Дни памяти

2 апреля

3 июня – Собор Карельских святых

11 июля  (переходящая) – Собор Новгородских святых

Житие

Краткое житие преподобного Евфросина Синозерского

Пре­по­доб­ный Ев­фро­син Си­но­зер­ский, в ми­ру Еф­рем, ро­дил­ся в Ка­ре­лии близ Ла­дож­ско­го озе­ра. В юные го­ды он жил при Ва­ла­ам­ском мо­на­сты­ре, за­тем пе­ре­се­лил­ся в Нов­го­род Ве­ли­кий. Про­жив там дли­тель­ное вре­мя, свя­той ушел в од­ну из Нов­го­род­ских об­ла­стей – в Бе­жец­кую пя­ти­ну. Он стал при­чет­ни­ком в се­ле До­лос­ском в 20 вер­стах от го­ро­да Устюж­ны Же­ле­зо­поль­ской. По­стри­же­ние пре­по­доб­ный при­нял в Успен­ском Тих­вин­ском мо­на­сты­ре. В 1600 го­ду он на­чал пу­стын­но­жи­тель­ство в ди­ких бо­ло­тах на бе­ре­гу Си­ни­чье­го озе­ра. По­ста­вив крест и вы­ко­пав пе­ще­ру, пре­по­доб­ный про­жил здесь два го­да, пи­та­ясь толь­ко ди­ки­ми рас­те­ни­я­ми. Неча­ян­но его на­шли окрест­ные жи­те­ли, ко­то­рые ста­ли при­хо­дить к пре­по­доб­но­му за на­став­ле­ни­я­ми, а неко­то­рые оста­ва­лись при нем жить. В 1612 го­ду, ко­гда поль­ские от­ря­ды гра­би­ли Рос­сию, в его пу­сты­ни спа­са­лось от раз­боя мно­же­ство лю­дей. Од­на­жды пре­по­доб­ный Ев­фро­син пред­ска­зал, что по­ля­ки идут в пу­стынь, и со­ве­то­вал всем бе­жать. Мно­гие не по­ве­ри­ли ему. "По­че­му же ты не ухо­дишь от это­го свя­то­го ме­ста?" – спра­ши­ва­ли они. Ста­рец от­ве­чал: "Я при­шел сю­да уме­реть ра­ди Хри­ста". Кто по­слу­шал­ся свя­то­го и ушел из оби­те­ли, спас­лись, а те, кто оста­лись, все по­гиб­ли же­сто­кой смер­тью. Сре­ди на­сель­ни­ков оби­те­ли был и инок Иона. Устра­шен­ный про­зре­ни­ем пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на, он хо­тел бе­жать вме­сте с про­чи­ми. Но пре­по­доб­ный Ев­фро­син удер­жал его, вос­пла­ме­нив в ино­ке рев­ность к до­му Бо­жию и го­тов­ность пре­бы­вать в оби­те­ли до смер­ти. "Брат Иона, – го­во­рил пре­по­доб­ный, – за­чем до­пус­кать в ду­шу страх ма­ло­ду­шия? Ко­гда на­ста­ет брань, то­гда-то и нуж­но по­ка­зать му­же­ство. Мы да­ли обет жить и уме­реть в пу­сты­ни. На­до быть вер­ным сло­ву, дан­но­му пред Гос­по­дом. В та­ком слу­чае смерть вво­дит в по­кой. Дру­гое де­ло – мир­ские лю­ди: они не свя­за­ны сло­вом, и им нуж­но бе­речь се­бя для де­тей".

По­сле это­го свя­той об­лек­ся в схи­му и всю ночь про­вел в мо­лит­ве. На сле­ду­ю­щий день, 20 мар­та, на оби­тель на­па­ли по­ля­ки. Пре­по­доб­ный в схим­ни­че­ском оде­я­нии вы­шел из кел­лии и стал у во­дру­жен­но­го им кре­ста. Вра­ги бро­си­лись к нему: "Ста­рец, от­дай нам име­ние мо­на­сты­ря". "Все име­ние это­го мо­на­сты­ря и мое – в церк­ви Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы", – от­ве­тил пре­по­доб­ный, ра­зу­мея то некра­до­мое бо­гат­ство, ко­то­рое для ве­ру­ю­щих со­кры­то в Бо­ге. Не по­няв­шие его за­хват­чи­ки бро­си­лись к хра­му, а один из них вы­нул меч и уда­рил пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на в шею. Шея бы­ла пе­ре­руб­ле­на до по­ло­ви­ны, и свя­той ста­рец пал на зем­лю мерт­вым. Ко­гда по­ля­ки, озлоб­лен­ные тем, что ни­че­го не на­шли в церк­ви, вер­ну­лись, убий­ца пре­по­доб­но­го, не до­воль­ству­ясь тем, что свя­той был уже без­ды­ха­нен, про­бил ему го­ло­ву бо­е­вым то­по­ром. По­гиб и инок Иона. Вме­сте с пре­по­доб­ным в оби­те­ли остал­ся так­же один бла­го­че­сти­вый кре­стья­нин, Иоанн Су­ма. Ко­гда во­рва­лись вра­ги, он на­хо­дил­ся в кел­лии пре­по­доб­но­го. Несмот­ря на тя­же­лые ра­ны, по­лу­чен­ные от ино­зем­ных за­хват­чи­ков, Иоанн остал­ся жив. По ухо­де по­ля­ков он при­шел в се­бя и рас­ска­зал вер­нув­ше­му­ся сы­ну о том, что про­изо­шло. От них и узна­ли окрест­ные жи­те­ли о раз­гро­ме оби­те­ли и стра­даль­че­ской кон­чине пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на. Те­ло пре­по­доб­но­го бы­ло с че­стью по­гре­бе­но 28 мар­та. В тот же день по­греб­ли ино­ка Иону и всех, кто по­гиб от ме­ча. Спу­стя 34 го­да по кон­чине свя­то­го в его оби­те­ли был воз­ве­ден стро­и­те­лем Мо­и­се­ем но­вый храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы и ко­ло­коль­ня с пе­ре­хо­да­ми. По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Нов­го­род­ско­го Ма­ка­рия 25 мар­та 1655 го­да мо­щи пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на Си­но­зер­ско­го бы­ли пе­ре­не­се­ны стро­и­те­лем Ионой под ко­ло­коль­ню.

