется в рукописях: Палея, сиреч Бытия толковая на Иудея. К библейскому повествованию здесь присоединены разные апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях. Известно, что большая часть апокрифов, напечатанных в сборниках гг. Пыпина и Тихонравова, взята из разных списков Палеи. Мы руководствовались еще двумя списками Палеи Соловецкой библиотеки, из коих один под № 653 написан в XVI или в начале XVII в., а другой список более пространный и с разными вставками под № 654 в XVII–XVIII в. Не излишним находим указать здесь, по первому списку Палеи, на некоторые сказания апокрифического характера, которые не вошли в упомянутые сборники. В самом начале Палеи рассказывается о сотворении ангелов и при этом говорится, что кроме ангелов, созданных на служение Богу и для спасения человека, есть ангелы, приставленные к разным стихиям и явлениям природы: «ангели облаком и ангели мраком и ангели градом, ангели ледом и ангели мглам, ангели голотем, ангели инию, ангели мразу, ангели росам, ангели гласом, ангели молниям, ангели грому, ангели зноеви, зиме, лету, весни, осени и всем созданием его. Вся же си дела неизглаголемая и недомыслимая и неведома Владыка Господь Бог в а҃ день своею мудростию сотвори».290 При рассказе о сотворении звезд замечено: «ты же убо вся звезды не суть без лепоты и овы оубо суть на знамение плавающим по морю, а другияже от них на покой зверем, иныяже от них провод птицам бывают прелетати безпутныя и широкая места, другыя же на стражбу рыбам, иныя же гаду, иныя же во знамение человеком речены суть».291 О солнце и луне сказано: «солнце постави на въстоце на д҃-м поясе, имеет же ѕ҃-ры врата на въстоце, и s҃-ры на западе. а луну на западе соверши на еі҃ дний и постави на нижнем поясе, имать бо врата на въстоце ві҃ а на западе і҃в».292 Рассказав о творении в 6-й день, составитель Палеи прибавляет: «в сии оубо день един от ангел. нарицаемый Сатанаил. иже оубо беста старейшина і҃-му чину и виде яко украси Бог твердь ту. о ней же рехом. и землю. и развеличася гордостию. и рече в помышлении своем. коль красна поднебесная си. и не вижу живущаго на ней. да прииду на землю и прииму землю и обладаю ею и буду яко Бог. и поставлю престол мой на облацех. ту абие сверже и Господь с небесе за гордость помысла его. по нем же спадоша иже быша под ним чин і҃-й. и аки песок просунушася с небесе. и проразишася в преисподняя. друзии же их на земли быша. другия же от них на воздусе повеси архангельский глас. Архистратиг Михаил сый начальник и воевода силы Господня иного чину старейшина видев отступника спадша с чином своим, и звучным гласом крепко и страшно рече. вонмем и гласом силы похвалим всех Бога... Слышавше же демони глас архангела. и абие повешени бывше на аере. первии же тии спадшии демони проразишася в преисподьняя и суть глуси. и тии оттоле не сведят ничтоже в мире. а иже от них на землю спадоша. то тии делают ходяще по земли злая своими прелестьми. последняя же их устави архангельский глас по аеру и тии же оубо висяще и что могуще пакости творити и то творят... Спадший же той сатана погреши помысла своего и наречеся противник Божий. в него же место постави Господь старейшину Михаила. спадший же чин нарекошася демони. от них же Господь отъят славу и честь и светлость бывшую на них преже. и преложи я в дух темен и по воздуху облетати повеле. спадшаго же место чина і҃-го оумысли Бог сотворити человека».293 Говоря об Эдеме, он замечает: «изростил Господь всяко древо добро взор и добро в ядь. и древо животное посреде рая. тако же и древо крестное посреде земля. иже зовется древо спасения. и древо разумное есть. им же ведати добро и зло».294 Упоминая, что к вратам рая, для хранения древа жизни, после падения, был приставлен херувим, он говорит: «да разумевши ли о жидовине. что есть древо животное. когдали отступи херувим от древа животнаго. не егда ли ся водрузи на месте краниеве зовомое голгофа рекше лобное. ту пропяту бывшу Иисусу. и абие прорази камень честная Господня кровь до главы Адамовы. и очишши ю освяти. да то видев херувим оуступися от древа жизненнаго».295 При рассказе об убийстве Каина прибавлено, что Каин долго не знал, как убить Авеля, но дьявол научил его взять камень и ударить в голову, что Адам и Ева над убитым Авелем плакали 30 лет и в это время Авель оставался не похороненным, ибо они не знали, как похоронить его, что, наконец, по повелению Божию, прилетели две горлицы, из коих одна умерла, а другая, выкопав яму, положила в неё умершую, и таким образом показала Адаму, как нужно похоронить Авеля.296 О Сифе сказано: «сему вдана бысть еврейская письмена. да быша разумели сынове человечестии чюдеса Господа Бога. да от сего нача быти грамота».297 Потомки Сифа начали совокупляться с потомками Каина «и от тех начахуться волотове человецы быти... тогда бо быша щудове на земли рекше волотове. тех же т҃. лакоть а наших x҃. тех н҃. а наших р҃. тех л҃. а наших ѯ҃. египтяне оубо лактем сажень зовут».298 При рассказе о потопе вставлено сказание о собрании животных в ковчег посредством била: «не скорби, сказал Бог Ною, недоумевавшему, как собрать животных, но оударь в било. и им же будет повелено препитатися с тобою и тии соберутся... Вступи Ной в ковчег и оудари в било. и слышавше глас той собрашеся к нему зверие и скоти и птица и гади и прочий род от четырех конец вселенныя. мужеск пол и женеск. тех оубо бе повелел Господь препитати на плоды земския».299 При рассказе о столпотворении прибавлено, что строившие столп хотели взойти до самого неба и начать брань с Богом, что во время строения одни были свергаемы с башни сильным ветром, а другие были сжигаемы близостью солнца и задыхались от жара, что строение башни продолжалось 40 лет, что Евер не присоединился к строившим, и потому в потомстве сына его, Фалека, язык Адама сохранился неизменным и от Евера получил название еврейского. «И реша друг ко другу. приидете и сотворим плинфы и испечем я огнем. да воду могут терпети. и созиждем столп до небеси. да оубо и потопа избывше спасемся вси в нем. и ополчимся к Богу на брань близ его бывше. яко же есмы вкупе вси. и бе старейшина их и начальник суетному их помыслу именем Немврод. Евер же тогда един не приложися к безумию их... и хотящим им на небо взыти и труд начаща велик делати. зиждемоу оубо столпу к высоте. и от сильнаго ветру свержени бываху. инии же приближением солнца сожегаеми. и от теплоты издыхаху. но человеколюбец и премилостивый Бог милосердовав о них. иже разгневався на ня. сътвори и паки строи велик. не остави их всуе делати и тружатися. и престави я от безбожныя мерзости, и бысть оубо делаемому столпу м҃ лет и не свершен бысть. И сниде видети столпа. и рече Господь. се род един и язык их един. и смеси Господь языки и раздели я на о҃а язык. в҃-иже (т. е. 72-й) язык Адамов. иже досюду глаголаху. той не отъят бысть оу Фалека. сына Еверова. зане ту бо Евер не приложися к безумию их. сего ради того язык не пременися. тем же оубо Евреи прозвашася. Подобает же ведати. яко есть всех язык о҃в. язы́цы же тии се суть. яже разсея Господь по лицу всея земли... По разделении же оубо язык Бог ветром великим раздруши столп и есть останок его межу Асира и Вавилона на поли нарицаемом Сенарь. есть же останок столпа в высоту же и широту мера еу҃лг лакоть».300 Далее помещено сказание о происхождении идолопоклонства. «Сей же Серух нача исперва кумиры творити в роде своем во имя храбрых человек дабы имя их не беспамятно было. но да быша взирающе на кумиры. и оного храбра бывшаго помянули. сии же Серух роди Нахора... Нахор же поча тако же кумиры творити. яко же и отец его Серух. но ктому еще диавол велми подвизашеся прельстити род еврейский. да быша забыли благодати Божия и покланялись кумирам еже и бысть. Нахор же не разумев. яко отец его Серух во имя доблественых людей творяше кумиры. Сей Нахор не разумев яко боги чтяше я и покланяшеся и продаяше кумиры в весь род еврейский. тако же и иноязычницы мимоходяще куповахуть. и забыша благодати Божия покланяхуться кумиром и диавол радовашеся паки и паки вшед в прельщеныя человеки. нача их зело болма прелщати. Фара же роди Авраама. и начат Фара то же дело творити яко же виде оу отца своего Нахора. и покланяшеся идолом. и жертвы пред ними жряше телца и юнца и все оугодие диаволу творяше».301 Далее следует то сказание об Аврааме, которое напечатано в Памятниках Отреч. русской литературы. При рассказе о патриархе Иакове вставлено апокрифическое сказание о лествице, виденной Иаковом; после рассказа об Иосифе – Заветы 12-ти патриархов, при рассказе о Моисее – некоторые апокрифические подробности о его жизни напр. что имя, данное Моисею родителями, было Мелхия. При водах Мерры «Моисей возопи к Богу моляшеся о людях. и прииде в нему ангел господень г҃ древа в руку своею держай. кипарис и певги и кедр. и рече ангел к Моисею. си древа сплети аки пленицу в образ святыя троица и всади в воду меръску. да тем осладиши воды меръския. то древо будет древо велико. то древо четыре краи вселенныя разыдет. то древо будет спасение миру. тем древом первая лесть побеждена будет. и прочая же о хотящих быти сказая и глаголав Моисею. По сем же отъиде от него ангел. Моисей же сотвори тако яко же повеле ему ангел исплетши древо и всади я в воду при брезе. и рече Моисей. се древо хощет быти жизнь миру. в великую честь приложится по летех. но посекут è. тогда не будет изволения приити Вышнему. но по времени егда изволися плотию явитися всему миру. свящая женска естества преступление. на се же древо рукама беззаконных вознесется, и узрите ваш живот висящь прямо очима вашима. беззаконнии же скоро в пагубе обрящутся. и вознесенному на древо весь мир поклонится. но яко же се древо оуслаждает и освящает воду. тако и распятого кровь освятит древо се. яко же древом горькия воды осладиста. тако и крест Христов горкая неверствия языческая ослади. нынеже вы премолкните ропщуще на мя. сим древом и вам вода осладится. вы же оубо приступльше почерплите и напаяйтеся и вся скоты ваша. в той час осладишася воды в Мерре. и начаша людие пити и вси скоты».302 При рассказе о битве евреев с амаликитянами, вставлено рассуждение: «откуду же бысть оружие сыновом израилевом. не на рать бо быша вышли из Египта. но требу положити Богу. и мняще ся паки возвратити. но егда оубо Фараоновы вои потоплени быша с оружием их. и посем море изверже на брег к сыном израилевом. оттуда сии оружие взяша. о всем оубо тогда промышляет Господь ими».303 При рассказе о смерти Моисея прибавлено: «в скончании же его бысть ту архистратиг Михаил и начальник силы Господня. и се диавол безстоудный и злокозненный обретеся ту. и пряшется о Моисееве телеси. яко сотворшу ему рече египтянину оубийство. и некая льстяше нань облыгая. рече же к нему архистратиг Михаил отвещав рече. запрещает ти Господь вселукавый диавол. азъже оубо архистратиг силы Господня суда хульна навести нань не смею. но проповедая величество Божества рече запрещает ти Господь диаволе. и обличая его суровое безстудство. им же за гордость свержен бысть. того ради именем Господним архистратиг запрещая ему проповедая величество божества. и абие исчезну льстец. о сем бо послушествова апостол Иуда в послании. тем же не ведеша людие израильтестии телесе его даже и днесь».304

Апокрифы, мы заметили, распространялись в России из Византии, Болгарии и Сербии; кроме того, некоторые апокрифы приходили и с Запада. Так, в XVI в. с немецкого языка на славянский был переведен каким-то Георгием апокрифический сборник Луцидариус. «Прототипом этой народной книги западной Европы, говорит г. Тихонравов, был Elucidarium, sive dialogus de summa totius christianae theologiae, который приписывается Ансельму Кантерберийскому, Гонорию Отёнскому и другим.305 Богословские рассуждения этого сочинения со временем заменились разными сведениями о мире и разных странах мира, о людях и животных, заимствованными из апокрифических книг, средневековых повестей, гадательных книг, бестиариев и космографий,306 и из богословского сочинения образовалась апокрифическая книга. Луцидариус имеет форму диалога и представляет ряд вопросов ученика и ответов учителя о разных предметах. Из этих вопросов и ответов, по связи с приведенными выше апокрифическими сказаниями, для нас интересны следующие. «Оученик вопроси. Колько суть небес. Оучитель рече. Небеса суть трои. едино есть от земли даже до луны. второе от луны даже до звезд. третие же над твердию и бе именуемо огненое небо. на том бо есть Бог сам со всеми святыми своими. Оученик: И есть ли на двух небесех что сотворено. Оучитель: От земля даже до луны, лукавии дуси, идеже именуются и демони те суть тамо поставлени, даже человеки, от юностных дней от воздуха прельщающе душа егда того осияют. а от луны даже до звезд воздух есть огнян велми. тамо пребывают святии ангели. сии суть поставлени даже человеки хранят от лукавых бесов. Оученик: где бе Адам сотворен. Оучитель: на некоем месте нарицаемом Еврон. тамо же и умре. Оученик: где есть рай. Оучитель: есть на востоце в мире и подлежит близ небеси. яже выше всея земли есть... Тамо облежат толь велицы горы и чящи лесныя и мраки и мглы напереди, якоже никтоже тамо внитти может. токмо душа с добрыми делы. Оученик: коль долго Адам был в раи. Оучитель: несть боле токмо два чяса. Оученик: коль долго Адам жил на земли. Оучитель: лет ц҃л и оумре в Иерусалиме и погребен бысть во Евроне, тогда та яма им наполнена, отнюдуже Бог сотворил его. Оученик: коль стар был Авель, егда убил брат его Каин. Оучитель: тридесяти лет оубиен бысть в Дамасце. Оученик: кто первый человек, иже писания обрете. Оучитель: той бе Сиф, сын Адамов. Оученик: кто первый бяше царь по потопе. Оучитель: Мелхиседек, его же латыни глаголют бывша Сима, Ноева сына. при того царя времени люди разделени на три чясти. от Сима изыдоша свободнии. от Афета изыдоша воини. от Хама изыдоша хлапи. Оученик: кая земля прилежит к раю всех ближе. Оучитель: яко книги поведают сице. не может никтоже доити до раю. понеже около его есть огненая стена досязая до небеси. и тамо прилежат великия горы и чящи лесныя. и потом лежит великая пустыня. яже есть полна драконов и иных зверей. яко никтоже по ней может ходити. прилежит же всех ближе земля Индея... в Индеи же есть некая гора. нарицаемая каспинус. и оттуду идет испанийское море, и промежь того моря горы. где замуровал великий царь Александр Макидонский два племяни людей нарицаемая Гог и Магог. те люди не ядят иного кроме животных сырых мяс и человеческих мяс же».307 Известно, что Максим Грек, подвергавший критике некоторые апокрифические сказания, обратил внимание и на Луцидариус и разобрал некоторые его места. Так, опровергая мнение Луцидариуса, что Адам был в раю не более двух часов, он замечает: «святый Иван Златоустый глаголет s҃ часов. Сего ради и новый Адам Иисус Христос на шестом часе распят бысть». По поводу сказания Луцидариуса, что Адам умер в Иерусалиме и погребен в Евроне, он указывает на приведенное нами выше свидетельство св. Афанасия, передавая его в следующем виде: «Афанасий В. в слове еже о страсти Спасове и о кресте глаголет сице: повесть от отец дойде до нас, яко глава первозданнаго Адама принесена бысть потопом, иже при Нои, от востока во Иудею и остала на Голгофе Божиим мановением, да освятится кровию новою Адама. От сего явлено, и яко первие людие до потопа в высочайших восточных странах живяху и тамо умираху и погребахуся. И Авель праведный тамо же всяко и убиен есть, а не в Дамасце, ниже отец его в Иерусалиме, якоже той блядет», Доказывая, что письмена изобрел не Енох, а Сиф, третий сын Адама,308 Максим приводит сказание Иосифа Флавия о том, что Сиф поставил на высоком месте два столпа, каменный и глиняный, и написал на них свои астрономические знания, чтобы они могли сохраниться во время потока. По поводу мнения Луцидариуса, что первым царем был Мелхиседек, которого латиняне принимают за одно лицо с Симом, он замечает: «царствова Мелхиседек ргі҃ лет, неродословимъже речеся, занеже не бе от семени Авраамля, бысть бо родом хананеянин и от проклятаго семени прозяб; темъже ни родословию сподобися святыми книгами, но и Салим в нем же царствова, многословутый Иерусалим есть, не у носящь всего имени Иерусалим, по приложению же складу иеру по Салиме приемый склад сий иеру по совокуплению Иерусалим именовася». (2) Таким образом, апокрифические мнения Луцидариуса Максим опровергал подобными же апокрифическими сказаниями.

II. Происхождение индекса апокрифических книг

Апокрифические книги перечисляются в известном индексе ложных книг, который составился на основании апостольских правил, соборных постановлений и отдельных отеческих сочинений. В этом Индексе апокрифические книги называются ложными, отреченными (ἀπόῤῥητα) и осуждаются наряду с языческими и еретическими книгами. Между тем мы видели, что апокрифические сказания были весьма распространены как у иудеев, так и у христиан. У иудеев апокрифические книги имели значение книг тайных и сокровенных. В 3-й книге Ездры они поставлены в таком отношении к книгам каноническим: Первыя (т. е. канонические), яже писал ecu, сказано было Ездре, в яве постави, и да чтут достойнии и недостойнии: последния же семьдесят (т. е. апокрифические) сохрани (скрой), да предаси их мудрым от людей твоих. В тех бо есть корень разума и премудрости источник и ведения река (3Езд. 14:46–48): повелевается скрыть книги не потому, чтобы они считались недостойными чтения, а потому, что они не могут быть доступны для всех, а только для мудрых.309 В таком же значении книг тайных и содержащих таинственное учение слово апокрифы употреблялось в первые времена и у христиан; в этом смысле у св. Епифания апокрифом называется даже и Апокалипсис Иоанна Богослова. В последующие времена под апокрифами стали разуметь книги подложные; но, несмотря на это, апокрифы читались, и сами христианские писатели, как мы видели, указывали на них и часто приводили из них места в своих сочинениях. Это показывает, что взгляд на апокрифические книги не всегда был одинаков и не вдруг установился, что помимо строгого взгляда в церковном учении, который выразился в церковных правилах осуждением и запрещением апокрифов, в кругу простых читателей и в обыкновенной литературной практике существовал еще другой взгляд на них, по которому смотрели на них снисходительно. Простых читателей апокрифы, естественно, привлекали к себе как интересными подробностями рассказов, так и знаменитыми библейскими лицами, от имени коих они предлагались. Они сообщали такие интересные сведения, каких не могла дать никакая другая книга, и потому могли удовлетворять самому смелому любопытству и самой требовательной любознательности. То, что составляет непроницаемую тайну для истории, они рассказывали самым обстоятельным образом; они свободно говорили напр. о сотворении и падении ангелов, указывали день, даже час, когда произошло падение Адама и Евы, сообщали сведения о их жизни по изгнании из рая, разные подробности о других патриархах; от древних времен они часто переходили к будущим временам и при этом смело рисовали подробные картины страшного суда и будущей загробной жизни. Другие апокрифы, как напр. Заветы 12-ти патриархов, нравились своим назидательным элементом, своими нравственными и поучительными размышлениями. В некоторых, наконец, были места благоприятные христианству, ясные указания на события новозаветной церкви. С другой стороны, рассказы в апокрифах предлагались от имени знаменитых лиц Еноха, Авраама, Моисея, Соломона и других. Большинство читателей, разумеется, далеко не обладало таким знанием свящ. писания и свящ. истории, чтобы могло относиться к ним критически и судить о подлинности этих сочинений; вопрос о подлинности, по всей вероятности, даже и не возникал в уме таких читателей. Но главною причиною, почему апокрифы принимались и распространялись, было то, что основа их заключалась в древних преданиях; в них встречалось много таких рассказов, которые издавна были известны и переходили от одного поколения к другому в устном предании. Мы заметили выше, что Ориген в апокрифах находил следы древних преданий. Этого мнения держались и другие церковные писатели, и потому смотрели на апокрифы снисходительно. «Я знаю, говорит Тертуллиан, что писание Еноха некоторыми не принимается. Вероятно, не верили, чтобы сочинение, составленное прежде потопа, могло сохраниться после этого события, уничтожившего все на земле. Если только эта причина, то пусть припомнят, что Ной, правнук Еноха, пережил потоп, и он, так как принадлежал к этому племени, так и по наследственному преданию, конечно, слышал и помнил об угождении Богу своего деда и о всех его пророчествах, и сыну своему Муфасалу заповедал, чтобы он сведение об этих пророчествах передал потомкам. Итак Ной, без сомнения, мог быть преемником передаваемого пророчества и не умолчал как о воле Бога, спасителя своего, так и о славе своего дома... и позаботился о сохранении того писания. Равно как и уничтоженное силою потопа он мог снова восстановить в своем уме, подобно тому, как Ездра, после разрушения Иерусалима, возобновил все писание иудейское. Так как Енох в этом писании пророчествовал о Господе, то мы не должны отвергать ничего, что к нам относится. Читаем, что всякое писание богодухновенно и полезно для научения (2Тим. 3:16). Иудеи отвергли его потому, что отвергли все прочие писания, которые говорят о Христе. Не удивительно, что они не приняли некоторых писаний, говорящих о том, кого они не приняли, когда Он Сам говорил им. Кроме того, Енох у апостола Иуды приводится свидетелем».310 Но особенно к снисходительному взгляду на апокрифы располагало то мнение, будто апокрифами пользовались сами апостолы. Так, Ориген думал, что слова апостола Павла: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим его (1Кор. 2:9), заимствованы из апокалипсиса Илии; что апостол Иуда свидетельство о споре архангела Михаила с диаволом о теле Моисеевом (стих 9) взял из апокрифа: νάληψις Μοϋσεως.311 Августин думал, что апостол Иуда в 14 стихе своего послания, указывая на пророчество Еноха о последнем суде над нечестивыми людьми, разумеет книгу Еноха.312 Иероним в предисловии к Пятикнижию говорит: «у евангелистов и апостолов мы читаем многое о ветхом завете, чего нет в наших списках, как то: из Египта я воззвал сына моего (Мф. 2:15); что Он Назореем наречется (Мф. 2:23); воззрят на Того, Кого пронзили (Ин. 19:37); у того (верующего) из чрева потекут реки воды живой (Ин. 7:38); не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим его (1Кор. 2:9). Первое свидетельство находится у Осии (11:1), второе у Исаии (11:1);313 третье у Захарии (12:10), четвертое в Притчах (18:4);314 пятое у Исаии (64:4). Многие, не зная этого, следуют бредням апокрифов и подлинным книгам предпочитают Иберийские басни315 т. е. отыскивают указанные места в баснях еретиков. Один из византийских историков, Георгий Синкелл также замечает, что блаженный Павел пользовался иногда изречениями апокрифов, и указывает на приведенные уже выше слова в 1Кор. 2:9, считая их заимствованными из апокрифа Илии, на слова Гал. 6:15: во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание... и слова Еф. 5:14: встань спящий и воскресни из мертвых, которые, по его мнению, взяты – первое из апокалипсиса Моисея, а второе – из апокрифа об Иеремии.316 Это мнение о заимствованиях апостолами из апокрифов было принимаемо с такою уверенностью, что некоторые решались подвергать сомнению те канонические писания, в которых видели это заимствование. Иероним в одном месте замечает, что послание ап. Иуды многими отвергается потому, что апостол приводит в нем свидетельство из апокрифической книги Еноха.317 А Ориген, считая заимствования апостолами из книг апокрифических несомненными, находил нужным объяснять и оправдывать эти заимствования. «Апостолы и евангелисты, говорит он, будучи исполнены св. Духа, знали, что должно заимствовать из этих писании и что отвергнуть, но нам, не имеющим такого обилия Духа, делать нечто подобное небезопасно».318 Приведенные свидетельства, особенно свидетельство Иеронима, показывают, что мнение о заимствовании новозаветными писателями из книг апокрифических, в древние времена было весьма преувеличенно, что считали заимствованными из этих книг и такие места в Новом Завете, которые находятся в канонических книгах Ветхого Завета. Между тем, вопрос мог быть собственно только о двух местах: о пророчестве Еноха о будущем суде над нечестивыми и о споре архангела Михаила с диаволом о теле Моисеевом в послании ап. Иуды (стих. 9, 14–15). Слова пророчества о будущем суде над нечестивыми, приводимые ап. Иудою от лица Еноха, как мы увидим, действительно находятся (хотя и не буквально), в эфиопской книге Еноха (гл. 1–2);319 Ἀνάληψις Моисея, из которого, думают, заимствовано свидетельство о споре архангела Михаила с диаволом, до нас не сохранился, но об этом споре, как мы видели выше, говорится (хотя иначе, чем в послании Иуды) в иудейском сочинении о смерти Моисея, которое, составлено, вероятно, на основании упомянутого апокрифа. Но так как ап. Иуда не упоминает о книгах, не указывает ни на книгу Еноха, ни на книгу Моисея, то остается еще возможность предполагать, что он заимствовал упомянутые места не из этих книг, а из устных преданий, или других письменных источников. А с другой стороны, при правильном взгляде на апокрифы, не может быть ничего, ослабляющего силу канонического послания, и в той мысли, что апостол заимствовал эти места и из апокрифов; апокрифы составлялись на основании древних преданий и вместе с разными вымыслами и заблуждениями, могли заключать в себе и истинные сказания, дошедшие от древних времен по преданиям, которые, как мы выше заметили, иудейские учителя всегда хранили с особенною ревностью, собирали и записывали в книги. Мы остановились на этом, существовавшем в древние времена, мнении о заимствованиях новозаветными священными писателями из апокрифов потому, что им между прочим, объясняется для нас тот снисходительный взгляд, какой мы встречаем на апокрифы у некоторых учителей и писателей церковных. Впрочем, этот взгляд не означал ни полного доверия к апокрифам, как к подлинным и истинным книгам, ни одобрения их для чтения и руководства. Находя в апокрифах следы древних преданий, церковные учители читали их, указывали на них в своих сочинениях, приводили из них некоторые мнения и рассказы; но, замечая, что истинные предания в них перемешаны с разными заблуждениями и вымыслами фантазии, и зная, что простые читатели не способны отличить в них истину от вымысла, они не советовали читать их другим. Особенно строго они отзывались об апокрифах, когда был вопрос об истинах веры, или о книгах, которыми должно руководствоваться в христианском учении; при этом апокрифы положительно запрещались и назывались баснями. Так Августин, объясняя слова Моисея об исполинах Быт. 6:2 говорит: «оставим басни тех писаний, которые называются апокрифами, потому что происхождение их сокрыто и было неизвестно отцам, от которых, по верному преданию, сохранился до нас авторитет истинных писаний. Хотя в апокрифических писаниях и есть некоторые истины, но по причине многого ложного они не имеют никакого канонического авторитета. Мы не можем отрицать, что написал nonnulla divina оный Енох, седьмой от Адама, когда говорит об этом апостол Иуда в своем каноническом послании, но эти писания не напрасно не помещены в том каноне книг, который хранился в храме иудейского народа, но потому, что считались сомнительными по причине древности, что нельзя было узнать, те ли они были, которые писал Енох... Поэтому писания, приводимые под его именем, которые содержат эти басни о гигантах, рассказывающие, что они не имели отцов из людей, справедливо от мудрых признаются подложными, как и многие другие, которые составлены еретиками от имени других пророков и в новые времена от имени апостолов; после тщательного испытания наименованием апокрифов они лишены канонического авторитета».320 В другом месте тот же Августин, указав на Еноха и Ноя, как пророков, замечает: «что их писания у иудеев и у нас не имеют авторитета, это зависело от чрезмерной древности, в следствие которой они считаются сомнительными, из опасения, чтобы не принять ложные за истинные... Они не приняты в канон не потому, чтобы подвергался сомнению авторитет тех людей, которые угодили Богу, но потому, что не признаются принадлежащими им».321 Между отцами и учителями церковными всех снисходительнее относился к апокрифам Ориген, который, как мы видели, особенно часто указывал на них в своих сочинениях и заслужил за это даже порицание со стороны других церковных писателей. Представителем же строгого взгляда на апокрифы может быть назван Иероним, который часто порицает их в своих сочинениях. «Ты предлагаешь мне, говорит он в книге против Вигилянция, апокрифическую книгу, которую ты и подобные тебе читают под именем Ездры... Я этой книги никогда не читал, ибо зачем брать в руки то, чего не принимает Церковь... В комментарии ты приводишь свидетельство из Соломона, которого Соломон совсем не написал; как есть у тебя другой Ездра, так есть и другой Соломон. Читай, если тебе угодно, и вымышленные откровения всех патриархов и пророков, и когда изучишь их, рассказывай их между женщинами и предлагай свои легенды в тавернах своих, чтобы посредством этих сказок легче привлекать необразованный народ к питью».322 В комментарии на слова Исаии: от века не слышахом, ниже очи наши видеша Бага разве тебе, и дела твоя, яже сотвориши ждущим милости (64:4), он еще резче выражается об апокрифах, применяя к ним слова Псалма 9:29–30, сказанные о нечестивом человеке. Заметив, что перифраз этих слов Исаии представляет апостол Павел, когда говорит: яже око не виде и ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим его (1Кор. 2:9), он прибавляет: «поэтому да умолкнут те бредни апокрифов, какие по поводу этого свидетельства вносятся в церкви Христовы. О них (об апокрифах) поистине можно сказать: sedeat diabolus in insidiis cum divitibus in apocryphis, ut interficiat innocentem; и потом: insidiatur in apocrypho, quasi leo in spelunca sua, insidiatur, ut rapiat pauperem (Пс. 9:29–30). Ибо восхождение Исаии и апокалипсис Илии содержат в себе это свидетельство».323 Весьма вероятно, что, говоря это, Иероним имел в виду Оригена, который в 35 трактате на Мф. гл. 27, говорит, что сказанное апостолом 1Кор. 2:9, заимствовано из апокрифа об Илии. К развитию строгого взгляда на апокрифы послужило особенно то обстоятельство, что ими начали пользоваться еретики, которые переделывали прежние апокрифы и составляли новые от имени ветхозаветных лиц. Мы указали выше, как много распространено было разных апокрифов между еретиками, и какую пеструю и безобразную смесь разных языческих и христианских идей и образов они представляли. Поэтому очень естественно, что церковные учители подвергли апокрифические сочинения тому осуждению и запрещению, какое мы находим в статье или правиле об истинных и ложных книгах.

