Главная » Смысл жизни » О природе зла » Бог-Творец и смысл жизни
Распечатать Система Orphus

Бог-Творец и смысл жизни

( Бог-Творец и смысл жизни 4 голоса: 4.25 из 5 )

Илья Забежинский,
выпускник Философского Факультета СПбГУ и Института Богословия и Философии (ИБиФ), преподаватель Основного богословия

 

Да, вот есть такой предмет. «Основное богословие» называется.  Случилось мне преподавать его в течение последних десяти лет.  Ну, и еще случилось так, что за десять лет я даже и не знаю, что в нем осталось собственно от «Основного богословия» в его классическом понимании. 

Общение с аудиторией показывает, что большинство людей в Церкви вообще с трудом понимают, чему же на самом деле Церковь учит. Для чего она так учит. И какое все это учение имеет отношение ко мне, христианину, лично.

То есть, вроде бы, я должен слушателей научить тому, как нам, церковным людям, дать ответ на вопрошания людей внешних, нецерковных или малоцерковных. Начинаем разбираться. А упираемся в то, что мы и сами о своей вере толком ничего не знаем. Причем не понимаем, а главное, не задумываемся о совершенно необходимых вещах.

Что такое вера.
Кто такой Бог.
Как Бог относится к человеку.
Как устроен человек.
Кто такой Христос.
Что такое заповеди.
Что такое Евангелие.
Что такое грех.
Что означает наша вера в Троицу.
Какое отношение ко мне лично имеет Жертва и Воскресение Христовы.
Что такое Церковь.
В чем смысл христианской жизни.

В итоге, за эти годы родился такой вот странный курс, в котором я пытаюсь говорить с людьми о непростых вещах простыми словами.

Да, конечно, зауми тоже хватает. Но это уж как могу. Для многих слово «бытие» – уже заумь. А вы попробуйте говорить о бытии, не употребляя слова «бытие».

Да, наверное, не все гладко. Да, очевидно, частенько снижается интонация. Да, мы разговариваем не на языке святых отцов и даже не на языке нынешних академических аудиторий. Мы говорим на простом современном русском языке и оперируем простыми устоявшимися человеческими понятиями и ценностями. И даже кому-нибудь, возможно, покажется, что какие-то высокие вещи подчас профанируются.

Но, по моему уже достаточно опытному разумению, нынешнего малочитающего, заваленного работой и бытом христианина нужно потихонечку выводить из окамененного состояния в котором он пребывает, будучи погруженным не в христианские идеи, а в некий миф о христианских идеях.

Да-да, люди не понимают, во что они верят. И, главное, они не осознают, к каким последствиям эта их вера должна их самих привести. Опять же те же самые проклятые, но важнейшие, в том числе и для христианина, вопросы:

В чем смысл моей жизни. Для чего я живу? Какова цель? И как мне этой цели достичь? Вот они, к сожалению, остаются без разрешения.

Давайте возьмем, например, христианский Догмат о Творении.

Одни в него верят. Другие нет. Многие говорят, а какая, мол, разница. Никто все равно определенно ничего доказать не может, откуда этот мир взялся. Ну, и ладно. И какое это все может иметь отношение ко мне лично? Да, я верю в Бога. Но возможно, Бог может оставаться Богом и, не будучи Творцом?
Однако ж нет. Однако ж копья продолжают ломаться. И мы, христиане, считаем его, этот догмат о Творении, краеугольным. Почему? Вот о чем интересно поразмыслить.

Почему это для нас так важно? Как влияет наша вера или неверие в то, что мир сотворен Богом, на нашу повседневную жизнь? Можно даже сказать, на самые основы нашей жизни. В частности, вот что интересно, а как влияет Догмат о Творении на устроение нравственной стороны нашей жизни?  
Попробуем порассуждать вот о чем. А какое влияние оказывает наша вера в Бога-Творца на наши представления:

– о Добре и Зле,

– на наше понимание такого важнейшего вопроса, как смысл и цель нашей жизни,
– а также на то, что нам нужно сделать, чтобы цели этой достичь и смысл этот реализовать.

Давайте посмотрим.

Итак, христиане верят, что мир сотворен Богом. Мир сотворен Богом, причем не просто из «чего-то», а «из ничего». Вот просто совершенно «из ничего». Вот так мы верим.

Не было и стало.

Хотя Шекспир в своем «Короле Лире» и говорит устами главного героя:
– Из ничего не выйдет ничего.

Старый король ошибался, как известно, не только в этом вопросе.

Христиане верят, что Бог волею Своею приводит мир в бытие из небытия. Вот так: не было и стало.