Полное житие преподобного Евфросина Синозерского

Свя­той Ев­фро­син, в ми­ру Еф­рем, был ро­дом из Ка­рель­ской об­ла­сти. Его отец Си­ме­он и неиз­вест­ная по име­ни мать жи­ли око­ло Ла­дож­ско­го озе­ра (Нево). Бли­зость Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря ока­за­ла вли­я­ние на ре­ли­ги­оз­ное на­стро­е­ние Еф­ре­ма. Он остав­ля­ет ро­ди­тель­ский дом и жи­вет неко­то­рое вре­мя при мо­на­сты­ре. Здесь он при­об­рел зна­ние бо­го­слу­жеб­но­го уста­ва и срод­нил­ся с су­ро­вы­ми усло­ви­я­ми ино­че­ской жиз­ни. Но ино­ком Еф­рем по­ка не стал. Он пе­ре­се­ля­ет­ся в Нов­го­род Ве­ли­кий и жи­вет там до­воль­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя, а по­том ухо­дит в од­ну из Нов­го­род­ских об­ла­стей, в Бе­жец­кую пя­ти­ну, и по­се­ля­ет­ся в се­ле До­лос­ском, вер­стах в 20 от го­ро­да Устюж­ны Же­ле­зо­поль­ской. В этом се­ле, при хра­ме свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, Еф­рем дол­гое вре­мя слу­жил чте­цом. Он успел до­стиг­нуть зре­ло­го воз­рас­та, ко­гда бла­го­дать Бо­жия кос­ну­лась его серд­ца и за­жгла в нем непре­обо­ри­мое же­ла­ние при­нять ино­че­ский по­двиг. При­ве­дя свой дом в пол­ный по­ря­док и рас­по­ря­див­шись сво­им иму­ще­ством, Еф­рем по­шел в путь, не имея с со­бой ни­че­го, кро­ме един­ствен­ной быв­шей на нем одеж­ды. С тех пор его мысль не воз­вра­ща­лась к остав­лен­но­му до­му, устрем­ля­ясь толь­ко к Бо­гу, так что он уже не огля­ды­вал­ся вспять. В твер­дом ре­ше­нии стать ино­ком Еф­рем при­хо­дит в Тих­вин­ский Успен­ский мо­на­стырь и умо­ля­ет на­сто­я­те­ля и бра­тию удо­сто­ить его по­стри­же­ния. Зре­лый воз­раст про­си­те­ля, его рас­сказ о юно­сти, про­ве­ден­ной под кро­вом Ва­ла­ам­ской оби­те­ли, о про­дол­жи­тель­ных го­дах служ­бы Церк­ви Бо­жи­ей в долж­но­сти чте­ца снис­ка­ли ему об­щее до­ве­рие, и его прось­ба вско­ре же бы­ла ис­пол­не­на. Еф­ре­ма об­ле­ка­ют в ино­че­ский об­раз и при по­стри­же­нии да­ют имя Ев­фро­си­на. До­стиг­нув то­го, к че­му так стре­ми­лась его ду­ша, прп. Ев­фро­син с ра­до­стью пре­да­ет­ся ино­че­ским по­дви­гам. Про­све­щая свой ум сло­вом Бо­жи­им, ко­то­рое он с лю­бо­вью и вни­ма­ни­ем чи­тал, утвер­ждая серд­це на камне ве­ры, он по­ко­ря­ет плоть свою по­стом и воз­дер­жа­ни­ем, сми­рен­ным по­слу­ша­ни­ем игу­ме­ну и бра­тии, усерд­ным тру­дом в за­по­ве­дан­ных ему служ­бах, ра­бо­тая не ра­ди лю­дей, но ра­ди Бо­га, в чи­сто­те со­ве­сти и нели­це­мер­ной люб­ви. Сре­ди тру­дов и по­дви­гов он все­гда па­мя­то­вал о кон­чине жиз­ни и бу­ду­щем воз­да­я­нии от Нели­це­при­ят­но­го Су­дии.

Про­жив неко­то­рое вре­мя в Тих­вин­ской оби­те­ли, пре­по­доб­ный по­чув­ство­вал ве­ли­кое, неудер­жи­мое же­ла­ние уй­ти в пу­сты­ню, в уеди­не­ние, и там по­тру­дить­ся Бо­гу су­ро­вой пост­ни­че­ской жиз­нью и без­мол­ви­ем. Он идет к игу­ме­ну, рас­ска­зы­ва­ет ему о сво­ем же­ла­нии и ис­пра­ши­ва­ет бла­го­сло­ве­ние на за­ду­ман­ное де­ло. На­сто­я­тель бла­го­сло­вил его, дал ему на­став­ле­ние о пу­стын­ни­че­ской жиз­ни и от­пу­стил с ми­ром из мо­на­сты­ря, ска­зав: «Иди, ча­до, Бог с то­бою!»

Это бы­ло в 1600 го­ду.

Ли­шен­ный ка­ко­го бы то ни бы­ло иму­ще­ства, но с серд­цем, пре­ис­пол­нен­ным ра­до­стей, отра­вил­ся пре­по­доб­ный в свой путь. Его влек­ло в зна­ко­мые ме­ста, в вы­ше­упо­мя­ну­тую Бе­жец­кую пя­ти­ну, где он и на­шел се­бе пу­сты­ню, окру­жен­ную де­бря­ми и ле­са­ми, сре­ди зы­бу­чих мхов и непро­хо­ди­мых бо­лот. Ре­ки и озе­ра окру­жа­ли ее, как огра­дой, и де­ла­ли ма­ло­до­ступ­ной для че­ло­ве­ка. Здесь, в ди­ком бо­ру близ ре­ки Ча­го­ди­щи, у бе­ре­гов Си­ни­чье­го озе­ра, вер­стах в 15 от се­ла До­лос­ско­го и 50 вер­стах от Устюж­ны, пре­по­доб­ный вы­брал ме­сто, удоб­ное для уеди­не­ния, до­ста­точ­но об­шир­ное для ос­но­ва­ния оби­те­ли, и оста­но­вил­ся на нем. В го­ря­чей мо­лит­ве он воз­бла­го­да­рил Бо­га, дав­ше­го ему но­вое жи­ли­ще, как пти­це, ко­то­рая об­ре­ла се­бе хра­ми­ну, как гор­ли­це, отыс­кав­шей се­бе гнез­до.

«При­з­ри на ме­сто сие, – взы­вал пре­по­доб­ный к Гос­по­ду, – и бла­го­сло­ви его, и спо­до­би ме­ня на этом ме­сте ра­бо­тать Те­бе во все дни жиз­ни мо­ей. Ибо на то я и при­шел сю­да, чтобы ра­бо­тать Те­бе, да про­сла­вит­ся о мне Три­свя­тое Имя Твое».

На вы­бран­ном ме­сте свя­той Ев­фро­син по­ста­вил крест, вы­ко­пал се­бе пе­ще­ру и на­чал ве­сти су­ро­вую по­движ­ни­че­скую жизнь, про­во­дя вре­мя в мо­лит­вах, бде­нии, пес­но­пе­ни­ях, ча­сто всю ночь не смы­кая глаз за мо­лит­вой. По­дви­ги по­ста и воз­дер­жа­ния бы­ли для него непре­рыв­ны. Це­лых два го­да он не ви­дел че­ло­ве­че­ско­го ли­ца, скры­тый де­бря­ми ле­сов от вни­ма­ния окрест­ных жи­те­лей, и по­то­му в оба го­да ни ра­зу не вку­шал хле­ба. Его пи­щей слу­жи­ли лес­ные рас­те­ния – яго­ды, гри­бы, ча­сто при­хо­ди­лось пи­тать­ся бе­лым бо­ро­вым мхом, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся ягод­ни­ком. Бы­ло у него и ру­ко­де­лье: он плел ры­бо­лов­ные се­ти. Про­жив год в пе­ще­ре, свя­той Ев­фро­син по­ста­вил ма­лую кел­лию и про­дол­жал уеди­нен­ную жизнь сре­ди мо­лит­вы, по­дви­гов, тру­да и ли­ше­ний. Еще год скры­вал­ся он от взо­ров люд­ских; но по­том лю­ди на­шли его.