Статья об истинных и ложных книгах, действительно, и вызвана была ложными и еретическими книгами. Она начала составляться именно с тою целью, чтобы предостеречь христиан от таких книг. «Боюся, говорит св. Афанасий, приступая к перечислению священных книг в своем послании о праздниках, чтобы, как писал к коринфянам Павел (2Кор. 11:3–4), некоторые из простодушных не были уклонены от простоты и чистоты, хитростью человеков и потом не начали внимати иным книгам, так называемым апокрифическим, будучи обмануты единоименностию их с истинными книгами (τῆ ομωνυμία τῶν ἀληθινῶν βιβλίων)... понеже некие начали слагати себе так именуемые апокрифические книги и смешивати оныя с богодухновенным писанием, о котором мы удостоверены, яко же предаша отцам от начала самовидцы и слуги бывшии словесе, изволися и мне, побужденному истинными братиями и дознавшему сначала поряду изложити, какие книги приняты в каноне, преданы и веруются быти божественными, дабы каждый обольщенный отверг обольщающих, и каждый пребывший чистым возрадовался о новом предостережении». Затем перечисляются священные книги В. и Н. Завета и после перечисления прибавляется: «впрочем, возлюбленные, сверх сих читаемых и оных канонических, нигде не упоминается об апокрифических: но сие есть умышление еретиков, которые пишут оные, когда хотят, назначают и прибавляют им время, дабы, представляя их аки бы древние, имети способы к прельщению оными простодушных».324 Те же побуждения к определению священных книг указывают и св. Григорий Богослов и св. Амфилохий. «Дабы не прельщен был ум твой, говорит св. Григорий в своих метрах о священных книгах, чуждыми книгами, ибо обретаются многие подложные писания, не право надписанные, то приими, возлюбленный, сие мое верное исчисление»... далее перечисляются самые книги.325 Св. Амфилохий в послании к Селевку свое перечисление священных книг предваряет следующим интересным замечанием, в котором апокрифические книги весьма характеристично сравниваются с поддельными или фальшивыми монетами: «Наипаче подобает ведати и сие, яко не всякая книга, стяжавшая досточтимое имя Писания, есть достоверная. Ибо бывают иногда книги лжеимениные, иные средние и тако рещи, близкие к словесам истины, а другие подложные и обманчивые, подобно как подложные и поддельные монеты (ὥσπερ παράσημα καὶ νόθα νομίσματα), кои хотя имеют надписание царское, но, по веществу своему, оказываются ложными. Посему наименую тебе каждую из богодухновенных книг. Далее перечисляются книги.326 Во всех этих правилах замечательно то, что хотя поводом к определению священных книг в них представляется распространение множества апокрифических книг, самые книги апокрифические, однако же, не называются и не перечисляются. Тоже самое мы видим и в апостольских и соборных правилах о священных книгах. Самое первое исчисление книг, как известно, находится в 85-м апостольском правиле. «Для всех вас, сказано здесь, принадлежащих к клиру и мирян чтимыми и святыми да будут книги... перечисляются книги Ветхого и Нового завета, но об апокрифах не упоминается.327 В 60-м апостольском правиле говорится: «аще кто подложные книги нечестивых, яко святые, в церкви оглашает, ко вреду народа и клира, да будет извержен», но какие надобно разуметь под подложными книгами, не указывается.328 59-е правило Лаодикийского собора начинается также запрещением книг не священных: «не подобает в церкви глаголати псалмы не священные или книги, неопределенные правилом (ιδιωτικὸυς ψαλμος οὐδὲ ακανόνιστα βιβλία), но только в правилах означенные книги В. и Н. З.», а в следующем 60-м правиле перечисляются эти книги, но из запрещенных книг ни одна не называется.329 33-е правило Карфагенского собора начинается подобным же запрещением: «постановлено такожде, да не читается ничто в церкви под именем божественных писаний, кроме писаний канонических».., но об апокрифах не говорится.330 Желая предохранить христиан от ложных апокрифических книг, отцы и учителя церковные, хотели достигнуть этого прямым положительным путем, указывая те книги, какие должно читать, а против апокрифических изрекая только общие осуждения и запрещения. Но некоторые к этим осуждениям и запрещениям апокрифических книг стали присоединять и перечисление этих книг. Так и составилась статья о ложных апокрифических книгах, которая сначала была только распространением указанных выше апостольских и отеческих правил и соборных определений. В 85-м правиле апостольском, мы видели, перечислены только священные книги В. и Н. Завета, а книги апокрифические не указаны; в Постановлениях же апостольских перечисляются и некоторые апокрифы. «Все это, сказано в 16 главе 6-й книги постановлений, мы написали вам, чтобы вы знали наше мнение и не принимали книг, которые нечестивые надписали нашим именем. Ибо вы должны обращать внимание не на имена апостолов, а на самое существо дела и на правильную мысль. Мы знаем, что Симон и Клеовий, сочинив вредные книги от имени Христа и апостолов, распространяют их для обольщения вас, которые возлюбили Христа, и нас рабов Его. И в древние времена некоторые написали апокрифические книги: βιβλία πόκρυφα Μωΰσέως καὶ Ἐνωχ καὶ Ἀδάμ, Ἡσαΐου τε καὶ Δαβὶδ καὶ Ἡλὶα καὶ τῶν τριῶν πατριάρχῶν, зловредные и враждебные истине».331 Св. Афанасий в приведенном выше послании о праздниках указал только на канонические и не канонические священные книги, а относительно апокрифов сделал только предостережение; автор же Синопсиса св. Афанасия, после подробного обозрения священных книг, перечисляет и апокрифические книги В. и Н. Завета: «τ δ πόκρυφα πάλιν τῆς παλαῖος Διαθήκης ταῦτα. Ἐνὼχ, Πατριάρχαι, προσευχὴ Ἰωσὴφ, Διαθήκη Μοΰσέως, Ἀβραὰμ, Ἐλδὰδ καὶ Μωδὰδ, Ἠλιου προφήτου, Σοφονίου προφήτου, Ζαχαρίου Πατρὸς Ἰωάννου, Βαροὺχ Ἀμβακόυμ, Εξεκιὴλ καὶ Δανιήλ ψευδεπίγραφα. Τῆς νέας πάλιν Διαθὴκης ἀντιλέγομενα ταῦτα. Περιόδοι Πέτρου, περιόδοι Ἰωάννου, περιόδοι θομᾶ, ἐυαγγέλιον κατὰ θωμᾶ, Διδαχὴ ἀποστόλων, Κλιμεντια ἐξ ὧν μετεφρὁσθησαν, ἐκλέγεντα τά ἀληθέστερα καὶ θεοπνέυστα. Ταῦτα τὰ ἀναγινωσκόμενα».332 В стихах Григория Богослова, мы видели, также не указана ни одна апокрифическая книга, а только перечислены одни канонические и не канонические книги; но к этому перечислению в последствии также стали присоединять перечень апокрифов. Такой перечень помещен в одном сборнике (начала X в.) Коаленевой библиотеки, с именем Иоанна Богослова: ωάννου τοῦ εὐαγγελιστου Θεολόγου ἐκ τῶν ἐπῶν, он составляет продолжение списка библейских книг, который начинается теми же словами, какими начинаются стихи Григория Богослова, о книгах (Ὄφρα δέ μὴ ξείνησι νόον κλέπτοιο βίβλοισι, πολλαὶ γὰρ τελέθουσι παρέγραπτοι κακοῆθες...). Имя Иоанна Богослова, очевидно, попало в рукопись вместо Григория Богослова. Вот этот перечень апокрифов, отличающийся от приведенного выше из Синопсиса Афанасия тем, что в нем указывается несколько других апокрифов, а некоторые из указанных не упоминаются.

α´ Αδάμ

β´ Ένὼχ

γ´ Λαμὲχ

δ´ Πατριάρχαι

ε´ Προσευχὴ Ἰωσὴφ

ς´ Ἐλδάδ καὶ Μωδάδ

ξ´ Διαθήκη Μωΰσεως

η´ (не достает в рукописи)

θ´ Ψαλμοὶ Σολομῶντος

ι´ Ηλίου ἀποκάλυψις

ια´ Ησαϊου ὅρασις

ιβ´ Σοφονιου ἀποκάλυψις

ιγ´ Ζαχαριου ἀποκάλυψις

ιδ´ Ἔσδρα ἀποκάλυψις

ιε´ Ἰακώβου ἱστορία

ις´ Πέτρου ἀποκάλυψις

ιξ´ Περίοδοι καὶ διδαχαὶ τῶν ἀποστόλων

ιη´ Βαρνάβα ἐπιστολαί

ιθ´ Παύλου πράξεις (ὁράσεις)

κ´ Παύλου ἀποκάλυψις

κα´ Διδασκαλία Κλήμεντος

κβ´ Ἰγνατίου διδασκαλία

κγ´ Πολυκάρπου διδασκαλία.

κδ´ Ἐυαγγέλιον κατὰ Βαρνάβα

κε´ Ἐυαγγέλιον κατὰ Ματθίαν.333

В подлинных сочинениях св. Афанасия и Григория Богослова не помещаются эти перечисления; конечно, они составлены другими лицами. Таким образом, и самая статья, перечисляющая апокрифы, как подложные книги, имеет также апокрифический характер, потому что надписывается подложными именами. Из других греческих списков апокрифических книг известен еще список, приложенный в конце краткой хроники константинопольского патриарха Никифора (ум. в 818 г.). В сущности, впрочем, это тот же список, который помещен в Синопсисе Афанасия; только в нем указывается количество стихов, из коих состоит каждый апокриф и в конце еще прибавлены послания Игнатия и Поликарпа и Пастырь Ермы. После перечисления канонических и не канонических священных книг, в которых также означено количество стихов, апокрифы перечислены в следующем порядке.

Ka ὅσα τς παλαιᾶς ἀντιλέγονται.

α´ Ἐνὼχ στίχων δω´ (4800)

β´ Πατριάρχαι στίχων ερ´ (5100)

γ´ Προσευχὴ Ἰωσὴφ στίχων αρ´ (1100)

δ´ Διαθήκη Μωϋσέως, στίχων αρ´ (1100)

ε´ Ανάληψις Μωϋσέως στίχων ου´ (1400)

ς´ Ἀβραὰμ στίχων οτ´ (130)

ξ´ Ἐλδὰδ και Μωδὰδ στίχων υ´ (400)

η´ Ηλίας προφήτης στίχων τις´ (3016)

ι´ Ζαχαρίου του πατρος Ἰωάνναυ στίχων φ´ (500)

ια´ Βαροὺχ Ἀμβακοὺμ, Εξεκιὴλ καὶ Δανιὴλ ψευδεπίγραφα.

Ka ὅσα τηςνέας εἰσὶν ἀπόκρυφα

α´ Περίοδος Πέτρου στίχων ρψν´ (2750)

β´ Περίοδος Ιωάννου στίχων γχ´ (3600)

γ´ Περίοδος Θωμᾶ στίχων αχ´ (1600)

δ´ Εὐαγγέλιον κατὰ Θωμᾶν στίχων ατ´ (1300)

ε´ Διδαχὴ ἀποστόλων στίχων σ' (200)

ς´ Κλήμενντος λβ' στίχων βχ' (2600)

ξ´ Ἰγνατίου, Πολυκάρπου, Ποιμένος καὶ Ἑρμᾶ.334

Указанные перечисления апокрифов и послужили основою для разных редакций списков ложных апокрифических книг. Списки эти распространялись прибавлением других апокрифов и других сочинений, но опять также на основании соборных правил. В 63-м правиле шестого вселенского собора (Трулльского) сказано: «повести о мучениках (μαρτυρολογία), врагами истины и лживо составленные, дабы обезславити христовых мучеников, и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовати в церквах, но предавати оныя огню. Приемлющих же оныя, или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем».335 На этом основании в список апокрифических книг стали вносить подложные жития святых и мучеников. В 62-м правиле того же собора сказано: «Так называемые Календы, Вота, Врумалиа (Κάλανδας, Βοτὰ, Βρουμάλια) и народное сборище в первый день месяца марта, желаем со всем исторгнути из жития верных». Под именем Календ здесь запрещается празднование первого дня каждого месяца, с обрядами и увеселениями от язычества происшедшими; под именем Вота остатки языческого празднования в честь Пана; под именем Врумалиа остатки празднования в честь языческого божества Диониса или Вакха, коего одно из прозваний есть Вромий.336 На основании этого правила и разных других сочинений отеческих против языческих верований и суеверий стали вносить в списки запрещенных книг сочинения, в которых содержались эти верования и суеверия, и наконец стали перечислять в них даже самые суеверия и суеверные приметы и обычаи. Того и другого прибавления мы встречаем напр. в правилах, помещенных в типике константинопольского патриарха Никифора: XII: τν ποκάλυψιν Παύλου καὶ τὰ λεγόμενα βροντολόγια καὶ σεληνοδρόμια ἢ καλανδολόγια καὶ τὰ ξωδολόγια οῦ χρη δέχεσθαι. βέβηλα γὰρ εῖσι. XII: τν ποκαλυψιν σδρα κα Zωσιμ κα τ δυο μαρτύρια τοῦ ἁγίου Γεωργίου καὶ τῶν ἁγίων Κηρυκοῦ καὶ Ἰουλίττης καὶ τὴν βίβλον τοῦ Μαρκοῦ καὶ Διαδόχοῦ οῦ δει θέχεσθαι ἀπόβλητα γαρ εἰσι ταῦτα καὶ οὐ δεκτεα.337

Таким образом, рассматриваемый нами список книг, составившийся по образцу списка библейских канонических и неканонических книг и долженствовавший в противоположность ему заключать только подложные книги, носившие библейские имена, стал заключать и другие подложные книги и вообще ложные и суеверные книги. Впрочем, и к списку канонических книг в церковной письменности присоединяли еще другие книги. После священных книг Ветхого и Нового Завета, составлявших первоначально христианскую церковную письменность, явилось множество отеческих писаний; некоторые из них получили особенное значение, как книги руководительные, при объяснении Писания, и вообще в догматическом и нравственном учении; эти отеческие писания также стали указывать и перечислять после книг св. Писания. Как апокрифические сочинения ложно надписывались именами библейских лиц, так и между отеческими писаниями были писания сомнительные и подложные. Эти писания, носившие ложно отеческие имена и часто во многом не согласные с учением кафолической церкви, указывались в списке как отеческие апокрифы. Наконец перечислялись и сочинения еретиков, осужденные соборами. В первый раз в таком составе список книг мы встречаем в декрете римского собора, бывшего под председательством папы Геласия († 596). Декрет этот начинается такими словами: Sancta Romana Ecclesia post illas veteris testamenti et novi scripturas, quas regulariter suscipimus, etiam has suscipi non prohibet. Сначала указываются четыре вселенских собора: Никейский, Константинопольский, Ефесский и Халкидонский, потом сочинения отцов церкви: мученика Киприана, Афанасия александрийского, Василия В., Григория Назианзена, Иоанна Златоуста, Феофила александрийского и других; далее определительные послания римских пап (decretales epistolae), писанные в разные времена; потом указываются деяния святых мучеников, при этом замечается, что некоторые жития святых не принимаются церковью, потому что неизвестно, кем они написаны, как-то жития Кирика и Улитты (Quirici et Iulitae), также Георгия и другие им подобные, которые написаны еретиками, запрещаются. Некоторые сочинения Оригена, которые не отвергает блаженнейший Иероним, принимаем, но прочие вместе с ним отвергаем; также хронику Евсевия александрийского и его книги церковной истории, хотя в первой книге он теряет жар и написал одну книгу в похвалу и оправдание еретика Оригена, но ради сведений, относящихся к научению, не отвергаем; хвалим также ученейшего мужа Орозия, который написал весьма необходимую против козней языческих историю. Затем запрещаются сочинения еретиков и перечисляются следующие апокрифические книги: Itinerarium nomine Petri apostoli, quod appellatur sancti Clementis lib. VIII. apocryphum; Actus nomine Andreae apostoli, apocryphi; Actus nomine Philippi apostoli apocryphi; Actus nomine Petri apostoli apocryphi; Actus nomine Thomae apostoli, apocriphi; Evangelium nomine Thaddaei, apocryphum. Evangelium nomine Thomae, quo utuntur manichaei, apocryphum; Evangelium nomine Barnabae, apocryphum; Evangelium nomine Bartholomaei apostoli, apocryphum; Evangelium nomine Andreae apostoli, apocryphum; Evangelia, quae falsavit Lucianus, apocrypha; Evangelia, quae falsavit Hyrcius, apocrypha; Liber de infantia Salvatoris apocryphus; Liber de nativitate Salvatoris et de Maria et de obstetrice Salvatoris, apocryphus; Liber, qui appelatur Pastoris, apocryphus; Libri omnes, quos fecit Lenticius, discipulus diaboli, apocryphi; Liber, qui appellatur Fundamentum, apocryphus; Liber, qui appellatur Thesavrus, apocryphus; Liber, qui appelatur de Filiabus Adae, vel Geneseos, apocryphus; Centimetrum de Christo Virgilianis compaginatum versibus, apocryphum; Liber, qui appellatur Actus Teclae et Pauli apostoli, apocryphus; Liber, qui appellatur Nepotis, apocryphus; Liber proverbiorum, qui ab haereticis conscriptus et S. Xisti nomine signatus est, apocryphus; Revelatio, quae appelatur Pauli apostoli, apocrypha; Revelatio, quae appellatur Thomae apostoli, apocrypha; Revelatio, quae appellatur Stephani, apocrypha; Liber qui appellatur transitus (Assumtio) S. Mariae, apocryphus; Liber, qui appellatur Poenitentia Adae, apocryphus; Liber Ogiae nomine Gigantis, qui ab haereticis cum dracone post diluvium pugnasse perhibetur, apocryphus; Liber, qui appellatur Testamentum Iacob, apocryphus; Liber, qui appellatur Poenitentia Origenis, apocryphus; Liber, qui appellatur Poenitentia S. Cypriani, apocryphus; Liber, qui appellatur Poenitentia Iamnis et Mambrae, apocryphus; Liber, qui appellatur Sortes apostolorum, apocryphus; Liber Lusanae apocryphus; Liber canonum apostolorum apocryphus; Liber Physiologus, qui ab haereticis conscriptus est et B. Ambrosii nomine praesignatus, apocryphus. Далее перечисляются, как апокрифы, сочинения некоторых церковных писателей: Historia Evsebii Pamphili apocrypha; opuscula Tertulliani sive Africani, apocrypha; Opuscula Postumiani et Galli, apocrypha и проч... а потом апокрифические сочинения: Epistola Iesu ad Agbarum (Abgarum) regem, apocrypha; Passio Georgii apocrypha; Passio Cyrici et Iulitae apocrypha; Scriptura, quae appellatur Contradictio (Interdictio) Salomonis, apocrypha; Phylacteria omnia, quae non angelorum, ut illi confingunt, sed daemonum magis arte conscripta sunt, apocrypha. Все эти и подобные им книги, которые написали Симон Волхв, Николай, Керинф, Маркион, Василид, Евион, Павел Самосатский... перечисляются разные другие еретики... не только отвергнуты, но всею римскою апостольскою церковью с их авторами преданы навеки неразрушимой анафеме».338 Мы подробно, почти вполне, привели декрет папы Геласия, между прочим, потому, что он представляет образчик того, как из краткого перечня священных книг образовался обширный список или род каталога вообще книг истинных и ложных, книг, которые христиане должны читать, и книг, которые осуждались и запрещались. Из апокрифов в декрете перечисляются главным образом новозаветные, из ветхозаветных же указано немного; но между ними упомянуты такие апокрифы, которых нет в приведенных выше греческих индексах, каковы: Liber de filiabus Adae vel Geneseos, под которой некоторые разумели так часто упоминаемую церковными писателями книгу Малого Бытия; Liber poenitentiae Adae, в которой можно видеть Завет Адама; Liber Ogiae Gigantis; Testamentum Iacobi, Poenitentia Iamnis et Mambrae и Contradictio Salomonis.

Из греческой письменности индексы книг перешли в славянскую письменность и послужили основою для тех статей об истинных и ложных книгах, которые так часто в разных редакциях встречаются в старых славянских рукописях. Уже в сборнике Святослава, который переведен в Болгарии с греческого сборника для царя Симеона и в 1073 г. переписан с некоторыми переменами для великого князя Черниговского, Святослава Ярославича, мы находим две статьи о книгах. Одна статья, под заглавием: от апостольских оустав составляет перевод одного правила апостольских постановлений,339 в котором, впрочем, ни истинные, ни ложные книги не перечисляются, а только предписывается удаляться вообще от ложных языческих книг, потому что они отвращают слабых от веры, да и нет нужды в них христианам, так как их заменили книги священного Писания: «чьсо бо ти нестаие в законе Бж҃ии, да на ты страньскыя (εθνόμυθα) коштѫны оустремляиешися, аште бо повестьныя (στορικά) хоштеши почитати, имаши цесарьскыя книгы (τας βασιλειους книги царств), аштели хытростьныя и творитвьныя (σοφιστικ κα ποιητικ), то имаши пророкы, Иѡва и Притъчьника (τον παροιμιαστην) в них же всакая твари и оухыштрении большѫѭ остротоу оумноуѭ обряштеши. яко Га҃ иединаго моудрааго речи соуть. аштели и песньныим (ἀσματικῶν) хоштеши то имаши ѱалъмосы...340 или законьноие заповеданиие (νομίμων καὶ παραγγελιῶν) преславьный Га҃ закон. вьсех оубо штѫжиих (ἀλλοτρίων) и дьявольскыих крепъко оукланяися». Другая статья, под заглавием: «Богословьца от словес», составляет перевод напечатанного выше греческого списка книг св. Григория Богослова. «Нъ да оубо не штюжими прелиштаѭться (прельщаются) кънигами, сказано в этой статье, многыи бо бываѭть неистовыя исказы. приими и сии мои избьраныи любочисльник». Потом, после перечисления священных книг В. и Н. Завета, указываются апокрифические: «и иелико же ськровьныих. а҃ Адам. в҃ Иенох. г҃ Ламех. д҃ патрьарси. е҃ молитва Иосифова. ѕ҃ Иелдад. з҃ завет Моусин. и҃ въсход Мооусин. і҃ Илиино обавление (ἀποκάλυψις). і҃а Исаиино видениие. і҃в Софониино обавлениие (ἀποκάλυψις). і҃г Захариино явлениие. і҃д Иаковля повесть. і҃е Петрово обавлениие (ἀποκάλυψις). і҃ѕ обьходи и оучения (περίοδοι καὶ διδαχαὶ) апостольска. і҃и Варнавле посыланиие (ἐπιστολαὶ). і҃ѳ Деяние Пауле. к҃ Паулово обавлениие. к҃а оучениие Климентово. к҃в Игнатово оучениие. к҃г Полоукарпово оучениие. к҃д иеуаггелиие от Варнавы. к҃е Еуаггелиие от Матфеа».341 Отличие этой статьи от греческого списка состоит только в том, что в статье пропущен апокалипсис Ездры и кроме завета Моисея упомянут еще въсход Моисея. Это древнейший список статьи о книгах истинных и ложных.

Так как индексы апокрифических книг составились на основании апостольских и соборных правил, то они помещались обыкновенно в кормчих и церковных уставах под следующими заглавиями: «святых апостол и св. отец о том, которыи книги почитати, и которых нечести; от апостольских заповедей, правило св. отец тні҃, иже в Никеи собора, о написанных книгах ложных и не ложных; от апостольских заповедей правила св. отец 7 соборов о написанных, которыя книги подобает почитати и которыя отметныи имети всегда»,342 но всего чаще статья о книгах в рукописях предлагается как 59-е правило Лаодикийского собора и начинается теми же словами, какими начинается это правило: «ни мирскых составленых псалмов глаголати в церкви, ни не исправленых книг чести, но токмо исправленыя Ветхаго и Новаго Закона. Ащели кто ложная писания книжная полагает в церкви, и почитает яко святыя на соблазн людем, аще будет причетник, да извержется, а книгы да сожгутся». Кроме того, во многих списках статья носит название преп. отца Никона: «Сказание преподобнаго отца нашего Никона о отреченных книгах; от посланиа преп. отца нашего Никона о глаголемых тайных книгах показания, яко еретичьскаа суть писаниа».343 Под именем Никона разумеется преп. Никон Черногорец, инок Раифской пустыни в Палестине, живший во второй половине XI в. и составивший два сборника церковных постановлений и нравственных правил: Пандекты и Тактикон.344 В 13-й главе Тактикона говорится о еретиках, которые писали ложные книги, и указываются самые книги которых должно остерегаться. «Потребно же есть нам ведети, сказано здесь, о глаголемых скровенных книгах, яко великый Афанасье глаголет, яко глаголемыя скровныя (сокровенные) книгы еретическыя суть, да с таковеми, яко с древними прелщают Римляны яже суть сия (Исидор). Адам и Енох, Ламех, Завети патриарстеи, молитва Иосифова, Асенеф, Ельдад и Модад, Завет Моисеов, Възнесенье Моисеево, ѱалми Соломонови, Илиино откровенье, Илиино виденье, Сифоньино откровенье, Захарьино откровенье, Ездры откровенье. Дозде Ветхаго писаниа суть. Обретаютжеся и другая многа в различьных съписаних, яже достоит съматрети в сущих и приятных книгах и кроме онех не подобает нам отнудь другая приимати. Новаго же суть сия: Ияковле повесть, Петрово отъкровениие, объхожения и оучения апостольская, Варнавино посланиие, Павлово деяние, Павлово откровениие оучительство Климентово, Игнатьиево оучениие, Поликарпово оучениие, иеоуамлие от Варнавы, иеоуамлиие от Матфия. Сия Новаго с ветхым оучитаиется от Сидора, в другыих же обретаиется предънаписаниа (преднаписанная т.е. прежде упомянутая) Ияковля повесть, яко Иакова иесть некоиего иевриина, а не апостола, и пакы обхожениие Иоаново, глаголемоие Богословово в сих сокровеных причитают и обаче иелма неприятна суть иегова хотять да суть, и ины суть и не причитаются в скровных. Суть же странны, якоже пишет в иедином откровени, иеже падъписует: Богословово, иеже речия о различных муках глаголет; таковоие пишет, яко иеретика некоиего Иоанна иесть, а не Богослова. Другоие же великоие приятно есть и истолковано митрополитом кесариским. Паки обретаются Андреа и Фому, рекше святых апостол; и о сих деяних глаголеть в изложени Дамаскинове, иеже о ересех, о ереси Авдианстии, яко в сих множаие оутверъждаются. Иная многа в Новем обретаются неприятна и паче свершено отпадателна; и другая пакы смеховь исполнена; и другая ни сице, ни тако, но обаче не приятна... И обаче что речем о таковых, яко иеретици оубо за иеже съставити им своя иересь къждо рече, якоже рече он же царь, иже в летописце написаныи вьсь сатанин, и якоже тамо пишеть, яко лъжно глаголаныя бе пиша святых мучения. Иная множаишая съписания глаголют, яко от сих християне вся своя писания начнуть не веровати и в погибель будут. Избави нас, Боже, от сих всех. К видению же вашему, яже обретохом, положихом зде оутвержения ради, и пакы зде бж҃ественная положим правила, оутвержающа нас о таковых. Потом приведены 60-е правило св. апостол и 63-е правило шестого вселенского собора».345 Это правило Никона Черногорца, вместе с другими отеческими и соборными правилами, также послужило основанием статьи о ложных книгах которая, по этому, в позднейших некоторых списках, предлагается как сказание Никона, хотя при исчислении в ней книг Никон руководствовался списками других отцов и между прочим списком в Синопсисе св. Афанасия, на которого он и указывает. Наконец, как на источник статьи о ложных книгах, указывается еще на митрополита Киприана. Так в церковном уставе 1608 г. статья названа сказанием преп. отца Никона, а в конце её сказано: «а се писано о отреченных книгах из молитвенника митрополичья Киприянова всея Русии».346 В синодальном сборнике XVI в. статья помещена под заглавием: «сказание Изосимы митрополита русъскаго о отреченных книгах», но в конце её прибавлено: «а се писано из молитвенника митрополита Киприана всея Русии».347 На основании этого замечания думали, что статья о ложных книгах принесена в Россию в первый раз митр. Киприаном, который дополнил её теми апокрифами, которые не упоминаются в греческих списках и которые сделались известны или появились в странах славянских. Но в Погодинском Номоканоне XIV в., который, по всей вероятности, древнее молитвенника Киприана, мы встречаем уже статью о ложных книгах с перечислением славянских апокрифов.348 Разные списки статьи показывают, что она у нас имела несколько редакций; список в молитвеннике Киприана, вероятно, послужил основою для одной из них, которая и выставляла его как первоначальный источник. В 1644 г. статья была напечатана в первый раз в сборнике, известном под именем Кирилловой книги.

Рассматривая разные славянские списки статьи о книгах, мы находим в ней обширный перечень, или род каталога книг священных, истинных и полезных и книг подложных, ложных и вредных. Большею частью статья начинается 59-м правилом Лаодикийского собора, которое в наших редакциях получило некоторое изменение: «Ни мирскых составленных псалмов глаголати в церкви, ни неисправленных книг чести, но токмо исправленыя Ветхаго Завета и Новаго Закона. Ащели кто ложная писания книжная полагает в церкви, и почитает яко святыя на соблазн людем, аще будет причетник, да извержется (сана своего), а книги да сожгутся». После перечисления священных, канонических и неканонических книг В. и Н. З. следует перечень церковных писателей; при этом перечисляются не только древние, но и позднейшие писатели, не только греческие и латинские, но и славянские и русские, Кирилл Словеньский, Козма Пресвитер, Иванн Эксарх, Даниил Странник, Григорий Цамвлак; указываются книги не только духовные и церковные, как-то сборники отеческих сочинений Златоуст, Маргарит, Измарагд, сборники житий святых, или патерики и минеи и церковные книги, Охтаи и Триоди, по и книги полудуховного и полусветского и даже чисто светского содержания как-то: Летописец, Родословие, Хронограф, Зерцало, Пчела, Стоглав, Судебник и проч.349 Затем следует список апокрифических сочинений. При указании древних апокрифов списки наши совершенно сходны с греческими списками и особенно со списком, приписываемым патриарху Никифору. В греческих списках, мы заметили, кроме библейских апокрифов, упоминаются и апокрифические жития мучеников и святых, разные суеверные книги и даже просто народные суеверия; этот отдел в наших списках получил особенное распространение, так что перечень суеверных, волшебных, гадательных книг и народных суеверий составляет большую половину всей статьи. При перечислении апокрифов и вообще ложных книг в наших списках делаются некоторые замечания, касающиеся содержания или достоинства той или другой книги. Вот в каком виде перечисляются апокрифические книги. «А книг ложных писания сия суть, их же не достоит держати. Составлении мирстии псалмы: «грядите вси вернии», другое «грядите (и)кресту твоему водружьшуся на земли, Адам, Енох – о Еносе, что был на пятом небеси и исписал 300 книг, Ламех, молитва Иосифова, Адамль Завет, Моисеев Завет, криво складен, Асенеф, Елдад Молдад, Псалмы Соломони, Песни Давидовы, Илиино обавление, Исаиино видение, Софониево обавление, Захариино обавление, Ияковля повесть, Апостольстии обходи (περίοδοι), что приходили к граду, обретоша человека, орюща волы, и просиша хлеба, он же иде в град хлеба ради, апостоли же без него взоравше ниву и насеявше, и прииде с хлебы, и обрете пшеницу зрелу, Варнавино послание, Петрово обавление, Павлово деяние, лжею складено, Павлово обавление, учение Климентово, Евангелие от Варнавы, Евангелие от Фомы, и о Рахманех, Зосимово хожение, Паралипомена Еремеина о пленении Иерусалимстем, что и орла слали с грамотою к Еремеи в Вавилон. Суть же и ина многа от лжесловесник сложена (словеса), еже есть сие: Иоанна Богослова вопросы на горе Елеонстей, еже есть: «слыши праведный Иоанне»; того же вопрос Авраама праотца (в других списках: того же вопросы ко Аврааму о праведных душах); Варфоломеевы вопросы к Богородицы, како роди Христа; Епистолия о недели (сиречь послание); о древе крестном лгано; что Христа в попы ставили, и что Христос плугом орал, еже Еремия поп Болгарский солгал, был в навех на Верзиулове колу; Петрово житие в пустыни 50 и 2 лета, и хожение Петрово по вознесении Господни, что Христа отрочатем продавал и архистратига Михаила крести и что рыбы по суху ходили. Детьство Христово; Богородицыно хождение по мукам; Лоб Адамль, что седмь царей под ним (в нем) сидели; Павлово хожение по мукам; имена ангелом; о службе таин Христовых, что опоздят служити обедню, врата небесная затворятся и ангели попа кленут, то еретик писал; и прение диаволе со Христом; о пустыннице Макарии римстем, что три черньци нашли его, что двадесят поприщь от него рай; о Соломони цари (суди или: о Соломоновых ложных судех) и о Китовраси басни и кощуны, все лгано, не бывал Китоврас на земли, но еллинстии философи ввели; Авгарево послание на шеи носят неразумнии; о двунадесяти (детей) Ияковлич; глаголемая лествица; списание Афродитияна Персина на Рожество Христово, что Ира во чреве зачала. Вопросы Иеремиа к Богородици; о недузе естественнем, и еже именуют трясавици, басни суть Иеремиа попа Болгарскаго; глаголет бо окаянный сей, яко седящу святому Сисинею на горе Синайстей, и виде седмь жон, исходящи от моря, и ангела Сихаила именует, и иная изыдоша седмь ангел, седмь свещь держаще, седмь ножев острящи, еже на соблазн людем многим, и седмь дщерий Иродовых трясцами басньствоваше, сих же ни евангелисты, ни един от святых – седми именоваша, но едина испросившаа главу Предотечеву, о ней же яве есть, яко и та дщи Филиппова, а не Иродова... Суть же и о мученицех словеса криво складена, а не тако, яко же истина их (о них) писана в Миниах-четьих и в Пролозех, яко се: Георгиево мучение, рекше от Дадияна царя мучен, он бяше мучен от Диоклитияна царя; Никитино мучение, нарицающе его сына Максимьянова царева, иже бе сам мучил, всеже то лгано, всяже суть та прилог обличает; Еупатиево мучение, что седмижды умер, а седьмью ожил; Климентово мучение Анкирскаго, и Феодора Тирона, еже о змии, и Иринино мучение несогласна суть, и иных мнозех; единою убо вси святии спасени умроша, по многих муках, ли мечем посечени, ли копием прободени, ли ножем заклани, ли огнем сожжени, ту конец прияша. Многаяж и иная сложена чтения ложная, Давидовы песни, Софониино обавление, о Василие Кесарийском, и о Иване Златоусте и о Григорие Богослове, въпросы и ответы что от колика частей сотворен бысть Адам (т. е. беседа трех святителей), о всем лгано; о всей твари чтение, кур стоит в мори, 300 ангелов солнце воротят, о двоюнадесяти пятницах, спор Тарсея (Тарасия) жидовина с Елферием (Елевферием); слово Мефодия, епископа Паторимскаго (Патарского) от начатка и до кончины (т. е. от начала и до кончины мира), в нем же писан Мунт, сын Ноев, и три лета земли горети; что запечатани Александром, царем Макидонскым Гог и Магог; и Исаак сон виде – столп посреди двора, архангел Михаил Авраама возносил на небо, и дал ему видети, что деют, и судил им, но лгана суть, не бывало того; и канунов много лживых, и молитвы составливая лживыя от трясавицы, Еремия попа болгарскаго басни... О 70 имян Богу, все то еретицы списали»... Далее следует перечисление суеверных, волшебных, гадательных книг и разных народных суеверий. Наконец в наших списках книг весьма подробно излагаются осуждения и запрещения ложных книг, которые называются вторым идоловерием, от бесов еретиками насеянным для невежд и на пагубу душ, плевелами посреди пшеницы, разжигающими пламень вечных мук, по слову Господню: червь их не умрет, и огнь их не угаснет. И это осуждение изрекается от лица св. апостолов и отцов церкви и всех семи вселенских соборов. «А от апостол предано бысть святым отцем 318, иже в Никеи, и потом святии отцы, вся седмь соборов и поместии собори, святым духом, по времени собравшиися, заповедаша прежде веровати во святую Троицу и кресту Господню (Христову) и воскресению его покланятися и Матерь Божию чтити и славити, и святыя пророкы и апостолы, и мученики и святители и преподобныя отцы – тех молити, а книгы святыя почитати, имиже душа спасти и избыти вечных мук, и веровати писанию тех, и воскресению мертвых, и чаяти страшнаго суда и воздаяния противу делом, а отреченных книг бегати аки Лот Содома и Гомора, и отнюдь в ня не приницати, да не будите, аки жена Лотова, преступив заповедь ангельскую и обращься видети Содом, и бысть столп слан (и) доднесь. Такоже и ныне, аще кто заповедь Божию преступит, а имет еретическая писания у себя держати, еже есть враг Божий, и волхвованию их веровати имет кто, с теми со всеми еретикы да будет проклят. Аще который отец духовный ведая у себя таковаго в сынех, а ведая то в покаянии его имет ему в том потаковы деяти, и приемля его на частое покаяние без опитемии и без отлучения церковнаго, или имет (и) сам тоже творити преже реченная сия еретическая волхвования, да извержется сана своего по правилам святых отец и с прежеречеными еретикы с теми со всеми да будет проклят, и написаная та на теле его да сожгутся». Последние осуждения и запрещения, очевидно, относятся к суеверным, волшебным и гадательным книгам.