Вот вообще, понимаете ли, не было.

И вдруг стало.

Математически я это в юности пытался записать так:
0 х Бесконечность = 1.

Полная чушь с точки зрения нормального здравомыслящего математика. Ну, никак это математически  не сходится. «Ноль» сколько ни умножай на самую-пресамую бесконечность, все равно ничего не выйдет. По-прежнему пустота.

А в нашем догмате вы понимаете, что происходит?  
«Ничто» в руках бесконечного Творца превращается в «нечто».
«Небытие» становится «бытием».

Вот так.
И вот тут интересно, как это соотносится с нашими представлениями о Добре и Зле, я бы даже сказал о Благе и отсутствии Блага.

Еще раз оговорюсь, что строгих философов и богословов я бы попросил не травить автора за приземленные примеры, возможные логические неточности и отсутствие терминологической стройности. Повторюсь: мы пытаемся рассуждать очень простыми словами о совершенно непростых вещах.

Итак. Люди, в принципе, понимают, что такое Добро и что такое Зло. Их никто этому не учил. Представления о Добре и Зле у нас внутренние и неизъяснимые. Но мы  абсолютно точно определяем, что такое Добро и что такое Зло в нашей жизни. Давайте посмотрим.

Какие самые яркие события в нашей жизни происходят? Что мы ощущаем добром? Что радует нас больше всего? Ради чего мы готовы созвать друзей и устроить праздник? Давайте посмотрим.

Предваряя последующие ниже примеры, осмелюсь утверждать. Что если мы откажемся от многочисленных нюансов и сосредоточимся на каких-то предельных пониманиях того, что мы определяем в нашей жизни, как Добро или как Зло.

То мы увидим, что как Добро мы определяем, когда что-либо «есть».

А как Зло, когда чего-либо «нет».

Ну, вот смотрите, какие есть радости в жизни человека? Какие? Еще раз, простыми словами о непростых вещах. Итак, какие радости? От простого к более сложному.

Ну, вот я помню, купил себе первые джинсы году этак в 1983. Это было событие. Это была радость. Гоголем ходил потом в этих джинсах. Кто жил в те времена, то понимает, какая радость.

Или жене моей родители перед свадьбой справили новое пальто. Драповое новое пальто с воротником из ламы. Радость была? Радость.

Наши родители еще радовались отрезу материи на платье. А наших детей все чаще занимает появление вещи только с какой-то правильной этикеткой.

Но в любом случае. Когда эта вещь у нас появляется. Когда она становится «быть» – это радость. Это добро.

Ну, вот машину купил. Радость? Радость. Добро.
Дерево посадил. Прижилось. Добро? Добро.
Дом построил. Добро? Конечно, добро.
Квартиру купил. Добро?
Еще в 70-80-е покупка автомобиля стоила большого застолья. Сейчас не то. Но уж хотя бы на новоселье зовут по-прежнему. Праздник? Праздник. Радость? Радость. Потому что – пришло Добро.

Вот семья. День появления семьи. Новая такая единица появляется. Все ликуют. Свадьба. Не было этой новой единицы, не было семьи, и вдруг стала. Семья начала быть. Добро? Безусловно, Добро.

Не каждый помнит дату своей свадьбы, но каждый помнит, женат он или нет. Как же не Добро?
Что еще? Какие величайшие радости?
Конечно же, дети. Конечно же, появление ребенка. Конечно же, появление новой жизни. Не было жизни. Представляете? Не было ничего. Вообще этой жизни не было. И вдруг стало. Каждый знает, что рождение детей – это самые радостные мгновения нашей жизни. Самые.

Ну, и давайте посмотрим на противоположные по своему смыслу явления.

Джинсы порвал. Зло? Еще какое.
Пальто украли. Зло.
Машину разбил. Была машина, и нету машины. Уффф…

Ну, совершенно же элементарные вещи обсуждаем. Общедоступные. Никакой зауми.

Машину разбил. Зло? Зло.
Дерево сломалось.

Квартиру залило.
Дом сгорел.
Тут уже каждого, и суеверного человека, и не очень, тянет сплюнуть через левое плечо.

Не станем плевать. Но понимаем, что говорим об ужасном. Не дай Бог.
Что еще хуже? Здоровья не стало. Был «целостный» организм и нет его. То есть, что-то было целым и перестало им быть. Теперь он, наш организм, нуждается в том, чтобы снова стать «целым». Нуждается в «исцелении».