Про­шло немно­го вре­ме­ни, и сла­ва о его по­движ­ни­че­ской и доб­ро­де­тель­ной жиз­ни про­нес­лась по всем окрест­ным се­лам. Бла­го­че­сти­вые лю­ди ста­ли при­хо­дить к нему за на­зи­да­ни­ем, мо­лит­вой и со­ве­том. Дру­гие же, рев­нуя его доб­ро­де­тель­ной жиз­ни, яв­ля­лись к нему в пу­сты­ню учить­ся по­дви­гам бла­го­че­стия и се­ли­лись ря­дом с ним. Ма­ло-по­ма­лу во­круг пре­по­доб­но­го со­би­ра­лось ду­хов­ное ста­до, и уже в пер­вый год его от­кры­той жиз­ни по­на­до­би­лось бо­лее об­шир­ное по­ме­ще­ние для сов­мест­ных мо­литв бра­тии. Бы­ло ре­ше­но по­стро­ить храм во имя Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Свя­той Ев­фро­син и его спо­движ­ни­ки са­ми при­ня­лись за ра­бо­ту, на­ру­би­ли лес и по­ста­ви­ли храм, ко­то­рый и был освя­щен свя­щен­но­и­но­ком Гу­ри­ем, игу­ме­ном Ша­лоц­ко­го мо­на­сты­ря, на тре­тьем го­ду жиз­ни Ев­фро­си­на в пу­сты­ни.

Все­го пре­по­доб­ный про­жил здесь в по­дви­гах один­на­дцать лет – и Бог удо­сто­ил его да­ра про­зор­ли­во­сти.

В те го­ды Рус­ская зем­ля пе­ре­жи­ва­ла тяж­кое Смут­ное вре­мя. По смер­ти Бо­ри­са Го­ду­но­ва (с 1605 го­да) на Ру­си во­ца­рил­ся са­мо­зва­нец, а по­сле его ско­рой ги­бе­ли и че­ты­рех­лет­не­го прав­ле­ния Ва­си­лия Шуй­ско­го го­су­дар­ство оста­лось во­все без ца­ря – сре­ди внут­рен­них раз­до­ров, неуря­диц, меж­до­усо­биц, вы­зван­ных но­вы­ми са­мо­зван­ца­ми, и внеш­них опас­но­стей от по­ля­ков и шве­дов. По­ля­ки за­ня­ли Смо­ленск и са­мую Моск­ву, шве­ды – Нов­го­род. Шай­ки ка­за­ков и раз­бой­ни­ков, от­ря­ды по­ля­ков и ли­тов­цев бро­ди­ли по го­су­дар­ству, гра­бя и уби­вая на­се­ле­ние. В на­ча­ле 1612 го­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де по при­зы­ву Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря уже со­би­ра­лось зем­ское опол­че­ние, ко­то­рое под пред­во­ди­тель­ством Кос­мы Ми­ни­на и кня­зя По­жар­ско­го долж­но бы­ло осво­бо­дить Моск­ву от по­ля­ков и дать мир и ти­ши­ну ис­стра­дав­ше­му­ся от сму­ты го­су­дар­ству и Церк­ви Пра­во­слав­ной; но по­ка сму­та и зло­де­я­ния ца­ри­ли по всей Рус­ской зем­ле. В этой сму­те суж­де­но бы­ло по­гиб­нуть смер­тью невин­но­го стра­даль­ца и пре­по­доб­но­му Ев­фро­си­ну.

Од­на ва­та­га ля­хов, ве­ро­ят­но, при­над­ле­жав­шая к от­ря­дам па­на Ли­сов­ско­го, с гра­бе­жом и раз­бо­ем про­ник­ла в округ Устюж­ны. На­се­ле­ние, на­пу­ган­ное раз­бой­ни­ка­ми, гра­би­те­ля­ми и на­си­ли­я­ми ино­пле­мен­ни­ков, уже дав­но при­учи­лось скры­вать­ся по ле­сам, сре­ди бо­лот и непро­хо­ди­мых то­пей. Оби­тель пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на ка­за­лась удоб­ным и без­опас­ным убе­жи­щем, бу­дучи уда­ле­на от жи­лых мест и окру­же­на ре­ка­ми, озе­ра­ми и зы­бу­чи­ми мха­ми. По­это­му сю­да со­бра­лось нема­ло на­ро­да, не толь­ко про­сто­го, но и из знат­ных се­мейств, на­де­ясь здесь скрыть­ся от раз­бой­ни­чав­ших ля­хов. Но оби­те­ли суж­де­но бы­ло по­тер­петь по­ру­га­ние от ино­вер­ных. Пре­по­доб­ный Ев­фро­син про­зрел на­дви­гав­ше­е­ся бед­ствие и пре­ду­пре­дил о нем на­сель­ни­ков оби­те­ли и всех, ис­кав­ших в ней за­щи­ты. В 19-й день мар­та 1612 го­да пре­по­доб­ный от­крыл им, что при­бли­жа­ют­ся во­ору­жен­ные су­по­ста­ты, и пред­ло­жил по­за­бо­тить­ся о сво­ей без­опас­но­сти.

«Бра­тья мои и ча­да воз­люб­лен­ные о Хри­сте! — го­во­рил свя­той. — Кто хо­чет из­быть на­прас­ной смер­ти, ухо­ди­те из оби­те­ли Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и спа­се­тесь от ве­ли­кой бе­ды. Ибо так угод­но пра­вед­но­му Су­ду Бо­жию, что вско­ре при­дут на это свя­тое ме­сто злые су­по­ста­ты».

Мно­гие не по­ве­ри­ли ему. «По­че­му же ты не ухо­дишь от свя­то­го ме­ста се­го?» – спра­ши­ва­ли они. Ста­рец от­ве­чал: «Я при­шел сю­да уме­реть ра­ди Хри­ста».

Од­на­ко не все со­чли от­вет ис­крен­ним и про­дол­жа­ли ду­мать про се­бя, что ста­рец го­во­рит так из недоб­ро­же­ла­тель­ства к ним, же­лая се­бе од­но­му спа­стись от ме­ча вра­гов. Но кто по­слу­шал­ся свя­то­го, те дей­стви­тель­но спас­лись; а кто не по­ве­рил ему, все по­гиб­ли же­сто­кой смер­тью от по­ля­ков.