Сравнивая представленные индексы апокрифических книг с приведенными выше апокрифическими сказаниями и свидетельствами об апокрифических книгах церковных писателей, мы видим, во-первых, что многие важные и интересные сказания совсем не упоминаются в индексах, конечно, потому, что они не составляли отдельных книг. Таковы напр. сказания о Ное и потопе, о Нимвроде, Вавилонском столпотворении и смешении языков и рассеянии народов, о Лоте и Мелхиседеке, которые, как мы видели, были весьма распространены в греческой христианской письменности и перешли в славянскую письменность. Не составив отдельных книг, они вошли, однако ж, в другие апокрифические книги, каковы книга Адама, книга Еноха и Малое Бытие, которые, поэтому, имеют особенно важное значение, как книги, принявшие в себя сказания о разных лицах и событиях. Во-вторых, в индексах не упоминаются и многие из тех апокрифических книг, на которые указания мы встречаем у церковных писателей. Таковы напр. еретические апокрифы. У маркосиан, по словам Иринея, было несказанное множество подложных и апокрифических писаний; у гностиков, по сказанию Епифания, были Евангелие Евы, книга о жене Ноевой, Нория, книги от имени Адама и Сифа; у сифян также книги от имени Сифа; у архонтиков были книги большая Симфония и малая Симфония. На эти книги почти нет указаний в индексах, может быть, потому, что строго преследуемые церковью они скоро изъяты были из употребления и уничтожились. Впрочем, и относительно других апокрифов указания индексов не имеют достаточной полноты и определенности и требуют объяснений и дополнений. В греческих списках, напр. перечисляются только имена лиц, коими назывались книги: Адам, Енох, Ламех, патриархи, Авраам, но не означены самые книги; в славянских списках также сначала перечислены эти имена, которые, без сомнения, прямо переведены с греческого списка; но потом, от имени Адама упомянут еще Завет Адама, от имени Авраама смерть Авраама и исхождение на небо (Исаак сон виде...); это те апокрифы, которые дошли до нас в славянских рукописях. Кроме того, в декрете Геласия, от имени Адама упоминается еще книга о дочерях Адама или Бытия и книга о покаянии Адама; от имени патриархов – Завет Иакова; в постановлениях апостольских указывается Завет трех патриархов: Διαθήκη τῶν τριῶν πατριάρχων; в славянских списках – глаголемая лествица, и 12 Иаковичь т. е. заветы 12-ти патриархов. Мы видели выше, что Заветы 12-ти патриархов и Малое Бытие были особенно известны в древние времена между церковными писателями; между тем ни та ни другая книга отдельно не упоминаются в греческих списках. Может быть, внимание к этим книгам церковных писателей и было причиною того, что они не внесены в список ложных и запрещенных книг,350 а может быть они разумелись в списках под другими названиями. Заветы 12-ти патриархов могли разуметься под общим указанием: патриархи. Что же касается Малого Бытия, то Синкелл замечает, что его многие приписывали Моисею, а Кедрин прибавляет, что Малое Бытие и Апокалипсис Моисея принимают за одну книгу; Фабриций же предполагает, что Малое Бытие есть та самая книга, о которой в декрете папы Геласия сказано: Liber, qui appellatur de filiabus Adae, vel Gencseos. Весьма вероятно, что некоторые апокрифы у разных писателей назывались разными именами. От имени Моисея, в Синопсисе Афанасия, упоминается Завет Моисея Διαθήκη, а в списке патр. Никифора Вознесение Моисея Ανάληψις, Ανάβασις, у некоторых писателей указывается Ἀποκάλυψις Μωΰσεως. В деяниях первого Никейского собора приведены свидетельства из двух апокрифов: Ἀνάληψις Μωϋσεως и Βίβλος λόγων μυστικῶν Μωΰσέως.351 В славянских списках упоминаются Завет Моисея и Исход Моисея, криво складен. От имени пророка Исаии в индексах Григория Богослова и патр. Никифора указано Видение ὅρασις, а в Панарии Епифания Восхождение Ἀναβατικν; это одно сочинение, составившееся, впрочем, из двух повестей, из коих в первой рассказывается о смерти и откровении Исаии, а во второй – о восхождении его на небо, или на семь небес. От имени Соломона в греческих списках указаны только псалмы Соломона; в Декрете Геласия – Contradictio Salomonis (прение, состязание Соломона в мудрости с царицей Савской, борьба с Асмодеем); в наших славянских статьях – суды Соломоновы и повести о Соломоне и Китоврасе. Некоторые апокрифы как-то: Паралипоменон Еремии; о древе крестном, от скольких частей был создан Адам; лоб Адамль упоминаются только в славянских списках. Сказания, составляющие содержание этих апокрифов, образовались, разумеется, еще в древние времена и перешли к славянам из греческих книг. Получив здесь некоторую переработку, они вошли и в славянские статьи о ложных книгах.

Но из всех апокрифов, которые упоминаются в индексах и были известны в древние времена, до нас сохранилось не много. Апокрифы Илии, Софонии, Захарии, Аввакума, Иезекииля и Даниила нам неизвестны, Вероятно, на основании апокрифа, пророку Илии иудейские раввины приписывали предание о том, что мир будет существовать 6,000 лет; они говорили об Илии, что он снова явится во время Мессии, а до этого времени он будет записывать все дела и события, какие в каждый век совершаются в мире. Об Иезекииле Иосиф Флавий замечает, что он написал две книги о бедствиях израильского народа; и некоторые писатели церковные под именем Иезекииля цитуют такие места, каких нет в его пророчествах. С именем пророка Даниила упоминаются видения и сновидения.352 Молитва Иосифа известна только по приведенному выше свидетельству Оригена. νάληψις Моисея, откуда, думали, апостол Иуда заимствовал свидетельство о споре архангела Михаила с диаволом, потерян; предполагают, что этот апокриф содержал беседу Моисея с Богом пред смертью и что на основании его составлено упомянутое выше иудейское сочинение о смерти Моисея. Апокриф Иеремии пользовался особым уважением у назореев, которые думали, что евангелист Матфей взял из него свидетельство о 30 сребрениках: и взяли 30 сребреников, цену цененного (Мф. 27:9; Зах. 11:1–3), но больше об нем ничего неизвестно. Об Ианнии и Иамврии, как мы выше заметили, говорится в Таргуме Ионафана, что они были волхвы, подражавшие Моисею в чудесах; но апокриф о них, о котором упомянуто в декрете Геласия, до нас не дошел.353 На апокриф, под названием Елдад и Модад, есть указание в Пастыре Ермы, где из него приведено свидетельство: «Господь близок ко всем обращающимся, как сказано в книге Гелдам и Модал, которые пророчествовали народу в пустыне»;354 но какое это было сочинение, неизвестно. В списках Григория Богослова и патриарха Никифора указывается ποκάλυψις σδρα. Фабриций и Люкке разумеют под ним 3-ю книгу Ездры (в латинской Библии 4-я книга Ездры);355 но Тишендорф говорит, что в одной рукописи Парижской библиотеки сохранилось особенное сочинение под заглавием: Λόγος καὶ Ἀποκάλυψις τοῦ ἁγίου προφήτου τοῦ Ἔσδραμ καὶ ἀγα πητοῦ τοῦ θεοῦ; это сочинение, вероятно, и есть, упоминаемый в индексах апокалипсис Ездры. Оно составляет подражание 3-й книге Ездры; в нем изображается, как Ездра молился Богу о том, чтобы Бог открыл ему божественные тайны и как в следствие этой молитвы он был восхищен на небо. На небе Ездра является ходатаем к Богу за грешных людей и просит Бога о их помиловании; потом, вместе с архангелами Михаилом и Гавриилом и со множеством других ангелов он нисходит во глубину; здесь ему были показаны наказания грешников и блаженное состояние людей праведных.356 Апокрифы об Аврааме дошли до нас в славянских рукописях; в славянских же рукописях сохранился апокриф о Моисее: Исход Моисея, криво складен. Из апокрифов об Адаме и Еве до нас сохранились отрывки Завета, или покаяния Адама и Борьба Адама и Евы с диаволом, или Эфиопская книга об Адаме; из других же дошедших до нас апокрифов особенного внимания заслуживают книга Еноха, Малое Бытие, или книга Юбилеев, Заветы 12-ти патриархов и Восхождение Исаии.

III. Апокрифические книги о ветхозаветных лицах и событиях

1) Апокрифы об Адаме и Еве

Завет Адама. В двух сирийских рукописях сохранились отрывки книги: Завет Адама, или покаяние Адама. Некоторые думают, что это та книга, о которой в декрете папы Геласия сказано: Liber, qui appellatur Poenitentia Adae, apocryphus; другие писатели видят в ней то Откровение Адама, о котором, как мы выше заметили, упоминает св. Епифаний в своем Панарии, когда говорит о гностиках: «иные книги называют откровениями Адаму». Μ. Ренан по разным рукописям старался восстановить текст этой книги и напечатал отрывки из неё на сирийском языке с французским переводом.357 По одной рукописи в начале книги помещено следующее предисловие: «Сей есть завет Адама, данный сыну своему Сифу. Это откровение было дано ему в то время, когда он еще находился в раю, и он сказал: послушай, сын мой Сиф, и сохрани в сердце своем наставления, которые я тебе даю в этом завете, и при своей смерти передай их сыну своему, Еноху, чтобы он передал Каинану, а Каинан Малелеилу. Прежде всего, сын мой, заповедую тебе, чтобы ты, когда я умру, покрыл тело мое миррою и поставил его в Пещере сокровищ, при подошве горы. Те из твоих потомков, которые будут жить во время, когда нужно будет оставить священную страну, окружающую рай, должны взять мое тело с собою, сокрыть в ковчеге и потом перенести его в центр мира и положить его здесь. В этом именно месте совершится спасение мое и всего моего потомства. И после смерти моей, сын мой Сиф, ты будешь управлять всеми людьми и должен избегать ты и твое потомство всякого сообщения с детьми Каина убийцы. И узнай, сын мой, часы дня и ночи, и в какой час какие существа возносят к Богу свои хваления, как они должны молиться Богу и в какое время уместны молитвы и поклонения. Мой творец научил меня всему этому, равно как сообщил мне и имена всех животных на земле и птиц небесных». Оканчивается Завет следующими словами от лица сына Адамова, Сифа: «И я Сиф написал этот Завет, и после смерти Адама мы, я и брат мой, похоронили его, на востоке рая, пред городом Еноха, который был первый построен на земле. И сами ангелы и силы небесные погребали его, потому что он был создан по образу Божию. И солнце и луна помрачились и тьма была в продолжение семи дней. И мы запечатали этот завет и положили его в пещере сокровищ, где он хранится до сего дня, вместе с сокровищами, которые Адам унес из рая, золотом, миррой и ладаном. И придут цари волхвы, возьмут и принесут их Сыну Божию, в пещеру Вифлеема Иудейского».

Разделение дня и ночи на часы и таинственные служения в эти часы разных тварей составляют самые интересные места в сохранившихся отрывках из Завета Адама. Вот в каком порядке перечисляются часы ночи и служения в них тварей. «1-й час ночи: это час поклонения демонов; в это время они перестают делать зло и вредить человеку, потому что сила Творца вселенной удерживает их. 2-й час: это час поклонения рыб и всего, живущего в море. 3-й час: поклонение глубин, или бездн преисподних. 4-й час: трисвятое Серафимов. Прежде моего падения, сын мой, я слышал в этот час в раю шум их крыльев; ибо Серафимы, обыкновенно, ударяли крыльями, производя гармонический звук в храме, назначенном для их служения; но с того времени, как я согрешил и преступил заповедь Божию, я перестал видеть их и слышать шум их. 5-й час: служение вод превыше небес... 6-й час: собрание облаков (туч) и великий священный ужас, который знаменует средину ночи. 7-й час: покой сил и всех природ, когда воды покоятся, и если в этот час взять воды, которую священник Божий соединяет со святым елеем, и помазать этим елеем тех, которые страдают и не спят, то они выздоравливают. 8-й час: благодарения Богу за произведение трав и семян в то время, когда роса небесная нисходит на них. 9-й час: служение ангелов, которые стоят пред престолом величия. 10-й час: поклонение людей: врата небесные отверзаются, чтобы дать возможность войти туда молитвам всего живущего; они повергаются и потом выходят. В этот час Бог благоволит ко всему, чего человек ни просит у Бога, в ту минуту, когда Серафимы ударяют крыльями и когда поет петух. 11-й час: великая радость во всей земле, в минуту, когда солнце восходит от рая Божия и поднимается над вселенною. 12-й час: чаяние и глубокое молчание между всеми чинами светов и духов до того времени, когда иереи поставят фимиам пред Богом, и потом все чины и силы небесные разделяются (расходятся)».358 Мы указали выше, что Кедрин, говоря о покаянии Адама, также перечисляет молитвенные часы, назначенные для разных тварей, и хотя он перечисляет часы дня, и его перечисление не совсем согласно с приведенным перечислением, но все таки в нем нельзя не видеть намека на это перечисление; в том и другом выражается одна и та же идея о таинственном служении Богу в разные часы разных тварей.359

В другом из сохранившихся отрывков Завета Адама, Адам сообщает Сифу откровение о будущем. «Адам сказал сыну своему Сифу: ты знаешь сын мой Сиф, что Бог сойдет с неба на землю в конце времен, что он родится от Девы, облечется плотью, родится, подобно человеку, сотворит знамения и чудеса, будет ходить по волнам моря, как по суше, повелевать ветрам и усмирять их, отверзать очи слепым, очищать прокаженных, возвращать слух глухим, язык немым, восставлять расслабленных, изгонять демонов, воскрешать мертвых. Это Христос, который сказал мне в раю: ты сорвал плод, который заключал в себе смерть. И он присовокупил; не бойся, Адам, ничего; ты хотел быть богом, и я сделаю тебя богом, но не теперь, а при конце великого числа лет. Я предам тело твое смерти; червь и тление сокрушат твои кости. За что, Господи, сказал я ему? За то, отвечал Он мне, что ты склонил свой слух к словам змия, ты и дети твои будете добычею змия. Но мое милосердие скоро воссияет над тобою, потому что я создал тебя по образу своему и не попущу, чтобы ты остался в преисподней. Ради тебя я приму рождение от Девы Марии, ради тебя вкушу смерть и войду в жилище мертвых, ради тебя создам новое небо и новую землю и дам их в обладание детям твоим. И после трехдневного пребывания во гробе, я возьму мое тело и восшедши на небо, посажу его одесную моего божества, и сделаю тебя богом, как ты хотел этого... Ты слышал, сын мой Сиф, что придет потоп, который покроет всю землю за беззакония детей Каина, который из ревности к сестре твоей Леборе (Lebora) убил брата твоего Авеля, ибо вследствие греха твоей матери Евы они были сотворены грешниками. После потопа этот мир будет существовать еще две тысячи лет, и потом наступит кончина мира».

В третьем отрывке из Завета Адама360 говорится о девяти чинах ангелов и служениях их. Низший чин составляют Ангелы. Их служение состоит в том, чтобы бодрствовать над людьми. К каждому человеку, живущему в этом мире, приставлен, для хранения его, ангел из этого чина. Второй чин составляют Архангелы. Их попечению и управлению вверено все живущее в этом мире, кроме человека, животные земные, летающие, ползающие и рыбы. Третий чин составляют Начала. Их служение состоит в том, чтобы носиться в облаках, по слову пророка Давида, и низводить дождь на землю. Все изменения в атмосфере, дождь, град, снег, пыльные и кровавые дожди производятся ими. Им также принадлежат громы и молнии. Четвертый чин составляют Власти. Им принадлежит управление светилами, каковы солнце, луна и звезды. Пятый чин составляют Силы. Их обязанность состоит в том, чтобы препятствовать демонам разрушать творение Божие, по зависти к людям. Ибо если бы было дозволено проклятому поколению демонов хотя на один час творить свою волю, они в одну минуту разрушили бы все творение... Шестой чин составляют Господства. Их назначение – наблюдать над царствами. В их руках победы и поражения, как это испытал царь ассирийский; когда он шел на Иерусалим, явился ангел, рассеял его нечестивое войско, и он в одну минуту потерял 185,000 человек... (следуют далее еще два примера из видения пророка Захарии и истории Иуды Маккавея). Ангелы решают все победы и поражения, по манию живого Бога, который вверил им попечение о войне. Остальные чины составляют Престолы, Серафимы и Херувимы. Они предстоят пред величеством Господа нашего Иисуса Христа и каждый час совершают жертвы и приношения. Херувимы носят престол с благоговением и держат печать. Серафимы служат в Горнем Господа нашего. Престолы стоят у врат святого святых. Таково, по истине, разделение служений, вверенных ангелам, при управлении этим миром».361 Первоначальная основа этого учения о служениях ангелов заключается в древних иудейских книгах. Об ангелах приставленных к народам говорится в книге пророка Даниила (глав. 10 и 12); об ангелах стихий – в книге Еноха и Малом Бытии. Из этих книг оно перешло в греческие и славянские сказания. В Палеях, мы видели, указываются ангелы, приставленные к разным стихиям и явлениям природы: «ангели облаком и ангели мраком и ангели градом, ангели ледом и ангели мглам, ангели голотем, ангели инию, ангели мразу, ангели росам» и проч. В статье о ложных книгах между разными суеверными сказаниями замечено: 300 ангелов солнце воротят. В XVII в. Богоявленский игумен Илия и справщик Григорий на вопрос Лаврентия Зизания: как светила небесные движутся и обращаются, отвечали: «по повелению Божию, ангелы служат, тварь водя».

Слово о Адаме и Слово о исповедании Евине. В славянской письменности сохранились: Слово о Адаме и Слово о исповедании Евине.362 Это, впрочем, не два различные, по содержанию, сочинения, а только две разные редакции одного и того же апокрифа, отличающиеся одна от другой только порядком изложения одного и того же содержания и некоторыми подробностями в рассказе. Апокриф этот – не оригинальное славянское произведение, но составляет переделку одного сочинения, которое, по греческим рукописям, известно под следующим заглавием: "Διήγησις κα πολιτεία δὰμ κα Εὔας τῶν προτοπλάστων αποκαλυφθὲν παρὰ Θεοῦ Μωϋσῆ τῶ θεράποντι αὐτοῦ ὅτε τὰς πλάκας τοῦ νόμου τῆς διαθήκης ἐκ χειρὸς Κυρίου ἐδέξατο διδαχθεὶς ὑπὸ τοῦ ἀρχαγγέλου Μηχαήλ". Ламбеций и Фабриций предполагали, что это сочинение составляет эпизод из Малого Бытия;363 но в Малом Бытии, по крайней мере в дошедшем до нас эфиопском его списке, нет тех существенных подробностей о жизни Адама и Евы, которые изложены в этом сочинении, которое, притом, имеет не иудейский, как Малое Бытие, а чисто христианский колорит. Другие писатели сопоставляли это сочинение с другими апокрифами Моисея: Ἀποκάλυψις Μοΰσεως и Λόγοι μυστικοὶ Μοΰσεως; но так как эти апокрифы до нас не дошли, то, разумеется, нельзя определить, в каком отношении к ним находится это сочинение. Тишендорф в Theologische Studien und Kritiken 1851 г. по двум рукописям, Венецианской и Миланской, изложил содержание его в следующем виде. «Оставив рай, Адам и Ева ушли в восточную страну. Спустя 18 лет и два месяца, Ева родила Каина и Авеля. Однажды Ева рассказала своему господину Адаму следующий сон: «я видела во сне в эту ночь, что кровь сына моего Авеля, называемого Ἀμιλαβὲς, входила в уста брата его, Каина, и он пил её с яростью; он просил его оставить ему несколько от неё, но он не послушал его и выпил её всю; и она не осталась во чреве его, но вышла из уст его». Этот сон озаботил Адама; они встали от ложа, чтобы посмотреть, что случилось: не замышляет ли чего-нибудь враг против них. Они пошли и нашли Авеля убитым рукою его брата. Архангел Михаил получил от Бога повеление сказать Адаму, чтобы он виденную им тайну (μυστήρων) не открывал сыну своему Каину, потому что он гневен; но не печалься, сказал Бог; я дам тебе, вместо него, другого сына, который откроет тебе все, что ты должен сделать ему; ты же не говори ему ничего. Адам и Ева исполнили это повеление Божие. Когда Ева родила этого другого сына, Сифа, Адам принес за него Господу жертву благодарения. Потом, родивши 30 сыновей, Адам впал в болезнь. Пред смертью он захотел собрать к себе всех своих сыновей. Они сошлись к нему с трех сторон земли и стали при дверях дома, где Адам обыкновенно приносил молитвы Богу. Сиф спросил его: Отче Адаме! какая болезнь постигла тебя? Адам отвечал: дети мои, великая скорбь объяла меня. Они спросили: что это за скорбь и болезнь? А Сиф еще спросил Адама, не скорбит ли он о плодах райских, которые вкушал прежде; если это так, то он готов сходить и принести их. «Я посыплю, сказал он, голову мою прахом, буду взывать и молиться, и Господь услышит меня, и пошлет ангела своего, и я принесу тебе, чтобы прекратилась скорбь твоя. Нет, сын мой Сиф; но я испытываю скорбь и болезнь. На вопрос Сифа, от чего он страдает, Адам рассказывает, как Бог сотворил его и Еву, ради которой он умирает, и запретил им вкушать от древа жизни; но в тот час, когда ангелы, стражи Евы, находились пред Богом на славословии, враг, узнавший, что с Евою нет ни Адама ни ангелов, дал ей вкусить от этого древа. После этого Бог явился и потребовал его к ответу; за преступление завета он послал 70 болезней, из коих первая – болезнь очей (ὁ βιασμὸς τῶν οφθαλμῶν), а вторая – болезнь слуха (ὁ πόνος τῆς ἀκοῆς). Окончив рассказ, Адам начал вздыхать с глубокою скорбью; Ева хочет разделить с ним его страдание, которому по её вине он подвергся. Затем Адам желает, чтобы Ева, вместе с Сифом, сходила в рай попросить Господа, чтобы он послал ангела дать ему из рая елея для помазания и утоления болезни. Сиф и Ева немедленно отправились. На пути на Сифа напал лютый зверь; Ева сказала ему: ужели ты не страшишься образа Божия, которому ты должен покоряться. Зверь на это отвечал, что Ева сама виновата в том, что потеряла власть над зверями, что природа зверей вследствие грехопадения изменилась. Наконец Сиф, хотя уже раненный, заставил замолчать зверя и укротил его, указав ему на день суда. Пришедши к раю, Сиф и Ева начали плакать и просить елея; явился архангел Михаил и сказал Сифу, что он ничего не может сделать этим елеем для исцеления своего отца, что теперь это невозможно, но в последние времена, тогда восстанет всякая плоть начиная от Адама до оного великого дня, весь святой народ, тогда им дана будет всякая радость рая (πᾶσα εὐφροσύνη του παραδείσου), и Бог будет посреди их; и они не будут согрешать против него, потому что отнимется от них сердце лукавое и дано будет им сердце, ревнующее о благе, о том, чтобы служить Единому Богу. А теперь иди к своему отцу, потому что исполнилась мера его жизни; чрез три дня выйдет душа его, и ты будешь созерцать её страшное восхождение. Сиф и Ева возвратились к Адаму, в его палатку. Адам встретил Еву упреком, что по её вине смерть пришла на весь род человеческий. Потом он велел ей созвать детей и внуков и рассказать им о грехопадении. Ева рассказывает, как враг обольстил её. Под её наблюдением находились западная и северная части рая; сатана пришел в ту часть Адама, где находились по распоряжению Божию животные, из коих мужеский пол был подчинен Адаму, а женский – Еве. Он обратился к змию и обольстил его лестью; он сказал ему: зачем ты довольствуешься плевелами от Адама и жены его, а не стремишься к плодам райским? устроим так, чтобы они были изгнаны из рая, как ради их мы изгнаны. Сатана уничтожил все недоумения змия и избрал его своим орудием. Змий взошел на стену рая в тот час, когда ангелы ходили прославлять Бога. Сатана сам принял вид ангела и подобно ангелам прославлял Бога, так что Ева приняла его за настоящего ангела. Далее следует разговор Евы с сатаною, который говорил из змия; он выражал сожаление, что ей и Адаму Бог, по зависти, запретил вкушать от древа жизни, и наконец увлек её ко вкушению. Так как сама она не хотела сорвать плод, то впустила в рай сатану, который только тогда дал ей плод, когда она поклялась, что даст его и мужу. Сатана сорвал ветвь и пропитал её ядом своей злобы, похотью. Как только она вкусила, то увидела свою наготу и заплакала, а враг исчез. Она искала листьев для прикрытия своей наготы, но все деревья в её части лишились своих листьев, кроме дерева смоковницы, того самого, от плодов коего она вкусила. Потом она позвала Адама, чтобы открыть ему великую тайну, и увлекла его ко греховному вкушению. Архангел Михаил звуком трубы созывает ангелов, чтобы услышать суд Божий над Адамом. Бог сошел в рай на херувиме, при славословии ангелов. Во время его пришествия все деревья снова расцвели с величайшею пышностью. Он поставил престол свой под древом жизни. Когда Бог позвал Адама, то Адам в страхе указывал на свою наготу и обвинял Еву, а Ева обвиняла змия. Далее следует изречение суда Божия над Адамом, Евою и змием. Когда ангелы, по повелению Божию, стали изгонять Адама и Еву, Адам просил ангелов помедлить, чтобы умолить милость Божию; но Бог укорил ангелов и отказал в милости. Адам просил плода от древа жизни; Бог обещал ему, что если он воздержится от грехов, то после смерти он снова восстанет будет вкушать от древа жизни и будет бессмертен. При изгнании из рая Адам получил от ангелов фимиам для жертвоприношения; с этим фимиамом он вышел из рая, и мы, говорит Ева, были на земле: καὶ γενόμεθα ἐπὶ τῆς γῆς. Этим оканчивается рассказ Евы своим детям. Между тем Адаму оставалось жить только один день. Ева сказала ему: зачем я буду жить, когда ты умрешь. Адам успокаивает её тем, что и она не замедлит умереть. Когда он умрет, должно покрыть его, но не прикасаться к нему до явления и распоряжения ангела; Бог, конечно, сжалится над своим творением; Ева должна только молиться о нем. Ева оставила Адама и стала молиться. Является ангел и объявляет ей о смерти Адама; он зовет её посмотреть, как будет восходить его душа. Ева увидела светлую колесницу, на четырех орлах, управляемую ангелами; она остановилась там, где лежал Адам. Серафимы стояли между колесницей и телом Адама. При жертвенном курении ангелы возвышали свои голоса в молитве: святый Иаил (Ἰαὴλ ἅγιε), помилуй его, потому что он твой образ и создание рук твоих (ὅτι εἰκών σόυ ἐστιν καὶ ποίημα τῶν χειρῶν σόυ). Потом Ева увидела два великие и страшные таинства пред Богом. Она позвала Сифа посмотреть семь разверзшихся твердей (ἑπτὰ στερεώματα ἀνεωγμένα) и ангелов, молящихся около тела Адама; она спросила его: посмотри, дитя мое Сиф, кто эти два эфиопа, стоящие на молитве за отца твоего? Сиф сказал, что это солнце и луна, которые с ангелами сошли помолиться за Адама; только их свет помрачился пред светом всего». Здесь, говорит Тишендорф, оканчивается Венецианская рукопись; но Миланская рукопись содержит еще некоторые прибавления и оканчивается тем, что архангел Михаил приказывает Сифу не продолжать траура по умершем более шести дней, потому что в седьмой день Бог вместе с ангелами празднует восстание праведных душ.364 Мы сказали, что Слово о Адаме и Исповедание Евино составляют переделку этого сочинения. В них, действительно, также изображаются последние дни жизни, смерть и погребение Адама и при этом излагаются почти в том же порядке приведенные выше сказания: о пророчественном сне Адама о убиении Авеля Каином и о повелении Божием Адаму, чрез архангела Михаила, не говорить ничего по этому случаю Каину, о том, что Адам родил 30 сыновей, что приближаясь к смерти, Адам повелел собраться всем своим детям, о хождении Сифа с Евою в рай за елеем от райского древа для облегчения болезни Адама, потом исповедание Евы своим детям и внукам о грехопадении и изгнании из рая и наконец рассказ о смерти и погребении Адама. Существенную особенность в них составляют только два сказания: 1) сказание о том, что вместо елея, которого Сиф просил для больного Адама, ангел дал ему ветвь от райского древа, из которой Адам сделал венец и возложил его на голову; в этом венце похоронили Адама, и из него выросло великое древо, из которого в последствии был сделан крест Спасителя. 2) Сказание о рукописании, данном Адамом диаволу, и о покаянии Адама и Евы, с которым соединяются еще некоторые подробности о жизни Адама и Евы по изгнании из рая. «По изгнании из рая, Адам и Ева сели против рая, и, приникнув к земле, стали плакать и плакали 7 дней (по другой редакции – 15 дней). Изнемогла душа моя от голода, сказала Ева, пойдем, поищем снеднаго. Встали они и обошли всю землю и не нашли ничего снеднаго; возвратились к Эдему и опять начали плакать: «раю мой, раю, пресветлый раю, говорил Адам, красота неизречённая, меня ради сотворен есть, а Евы ради затворен есть; милостиве, помилуй мя падшего». Тогда умилосердился Господь и послал ангела Иоиля, который отделил им седьмую часть рая; они поели сначала плода терновнаго. Потом явился архангел Михаил, принес пшеницы и меду и стал наставлять Адама на дела ручная. Адам начал землю делати. Пришел диавол и сказал: «моя есть земля, а Божиа небеса и рай. ащели хощеши мой быти. то делай землю. ащели хощеши Божий быти. то иди в рай. Адам рече: Божиа суть небеса и земля и конец ея вселенныя. запиши ми рукописание. диавол рече. тогда и землю дам ти делати... тогда мой будеши. Адам рече: чья есть земля. того и аз и чяда моя. обрадовася дьявол и рече: то ми и запиши. еже изрек. и взят плечя и записа рукописание свое и сие рек: чья есть земля. того и аз и чяда моя. дьявол же взем рукописание Адамле и держаше его. А инде писано во святом писаньи. Адам бяше в раю славя Бога со архангелы и ангелы во свете немерчающим. изгониму же ему бывшу из рая за преступление его, и не ведаше того Адам. еще ночь и день преже его Богом сотворена бысть. и седе прямо раю и плакашеся по райскому житии. и приде нощь и бысть тьма. и въскрича Адам глаголя: горе мне престоупившему Божию заповедь. изгнану из светлаго райскаго жития пресветлаго немерчающаго света. о свет мой пресветлый. плачася и рыдая. глаголаше. оуже не узрю сияния твоего. и немерчающаго света. ни красоты райския ни вижю. Господи помилуй мя падшаго. приде же к нему диавол и глагола емоу: что ся стонеши и рыдаеши. Адам же рече: света ради пресветлаго, скрывшагося мене ради. диавол рече емоу: аз ти дам свет. запишися ми рукописанием и род свой и чяда. Адам света ради дасть емоу рукописание и написа тако; чий есть свет. того аз и чяда мои. и приде день и свет восия по всей вселенней. дьявол же взем рукописание Адамле. сокры и во иордане под камнем. где Христос крестился».365 Адам и Ева сказали: покаемся, чтобы Бог избавил нас от диавола. Они положили поститься 40 дней. Адам велел Еве войти в реку Тигр, и, положив один камень под ноги, а другой на голову, стоять по шею в воде и не выходить до тех пор, пока он не придет к ней (и сотвори ми знамя сокровенно, говорит Ева, и рече ми: не изыдеши, дóндеже аз не приду). А сам Адам пошел к Иордану и, погрузившись в него, каялся 40 дней; к нему сошлись звери и птицы, явилось множество ангелов, и все начали молиться за Адама. Между тем диавол явился к Еве сначала в образе светлого ангела, а потом в образе Адама и начал звать её из воды, говоря, что Бог уже услышал её молитву; но Ева не отозвалась и не вышла из воды, пока не пришел Адам и не показал ей условного знака. В указанном сочинении нет этих сказаний; они вошли в славянский апокриф из других сочинений, в которых они встречаются. Мы указали выше, что сказание о покаянии Адама и Евы есть в иудейских сочинениях; ниже мы увидим, что оно подробно изложено в эфиопской книге Адама. Сказание о рукописании, данном Адамом диаволу о вечной работе и рабстве, составилось на основании ложно понятых слов апостола: Кол. 2:13–14, где сказано, что Бог простил нам все грехи чрез Иисуса Христа, истребив рукописание постановлений на нас, и слов церковной молитвы: «и честным его крестом рукописание грех наших растерзал еси». Из каких источников оно зашло в славянский апокриф, не известно; но оно было распространено в разных местах. Его слышал в Иерусалиме диакон Арсений Селунский, который в своем путешествии заметил: «а на брезе Иордана камень, знати стопы Христовы на нем, а под тем камнем кости змиевы видети, что блюл рукописание Адамле".366 Оно обратило на себя внимание Максима Грека, который подверг его критике в своих сочинениях.367 При рассказе о погребении Адама в славянском апокрифе прибавлено также несколько новых подробностей. «Когда умер Адам, с неба явились кадильница с ладаном и три ангела со свечами. Господь повелел архангелу Михаилу отнести тело Адама в рай, а дух его, сказал Он, пусть пребывает на третьем небе; по другой редакции, приняв душу Адама, Господь послал архангела спрятати тело Адамле: «и научи Сифа. и взяша тело его и внесоша на место рекомое героусии блато. егда ископа гроб архангел знамена гроб. и бысть глас с небеси глаголя: Адаме. Адам рече: се аз Господи. сице рекох ти: земля ecu и в землю поидеши пакы. и земли рече: твоа от твоих тобе приносящи от всех, и тако погребоша Адама с венцом иже бе извит на главе его положен». После погребения Адама, Ева начала молиться, чтобы Бог присоединил её к Адаму, так как она создана из его ребра; архангел Михаил научил Сифа похоронить Еву: «и приидоша три ангелы и взяша тело Евино и погребоша ея идеже лежит тело Адамово и Авелево сына их».368