Не стало здоровья. Зло? Зло.
Семья развалилась – опять же Зло. Была семья и перестала быть. Помните, как в старой песне? «Была любовь и вдруг не стало» Конечно же, Зло.
Ну, и как самое страшное, что может произойти – смерть.

Была жизнь. И не стало. Был человек. И нет его. Даже с точки зрения богословской. Нет больше человека. Был цельный человек. Теперь тело умерло. Лишь душа осталась. И так до всеобщего Воскресения.

Но и для нас вот это исчезновение жизни – тоже зло.

Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть…
Еще более показательны оценки  тех, кто причисляет себя к атеистам. Реакция атеиста на смерть говорит о том, что небытие – величайшее Зло.
Вспомним ужас и оторопь перед смертью советского человека, который уж совершенно точно мыслит смерть, как небытие. Что может быть ужаснее? В атеистической компании вообще всякие разговоры о смерти запрещены. Запрещены разговоры и размышления о том, что реально припекает каждого неверующего человека, – разговоры о собственном небытии, о собственной смерти. Как говорил в молодости один мой товарищ:
– Единственная возможность жить – это вообще никогда об этом не думать. Вообще никогда не думать о смерти.

Страх адских мук, страх встречи с Богом, страх ответственности за свою посмертную участь превращается у современного неверующего человека в оцепенение и ужас от предвкушения собственного несуществования.

Бродский говорит «Пустота вероятней и хуже ада…». Вот во что это выливается. Вот какое отторжение испытывает человек на самых подступах к самой идее небытия.

 

Ну, вот видите. Поднявшись по этой пирамиде, а потом, разобрав ее до основания, мы достаточно четко понимаем, что для человека представления о Добре и Зле совершенно очевидны.

Бытие есть Добро. А небытие – Зло.

Когда не было и стало – Добро. Когда не было и стало – Благо.

Но когда было и перестало быть – то это отсутствие Блага, отсутствие Добра. Зло.

И в этом смысле, если мы верим, что Бог – Творец. Если мы верим, что Бог податель всякого бытия, что Он источник бытия. То Он, следовательно, есть и податель всякого Блага. Он есть источник всякого Блага. Значит, у нас появляется вот эта зацепка. В этом релятивистском мире, где никто никак не может отличить уже Добра от Зла, мы можем сказать совершенно четко и даже, не побоюсь, можем сказать вполне универсально: если Бог Творец, если Бог – податель и источник всякого Блага, то он и есть Благо само по себе. Он и есть Добро.

Помните, Христос говорит: «Никто не благ, только Бог».

А как же нет?

А как же нет, если «все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть».

Вот именно то, что все бытийствует именно через Него, и ничто без Него не бытийствует  (если мы, конечно же, в это верим), убеждает нас снова и снова, что Благо и Бог суть одно.

Ну, и теперь давайте посмотрим, к чему все эти размышления ведут.

Если мы не верим в то, что Мир сотворен Богом. Если мы, напротив, верим, что он, мир этот,  возник и существует как-то сам по себе. То мы стоим растерянные в релятивистской пустыне и оглядываемся по сторонам в поисках хоть какого-то нравственного ориентира. И мы этого ориентира не находим.
Откуда все это? Не знаем. Или, нет, знаем. Оно ниоткуда. Оно само по себе.

«Ниоткуда, с любовью, надцатого мартобря» – это опять Бродский.

Так вот если оно все ниоткуда, а мы, как и все люди, продолжаем исповедовать бытие, как нечто безусловно доброе. То и Добро тогда непонятно, что такое. Непонятно! Потому что перед нами, в отсутствии Бога, – бесчувственная равнодушная природа. Которая, в общем-то, молчит. Спрашивай ее – не спрашивай, она молчит. Природе вообще свойственно молчать о Добре и Зле.

Другое дело, если мы верим, что мир сотворен Богом, если мы верим, что именно Он податель всякого бытия. То у нас появляется Стержень. У нас появляется Мерило. Нам есть с чем сравнить, есть чем поверить свои слова и поступки. И нам, самое главное, есть к чему идти. Мы видим теперь, где это Благо. Мы видим теперь, где Добро.
Помните, как в детской песенке пелось:

Спроси у жизни строгой, 
Какой идти дорогой? 
Куда по свету белому 
Отправиться с утра? 
Иди за солнцем следом, 
Хоть этот путь неведом, 
Иди, мой друг, всегда иди 
Дорогою добра. 

Вот мы теперь и понимаем, куда ведет эта самая дорога.

Дорога Добра – дорога к Богу.

Дорога к Богу – дорога к Благу.

Дорога к Благу – дорога к Бытию.