Был сре­ди на­сель­ни­ков оби­те­ли инок Иона. Устра­шен­ный про­зре­ни­ем пре­по­доб­но­го, ко­то­рое он счи­тал вну­ше­ни­ем Свя­то­го Ду­ха, он хо­тел бе­жать вме­сте с про­чи­ми, но свя­той Ев­фро­син вы­де­лил его из сре­ды дру­гих и удер­жал с со­бою, вос­пла­ме­нив в нем рев­ность к до­му Бо­жию и го­тов­ность пре­быть здесь до смер­ти. «Брат Иона, – го­во­рил пре­по­доб­ный, – за­чем до­пус­кать в ду­шу страх ма­ло­ду­шия? Ко­гда на­ста­ет брань, то­гда и нуж­но по­ка­зать по­двиг му­же­ства. Ес­ли Бог за нас, кто про­тив нас? Кто ны раз­лу­чит от люб­ве Бо­жия, скорбь ли, тес­но­та, или го­не­ние, или глад, бе­да или меч; ни смерть, ни жи­вот, ни Ан­ге­ли, ни на­сто­я­щая, ни гря­ду­щая, ни вы­со­та, ни глу­би­на, ни ина тварь кая (Рим.8:35, 38-39) не мо­гут сде­лать это­го. Че­го же ис­пу­гал­ся ты, брат? Нет ни­че­го страш­но­го в том, что угро­жа­ет. Смерть? Но она не страш­на, так как мы от­хо­дим в при­ста­ни­ще. Ограб­ле­ние? Но наг из­шел, на­гим оты­ду (Иов.1:21). За­то­че­ние? Но Гос­под­ня зем­ля и ис­пол­не­ние ея (Пс.23:1). Бо­ять­ся ли обо­лга­ния? Но егда ре­кут всяк зол гла­гол на вы – мзда ва­ша мно­га на небе­сех (Мф.5:11-12). Я ви­дел меч и небо в мол­ни­ях, ждал смер­ти и ду­мал о смерт­ном, со­зер­цал зем­ные стра­да­ния и ду­мал о выш­них по­че­стях и гор­нем вен­це как кон­це по­дви­гов – и это бы­ло для ме­ня до­ста­точ­ным уте­ше­ни­ем и уми­ле­ни­ем. Да бу­дет же во­ля Бо­жия! Но мы не устра­шим­ся крат­ковре­мен­но­го стра­ха ра­ди люб­ви Хри­сто­вой. На то мы и зва­ны, и обе­ты свои при­нес­ли Гос­по­ду, чтобы уме­реть на ме­сте сем ра­ди име­ни Его свя­то­го. Иное де­ло мир­ские лю­ди; они не свя­за­ны сло­вом; им нуж­но бе­речь се­бя и для де­тей».

Так по­учал ста­рец ино­ка Иону. Обод­рил­ся инок, воз­го­рел­ся ду­хом и, воз­ло­жив на­деж­ду на Бо­га, ре­шил не ухо­дить из оби­те­ли, но уме­реть здесь в пу­стыне со стар­цем Ев­фро­си­ном. Пре­по­доб­ный, по­ве­дав при­сут­ство­вав­шим о при­бли­жа­ю­щем­ся бед­ствии, сам тот­час же об­лек­ся во всю ино­че­скую одеж­ду и схи­му (он был уже схим­ни­ком) и на­чал мо­лить­ся Бо­гу и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це, да спо­до­бят его уде­ла пра­вед­ных. Весь день и всю ночь без сна про­вел он в мо­лит­ве, поя и сла­вя Бо­га со сле­за­ми.

Все слу­чи­лось по сло­ву свя­то­го. На сле­ду­ю­щий день, 20 мар­та, яви­лись неиз­вест­но от­ку­да кро­во­жад­ные су­по­ста­ты, окру­жи­ли оби­тель и всех, ко­го на­шли здесь, по­би­ли ме­чом. Но сре­ди ужа­сов кро­во­про­ли­тия и зло­де­я­ний страх остал­ся неве­дом свя­то­му Ев­фро­си­ну. Укреп­ля­е­мый мо­лит­вой, ограж­да­е­мый си­лою Свя­то­го Ду­ха, он му­же­ствен­но сам вы­шел на­встре­чу по­ля­кам. В ино­че­ском оде­я­нии и схи­ме про­шел он из сво­ей кел­лии к то­му ме­сту, где сто­ял во­дру­жен­ный им на зем­ле чест­ный крест, и встал у кре­ста. Бро­си­лись к нему ля­хи, окру­жи­ли его и ска­за­ли: «Ста­рец, от­дай нам име­ние мо­на­сты­ря». Пре­по­доб­ный, не имев­ший не толь­ко зо­ло­та и се­реб­ра, но и ни­ка­ких цен­ных ве­щей, кро­ме са­мых необ­хо­ди­мых и бед­ных, от­ве­тил: «Все име­ние это­го мо­на­сты­ря и мое – в церк­ви Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы». И он по­ка­зал на храм, ра­зу­мея то некра­до­мое бо­гат­ство, ко­то­рое для ве­ру­ю­щих скры­то в Бо­ге. Но вра­ги по­ду­ма­ли, что он го­во­рит о дра­го­цен­ных ве­щах, и, об­ра­до­ван­ные, бро­си­лись к хра­му. Од­на­ко один из них вы­нул меч и уда­рил пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на в шею. Шея бы­ла пе­ре­руб­ле­на до по­ло­ви­ны, и свя­тый ста­рец пал на зем­лю мерт­вым. Меж­ду тем во­рвав­ши­е­ся в цер­ковь по­ля­ки не на­шли там ни­че­го и бы­ли озлоб­ле­ны. Лях, убий­ца пре­по­доб­но­го, не до­воль­ству­ясь тем, что ста­рец был уже без­ды­ха­нен, уда­рил его че­ка­ном (че­кан – кир­ка или то­пор) по го­ло­ве и про­бил ее до моз­га.

Та­ко­ва бы­ла стра­даль­че­ская кон­чи­на свя­то­го Ев­фро­си­на. Вме­сте с ним по­гиб и инок Иона, ко­то­ро­го пре­по­доб­ный удер­жал от бег­ства.

Бог су­дил, чтобы остал­ся в жи­вых один из оче­вид­цев кон­чи­ны свя­то­го Ев­фро­си­на. Жил в се­ле До­лос­ском бла­го­че­сти­вый кре­стья­нин Иоанн, по про­зви­щу Су­ма, с сы­ном Еме­ли­а­ном. Оба они пи­та­ли бла­го­го­ве­ние к оби­те­ли Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и весь­ма по­чи­та­ли стар­ца Ев­фро­си­на. И ста­рец лю­бил их за бла­го­че­стие. Вме­сте с дру­ги­ми Иоанн и его сын ис­ка­ли убе­жи­ща от по­ля­ков в оби­те­ли, и 20 мар­та, ко­гда сю­да во­рва­лись су­по­ста­ты, Иоанн на­хо­дил­ся в кел­лии пре­по­доб­но­го (Еме­ли­ан слу­чай­но от­сут­ство­вал в мо­на­сты­ре). Зло­деи на­нес­ли ему удар ме­чом в пра­вое пле­чо, и он за­мерт­во упал сре­ди тру­пов. Ко­гда по­ля­ки, обыс­кав храм и не най­дя там ни­че­го, вы­шли вон, один из них, осмат­ри­вая тру­пы, пред­по­ло­жил, что Иоанн еще жив, и на­нес ему вто­рую ра­ну. По ухо­де по­ля­ков он при­шел в се­бя и рас­ска­зал вер­нув­ше­му­ся сы­ну о том, что про­изо­шло. От них и узна­ли окрест­ные жи­те­ли о раз­гро­ме оби­те­ли и стра­даль­че­ской кон­чине свя­то­го стар­ца.