Книга Адама, или борьба Адама и Евы с сатаною. Интереснее других апокрифов об Адаме и Еве книга Адама, сохранившаяся на эфиопском языке.369 Нет сомнения, что она позднейшего происхождения: но она приняла в себя самые древние сказания об Адаме и Еве и древних патриархах. Подлинное заглавие книги такое: «Борьба Адама и Евы, какую они испытывали по изгнании из рая в то время, как жили в пещере сокровищ по повелению Господа и Творца своего». Большую часть книги, действительно, составляет изображение борьбы Адама и Евы с диаволом. Книга эта называется еще Пещерой сокровищ, потому что главною сценою рассказываемых в ней событий служит эта пещера, которая была первым жилищем Адама и Евы, а потом местом их погребения и всех патриархов до потопа. Но всего справедливее она называется книгой Адама или об Адаме, потому что главным лицом в ней и центром, к которому сводятся все её рассказы, служит праотец Адам. Всю книгу можно разделить на 3 части. 1-я часть содержит историю Адама и Евы до смерти Адама; 2-я часть историю патриархов до Ноя; 3-я часть – обзор всей последующей ветхозаветной истории до Иисуса Христа. 1-я часть самая обширная; 2-я же и 3-я очень коротки и имеют характер сухой хроники событий. Весь интерес книги сосредоточивается на первой части, где собраны все древние сказания о первых временах мира, первых людях и древних патриархах. Рассказы эти связываются одною главною мыслью о том, как на Адаме и его потомках исполнилось божественное осуждение, изреченное в раю, после падения, и данное в это время обетование о спасении рода человеческого. Вся книга содержит в себе развитие и поэтическое представление в образах и событиях того, что сказано в книге Бытия 3:14–19. Осуждая змия, Бог сказал: и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем её; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту. Сообразно с этим в книге изображаются с одной стороны вражда диавола против первых людей, его постоянные обольщения их, козни и преследования, с другой стороны – борьба первых людей с ним, в которой постоянно их поддерживает Само Слово Божие, дающее обетование в последствии прийти на землю, стереть главу змия и спасти человека. Адам и Ева сетуют о потере рая и просят Бога возвратить их в него; Бог обещает возвратить их в рай, но тогда, когда придет на землю спасти род человеческий. Сообразно с этим излагается вся история Адама и его потомков; все, что происходит с Адамом, служит знамением, или прообразом того, что в последствии будет испытано и совершено Иисусом Христом. Осуждая Адама, Бог сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей, и ел от древа, о котором Я заповедал тебе сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от неё во все дни жизни твоей. Терние и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою. В поте лица твоего ты будешь есть хлеб доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят. Сообразно с этим в книге изображается печальное и бедственное положение первых людей после падения и изгнания из рая. В раю все блистало божественным светом, и сам Адам, одетый этим светом, был существом высшим ангелов; он не испытывал никаких телесных и земных нужд; владычествовал над всеми силами природы; ему отверсто было самое небо; он принимал участие в небесных славословиях ангелов. Теперь все изменилось. Из рая сладости он был изгнан в проклятую Богом за грехи его землю; из области света в страну, где постоянно сменяются свет и мрак, день и ночь, теплота и холод, где постоянно преследуют его голод, жажда и утомление. Объясняя Адаму, что все эти лишения и страдания он испытывает за свое преступление заповеди, Бог внушает ему терпение, покаяние и молитву, и в то же время посылает своих ангелов, которые руководят его в устроении жизни, научают приготовлять пищу и одежду, защищаться от влияния стихий и нападения зверей, и особенно спасают его от козней диавола. – По смерти Адама диавол свою вражду переносит на его потомство; в книге изображается, как эта вражда в разные времена обнаруживалась с особенною силою, и как Бог, для спасения человека, посылал в эти времена сильных верою и благочестием мужей, которые сохраняли семя обетования в роде человеческом, пока не пришел в мир сам обетованный Спаситель. Таковы главные мысли в книге Адама, к которым неизвестный её составитель искусно привязал множество древних сказаний о первых людях и первых патриархах.

Книга начинается тем, что Бог в третий день (творения) насадил рай на востоке, на восточных возвышенностях мира, за которыми на востоке нет ничего, кроме воды, окружающей землю и доходящей до пределов неба. На северной стороне рая было море со сладкой водой, такое чистое и прозрачное, что в нем видна была вся глубина мира, и когда человек погружается в это море, оно делает его чистым и белым. Бог создал это море, зная, что человек будет изгнан из рая и что в его потомстве будут праведные люди, присужденные к смерти; в последний день, когда их души возвратятся в свои тела, они омоются в этом море, и оно загладит грехи всех тех, которые покаются. Изгнав Адама и Еву из рая, Бог не хотел, чтобы они жили на северной стороне, потому что, купаясь в море и таким образом очищаясь от греха, они забыли бы свою обязанность постоянно каяться. Не хотел Бог позволить жить Адаму и на южной стороне, потому что благовонный запах от древа (жизни?) стал бы доходить до него, и он, утешаемый этим, перестал бы каяться. Господу, который справедлив и милостив и все дела устрояет по своей бесконечной премудрости, угодно было, чтобы Адам жил на западе от рая, ибо страна, здесь находящаяся, была самая отдаленная. Господь повелел им жить в Пещере сокровищ, ниже рая. – Затем изображается печальное положение Адама и Евы, по изгнании их из рая, когда все, что они увидели на земле, и все что с ними случалось, приводило их в недоумение и ужас. «Отец наш Адам и Ева, говорит книга, по выходе из рая были поражены ужасом, когда увидели пред собою скалы, большие и малые камни и песок; они упали на землю как мертвые... Господь сжалился над ними, когда увидел их распростертыми пред дверями рая и обратил свое слово к Адаму и сказал ему: я установил дни и годы на этой земле; ты будешь скитаться на ней и испытывать страдания за свое преступление, но спустя пять с половиною дней ты будешь освобожден. Адам плакал и просил Господа просветить его, и Господь, движимый милосердием к Адаму, сотворенному по Его образу, сказал ему, что пять с половиною дней означают 5,500 лет, и что, по прошествии этого времени, Он придет освободить его и весь род его. И прежде еще Господь заключил завет с Адамом... Оставляя рай Адам оборотился, что бы взглянуть на древо (познания добра и зла), и увидел, что Бог изменил его вид и что оно все высохло; в ужасе он задрожал, и Бог по своему милосердию явился ему и заключил с ним этот завет». Увидев при вратах рая Херувима с огненным мечем, Адам и Ева подумали, что он хочет убить их, и упали на землю; но Господь сказал Адаму: «я говорил тебе, что спасу тебя в течение пяти с половиной дней; ободрись и иди к пещере сокровищ, о которой я уже говорил тебе». Пришедши в пещеру, Адам и Ева начали плакать. «Посмотри, сказал Адам Еве, на эту пещеру, которая должна служить для нас темницей в этом мире и местом наказания. Что она такое в сравнении с раем? Как в ней мало места после него? какие здесь утесы после прекрасных его лугов? какой мрак в этой пещере после райского света? вместо милосердия Господа, которое нас покрывало, каменная кровля? что такое эта почва, усеянная камнями в сравнении с землею, усаженной деревьями, обремененными плодами?... Прежде наши глаза могли созерцать небо и ангелов и непрестанно прославлять Господа; теперь глаза наши сделались земными и более не могут видеть того, что видели. Как тело наше сделалось отлично от того, какое было в первый день, когда мы жили в раю! И Адам не хотел входить в пещеру и не вошел бы в неё, если бы не повелел ему Бог. «Если я не останусь здесь жить, сказал он, то опять нарушу заповедь Господню». И Адам и Ева вошли в пещеру и начали молиться на языке, который для нас неизвестен, но который им был хорошо знаком». Адам и Ева боялись, чтобы дикие звери, совершенно покорные им до падения, теперь не восстали против них, и просили Бога защитить их от этих зверей. «Бог повелел зверям и птицам и всему живущему на земле явиться к Адаму и постановить завет с ним, чтобы не делать никакого вреда ни ему, ни Еве, ни праведным и добрым людям, которые будут между его потомками. И все животные, по повелению Господа, явились к Адаму, кроме змия, на которого Бог разгневался за то, что он не хотел прийти с другими животными». Сетуя о потере рая, Адам и Ева ходили смотреть на него. Однажды на южной стороне от рая они нашли воду, которая выходила от корней древа жизни, орошала рай, распространялась по земле и образовала четыре моря. И они узнали, что эта вода выходит от корней древа жизни. Адам заплакал и ударяя себя в грудь, сказал Еве: какие тяготы и страдания ты навлекла на меня, на себя и на наш род?... когда мы были в раю, мы совершенно не имели нужды в воде, но теперь она необходима для нашего тела. Ева также начала плакать, и они бросились в воду и хотели окончить жизнь свою, ибо отчаяние их дошло до крайней степени. Но милосердый Господь послал к ним ангела своего, который вытащил их из моря и положил на берегу как мертвых. Когда они пришли в себя, Адам начал просить Бога позволить ему возвратиться в рай и еще раз посмотреть на него; но Бог сказал ему: «я заключил с тобою завет, и когда он исполнится, я введу тебя в рай, тебя и всех праведных из рода твоего». Адам и Ева представляются в книге детски не опытными и незнающими самых обыкновенных явлений. Их поражает темнота ночи, так что они плачут в продолжение целой ночи, думая, что они навсегда лишились света; когда же на другой день явилось на востоке солнце и обнаружило свою теплоту, они подумали, что Бог хочет их сжечь. Особенно они страшились темноты; они просили Бога, чтобы он остановил солнце и чтобы темнота никогда не возвращалась; они желали лучше умереть, нежели опять видеть мрак. Бог не гневался на них за это, но по своему милосердию утешал их как детей, потому что они были его создания. «Если бы я остановил солнце, сказал он Адаму, то не было бы ни часов, ни дней, ни месяцев, ни годов, и не мог бы исполниться завет, который я заключил с тобою, и ты должен будешь терпеть продолжительные наказания и не можешь получить спасения; но я простираю над тобою мое милосердие, и порядок, дней и ночей будет неизменно соблюдаться, пока исполнятся времена, и настанут часы завета; тогда я приду и спасу тебя».370

Тяжкое положение Адама и Евы, по изгнании из рая, усиливали еще постоянные обольщения, козни и преследования диавола. О змее, которого диавол употребил орудием своего обмана первых людей, в книге Адама говорится: «сколько он прежде был высок, столько же теперь он унижен; прежде он был выше всех животных, а теперь ползает на своем чреве; прежде был красивее всех животных, а теперь сделался отвратительным; пищей для него были хорошие вещи, а теперь он пожирает прах; все животные, привлекаемые его красотой, толпились около него, а теперь все от него бегают; прежде животные сходились и пили там, где он пил, а теперь, как скоро увидят его, бежат от него и не пьют воды там, где он пьет, ибо вследствие божественного проклятия он сделался ядовитым»... Когда Адам и Ева были около рая, подле той двери на западной стороне, чрез которую вошел обольстивший их сатана, их встретил змий и напал сначала на Еву, а потом и на Адама: «ради тебя, сказал он Адаму, и ради Евы я осужден ползать на чреве», и хотел умертвить их; но Бог послал ангела своего, который прогнал змия. Бог сказал змию: «в первый раз я осудил тебя только ползать по земле и влачиться на чреве, но не лишил тебя слова; отныне ты будет нем и больше не будешь говорить ни ты, ни род твой, потому что ты обманул моих рабов, а теперь хотел убить их». И тотчас змий сделался немым и больше не мог говорить; и по воле Божией поднялся вихрь, который унес его далеко от Адама и Евы и бросил его на берегах индийского моря».371 Однажды сатана собрал свои легионы и, окруженный великим светом и с огненными лучами в руках, явился к пещере Адама и Евы. Он не мог войти в неё, потому что Адам и Ева в это время молились; он поставил свой трон пред пещерой, так что она осветилась светом, а его прислужники начали воспевать хваления. Сатана надеялся, что увидев свет, Адам и Ева подумают, что Бог послал своих ангелов для их утешения, и вышед из пещеры, преклонятся пред ним, и он получит над ними власть и во второй раз удалит их от Бога; но Адам не вышел из пещеры, а обратился к Богу с молитвою: «Господи, сказал он, разве кроме тебя, есть другой Бог, который сотворил ангелов и может посылать их к нам? мы видим пред пещерою множество духов, окруженных великим светом и воспевающих хваления... если они тебе принадлежат, покажи мне, для чего ты их послал»?... Бог сказал Адаму, что это тот же сатана, который в первый раз обольстил их в образе змия, а теперь принял вид ангела. По повелению Божию ангел разоблачил сатану и представил его в его настоящем отвратительном виде, сказавши, что такой вид он получил со времени своего падения.372 В другой раз, когда Адам и Ева вышли из пещеры посмотреть на рай, о потере коего они постоянно сетовали, сатана опять явился к ним также в образе ангела на облаке. «Адам, сказал он, я ангел великого Бога... Господь послал меня взять тебя и перенести к северу рая, к чистой воде, чтобы ты и Ева погрузились в ней и вошли в радость, которая вас ожидает в раю». Адам и Ева поверили сатане и последовали за ним. Когда они пришли на северную сторону, сатана возвел их на вершину высокой горы и хотел низвергнуть их отсюда. Но Бог, увидев это, проклял сатану, и он обратился в бегство.373 Адам и Ева просили Бога дать им для утешения что-нибудь из рая. Бог послал ангела Михаила к Индийскому морю, чтобы он принес оттуда золотых жезлов и дал их Адаму; ангелу Гавриилу Бог повелел сходить в рай к херувиму, который хранил его, и взять там ладану и отнести к Адаму; ангелу Рафаилу у того же херувима Бог повелел взять мирры. Все эти предметы сначала были принесены к древу жизни в раю; Бог сказал ангелам: «погрузите их в источник воды, и эта вода будет служить для Адама утешением в том страдании, которое он испытывает». Увидев эти предметы, Адам и Ева возрадовались и заплакали, ибо они представили, что золото было символом царства, из которого они были изгнаны, ладан – символом света, который у него отнят, мирра – символом скорби, в которой они находятся. Бог сказал при этом Адаму: «ты просил меня дать что-нибудь для твоего утешения; вот я дал тебе три знамения, чтобы ты утешился и веровал в меня и в мой завет с тобою. Ибо когда я приду спасти тебя и приму плоть, цари принесут мне золото, ладан и мирру: золото, как символ моей власти, ладан, как символ моего божества, а мирру, как символ моего страдания и смерти. Положи, Адам, все эти предметы с собою в пещере, чтобы золото давало тебе свет во время ночи, ладан – благоухание, а мирра утешала бы в скорби». По повелению Божию ангелы перенесли все эти предметы в пещеру; они положили золото на южной стороне пещеры, ладан на восточной, а мирру на западной; на северной стороне был вход в пещеру. Золото состояло из 70 жезлов (прутьев), ладану было 12 ливров (фунтов), а мирры три ливра (фунта). И эти предметы остались с Адамом в пещере, которая по этой причине и названа пещерой сокровищ; другие же говорят, что она так названа потому, что там находились тела праведных (патриархов).374 Семь дней Адам и Ева оставались без пищи и пития; на восьмой день Адам сказал Еве: «мы просили Бога дать нам что-нибудь из рая для утешения, и он послал своих ангелов, которые и принесли нам то, чего мы просили. Пойдем теперь к морю, которое мы видели; войдем в него и будем просить Бога еще раз ввести нас в рай, или дать нам еще что-нибудь для утешения». И они отправились на берег моря, где они уже погружались. Адам сказал Еве: «войди здесь в воду и не оставляй этого места в продолжение 40 дней, пока я не возвращусь к тебе, и проси Господа, от глубины твоего сердца и неотступно, чтобы он благоволил простить нас. Я войду в море в другом месте и сделаю тоже самое. И Ева вошла в воду, как повелел ей Адам, и Адам также вошел в воду. И они оставались в этом положении в продолжение 35 дней, прося Господа простить им грех и возвратить их в прежнее состояние. Но враг добра, сатана, захотел прервать их покаяние, чтобы не исполнилась их молитва. Он пошел не к Адаму, а к Еве, принял вид ангела, и прославляя Господа, сказал ей: радуйся и веселись; Бог послал меня к Адаму с благою вестью о спасении, и я исполнил его светом, какой он имел прежде. И Адам в радости о своем восстановлении послал меня к тебе, чтобы я тебя, подобно ему, увенчал светом, а чтобы ты поверила, велел напомнить тебе знамение, показанное на горе, когда Бог послал к вам своих ангелов, которые спрятали на южной стороне пещеры золото, на восточной – ладан, а на западной – мирру. Ева поверила словам сатаны, вышла из воды и пошла за ним к Адаму; но, доведя её до Адама, сатана скрылся. Адам стоял в воде и умолял милосердие Божие. Увидев Еву, он начал плакать, и ударив себя в грудь, погрузился в море. Но Бог велел ему выйти на берег. Вышедши на берег, он спросил Еву: кто тебе сказал, что я здесь? Она рассказала ему о явлении ангела; Адам узнал, что это было дело сатаны, и они возвратились в пещеру.375

В 43-й день по выходе из рая Адам и Ева молились и со слезами просили Бога, чтобы он послал им что-нибудь для подкрепления тела, которое совсем ослабело от голода. В молитве, которую при этом произносит Адам, упоминается, между прочим, что Бог ввел Адама в рай в пятницу в третьем часу, что находясь в раю Адам и Ева насыщались благодатью св. Духа, так что совсем не знали ни голода, ни жажды, ни скорби, ни болезни, ни утомления, что по изгнании из рая они боялись вкушать уже от всякого плода, без повеления Божия. Бог повелел херувиму, хранившему рай с огненным мечом, принести Адаму плодов смоковницы; херувим принес две смоковницы с ветвями; они сняты были с тех смоковниц, под которыми Адам и Ева скрылись, когда после падения Господь позвал их: Адаме, где еси? Херувим бросил эти смоковницы к Адаму и Еве издали, потому что по причине пламени они не могли близко подойти к нему. Взявши смоковницы, Адам и Ева тотчас узнали, что они сняты с тех дерев, между коими они скрывались, и они много плакали. «Посмотри, сказал Адам Еве, на эти смоквы и их ветви; прежде, нежели мы оделись листьями этого дерева, мы были покрыты светом, и теперь мы не знаем, что последует с нами, какие тяготы и страдания, когда мы вкусим от него. Нужно воздержаться и просить Бога, чтобы он дал нам плодов с древа жизни». Но Бог сказал, что он теперь не может дать плодов с древа жизни, а даст их тогда, когда исполнится 5,500 лет, теперь же он дает им плоды смоковницы. Несмотря на это, Адам боялся есть и просил Бога утолить его голод иначе. Тогда Бог сказал ему: для чего, ты, Адам, не имел этого страха и предосторожности прежде своего ослушания?... Адам и Ева взяли плоды смоковницы и унесли в пещеру; они были весьма тяжелы; плоды райские были гораздо больше плодов этой земли376... Подходя к пещере, Адам и Ева увидели около неё сильный огонь и пришли в ужас, думая, что Бог хочет наказать их, лишив их этого убежища. Между тем, это были новые козни сатаны, который собрал около пещеры кучу сухих ветвей и зажег их, чтобы сжечь пещеру и повергнуть Адама и Еву в отчаяние и возбудить в них ропот на Бога. Бог послал ангела, чтобы спасти пещеру от огня. «Смотри, сказал Бог по этому случаю Адаму, как сатана обманул тебя; он обещал тебе божество и могущество, но не сдержал своего обещания и обнаруживает только свою ненависть к тебе; он зажег этот огонь, чтобы сжечь тебя... Этот огонь есть образ того огня, которому подвергнетесь ты и твои потомки, если не будете повиноваться моим повелениям». Господь повелел огню около пещеры разделиться на две стороны, чтобы можно было пройти Адаму; огонь разделился и оставил проход для Адама; Адам и Ева осмелились пройти в пещеру, но когда они были на средине прохода, сатана явился в виде вихря и поднял на Адама и Еву горящие уголья, которые обожгли тело их, так как оно не было защищено одеждою... Бог при этом опять указал Адаму на то, как сатана исполняет свое обещание сделать его богом.377 Чем более Бог оказывал благоволения к Адаму и Еве, тем более ненавидел их сатана и изыскивал случаи, чтобы погубить их. Однажды Адам и Ева заснули при подошве горы, около рая. Сатана собрал свои легионы и приказал им бросить на них с горы огромную скалу, чтобы она раздавила их; но Бог повелел скале, во время падения, остановиться и образовать над Адамом и Евой палатку. От сотрясения земли, во время падения скалы, Адам и Ева пробудились и страшно испугались, увидев себя под каменной кровлей. Объясняя им, как это случилось, Бог сказал, что и Его, когда Он придет на землю освободить род человеческий, люди умертвят, по внушению сатаны, и также погребут в каменной пещере и прикроют тяжелым камнем, что он будет оставаться в этой пещере три дня и три ночи, и потом воскреснет и спасет Адама и всех тех его потомков, которые уверуют в него. Адам и Ева, поэтому, должны были оставаться в этой пещере также три дня и три ночи.378

Страдая от жара и холода, которые причиняли лихорадку, Адам и Ева просили Бога дать им что-нибудь для прикрытия тела. Бог сказал Адаму: «идите на берег моря; там вы найдете кожи овец, которых растерзали львы; возьмите их и сделайте из них одежду». Нашедши кожи, они принесли их в пещеру сокровищ и долго думали, как сделать из них одежды, ибо не имели об этом никакого понятия. Тогда Бог послал к ним ангела, который указал им на иглы кустарников и научил сшить ими кожи. Таким образом, Адам и Ева прикрыли наготу свою и горячо молились Богу и благодарили Его за милость. Это было в конце 51 дня, по изгнании из рая.379 Еще более страдали Адам и Ева от голода. Однажды, после продолжительного поста, которому они предавались, чтобы испросить себе прощение у Бога, они пришли к дверям райским и просили Бога укрепить их и дать им что-нибудь для утоления голода. Бог повелел им употребить те плоды смоковницы, которые были в пещере. Но сатана взял эти плоды и закопал их в земле, пред пещерою, чтобы Адам и Ева не могли найти их. Бог, по своему милосердию, обратил это злое дело сатаны в добро; он произрастил из этих плодов две смоковницы, которые стали служить тенью для пещеры и местом отдыха для Адама и Евы. Бог сказал Адаму: «ступай на запад от пещеры, к тому месту, где черная и иловатая земля; там ты найдешь себе пищу». Адам и Ева пошли к указанному месту и нашли здесь пшеницу в колосьях, которые были зрелы и готовы в пищу. Бог вложил в сердце их мудрость, чтобы они могли приготовить пшеницу и сделать из неё хлеб. Эта милость Божия к Адаму и Еве сильно раздражила против них сатану. Однажды они пришли на указанное Богом поле пшеницы, и видя, что пшеница совершенно поспела, начали вырывать её из земли и складывать в кучу, так как у них не было железа для срезывания пшеницы. Удручаемые жаром, жаждою и усталостью, они искали тени под деревом; ветер освежил их, и они заснули. Увидев это, сатана приказал своим слугам бросить огонь на собранную груду пшеницы и сжечь её. Когда Адам и Ева пробудились и начали плакать, сатана явился им в виде ангела Божия и вызвался указать им другое поле пшеницы. Адам и Ева поверили и пошли за сатаной; но он в продолжение 8 дней водил их из одного места в другое, так что они совершенно лишились сил и упали на землю как мертвые. Очнувшись они начали молиться Богу; Бог послал к ним ангелов, которые и привели их к оставленному полю; пшеницу они нашли неповрежденною и кроме того полный сосуд воды. Посмотрев на дерево, они увидели на нем манну и подивились всемогуществу Божию. Ангелы повелели им есть манну, когда они почувствуют голод. Адам и Ева взяли пшеницы, и устроив жертвенник на горе, принесли на нем жертву из этой пшеницы. Они плакали и говорили: «когда мы, Боже, были в раю, наши пения и хвалы составляли жертву, которую мы Тебе приносили, и наша невинность восходила к тебе как благоухание ладана. Но теперь, Боже, прими от нас эту жертву и не отврати от нас своего милосердия». И Господь сказал Адаму и Еве: «как вы принесли мне эту жертву, так я принесу в жертву тело мое, когда приду на землю, чтобы спасти вас, и буду всегда приносить её на жертвеннике, за грехи и в утешение тех, которые будут достойны принять её». И Бог ниспослал огонь на жертву Адама; воссиял великий свет; это был Дух св., который сошел на жертву... Возвратившись в пещеру, Адам и Ева в радости благодарили Бога и положили приносить жертву три раза в неделю, в среду, пятницу и воскресение.380 В одно воскресение, когда Адам приносил жертву по обыкновению, и, поставивши жертву и воздевши руки свои, молился, сатана поразил его в бок острым камнем, так что из него потекла кровь и вода, и он упал как мертвый; Ева подняла и положила его к жертвеннику, и кровь из его бока текла на жертву. Утешая Адама, Бог сказал: и со мною случится тоже на земле; а буду поражен, и из ребра моего выйдут кровь и вода; это истинная жертва, и она будет принесена на жертвеннике как совершенная жертва.381