Ну, и дальше все уже достаточно просто.

Дорога к Богу – дорога к Добру.

Когда мы идем к Богу – идем к Добру.

Путь к Богу – Добро.

Когда мы идем в сторону противоположную – движемся от Добра, движемся от Бытия, движемся в Небытие, движемся ко Злу.

Ну, и наши колебания теперь, наши оглядки на мир, который шепчет нам свое непрестанное:

– Нет-нет. Никакого абсолютного Добра нет. А Зла так его и вовсе нет. Все относительно.

Так вот эти наши колебания, они уходят, они меркнут перед новой для нас очевидностью. Теперь уже мы ясно и уверенно отвечаем:
– Ну, уж нет. Не надо мне больше ничего нашептывать. Я иду туда, где Жизнь. Я иду туда, где Источник Бытия. Я иду к Добру. Я иду к Богу.
Вот пока примерно так.

Теперь смотрите. Теперь давайте взглянем на то, а как наша вера, что мир сотворен Богом, может повлиять на саму возможность поставить вопрос  о смысле жизни. Действительно, как?

В чем смысл жизни? Хороший вопрос. Всех он волнует. Но практически никто о нем не думает.
А вообще-то стоило бы задуматься. Для чего человек живет? Для чего этот мир устроен. И я в этом мире – для чего? «Почему» – тоже неплохой вопрос. Но вот «для чего»? Какой смысл? Какой замысел? Ой-ой-ой… Вот мы и подошли. Вот и подошли. Смотрите-ка, «замысел». Вот, что нас волнует.

А возможен ли замысел без Замышляющего? Без Того, Кто замыслил?

И правда. Если я случаен. И мир случаен. Если этот самый сгусток когда-то прилипал-прилипал и все же доприлипался до того, что из него произошла вселенная. И причем случилось это не по чьему-то замыслу, а случайно. Если белковый бульон в результате неких физико-химических процессов произвел некие физиологические результаты под названием «жизнь». И опять же случайно. В силу совпадения каких-то физических и астрономических обстоятельств. Случайно!

Если жизнь случайна, то какой в этом смысл? Какой? Кто этот смысл в эти процессы заложил, и откуда он там в этом бульоне возьмется? Какой смысл во всех этих процессах, происходящих в бездушной природе? Откуда замысел в бездушной природе? Или мы должны тогда предположить существование души и в природе?
Мне, например, предполагать существование такой души не хочется. Нам что, предлагают заменить веру в разум Творца на веру в осмысленность действий природы? Нет? Так, значит, нету замысла? Нету смысла?

Так вот еще раз. Чтобы был смысл, должен быть замысел. Должен быть Творец. А иначе – откуда смысл?

Еще одна сторона вопроса.
Цель в моей жизни появляется только тогда, когда не я сам эту цель себе придумал. Понимаете?

Нет, можно, конечно, предположить, что я первый и единственный человек на свете. И что я сам устанавливаю законы собственного бытия. И я сам себе задаю и цели и способы их достижения. Можно. Но не будет ли это несколько самонадеянно?

– Я сам по себе появился и я сам Творец.

Не слишком ли это высокомерно и беспочвенно?
Наверное, если есть Цель, то она есть не только у меня? Наверное, она есть и у других людей? Может быть, она есть и у человечества вообще? И у мира?

И вот смотрите, что получается. Если Смысл есть. Если Цель есть. И я ее не знаю. То я живу бесцельно. Я живу бессмысленно. Я или иду не туда. Или вообще никуда не иду.

Итак, если я не знаю Замысла о себе, то я живу неверно. Я живу неправильно. Я наполняю свою жизнь какими-то неверными смыслами. Я двигаюсь в какую-то не ту сторону. По-моему так.

Ну, а вот теперь смотрите, если мы верим, что мир создан Богом. Если мы верим в догмат о Творении, ну, вот тогда смыслом что-то и начинает наполняться. Смысл начинает поблескивать вокруг нас.
А что собственно происходит, если мы верим в то, что мир создан Богом?

А вот происходит очень важное! Очень важное.  Попросту, нам теперь есть у Кого спросить. Понимаете? Вот у Него нам и следует спросить. Потому что, Он – Творец:
– А Ты, вообще, для чего нас создал? Вот мы больше не умствуем сами от себя. Завязали с этим. Поэтому Ты – Творец, объясни нам теперь, для чего мы? Какова наша цель? Каково наше предназначение? И что нам сделать, чтобы этой цели достичь? Чтобы исполнить это самое предназначение? А Ты-то, вообще, что думаешь по этому поводу? А Ты-то, вообще, сказал нам, возвестил нам, для чего мы тут живем и хлеб жуем на этой грешной земле?

