Архимандрит Савва (Мажуко): нужно ли говорить о смерти с ребёнком?

Архимандрит Савва (Мажуко): нужно ли говорить о смерти с ребёнком?

(7 голосов5.0 из 5)

Мы стараемся ограждать детей ото всего, что связано со смертью. Не рассказываем, почему бабушка не придёт. Не берём детей на похороны. Не приучаем ходить на кладбища, ухаживать за могилами, молиться об усопших. Не готовим к принятию неизбежного. 

Встреча с этим явлением в жизни ребёнка всё равно случится, и тогда это может вызвать у него ступор или шок. Ввести в депрессивное состояние. Спровоцировать на грех.

«Поминай последняя твоя и во веки не согрешишь» (Сир. 7, 39). Этой библейской фразой  архимандрит Савва  (Мажуко) начинает беседу о размышлении над смертью.

vanitas still life attributed to jan lievens - Архимандрит Савва (Мажуко): нужно ли говорить о смерти с ребёнком?

«Эта тема – запретная в нашем обществе: сейчас не принято об этом говорить, примеривать к себе подобные ситуации – мы избегаем и памяти смертной, и подготовки к смерти, и размышления, что ждёт нас потом. 

Между тем, это очень серьёзный вопрос, связанный не только с религиозной нашей жизнью, но и просто с естественной человеческой мудростью. 

И мы знаем, что древние мудрецы античности и Древнего Востока непременно начинали свои духовные упражнения с этого простого задания – размышление о смерти, своей собственной или своих близких. Так, например, у Гомера в шестой песни «Илиады» мы читаем замечательные строки:

Листья в дубравах древесных подобны сынам человеков:
Ветер одни по земле развевает, другие дубрава,
Вновь расцветая, рождает, и с новой весной возрастают,
Так человеки: сии нарождаются, те погибают.

Этот красивый растительный образ – сравнение человека с листвой – мы встречаем и в скандинавской мифологии, и в текстах античных философов.

И, конечно же, вы, друзья мои, вспомнили, что каждый день на службе мы слышим, что человек, яко трава, дние его, яко цвет сельный, тако оцветет. 

Судьба человека действительно как трава, как листья, которые только появляются весной и через несколько месяцев уже увядают, давая место другим расти, радоваться жизни. 

Известный философ-стоик император Марк Аврелий, размышляя над своей жизнью, над жизнью своих близких, друзей говорил, что и на детей нужно смотреть, как на листья, на близких, на друзей: не успеешь ты закрыть глаза, говорит Марк Аврелий, как те, кто тебя оплакивали, сами ложатся в гроб.

Зачем нам вообще касаться этой темы? Зачем нам о печальном говорить? Столько интересных тем, вопросов, проблем вокруг нас, весёлых, забавных, развлекающих, оптимистичных, позитивных.

Зачем о смерти? А затем, друзья мои, что наша культура современная оторвалась от традиционных направлений мысли, жизни, стилей, поведения (я сейчас имею в виду не только христианскую, а вообще любую культуру, древнюю, живущую и античную – и римскую, и культуру Древнего Востока), размышления о смерти, этого духовного упражнения (именно так к этому нужно относиться), – и мы стали очень уязвимы.

Я неоднократно замечал, как буквально парализует ребёнка или же молодого человека (да и зрелого, вполне взрослого) ситуация внезапной смерти близких: люди пугаются, теряются, впадают в истерику, в ступор – они не готовы. 

Даже если бабушка была уже пожилой, даже если она уже готовилась к смерти, – люди были не готовы. Почему не готовы? Потому что мы прячемся от смерти.

Но между тем, друзья мои, это удел каждого из нас. Умрём мы, и наши дети тоже умрут, и внуки наши тоже умрут.

И в традиционной культуре, в древности, в старину, как мы сейчас выражаемся, с детства каждого ребёнка приучали к мысли, что ему надлежит достойно, красиво и правильно похоронить своих родителей. Это было нормально.

Это задача очень грустная, печальная для каждого ребёнка – правильно и красиво похоронить своих родителей, досмотреть их. Сейчас мы даже редко встречаем это слово.

И мы видим, что в культуре смерти и умирания христианских народов обязательно присутствует не только мотив подготовки к смерти, который мы все с вами прекрасно знаем, общаясь с людьми старшего поколения.

Когда старушка или старик готовили все «смертное», собирали деньги на погребение, вышивали специальные наволочки или набивали подушку мятой или цветочками от креста с распятия.

Но мы знаем, что существовали духовные упражнения, которые касались не только монахов, но и мирян – не сводившиеся просто к молитве за себя, за близких, за усопших (служение панихид, посещение кладбищ).

Размышления над своей смертностью, бренностью – такое же равноправное и важное духовное упражнение, как посещение богослужений, испитие Причастия.

Вы наверняка видели на древних картинах, гравюрах, иконах, например, кельи монахов, царей, императоров, в которых обязательно присутствовал, особенно в Средние века, череп.

Сознание своих пределов, точки рождения и точки смерти, пределов временных и географических, приучает человека чувствовать свою меру, с благодарностью принимать трагичность этого мира и даже смертность своих детей, как говорил Марк Аврелий, тоже размышляя над смертью и бренностью.

Поэтому древние монахи действительно иногда уединялись на кладбищах, клали череп перед собой, чтобы помнить, что нас ждёт. Некоторые спали в гробах. Это, конечно, довольно экзотическое занятие, но мы с вами не монахи древности, мы не можем предаваться таким занятиям.

Думаю, для современного человека опыт смерти близких – иногда рана, которая не заживает всю жизнь. То, чего не знали люди древности. 

Чтобы этого избежать, нам следует учиться размышлять над смертностью, над бренностью своего тела, над тем, что однажды всё закончится, но мы все-таки попадём к своему любящему Отцу…

Вы видели неоднократно, друзья мои, что в основании распятия, которое стоит в церкви, обязательно изображается череп и кости. Очень страшно бывает для человека новоначального приложиться, т.е. поцеловать крест.

У подножия череп и кости – что это такое? Это кости Адама: по легенде, распят Христос был на месте, где похоронен первый человек. И на месте этого черепа и костей можно было бы повестить зеркало, чтобы каждый прикладывающийся видел там самого себя.

Но, друзья мои, тем и отличается христианское мировоззрение от античного – или индийского, или древневосточного: именно тем, что мы смотрим не на смерть – мы смотрим сквозь неё. Это не финал, не просто судьба, от которой не уйдёшь: это переход к любящему Отцу. 

Однажды мы попадём в руки любящего Отца, Которому можно доверить не только наши жизнь и смерть, но жизнь и смерть наших близких, друзей, детей и родителей…

Полная видео-версия программы на сайте телеканала «Союз»

Также читайте  на нашем сайте:
«Можно ли брать ребёнка на кладбище, панихиды и дни поминовения усопших?»
«Может ли ребёнок присутствовать на похоронах и панихиде?»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки