День памяти

Житие

Пра­во­слав­ная Цер­ковь да­ла мно­го при­ме­ров свя­то­сти и бла­го­че­стия. При­знан­ным уже при жиз­ни пра­вед­ни­ком был Иона (в миру Владимир Покровский), мо­ло­дой епи­скоп-мис­си­о­нер, умер­ший на 37 го­ду жиз­ни, ко­то­рый имел та­кое глу­бо­кое и бла­го­де­тель­ное вли­я­ние на всех, кто с ним со­при­ка­сал­ся, без­раз­лич­но, бы­ли это рус­ские или ки­тай­цы, что еще при жиз­ни его по­чи­та­ли свя­тым. 

Ро­дил­ся бу­ду­щий епископ Иона в Ка­лу­ге в 1888 го­ду. Ра­но оси­ро­тев и на­тер­пев­шись мно­го го­ря, он по­лу­чил об­ра­зо­ва­ние в Ка­луж­ской се­ми­на­рии и Ка­зан­ской ду­хов­ной ака­де­мии. В го­ды обу­че­ния в ака­де­мии о. Иона окорм­лял­ся ду­хов­но у ве­ли­ко­го стар­ца из Оп­ти­ной пу­сты­ни Гав­ри­и­ла. По окон­ча­нии ака­де­мии о. Ионе пред­ла­га­ли ме­сто пре­по­да­ва­те­ля Но­во­го За­ве­та, но он от­ка­зал­ся от этой долж­но­сти, счи­тая, что это для него непо­силь­но. Он об этом по­ве­дал сво­е­му стар­цу, но по­след­ний, уви­дев в пред­ло­же­нии пре­по­да­вать в ака­де­мии во­лю Бо­жию, при­ка­зал о. Ионе при­нять эту долж­ность, а за по­спеш­ность с от­ка­зом по­ло­жить 300 зем­ных по­кло­нов с Иису­со­вой мо­лит­вой.