И вот здесь у человека появляется возможность разобраться. Причем разобраться не в каких-то собственных умопостроениях. И не в каких-то философиях, если понимать под философиями некие собственные интуитивные умозаключения некоторых выдающихся людей.

Нет. У нас теперь есть возможность получить совершенно объективные ответы от Того, Кто все это задумал. От Того, Кто все это создал. От Творца.

Еще  и еще раз мы можем теперь повторять наши вопросы. Вопросы Творцу:
– Ты-то зачем нас создал? Ты-то какие создал законы, по которым мы можем существовать? Ты-то какие цели перед нами поставил? И Ты какие дал нам способы достижения тех самых целей?

Только вот отвечает ли Творец на эти наши вопрошания? Вот вопрос. Отвечает ли? И есть ли у нас от Него какие-то Послания? Есть ли?

Оказывается, что есть. Оказывается, у нас есть послания от Творца. Оказывается, Бог не молчит. Оказывается, Бог с самого начала творения общается с человеком и объясняет ему: кто он, откуда он, для чего он, какие стоят перед ним цели и задачи и какие у него есть способы эти задачи решить и этих целей достигнуть.
Все человеку сказано. Все возвещено. Все явлено давным-давно. Мы просто не интересуемся. Мы просто ходим всю жизнь вокруг да около, не пытаясь заглянуть, а что там. Не пытаясь задуматься, а не спросить ли нам Творца?

Но снова и снова мы слышим в ответ:
– Зачем так все сложно? Зачем нам кого-то спрашивать? Отстаньте от нас! Как живем, так и живем! Какое нам дело?
Ну что сказать? Ну, действительно, что?

Н-да-а-а… Вот смотрите. Есть какие-то совершенно элементарные вещи. Совершенно простые вещи, которые нам ясны без всяких лекций.

Чтобы понять, что за вещь. Чтобы разобраться, как она устроена, для чего создана и по каким правилам и законам действует, нужно прочитать инструкцию. Нужно попросить объяснения у того, кто придумал эту штуку.

Совершенно банальные вещи говорю, не правда ли?

Вот возьмем какой-нибудь совершенно дурацкий пример. Совершенно дурацкий.

Вот, например, автомобиль. Легковой автомобиль. Достаточно хороший. С хорошим двигателем. С хорошими ходовыми характеристиками. С хорошим дизайном. Удобный внутри. Где-нибудь так за миллион рублей. Ну, хороший такой автомобиль. Вполне хороший. Да.
Да, так вот возьмем этот самый автомобиль, предназначенный, в общем-то, для чего? Ну, попробуем определить это так. Предназначенный для комфортного, безопасного и быстрого перемещения людей и грузов в пространстве. Ну, вот так примерно.

Так вот. Если мы, взглянув на этот автомобиль, станем с ним делать, например, следующее. Например, мы будем класть на асфальт грецкий орех. И, толкая этот замечательный автомобиль вчетвером сзади, станем его на этот орех накатывать. Туда – накатили. Перебежали вперед. Сюда – откатили. Положили еще один орех. И снова: туда – накатили, перебежали вперед, сюда – откатили. Вот так. Туда-сюда. Туда-сюда. Вот так.
То есть потратили миллион и накатываем его на орех.

С целью, разумеется, этот орех этим автомобилем расколоть.

Неплохо.

Да.

Помните, Том у Марка Твена в «Принце и нищем» колол орехи Большой Государственной печатью. Почему? Потому что он не знал ей настоящего применения. Он не понимал, для чего эта штука нужна.

Вот и мы тоже не знаем, для чего эта симпатичная приспособа на колесах. Для чего, действительно? Может действительно, чтобы орехи колоть?

Действительно, дурацкий пример, не правда ли?

Так вот, ну, совершенно же очевидно, что используя наш замечательный автомобиль за миллион рублей таким странным образом, мы станем использовать его не по предназначению. Совершенно не по предназначению. И даже если мы будем его использовать для того, чтобы в уютном кожаном салоне просто прятаться в непогоду от дождя. Это тоже будет не по предназначению. Ничего себе навесик от дождя за миллион!

А почему? А потому что тот, кто этот автомобиль создал, создал его не для этого. И он, этот самый создатель, давным-давно уже сообщил нам, для чего он его создал. Также и люди, которые пользовались всякими разными автомобилями до нас, тоже передали нам свой вполне успешный опыт, для чего сия самодвижущаяся штука предназначена. Вот так.