Прошло 142 дня со времени изгнания из рая. Адам и Ева пришли к тому месту, где они собирали пшеницу, и сели в тени под деревом. К ним пришло множество животных: это была хитрость и коварство сатаны, который принял вид ангела, сопровождаемого двумя другими ангелами: они имели подобие тех трех ангелов, которые принесли к Адаму золото, ладан и мирру... Сатана сказал: возрадуйся, Адам, и возвеселись! Бог послал нас сказать тебе нечто... Скажите мне, отвечал Адам, что открыл вам Бог, и я приму Его слово... Диавол заставил его произнести торжественную клятву, что исполнит повелеваемое. Когда Адам произнес клятву, сатана сказал: «возьми Еву, которая произошла из твоего ребра, и женись на ней, чтобы она дала тебе детей, и чтобы оставили тебя скорби и беспокойства». Услышав эти слова, Адам пришел в ужас от того, что дал клятву. Он узнал, что это козни сатаны, и, возвратившись в пещеру, постился и молился в продолжение 40 дней и ночей, прося Бога о помиловании. Бог простил Адама; но сатана не оставил его в покое и употребил новую хитрость для его обольщения. Однажды Адам и Ева сидели на берегу моря, наслаждаясь им. Сатана и десять его слуг приняли на себя образ молодых девушек несравненной красоты; они вышли из воды и, подошедши к Адаму и Еве, сказали: мы хотим видеть лицо Адама и Евы – так ли они красивы, как мы. Удивляясь их красоте, Адам и Ева спросили: разве есть еще другой мир, в котором живут такие прекрасные творения? Да, отвечали молодые девушки, мы составляем часть весьма многочисленного творения. Адам и Ева спросили: от чего вы так размножились? У нас, сказали они, есть мужья, которые женились на нас, и дети, которые растут, и таким образом умножается наше поколение; при этом они позвали своих мужей и детей, которые тотчас вышли из воды; нужно и вам, прибавили они, иметь детей, чтобы продолжить и умножить род свой. Но Адам побоялся оскорбить Бога и вместе с Евою начал молиться, и диавол и его слуги скрылись в море. Возвратившись в пещеру, Адам и Ева всю ночь не переставали молиться, чтобы Бог открыл им свою волю и избавил их от обольщений сатаны. Бог сказал им, что они не подвергались бы таким страданиям, если бы не навлекли на себя гнева и не заставили изгнать себя из рая. Он послал к ним тех ангелов, которые прежде принесли из рая золото, ладан и мирру. Ангелы сказали Адаму: возьми золото и дай его Еве, как невесте подарок, и заключи с ней договор, и дай ей ладан, как брачный дар. Адам взял золото и положил ей в полу платья, и они заключили договор ударив друг друга по рукам. В продолжение сорока дней ангелы велели им поститься и молиться и потом совершить брак. Это случилось спустя 223 дня или 7 месяцев и 13 дней после того, как они были изгнаны из рая.382 Далее в книге говорится, что Адам и Ева обрабатывали землю, чтобы удовлетворить своим потребностям. Так прошло девять месяцев беременности Евы. Когда пришло время родов, Ева сказала Адаму: эта пещера – место чистое по причине предметов рая, которые в ней хранятся; здесь мы должны молиться. Пойдем к той скале, которую сатана хотел низвергнуть на нас, но которая, остановившись при своем падении, образовала каменную палатку. Ева родила сына и дочь; сына Адам назвал Каином, что значит: он имел ненависть, ибо он ненавидел сестру свою еще во чреве своей матери; дочь назвал Лювой (Luva), что значит прекрасная, ибо она была прекраснее своей матери. По рождении Каина Адам и Ева принесли Богу жертву. Потом говорится о рождении Авеля; вместе с ним родилась сестра его Aklejana. Каин и Авель начали расти. С первых же времен резко обнаружилось различие в их нравственном характере. Каин был дерзок и завистлив; когда Адам приносил жертву Богу, он не хотел принимать в ней участия. Авель напротив был скромен и послушен своим родителям; он любил приносить жертву, много молился и постился. Очень понятно, что сатана обратил на Каина особенное внимание. Как прежде сатана постоянно враждовал против Адама и Евы и клеветал им на Бога, так теперь он постоянно возбуждает вражду в Каине против Авеля и клевещет ему на Адама и Еву. «Адам и Ева, сказал он Каину, любят Авеля больше тебя и хотят женить его на твоей прекрасной сестре, а тебя ненавидят и хотят отдать за тебя его некрасивую сестру. Я советую тебе: убей Авеля, и тогда сестра твоя достанется тебе». И Каин возненавидел Авеля. Каину в это время было 15, а Авелю 12 лет. Адам, действительно, предложил Еве женить Каина на его сестре; но Ева сказала: я не люблю Каина, у него жестокое сердце; помедлим до времени, когда с этою целью мы принесем Богу жертву». Этот разговор сатана тотчас передал Каину, прибавив, что они хотят женить Авеля на его сестре. Раздраженный Каин пришел к Еве и ударил её, сказав: зачем ты хочешь взять у меня сестру и отдать её за Авеля? разве я умер»? Глубоко был огорчен Адам, когда узнал об этом от Евы. Он велел Каину и Авелю принести жертву. Братья отправились на гору, где был жертвенник, но здесь Каин восстал против Авеля, прогнал его от жертвенника и не позволял ему принести жертву. Авель поставил другой жертвенник из камней и на нем принес свою жертву от сердца с полным смирением и без всякого лукавства, – и Господь принял её; он послал ангелов светлых, в образе людей, принимавших участие в жертвоприношении, в ознаменование того, что Он благоволит к его жертве. Каин, напротив, был проникнут гневом и злобою, и принося жертву, громко кричал, чтобы Бог принял её. Но Бог не принял жертвы Каина, и на неё не сошел огонь с неба, как это случилось с жертвой Авеля. Раздраженный тем, что Авелева жертва принята, а его жертва отвергнута, Каин начал изрыгать хулы и порицания против Бога; но Бог сказал ему: «Зачем ты отвращаешь лицо свое? Смотри прямо, чтобы я мог принять твою жертву; твой гнев против меня бессилен и упадет на твою голову». Когда они возвратились в пещеру, Авель рассказал отцу, как Каин прогнал его от жертвенника и как он, для принесения жертвы, должен был поставить другой жертвенник. Сатана поспешил воспользоваться этим случаем и передал Каину, что Авель жаловался на него отцу. Каин вызвал Авеля в поле погулять: «пойдем, брат мой, сказал он ему; я хочу чтобы ты благословил мои поля и мои стада, ибо ты праведен, и я люблю тебя, брат мой, но ты добровольно удаляешься от меня». Авель согласился идти в поле; но Каин завел его в самое отдаленное и глухое место и здесь начал его бить палкой. Видя, что Каин хочет убить его, Авель просил не мучить его, но убить скорее камнем. Каин схватил огромный камень и так сильно ударил Авеля в голову, что разбил ему череп. Земля, на которой была пролита кровь Авеля, хотела поглотить Каина; она таинственным образом вопияла к Господу о мщении убийце. Каин начал зарывать в землю убитого брата, но вдруг был поражен ужасом, когда увидел, что земля под ним колеблется. Он бросил тело Авеля в яму и покрыл его прахом; но земля не хотела сохранять тело и выбросила его. Каин сделал другую яму и покрыл тело землею; но земля опять выбросила его; то же самое повторилось и в третий раз. Господь сильно разгневан был убиением Авеля; в небе загремел гром, заблистали молнии, и сошло с неба слово Господне к Каину: Каин, где брат твой, Авель?» Далее следует, согласно с Библией, осуждение Каина. Узнав о убиении Авеля, Адам и Ева начали рыдать, ударяя себя по лицу, и растерзали свои ризы. Пришедши к месту, где был убит Авель, они нашли около него множество разных животных, которые выражали свою скорбь каждое своим голосом. Тело Авеля было перенесено в пещеру сокровищ и покрыто миррою и благовониями. 100 дней Адам и Ева провели в скорби, проливая слезы. Авелю было 14½, а Каину 17 лет. – После убиения Авеля, Каин без позволения своих родителей женился на сестре своей, Люве. Он удалился с горы эдемской в такое место, где было много лесу, и здесь имел от своей сестры много детей.383

Между тем Адам и Ева, после смерти Авеля, 210 дней не приближались друг к другу. После этого Ева зачала и родила Сифа, который красотою был подобен Адаму, но больше и сильнее его. После рождения Сифа, Адам в продолжение всей жизни не прикасался к жене своей и не имел детей. Когда Сиф возмужал, Адам вздумал женить его, опасаясь, чтобы злой дух не сделал ему вреда. Сам Сиф не хотел жениться, но, повинуясь своим родителям, согласился; Адам женил его на сестре Авеля, Лее (Lea). – После этого следует рассказ о смерти Адама. Приблизившись к смерти, Адам велел Сифу созвать детей и внуков. Благословивши всех, он сказал Сифу: «ты знаешь, сын мой, что этот мир исполнен бедствий и страданий, ты знаешь, каким испытаниям мы подвергались; умоляю тебя сохранить чистоту, быть справедливым и верным и жить в страхе Божием; не слушай речей сатаны и берегись его козней. Исполни заповедь мою, которую я сегодня даю тебе и сыну твоему Эносу, а Энос должен передать её Каинану, а Каинан Малелеилу, и пусть она исполняется в течение всех родов. Когда я умру, сын мой, возьми тело мое, покрой его миррой и ладаном, и обвяжи повязками и в этом виде поставь в пещеру сокровищ, где находятся предметы, данные Богом из рая. В последнее время, сын мой, будет потоп, который уничтожит все творения, и только восемь лиц переживут его. Потомки их должны вынести тело мое из пещеры, и старший в роде между ними должен повелеть положить тело мое в земле, и место, где будет положено тело мое, будет средина земли, и сюда придет Бог и спасет род наш». Адам умер 930 лет, в 14-й день месяца Bermuda, в пятницу, в 9-м часу; он умер в день, соответствующий его сотворению, в час, соответствующий часу его изгнания из рая. Сиф, Ева и все дети перенесли тело Адама в пещеру сокровищ и оплакивали его смерть в продолжении 140 дней.384

Во 2-й и 3-й части содержится краткая история патриархов до смерти Ноя, и потом обзор событий от потопа до Иисуса Христа. После Адама сатана вражду свою переносит на его потомков, между которыми происходит разделение на две части – Каинитов и Сифян. В книге с особенною рельефностью выставляется их разделение и различие. Каиниты находятся под влиянием сатаны и живут в стране, удаленной от Эдема, в похотях плоти и глубокой безнравственности. Сифяне заняли место на северной стороне от рая, подле пещеры сокровищ. Когда с этой стороны дул ветер, они могли ощущать благоухание райских деревьев. Они жили праведно и благочестиво, и потому назывались сынами Божиими и находились в общении с ангелами. Но со времени Иареда Каиниты стали обольщать Сифян и при помощи сатаны достигли того, что сыны Божии смешались с дочерями человеческими; только небольшое число благочестивых людей осталось на священной горе, где жили Сифяне. Наконец все более и более усиливавшееся нечестие между людьми произвело всемирный потоп. В рассказ о потопе вставлено несколько апокрифических подробностей. «Сделай ковчег, сказал Бог Ною, из негниющего дерева, чтобы спастись в нем тебе и твоему семейству; начни строить его на земле ниже Эдема, на глазах потомков Каина, чтобы они могли видеть, что ты делаешь, и покаяться». Ковчег, по повелению Божию, должен был иметь три отделения: одно для львов и больших животных, другое – для птиц и пресмыкающихся, третье – для самого Ноя и его семейства. Бог повелел сделать трубу из черного дерева длиною в три, а шириною в полтора локтя; в эту трубу Ной должен был трубить три раза в день: в первый раз утром для того, чтобы работники собирались на работу, во второй раз во время обеда, а в третий раз вечером, при окончании работ. 100 лет Ной строил ковчег и в это время не ел никакой пищи из мяса и ничего не переменял в своей одежде; его башмаки не износились, платье оставалось в одном и том же виде; не изменилась повязка на голове и даже число волос на голове не увеличилось, ни уменьшилось. Когда ковчег был построен, Бог сказал Ною и его сыновьям: «возьмите тело отца вашего Адама и вместе с золотом, ладаном и миррой поставьте в ковчег». Сам Ной взял тело Адама, а Сим золото, Хам – мирру, Иафет – ладан. Когда стали выносить тело Адама из пещеры, то тела всех погребенных в ней патриархов начали громко вопиять и жаловаться, что Адам оставляет их; но прах Адама утешил их, сказав, что Бог снова соединит все тела их, когда пошлет на землю свое избавление. Бог заключил пещеру сокровищ, так что от неё не осталось видимого следа, до дня всеобщего воскресения. Чрезвычайно трогательно представлено в книге прощание Ноя и его сыновей с пещерой сокровищ, с горой, на которой они жили, и с раем. Они несколько раз оборачивались, чтобы еще посмотреть на эти места и, ударяя себя в грудь, горько плакали. Когда настало время потопа, Бог повелел Ною три раза протрубить в трубу, чтобы собрались все животные, в то же время ангелу повелел трубить в небесный рог; звук от этого рога был так силен, что земля задрожала и ужаснулись все твари, птицы и звери, и начали собираться к ковчегу в пятницу, в 3-м часу дня, а Ной с женой и детьми вошел в ковчег в 9-м часу.385 После потопа ковчег был заключен; никто не смел его касаться, но все смотрели на него с удивлением, и имя его употребляли, как символ благословения. Один Ной каждый вечер входил в него, чтобы поддерживать свет в лампаде, которая стояла пред телом Адама, что он и прежде делал в пещере сокровищ. Пред смертью Ной завещал Симу перенести тело Адама в средину земли, по указанию Божию. Далее следует подробный рассказ о перенесении тела Адамова в Иерусалим, на то место, где был распят Спаситель. «Архангел Михаил явился к Каинану и сказал, что сын его Мелхиседек назначен Богом перенести тело Адама, потом явился к самому Мелхиседеку и Симу, велел положить тело Адама в гроб и взять хлеба и вина в дорогу; вместе с телом Адама были вынесены из ковчега золото, ладан и мирра. Руководимые ангелом, Сим и Мелхиседек принесли тело Адама на то место, где в последствии был распят Спаситель. На этом месте Бог повелел устроить жертвенник из 12-ти камней, принести на нем в жертву хлеб и вино и вкусить этой жертвы. Объясняя это повеление Мелхиседеку, он сказал: «12-ть камней означают 12-ть апостолов, которые будут избраны для того, чтобы быть столпами мира; жертва из хлеба и вина означает жертву тела и крови, которая будет принесена в отпущение грехов». Бог нарек Мелхиседека первосвященником. Сим возвратился домой, а Мелхиседек остался подле тела Адамова, чтобы при нем служить Богу беспрестанно. Ангел всегда приносил ему пищу... Цари, жившие около этого места, услышав о чудной славе Мелхиседека, собрались к нему и просили его быть царем над ними; но Мелхиседек сказал им: «я не могу оставить этого места и не могу идти в какое-нибудь другое место». И цари сказали друг другу; «пусть каждый из нас сделает, что может; нужно построить город для Мелхиседека. Они собрали великие сокровища и построили город Иерусалим, имя коего значит центр земли. Цари имели обыкновение приходить к Мелхиседеку просить у него благословения, до конца его жизни в этом мире.386 Мы не находим нужным излагать дальнейшее содержание книги Адама, потому что в нем не заключается ничего важного и интересного. Согласно с предположенной целью – показать, как исполнилось Божественное обетование, данное Адаму о спасении его и всех его потомков, автор делает краткий обзор главных событий всей ветхозаветной истории и доводит свою повесть до рождения Спасителя, оканчивая её рассказом о поклонении волхвов, принесших в дар Спасителю злато, ладан и мирру. «Когда Господь, сказано в конце книги, родился в Вифлееме, в земле иудейской, его звезда явилась на востоке, и волхвы заметили её, ибо она своим блеском превосходила все звезды небесные и имела вид молодой девы, которая была окружена звездами и держала в своих объятиях младенца красоты необыкновенной». Увидев такую звезду, волхвы поняли, что родился Христос в земле иудейской, и отправились в путь, взяв с собою дары: золото, ладан и мирру, золото как символ власти, ладан, как символ божества, мирру, как символ смерти.387

Из представленного содержания книги Адама видно, что в неё вошли самые древние апокрифические сказания об Адаме и Еве и древних патриархах; но сама она не имеет большой древности. Дильман относит её происхождение в настоящем виде к V или VI веку по P. X. На эфиопский язык она, по его мнению, переведена не с греческого, но с арабского языка; в ней нет ни одного греческого слова, но много слов арабских, каковы напр. названия месяцев и другие собственные имена: Abib, Bermuda, Mossul, Nablus, Mesr, Namrud и друг. Кому принадлежит составление книги, определить трудно. Дильман говорит, что в одной сирийской рукописи Ватиканской библиотеки есть книга, под заглавием: Spelunca thesaurorum, hoc est Chronicon, e Scriptura desumtum et in partes VI divisum, quarum unaquaeque res gestas per mille annos complectitur: 1. ab Adam ad Iared, 2. a Iared ad Diluvium, 3. a Diluvio ad Reu,388 4. a Reu ad Ahod Iudicem, 5. ab Ahod ad Cyrum, 6. a Cyro ad Christum, которая, по своему содержанию, сходна с книгой Адама; в рукописи эта книга приписана св. Ефрему Сирину; кроме того, сказание о завещании Адама относительно перенесения тела его на Голгофу, изложенное в книге Адама, некоторые писатели приписывают также св. Ефрему. Но ни этого сказания о перенесении тела Адамова, ни других сказаний, помещенных в книге Адама, мы не находим в известных нам в настоящее время сочинениях св. Ефрема. Замечательно только то обстоятельство, что все, что в книге Адама говорится о первобытном блаженном состоянии Адама и Евы в раю и быстром изменении этого состояния после падения и изгнания их из рая и вообще все воззрение на ветхозаветную историю согласно с теми мыслями и взглядами, какие мы встречаем в песнопениях, словах о рае и других сочинениях Ефрема; только эти мысли и взгляды в книге Адама представлены в разных картинах, лицах и событиях, и все это излагается не как простое ораторское или поэтическое украшение, а как прямой исторический рассказ. Может быть, книга Адама и составлена под влиянием сочинений св. Ефрема, что и подало повод приписывать её этому св. отцу.389

2) Книга Еноха

Более всех апокрифов в первые века христианства пользовалась вниманием у писателей церковных книга Еноха. До конца XVIII в. она и известна была только по свидетельствам, сохранившимся у этих писателей, особенно по отрывкам, помещенным в хронике Георгия Синкелла. В 1773 г. она найдена была в Абиссинии, на эфиопском языке. В 1821 г. Оксфордский профессор Лоранс издал её в английском переводе, присоединив к нему исследование о времени происхождения книги. В 1833 г. Иенский профессор Гофман издал книгу в немецком переводе, с обширными примечаниями. В 1840 г. Гфрёрер издал книгу Еноха в латинском переводе в своем сборнике: Prophetae veteres pseudepigraphi. Лучшее издание книги Еноха на немецком языке сделано Тюбингенским профессором Дильманом в 1853 г. На французском языке книга Еноха напечатана в Dictionnaire des Apocryphes (tom. 1) Миня в 1856 г.390 В издании Лоранса и Гфрёрера книга Еноха разделена на 105 глав; Дильман разделил её на 108 глав, из коих образуются введение и пять частей книги.

Первые 6 глав (по Дильману, который 2-ю главу присоединил к 1-й – первые 5 глав) книги Еноха составляют вступление, в котором книга объявляется откровением пророка Еноха о будущем суде над миром и о последствиях этого суда для праведных и нечестивых людей. «Слово благословения Еноха, говорится в нем, которым он благословил избранных и праведных, имеющих жить в день скорби, когда будут отвергнуты все злые и нечестивые. Праведный Енох, ходивший пред Богом, когда его очи были отверсты, видел святое видение на небесах и сказал: вот что показали мне ангелы. От них я услышал и уразумел все, что я видел, и что должно случиться не в настоящем поколении, но в отдаленных родах, для избранных. Ради избранных я говорил с Тем, Кто некогда должен оставить свое небесное жилище, со святым и всемогущим Господом мира, который некогда придет на гору Синай и явится во всей силе своего небесного могущества. Все Стражи (Vigiles)391 ужаснутся и все будут поражены страхом даже до последних земли. Потрясутся высокие горы и падут высокие холмы и разрушатся пред лицом Его, как воск от пламени. Земля будет потоплена и все, что находится на ней, погибнет; все явятся на суд и сами праведные. Но праведные достигнут мира, избранные спасутся и получат милость. Они сделаются достоянием Божиим; они удостоятся блаженства и благословения, и свет Божий будет просвещать их. Вот Он идет со тьмами святых своих сотворить суд над ними, ниспровергнуть нечестивых и обличить всякую плоть во всех делах, которые сделали против Него грешные и нечестивые.392 Все живущие на небесах знают, что происходит там. Они знают, что светила небесные не изменяют своего течения, что каждое из них восходит и заходит в назначенное время, не преступая предписанных законов. Они смотрят на землю и знают все, что здесь происходит от начала до конца. Они видят, что каждое творение Божие неизменно следует тому пути, который для него предначертан. Они видят лето и зиму, видят, что вся земля наполнена водою, что облака, пары и дождь освежают её температуру. Они видят, как каждое дерево покрывается листьями, как оно потом теряет их, исключая 14-ти деревьев, которые остаются зелеными и в продолжение двух или трех зим имеют вид весны. Они видят, как солнце в летние дни разгорячает землю... как деревья покрываются листьями и производят плоды... как моря и реки исполняют свое назначение... как все творения постоянно и неизменно следуют предписанным законам... Между тем вы неохотно и не совершенно исполняете заповеди своего Господа; вы преступаете Его повеления, вы поносите Его величие и ваши нечестивые уста изрыгают хулы против Него. Не будет мира для вас, грешники ожесточенные сердцем. Ваши дни будут прокляты и годы вашей жизни будут изглажены из книги живых; вы будете в поношении у всех тварей, и вы не удостоитесь милости. В тот день ваш мир будет возмущен вечным проклятием. Но для избранных... для них свет, радость, мир, для них наследие земли... для вас, нечестивые, проклятие»! (глав. 1–6).393

Следующие за этим вступлением 29 глав (7–35) составляют первую часть книги. После объявления о будущем суде над миром, за беззакония людей, в ней говорится о распространении зла в мире. Рассказ начинается с того, как ангелы, сыны неба (angeli coeli filii), увидев прекрасных дщерей человеческих, прельстились ими и соединились с ними плотским образом, как от этого соединения произошли исполины, чрез которых распространились на земле гибельные искусства и знания и усилилось развращение между людьми.394 Затем изображается призвание Божие и посольство Еноха возвестить суд падшим ангелам и потом путешествие Еноха по низшим сферам неба, во время которого он узнает множество тайн неизвестных и недоступных для обыкновенных людей. Это составляет первое видение Еноха. «После того, как размножились сыны человеческие, у них родились красивые дочери. И когда сыны неба, ангелы, увидели их, то пленились ими и сказали друг другу: выберем себе жен из племени людей и родим детей». Главным начальником и вождем этих ангелов представляется Samyaza; в числе 200 они сошли на гору Ardes (Aradis), которая составляет вершину горы Armon (Hermon);395 эта гора называется так потому, что они поклялись на ней и связали себя взаимными клятвами. Всех вождей ангелов было 18-ть: Samyaza, который был главным начальником, Urakabarameel, Akibeel, Tamiel, Ramuel, Danel, Azkeel (Ezekeel), Sarakuyal, Asael, Armers, Batraal, Anane, Zarebe, Samsareel, Ertael (Sartael), Turel, Jomiael, Arazeal. От совокупления этих ангелов со дщерями человеческими родились исполины. Величина их была 30 локтей. Они пожирали все, что производили труды людей, так что скоро нечем было кормить их; тогда они обратились на людей, чтобы пожирать их; они бросались на птиц, зверей, пресмыкающихся и рыб, питались их мясом и пили их кровь. Тогда земля восстала против беззаконных (глав. 7). От падших ангелов распространилось развращение по всей земле. В книге указывается, какой ангел чему научил людей. Azaziel научил людей делать мечи, шпаги, ножи, щиты, брони, зеркала, браслеты и разные украшения; научил расписывать брови, употреблять драгоценные камни и всякого рода украшения, так что земля развратилась. Amazarak научил волшебству и очарованиям и открыл силу и свойства корней. Armers научил искусству разрушать волшебство. Barkayal научил наблюдать звезды, Akibeel – употреблять магические знаки. Tamiel научил астрономии, Asaradel научил узнавать обращения луны. Угнетаемые исполинами, люди возвысили свой голос, и голос их дошел до неба (глав. 8). Тогда Михаил, Гавриил, Рафаил, Суриил и Уриил посмотрели на землю и увидели потоки крови и всякие злодеяния. Земля, лишенная чад своих, возвысила свой голос даже до врат неба.396 Ангелы возвестили Всевышнему о том, что сделали падшие ангелы. «Вся земля, сказали они, наполнилась кровью и нечестием. И вот души умерших вопиют и вопль их доходит до врат неба... Люди не могут спастись от нечестия, которое покрывает лицо земли. Ты знаешь все дела прежде их начала; Ты все знаешь, что они произвели, и Ты ничего не говоришь нам: что мы должны сделать им за такие беззакония»? (глав. 9). Тогда Всевышний послал Arsajalaljur’a к сыну Ламеха. «Возвести ему, сказал Он, от моего имени об угрожающем великом разрушении; ибо вся земля погибнет; воды потопа разольются по всей земле, и все, что на ней, погибнет. Но ты укажи ему, как он может спастись, и скажи ему, что род его распространится по всей земле». Потом Господь сказал Рафаилу: «свяжи Азазиэля397 и брось его во тьму и заключи (прогони) в пустыню, которая находится в Dudael; пошли на него дождь из тяжелых и острых камней; окружи его тьмой... пусть он никогда не видит света, и когда настанет день суда, прикажи ввергнуть его в огонь». Гавриилу Господь сказал: «поди к злым и развращенным, к сынам прелюбодеяния, истреби поколение стражей (Vigilum) из среды людей; вооружи их друг против друга; пусть они погибнут от своих собственных рук; дни их скоро прекратятся». Михаилу Господь сказал: «поди и возвести Samyaza о наказании, которое ожидает его и всех тех, которые приняли участие в его преступлении, соединились с женами и погрязли во всякой нечистоте... свяжи их под землею на 70 родов до дня суда и разрушения, до последнего всеобщего суда... Тогда они будут брошены в пропасти огненные на мучение и будут заключены там на всю вечность... Погуби и все души, преданные нечестивым удовольствиям, истреби поколение стражей, ибо они угнетали сынов человеческих; погуби всякого притеснителя; уничтожь всякое злодеяние». Затем возвещаются обетования и награды людям праведным. «Тогда правда и справедливость будут процветать вечно; все святые будут возносить на небо свои благодарения; они будут жить до тех пор, пока родят тысячу сынов; дни юности и субботы их будут проходить в радости и мире. В это время вся земля будет возделываться праведно; она вся наполнится деревьями и плодами. Виноград будет расти в изобилии; все семена, посеянные в землю, будут приносить тысячу мер за одну меру, и одна мера маслин будет давать десять прессов масла. Земля очистится от всякого развращения, преступления, наказания и скорби. Я уже не пошлю ни неё потопа во всю вечность. В эти дни Я открою небесные сокровища благословения, и оно сойдет на землю, на все дела и труды людей. Мир и справедливость водворятся между людьми на все дни мира и на все роды» (глав. 10). Далее об Енохе говорится в третьем лице. «Прежде исполнения всего этого (т. е. того, что сказано выше) Енох был взят от земли, и никто из сынов человеческих не знал, куда он был сокрыт, где был и что с ним случилось. Все дни он проводил со святыми и стражами». Потом речь продолжается от лица самого Еноха: «Я Енох благословлял великого Господа и царя мира. И вот стражи назвали меня Енохом – писцом (Enochum scribam). Тогда Господь сказал мне: Енох, писец правды (scriba justitiae)!398 Иди и возвести небесным стражам, которые оставили горнее небо (coelum excelsum) и свое вечное жилище и осквернились с женами... они никогда на земле не достигнут мира, ни отпущения грехов своих, никогда не найдут утешения в своем племени, но увидят истребление своих возлюбленных, восплачутся о погибели сынов своих, будут просить меня за них, но не получат милости и мира» (глав. 12). Енох пошел и возвестил о гневе Божием Азазиелю и всем соучастникам его в преступлениях. «Они поражены были ужасом, говорит Енох, и задрожали. Они просили меня написать просьбу о том, чтобы им получить прощение грехов, просили меня взойти на небо к Богу, ибо сами они уже не могут ни говорить пред Ним, ни возвести очей своих на небо, по причине великого преступления, за которое они осуждены. Тогда я написал просьбу... продолжая путь и читая просьбу я дошел до вод Danbadan, которые находятся на западе от Armon’a, и здесь я заснул. И вот напал на меня сон и явились видения ко мне, и я видел видение наказания, которое я должен был возвестить детям неба. Пробудившись я пошел к ним. Они все стояли в Ubelseyael’е,399 который находится между Libanon и Seneser, и закрыв лицо свое, плакали. Я рассказал им все видения, которые я видел во сне своем» (глав. 13). Далее рассказываются самые видения Еноха: «Книга словес правды и обличения к небесным стражам, как сообщил мне в видении Святой и Великий... Меня окружили облака и туманы; движущиеся светила и молнии гнали меня; ветры ускоряли течение мое; они вознесли меня на небо. Я достиг стены, построенной из кристалла; колеблющееся пламя окружало её; я вошел в это пламя. Я приблизился к обширному жилищу, построенному из кристалла. Стены, пол и фундамент этого жилища были из кристалла, а свод его состоял из движущихся звезд и молний, и между ними были огненные херувимы... Когда я вошел в это жилище, оно было горячо, как огонь, и холодно, как лед; в нем не было никаких признаков счастья и жизни. Ужас овладел мною, и я задрожал от страха. Я пал ниц и увидел видение. Я увидел другое жилище, которое было обширнее первого и состояло из колеблющегося пламени; все двери его были отверсты предо мною. Оно так превосходно и величественно, что я не могу описать вам ни его великолепия, ни его обширности. Помост его был огненный; вверху блистали звезды и молнии; свод был из горящего огня. Я обошел его и увидел в нем высокий трон, который походил на груду льда; окружность его была подобна блестящему солнечному кругу. С трона исходили потоки пламени, так что невозможно было смотреть. На этом троне восседал Некто; одежда его была светлее солнца и белее снега; ни один ангел не мог смотреть на лицо Великого и Славного; ни один смертный не мог созерцать Его... Закрыв лицо я в страхе приблизился к Нему. Тогда Господь своими устами позвал меня, сказав: подойди, Енох, и слушай мое святое слово. Он взял меня и заставил меня подойти ко вратам; я опустил взор свой долу (глав. 15). Тогда Он сказал мне: не бойся и слушай, праведный Енох, писец правды, подойди и слушай мой голос; иди и скажи небесным стражам, которые послали тебя ко Мне: вы должны просить за людей, а не люди за вас; зачем вы оставили горнее и святое небо, свое вечное жилище, и соединились с женами, осквернились с дщерями человеческими, взяли жен, поступили как сыны земли и родили нечестивое племя. Они (сыны земли) умирают и погибают, и потому Я дал им жен, чтобы они жили с ними и родили от них детей, и чтобы такой порядок был на земле. Но вы от начала сотворены существами духовными, владеющими вечною жизнью и не подверженными смерти. Поэтому я не дал вам жен, потому что вы, как духи, должны обитать на небе. Исполины, которые родились от духа и плоти, будут называться на земле злыми демонами, и жилище их будет на земле... Жилище небесных духов будет на небе, а на земле будет жилище земных духов, которые родились на земле. Духи исполинов будут подобны облакам (будут жить в облаках), которые будут приносить на землю угнетения, разрушения, падения, войны и сетования (глав. 15)400... И ныне стражам, которые послали тебя ко мне, скажи: вы были на небе; вам не были открыты тайны, но вы узнали тайну нечестия и в развращении своего сердца открыли её женщинам и чрез это умножили зло на земле. Скажи им: вы никогда не достигнете мира» (глав. 16). Далее Енох говорит, что он был перенесен на высокое место, на гору, вершина которой касалась небес. «Здесь я видел, говорит он, сокровищницу грома и молний... там были лук огненный и стрелы в колчане и меч огненный и всякого рода молнии. Потом я достиг огненного потока, который бежал подобно воде и вливался в великое западное море. Я видел реки великие и достиг густого мрака, в тех местах, куда отходит всякая плоть. Я видел горы мрака, откуда выходит зима, и место, откуда вода течет в бездны; я видел исходище всех рек и бездны (глав. 17). Потом я дошел до источников всех ветров... я видел краеугольный камень земли, видел четыре ветра, которые поддерживают землю и твердь небесную, которые поднимаются между небом и землею и составляют столпы неба, видел ветры, которые заставляют вращаться небо, солнце и звезды, видел ветры, которые носят над землею облака. Я видел путь ангелов. Я видел на краю земли твердь небесную. Тогда я обратился к полудню. Там пылали днем и ночью шесть гор, составленных из драгоценных камней, три на восточной стороне и три на южной; горы на восточной стороне состояли из камней разных цветов, из перлов и антимоний, горы на южной – из красных камней. Средняя из них возвышалась до неба, подобно престолу Божию; она была из алебастра, а вершина её из сапфира. Я видел пламень, пылающий на этих горах». Потом Енох видел место, где находятся семь звезд, пылающих, как горы огня: это те звезды, сказал ему ангел, которые преступили повеления Божия; они заключены здесь до кончины неба и земли (usque ad consummationem coeli et terrae) (глав. 18). Потом ангел Уриил указал Еноху ангелов, которые совокупились с женами, осквернили людей, ввели их в заблуждения, так что они начали служить демонам, как богам; в великий день суда они будут осуждены и погибнут вместе с женами, которые без сопротивления допустили обольстить себя (глав. 19). Далее указываются ангелы, которые бодрствуют и заботятся (vigilant) обо всем в мире: Уриил наблюдает за воплями и ужасами; Рафаил управляет душами людей; Рагуил подвергает наказаниям мир и светила; Михаил управляет храбростью и начальствует над народами; Саракиил наблюдает за душами грешных людей; Гавриил начальствует над раем и херувимами (глав. 20). На западной стороне Енох видел великую и высокую гору, крутую скалу и четыре прелестные пристанища (receptacula). Это, сказал ему архангел Рафаил, благословенные места, где будут собраны души умерших; для них они сотворены, и сюда должны приходить души сынов человеческих и оставаться здесь до дня суда... Здесь Енох слышал душу Авеля, которая вопиет и будет вопиять и обвинять Каина до тех пор, пока его поколение не будет истреблено с лица земли. Для душ умерших назначены три отделения; они разделены между собою бездною, водой и светом над водой. Грешники также разделены и находятся в разных мучениях (глав. 22). В другом месте на западной же стороне Енох видел горящий непрестанно огонь... Это, по объяснению ангела Рагуила, огонь, который день и ночь катится не останавливаясь и возжигает все небесные светила (глав. 23). Далее Енох видел семь блестящих гор, отделенных одна от другой и образованных из прекрасных камней. Три из них были на востоке и три на полудни; там были также глубокие долины, отделенные одна от другой; посредине возвышалась седьмая гора. Все горы издали представлялись величественными тронами и были увенчаны благословенными деревьями. Между этими деревьями одно было такого приятного запаха, что даже в саду Эдемском не было ни одного такого дерева, которое издавало бы такое благоухание. Его листья и цветы никогда не увядают, а прекрасные поды его походят на плоды пальмы... Ангел Михаил объяснил Еноху, что эта гора будет седалищем, на котором воссядет святой и великий Господь, царь вечный, когда Он придет посетить землю по своей благости. А что касается древа, то никто до него не дотронется до времени великого суда; тогда оно будет дано праведным и смиренным в то время, когда нечестивые будут преданы вечным мучениям. Его плоды будут даны избранным. Тогда они будут наслаждаться и радоваться во Святом; приятное благоухание этого древа проникнет в кости их, и они, будут проводить долгую жизнь на земле, и эта жизнь не будет возмущаема ни несчастиями, ни бедствиями, ни страданиями (глав. 24). – При подошве одной горы, посреди глубоких и сухих долин, Енох видел узкую долину. Эта долина, по объяснению ангела, проклята вечным проклятием. Сюда будут собраны все те, которые своими устами произносят хулы против Бога и Его славы, и здесь будет жилище их (глав. 25–26). За морем Эритрейским Енох видел сад правды (hortum justitiae). Там находится много деревьев, покрытых цветами, с усладительным запахом и разнообразных прекрасных форм. Здесь же было древо познания (arbor cognitionis); кто вкушает его плоды, тот напояется всякою мудростью; оно подобно тамаринду; красивые плоды его походят на грозды винограда; благоухание от него распространялось на огромное пространство. «Это, сказал Еноху ангел Рафаил, древо познания, от которого вкусили твой праотец и твоя праматерь; его плоды просветили их; их очи отверзлись и после того, как они увидели себя нагими, они были изгнаны из рая» (глав. 31). Наконец Енох дошел до конца земли и видел разных зверей и птиц разных форм и с разными голосами. Здесь на востоке он увидел границы между небом и землею и место, где оканчивается небо. Врата неба были отверсты, и он видел, как оттуда выходили звезды; он считал их по той мере, как они выходили, замечал их имена, порядок и периодические движения. Все это объяснил ему ангел Уриил (глав. 32). На севере, на границах земли (ad fines terrae) он также видел отверстые врата на небо с тремя отделениями, откуда выходят северные ветры, производящие холод, лед, град, росу и дождь. Из одних ворот ветры дуют легко, но из других они дуют сильно и стремительно, и дуновение их распространяется по земле (глав. 33). Енох обратился на запад и здесь увидел такие же трои ворота, какие видел на севере. И на юге, на границах неба, он видел также трои врата; из них выходили роса, дождь и ветер (глав. 34–35).