Те­ло пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на бы­ло с че­стью пре­да­но зем­ле в 28-й день мар­та. На по­гре­бе­ние со­бра­лось все окрест­ное на­се­ле­ние, по­чи­тав­шее доб­ро­де­тель­ную жизнь свя­то­го. В тот же день по­хо­ро­ни­ли ино­ка Иону и про­чих, кто по­гиб от ме­ча по­ля­ков.

Спу­стя 34 го­да по кон­чине пре­по­доб­но­го в его оби­те­ли был по­стро­ен стро­и­те­лем Мо­и­се­ем но­вый храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы и ко­ло­коль­ня с пе­ре­хо­да­ми. В 1655 го­ду, 25 мар­та, на 44-ом го­ду по­сле кон­чи­ны, мо­щи свя­то­го Ев­фро­си­на по бла­го­сло­ве­нию Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та Нов­го­род­ско­го, бы­ли пе­ре­не­се­ны стро­и­те­лем Ионой под ко­ло­коль­ню и по­ло­же­ны в во­сточ­ном уг­лу пра­вой сто­ро­ны.

В 1904 го­ду Нов­го­род­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Гу­рию был пред­став­лен жур­нал окруж­но­го съез­да то­го же го­да, в ко­то­ром про­си­ли раз­ре­шить ду­хо­вен­ству слу­же­ние мо­леб­нов и ли­тур­гий в па­мять пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Ев­фро­си­на Си­но­зер­ско­го, чтобы удо­вле­тво­рить на­стой­чи­вое же­ла­ние по­чи­та­те­лей пре­по­доб­но­го, сте­ка­ю­щих­ся к его гро­бу да­же из дру­гих епар­хий, то­гда же про­си­ли озна­ме­но­вать это со­бы­тие осо­бым тор­же­ством с крест­ны­ми хо­да­ми из церк­вей. В 1911 го­ду окруж­ной съезд ду­хо­вен­ства воз­об­но­вил свое хо­да­тай­ство пе­ред ар­хи­епи­ско­пом Ар­се­ни­ем, ко­то­рый и во­шел с со­от­вет­ству­ю­щим пред­став­ле­ни­ем в Свя­тей­ший Си­нод. С раз­ре­ше­ния по­след­не­го на 29 июня в по­го­сте «Си­но­зер­ская пу­стынь» Нов­го­род­ской гу­бер­нии Устю­жен­ско­го уез­да на­зна­че­но вос­ста­нов­ле­ние цер­ков­но­го по­чи­та­ния пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Ев­фро­си­на Си­но­зер­ско­го.

Молитвы

Тропарь преподобному Евфросину Синоезерскому, глас 4

От ю́ности твоея́ впери́в ум твой к Бо́гу,/ блаже́нне Евфроси́не,/ ми́ра же отве́ргся,/ всели́лся еси́ в пусты́ню непроходи́мую,/ и та́мо, от Го́спода укрепля́емь,/ в моли́твах и поще́ниих до́блественне пожи́л еси́,/ и жизнь твою́ страда́льчески/ убие́нием от сыно́в противле́ния сконча́л еси́,/ сего́ ра́ди со преподо́бными и му́ченики венча́лся еси́,/ с ни́миже и ны́не предстои́ши Престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы./ Сию́ моли́, мо́лим тя,/ оставле́ние пода́ти согреше́ний на́ших// и дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

Перевод: С юности устремив ум твой к Богу, блаженный Евфросин, ты покинул мир, вселился в непроходимую пустынь и там, укрепляемый Господом, в пощении и молитвах жил достойно похвалы и окончил свою жизнь мученически, будучи убит сынами противления (Еф.2:2 "сыны противления" здесь - польские интервенты), потому и получил венец вместе с преподобными и мучениками, с ними же и сейчас ты стоишь перед Престолом Пресвятой Троицы. Моли же Троицу, как и мы молим тебя, даровать нам прощение согрешений и великую милость.

Ин тропарь преподобному Евфросину Синоезерскому, глас 1

От ю́ности впери́в ум свой к Бо́гу,/ блаже́нне Евфроси́не,/ и бе́гая суеты́ ми́ра сего́,/ дости́гл еси́ в пусты́ню непроходи́мую,/ иде́же Бо́гу, тя укрепля́ющу,/ а́нгельское житие́ стяжа́в,/ порабо́тал еси́ дово́льно Влады́це своему́ Христу́/ в поще́нии, и в моли́твах, и во всено́щных бде́ниях/ и сподо́бился еси́ да́ра Ду́ха Пресвята́го,/ е́же прорица́ти бу́дущая,/ наставля́я на стезю́ покая́ния/ притека́ющих к тебе́ и послу́шающих тя./ Те́мже Всеблаги́й Бог, ви́дя вели́кую твою́ к Себе́ ве́ру,/ нелицеме́рную любо́вь и несумне́нную наде́жду,/ дарова́ тебе́ не то́чию е́же ве́ровати в Него́,/ но е́же и страда́ти по Нем,/ егда́ от проти́вных сыно́в в то́йже пусты́ни кровь твоя́ неща́дно излия́ся./ И досе́ле, я́ко А́велева, вопие́т к Бо́гу,/ свиде́тельствующу о сем нетле́нием моще́й твои́х./ На ня́же взира́юще, уми́льно вопие́м:/ сла́ва Христу́, дарова́вшему тебе́ благода́ть толи́ку,// Его́же и моли́ о нас.

Перевод: С юности устремив ум свой к Богу, блаженный Евфросин, и избегая суеты этого мира, достиг ты пустыни непроходимой, где с помощью укрепляющего тебя Бога, ангельскую жизнь обрел ты, много поработав Владыке своему Христу в пощении, молитвах и всенощных бдениях, и удостоился ты дара Духа Пресвятого: прорицать будущее, направлять на путь покаяния приходящих к тебе и послушных тебе. Потому Всеблагой Бог, видя великую твою к Себе веру, нелицемерную любовь и несомненную надежду, даровал тебе не только веровать в Него, но и пострадать за него, когда от противников в той же пустыни кровь твоя обильно пролилась. И до сих пор она, как и кровь Авеля, взывает к Богу (Быт. 4:10), свидетельствуя об этом нетлением мощей твоих. На них же взирая, смиренно взываем: «Слава Христу, даровавшему тебе такую благодать, Его же моли о нас».

показать все

Кондак преподобному Евфросину Синоезерскому, глас 8

Подража́я житию́ дре́вних отце́в,/ Богому́дре о́тче Евфроси́не,/ красоту́ ми́ра сего́ возненави́дел еси́,/ и, в пусты́ню всели́вся,/ ве́ру Христо́ву, я́коже щит, в се́рдце твое́ прия́л еси́,/ с не́юже изше́л еси́, я́ко до́бр во́ин Царя́ Небе́снаго,/ не на брань проти́ву пло́ти и кро́ве,/ но на брань проти́ву ко́зней неви́димаго врага́,/ и сего́ вознесе́нную горды́ню,/ по да́нней тебе́ от Ду́ха Свята́го благода́ти,/ глубо́ким смире́нием твои́м низложи́л еси́,/ и от Небе́снаго Мздовозда́теля неувяда́емым венце́м побе́ды венча́лся еси́./ Сего́ ра́ди, соше́дшеся любо́вию, вопие́м ти:// ра́дуйся, о́тче Евфроси́не, пусты́нное украше́ние.