В 1918 го­ду о. Иона, пре­сле­ду­е­мый ре­во­лю­ци­он­ной вла­стью, дол­жен был вы­ехать из Ка­за­ни. В Пер­ми он был со­ве­та­ми аре­сто­ван, из­бит до по­те­ри со­зна­ния, т.о. раз­де­лив участь но­вых ис­по­вед­ни­ков рос­сий­ских, и от­прав­лен для су­да в Тю­мень. Близ То­боль­ска о. Иона вме­сте с дру­ги­ми аре­сто­ван­ны­ми был осво­бож­ден бе­лы­ми вой­ска­ми. В Ом­ске он был на­зна­чен глав­ным свя­щен­ни­ком Юж­ной ар­мии, а по­сле по­ра­же­ния бе­ло­го дви­же­ния в Си­би­ри ему вме­сте с ар­ми­ей ата­ма­на Ду­то­ва при­шлось от­сту­пить в Ки­тай. В Ки­тае на­чи­на­ет­ся но­вый этап жиз­ни о. Ио­ны – слу­же­ние в Пе­кин­ской Ду­хов­ной Мис­сии, а с 1922 го­да епи­скоп­ское слу­же­ние в Мань­чжу­рии. Здесь про­яв­ля­ют­ся осо­бые да­ры мо­ло­до­го епи­ско­па: неустан­ная про­по­ведь, пас­тыр­ское по­пе­че­ние, дар учи­тель­ства де­тям. Вла­ды­ка ос­но­вы­ва­ет учи­ли­ще, где учит­ся до 200 де­тей, чи­та­ет лек­ции, уста­нав­ли­ва­ет устав­ное бо­го­слу­же­ние, от­кры­ва­ет при­ют, а в Хар­бине ос­но­вы­ва­ет бо­го­слов­ско-фило­соф­ские кур­сы. За­бо­тясь о дру­гих, вла­ды­ка со­вер­шен­но за­бы­ва­ет о се­бе. От­ли­ча­ясь ве­се­лым, про­стым и об­щи­тель­ным ха­рак­те­ром, вла­ды­ка в лич­ной жиз­ни был скро­мен до пре­де­ла. За­болев ан­ги­ной в 1925, он про­дол­жа­ет рев­ност­но со­вер­шать бо­го­слу­же­ния. При по­вы­шен­ной тем­пе­ра­ту­ре он слу­жит на Воз­дви­же­ние и По­кров и при боль­ном гор­ле, по­чти ше­по­том, по­уча­ет свою паст­ву еван­гель­ским ис­ти­нам. Спо­лас­ки­ва­ни­ем гор­ла ке­ро­си­ном у вла­ды­ки за­ра­жа­ет­ся кровь. 19 ок­тяб­ря при­хо­дит врач к вла­ды­ке в 10 ч. ве­че­ра и, осмот­рев его, со­об­ща­ет ему, что на­до по­ско­рее по­ис­по­ве­до­вать­ся и при­ча­стить­ся. Со­би­ра­ют­ся у вла­ды­ки его ду­хов­ные ча­да и де­ти. Вла­ды­ка ис­по­ве­ду­ет­ся у сво­е­го ду­хов­ни­ка о. Алек­сия, об­ла­ча­ет­ся в но­вый под­ряс­ник и епи­тра­хиль, кла­ня­ет­ся зем­но Св. Да­рам и при­об­ща­ет­ся. По­сле при­ча­ще­ния свя­ти­тель спо­кой­но са­дит­ся за стол и пе­ча­та­ет за­ве­ща­ние, в ко­то­ром он при­зы­ва­ет сво­их чад лю­бить друг дру­га и про­сит не остав­лять де­ти­шек. За­тем вла­ды­ка с каж­дым при­сут­ству­ю­щим го­во­рит, каж­до­му на­хо­дит при­вет­ли­вое сло­во, про­сит у всех про­ще­ния. В 12:30 но­чи вла­ды­ка вста­ет, оде­ва­ет епи­тра­хиль и по­ру­чи оп­тин­ско­го стар­ца Ам­вро­сия и де­лая зем­ные по­кло­ны, гром­ко чи­та­ет се­бе от­ход­ную. Го­во­рит окру­жа­ю­щим, во что его одеть, про­сит его от­петь по мо­на­ше­ско­му чи­ну, а вме­сто па­мят­ни­ка по­ста­вить про­стой ду­бо­вый крест. У всех на гла­зах сле­зы, а де­ти мо­лят­ся: "Бо­жень­ка, оставь нам вла­ды­ку!" В 1:30 но­чи вла­ды­ка вдруг вска­ки­ва­ет с кро­ва­ти и ша­та­ясь на но­гах го­во­рит: "Иду уми­рать в цер­ковь!" Его уго­ва­ри­ва­ют не ид­ти. Вла­ды­ка ло­жит­ся и, дер­жа в пра­вой ру­ке крест и ико­ну, а в ле­вой за­жжен­ную све­чу, через три ми­ну­ты уми­ра­ет. Так свя­то за­вер­ши­лось крат­кое трех­лет­нее епи­скоп­ство это­го угод­ни­ка Бо­жия, все­го лишь на трид­цать седь­мом го­ду его жиз­ни.

На за­упо­кой­ных мо­лит­вах на­род не от­хо­дит от сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря. Все на­се­ле­ние Мань­чжу­рии идет на от­пе­ва­ние свя­ти­те­ля. В день сво­е­го по­гре­бе­ния вла­ды­ка яв­ля­ет­ся 10-лет­не­му маль­чи­ку, у ко­то­ро­го боль­ные но­ги и ко­то­рый не мо­жет ни сто­ять, ни хо­дить, и го­во­рит ему: "На, возь­ми мои но­ги, они мне боль­ше не нуж­ны, а свои от­дай мне". Маль­чик проснул­ся, встал на но­ги и по­шел к две­ри на кух­ню кри­ча: "Ма­ма! Ма­ма! От­крой две­ри". Опи­сал он вла­ды­ку – это был свя­ти­тель Иона. С 1994 по 1996 по­чи­та­те­ли вла­ды­ки Ио­ны, эми­гран­ты из Мань­чжу­рии, про­жи­ва­ю­щие в Сан-Фран­цис­ко, пы­та­лись най­ти в Ки­тае и при­ве­сти в США его остан­ки. Это­го не уда­лось осу­ще­ствить, но па­мять о жи­тии, по­дви­ге и кон­чине вла­ды­ки Ио­ны не угас­ла, и те­перь уже бо­лее 60 лет цер­ков­ное со­зна­ние по­чи­та­ет свя­ти­те­ля Иону как угод­ни­ка Бо­жия, стя­жав­ше­го бла­го­дать мо­лить­ся за при­зы­ва­ю­щих имя его.

Свя­ти­тель Иона был при­чис­лен к ли­ку свя­тых 19 ок­тяб­ря 1996 го­да.

Случайный тест