Главы 37–71 составляют вторую часть книги. В них изображается путешествие Еноха уже по областям высшего неба и при этом изображаются тайны этого высшего неба, мира ангелов и будущего царства Мессии, в то же время описываются такие предметы, о которых уже говорилось в первой части. Главный предмет описания составляют блаженство праведных в небесном царстве, явление Мессии, суд Мессии и характер его царства. Все это называется вторым видением мудрости: «Вот второе видение мудрости, которое видел Енох, сын Иареда, сына Малелеилова, сына Каинанова, сына Еносова, сына Сифова, сына Адамова. Сие есть начало слова премудрости, которое я получил, чтобы объяснить и возвестить обитающим на земле. Послушайте от начала и уразумейте до конца святые вещи, какие я объявляю в присутствии Господа духов. До сего времени никогда не было дано Господом духов того, что я получил, премудрость по моему разумению и по благоволению Господа духов». Эта премудрость была открыта Еноху в трех притчах, которые он и рассказывает. В первой притче возвещается о том, какая участь в будущей жизни постигнет праведных и грешных. «Тогда, говорит Енох, облако взяло меня и ветер поднял меня над землею и унес на конец небес. Здесь я увидел другое видение. Я видел жилице и упокоение (requiem) святых... Там были молитвы, моления и прошения за сынов человеческих. Правда проходит пред ними, как чистая волна, и милость распространяется, как роса на земле. И такова их жизнь во всю вечность. Глаза мои видели место избранных, место истины, веры и правды. Число избранных и святых будет беспредельно во все века. Все избранные и святые пели пред Господом духов; их уста только для того и открывались, чтобы прославлять Его» (глав. 39). «Я видел тьмы тем и бесконечное число людей, стоящих пред Господом духов. На четырех сторонах я видел еще других, кроме тех, которые стояли пред Ним. И я слышал голос тех, которые стояли на четырех сторонах; они прославляли Господа славы». Ангел мира, который был с Енохом, объяснил ему, что это голоса четырех архангелов: Михаила, ангела милостивого, Рафаила который заботится о всякой скорби и болезни сынов человеческих, Гавриила, который начальствует надо всем, что имеет силу и могущество, и Фануила, который заведует покаянием и надеждою имеющих наследовать вечную жизнь (глав. 40). «Потом я видел, рассказывает далее Енох, тайны неба и рая во всех частях и тайны деяний человеческих. Я видел жилища избранных и святых. Там же я видел всех грешников, которые отверглись Господа славы и им отвергнуты». Далее повторяется с некоторыми изменениями то, что сказано в предыдущих главах об источниках грома, молнии, ветров, росы, облаков, льда и снега и проч. (глав. 41). В 42-й главе говорится о мудрости, которая не нашла себе места на земле, и потому основала свое жилище на небе. С 45-й главы начинается вторая притча. Она направлена против тех, которые отвергают имя и жилище святых и Господа духов: они не войдут на небо; они будут сохранены для дня казни и мучения. В этот день Избранный (Electus) воссядет на троне славы и решит их участь. 45-я и две следующие главы особенно важны в том отношении, что в них говорится о Мессии, который называется Избранным и Сыном человеческим. «Там, говорит Енох, я видел Ветхого денми (Senem dierum); глава его была подобна белой волне; с ним я видел другого, лицо которого было подобно лицу человека; лицо его было исполнено благодати, как лицо святого ангела». Енох спросил о нем руководившего его ангела. Ангел отвечал: «это Сын человеческий (Filius hominis),401 с которым обитала и которому принадлежит всякая правда; он откроет все тайны, которые сокрыты, ибо Господь духов избрал Его. Сей Сын человеческий, которого ты видел, возбудит царей и сильных от ложа, усмирит сильных и сокрушит зубы грешников. Он лишит царей их трона и царства, потому что они не хотят воздать чести и смириться пред Тем, Кто дал им царство» (глав. 46). «Я видел, говорит далее Енох, Ветхого денми, сидящего на престоле славы своей; пред ним раскрыта была книга жизни (liber vitae), и все небесные силы стояли пред Ним и вокруг Него... Тогда сердца святых исполнились радости, потому что настало время правды, молитвы святых услышаны и кровь праведных оценена Господом духов» (глав. 47). «В тот час Сын человеческий был призван пред Господом духов и имя Его пред Ветхим денми. И прежде сотворения солнца и светил, прежде нежели были утверждены звезды на тверди, призывали имя Сына человеческого пред Господом духов. Он будет жезлом для праведных, которые будут опираться на него и не поколеблются; Он будет светом для народов, надеждою для скорбящих. Все живущие на земле падут ниц пред Ним и поклонятся, прославят, восхвалят и воспоют Господа духов. Избранный и Сокровенный был пред Ним прежде творения мира и (будет) во веки веков» (2) (глав. 48). Далее в 48, 49 и 50 главах говорится о том, какое будет благоденствие на земле во время владычества Избранного. «Это время будет время святых и избранных. Свет дня будет обитать между ними и сияние и слава освящать их. В день смятения все бедствия упадут на грешников, но праведные будут торжествовать о имени Господа духов. Другие познают, что должно покаяться и престать от злых дел... Господь духов прострет над ними свою милость, ибо велика Его милость и правда в судах... но кто не покается пред Ним, погибнет (глав. 49). В эти дни земля, преисподняя и бездна возвратят все, что они взяли. Господь отделит святых и праведных от злых. В эти дни Избранный воссядет на престоле своем и из уст Его откроются все тайны мудрости, ибо Господь духов одарил (ею) и прославил Его. В эти дни горы взыграют как овны, и холмы запрыгают как агнцы, насыщенные молоком;402 все праведные будут как ангелы на небе; их лица будут сиять радостью; ибо в эти дни Избранный будет превознесен. Земля возвеселится, потому что на ней будут жить праведные и избранные будут ходить по ней» (глав. 50). После этого Енох был поднят вихрем и перенесен на запад. Здесь он увидел шесть гор: железную, медную, серебряную, золотую, гору из жидкого металла и гору свинцовую. «Все эти предметы, сказал ему ангел, относятся к царству Мессии и составляют символ Его царствования и могущества на земле... Эти горы пред Избранным будут как соты меда пред горящей печью, и как вода, которая бежит с высоты горы; они падут пред Ним. В эти дни люди не найдут спасения ни в золоте, ни в серебре; они не могут ни убежать, ни защититься; тогда не нужно будет ни оружия, ни щитов; железо будет бесполезно, и свинец более не потребуется»403 (глав. 51). Далее Енох видел глубокую долину. Все живущие на земле, на море и на островах принесут к ней свою дань и свои дары, но ничто не может наполнить её глубины... Здесь живут ангелы казней и приготовляют орудия сатаны. Эти орудия, сказал Еноху ангел, приготовлены для царей и сильных земли; от них они должны погибнуть. Потом явится священный храм, в котором соединятся избранные и праведные... они освободятся от поношения грешников (глав. 52). Потом Енох видел еще другую долину, горящую огнем. На эту долину были приведены цари и сильные. Там были орудия, путы железные без тяжести. Эти орудия, сказал ангел, приготовлены для воинства Азазиила. Михаил, Гавриил, Рафаил и Фануил в этот день получат повеление бросить возмутившихся ангелов в горящую печь, в наказание за их преступления, ибо они сделались слугами сатаны и обольстили живущих на земле. В эти дни изыдет казнь от Господа духов; источники воды над небом и под землею отверзутся; высшие и низшие воды соединятся... все живущие на земле и на пределах неба будут истреблены (глав. 53). В 54–55 главах говорится о каких-то возмущениях и войнах. «Тогда князья соединятся между собою и составят заговор. Знатнейшие на востоке, между парфянами и мидянами, изгонят царей, на которых нападет смятение; они ниспровергнут их с тронов»... «Потом я видел, говорит Енох, другую армию колесниц, и эти колесницы были наполнены воинами.404 На крыльях ветра они неслись с востока, запада и полудня. Издалека слышался шум от катящихся колесниц. И этот шум был так велик, что его слышали святые на небе. Столпы и основание земли поколебались, и шум распространился от пределов земли до пределов неба. Тогда все пали ниц и поклонились Господу духов» (глав. 54–55).

С 56-й главы начинается третья притча. В ней сначала повторяются благословения праведным и избранным, а потом говорится о хранилищах молнии и грома, далее изображается опять страшное явление Ветхого денми на троне и затем снова говорится о благословениях праведным и наказании нечестивых. Здесь вставлен рассказ о Бегемоте и Левиафане.405 «В этот день (в день суда над нечестивыми) выйдут пожирать нечестивых два чудовища, одно мужского пола, другое – женского. Чудовище женского пола называется Левиафаном; оно обитает во внутренностях моря, в источниках вод. Чудовище мужского пола называется Бегемотом; оно живет в невидимой пустыне Dendagin (Dendagen),406 на востоке от сада, где жили избранные и праведные и где поселен был мой прадед, седьмой от Адама,407 первого человека, созданного Господом духов» (глав. 58). В 59-й главе повторяются уже изложенные выше откровения о тайнах неба и земли, но с некоторыми новыми подробностями, которые весьма интересны. Ангел показал Еноху, как все ветры и источники разделяются на классы по силе и полноте, как разделяются звезды и как имя каждой из них, как разделяются громы по тяжести, силе и энергии. Потом говорится, что разными явлениями природы заведуют разные духи: есть духи грома и молнии, духи моря, духи инея, града и снега, духи облаков, света и мрака, духи росы и дождя. При этом своеобразно объясняется, как происходят все эти явления. В 61–62 главах изображается явление Мессии. «В тот день, когда явится Избранный, цари, князья, все сильные и обладающие землею восстанут и увидят сидящего на престоле славы и пред Ним святых, которых Он будет судить в правде... Они будут поражены ужасом, когда Сына жены (Filium mulieris) увидят сидящим на престоле славы. Тогда цари, князья и все обладающие землею прославят Того, Кто господствует над всем, Того, Кто был сокровенным. Ибо Сын человеческий от начала был сокровен; Всевышний сохранял Его в присутствии своего могущества и открывал только избранным408... Все цари, князья и правители земли падут пред Ним и поклонятся Ему. Они возложат надежду свою на Сына человеческого, вознесут к Нему молитвы, воззовут к Его милосердию. Тогда Господь духов изгонит их от своего присутствия; их лица исполнятся смятения и покроются густою тьмой. Потом ангелы казней схватят их, и мщение Божие отяготеет над теми, которые угнетали сынов Божиих и святых... Меч Господа духов насытится кровью злых. Но святые и избранные будут спасены в этот день и не будут более видеть пред собою злых и нечестивых». Изображая состояние праведных при Мессии, Енох говорит: «они будут обитать с Сыном человеческим; вместе с Ним будут принимать пищу, почивать и вставать во весь век. Святые и избранные возвысятся на земле; они перестанут опускать очи свои долу; они будут облечены одеянием жизни, и это одеяние у них будет общим с Господом духов; одеяние их не обветшает и слава их не умалится» (глав. 61).

Главы 64–68 (у Дильмана 65–69) содержат откровения Ноя, т. е. то, что Енох передал Ною. По замечанию Дильмана,409 эти главы составляют в книге позднейшую вставку. В них замечаются противоречия тому, что сказано в предыдущих главах и повторения сказанного прежде. В 67-й главе указывается даже на самую книгу Еноха: «после этого прадед мой Енох, говорит Ной, сообщил мне познание о всех тайнах, содержащихся в его книге, и объяснил мне притчи, которые ему открыты». В 68-й главе имена падших ангелов указываются другие, а не те, какие указаны выше в 7-й главе. Впрочем, хотя эти главы составляют позднейшую вставку, но в них есть очень интересные места, и потому мы изложим кратко их содержание. 64-я глава начинается следующими словами: «В это время Ной увидел, что земля близка к падению и разрушению. Он отправился в путь и достиг до пределов земли, где было жилище прадеда его Еноха». Ной позвал Еноха и просил его сказать, что имеет произойти с землею, ибо земля страдает и сильно колеблется. Енох сказал: «Господь определил погубить всех жителей земли, потому что они узнали все тайны ангелов, враждебную и тайную силу демонов, силу магии и тех, которые распространили идолов по всей земле. Господь погубит всех кроме тебя, потому что он знает, что ты чист и свободен от преступления; Он сохранит тебя и произведет от тебя бесчисленное поколение праведных и святых людей» (глав. 64). В 66-й главе тоже самое возвещает Ною сам Бог. В 67-й главе весьма замечательны слова архангела Михаила об осуждении падших ангелов, «В это время святой Михаил отвечал и сказал Рафаилу: мой дух возмущается и восстает против строгости суда над ангелами. Кто может перенести такое строгое осуждение, которое будет продолжаться вечно и погубит их?... чье сердце не смягчится и не тронется этим?... но я не могу защищать их пред Господом, ибо они оскорбили Господа духов, поступив как боги. Поэтому постигнет их осуждение на веки». 68-я глава (у Дильмана 69) замечательна тем, что в ней перечисляются вожди падших ангелов и указываются вины каждого из них. Мы заметили, что имена некоторых из них указываются другие, а не те, какие указаны в 7-й главе. Всех вождей падших ангелов указывается 21; потом еще отдельно называются имена начальников сотен, полусотен и десятков. Главных вождей указано 5-ть. «Имя первого ангела Iekum. Он обольстил сынов святых ангелов, побудил их сойти на землю, чтобы произвести детей с существами человеческими. Имя второго ангела – Kesabel. Он внушил порочное намерение сынам ангелов и заставил их оскверниться совокуплением с дщерями человеческими. Имя третьего ангела – Gadrel (в 7-й главе Azazel). Он открыл сынам человеческим всю силу смерти. Он обольстил Еву и научил людей изобрести орудия смерти, мечи, брони и щиты; от них эти орудия перешли в руки жителей земли и останутся у них навсегда. Имя четвертого ангела – Penemue (по другому списку Tenemue). Он открыл людям горечь и сладость, открыл все тайны (ложной) мудрости. Он научил их письму и показал употребление чернил и бумаги. От него стали умножаться те, которые заблуждаются от начала мира до сего дня. Ибо люди не для того сотворены, чтобы свои верования записывать на бумаге чернилами, но для того, чтобы, подобно ангелам быть чистыми и праведными. Смерть, которая все разрушает, не должна была постигать тех, которые теперь погибают чрез это свое знание. Имя пятого ангела – Kasyade. Он открыл людям все дьявольские искусства – нечестивые средства убивать плод во чреве матери, средство заклинать змей... Далее говорится о каком-то таинственном имени и страшном заклятии,410 которое имеет чудесную силу. Его силою утверждено (повешено) небо на веки, прежде нежели был сотворен мир; чрез него земля основана на водах и из сокровенных мест вытекли источники для пользы живущих от начала творения до конца мира; чрез него образовано море и его основания; чрез него утверждены бездны и не могут сдвинуться со своего места во веки; чрез него солнце и луна выполняют свое течение, никогда не уклоняясь от предписанного им пути; чрез него звезды совершают свой путь;... чрез него ветры управляют водами; все они имеют своих духов, которые производят между ними согласное действие. Там хранятся сокровища грома и молний, сокровища льда и снега, дождя и росы».411 69-я и 70-я главы составляют заключение второй части книги Еноха. В 70-й главе Енох рассказывает о своем вознесении на небо. «И после этого дух мой был сокрыт и вознесен на небеса. Я увидел сынов святых ангелов, шествующих над горящим огнем; одежда их была белая; лица их светились как кристалл. Тогда я пал ниц пред Господом духов. И Михаил, один из архангелов, взял меня за руку, поднял и привел меня в таинственное святилище милости и правды. Он показал мне все тайны неба, все вместилища (receptacula) звезд и лучей, которые освещают святых (он сокрыл дух Еноха на небе небес). Там, посреди огня, я увидел здание, построенное из камней кристалла, и огненные пламенники; я видел круг, который окружал жилище, объятое пламенем с четырех сторон, и потоки огня, которые окружали его. Серафимы, Херувимы и Офанимы412 стояли, вечно бодрствуя и охраняя престол славы». Тогда явился сам Ветхий денми; Енох пал пред ним ниц и прославил Его. Потом подошел к Еноху ангел и сказал ему: «ты сын человек, ты родился для правды, и правда опочила в тебе. Правда Ветхого денми не оставит тебя; все, кто будет ходить по стезям правды, последуют за тобою; их жилище будет с тобою и они не разлучатся с тобою во веки. И таким образом будут проходить дни с Сыном человеческим. Мир будет для праведных и путь правды для святых во веки, о имени Господа духов» (глав. 70).

Глава 71–82 (у Дильмана 72–83) составляют третью часть книги. Она имеет такое заглавие: «книга об обращении небесных светил, о их именах и порядке, о временах и местах их обращения, как объяснил мне руководивший меня и управляющий ими ангел Уриил». Кроме астрономической теории небесных светил, здесь излагается еще теория образования и действия ветров. При этом опять весьма многое повторяется из того, что сказано прежде, так что эта часть может быть названа соединением в одно место и распространением всего, что сказано о светилах, ветрах и разных явлениях природы в 1-й и 2-й части книги. «Вот первый закон светил. Светило дня, солнце, выходит из небесных ворот на востоке и заходит чрез небесные ворота на запале. Я видел 6-ть ворот, из которых выходит солнце, и 6-ть ворот, чрез которые оно заходит; чрез эти же ворота выходит и заходит луна. И я видел эти главные светила со звездами, которые им сопутствуют, и 6-ть их ворот на востоке и 6-ть ворот на западе. Эти ворота находятся одни подле других, а около их направо и налево находится много окон. Прежде выходит то великое светило, которое называется солнцем; его орбита равняется орбите неба; все оно состоит из блестящего огня и пламени. Ветер гонит колесницу, на которой оно восседает» (глав. 71). Далее объясняется обращение солнца применительно к указанным небесным воротам на востоке и на западе, показывается происхождение, долгота и краткость дней и ночей, продолжение месяцев и года, отличие солнечного года от лунного. Потом автор книги говорит об обращении луны и объясняет её изменения. «После этого закона я видел другой закон низшего светила, которое называется луной и орбита которого также равняется орбите неба. Также ветер гонит колесницу, на которой она восседает. Каждый месяц изменяется её восхождение и захождение; во время полного света она содержит в себе семь частей солнечного света» (глав. 72). «Мой руководитель, святый ангел Уриил показал мне все, и я записал, как он мне показал, порядок, в каком следуют месяцы, появление и изменения луны, в течение 15-ти дней, в какое время луна совершенно теряет свой свет и когда она светит полным светом». Затем объясняется обращение луны сообразно указанным 12-ти воротам на востоке и на западе (глав. 73). В 75-й главе объясняется происхождение ветров. «На пределах земли я видел 12-ть ворот для всех ветров, которые выходят из них в определенные времена и распространяются по земле. Трои из них на востоке, трои на западе, трои на севере и трои на юге. Из четырех ворот выходят ветры благодетельные, а из восьми других – разрушительные; когда они дуют, то наносят вред земле и воде и всему, живущему на них. Первый ветер выходит из ворот на востоке, из первых ворот от полудня. Этот ветер приносит разрушение удушливый жар, засуху и гибель. Из вторых ворот, находящихся в средине, выходят умеренные ветры, дождь, плодоносие, благорастворение. Из последних ворот, обращенных на север, выходят стужа и сухость. Потом выходят южные ветры, которые дуют чрез трои ворота; чрез первые, обращенные к восточной стороне, выходит жаркий ветер, чрез средние – приятный запах, роса и дождь, благорастворение и жизнь, чрез третьи к востоку – роса, дождь, ржавчина и гибель. Северные ветры выходят также чрез трои ворота... Чрез трои ворота выходят и западные ветры». Потом опять следуют рассуждение о солнце, луне и вообще о небесных светилах, которые оканчиваются в 79-й главе следующими словами: «в эти дни Уриил сказал мне: вот я все показал тебе, Енох, и все открыл тебе. Ты видел солнце и луну и тех (ангелов), которые имеют попечение о небесных светилах, которые управляют их обращением, движением и изменением». При этом замечается, что указанный порядок природы изменится по вине грешников. «Их семена на полях будут пропадать; ничто не будет поспевать вовремя; дождь не будет сходить с неба; произведения земли будут вырастать поздно; ни цветы, ни плоды не будут являться в свое время. Луна изменит свой порядок; светила, совратившись с пути своего, будут блуждать в пространстве; управляющие ими ангелы не будут заботиться о возвращении их на настоящий путь, и все светила возмутятся против грешников. Помышления живущих на земле сметутся, и они развратятся во всех путях своих. Они преступят повеления Господни и начнут считать себя богами. Зло умножится между ними и постигнет их наказание, так что они все погибнут» (глав. 79). Ангел сказал Еноху: «посмотри, Енох, книгу, которая сошла с небес, прочитай и уразумей все, что в ней написано». Енох прочитал и уразумел все, что было написано в книге, все дела людей и всех сынов плоти на земле. Он прославил Господа, царя славы и творца всех виденных им чудес. «Тогда, говорит он, три святые мужа взяли меня и перенесли на землю и поставили пред дверьми моего дома и сказали мне: объясни все сыну своему, Мафусалу, возвести всем детям своим, что никакая плоть не оправдается пред Господом, ибо Он Творец. Мы оставим тебя с твоими детьми на один год, пока возобновятся твои силы, что бы ты был в состоянии научить свое семейство и описать и объяснить своим детям все предметы, виденные тобою» (глав. 80). Исполняя это повеление, Енох сказал и записал все виденное им: «я все открыл тебе и написал книги о всех предметах. Сохрани, сын мой Мафусал, книги, написанные рукою отца твоего, и передай их будущим векам» (глав. 81).

С 82-й (по Дильману – с 83-й) главы начинается четвертая часть книги и продолжается до 92-й главы. В ней рассказываются два сновидения, которые Енох видел еще в молодых летах – первое, когда изучал писание, второе – до вступления в супружество с матерью Мафусала, которому он рассказывает эти сновидения. Первое сновидение касается великого разрушения, или первого великого суда над землею, во время потопа. «Я спал, говорит Енох, в доме деда моего Малелеила и увидел, что небо осветилось светом, и земля погружалась в великую бездну; горы воздымались на горы, холмы падали на холмы, высокие деревья низвергались в пропасть. При виде этого я закричал: земля разрушается. Тогда дед мой Малелеил пробудил меня и сказал мне: от чего ты так кричишь и рыдаешь? Я рассказал ему видение, которое видел. Это великое видение, сказал Малелеил; оно указывает на грехи земли, которую должна поглотить бездна; произойдет великое разрушение. Встань, сын мой, и помолись Господу славы (ибо ты праведен), чтобы он оставил на земле несколько людей, чтобы не все люди погибли. Тогда я встал и помолился Господу и написал молитвы мои для будущих родов»... (глав. 82). Далее в 83-й главе излагается самая молитва Еноха, которая, впрочем, не заключает в себе ничего особенного. В 84–92 главах изображается другое сновидение Еноха. В этом сновидении в кратких чертах представляется обзор всей ветхозаветной истории от Адама до царства Мессии; обзор этот имеет характер не простого исторического рассказа, но символического видения. По подражанию книге пророка Даниила (глав. 7–8), автор всех людей представляет под образом разных животных. «Я видел, говорит Енох, вола (taurum), который вышел из земли, и этот вол был белый. Потом вышла телица и с ней два тельца (vituli), из коих один был черный, а другой красный. Черный бил и преследовал красного, и с этого времени я больше не видел красного тельца, но черный дожил до старости и у него была телица. Потом я видел много волов, родившихся от них и подобных им. Первая телица искала красного тельца, но не нашла его. Она испускала жалобные вопли до тех пор, пока вол не приблизился к ней. С этого времени она перестала реветь и потом она родила другого белого вола. И после этого она родила еще много волов и телиц. Я видел, как вырастал белый вол и сделался великим волом. От него произошло много белых волов, подобных ему. И они начали производить других белых волов, которые были подобны им и следовали один за другим» (глав. 84). Под белым волом, вышедшим из земли, очевидно, разумеется праотец Адам, а под первою телицею – Ева; черный телец – Каин, а красный – Авель. Под другим белым волом разумеется Сиф; другие волы и телицы – одни похожие на черного вола, а другие на белого – потомки Каина и Сифа. «Я поднял глаза, продолжает Енох, и увидел небо над головою. И вот одна звезда (stella) упала с неба, протеснилась в средину между волами и начала пастись с ними. Потом я увидел больших черных волов; они переменяли свои пастбища; тельцы их начали реветь с ними. Я посмотрел на небо и опять увидел, что много других звезд спустились с неба и присоединились к первой звезде между волами; и волы были с ними и паслись с ними. Я смотрел на это: и вот волы начали яриться и устремились на телиц; телицы зачали и родили слонов, верблюдов и ослов. Волы испугались этого порождения и начали кусать их и бить своими рогами, а слоны начали поражать волов. И вот все дети земли пришли в ужас и в ужасе разбежались (глав. 85). Тогда я опять посмотрел на небо и увидел сходящих с неба, подобных белым людям. Между ними был один, которого сопровождали трое. Эти трое взяли меня за руку, подняли от земли и вознесли на высшее небо. Они указали мне на высокую башню и сказали: стой здесь до тех пор, пока увидишь, что произойдет с этими слонами, ослами, верблюдами, звездами и телицами (глав. 86). И тогда я увидел, как один из белых мужей схватил ту звезду, которая первая сошла с неба и связав её, бросил в глубокую и страшную мрачную бездну (пропасть). Другой из них взял меч и дал его слонам, верблюдам и ослам, и они начали поражать друг друга, и вся земля содрогнулась». Потом Енох видел, как белый муж схватил и другие звезды, сошедшие с неба и, связав их, бросил в пропасти земли (глав. 87). В таких образах представляется смешение сынов Божиих (по книги Еноха ангелов) с сынами человеческими, распространение зла на земле и Божие наказание людей чрез смешение языков при столпотворении Вавилонском. Под звездами, сошедшими с неба и пасшимися вместе с волами и телицами, разумеются ангелы, падшие с дщерями человеческими; под слонами разумеются исполины, которые, по иудейским сказаниям, родились от этого падения ангелов. Далее изображается наказание людей потопом при праведном Ное. «И родился человек и устроил для себя великий ковчег. Он жил в нем и с ним жили три вола. Я посмотрел на небо и увидел: семь водопадов низвергали сверху потоки воды на некоторый дворец;413 земные источники также разлились по земле. И вода начала бушевать и так поднялась на земле, что уже не видно было дворца... повсюду была великая вода, мрак и облака. И все волы, которые были здесь собраны, погибли, в виду моем были поглощены водой. Но ковчег плавал по ней... все волы, слоны, верблюды и ослы потонули. Я опять посмотрел, и вот водопады перестали падать с неба, земные источники заключились, и на земле открылись бездны; в эти бездны начали сходить воды, и явилась суша. Ковчег остановился на земле; мрак исчез и воссиял свет. Тогда белый вол, который сделался человеком, вышел из ковчега и с ним вышли три вола. Один из них был белый, другой красный, а третий черный; белый вол отделился от других». Потом излагаются главные события в истории еврейского народа, начиная с Авраама, также в символических образах. Авраам представляется под образом белого вола; от этого вола родились онагр и белый вол, т. е. Измаил и Исаак; от белого вола родились черный вепрь и белая овца, т. е. Исав и Иаков. От этой овцы родилось 12-ть овец – разумеются 12-ть сыновей Иакова. Когда эти 12-ть овец выросли, то одну овцу продали ослам, а ослы продали её волкам. Под овцой, конечно, разумеется Иосиф, под ослами измаильтяне, которым Иосиф был продан своими братьями, под волками – египтяне. Далее весь народ еврейский изображается под образом овцы, или стада овец; при этом в кратких чертах указываются главные события в его истории: страдание в Египте и избавление от рабства египетского, переход чрез Чермное море, событие на Синае, переход чрез Иордан, времена судей и царей; при этом под символическими образами указывается на Самуила, Саула, Давида и Соломона, на построение храма, на пророков и в частности на пророка Илию, на плен Вавилонский, возвращение из плена, возобновление Иерусалима и построение второго храма. Главные представители еврейского народа, управлявшие им пророки, судии и цари называются пастырями овец, а разные народы, в руки которых Бог в разные времена предавал его в наказание, называются дикими зверями – львами, тиграми, волками, лисицами. Рассказ оканчивается указанием на будущие времена Мессии, которые изображаются опять в символических картинах. «Я видел, говорит Енох, что Господь овец воздвиг новый дом, больше и выше первого, и воздвиг его на прежнем месте... И сам Господь овец обитал внутри его. И все звери земные и все птицы небесные преклонились пред овцами и обращались к ним за помощью и во всем повиновались им. Тогда те три мужа, которые были одеты в белую одежду и которые прежде вознесли меня на высшее небо (глав. 86) снова взяли меня и поставили среди овец. Все овцы были белые, с длинной и чистой волной. И все те, которые погибали, или которые были истребляемы, все звери земные и все птицы небесные, соединились в этом доме, и Господь овец возрадовался великою радостью, что овцы возвратились в его жилище. И я видел, как они отложили меч, который был дан им и который они принесли в дом и запечатали в присутствии Господа. Все овцы были заключены в этом доме, который едва мог вместить их; их глаза были открыты, и они созерцали Благого (Bonum), и не было между ними ни одной, которая не смотрела бы на него. Я видел, что дом большой, пространный и полон населения. И вот родился белый телец (vitulus albus natus est), который имел большие рога, и все звери земные и все птицы небесные поклонялись ему и умоляли его непрестанно. И тогда я увидел, что природа их изменилась, и они сделались белыми тельцами. И первый из них (т. е. телец, который родился белым) сделался Словом (Verbum) и Слово (Verbum) сделалось великим животным;414 на голове у него были большие черные рога. И Господь овец возрадовался при виде всех этих тельцов. После этого я пробудился, но сохранил в памяти все, что видел. Таково видение, которое я видел во сне. Пробудившись я прославил Господа славы и воздал Ему хвалу. Я пролил слезы, которые не переставали течь, и я не мог воздержаться от них при представлении того, что я видел, потому что все это будет и исполнится» (глав. 88–89).