Перевод: Подражая жизни древних отцов, Богомудрый отче Евфросин, ото всех мирских благ отвратился и поселился в пустыни, приняв в свое сердце веру во Христа, ставшую щитом (Еф.6:16), с которым ты, как настоящий воин Небесного Царя, вышел на бой не против крови и плоти, но на бой против козней невидимого врага (Еф.6:12), и его высокомерную гордость победил своим глубоким смирением и данной тебе от Духа Святого благодатью, от Небесного же Мздовоздаятеля ты увенчался неувядаемым венцом победы. Потому, собравшись с любовью, взываем к тебе: «Радуйся, отче Евфросин, пустыни украшение».

Молитва преподобному Евфросину Синоезерскому

О, святы́й преподобному́чениче Евфроси́не! Услы́ши усе́рдное на́ше, приноси́мое тебе́ моле́ние. Огради́ и сохрани́ святы́ми моли́твами твои́ми весь сию́ и вся ве́си и гра́ды правосла́внаго оте́чества на́шего от гла́да, тру́са, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нников, междоусо́бныя бра́ни и смертоно́сныя я́звы, от вся́кия беды́, ско́рби и зла. Умоли́ Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего дарова́ти мир Це́ркви Его́, под зна́мением Креста́ во́инствующей, архипа́стырем и па́стырем на́шим пра́во пра́витии сло́во и́стины Ева́нгельския хада́тайством твои́м помози́ и всем правосла́вным христиа́ном проще́ние согреше́ний их во́льных и нево́льных испроси́, в неду́зех же пребыва́ющим пода́ждь предста́тельством твои́м от неду́гов исцеле́ние, да тебе́ ра́ди сла́вится пречестно́е и великоле́пое и́мя Пресвяты́я Тро́ицы, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Акафист преподобномученику Евфросину Синозерскому

Преподобный Евфроси́н Синозерский

Кондак 1*

Избра́нный уго́дниче Христо́в, сла́вный подви́жниче, преподобному́чениче Евфроси́не, прими́ похва́льное пе́ние, тебе́ от нас с любо́вию  приноси́мое и, предстоя́ на Небеси́ Престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы, моли́ о спасе́нии всех нас, с ве́рою зову́щих ти:

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Икос 1

Равноа́нгельскаго жития́ взыску́я, до́ма роди́тельскаго и всего́ мирска́го любве́ ра́ди Бо́жия удали́вся, блаже́нне, Христу́ после́довал еси́, во оби́тель Валаа́мскую всели́лся еси́ и та́мо до́бре подвиза́лся еси́, рабо́тая Го́сподеви день и нощь труда́ми, поста́ми и моли́твами. Мы же, по́двиги твоя́ зря́ще, со благогове́нием пое́м ти:

Ра́дуйся, пусты́ннаго жития́ ревни́телю;

Ра́дуйся, пресве́тлое слепы́м прозре́ние;

Ра́дуйся, боголю́бия учи́телю;

Ра́дуйся, земли́ Устюже́нския украше́ние;

Ра́дуйся, всем прибега́ющим помога́яй;

Ра́дуйся,  свои́м оте́ческим заступле́нием не оставля́яй;

Ра́дуйся, подви́жников пресве́тлая похвало́,

Ра́дуйся, му́чеников сла́во;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 2

Ви́дя тя Госпо́дь сосу́д избра́н, прозре́в тя побо́рника ве́ры в гряду́щие времена́ тя́жкая для земли́ Ру́сской, Влады́ка всех тя к бу́дущему вели́кому служе́нию в Вели́ком Новогра́де уготовля́л еси́. Ты же, в доброде́телях возраста́я, с любо́вию воспева́л еси́ Ему́: Аллилу́иа. 

Икос 2

Ра́зум благи́й стяжа́в, моли́твеннаго уедине́ния ища́, бежа́л еси́ собла́знов многолю́днаго гра́да в весь Доло́сскую, да́ в простоте́ и тишине́ богоуго́дно поживе́ши и чтеце́м во хра́ме Бо́гу послу́жиши. Мы же, зря́ще тя не о земны́х веще́х, но о небе́снем непреста́нно помы́сляюща, глаго́лем ти си́це:

Ра́дуйся, Бо́га па́че всех красо́т ми́ра сего́ возлюби́вый;

Ра́дуйся, веле́нием Бо́жиим в ве́си Доло́сстей труди́выйся;

Ра́дуйся, Бо́гу угоди́вый;

Ра́дуйся, пре́лестям су́етнаго ми́ра  не покори́выйся;

Ра́дуйся,  жития́ по́стническаго вожделе́вый;

Ра́дуйся, нище́ту ду́ха усво́ивый;

Ра́дуйся, на Го́спода упова́ние  вы́ну име́вый;

Ра́дуйся, Ца́рствия Небе́снаго сподо́бивыйся;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 3

Си́ла Бо́жия осени́ тя, егда́ житию́ преподо́бных отце́в ревну́я, по́двигов и́ноческаго по́прища вожделева́я, во оби́тель Ти́хвинскую стопы́ своя́ напра́вил еси́, иде́же и по́стриг прия́т. Научи́ и нас еди́ному Бо́гу служи́ти, непреста́нно взыва́я Ему́: Аллилу́иа.

Икос 3

Име́яй вы́ну в уме́ свое́м Го́спода и мы́сль ка́ко Ему́ угоди́ти, посто́м, смире́нным игу́мену и бра́тии послуша́нием, усе́рдными  труда́ми с любо́вию Бо́гу служи́л еси́ в простоте́ серде́чней. Мы же, по́двигам твои́м дивя́щеся, ублажа́ем тя та́ко:

Ра́дуйся, на крыле́х моли́твы к Бо́гу возлете́вый;

Ра́дуйся, ве́тхаго челове́ка с себя́ совле́кий;

Ра́дуйся, непреста́нно свою́ земну́ю кончи́ну пред очи́ма име́вый;

Ра́дуйся, обе́ты целому́дрия, послуша́ния и нищеты́ испо́лнивый;

Ра́дуйся, чте́нием Сло́ва Бо́жия ум на ка́мени ве́ры утверди́вый;

Ра́дуйся, от Бо́га дар прозорли́вости прия́вый;

Ра́дуйся, стра́сти укроти́вый;

Ра́дуйся, сла́дость смире́ния позна́вый;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 4

Бу́ри грехо́вныя тебе́ не потопи́ша, пресла́вне о́тче Евфроси́не, все житие́ твое́ служе́нию Бо́гу посвяти́л еси́, себе́ в храм Бо́жий угото́вал еси́. Та́може благослови́ Христо́с устро́ити святу́ю оби́тель, иде́же ты непреста́нно моля́ся Го́споду, взыва́л еси́: Аллилу́иа.