Но и это еще не все. Кроме того, что создатель автомобиля, сообщил нам, для чего эта вещь создана и каково ее предназначение. Он еще и строго-настрого указал нам, как, по каким законам и правилам этот аппарат существует, чтобы это самое предназначение исполнить.

Вот автомобилисты знают, что если мы в бензиновый двигатель станем заливать какие-то иные углеродосодержащие жидкости, даже например солярку, машина не поедет. А уж если мы последуем примеру славных автомобилистов Винтика и Шпунтика, которые, если помните, изобрели машину, которая ездила на газированной воде с сиропом. Так вот если мы последуем их примеру и станем  в нашего четвероногого железного коня заливать спрайт, например, или кока-колу, или лимонад «Буратино», у нас ничего не выйдет. Машина не поедет. Понимаете? Не поедет. Она не исполнит своего предназначения. И все это по одной лишь причине. Потому что создатель создал ее именно по таким законам. Именно по таким: бензин надо заливать, понимаете? Бензин. Кока-кола не подходит. Не подходит. Ничего не выйдет. Не выйдет, потому что мы не соблюли воли и замысла творца о том, как эта штука должна работать.
Да, вы видите, что мы дошли в своих рассуждениях уже до полнейшей глупости. До совершеннейшего абсурда. Но не в такой же ли глупости и абсурде пребываем и мы, когда пытаемся жить, не спросив Творца, а как жить? По каким законам жить? И с какой целью жить? А наша жизнь-то уж подороже миллиона стоит. Да? Нет? Да?

И вот так мы живем совершенно расслаблено. Совершенно. Такие важнейшие вопросы нас совершенно не волнуют. И знаете что? Дурацкие у нас получаются не примеры, которые мы тут рассматриваем.  А само наше отношение к собственной жизни – дурацкое. И сами мы разве не дураки? Что жизнь нашу проводим за колкой орехов и только. Разве не дураки?
И вот мы стоим посреди своей жизни, дураки-дураками, с полными горстями этих самых колотых орехов. И глядим, не пойми куда. И вдруг вера в Бога, как в Творца, она внезапно разворачивает нас. Она разворачивает наше сознание. Она ставит нас непосредственно перед Богом, не просто как перед каким-то отвлеченно-абстрактным высшим разумом. Не просто как перед одним из учителей, чье мнение нам, вполне возможно, окажется интересным. Ладно, мол, давайте вашу книжку, почитаю как-нибудь на досуге.

Нет, наша вера ставит нас теперь перед Богом, как перед нашим личным Творцом. Она ставит нас, в конце концов, перед Богом, как перед Отцом, с просьбой ответить на эти самые вопросы. Даже не с просьбой. Она ставит нас перед Ним с одним единственным желанием, возопить: Отче, Ты нас сотворил и отправил в путь. А мы, Отче, заблудились! Так скажи же нам, для чего нам жить? И как нам жить? И куда нам идти? И что нам сделать, чтобы дойти и не заблудиться больше?

Ну, вот так получается.

Движемся дальше.

Есть еще вот такой вопрос. Его задают многие. Хотя многие и не задают, к сожалению, вовсе.

А зачем Бог создал этот мир?
Действительно, зачем? Для чего? По какой нужде? Ну, ведь не для того же, чтобы мы свечки ему зажигали. Уж, наверное, не за этим.
Так зачем Богу этот мир?

Вот наука, например, которую в таком важном вопросе, как происхождение мира, часто противопоставляют нашей вере. Вот науку попробуем спросить:

-Зачем создан мир?

Что такое? Наука в замешательстве. Наука молчит. Наука ничего не понимает. Наука разводит руками. Она вообще ничего никогда не может сказать, когда ее спрашивают «зачем». Это не из сферы интересов науки. «Как» она еще может худо-бедно объяснить. И причем, всякий раз и во всяком веке она это делает по-разному.

Вы, кстати, заметили, что последние несколько веков наука все время нам пытается объяснить, как мир произошел без Бога? Да, вот эту возможность творения мира Богом наука все время опускает. Делает вид, что ее нет. И объяснения при этом получаются все время разные. То там действительно где-то что-то к чему-то прилипает. И так появляется мир. То вдруг где-то чего взрывается. Самые разные объяснения. Самые разные. И причем каждое последующее объяснение выдается всякий раз за окончательное. Вы заметили? Занятно, не правда ли?
Так вот. «Как» она может попытаться. Но «зачем»… Ну, нет, это не к нам.
А тут такой вопрос. Нет, ну действительно зачем?