Главы 90–105 (у Дильмана 91–108) составляют последнюю пятую часть книги Еноха. В них содержатся наставления Еноха сыну своему Мафусалу и всему его потомству в праведной жизни и предсказания о будущих событиях. «И ныне, сын мой Мафусал, говорит Енох, призови ко мне всех своих братьев и собери ко мне всех детей своей матери. Внутренний голос и дух возбуждают меня сказать вам, что случится с вами в будущие времена». Сначала Енох дает собравшимся к нему детям общие наставления ходить в правде и никогда не уклоняться от неё (глав. 90–91); а потом краткие предсказания о том, что должно случиться после него до кончины мира и до начала царства Мессии. Начиная говорить об этом, он замечает: «из всего, что мне было открыто, из небесного видения и голоса ангелов я получил познание и приобрел разумение из небесной скрижали (e coeli tabula)». Следующие за тем предсказания, впрочем, не заключают в себе ничего особенного и содержат краткое повторение уже прежде сказанного. Замечательно только то, что время при этих предсказаниях Енох считает днями и неделями, но так, что один день в неделе равняет целому веку, а вся неделя семи векам; в этом приеме нельзя не видеть подражания пророчеству Даниила о 70-ти седминах (Дан. 9:24–27). В конце предсказания Енох, между прочим, говорит: «и в седьмой день десятой недели будет вечный суд на стражей... первое небо исчезнет, и явится новое небо,415 и все силы небесные возблистают светом, в семь раз большим против прежнего. Потом пройдет много других недель, число которых неисчислимо и которые будут проходить в святости и правде» (глав. 92). Далее опять следуют увещания Еноха любить правду и ходить по стезям её. «И ныне, дети мои, я увещеваю вас любить правду и ходить в путях её, ибо пути правды заслуживают этого, а пути неправды вдруг обрываются и приводят в пропасть... К вам я обращаюсь, праведные, не следуйте по путям злобы и угнетения. Избегайте путей смерти, даже не приближайтесь к ним, ибо вы погибнете. Изберите лучше правду, жизнь чистую и святую. Ходите по пути мира, и вы удостоитесь вечной жизни. Сохраните в памяти мои слова, не истребляйте их никогда из своего сердца; я знаю, что грешники насильно будут принуждать вас делать зло; но они ни в чем не успеют» (глав. 93). Далее в этой и следующих 94–104 главах изрекаются угрозы грешникам и утешения и обетования праведным и изображается суд Божий над грешниками в последние времена. «Горе тем, которые делают нечестие, производят угнетения и защищают лукавство, ибо они будут низложены и никогда не достигнут мира! Горе тем, которые строят свои жилища во грехе, ибо основания этих жилищ будут ниспровергнуты, и сами они падут от меча! Горе тем, которые обладают золотом и серебром; они немедленно погибнут! Горе вам, богатые, что вы в богатствах своих полагаете всю свою надежду; вы лишитесь богатств своих, потому что во дни счастья своего вы забываете Всевышнего. Вы злословите и нечествуете: вы назначены для дня поражения и мрака, для дня вечного суда. Я говорю и возвещаю вам, что Тот, Кто сотворил вас, погубит вас; Он не будет сожалеть о вашей участи; напротив Он будет веселиться о вашей погибели (глав. 93). О если бы глаза мои были подобны облакам, чтобы я мог оплакать вас и как дождь излить слезы мои и облегчить скорбь сердца моего»! (глав. 94). Потом еще перечисляются разные грехи и преступления, за которые грешники подвергнутся наказаниям. При этом Енох, между прочим, говорит: «не мыслите и не говорите: наше преступление сокрыто; нашего греха никто не увидит; на небе у Всевышнего ежедневно записывается все, что происходит, и все известно; каждое преступление, совершаемое вами, ежедневно предается памяти для дня вашего осуждения» (глав. 96)... «В эти дни народы ужаснутся и устрашенные племена явятся на суд. В эти дни беременные женщины родят и оставят плод своей утробы. Дети будут падать на глазах своих матерей, и в то время, как будут сосать их молоко, они будут отталкивать их от себя и будут безжалостны к плодам своей любви» (глав. 97)... «В эти дни отцы будут поражены со своими детьми, братья будут умерщвлены со своими братьями, и кровь их потечет потоками... От востока до запада распространится поражение; кровь грешников будет досягать до груди коня и до осей колесницы» (глав. 98). В эти дни ангелы сойдут в сокровенные места и соберут в них всех грешников. В эти дни явится Всевышний произвести Свой суд над ними; для охранения святых и праведных Он пошлет святых ангелов, и они будут охранять их, как зеницу ока, пока не истребится всякое зло и преступление». «Горе вам, грешники, ибо слова уст ваших и дела рук ваших были злы; вы будете низвержены в вечный пламень. Знайте, что ангелы небесные будут строго исследовать все дела ваши; они будут вопрошать о ваших грехах солнце, луну и звезды, потому что вы осуждали праведных. Все будет свидетельствовать против вас – облака, снег, роса и дождь» (глав. 99). Обращаясь к праведным, Енох говорит: «клянусь вам, что я знаю эту тайну; я читал небесные скрижали, видел писания святых и открыл все, что в них написано о вас. Я видел, что вам уготованы блаженство, радость и слава и ожидают всех, кто умрет в правде и святости. Вы тогда получите награду за ваши страдания, и ваше блаженство будет гораздо больше тех зол, какие вы испытали на земле» (глав. 103). Подобные угрозы грешникам и обетования блаженства праведным повторяются и далее в 103 и 104 главах. Наконец в 105-й главе рассказывается о рождении Ноя и о том, какое впечатление произвело его явление в мире. «Тело ребенка было бело, как снег, и румяно, как роза; волоса были белые и длинные, как волна, а глаза его блистали красотою. Как только он открыл их, весь дом наполнился светом, как от солнечного сияния. Едва его взяли от бабки, как он открыл уста и начал говорить о правде Господа. Изумленный отец его Ламех пошел к Мафусалу и сказал, что сын его не походит на других детей: это не человек, а ангел небесный. Мафусал пошел искать Еноха к пределам земли, зная, что он там находится. Енох явился на зов Мафусала и сказал: «Господь намерен произвести новое чудо на земле. Я видел это в видении. Я открыл тебе, что во время отца моего Иареда некоторые из рожденных на небе преступили слово Господне, сделали нечестие, жили с женами человеческими и произвели с ними гнусное потомство. За это преступление Бог пошлет на землю великое бедствие; потоп покроет её и будет опустошать в продолжении года. Этот отрок, который у вас родился, один переживет великое разрушение, и с ним спасутся три его сына... но после потопа нечестие будет еще больше, чем прежде. Сам Господь открыл и объяснил мне все это, и я читал на небесных скрижалях.416 В конце книги еще прибавлено несколько изречений о судьбе праведных и грешных людей в последние времена.

Представленный анализ книги Еноха показывает, что книга эта в полном составе и во всех частях не может быть признана произведением одного автора и одного времени. В ней много повторений и прибавлений, указывающих на разные времена: об ангелах, падших с дщерями человеческими и распространивших нечестие между людьми, рассказывается два раза в 7-й и 68 глав., и рассказы эти не во всем согласны между собою; в изображении первого и второго путешествия Еноха по областям низшего и высшего неба в глав. 14–35; 37–61, есть также повторения и распространения одного и того же; есть прибавления и вставки и в других частях книги. Поэтому о времени происхождения книги у разных писателей мы встречаем различные мнения. Лоранс, Гофман и Гфрёрер полагают, что книга составлена в начале царствования Ирода В. Кригер (Beiträge für Kritik und Exegese. 1845) и Люкке (Einleitung zur Offenbarung des Johannes. Zweit. Auflage 1848) думают, что разные части книги написаны в разные времена, именно главы 1–35 и 72–105 (по Дильману 72–108) в начале Маккавейских войн, главы 37–71 около 38–34 г. пред P. X. Сильвестр де-Саси, находя в книге следы христианского учения и указание на разрушение Иерусалима римлянами (в 55-й главе, где описывается огромное войско) составление её относит ко временам после этого разрушения;417 Бёгхер думает, что книга Еноха, подобно Сивиллиным книгам, образовалась из отрывков разных сочинений, составленных в разные времена и приписанных Еноху.418 Но если книга Еноха не может быть признана произведением одного писателя и одного времени, то нельзя также смотреть на неё, как на чисто механический и бессвязный сбор отрывков разных сочинений, написанных независимо одно от другого. По всем частям книги, как мы видели, проходит одна основная мысль о суде над нечестивыми в последние времена, которые изображаются вместе с временами Мессии; с этою мыслью связано баснословное сказание о падении ангелов с дщерями человеческими, от которых произошло всякое нечестие и развращение на земле; об этом падении постоянно упоминается в книге; главные мысли об устройстве мира и управлении разными явлениями природы посредством разных духов, приставленных к разным частям природы, повсюду одни и те же, при всех разностях в подробностях тех картин, в которых они развиваются и объясняются во всех частях книги. Этого не могло бы быть, если бы книга была составлена из разных сочинений, написанных независимо одно от другого. Необходимо допустить, что существовала одна первоначальная книга Еноха; в эту книгу в разные времена вошли разные прибавления и вставки; прибавления эти делались на основании идей самой книги и делались для их объяснения и вообще для развития тех предметов, которые в ней были изложены. Отсюда, при всех прибавлениях и вставках, в ней и сохранилось единство в основных мыслях и вообще в миросозерцании. Дильман, подробно и обстоятельно разобравший эфиопский текст книги Еноха, совершенно справедливо различает в ней: 1) собственную и первоначальную книгу Еноха, обнимающую большую часть книги (в глав. 7–36; 72–105); 2) прибавления, сделанные для объяснения находящихся в ней идей и предметов (в глав. 37–64), и 3) прибавления о Ное и его видениях и некоторые другие вставки (в глав. 65–67; 106–107). Составление первоначальной книги Еноха он относит ко 2-й половине 2-го века пред P. X. (около 150–130 г.); немного позднее сделаны были, по его мнению, объяснительные и дополнительные прибавления к книге; прибавления же о Ное и видениях Ноя относятся ко 2-й половине 1-го века пред Р. Х.419 – Что книга Еноха вообще есть произведение иудейской, до христианской письменности, в этом не сомневался ни один из древних писателей, которым она была известна и которые на неё указывают в своих сочинениях. Основный дух её – ветхозаветный, иудейский; некоторые отдельные выражения, как напр. название тельца, прообразующего Мессию, Словом (глав. 89), как противоречащие этому духу, должны быть признаны позднейшими вставками. Но, с другой стороны, книга Еноха не может иметь и той древности, какую ей приписывали некоторые из древних писателей, напр. Тертуллиан, по мнению которого, она могла дойти до нас и от самого Еноха. Нет сомнения, что она явилась уже после плена Вавилонского. В ней усматривается такое сильное влияние книги пророка Даниила, что многие места её представляются написанными по образцу этой книги и составляют подражание ей. Подобно книге пророка Даниила, книга Еноха изображает все предметы в форме видений и сновидений. Особенно заметно влияние на неё 7-й главы книги Даниила, где изображается пророческое видение о четырех великих монархиях и вечном царстве Христове под образом четырех больших зверей, вышедших из моря (льва, медведя, барса и зверя с десятью рогами); в книге Еноха очерк первоначальной истории рода человеческого и всей истории еврейского народа представлен также в форме символического рассказа о разных животных (глав. 84–89; по Дильману 85–90). Выражения Ветхий денми и Сын человеческий вошли в книгу Еноха также из 7-й главы книги Даниила. В этой 7-й главе говорится о книгах, раскрытых время суда (стих. 10), а в 10-й главе (стих. 21) о книге истины, в которой начертана судьба народов и царств; в книге Еноха, мы видели, несколько раз говорится о небесных скрижалях, на которых изображено все будущее. Изображение пришествия Мессии в книге Еноха также, как в книге Даниила (глав. 7), соединяется вместе с изображением последних времен мира и последнего суда. Всевышний и Господь духов в книге Еноха изображается в таких же чертах, как Ветхий денми в книге Даниила. Главный предмет книги Еноха, как мы видели, составляет изображение суда над нечестивыми в последние времена. В книге постоянно изрекаются угрозы тем людям, которые отвергают имя Господа духов, Мессию, праведный суд и заслуги святых. Это указывает на то время, когда в верования иудеев, при сношениях их с разными народами, стали входить чуждые языческие представления, когда распространившееся особенно в эпоху греческого влияния неверие стало колебать древние истины о святости Божией и божественном управлении миром по нравственным законам и целям, о праведном воздаянии за добро и зло и о пришествии Мессии. Прикрывшись именем Еноха праведного, который, по общему верованию, был взят на небо,420 автор книги хотел восстановить в сознании своих современников эти древнебиблейские верования, и на основании священных книг представить систему мирового порядка, или Божественного мироуправления, по которой все, как в физическом так и нравственном мире, происходит по воле Божественного промысла, управляющего миром, что добро и зло получат воздаяние на последнем суде, который имеет совершить Господь духов со своим Избранным, на который явятся все народы, и после которого будут уничтожены нечестивые люди, и настанет царство святых и избранных, под управлением Мессии, которому покорятся все народы. С этой точки зрения весьма естественно объясняются все рассуждения книги Еноха о небесных светилах, небесных и земных явлениях, о духах добрых и злых, об ангелах, о суде над праведными и нечестивыми. На место языческого учения о природе, автор книги ставит учение, выведенное им из священных книг; но при этом он в священных книгах не видит, или не находит никакого различия между содержанием и формою, между идеей и её оболочкой, и все образные и фигуральные выражения принимает в прямом буквальном смысле. Отсюда он представляет, что на пределах неба и земли есть особые хранилища для ветров, снега и дождя, росы и инея, что громы и молнии также хранятся в особых помещениях на небе; он верит, что есть краеугольный камень, на котором основана земля, и столпы, на которых утвержден небесный свод, что на небе есть божественные стрелы с луками и колчанами. Он верит всему этому, потому что обо всем этом в метафорическом смысле говорится в священных книгах, напр. Иов. 5:10; 6:4; 9:6; 38:6; 9:9; Пс. 7:13; 17:8. 15:16; 37:3; 143:6; Ис. 24:18; Авв. 3:9. На место учения о силах природы автор ставит обширное учение об ангелах, о высших и низших духах, которые приставлены не только к людям и народам, но и ко всем областям и явлениям физической природы и заведуют и управляют ими; они – орудия, посредством коих Бог управляет миром; основа этого учения заимствована автором также из священных книг, но оно у него получило обширное развитие и особый колорит под влиянием персидского учения о добрых и злых духах. Такое учение встречается в Талмуде и других иудейских сочинениях. Филон, как мы заметили выше, также учил, что ангелы суть духи, летающие в воздухе, что вся вселенная одушевлена во всех частях своих, и каждая стихия населена живыми существами. Изображение суда над нечестивыми и картины царства Мессии в книге Еноха заимствованы преимущественно из пророческих книг, но на них отразилась резко и печать позднейших иудейских представлений о Мессии, по которым время Мессии считается временем основания всемирного иудейского царства на земле, имеющего, впрочем, некоторый духовный характер. Во время великого и страшного суда Мессии явится сам Бог со всеми святыми ангелами; Мессия будет судить прежде падших ангелов, потом разных властителей, которые притесняли еврейский народ. Явится новый Иерусалим с новым храмом; все праведные и избранные составят одну общину; все народы поклонятся Господу духов и Мессии и соберутся в Его храме; Сам Мессия будет жить с ними и управлять ими в духе кротости, мира и правды; война и грех уничтожатся; врата небесные отворятся, и ангелы будут сходить и жить с ними; в мире радости и любви все будут жить для славы Господа духов. Таковы существенные черты царства Мессии, в коих оно изображается в разных местах книги Еноха. Мессия называется владыкой и судией мира, Сыном человеческим, Сыном жены, Избранным, Сокровенным. О Нем говорится: прежде, нежели были сотворены солнце и небесные звезды, имя Его было названо пред Господом духов; прежде сотворения мира Он был избран и сокровен пред Господом духов.

При таком содержании, книга Еноха, очевидно, составляет чрезвычайно важный памятник древнеиудейской дохристианской литературы. Она показывает нам, какой характер имели миросозерцание иудеев вообще и в частности верования о Мессии и его царстве в последние века пред пришествием Спасителя. Что книга была в большом употреблении у иудеев, это видно из тех распространений, прибавлений и вставок, какие мы в ней находим. Во времена христианские писатели церковные, как мы выше заметили, весьма часто указывали на книгу Еноха;421 их особенно интересовало сказание о падении ангелов; Георгий Синкелл занес это сказание в свою хронику.422 Весьма также интересовали христианских писателей и астрономические и космогонические сведения, изложенные в книге Еноха; многие из этих сведений мы встречаем не только в памятниках иудейской письменности, в Талмуде и Каббале, но и в христианских сочинениях. Христианская космография Козмы Индикоплова, писавшего в 536 г. имеет во многом большое сходство с книгой Еноха и многое из неё заимствовала. Подобно автору книги Еноха, Козма Индикоплов думал, что не только солнце, луна и звезды управляются небесными духами, но что существуют ангелы, специальное занятие коих – составлять и собирать облака, что другие ангелы управляют дождем, ветрами, снегом, градом, теплотой и проч. Такие представления встречаются в разных христианских книгах и, как мы видели выше, вошли в наши славянские Палеи. Но особенно большое влияние книга Еноха имела на последующую апокрифическую и христианскую литературу. Автор Малого Бытия, как увидим ниже, имел её под руками и пользовался ею; в Заветах 12-ти патриархов мы находим постоянные ссылки на неё. Книга Еноха послужила также образцом для тех апокрифических сочинений, в которых изображаются последние времена мира, страшный суд, мучения грешников и блаженство праведных, каковы напр. Вознесение Исаии, Видение апостола Павла, Хождение Богородицы по мукам и друг.; она – первообраз всех апокалипсических сочинений подобного рода.

В славянских рукописях встречаются с именем Еноха два апокрифических отрывка.423 В одном отрывке говорится, что когда Еноху было 360 лет, он восходил на небо с ангелами: «и показаша ему вся неизреченная и неисследованная мудрость Божии престол Господень и ангельское неизреченное пение и вся з҃ небес. еже зовутся книги потаеныя Эноховы. еже виде и написа. и паки сниде». Когда Енох сошел с неба, к нему собрались все его дети и все люди. Он начал говорить им «словеса благополезная и повеле книги держати сыновом своим в веки». В то время, как Енох беседовал с детьми, Господь простер мрак по земле, сделалась тьма и покрыла всех людей, стоявших вокруг Еноха, явились ангелы и вознесли Еноха на небо вышнее: «и отъят Господь и и постави пред лицем своим в веки». – Другой отрывок имеет такое заглавие: «От книг Эноха праведнаго препреже noтona и ныне жив есть». Но то, что говорится в этом отрывке, не составляет заимствования, или извлечения из книги Еноха, а может быть названо разве только указанием в самых общих чертах на содержание некоторых её отделов. В отрывке кратко говорится только о двух предметах: о разделении времени на годы, месяцы, часы и дни и о последнем суде над людьми под конец века. «Слышите чада моя, говорит здесь Енох, прежде даже вся не быша. Господь постави века тварнаго. и потом створи всю тварь видимую и не видимую и по всемь том созда человека по образу своему рукама своима мала и велика... Тогда раздреши Господь век человека ради и раздели е на времена и лета. на месяцы и дни и часы. да размышляет человек времен премену. зачал и конця. да чтет своея жизни смерть. И се чада моя аз правлемая по земли. промитая исписах. и лето все складах и часы дньнии. и часы размерих. и исписах всяко семя на земли. и изровновах всяку меру и превесу праведну измерих и исписах. якоже повеле ми Господь. и в сих обрет разденьство лето лета честнее есть и день дне. и час часа». Это может быть указанием на 3-ю часть книги Еноха (глав. 71–82) и преимущественно на 71-ю главу, где говорится об обращении светил небесных, о происхождении времен года, месяцев, дней и ночей. Но в книге Еноха, как мы заметили, излагается при этом целая астрономическая теория, а здесь только указывается на то, что Бог разделил времена, но как, не говорится. Затем, указав кратко на наречение Адамом в раю имен животным, Енох в разбираемом отрывке переходит к изображению последнего суда, когда, по его выражению, «времена погибнут. и лет не будет к тому. дни и часы не почтуться. но станет век един». Сказав о некоторых грехах, за которые люди на последнем суде подвергнутся наказанию, он говорит: «все се в мериле и в книгах изобличиться в день великаго суда. Блажен, иже судит суд праведен сироте и вдовице и всему обидимому поможет. Блажен, в нем же есть истина и глаголя истину искреньному и есть милость во оустех его и кротость... Аз придох на место судное. и видех ад отверзст. и видех ту иетеро боле. яко оужници суд без меры и снидох и исписах все суды судимых. и все вопросы их оуведох и въздъхнух и плакахъся о погибели нечестивых и рех в сердци моем. блажен иже ся не родил ли рожься не съгрешил на лици Господни. да бы не пришел в место се. ни понесл смрада места сего. И видех сторожа адовныя стояща у превеликих ворот. яко аспиды велики лиця их. и очеса их яко свеща потухлы. и зубы их обнажени до перси их. и глагола в лице их: луче бых не видел вас. ни внял деянии ваших. ни племени моего. кто приведеть к вам. не рците чада моя. отец наш с Богом иесть и измолит ны от грех. ведите аз вся дела всякаго человека написываю. и никто не можеть расказати рукописания моего. зане Господь вся видить. да створите доброе на лици Господни... Егда скончаеться вся тварь. юже сотвори Господь. всяк человек идет на суд Господень великии. тогда времена погибнуть. и лет не будеть к тому. дние и часы не почтуться. но станет век един. и вси праведници оубежать суда великаго и прикупяться веце велицем»... О суде над грешными и нечестивыми, как мы видели, постоянно говорится в книге Еноха; но того, что здесь сказано, нельзя приурочить собственно ни к одному месту. Видно, что составитель этой статьи знал кое-что о содержании книги Еноха; но не видно, чтобы он знал саму книгу и читал её; он узнал о ней из другого источника, где было указано на её содержание. Не известно, кому принадлежит эта статья; в одной рукописи Синодальной библиотеки она встречается с именем Иеремии пресвитера (болгарского?).424 Это может служить указанием на то, что она принадлежит к числу болгарских апокрифических сказаний?

3) Малое Бытие, или книга юбилеев

Мы видели выше, что на Малое Бытие часто указывают древние писатели и особенно византийские летописцы; но в полном виде эта книга, подобно книге Еноха, сделалась известна ученым только недавно. Подобно книге Еноха, она была открыта также в Абиссинии, на эфиопском языке. Дильман перевел её на немецкий язык и напечатал в Jahrbücher der biblischen Wissenschaft von H. Ewald: Zveites Jahrbuch 1849; Drittes Jahrbuch 1850–1851. В этом переводе книга разделена на 50-т глав. В книге излагается история от сотворения мира до Синайского законодательства т. е., история того, что изложено в книге Бытия и в первой половине книги Исхода. В порядке изложения автор следует также порядку этих священных книг; но он имеет в виду преимущественно историю еврейского народа, и потому то, что находится вне прямой истории этого народа (напр. историю других народов), он излагает весьма кратко, только в нескольких словах; но многие события, которые относятся к первоначальной истории мира и требуют объяснения, или касаются знаменитых патриархов напр. Еноха, Ноя, Авраама, Иакова, Иосифа, он распространяет разными апокрифическими прибавлениями и рассказами, заимствованными из народных преданий и апокрифических книг. При таком составе книга имеет вид комментария к библейским книгам Бытия и Исхода и преимущественно к книге Бытия; потому она и называлась у древних писателей: ἡ λεπτὴ γένεσις, λεπτογένεσις, μικρογένεσις, τὰ λεπτὰ γενέσεως. Время при изложении истории мира и еврейского народа автор считает по юбилеям (считая каждый юбилей из 49, а не 50 лет), которые были установлены Моисеем для гражданских дел евреев (Лев. 25:8–12). От сотворения мира до вступления евреев в Ханаанскую землю он полагает 50 юбилеев, или 2,450 лет, т. е. 2,410 лет до исхода евреев из Египта и 40 лет странствования их в пустыне. На том основании, что время в книге считается по юбилеям, св. Епифаний и другие писатели называют её книгою юбилеев.

Малое Бытие, или книга юбилеев начинается рассказом о призвании Богом Моисея на гору Синай. В то время, как Моисей находился на Синае, Бог открыл ему все, что было прежде и что будет после, и при этом велел ангелу написать для Моисея историю от сотворения мира. Поэтому весь последующий рассказ в книге излагается от имени ангела, рассказывающего Моисею; при рассказе весьма часто повторяется: «так постановлено и написано на небесных скрижалях». «В 1-й год исшествия сынов Израилевых из Египта, в 3-й месяц, в 15-й день этого месяца, Бог сказал Моисею: взойди ко мне на гору, и Я дам тебе две каменных скрижали закона и все заповеди, которые Я написал, чтобы ты возвестил их. И Моисей взошел на гору Господню, и слава Господня обитала на горе Синайской, и облако покрывало её 6 дней. И Бог воззвал к Моисею в 7-й день среди облаков. И Моисей увидел славу Божию, как пламенеющий огонь на горе Синае... И он был на горе 40 дней и 40 ночей, и Господь научал его о том, что было прежде и что будет впоследствии. Он изъяснил ему разделение дней, законы и свидетельства и сказал: внимай всякому слову, которое Я говорю тебе, и запиши его в книгу... запиши все эти слова, которые Я возвещаю тебе на этой горе от первого до последнего, и что будет после... до тех пор, как Я низойду и буду жить с вами от века и до века. И Он сказал ангелу лица: запиши для Моисея от начала творения до тех пор, когда будет восстановлено между ними Мое святилище навсегда и на веки, и Бог явится пред очами каждого и всякий познает, что Я есмь Бог Израилев и отец всех детей Иакова и царь на горе Сионе от века и до века. И Сион Иерусалим освятится. – И ангел лица, который предшествовал стану израильскому,425 принял скрижали разделения лет от начала творения, недель и юбилеев, закона и свидетельств в каждый год по его числу и юбилеи по годам» (глав. 1).426 Потом рассказывается история сотворения мира и человека. «И по слову Господню ангел лица сказал Моисею: напиши всю историю творения, как Господь Бог совершил в 6 дней все дела свои, которые Он сотворил, и в 7 день установил субботу и освятил её на все века и утвердил знамением всех своих дел. В первый день сотворил Он небо, которое вверху, и землю, и воду, и всех духов, которые служат пред ним, и ангелов лица, и ангелов хваления, и ангелов огня, и ангелов ветра, и ангелов облаков, тьмы и града, и инея, и ангелов долин, и ангелов грома и молнии, и ангелов холода и зноя, зимы и весны, осени и лета, и всех духов своих творений на небесах и на земли и во всех долинах, и ангелов мрака и света, и утренней зари и вечера;... И тогда мы увидели дела Его, и восхвалили Его и прославили Его о всех делах Его: потому что семь великих дел сотворил он в первый день. И во второй день образовал Он твердь между водами; и разделились воды в тот день: половина их поднялась вверх и половина опустилась вниз тверди, которая в средине, над поверхностью всей земли... Он сказал водам, чтобы они сбежали с лица всей земли в одно место и чтобы явилась суша... И они сбежали с лица земли в одно место, кроме тверди, и явилась суша. И в этот день сотворил Он для неё (воды) вместилища морей в их отдельных местах и все реки и собрания водные на горах и на всей земле, и все озера и всю росу земную, и семя, которое сеется по роду своему, и все, что служит пищей, и плодоносные деревья, и лесные, и сад Эдемский для наслаждения... И в четвертый день сотворил Он солнце, и луну, и звезды и поставил их на тверди небесной, чтобы они светили над всею землею, и сделал их властителями над днем и ночью и чтобы они разделяли между светом и тьмой. И Бог поставил солнце великим знамением на земле для дней, и суббот, и годов, и юбилеев, и всех времен года, и чтобы оно разделяло между светом и тьмой, и чтобы служило к произрастению всего, что на земле растет и прозябает... И в пятый день сотворил Он великих животных морских в глубинах водных, всякую плоть, и все, что движется в водах, рыб, и все, что летает, птиц и весь род их... И в шестой день сотворил Он всех животных земных, и всякий скот, и все, что движется на земле. И после всего этого сотворил Он человека, единого, мужа и жену, сотворил Он их, и поставил его господином над всем, что есть на земле и что в морях, и над всем, что летает, и над животными, и над скотом, и над всем, что движется на земле, и над всею землею... И было во всем 22 рода. И Он совершил все свои дела в шестой день, все, что на небесах, и на земле, и в морях и в долинах, в свете и темноте, и во всем. И Он поставил для нас (ангелов) великое знамение, день субботы, чтобы мы совершали дела свои в продолжение 6 дней и хранили субботу в 7-й день от всех дел, все ангелы лица и все ангелы хваления. К нам, двум великим родам, сказал Он, чтобы мы хранили с Ним субботу на небе и на земле. И Он сказал нам; вот Я изберу Себе из среды народов один народ, чтобы и он праздновал субботу; и Я освящу его и благословлю в народ Свой; как Я освятил день субботний и благословил его Себе, так Я благословлю его, и он будет Моим народом, и Я буду его Богом. И Я избрал семя Иакова между всеми из тех, которых Я видел, и записал его Себе первородным сыном, и освятил его для Себя навсегда и на веки. И Я научу их о дне субботы, чтобы они хранили его... И ты заповедуй сынам Израилевым, чтобы они хранили этот день, святили его, не делали в него никакого дела, и не оскверняли его; потому что он священнее, чем все (другие) дни; всякий, кто его оскверняет, должен умереть смертью, и всякий, кто в этот день делает какое-нибудь дело, должен умереть смертью... и всякий человек, который хранит его и празднует в него субботу от всех своих дел, будет свят и благословен навсегда, как мы. И ты возвести и изъясни сынам израилевым праведность этого дня, чтобы они праздновали в него субботу и не пренебрегали им в заблуждении своего сердца, чтобы они ничего в него не делали из своих нужд, и не приготовляли в него ни пищи ни питья, и не почерпали воды, и не вносили бы и не выносили бы в этот день чрез свои двери никакой тяжести... В этот день мы праздновали субботу, прежде чем кому-либо из смертных было возвещено праздновать её на земле. И Творец освятил этот день, но Он благословил не всех людей и народов праздновать в него субботу, но только Израиля» (глав. 2).427 «И в 6-й день 2-й субботы (недели) привели мы, по повелению Господню, к Адаму всех животных и всякий скот, и всех птиц, и все, что движется на земле, и все, что движется в воде, по их родам и видам, именно зверей в первый день, скот во второй, птиц в третий, все, что движется на земле, в 4-й, все, что движется в воде, в 5-й день, и Адам назвал их всех по их именам, и как он их назвал, так и было их имя. И в течении этих 5 дней Адам видел все это, мужеский пол и женский в каждом роде, который на земле, между тем сам он был один, и он не мог найти для себя ничего подобного, что было бы ему в помощь. И Господь сказал мне: не хорошо, что человек один; мы хотим сотворить ему помощника, подобного ему. И Господь Бог наложил на него оцепенение, так что он заснул. И Он взял у него для жены одно ребро и вместо него вложил плоть; и он образовал жену и пробудил Адама от сна его. И когда Адам пробудился, то принял её к себе, и познал её, и сказал: это кость от моей кости и плоть от моей плоти; она должна называться моей женой, потому что она взята от своего мужа. Потому муж и жена должны быть едино, и потому оставит человек своего отца и свою мать и соединится со своею женою, и будут они единою плотью» (глав. 3).428 Далее автор рассказывает о пребывании Адама и Евы в раю, о падении и изгнании их из рая; причем он прибавляет, что Адам и Ева жили в раю 7-мь лет, что у них не было детей до первого юбилейного года, что животные до падения Адама обладали словом. «И в начале первого юбилея Адам и жена его были 7 лет в саду Эдемском, обрабатывали и хранили его. И мы дали ему занятие и научили его все видимое употреблять на дело, и он делал. Был же он наг, не зная этого и не стыдясь. И он охранял сад от птиц и зверей, и скота, и сеял садовые плоды и ел, а остатки сберегал для себя и своей жены на будущее время. – И по истечении 7 лет, которые он там провел, именно 7 лет, во 2-й месяц, в 17-й день, пришел змий и приблизился к жене. И змий сказал жене: неужели Бог запретил вам все плоды деревьев, которые в саду, чтобы вы от них не вкушали? И она сказала ему: от всех плодов дерев, которые в саду, Бог сказал нам, что мы можем вкушать, но от плодов дерева, которое находится посреди сада, Бог сказал нам, что мы не должны вкушать и не прикасаться к ним, чтобы не умереть. И сказал змий жене: вы не умрете смертью; но Бог знает, что в тот день, в который вы от них вкусите, отверзутся ваши очи, и вы будете как боги и будете знать доброе и лукавое. – И так как жена видела, что дерево приятно и прекрасно на вид и хорошо вкушать его плод, то взяла тотчас от него и вкусила. И она покрыла прежде свою наготу смоковными листьями и дала от плода Адаму, и он вкусил, и очи его отверзлись, и он увидел, что был наг, и взял смоковные листья и сшил их, и сделал себе опоясание и покрыл свою наготу. И Господь проклял змия и разгневался на него навсегда. И на жену разгневался Он, потому что она послушала голоса змия и вкусила. И Он сказал ей: Я умножу твои скорби и твою нужду: в болезнях ты будешь рождать детей, и к твоему мужу ты будешь иметь обращение, а он будет твоим господином. И Адаму сказал Он: так как ты послушал голоса своей жены и вкусил от того дерева, от которого я запретил тебе вкушать, то ради тебя проклята будет земля, терны и волчцы произрастут для тебя, и хлеб свой ты будешь есть в поте лица своего, пока ты не возвратишься в землю, от которой взят; потому что ты из земли и в землю возвратишься. И он сделал им кожаные одежды, и облек их ими и изгнал их из сада Эдемского. И в тот день, когда Адам вышел из сада Эдемского, принес он жертву в воню благоухания: фимиам и гальбан и стакти, утром при восходе солнца в тот день, когда он прикрыл свою наготу. И в тот день заключились уста всех зверей, и скота, и птиц, и того, что (на ногах) ходит, и того, что движется, так что они не могли более говорить; потому что все они говорили прежде друг с другом одними устами и одним языком. И Он изгнал из сада Эдемского всякую плоть, которая была в нем; и рассеялась всякая плоть по своим родам и видам на места, которые для них были созданы. Только Адаму даровал Он, чтобы он покрывал свою наготу, ему одному между всеми животными и скотами. Потому на скрижалях повелел Он всем, которые знают праведность закона, чтобы они покрывали свою наготу и не раскрывали себя, как раскрывают язычники. – И в новолуние 4-го месяца вышли Адам и жена его из рая Эдемского и обитали в земле Элдад, в земле, где они были сотворены. И Адам назвал имя своей жене Ева. И у них не было ни одного сына до первого юбилейного года. И после этого он познал её. Он обрабатывал свою землю, как был научен в саду Эдемском» (глав. 3).429