Икос 4

Слы́шав о суро́вом пусты́нническом житии́, возжела́л еси́ уйти́ в пусты́ню спаси́тельную, и,  игу́мена благослове́ние получи́в,  из Ти́хвинския оби́тели в ме́сто пусты́нное прите́кл еси́, руко́ю Госпо́днею направля́ем, и зде, во бла́тех непроходи́мых всели́лся еси́, соверша́я по́стническия труды́ твоя́, по сих же и страда́ния Христа́ ра́ди прия́л еси́. Сего́ ра́ди велича́ем тя си́це:

Ра́дуйся, безмо́лвия люби́телю;

Ра́дуйся, Бо́гом да́нный покрови́телю;

Ра́дуйся, посто́м плоть ду́ху покори́вый;

Ра́дуйся,  бде́нными моли́твами горды́ню сокруши́вый;

Ра́дуйся, тво́рче сете́й рыба́цких, иску́сно бе́гающий сете́й лука́ваго;

Ра́дуйся, ископа́вый пеще́ру и пруд в пусты́ни, нарече́нной Ста́рая.

Ра́дуйся, у бре́га е́зера Сини́чья оби́тель основа́вый;

Ра́дуйся, в любви́ и кро́тости Христу́ подража́вый;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 5

Боготе́чной звезде́ среди́ блат и дрему́чих лесо́в подо́бна была́ еси́ пусты́ня Синозе́рская, преподо́бне, егда́ ру́це твои́ и бра́тий твои́х сотвори́ша в ней храм Бо́жий, Благове́щения Пресвяты́я Богоро́дицы имену́емый. И вси приходя́щии во оби́тель сию́ от тебе́, я́ко от исто́чника оби́льнаго, почерпа́ху наставле́ния спаси́тельная, ра́зум бо духо́вен име́л еси́, непреста́нно ко Го́споду взыва́я: Аллилу́иа.

Икос 5

Ви́дяще лю́ди свято́е житие́ твое́, прихожда́ху к тебе́, да спаси́тельныя глаго́лы услы́шат. Ты же, до́брый па́стырю, любо́вию свое́ю и моли́твами слове́сное ста́до собра́л еси́. «Го́споди, при́зри на ме́сто сие́ и благослови́ его́», – к Бо́гу взыва́л еси, преподо́бне, в труде́х непреста́нных пребыва́я; мы же, в ле́ности и во гресе́х все житие́ ижди́вшии, восхваля́юще любо́вь твою́ ко Го́споду, вопие́м ти:

Ра́дуйся, преподо́бных Гу́рия и Филаре́та соприча́стниче;

Ра́дуйся, оби́тели Синозе́рския сла́во и удобре́ние;

Ра́дуйся,  во гресе́х пребыва́ющих Бо́жий печа́льниче,

Ра́дуйся, сил небе́сных хвале́ние;

Ра́дуйся, убе́жище мно́гим  дарова́вый;

Ра́дуйся, любо́вию Христо́вою  хла́дныя сердца́  согре́вый;

Ра́дуйся,  прило́ги вра́жия попра́вый;

Ра́дуйся, ду́шу твою́ храм Свята́го Ду́ха соде́лавый;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 6

Пропове́дник Бо́га и́стиннаго яви́лся еси́, преподобному́чениче Евфроси́не,  егда́ в годи́ну сму́тную супоста́ты злы́я покры́ша зе́млю Ру́сскую; на Голго́фу свою́ смире́нно взоше́л еси́, воспева́я  Спаси́телю всех: Аллилу́иа.

Икос 6

Возсия́л еси́ па́че со́лнца, егда́, прозре́в  кончи́ну твою́ и истоща́ние оби́тели твоея́, ве́рным Бо́гови был еси до сме́рти, па́мятствуя, яко прише́л еси́ сю́ду умре́ти Христа́ ра́ди, оба́че под угро́зою ги́бели от ра́тных супоста́т свята́го ме́ста пусты́ннаго не оста́вил еси. Когда́ прии́дет брань, тогда́ и ну́жно яви́ти по́двиг му́жества, – и́нока Ио́ну бежа́ти мы́слившаго увещева́л еси ты. Мы же, неустраши́мость ду́ха твоего́ зря́ще,  воспева́ем тя в пе́снех таковы́х:

Ра́дуйся, прозорли́вче пресла́вный;

Ра́дуйся, Ду́ха Свята́го кре́посте необори́мая;

Ра́дуйся, засту́пниче, нам Бо́гом да́нный;

Ра́дуйся, моли́твы свеще́ неугаси́мая;

Ра́дуйся, малоду́шных ободре́ние;

Радуйся, от скорбе́й ско́рое  избавле́ние;

Ра́дуйся, до́брый ко́рмчий, на путь и́стины наставля́яй;

Ра́дуйся, злы́я по́мыслы на́ша искореня́яй;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 7

Хотя́ обе́ты свои́ испо́лнити и ра́ди Христа́ в оби́тели умре́ти, ме́чное посече́ние от руки́ разбо́йническия смире́нно прия́л еси́, нас любле́нию Бо́га поуча́ющ. Мы же, си́лу Бо́жию, в тебе́ явле́нную, зря́ще, пое́м Влады́ке всех: Аллилу́ия.

Икос 7

Но́ваго му́ченика яви́ тя нам Госпо́дь, свя́те Евфроси́не, егда́ со преподо́бным Ио́ною у Креста́ сре́тив супоста́ты, мече́м их усече́н был еси́. Та́може честну́ю главу́ твою́ злый враг раздроби́. Та́ко преда́л еси́ ду́шу свою́ в ру́це Го́сподеви. Мы же му́ченичество твое́ почита́юще, тя похвала́ми ублажа́ем  си́ми:

Ра́дуйся, пребыва́я те́лом на земли́, мы́слями к го́рнему возлете́вый;

Ра́дуйся, вре́меннаго стра́ха ра́ди любве́ Бо́жией не устраши́выйся;

Ра́дуйся, му́жественне Гефсима́нию свою́ претерпе́вый;

Ра́дуйся, вы́ну славосло́вити Бо́га внутрь се́рдца научи́выйся;

Ра́дуйся, вслед Христу́ смире́нно на Голго́фу свою́ восше́дый;

Ра́дуйся, и́мене Госпо́дня ра́ди пострада́вый;

Ра́дуйся, си́лою Бо́жиею одержа́вый незри́мую побе́ду;

Ра́дуйся, от Бо́га вене́ц му́ченический прия́вый;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 8

Стра́нником на земли́ пожи́л еси́, о часе́ кончи́ны твое́я непреста́нно помышля́я, егда́ же смерть встре́тил еси́, то и тогда́ моли́твы Гос́подеви возсыла́я, с любо́вию пел еси Ему́: Аллилу́ия.

Икос 8

Вси лю́дие рыда́я кончи́не па́стыря, стеко́шася ко гро́бу твоему́, собо́рне пе́вше и погребо́ша святы́я мо́щи твоя́ в наро́читом ме́сте оби́тели, ю же основа́л еси́, преподо́бне. Ны́не же в небе́сных селе́ниях пребыва́я, не оста́ви моли́твами твои́ми нас,  вопию́щих ти:

Ра́дуйся, во́ли Бо́жиия исполни́телем бы́ти вожделе́вый;

Ра́дуйся, му́жески к му́ке устреми́выйся;

Ра́дуйся, ме́чное усече́ние любве́ ра́ди ко Го́споду претерпе́вый;

Ра́дуйся, пе́рвым христиа́нским му́ченикам уподо́бивыйся;

Ра́дуйся, заблужда́ющим до́брое вразумле́ние;

Ра́дуйся, бе́дствующим благо́е и ско́рое вспоможе́ние;

Ра́дуйся, я́ко по́мощь и заступле́ния твоя́ и по сме́рти не оскудева́ют;

Ра́дуйся, я́ко твои́ми моли́твами злы́я лю́бящими быва́ют;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 9

Вся а́нгельская во́инства удиви́шася свято́му житию́ и во́льным страда́ниям твои́м, преподобному́чениче Евфроси́не. Мы же, побе́ду твою́ над лука́вым восхваля́я, про́сим тя научи́ и нас вы́ну пе́ти Христу́ Бо́гу: Аллилу́ия.