Вы знаете, наш преподаватель классической греческой философии с высокомерной такой усмешкой смотрел на нас, студентов-христиан. Для него вообще невозможным было наше христианское понимание творения мира Богом: вне Бога и помимо Бога, и не ущемляющее положение Бога.

Он так говорил:
– Если вначале был только Бог и ничего больше. Значит, когда Бог сотворил мир, Ему пришлось подвинуться? Значит, у Бога появились границы? Если мир – это не Бог. А Бог – это не мир, значит Безграничного, Бесконечного Бога нет? Его окончание, Его граница – они там, где начинается мир?

Ну, преподаватель не понимал предмета нашей веры. Не понимал того, что Бог творит мир со всеми его категориями, без которых мы мира не представляем. Которые существуют, как скелет этого мира. Как его несущие конструкции. Эти категории называются «время» и «пространство». Кант рассуждал об этом, что мы не можем чего-нибудь помыслить вне категорий «время» и «пространство». Ну, сами посудите, если что-то существует, оно должно существовать «где-то» и «когда-то». Ну, действительно. Если «нигде» и «никогда» – так не бывает.

Так вот они, эти категории, к Самому Богу никакого отношения не имеют. Никакого. Бог – вне времени и вне пространства. Все эти вещи, они творятся Богом вместе с миром.

Вот, понимаете, какая штука, наши глаголы прошедшего или будущего времени, с помощью которых мы только и можем описывать все происходящее, они не относятся к Богу. Вот все эти наши «был», «будет». Они не про Бога.
Нельзя сказать «Бог был еще до мира». Потому что самого времени еще не было. Или «Бог находился до мира там-то». Где там-то? Не было ни времени, ни пространства. Время и пространство творятся для мира и вместе с миром. И где теперь стал Бог после творения мира? Это тоже вопрос не более основательный, чем предыдущие утверждения. Не то, что вот земля и Бог над ней. Нет. Он вне мира. Вне системы координат. Бог не подчиняется земным нашим ограничениям.

А как это?
А вот так. Это не представимо. Это невозможно помыслить нашим ограниченным тварным сознанием. Бог безграничен и появление мира никак его не ограничивает.

И не было времени, а Бог есть.

И не будет времени, а Бог все равно есть.
Непредставимо.

Для чего я отвлекся на эти непростые вопросы? А вот для чего. Чтобы нам еще труднее было понять, для чего вот такой вот надмирный и непредставимый Бог, он зачем это все творит?

Представляете, мы даже не можем сказать, что вот жил-был себе Бог, и было Ему хорошо. И решил он создать себе человека. Не можем так сказать. Потому что опять у нас эти временные глаголы. А они Бога никак не описывают.
Так вот зачем Бог творит мир? Зачем? По какой причине? По какой нужде?

А ни по какой.

Вообще ни по какой.

Вообще без причины.

У Бога нет никакой нужды. У него нет никакой ущербности, которую требовалось бы восполнять. Вообще никакой.
Он творит мир – просто так.
Просто так.
Он приводит из небытия в бытие – без всякой на то для себя причины.
Без всякой.
Он делает все небывшее – сущим. Делает несуществовавшее – существующим. Без всякой причины. И без всякой корысти, можно так сказать.

И вот такое отношение к чему-либо. Такое вот отношение, когда ты заставляешь что-либо быть без всякой для себя причины, оказывается, называется Любовью.

Нет выше любви, как даровать бытие. Нету.

Если мы с вами воспринимаем бытие, как наивысшее благо. То как нам описать отношение Того, кто нам это самое бытие дарует, ничего не желая взамен? Как? Только Любовь. Бог приводит нас из небытия в бытие исключительно по любви к нам.

И никогда. Еще раз подчеркну, никогда не требует ничего взамен.

И желает только одного. Да-да, Бог желает только одного.
Чтобы мы Были.
Неужели не любовь?

<Вот когда мы что-то делаем доброе и ничего не требуем взамен – вот это любовь. А когда наша правая рука знает уже, что делает левая, когда уже появляется корысть – не любовь, а расчет.
Вот у Бога – это Любовь. Потому что Ему ничего не надо.

У нас, кстати, есть некоторые наметки такой любви. Только наметки. Это наши дети.

Известно, что дети родятся, в основном, случайно. Так нынче происходит чаще всего. Но бывает, что дети родятся по любви. По любви к ним. Чтобы они были. Да, в нашем отношении к детям много эгоизма. Но все же. Все же… Для чего мы идем на все эти неудобства, связанные с рождением детей? Каждый родитель знает, сколько тут неудобств. Для чего? Чтобы любить их. Вот для чего. Да. Вот такие наметки.