Далее рассказывается о жизни Адама, по изгнании из рая, о его детях и потомках. При этом сделаны разные апокрифические прибавления напр. о том, что Ева, после Каина и Авеля, еще родила двух дочерей, потом девять сыновей; сыновья не называются по имени, но старшая дочь называется Awan, а младшая Azura; называются также по имени жены некоторых патриархов: жена Эноса была Noamha, жена Каинана – Mualelith, жена Малелеила – Dina. Об отце Еноха, Иареде, замечено: «в его дни сходили на землю ангелы, которые называются Стражами». В рассказ о самом Енохе вставлено сказание о падении ангелов с дщерями человеческими, заимствованное из книги Еноха. Автору, несомненно, была известна книга Еноха; кроме этого сказания, он довольно точно указывает и вообще на содержание этой книги. Вот самый рассказ его об Енохе: «Енох первый из сынов человеческих, рожденных на земле, научился писанию, науке и мудрости: и он написал знамения неба по порядку его месяцев в книгу, чтобы сыны человеческие могли знать времена года по порядку их отдельных месяцев. Он прежде записал свидетельство и дал сынам человеческим свидетельство о родах земли и изъяснил им недели юбилеев и познакомил их с днями лет и распределил месяцы, и субботы года изъяснил он, как мы его научили. И что было и что будет, видел он в своем сновидении, что случится с сынами человеческими в их поколениях до дня судного. Все видел и узнал он и написал во свидетельство и оставил это как свидетельство на земле для всех сынов человеческих и их поколений... И был он с ангелами Божиими в течение 6 лет, и они показали ему все, что на земле и на небе, владычество солнца, и он записал все. И он дал свидетельство Стражам, которые согрешили с дочерями человеческими, потому что они начали смешиваться и осквернились с ними. И Енох дал свидетельство против них. И он был взят из среды сынов человеческих, и мы принесли его в сад Эдемский. И вот здесь он записывает суд и вечное наказание и всякую злобу сынов человеческих» (глав. 4).430 «Когда начали умножаться сыны человеческие по всей земле и родились у них дочери, увидели ангелы Господни, в один год этого юбилея (12-го юбилея), что они прекрасны. И они взяли их себе в жены, выбирая из всех; и они рождали им сыновей, которые были исполинами. И нечестие возобладало на земле, и всякая плоть извратила свой путь, от людей до скота, и от зверей до птиц, и до всего, что ходит на земле. Все развратили свой путь и стали пожирать друг друга. И нечестие возобладало на земле, и все помышления разума сынов человеческих сделались злыми. И Господь посмотрел на землю, и вот вся она была развращена, и всякая плоть извратила свой порядок, и они делали всякое зло пред очами Его... И Он определил истребить людей и всякую плоть, которую Он сотворил на земле. И Ной один обрел милость пред Его очами. И на ангелов своих, которых Он послал на землю, Он разгневался и определил изгнать их. И Он повелел нам связать их в недрах земли. И вот они связаны там и разлучены. И детей их Он определил истребить мечем. Он сказал: Мой дух не пребудет в людях во веки, потому что они плоть, и число дней их будет 120 лет. И Он послал свой меч между ними, чтобы они умерщвляли друг друга. И они начали убивать друг друга, пока все не пали от меча и не были истреблены от земли, между тем как их отцы (т. е. падшие ангелы) взирали на это. Потом они (т. е. отцы) были связаны в недрах земли, до дня великого суда, когда придет наказание на всех, которые развратили свои пути пред Господом. И Он истребил все их места, и не остался ни один от них, которого бы Он не осудил за их нечестие. И для всех своих творений Он сделал новую и праведную природу, чтобы они не грешили во веки и чтобы каждый был праведен по своей природе. И определено было их наказание и написано на небесных скрижалях по справедливости» (глав. 5).431

После этого следует рассказ о потопе, который, впрочем, не заключает в себе ничего нового. За тем излагается история сыновей и потомков Ноя, в которую внесено несколько апокрифических сказаний. О сыне Арфаксада, Каинане, сказано: «когда он вырос, отец научил его письму, и он пошел искать места, где бы основать для себя город. Он нашел надпись, которую его предки вырезали на скале; он прочитал эту надпись и узнал, что на ней было написано сведение, которое открыли стражи, об обращениях солнца, луны и звезд и о всех знамениях небесных. Он списал эту надпись, но не рассказывал о ней ничего, потому что он боялся рассказывать об этом Ною, чтобы он не разгневался на него» (глав. 8).432 После перечисления земель и стран, какие заняли сыновья и потомки Ноя, помещено следующее сказание о том, как демоны обольщали потомков Ноя и распространили между ними нечестие. При этом главным вождем и начальником демонов представляется высший дух Мастема, который часто и в последующих рассказах выводится, как действующее лицо, представляется врагом Авраама и его потомства, Моисея и всего народа еврейского. «И дети Ноя пришли к своему отцу и рассказали ему о демонах, которые обольстили сынов их, омрачили их и умертвили. И Ной молился Господу Богу своему и говорил: Боже духов и всякой плоти, Ты, Который излил свое милосердие и спас меня и моих детей от потопа водного и не допустил меня погибнуть, как Ты сделал с сынами погибели, потому что милость Твоя ко мне велика и велико твое милосердие к душе моей: да воздвигнется милость Твоя на сынов Твоих, не дай возобладать над ними злым духам, чтобы они не истребили их от земли! Ты благословил меня и детей моих расти, умножаться и наполнить землю. Ты знаешь, как Твои стражи, отцы этих духов, поступили в мои дни. Также и этих духов предай заточению и заключи их в месте осуждения, чтобы они не распространяли пагубы между сынами раба твоего, о Боже мой, потому что они жестоки и сотворены на погибель! Не допусти их сделаться владыками над душами живущих... И Бог наш сказал нам (говорит ангел Моисею), чтобы мы связали их всех. Тогда приступил высший из духов Мастема (Mastema) и сказал: Господи! не должны ли некоторые из них оставаться предо мною, чтобы они слушали моего голоса и делали все, что я им скажу? если никого из них не останется у меня, то я буду не в состоянии приводить в исполнение свою волю над сынами человеческими; они находятся между ними для растления и обольщения, по моему повелению, под моею властью, потому что злоба людей велика. – И Он сказал: 10-я часть из них должна оставаться предо мною, а 9-ть частей должны быть низведены в место суда. И один из нас сказал: мы хотим научить Ноя всем спасительным средствам; потому что он знал, что они не живут в праведности... И мы сделали по его приказанию: всех злых жестоких (духов) мы связали на месте наказания, а 10-ю часть из них мы оставили, чтобы они состояли пред сатаною на земле. И средства исцеления от их болезней (принесенных демонами) мы все сказали Ною, вместе с их обольстительными искусствами, как исцеляются от них растениями земли. И Ной записал все, как мы его научили, в книгу, о всяком роде спасительных средств. Так злые духи были заключены. И Ной передал все писания, которые он написал, своему старшему сыну Симу, потому что он любил его больше всех своих сыновей» (глав. 10).433

Во время Серуха потомки Ноя начали ссориться между собою, убивать друг друга и проливать кровь человеческую по всей земле, начали строить крепости и башни, вести войны один народ против другого, завоевывать города и покупать рабов и рабынь. При Серухе же начали делать изображения и изваяния идолов. Во все эти заблуждения ввел у людей князь Мастема посредством духов, которые остались у него под властью, чтобы распространять грех, нечестие и пагубу по всей земле. Далее излагается история жизни патриарха Авраама, которая раскрашена разными вымышленными рассказами. «В 37-й юбилей, в 6-ю седмицу в 1-й год Нахор взял себе жену и она родила ему сына Фару в 7-й год этой седмицы. И князь Мастема послал воронов и птиц, чтобы они пожирали семя, которое сеется на земле, чтобы они похитили у сынов человеческих её произведения. Прежде чем успевали запахивать семена, вороны истребляли их. Потому Нахор дал имя сыну своему Tharah, потому что вороны и птицы расхищали семена. И годы стали не плодородны от птиц, и все древесные плоды они пожирали. Только с великим трудом могли спасти что-нибудь от всех плодов земли. И в 39-й юбилей, во 2-ю седмицу, в 1-й год, взял себе Фарра жену по имени Эдну, дочь Арема, дочь сестры своего отца. И в 7-й год этой седмицы она родила ему сына, и он дал ему имя Авраам, по имени отца своей матери. Фарра научил его письменам. Когда ему исполнилось 2 седмицы лет от роду, он отделился от своего отца, потому что не хотел поклоняться с ним идолам. Он начал молиться Творцу всех, чтоб Он спас его от соблазна сынов человеческих. И пришло время сеяния для всех, кто засевает землю. И они вышли все вместе, чтобы охранять свое семя от воронов. И Авраам вышел с другими. И налетела стая воронов, чтобы пожирать семена. Но Авраам побежал против них, и, прежде чем они сели на землю, закричал на них и сказал: не дерзайте опускаться, возвращайтесь на место, откуда вы пришли. И они возвратились. И из всех воронов не сел ни один на поле, где был Авраам. И все, кто был с ним на том поле, увидели это. И его имя сделалось велико во всей земле халдейской. Пришли к нему в этом году все, кто сеял, и он ходил с ними по полям до тех пор, пока не прошло время сеяния. И они засеяли свою землю и собрали в том году хлеб, питались и были довольны»... (глав. 11).434 «И сказал Авраам отцу своему Фарре: какую помощь и пользу можно получить от всех идолов, которым ты покланяешься? в них нет духа; они суть проклятие и обольщение сердца, которое их почитает. Должно почитать Бога небесного, Который низводит на землю дождь и росу, и все на земле делает, и все сотворил Своим словом и всякую жизнь пред лицом Своим! Зачем чтите вы тех, которые не имеют духа? они сделаны, и вы носите их на своих плечах, и вам нет от них никакой помощи, но они великий стыд для вас, которые делаете их к обольщению сердца и почитаете их. И отец его сказал ему; и я знаю это сын мой, но что я стану делать со своими родственниками, которые заставили меня служить им? Если я скажу им истину, они убьют меня, потому что их душа привязана к ним, чтобы чтить их. Молчи, сын мой, чтобы они тебя не убили. Авраам сказал это двум своим братьям, и они разгневались на него. Тогда он стал молчать». Далее рассказывается о сожжении идолов. «И встал Авраам ночью и сжег дом идолов и все, что там было... И Аран поспешил туда спасать их, но пламя сомкнулось над ним, и он сгорел в огне... И встал Авраам ночью, в новолуние 7-го месяца, чтобы наблюдать звезды и узнать, каково будет состояние воздуха в этом году. И он был один, когда он сидел и наблюдал. И пришло ему на ум слово, и он сказал: все знамения звезд и солнца и луны от руки Господней. Зачем я их испытую? Когда Он захочет, будет давать дождь рано и поздно, когда захочет... И он молился в эту ночь и говорил: Боже мой, Боже мой, ты Бог всевышний, ты един Бог мой! Ты сотворил все, и все дело рук Твоих. Спаси меня от злых духов, которые сильны над помышлениями сердца человеческого, чтобы они не отвратили меня от Тебя, Боже мой!... Покажи правый путь пред тобою рабу твоему, чтобы я исполнил его и не пребывал бы в обольщении сердца моего, Боже мой! И когда он окончил эту молитву, было послано к нему чрез меня (говорит ангел) слово Господа: выйди из земли твоей, и из рода твоего, и из дома отца твоего и иди в землю, которую я тебе покажу. И я хочу произвести от тебя народ многочисленный и великий и благословить тебя и сделать твое имя великим. И ты будешь благословен на земле, и в тебе благословятся все народы земли: благословляющих тебя я благословлю и проклинающих тебя прокляну; и Я буду тебе Богом, и сыновьям твоим, и сынам сыновей твоих, и всему семени твоему; и я буду с тобою, Я Бог твой. И Господь Бог сказал ему: раскрой уста свои... И он начал говорить по-еврейски, на своем природном языке. – И он взял книги отцов своих, которые были написаны по-еврейски, и списал их. Тогда начал он поучаться в них, и я объяснял ему все, чего он не понимал, и он поучался в них в течение 6-ти месяцев... Тогда он объявил своему отцу, что удалится из Харрана и пойдет в землю Ханаанскую, чтобы осмотреть её и возвратиться к нему. И его отец Фарра сказал ему: иди с миром! Бог мира да устроит тебе путь правый, и Господь да будет с тобою и сохранит тебя от всякого зла и даст тебе кротость, сострадание и милость пред теми, которые тебя увидят... И если ты найдешь страну приятною очам твоим, чтобы обитать там, то возьми и меня к себе; и возьми с собою Лота, сына Арана, брата твоего, как своего сына! И Господь да будет с тобою»! (глав. 12).435 За тем из истории Авраама замечателен рассказ об искушении Богом Авраама и жертвоприношении Исаака. Причиной искушения представляются козни того же высшего духа Мастемы, который научил людей идолослужению. «В 7-ю седмицу, в 1-й год, в 1-й месяц этого юбилея (41-го), в 12 день этого месяца, на небесах было сказано об Аврааме, что он верен во всем, что Господь говорит ему, и что он любит его и верен во всякой напасти. Тогда пришел высший дух Мастема и сказал пред Богом: вот Авраам любит и хранит своего сына Исаака более всего. Скажи ему, что он должен принести его на алтарь в жертву всесожжения, и ты увидишь, исполнит ли он это слово, и узнаешь верен ли он во всем, чем ты его испытуешь.436 Бог знал, что Авраам верен во всех напастях, которые Он посылает на него, потому что он испытал его царством царей и потом женою его, когда она была похищена, и Измаилом и Агарью, его рабыней, когда он выслал их, и во всем, в чем Он его испытывал, он оказался верен... Господь сказал Аврааму: Авраам! И он сказал: вот я! И Он сказал ему: возьми сына твоего возлюбленного Исаака и иди на высокую гору и принеси его на горе, которую я тебе покажу. И он встал утром, в самую раннюю пору, и оседлал свою ослицу и взял с собою двоих отроков и своего сына Исаака и наколол дров для жертвы. И он шел к месту 3 дня и увидел место издали. Остановившись при одном колодце, он сказал своим отрокам: останьтесь здесь с ослицей; я и дитя мое пойдем помолиться, и когда помолимся, возвратимся к вам. И он взял дрова для жертвы и положил их сыну своему Исааку на плечи и взял в свои руки огонь и нож, и они оба пошли на то место. И Исаак сказал своему отцу: Отец! И он сказал: вот я, сын мой! (И он сказал): вот здесь нож и дрова, но где агнец для всесожжения, отец мой? И он сказал: Господь узрит себе агнца для всесожжения сын мой! И он пошел на гору Божию и устроил жертвенник и положил дрова на жертвенник, и взял своего сына Исаака и положил его на дрова на жертвеннике, и протянул свою руку, чтобы взять нож и заколоть своего сына Исаака. И я стал пред ним и пред высшим Мастемой. И Господь сказал: скажи ему, что он не должен возлагать руки своей на отрока, не должен делать ему никакого вреда, потому что я знаю, что он боится Бога. И я воззвал к нему с неба и сказал ему: Авраам, Авраам! И он сказал: вот я! И Он сказал ему: не возлагай руки твоей на отрока и не делай ему никакого вреда, потому что теперь Я знаю, что ты боишься Бога и не пощадил для Меня даже первородного своего сына. И посрамился высший дух Мастема. И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот овен запутался своими рогами. И Авраам взял овна и принес его во всесожжение, вместо своего сына. И Авраам назвал это место: «Господь усмотрел», так что говорят: Господ усмотрел, т. е. гора Сион».437 Далее согласно с Библией излагается обетование Божие, данное Аврааму... «Авраам соблюдал этот праздник каждый год в течении 7 дней с веселием и назвал его праздником Господним, по 7 дням, в которые он ходил и возвратился в мире. Так утверждено и написано на небесных скрижалях для Израиля и его потомства, чтобы они праздновали этот праздник в течении 7 дней с веселием» (глав. 17–18).438

После жизни Авраама весьма подробно также и с разными украшениями в Малом Бытии рассказывается о жизни Иакова и его детей и особенно Иосифа. От лица патриархов приводятся обширные речи. Пред смертью патриархи дают своим детям завещания. Благословляя своих детей и внуков, Авраам в обширной речи убеждает их хранить веру в Единого Бога и удаляться идолопоклонства (глав. 21–22); Исаак также дает завещание Иакову и Исаву, Иаков своим 12-ти сыновьям. При рассказе о завещании Иакова замечено: «и дал он свои книги и книги отцов своих сыну своему Левию, чтобы он сохранил их для своих потомков» (глав. 45). В рассказ о Моисее вставлено также несколько апокрифических подробностей напр. о том, что египтяне бросали в реку еврейских детей в продолжение 7-ми месяцев до того времени, когда родился Моисей, что дочь фараона, нашедшая Моисея в реке и взявшая его к себе на воспитание, называлась Tharmuth (глав. 47). Наконец ангел, от лица которого излагается весь рассказ в Малом Бытии, говорит Моисею: «Ты знаешь, что Бог говорил с тобою на горе Синае и что хотел сделать с тобою высший (дух) Мастема, на пути, когда ты возвращался в Египет, на праздник кущей. Не хотел ли он умертвить тебя и спасти египтян от руки твоей, так как он знал, что ты послан совершить суд и месть над египтянами? И я спас тебя от руки его и сотворил знамения и чудеса, которые ты послан был совершить в Египет против фараона и всего дома его, и его рабов и его народа. И Господь излил на них месть за Израиля, и поразил их, и умертвил их чрез кровь, и жаб, и мух и песиих мух, чрез тяжелые воспаленные нарывы, и их скот он умертвил смертью и градом и тем уничтожил у них все, что росло, – и чрез саранчу, которая пожрала все, что осталось от града; и чрез тьму; и их первородных от людей и скота умертвил он. И на всех их идолов Господь излил месть и попалил их огнем... И ты говорил с царем Египетским и пред всеми служащими ему и пред народом его; и все произошло по слову твоему; 10 великих и страшных казней пришли на землю египетскую, что бы отмстить им за Израиля. И все это сотворил Господь ради Израиля и по завету, который Он постановил с Авраамом, чтобы отмстить за них тем, которые их жестоко угнетали. И высший Мастема противостал тебе и хотел предать тебя в руки фараона и помогал волшебствам и волшебникам египтян... Мы допустили их производить вред, но мы не дали им средств для исцеления, чтобы они не могли сделать этого своими руками. И Господь поразил их (волшебников) жестокими нарывами, чтобы они не могли противостоять Ему; мы поразили их, чтобы они не могли сделать никакого знамения.439 Но не смотря на все знамения и чудеса, высший Мастема не постыдился, но употребил силу и кричал египтянам, что они должны преследовать тебя со всею силою Египта, с колесницами и конями и со всем множеством народов Египта. И я стал между тобою и ими, между египтянами и израильтянами, и спас израильтян от руки их. И Господь провел тебя посреди моря, как по суше, и всех людей, которых Он допустил преследовать Израиля, низверг Господь Бог в глубину бездны, вместо сынов израилевых, потому что египтяне бросали их в реку сотнями; за это на них было послано мщение, и 1000 сильных мужей были уничтожены за одного погибшего грудного младенца из детей народа твоего, которых они бросали в реку. – В 14 день и в 15, 16, 17, 18 высший Мастема был связан и заключен за сынов Израилевых, чтобы он не мог клеветать на них. Но в 19 день мы отпустили его, чтобы он помог египтянам и чтобы они преследовали сынов Израилевых. И он ожесточил сердца их и окаменил их, и был силен над ними, по воле Господа Бога нашего. В 15 день мы связали его, чтобы он не обвинял сынов Израилевых, в тот день, когда они требовали от египтян сосуды и платья, чтобы обобрать египтян за то, что они им служили, потому что они тяжко угнетали их; и мы не дали уйти сынам Израилевым из Египта с пустыми руками» (глав. 48).440 В 49 и 50 главах помещено пространное и настойчивое завещание всегда праздновать пасху и строго соблюдать субботу. В конце книги ангел, от лица которого излагается весь рассказ в ней, говорит Моисею: «так написано на небесных скрижалях, которые Бог дал мне в руки для того, чтобы я написал для тебя законы времени по разделению годов».

Главною целью составителя книги, кажется, было – определить, сколько возможно точнее, хронологию древней библейской истории и в последовательном порядке изложить жизнь древних праотцов и патриархов. Это можно заключать из того, что, разделив все обозреваемое время на 50-ть юбилеев, он постоянно указывает, в какой юбилей, в какой год этого юбилея, в какой месяц и день этого месяца случилось то или другое рассказываемое им событие. Но в то же время, очевидно, он хотел при этом представить и дополнение и объяснение к библейскому рассказу и собрать все существовавшие в предании о библейских лицах и событиях сказания. Многие из этих сказаний находятся и в других иудейских книгах; но некоторые из них мы встречаем в Малом Бытии только в первый раз, каковы напр. рассказы об Аврааме, прогонявшем с полей воронов и таким образом спасавшем своих соотечественников от голода, о кознях духа Мастемы против потомков Ноя, против Авраама, Моисея и всего народа еврейского, перечисление имен жен некоторых праотцов и патриархов. Колорит всей книги – чисто иудейский. Автор постоянно и настойчиво убеждает своих читателей строго хранить субботу и праздновать пасху и другие иудейские праздники. Он замечает, что суббота от начала мира установлена на небе и праздновалась и празднуется самими ангелами. Все праотцы и патриархи, жившие до Моисея, изображаются в книге самыми строгими исполнителями закона Моисеева, истинными израильтянами без порока. При этом и самый закон Моисеев представляется установленным и написанным от начала мира на небесных скрижалях; все законы, данные Моисеем, суть только копии, или списки с этих скрижалей. Законы эти были известны древним патриархам и от них переходили к их потомкам не только в устном предании, но и в книгах; в Малом Бытии несколько раз говорится о книгах Еноха, Ноя, Авраама и Иакова, который передал свои книги сыну своему, Левию. Рядом с этим усиленным возвышением жизни древних патриархов и всей еврейской истории в книге весьма резко обнаруживается сильная ненависть к другим народам; не только запрещаются смешанные браки с иноземцами, но и изрекаются жестокие проклятия на древних врагов Израиля, аммонитян и моавитян. Когда написано Малое Бытие, определить с точностью трудно. Дильман время его написания полагает между книгою Еноха и Заветами 12-ти патриархов.441 Мы выше заметили, что книга Еноха была известна автору Малого Бытия; с другой стороны, в Заветах 12-ти патриархов есть следы того, что автор их пользовался Малым Бытием. Если же последний составитель книги Еноха жил около 2-й половины 1-го века до P. X., если Заветы 12-ти патриархов, в которых находят указание на разрушение Иерусалима (в 70 г. после P. X.), не могли быть написаны прежде этого разрушения, то появление Малого Бытия можно относить ко времени от 2-й половины 1-го века до P. X. до половины 1-го века после Р. Х. Книга, кажется, довольно долго обращалась только между иудеями; потом она переведена была на греческий язык и получила особенную известность между церковными писателями и вообще сделалась источником разных апокрифических сказаний, какие мы встречаем в разных христианских книгах. О ней упоминают Епифаний и Иероним; на неё ссылаются и приводят из неё свидетельства И. Зонар, Г. Синкелл, Μ. Глика и Георгий Кедрин.442 Надобно заметить, впрочем, что не все ссылки их на Малое Бытие справедливы.

4) Апокрифы об Аврааме

В греческих списках апокрифических книг, мы видели, упоминается книга с именем Авраама; св. Епифаний указывает на Апокалипсис, который был у еретиков сифян; Ориген также упоминает о сочинении, в котором рассказывалось о споре ангелов и демонов о душе Авраама. Но все эти апокрифы до нас не сохранились, и потому нельзя сказать, что они содержали; можно предполагать только, что в них заключались те разные иудейские сказания об Аврааме, которые встречаются в Мидраш, Гемаре, книге Яшар, и которые мы привели выше. В славянской письменности, преимущественно в Палеях, сохранились два апокрифических рассказа: Откровение Авраама и Смерть Авраама.443 Едва ли имеют эти рассказы прямое отношение к упомянутым апокрифам; они составляют, вероятно, переделку уже позднейших апокрифических повестей об Аврааме. Ламбеций, в описании Венской библиотеки, указывает на Завет Авраама, в котором содержится вымышленный рассказ о жизни и смерти Авраама: Διαθήκη τοῦ ὁσίου πατρος ἡμῶν καὶ δικαίου Ἀβρααμ. Διαλύει δὲ καὶ τὸν τοῦ θανάτου πόρον, τὸ πῶς δὴ ἕκαστος τελευτᾷ ἄνθρωπος...444 Не составляют ли славянские апокрифы переделку этого сочинения, или другого, подобного этому сочинения, которое также указано у Ламбеция и в котором также рассказывается о смерти и вознесении Авраама на небо архангелом Михаилом? Содержанием славянских апокрифов служат те же предметы. В Откровении Авраама сначала говорится о случаях, которые послужили к обращению Авраама, потом о вознесении Авраама на небо и откровении ему будущей судьбы его потомства и всего мира. Случаи, обратившие Авраама к Богу, указываются такие же, какие указаны в приведенных выше сказаниях иудейских из Мидраш и книги Яшар. Отец Авраама, Фарра, занимался деланием идолов и продавал их; Авраам хотя помогал отцу в этих занятиях, но постоянно мучился разными недоумениями относительно идолов: «бози, думал он, не имущи в себе (жизни, духа) и очи имеюще и не видяще, и уши имуще и не слышаще, руце имуще не осязающе, ноздри имуще не обоняя, и несть глас во устех их. Тем же мню во истину, яко прельщается Фара, отец мой».445 Однажды идол Марумаф, сделанный из камня, упал на ноги железного идола Нахона (по друг. списку Нахина); Авраам не мог один поставить его на место, потому что он был тяжел и сделан из великого камня; когда вместе с отцом они стали поднимать и ставить Марумафа, то у него отвалилась голова. Фарра сделал другого Марумафа из другого камня, а разбившегося Марумафа сокрушил. Сделав пять других богов, Фарра послал Авраама продавать их; Авраам положил их на осла и отправился; но на дороге осел испугался верблюдов, на которых ехали сирийские купцы, и бросился в сторону; при этом три идола упали и разбились. Купцы, впрочем, сжалились над Авраамом, купили у него остальных идолов и заплатили за них такую цену, какая следовала за всех идолов; разбившихся идолов Авраам бросил в реку. Этот случай поразил его: «еще ми идущу по пути, и смятеся сердце мое во мне и мысль моя расхожашеся». Он сказал: «не лучше ли того признавать богом богов, чьим изваянием, строганием и мудростию бывает это дело? не лучше ли богам покланяться моему отцу, потому что они его дело?.. Марумаф упал и не мог встать в храме своем;... другие боги упали с осла и разбились, не могли ни спасти сами себя, ни сделать зла ослу за то, что он разбил их; разбитые и брошенные в реку не могли выйти из нее... Как же Марумаф может спасти человека, или услышать молитву человеческую?... Когда Фарра, получив от Авраама деньги за проданных идолов, сказал ему: благословен ты, Аврааме, богом моим, Авраам возразил ему: боги должны тебя благословлять, потому что ты Бог им, ты сотворил их;... благословение их погибель; помощь их напрасна; как могут благословить меня, или помочь тебе те, которые сами себе не могут помочь»? Фарра приказал Аврааму сварить брашно для обеда; собирая для этого дрова, Авраам нашел между ними небольшого идола: писано быше на челе его: «бог Варисат». Разжегши дрова, он пошел спросить отца о брашне, а идола приставил к огню, сказав: «Варисате, блюди, да не угаснет огонь, дóндеже приду аз; ащели угаснет, дми (дунь) нань, да ся возгорить». Но когда он возвратился, то увидел, что Варисат лежал навзничь у огня, и ноги его обгорели. Фарра поел сваренного брашна и начал благословлять своего бога Марумафа; «не благословляй Мурамафа, сказал ему Авраам, но похвали лучше своего Варисата, потому что он любя тебя, сам бросился в огонь для сварения для тебя пищи».446 Все эти случаи глубоко поражали Авраама, и он решился окончательно объяснить отцу свои мысли: «единою говорил он, подобает пострадати зло, да ввергу ум свой на чистоту и мысли свои явлены положу». Указывая на приведенные случаи, он упрекал отца в безумии, что он почитает таких богов: «огнь, говорил он Фарре, честнее есть твоих богов честных златых и сребряных, каменных же и древяных, зане изжизая богы твои,