Икос 9

Вити́я велере́чивия не возмо́гут изрещи́ вся по́двиги твоя́ и страда́ния о Христе́, я́же претерпе́л еси́. О сих свиде́тельствует Сам Госпо́дь, мно́гими чудесы́ от моще́й святы́х твои́х источа́емыми. Мо́лим тя о вразумле́нии нас, заблу́дших, и зове́м ти: 

Ра́дуйся, бед на́ших прогони́телю;

Ра́дуйся, серде́ц малове́рных в ве́ре укрепле́ние;

Ра́дуйся, о спасе́нии душ ре́вностный рачи́телю;

Ра́дуйся, сла́вящий Бо́га немо́лчными песнопе́ньми;

Ра́дуйся, мирски́я лю́ди храни́ти себе́ ра́ди чад наставля́яй;

Ра́дуйся, Бо́гу рабо́тающих не оставля́яй;

Ра́дуйся, ко́зней бесо́вских разруши́телю;

Ра́дуйся, к исполне́нию во́ли Бо́жией путеводи́телю;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 10

Спасти́ хотя́ всех, Человеколю́бец Госпо́дь яви нам тя, преподо́бне, да́ мы, зря́ще богоуго́дное житие́ твое́, благоче́стию поучи́мся. Помози́ же нам, свя́те, не́мощным, моли́твами твои́ми, бога́тство и сла́ву ми́ра сего́ тле́ннаго презре́ти и Го́сподеви с  любо́вию и тре́петом рабо́тати, пою́ще Ему́: Аллилу́ия.

Икос 10

Сте́нами кре́пкими сокры́ лука́вый чудотво́рныя мо́щи твоя́ в годи́ну лю́тых гоне́ний на Це́рковь Христо́ву, оба́че не вжига́ют свети́льника и не поставля́ют его под спу́дом, но на све́щнице, да све́тит всем, та́ко и тя, свеще́ негаси́мая, чрез лета́ мно́гая ве́рные обрето́ша па́ки. Сла́вим Го́спода, возвра́щшаго нам чудотво́рныя мо́щи твоя́, и с любо́вию пое́м ти:

Ра́дуйся, Бо́гови ве́рный служи́телю;

Ра́дуйся, стра́ха сме́рти искорени́телю;

Ра́дуйся, все бога́тство твое́ в Бо́зе положи́вый;

Ра́дуйся, по́двигами подо́бен дре́вним отце́м бы́вый;

Ра́дуйся, помо́щниче обездо́ленным и убо́гим;

Ра́дуйся, прогони́телю из серде́ц на́ших самолю́бия и ле́сти;

Ра́дуйся, к други́м ми́лостивый, к себе́ стро́гий;

Ра́дуйся, Бо́гом дарова́нная нам кре́посте;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 11

Пе́ние похва́льное приими́ от нас, преподобному́чениче сла́вный, и я́ко засту́пниче  усе́рдный моли́ Бо́га да не у́мрем безпокая́нны, да, непреста́нно па́мятствовав  о сме́рти, сря́щем  чи́стым се́рдцем час кончи́ны своея́ и сподо́бимся с тобо́ю пе́ти Бо́гу: Аллилу́иа.  

Икос 11

Свеща́ светоза́рная был еси́, преподо́бне, в земле́ Устюже́нстей тьму́ неве́рия озаря́юще, ны́не же просвети́ умы́ и сердца́ на́ша, грехо́м омраче́нныя, да зове́м ти:

Ра́дуйся, ра́достью непреста́нною испо́лнивыйся;

Ра́дуйся,  о́браз жи́зни непоро́чныя  показ́авый;

Ра́дуйся, чистото́ю жития́ А́нгелом уподо́бивыйся;

Ра́дуйся, любо́вь к Бо́гу и бли́жнему стяжа́вый;

Ра́дуйся, звездо́ путь ко спасе́нию указу́ющая;

Ра́дуйся,  кончи́ны му́ченичестей сре́тение лику́ющее;

Ра́дуйся, от оби́д свобожда́яй;

Ра́дуйся,  проще́нию и терпе́нию нас наставля́яй;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 12

Благода́ть, да́нную ти от Бо́га ве́дуще, припа́даем ти, свя́те о́тче, и про́сим приле́жно: моли́ Го́спода Вседержи́теля, да храни́т Це́рковь Свою́ от раско́ла,  да да́рует  стране́  на́шей мир и огради́т ю от вся́каго зла, да пода́ст нам вся, я́же ко спасе́нию поле́зная, да воспои́м благода́рственне  Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 12

Пою́ще Бо́га, просла́вльшаго тя, восхваля́ем чи́стое житие́, по́двиги и чудеса́ твоя́, Евфроси́не богому́дре; ты бо всем се́рдцем Бо́га возлюби́в, преда́ся  Ему́, кончи́ны му́ченическия не отри́нув, за Христа́ во́льно пострада́л еси. Вене́ц сла́вы от Бо́га прия́л еси́. Ны́не же пред лице́м Царя́ ца́рствующих предстоя́, моли́ о нас приле́жно, да мы в исправле́ние прии́дем и тя воспое́м си́це:

Ра́дуйся, преда́ния святы́х отец храни́телю;

Ра́дуйся, любому́дрия учи́телю;

Ра́дуйся, от озлобле́ния сердца́ на́ша избавля́яй;

Ра́дуйся, слепоту́ неве́дения отыма́яй;

Ра́дуйся, свети́льниче светоза́рный, ко Христу́ люде́й мно́жества приведы́й;

Ра́дуйся, ста́рче любоще́дрый;

Ра́дуйся, всем смире́нным мольба́м внима́яй;

Ра́дуйся, никого́же без по́мощи не оставля́яй;

Ра́дуйся, преподобному́чениче Евфроси́не, пустыннолю́бче и те́плый о нас моли́твенниче.

Кондак 13

О пресла́вный уго́дниче Христо́в и преди́вный чудотво́рче, преподобному́чениче Евфроси́не, приими́ сие́ ма́лое моле́ние на́ше и умоли́ Всеми́лостиваго Бо́га покая́ние соверше́нное нам дарова́ти, ко пра́ведному житию́ нас напра́вити, бу́ди нам в час сме́ртный предста́тель кре́пкий, да сподо́бимся в Небе́снем Ца́рствии ку́пно с тобо́ю пе́ти Бо́гу Спаси́телю на́шему: Аллилу́иа.


* Акафист составлен сотрудниками Богослужебной комиссии Череповецкой Епархии.

Случайный тест