Вот так и Бог являет мир и человека в этом мире – по любви к нему. По любви, и больше не по чему.
И Бог по любви к своему творению. Чтобы творение это могло существовать. Чтобы оно исполняло свое предназначение, устанавливает законы. Физические, биологические, духовные…

Да, Он устанавливает законы.

Не какие-то надуманные законы, понимаете?

Не какой-то выживший из ума дедушка, сидящий на облаке, придумывает дурацкие законы для того, чтобы нам всем жилось сложно. Нет.
Бог создает мир. И Бог устанавливает, опять же, как скелет нашего мира, законы, по которым этот мир существует.

И главный из этих законов, главный закон существования мира, опять же не по божественной придури, как нам иногда кажется. Так вот главный закон, главное понимание – что мир этот так устрояется, что мир этот без Бога ничто.

Понимаете?
Ничто. Он из небытия, понимаете? Из ничего. Вообще из ничего сделан.
Вот он из этого «ничего» приведен в бытие Божественною волею. И существует он только потому, что Бог привел его из небытия в бытие. И будет существовать только до тех пор, пока будет на то Его, Творца, воля.
Вы видите, мир устроен так, что у него нет основания в самом себе. Вообще никакого основания. Он из ничего, понимаете?
И человек устроен так, что у него тоже нет никакого основания. У него нет собственной внутренней силы, чтобы бытийствовать. Он не может сам по себе существовать без связи с Источником своего бытия. Не может.

Человек устроен так, что он не может существовать вне связи с Богом. Вот оказывается как.
Не потому, что Богу надо человека к себе привязать. Не потому. Мы уже поняли, что у Бога в человеке нет нужды. Богу это не нужно. Так вот не для того, чтобы привязать. А потому что Бог – Творец. Понимаете? Бог – Творец. Он – Творец. Не было другого творца. Он – Источник. Нет другого источника. А без Источника человек ничто. Без Источника человек перестает быть. Вот как.

Вот если мы это понимаем. Если мы верим, что Бог – Творец. То мы осознаем необходимость нашей связи с Богом.
Не Богу нужен, оказывается, человек.
А человеку – Бог.

Человек, оказывается, без Бога не может.
Вот, оказывается, как.
Вот, что мы осознаем.

И все дальнейшее, что Бог говорит человеку. Все заповеди Божественные, которые так часто кажутся нам навязанными. Это просто констатация Творца, это просто Его описание человеку того, как этот мир устроен. И того, как тебе, человек, в этом мире жить, чтобы исполнить это самое предназначение, для которого тебя Бог и создал. Для того, чтобы тебе жить, а не погибнуть. Для того, чтобы тебе дойти к Цели и не блуждать больше.

А отсюда мы с вами понимаем две вещи.
Во-первых, мы понимаем, почему так часто с амвона мы слышим не просто «Бог» но также и «Творец». Почему? Потому что это в корне важно. В корне важно, что Бог – Творец. От него все пошло. Он запустил это все. Он создал все эти законы. Он нас сделал, вылепил. И он промышляет теперь обо всем этом. И нам никак без Него.

Ну, и еще одну вещь мы понимаем. Почему так важно врагу рода человеческого, почему так важно диаволу под любыми соусами бороться с нашей верой в то, что Бог сотворил мир. Почему первым делом, всякое так называемое просвещение, всякое горделивое образованчество пытается наброситься на догмат о Творении. Пытается подорвать веру в него. Нам становится понятно, почему всякая попытка человека оторваться от Бога, прежде всего, стремится порвать вот эту ниточку. Вот эту логическую ниточку. Нет, даже правильнее будет сказать, онтологическую, сущностную ниточку, связывающую человека с Богом, как с Творцом.

Потому что если нету Творца, то и ты, человек, живи, как хочешь. То и вы можете теперь «быть, как боги». Как змей говорил прародителям: «будете, как боги», так и все радетели избавить нас от оков веры в Творца все время твердят нам: «и вы сами по себе; и вы тоже можете быть, как боги; и вы теперь живите, как хотите».

Ну, а нам, христианам, достаточно легко. Мы верим в то, что Бог – Творец. Мы понимаем из этого, что такое Добро и Зло. Мы, правда, практически не следуем этому в повседневной жизни. Но, тем не менее, у нас есть Надежда.

Мы видим Свет и знаем теперь, куда нам идти. Мы видим там Христа протягивающего к нам Свою руку. И мы можем попросить Его дать нам силы, протянуть Ему навстречу свою.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru